Показать сообщение отдельно
Старый 30.05.2014, 03:10   #121
Natali
Сценарист
Лейтенант
 
Аватар для Natali
 
Регистрация: 23.05.2008
Адрес: В далёком и тёмном лесу
Сообщений: 1,867
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 930

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Малые Антильские острова

* * *
Бермуды

Громкая толпа галдящих матросов шумно ввалилась в портовый кабак. Пожилой трактирщик озадаченно почесал подбородок под окладистой рыжей бородой и вытянул жилистую шею:
- Мадлен – его зычный голос разнёсся из одного конца зала в другой, спугнув при этом мирно дремавшую под потолком семейку волнистых попугайчиков. На зов тут же откликнулась женщина средних лет с топорным лицом – твой пащенок опять пропустил корабль!
- Он такой же твой, как и мой – ехидно подпустила шпильку женщина и поплыла с подносом еды между столами.
Глен пригладил огненно рыжую бороду и присмотрелся к бранящейся парочке, которая вошла вместе с ватагой моряков. По привычке, он несколько раз протёр кристально чистые бокалы накрахмаленной до хруста тряпицей и нахмурил кустистые брови. Что там скрывать, ему было о чём задуматься. Несмотря на то, что девчонка сидела к нему спиной Глен готов был отдать руку на отсечение, что знал эту бестию. От этих мыслей трактирщик хмурился ещё сильнее и, обратившись в слух, настороженно внимал девичьему голосу:
- Чёрт бы тебя побрал! Если я сказала нет – это значит НЕТ! – Сейбл грохнула кулаком об стол, но тут же сдержанно добавила своему спутнику – Какого дьявола вы таскаетесь за мной? Я устала от ваших физиономий на «Адриане» и прошу оставить меня в покое!
Её провожатый вкрадчиво улыбнулся и покачал головой. Девушка вскочила, отшвырнула стул и выплеснула содержимое кружки в лицо своему кавалеру, а затем как рассерженная фурия выскочила из трактира. Многое видавший на своём веку Глен молча протянул посетителю сухую салфетку:
- Вот бабы.. ни глянь на них, ни слова не скажи. Тьфу…цацы!
- Вы так считаете? – посетитель вытер остатки душистого эля со своего лица и с интересом уставился на трактирщика – Возможно, другие заслужили право попасть в категорию «баб», но только не Сейбл…
- Кто-о?! – Глен замер перед синеглазым, широко разинув рот. Несколько минут они буравили друг друга ошеломлёнными взглядами, пока незнакомец не додумался нарушить затянувшуюся паузу:
- Сейбл де Каван, ведь вам знакомо это имя?
- Мадлен! – второй раз за вечер взревел трактирщик – Неси скорее моё вино из погреба! Чертёнок вернулся домой.
- Забавно – резюмировал Фернандо и с коротким кивком покинул гостеприимный кров питейного заведения.
Стоя посреди улицы, он отметил про себя, что среди редких прохожих девушки уже нет. Испанец огляделся по сторонам, будто пытался припомнить что-то давно забытое, и направился по едва различимой дорожке вглубь прибрежного городишки.
Сейбл, бормоча под нос ругательства известные одной лишь ей, рысцой бежала вверх по тропинке, которая извивалась и петляла среди зелёных деревьев. Её уже мутило от одного вида матросов и офицеров, поэтому скрыться от всего мира и побыть наедине с собой казалось делом чести. Замедлив ход, юная особа подняла голову и вгляделась в деревянные кресты за оградой. Там, среди моряков, нашедших последний приют на Бермудах покоился бывший контрабандист Эжен де Каван. Сейбл глубоко вздохнула и вошла на погост, оглядываясь по сторонам. За время её отсутствия кладбище значительно разрослось, кое - где появились дорогие надгробия, и даже мраморные усыпальницы – роскошь для этих Богом забытых мест. Воительница криво усмехнулась и сделала шаг вперёд, но тут же замерла, как вкопанная. На её месте было бы благоразумным отправиться в город. Но вместо того, чтобы уйти прочь, девушка медленно приблизилась к холмику земли. На покосившемся кресте Эжена морским узлом была примотана шёлковая повязка с инициалами СдК. Расширенными от ужаса глазами девушка смотрела на шёлковую ткань, которая чёрным стягом развевалась при малейшем дуновении ветра. А потом, будто отказываясь верить увиденному, протянула руку к выцветшей от яркого тропического солнца повязке.
- Нет, этого просто не может быть! – лихорадочно пробормотала Сейбл, ноги её подкосились и она мешковато опустилась прямо на землю. Стараясь отвлечься от страшных мыслей красавица провела дрожащими кончиками пальцев по могиле отца, и громкие рыдания сотрясли её тело. Там, среди комков земли и песка лежал истерзанный медальон с её портретом. Со стоном отчаяния Сейбл прижала ладони к мертвенно - бледному лицу и повалилась без чувств на место захоронения Эжена.
- Вот чёрт – в два прыжка Фернандо, карауливший Сейбл за забором, оказался возле девушки и схватил её на руки. Отвёл каштановые пряди с белого, как снег лица и сдержанно улыбнулся – С самой первой встречи я ношу тебя на руках, Сей. Складывается впечатление, что ты делаешь это нарочно.
Он прихватил повязку и медальон, небрежно сунул их в карман широких льняных брюк. А затем отправился с драгоценной ношей прочь от залитого солнечным светом погоста.
Сейбл приходила в себя неохотно, несколько раз она открывала глаза, но головокружение и шум в ушах заставляли её со стоном проваливаться в тяжёлое забытьё снова и снова. Ей показалось, что кто-то бережно подносил бокал с каким-то терпким напитком к непослушным губам, а после укладывал её обратно на мягкую подушку. Когда она окончательно пришла в себя, то увидела, что находится в своём доме. Сейбл огляделась по сторонам и с удивлением обнаружила спящего у камина Фернандо. От пережитого потрясения девушка была слабее новорожденного котёнка и, сделав безуспешную попытку подняться, со стоном повалилась в кровать. Мужчина тут же вскочил с кресла и подошёл к «пациентке».
- Сколько я … - беззвучно прошептала она и осеклась, когда горло сдавил спазм.
- Без малого три дня – мягко улыбнулся тот и осторожно приподнял её. Пока Фернандо хлопотал, взбивая подушки за её спиной, устраивая поудобнее девушку, Сейбл опустила глаза и залилась ярким румянцем. Испанец деликатно обошёл вниманием её внезапную стеснительность и поставил на одеяло поднос с едой – надеюсь, сеньорита не откажет мне в любезности отужинать, чем Бог послал?
Сейбл нерешительно взяла гроздь сочного винограда и словно во сне начала отрывать зелёные ягоды. Фернандо передвинул кресло, присел возле кровати, скривив губы в усмешке, а затем виновато пожал плечами:
- С Господом Богом я маленько загнул – на удивлённый взгляд девушки, он кивнул на поднос и рассмеялся – это Глен расщедрился по случаю визита любимой крестницы. Ходит сюда каждый день с полными корзинами еды.
- Глен?! – Сейбл выронила виноград и приподнялась, но сильные руки Фернандо вернули её обратно на подушку, она обиженно насупилась и вцепилась тонкими пальцами в сочный персик. Потом подняла умоляющий взгляд на испанца – он…ничего тебе не говорил?
- Он наговорил слишком много, чтобы я смог понять хоть слово из этой тирады. Поэтому сейчас мне хотелось бы послушать историю вещичек, вывешенных на аукцион в «городе мёртвых».
Сейбл покрылась бледностью, но тут же взяла себя в руки и ехидно заметила, что некоторые наглые физиономии часто умирают от чрезмерного любопытства. Фернандо, который не лазил за словом в карман, мгновенно отозвался с тихим смешком:
- Второй раз я спасаю жизнь сеньориты и, по-моему, вполне заслужил право услышать хоть малую часть этой запутанной истории.
- Ха… - Сейбл откинулась на подушки и потёрла ноющие виски кончиками пальцев, как бы не хотелось ей пристрелить этого нахала, но, чёрт побери, правда была на его стороне. Девушка вздохнула поглубже, и, подбирая нужные слова, начала свой рассказ. Долгое время слышался только её шёпот, да потрескивание поленьев в старом камине. К финалу повествования голос начал прерываться слезами и Сейбл, отирая солёные капли, прерывисто проговорила – Не знаю, почему он так поступил со мной. Это вполне в его духе порвать, уничтожить и растоптать, но видит Бог – я не заслужила подобной участи.
- Кхм – откликнулся Фернандо, едва рыдания с новой силой сотрясли хрупкое тело юной воительницы. Он смотрел и не узнавал в этой плачущей красавице отважного капитана, держащего в страхе матёрых моряков. Перед ним сидела молоденькая девчонка, которая впервые осознала горечь утраты – Глен поведал мне, что этот стрелок, как бишь его там? Нет, не помню, да это и не важно. Так вот, этот головорез прибыл на Бермуды за месяц до появления «Адриана». Говорят, что из-за пристрастия к дурной траве индейцы выпроводили белого воина обратно к соплеменникам, и тот приехал сюда. Две недели он пил «огненную воду», курил дурную траву, а потом в приступе бешенства едва не спалил этот дом, подрался в трактире и перерезал половину посетителей. Его хотели судить, но он сбежал. На лодке он ушёл в море, а утром обломки прибило к берегу. Тело так и не нашли, но, говорят, что в ту ночь бушевала сильная гроза…
- Так вот почему – задумчиво протянула Сейбл и наморщила лоб, смахивая непрошеные слезы – дурная трава всегда была ему дороже меня. А я, глупая, надеялась на чудо… Фернандо, я прошу тебя выбросить в огонь повязку и медальон. И буду тебе признательна, если завтра поможешь мне расшифровать письмо дона Себастьяна.
Девушка бесстрастно наблюдала, как жадное пламя камина нехотя лизнуло чёрный шёлк повязки. Некоторое время та сжималась в горячих объятьях огня, а затем вспыхнула и загорелась, рассыпая вокруг сотни маленьких искр. Глядя в мерцающий камин, Сейбл вдруг ощутила долгожданную свободу.Она не замечала горьких слёз, что текли по её нежным щекам, но только молча смотрела на огонь и всеми фибрами повзрослевшего сердца приветствовала начало новой жизни...
__________________
Natali вне форума
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
AVEnsis (10.06.2014), CLIPER (30.05.2014), Mephistopheles (30.05.2014), Шепот (30.05.2014), Эрин О'Коннэлл (15.06.2014)
Реклама