Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Пираты и всё, что с ними связано!

Важная информация

Пираты и всё, что с ними связано! Кто был самым известным пиратом, а кто благородным? Какие корабли строились во времена расцвета пиратства? Делитесь информацией и познавайте!


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 28.03.2008, 23:55   #1
Infinity
Старожил
Младший лейтенант
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,372
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 119

Награды пользователя:

По умолчанию Пиратский кодекс и дележ добычи

Пиратский кодекс и дележ добычи.




Пиратский кодекс или Статьи соглашения - кодекс поведения для пиратов.



Последний раз редактировалось CLIPER; 07.10.2017 в 15:51.
Infinity вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
granevek (12.08.2011), Эрин О'Коннэлл (03.02.2011)
Реклама
Старый 28.03.2008, 23:55   #2
Infinity
Старожил
Младший лейтенант
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,372
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 119

Награды пользователя:

По умолчанию Пиратский кодекс и дележ добычи

Мнение о том, что среди пиратов царило абсолютно беззаконие, является ошибочным. Жизнь пиратов подчинялась определенным законам, существовал определенный пиратский кодекс, требования которого неукоснительно должны были выполняться каждым из членов команды. Каждый из моряков ставил свою подпись под соглашением, которое заключалось между всеми членами команды. Во главу ее избирался наиболее уважаемый и опытный моряк, который исполнял обязанности капитана. Капитан был обязан придерживаться правил, определенных соглашением и определенных пиратских законов. Во многом пиратское соглашение напоминало каперское свидетельство. Соглашение составлялось всей командой и каждый ставил под ним свою подпись. Вот один из примеров реально действовавшего пиратского соглашения, составленного членами команды Джона Филипса на борту судна «Мститель»:.
Каждый из членов команды имеет равные права при принятии решений, равную долю добычи и волен использовать эту долю так, как ему заблагорассудится, если только команда не испытывает голод или другие лишения.

Каждый член команды должен внести долю в общую добычу и потом имеет право участвовать в ее дележе. Кто попытается утаить часть захваченного, будет высажен на необитаемом острове.

Игра в карты или кости на деньги запрещена.

Огни и свечи должны быть погашены в восемь часов вечера. Если кто либо захочет продолжить пить спиртное, то он должен делать это только на верхней палубе.

Пистолеты, сабли и остальное оружие должны содержаться в чистоте и полной готовности.

Женщинам запрещено находиться на корабле. Любой, кто проведет на корабль женщину, будет казнен.

Тот, кто покинет судно во время боя, будет казнен или высажен на необитаемый остров.

Драки на корабле запрещены, дуэли на мечах или пистолетах могут проходить только на берегу.

Если кто либо решит покинуть команду, то он должен внести выкуп из расчета по тысяче дублонов на каждого из оставшихся.

Каждый из членов команды должен повиноваться требованиям этого соглашения. Каждый имеет право на собственную долю общей добычи. Капитан и квартмейстер получают двойную долю. Боцман, канонир и владелец корабля получают по полторы доли, помошник, плотник и остальные офицеры получают долю с четвертю.

Если любой из команды проявит трусость, попытается утаить от других часть общей добычи или попытается убежать, команда должна высадить виновного на необитаемый остров с бутылкой пороха, бутылкой рома, бутылкой пресной воды и заряженным пистолетом.

Если любой из команды будет уличен в воровстве или нечестной игре, он должен быть высажен на необитаемый остров только с заряженным пистолетом.

Если на необитаемом острове будет найден человек, моряк или пират, он должен подписать это соглашение, но только по согласию всей команды и капитана.

Если один из команды ударит другого, то обидчику полагается наказание в виде 40 ударов розгами.

Кто будет стрелять из пистолета, курить трубку или зажигать свечу у корабельных запасов пороха, наказывается 40 ударами розог.

Любой, кто не будет содержать оружие в чистоте или не будет выполнять порученные корабельные работы, лишается своей части общей добычи, даже если это будет сам капитан.

Если любой из команды потеряет руку по локоть, ему выплачивается компенсация в 400 дукатов. Если руки не будет до плеча, компенсация увеличивается вдвое. Если будет потеряна нога по колено – выплачивается 400 дукатов из общей добычи, если нога будет отрезана совсем, то сумма увеличивается вдвое.

Если кто попытается завладеть женщиной без ее согласия, тот будет приговорен к смерти.

В зависимости от ситуации дележ добычи мог произосходить в различных пропорциях. Если капитан действовал под прикрытием каперского свидетельства, он был обязан выплачивать комиссию в пользу госсударства в размере от 10 до 90% от добычи, по правилам королевы Елизаветы добыча делилась из расчета 50/50. Вся остальная добыча делилась на части между членами команды. Каждая часть называлась акцией. Капитану обычно полагалось две акции, наиболее важным членам команды: (квартмейстеру) - 1 3/4, остальным офицерам (владелецу, плотнику, боцману, канониру) по 1 1/4 акции. Остальные члены команды получали по целой акции, новички - 1/4. Члены абордажной команды получали дополнительно по 1/4 акции в качестве премии. Этот дележ добычи касался товаров и золота, оружие же принадлежало тому, кто завладел им в бою и перераспределению не подлежало.
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 01.04.2008, 20:38   #3
Infinity
Старожил
Младший лейтенант
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,372
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 119

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

Возможно, это покажется странным, но в основном во всех пиратских обществах были введены строгие правила, регламентировавшие поведение пирата. Пират (XII века) всегда должен был спать в одежде. Жестоко карались те из них, кто оставался спать на берегу. Особые меры наказания применялись к тем, которые принуждали своих товарищей пьянствовать, если последние отказывались от этого.

Английский пират [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в 1719 году запретил на своих кораблях азартные игры в карты и кости, не разрешал приводить на корабль женщин. За появление на борту переодетых мужчинами дам виновному грозила виселица. Драки между членами команды исключались. Все дуэли происходили на берегу в присутствии секундантов. В восемь вечера на корабле Робертса играли отбой и гасили свет. Если кто-либо желал выпить рому после сигнала, он должен был выйти на открытую палубу и пить в темноте.

Китайская пиратка Цин установила для своих подчиненных следующие суровые правила:

- если матрос самовольно сойдет на берег, то ему проткнут уши в присутствии всего личного состава флота. При повторении случая он будет казнен;
- воспрещается самовольно присваивать даже мелкие вещи, добытые кражей или грабежом. Все подлежит учету, причем пират получает две части (двадцать процентов), а остальные восемь частей поступают на склад, составляющий общее достояние. Присвоение предметов общего фонда грозит смертной казнью.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], бывший пиратом с 1667 по 1672 года и впоследствии выпустивший книгу «Пирaты Америки», писал:

«Пирaты очень дружны и во всем помогают друг другу. Тому, у кого ничего нет, сразу же выделяется какое-либо имущество, причем с уплатой ждут до тех пор, пока у неимущего не заведутся деньги. Пирaты придерживаются своих собственных законов и сами вершат суд над теми, кто совершил вероломное убийство. Виновного в таких случаях привязывают к дереву, и он сам должен выбрать человека, который его умертвит. Если же окажется, что пират отправил на тот свет своего врага вполне заслуженно, то есть дал ему возможность зарядить ружье и не нападал на него сзади, товарищи убийцу прощают».

Но эти идиллические картины дружбы пиратов не означают, что у пиратов были прекрасные взаимоотношения, что они были честными и порядочными людьми. Отнюдь нет. Очень часто между пиратами и их командирами происходили ссоры, кончавшиеся убийством.

Однажды кто-то из команды спьяну оскорбил капитана Бартоломью Робертса. Тот убил обидчика на месте. Один из присутствующих при этом пиратов стал возмущаться — Робертс ударил его саблей. Раненый, рассвирепев, бросился на капитана, команда немедленно разделилась на две партии, и на палубе «Королевской удачи» чуть было не вспыхнуло настоящее сражение, но пираты опомнились: без опытного капитана не видать богатой добычи! Отыгрались на мятежнике: его приговорили к порке, и, когда рана зажила, каждый член экипажа нанес ему по два удара. Наказанный, естественно, не признал себя виновным и искал случая отомстить. Он уговорил лейтенанта Томаса Анстиса отделиться от Робертса и принять на себя командование захваченной бригантиной. Но его месть не удалась: пираты устроили контрзаговор и ночью убили Анстиса прямо в койке выстрелом из пистолета в голову.

Для поддержания дисциплины капитан пиратского судна часто имел осведомителей, сообщавших о настроении команды. Так, знаменитый в начале XVIII века капитан [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], по прозвищу «Черная Борода», писал в судовом журнале: «Ром кончился, наша компания в дьявольском замешательстве. Ведутся разговоры об отделении». Только когда удалось захватить судно с большим запасом ликера, Тич смог записать: «Снова все идет хорошо».

В договоре, подписанном всеми пиратами Георга Лоузера, на борту «Избавления» запрещалось играть на деньги. Если кто-нибудь обманом выманивал у другого хотя бы шиллинг, следовало наказание, назначаемое капитаном и большинством компании.

Но, пожалуй, самым забавным было то, что, подписывая договор, пираты клялись в верности его соблюдения и в подчиненности капитану на... Библии!

Дележ добычи
I. Доэллинская эпоха
К сожалению, вынужден сознаться, что, несмотря на все усилия, мне не удалось найти каких-либо указаний и правил о том, как делили добычу древнейшие пираты: египетские, финикийские и пр.

II. Средиземноморье, античные времена
Античные пираты делили свое добро более или менее поровну, копируя практику дележа трофеев в войсках. Греческие и римские солдаты получали равные доли. Большие части добычи могли получить крупные военачальники или те, кто отличились в бою.

Греческие обычаи хорошо описаны Ксенофонтом - греческим полководцем и историком. Если армия становилась лагерем на отдых, любой человек мог выйти из лагеря для грабежа и все награбленное по праву принадлежало ему. Но если армия находилась в походе, все, что добывалось одним человеком, объявлялось общей собственностью.

Пленные становились частью общественной собственности и охранялись до тех пор, пока их не продавали или дарили. Солдаты могли присваивать себе любую мелкую вещь, найденную на поле боя. Римские законы объявляли рабов государственной собственностью, и, как правило, командиры поровну распределяли все, взятое у пленных.

Все свидетельства говорят о том, что практика дележа пиратской добычи соответствовала практике дележа в регулярных войсках. В поэме Гомера моряки Одиссея делили трофеи поровну. Жители Этолии и городов Крита поощряли пиратство и заключали официальные соглашения, содержанием которых был раздел ожидаемой добычи. По критским законам, добыча делилась на количество человек в отряде. Перед дележом городские правители забирали себе десятую часть, как объявлялось, для пожертвования Аполлону. В источнике «Эфесские рассказы» говорится, что все делилось поровну, но капитан выбирал первым. Согласно «Эфиопским приключениям» право первого выбора доставалось тому, кто первым взобрался на борт вражеского корабля.

III. Средиземноморье, средневековье
У христианских пиратов, плававших в Эгейском море в XIV веке по сообщению Санудо, существовал следующий порядок дележа добычи: одну пятую от всего добытого получал капитан, на большую долю претендовал также и кормчий. Если капитан плавал на своем собственном корабле, он получал сверх своей доли 150% от расходов на снаряжение судна. Его доля увеличивалась до 200%, если нападение совершалось на другого пирата — вероятно, в связи с повышенным риском.

Если собственником корабля являлось правительство Венеции, оно удерживало одну треть добычи, а остаток распределяло среди команды. Кроме того, оно выплачивало принимавшим участие в сражении по три дуката на человека за каждого плененного и проданного в рабство мусульманина.

Набирая экипаж, капитан заключал с командой договор, в котором оговаривалась доля пирата в добыче и компенсация за понесенное увечье в бою. В качестве примера можно привести договор, заключенный в 1385 году Балтазаром Коссой. В нем, в частности, говорилось:

«Все добытое в операциях — будет немедленно делиться на четыре части. Две из них будет получать экипаж, четверть пойдет моим верным и храбрым друзьям — Ринери, Джованни, Ованто, Берардо и Биордо. Последнюю четверть буду получать я, как капитан корабля и руководитель операцией. Если в нашей операции кто-то потеряет глаз, он получит компенсацию в 50 золотых цехинов, дукатов или флоринов, или 100 скудо или реалов, или 40 сицилийских унций. Или, если он это предпочтет,— одного раба-мавра.

Потерявший оба глаза получит 300 цехинов или дукатов, или 600 скудо или неаполитанских реалов, или 240 сицилийских унций. Или, если захочет,— шесть рабов.

Раненный в правую руку или совсем потерявший ее получит 100 золотых цехинов, флоринов или дукатов, или 200 скудо или неаполитанских реалов, или 100 сицилийских унций. Или, по желанию,— двух рабов.

Если кто-нибудь потеряет обе руки, он получит компенсацию в 300 дукатов или цехинов, или 600 реалов или скудо, или 240 сицилийских унций. Или шесть рабов. Парализованная рука или нога приравнивается к потерянной...».
IV. Берберские государства, средневековье
В отличие от своих главных конкурентов — мальтийцев — берберы придерживались относительно простых правил (христианские летописцы отмечали отсутствие ссор и скорый суд). Основные правила менялись на протяжении столетий, но всегда оставались простыми. Солдаты и моряки присваивали себе все, что удавалось добыть на захваченных кораблях и у пленных пассажиров, а капитан имел право на все, что лежало в каютах. Корабельная оснастка, груз и пленные направлялись в общий фонд.

До начала дележа из добычи выплачивались долги и налоги правительству. Коран требовал, чтобы пятая часть отходила обществу. Хасан-паша Венециано вызвал гнев пиратов, потребовав от них отчислять в казну пятую часть награбленного. До этого большинство правителей довольствовалось одной седьмой или одной десятой долей рабов и груза. Также правитель получал захваченный корабль, это правило было отменено только в конце XVII века. Дополнительные налоги — обычно два или три процента — шли на содержание портов и платы портовым чиновникам и духовенству.

Хозяин и команда корабля получали половину добычи, оставшейся после вычета упомянутых выше налогов. Многие корабли принадлежали синдикатам, и в этом случае добыча делилась в соответствии с размером вклада каждого из совладельцев. То, что предназначалось команде, разделялось на несколько сотен частей, и количество добычи, которое получал каждый, зависело от его ранга.

На больших кораблях наряду с матросами и гребцами находились янычары. Во все времена матросы получали большую долю, чем солдаты. Однако янычары также получали регулярное жалование, даже находясь в море. Рабы (включая христиан) получали такие же доли, как вольные матросы и гребцы, но хозяева рабов присваивали себе их премии целиком или частично.

В 1634 году в Алжире капитан получал 10 или 15 частей сверх того, что он мог получить как владелец корабля. Старшие офицеры и янычарские генералы получали по три части. Матросы, янычары и командоры получали по две части, гребцы получали одну часть. В конце первого десятилетия XVIII века алжирские капитаны получали 40 частей, матросы — три, а янычары — только полторы.

Груз и рабы обычно продавались на аукционе. Некоторые еврейские купцы специализировались на перепродаже награбленного. Товар с измененной маркировкой и упаковкой, либо продавался христианским купцам в Северной Африке, либо посылался еврейским корреспондентам в европейских «свободных портах», таких как Ливорно.

V. Мальта, средневековье
У рыцарей-госпитальеров добыча делилась чрезвычайно запутанным способом, и случаи судебных разбирательств были нередки. Остров служил базой для двух флотов: регулярного военно-морского флота и пиратских кораблей под командованием рыцарей ордена или других капитанов. Добыча военного флота не делилась, так как орден присваивал все трофеи, а матросы и солдаты служили за жалование. Рыцари, плававшие на своих собственных кораблях, передавали три четверти трофеев ордену.

Согласно общему правилу, капитаны, не принадлежавшие ордену, отчитывались перед Оружейной палатой, которая занималась продажей награбленного, вела учет и распределяла прибыль. Это было нелегким делом. Корсарам редко удавалось захватить богатый груз, как правило, наиболее ценной добычей становились корабль и команда. Некоторые корабли отправляли на Мальту под командованием захватившего их капитана, который получал дополнительные доли за эту опасную работу. Но часто груз и рабы, захваченные в Ливане, размещались в местных портах. Начальник хозяйственной службы вел строгий учет поступлениям. Кроме того, часто корсары охотились в сообществе, называемом Консерва.

После того как Оружейная палата определяла размер добычи корабля, фиксированные доли выплачивали верховному магистру и капитану. Магистр получал 10 процентов, включая одну десятую часть всех рабов (также меньшие доли получали другие чиновники и монахини монастыря Св. Урсулы). Капитан получал 11 процентов, но он делил свою часть прибыли с офицерами.

Владельцы и команда разделяли остаток согласно заключенному контракту. Наиболее распространенное соглашение — Терцо Бускайно (Terzo Buscaino) — предусматривало, что две трети отходили совладельцам, оставшуюся треть команда делила между собой. Таким образом, владельцам доставалась примерно половина всей добычи, а команде — примерно четверть. Поскольку оплата всех расходов шла из кармана владельцев, зачастую у них не оставалось почти ничего. Согласно другому соглашению — Алла Фратеска (Alla Fratesca) — команде принадлежало все отобранное у пленных и найденное на палубе. Остальная добыча делилась между командой и инвесторами, после вычета всех расходов.

Объектом всеобщего дележа были только поступления от продажи корабля, груза и рабов. Офицеры имели сложные для понимания права на собственность и деньги пленных пассажиров и команды. Также некоторые члены команды имели право на получение предметов, имеющих отношение к их работе. Так, коку отдавали котелки и кастрюли, корабельному хирургу — медицинские инструменты и препараты. Все были обязаны выплачивать 10 процентов верховному магистру.

Эти правила было трудно соблюдать в неразберихе [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Пираты хватали все, что попадалось под руку, и часто жестоко обращались с пленными. Например, с пассажиров и команды (даже если они были христианами) в поисках драгоценностей срывали всю одежду.

VI. Англия, средневековье
Разбойники из Англии делили награбленное согласно письменным контрактам или устным договоренностям. За небольшими исключениями пираты и приватиры придерживались одних и тех же правил. Многие правительственные экспедиции, организованные по приказу королевы Елизаветы I, следовали традиционным пиратским правилам.

До 1580 года некоторые владельцы получали половину добычи, капитан и команда делили между собой оставшуюся половину. В других случаях капитан и владелец получали одну четверть, а команда — половину. Набеги были полулегальными во время войны с Испанией (1585-1603). Владельцы и те, кто снаряжал корабль, получали большую часть, команда — меньшую. После того как в 1603 году король Яков I объявил пиратство вне закона, экспедиции, в которых принимало участие большое количество кораблей, стали редкостью. Капитан владел своим собственным кораблем, сам снаряжал его и делился добычей только со своей командой.

По английским законам пираты, имевшие правительственное разрешение (Letter of Reprisal), были обязаны декларировать трофейные корабли и добычу чиновникам Адмиралтейства в каждом порту. После освидетельствования товаров чиновники собирали государственный налог вместе с обычной ввозной пошлиной. После регистрации товаров все споры владельцев и капитана решались адмиралтейскими судьями.

Доля государства увеличивалась с течением времени. Согласно некоторым источникам, король изначально требовал все, что захватывали пиратские суда. В 1580-х годах лорд Верховный адмирал забирал только десятую часть — так же, как на Мальте и в берберских государствах. Затем отчисления адмиралу прекратились (возобновились с 1628 года) и правительственная доля отходила непосредственно монарху. С 1660 по 1673 год адмиралом был брат короля, и он получал одну десятую часть добычи. Сверх того одну пятнадцатую забирал король. С 1673 года десятая часть отходила королю и пятнадцатая — колониальным правителям.

В 1689 году доля короля выросла до 20 процентов. При таких требованиях пираты редко стремились получить королевский патент на каперство. Чтобы как-то стимулировать каперскую деятельность, в 1708 году правительство отменило все налоги. Однако после этого некоторые вице-адмиральские суды отбирали больше четверти добычи.

После того как государство отбирало свою долю, владельцы и моряки делили между собой то, что осталось. В XIX веке на каперских кораблях, имевших королевский патент, и на военно-морских судах команде доставались жалкие крохи. Большую часть добычи получали владельцы и лица, снаряжавшие корабль, кроме того, офицеры получали гораздо больше, чем матросы.

На пиратских судах, действовавших незаконно, дележ был в какой-то мере честнее, что частично объясняет, почему так много моряков становились пиратами.

Маленькие корабли зачастую принадлежали одному человеку, тогда как большие корабли имели двух или трех совладельцев-пайщиков. Богачи (такие как, скажем, граф Камберлендский) обычно снаряжали корабли за свой собственный счет. Более расчетливые хозяева выдавали акции, прозванные «авантюристскими векселями», своим поставщикам. В XVI веке добычу обычно делили на три части. По одной трети получали владельцы и поставщики, и из этих средств погашали расходы. Оставшаяся треть отходила команде и офицерам.

Полученная треть добычи делилась командой на доли и распределялась в зависимости от ранга. Единой системы дележа не существовало, и споры были обычным делом. В экспедиции Эндрю Баркера в 1576 году капитан получал восемь долей, а штурман — семь. Другим высшим чинам доставалось от четырех до шести долей, матросам — от двух до трех, солдатам — от одной до четырех, и юнги получали половину доли. Однако, вероятно, некоторые капитаны присваивали себе больше.

Правило одной трети касалось только груза в трюме и ценного имущества. Команда капера, которая сумела захватить вражеский корабль, имела право на грабеж (Right of Purchase). Это означало, что пираты могли присваивать себе все добро, найденное на палубе и у пленных, если стоимость его не превышала двух фунтов — по тем временам суммы значительной.

Теоретически легальный грабеж выглядел следующим образом: все найденное сваливалось у грот-мачты и поровну делилось между моряками. Каждый, кроме того, что ему полагалось по рангу, имел право на инструменты и другие предметы пленных той же морской профессии. Так капитан получал матросский сундучок вражеского капитана, командир комендоров получал принадлежности командора вражеского судна и т. д. Однако правила грабежа различались от случая к случаю, и иногда офицеры имели дополнительные права.

VII. Англия при Елизавете
Несмотря на то, что английские пираты плавали по правительственной лицензии, стычки из-за дележа добычи во времена войны с Испанией (1585-1603) были среди них нередки. В отличие от них буканиры и пираты с Мадагаскара (с 1650 по 1720 год) делили награбленное без лишних споров.

Хотя пираты более поздних эпох придерживались корабельных правил, разбойники времен Елизаветы игнорировали обычный порядок грабежа и дележа добычи. После того как корабль захватывали, порой после тяжелого сражения, все условности выкидывались за борт. Золото, серебро и драгоценные камни быстро исчезали в карманах нападавших. Многие офицеры также набирали столько, сколько могли унести.

В 1592 году пираты напали на «Мадре-Де-Диос», ист-индскую каракку, с такой дикостью, что едва не подожгли судно. Примерно двух третей груза так и не досчитались. Грабежи и хищения были обычны в экспедициях, которыми командовали военно-морские офицеры. В 1596 году солдаты и моряки были настолько увлечены разграблением Кадиса, что дали испанцам возможность поджечь корабли, стоявшие в бухте.

Моряки утаивали часть ценностей и иногда взламывали хранилища с грузом потому, что владельцы зачастую жульнически обирали их. Многие владельцы провозили товары на берег контрабандой или подкупали таможенных чиновников, чтобы занизить стоимость груза. После того как товар был распределен и продан, владельцам не составляло труда исказить размеры поступлений.

В этой воровской паутине авантюристов-непрофессионалов, таких как граф Камберлендский, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и Джон Чидли, обирали на каждом шагу. Поставщики завышали цены на провиант, а капитан и команда похищали добытые товары. И наоборот, владельцы, профессиональные капитаны (например, Кристофер Ньюпорт), получали сверхприбыли. Они сохраняли контроль над командой на протяжении всего плавания и избегали налогов и государственной десятины, провозя товары контрабандой или давая взятки чиновникам.

VIII. Флибустьеры и пираты после 1650 года
Способ дележа добычи среди карибских флибустьеров и пиратов Атлантики и Мадагаскара был необычайно демократичным. В XVIII веке все находившиеся на борту получали одинаковые доли.

В более ранние века корабельная команда получала лишь часть всей прибыли. Правительство требовало себе 10 (или даже больше) процентов от награбленного. Из оставшегося от половины до двух третей отходили владельцам и поставщикам. Остальное делила между собой команда, при этом офицеры получали в четыре-шесть раз больше, чем матросы.

Пиратские законы были весьма различны. Правила XVIII века не предусматривали никаких отчислений ни правительству, ни владельцам корабля. Вероятно, мародеры считали, что нужно похищать и корабль, и снаряжение. Однако на практике такие пираты, как Эдвард Коэтс и Эдвард Тич, обычно подкупали чиновников. Некоторые команды платили владельцам судов, однако сумма отчислений была значительно меньше трети — обычной нормы в ранние века.

Все захваченные ценности помещали в общий фонд, который охранял квартирмейстер. Если два или более кораблей совершали рейд в консорте, вся добыча делилась между ними (так поступали Томас Говард и Джон Боуэн в 1703 году).

Предполагалось, что доля каждого корабля должна быть пропорциональна размеру его команды, но между кораблями-консортами часто возникали споры по этому поводу. Меньшая по количеству команда хотела, чтобы добыча делилась поровну между судами. В 1698 году две корабельные команды отказались делиться добытым с командой «Пеликана» — третьего корабля в консорте — потому, что он не принимал участия в захвате трофеев.

Как правило, общий фонд распределялся в конце плавания. До начала дележа дополнительные доли получали те, кто потерял в сражении руку, ногу или глаз. Случалось, что наследники погибших пиратов не получали ничего, хотя они имели право надолго умерших.

Оставшееся после выплат пострадавшим делилось поровну среди команды. С течением времени дележ становился более и более демократичным, каждый получал одну или более долей. Согласно Эксквемелину, в 60-е годы XVII века капитан получал что-либо для нужд своего корабля и, кроме того, пять или шесть долей. Плотник и хирург сверх части добычи получали жалованье. В 20-е годы XVIII века доля офицеров была ненамного больше доли остальных членов команды. В большинстве случаев капитан получал две части, а доля офицеров меньшего ранга была лишь на половину или даже на четверть части больше доли матроса.

Точно разделить можно было только золото и серебро. Остальной груз при первой возможности продавался перекупщикам (таким как Адам Бэлдридж), и делилась выручка от него. В противном случае добро приходилось делить весьма приблизительно. Согласно Даниэлю Дэфо, когда в 1721 году Джон Тейлор захватил португальский корабль, каждый получил 42 маленьких бриллианта или меньше, пропорционально их величине. То ли невежественный, то ли просто веселый моряк, которому при таком дележе достался всего лишь один бриллиант, горько сетуя на судьбу... разбил его в ступке!

Чтобы избежать споров, команда часто продавала награбленное добро с аукциона. Прежде чем вернуться в Карибское море в 1688 году, писал Равено де Люссан, французские пираты делили свое золото и серебро. Остальные вещи продавались с аукциона, и выручка делилась среди команды.

Автор: Валерий Потапов
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Ewgenius1 (21.07.2009)
Старый 02.04.2008, 12:55   #4
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Пиратские нравы

ПИРАТСКИЕ НРАВЫ

Морские походы «джентльменов удачи» не назовешь веселой прогулкой. Часто люди становились пиратами не от хорошей жизни, и в море отправлялись не за приключениями, а чтобы прокормить семью — ведь многих на берегу ждали жены и дети.

Пираты не строили свои корабли, они добывали их в море. Случалось, это были плохо вооруженные беспалубные суда, барки и даже простые рыбачьи лодки, на которых «повелителям морей» приходилось спать вповалку, в буквальном смысле друг на друге — в два-три «этажа». Но такая убогость нисколько не смущала пиратов, скорее, наоборот, побуждала к действию.

Завидев богатое, хорошо вооруженное судно, они забывали об опасности и смело шли на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Большие торговые корабли просто не ожидали от крохотного судна такой наглости. Нападение получалось неожиданным. Взобравшись на палубу, пираты уже не отступали, и корабль непременно становился их добычей. Если захваченный корабль был просторнее и лучше их собственного, пираты переходили на него, а прежний сжигали.

Перед отплытием пираты обычно заключали между собой соглашение, так называемое шасс-парти. В нем оговаривалось, кто и какую долю добычи получит. Особая компенсация предусматривалась для раненых. Потерявшим правую руку полагалось шестьсот реалов или шесть рабов, за левую руку — пятьсот реалов или пять рабов, столько же стоила потеря правой ноги, потеря левой — четыреста реалов или четыре раба. В сто реалов оценивались потеря одного глаза или пальца. Пятьсот реалов причиталось и за серьезную огнестрельную рану.

Выходя в море, пираты запасались необходимой провизией и питьевой водой. Старались брать продукты, которые долго хранятся и не портятся: различные крупы, солонину, а также живых коз, свиней, кур. Когда продовольствие заканчивалось, питались чем придется. Не брезговали бравые искатели приключений и крысами, которыми буквально кишели трюмы пиратских фрегатов.

Корабли пиратов, как, впрочем, и другие суда тех далеких времен, не отличались чистотой. В трюмах было полно крыс, клопов, вшей, червей, тараканов и прочих паразитов. Ужасный беспорядок, грязь и болезни неотступно преследовали «властителей морей». Эти люди не соблюдали, да попросту не знали никаких правил гигиены. Пища на кораблях быстро портилась, в ней заводились черви. Зачастую она не годилась даже для скота, но что поделать — голодная смерть не самый лучший выход...
Не мудрено, что на пиратских кораблях часто вспыхивали эпидемии дизентерии и лихорадки. Много жизней уносила цинга, бороться с которой в то время не умели. Моряки слабели буквально на глазах, у них трескались губы, а кожа покрывалась зловонными язвами, десны опухали, зубы расшатывались, кровоточили и выпадали. Когда средневековые мореходы разгадали причину цинги, они стали брать с собой в плавание большой запас апельсинов, яблок и бананов, в которых содержится много витаминов.

Врачи были на пиратских судах не всегда. Иногда пиратам удавалось найти на захваченных кораблях лекарства и медицинские инструменты, но мало кто из команды знал, как ими пользоваться. Так что медицинскую помощь пираты оказывали как могли, и в бою каждый из них мог оказаться врачом. Когда требовалось хирургическое вмешательство — если надо было, например, отрезать руку или ногу, — больному давали изрядную долю крепкого рома. Несколько самых сильных моряков держали «пациента» во время операции.

Жизнь пирата протекала по определенным законам, нарушать которые никто не имел права, в том числе и капитан. Каждый пират превыше всего дорожил своей независимостью. Он мог делать все, что ему заблагорассудится. Например, горланить во всю глотку песни, даже если все спали. Жаловаться на шум или неудобства не имело смысла, пираты были обязаны сносить трудности безропотно — этого требовал закон.

Как ни удивительно, пираты считали себя порядочными людьми и даже гордились своей честностью. Они всегда держали слово и не могли его нарушить ни при каких обстоятельствах. Особенно жестоко морские разбойники наказывали воров. Если кто-то обокрал своего «собрата», ему вырывали ноздри и уши, а затем высаживали на необитаемом острове, где в одиночку выжить было практически невозможно. Смертной казни предавали беглецов с корабля и предателей.

На пиратских кораблях запрещалось находиться женщинам, даже самым сильным и жестоким. Того, кто отваживался провести на судно женщину, переодетую мужчиной, публично казнили.

Другие провинности — невыполнение приказа капитана, самовольные отлучки, пьянство, драки — наказывались не так сурово. За такие проступки полагались, в зависимости от обстоятельств, телесные наказания, лишение доли в добыче. За неоднократное неповиновение оступившемуся грозила смерть.
Пираты старались поддерживать между собой приятельские отношения, живя по принципам равенства и братства. Каждый пират имел право принимать участие в решении важных вопросов. Всю работу, всю добычу они делили между собой поровну, ели одну и ту же пищу за общим столом.

Даже капитанские привилегии были незначительными. Чтобы уважить капитана, для него могли приготовить какое-то особое блюдо или подарить самоцветный камень из общей добычи. Конечно, не всегда отношения между командой и капитаном были столь дружелюбными. Часто на пиратских кораблях вспыхивали восстания. Команда, недовольная решениями своего предводителя, требовала его заменить. Случались и заговоры.

Дуэли на пиратских кораблях были запрещены, а разрешение всех споров и конфликтов откладывалось до высадки на берег. Дуэли пираты проводили по своим особым законам. Сначала неприятели стрелялись на пистолетах. В случае промаха в дело шли сабли. Тот, кто первым получал рану, признавался виновным. На этом спор считался разрешенным.

Гордостью пиратов считалось их оружие, которое они должны были содержать в отменной чистоте и порядке. Морские разбойники в этом деле преуспели. Они старались перещеголять друг друга, до блеска начищая ружья, пистолеты и сабли. А на новое оружие не жалели ни золота, ни драгоценностей.

У пиратов существовал даже свой распорядок дня, согласно которому огонь на корабле нужно было гасить в 8 часов вечера. Играть же в азартные игры — кости или карты — попросту запрещалось. Правда, эти правила выполнялись крайне редко. Начальство закрывало глаза на подобные нарушения, а нередко и само участвовало в играх.

Несмотря на всю жестокость и многочисленные прегрешения, пираты старались быть людьми набожными. Без молитвы они никогда не садились за стол. Перед каждым нападением разбойники усердно молились, призывая Бога быть на их стороне. При разделе добычи пираты клялись на Библии, заверяя, что никто не скрыл ни малейшей части добычи и принес все награбленное в «общий котел». Того, кто дал ложную клятву, с корабля прогоняли.

Почти ежедневно пираты рисковали своей жизнью. Каждый мог погибнуть в сражении или умереть от внезапной болезни. Поэтому, перед тем как отправиться в поход, они составляли завещания. В них указывалось имя духовного товарища, которому в случае гибели автора завещания доставалось все его богатство. Если пирата ждала на берегу семья, часть имущества переходила к ней.
Легенды о пиратской жестокости известны всем. И действительно, чаще всего пираты были беспощадны к своим жертвам. Пленных они старались не брать — зачем лишние рты на корабле? Не делали снисхождения «повелители морей» и женщинам. Только самоубийство могло спасти жертву от издевательств пиратов. Никакие мольбы их не трогали. Конечно, случалось, что пираты щадили пленников, но крайне редко.
Нередко пираты придумывали для провинившихся такое испытание. Они обвязывали матроса, который не подчинился приказу капитана, веревкой и спускали за борт. Ноги несчастного касались воды, а для защиты от акул ему давали только короткий нож и дубинку. Если моряк оставался живым на протяжении суток, его прощали и снова принимали в пиратскую команду.
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fatality (24.12.2016), Эрин О'Коннэлл (03.02.2011)
Старый 24.04.2008, 11:06   #5
Infinity
Старожил
Младший лейтенант
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,372
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 119

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Внутренняя организация

Внутренняя организация

Как только команда подбиралась, она первым делом утверждала судовой устав. Вот образчик подобного документа, который был заимствован у капитана Джона Филипса с корабля «Ривендж», в прошлом рыборезчика на Ньюфаундленде. Обращает на себя внимание демократический и в то же время возвышенный тон документа.

1. Каждый член Компании обязан исполнять учтивые приказания. Капитану причитается полторы доли всей добычи.
2. Если кто задумает бежать или что утаит от Компании, да будет высажен на пустынном берегу с флягой пороха, флягой воды, одним ружьем и пулями.
3. Если кто украдет или утаит от Компании вещь, стоимостью превышающую пиастр, да будет высажен на пустынном берегу или застрелен.
4. На спине того, кто поднимет руку на другого, пока этот устав действует, да будут высечены Скрижали Моисеевы (т.е. он получит 40 без одного ударов линьком по голой спине).
5. Ко всякому, кто приведет свое оружие в негодность, закурит в трюме трубку без крышки или понесет зажженный светильник без кожуха, да будет применено то же наказание, что в предыдущей статье.
6. У всякого, кто не содержит свое оружие в чистоте, готовым к бою или пренебрегает своими обязанностями, да будет урезана доля, а кроме того пусть он подвергнется наказанию, какое сочтут нужным капитан и Компания.
7. Если кто лишится в бою сустава, тому полагается дополнительно 400 пиастров, если потеряет конечность – 800.
8. Если когда придется повстречать порядочную женщину, то кто предложит ей сожительствовать без ее на то согласия тут же претерпит смерть.


После того, как устав записали, каждый член команды должен был, держа руку на Библии, поклясться, что будет его соблюдать. Если Библии не оказывалось в наличии, ее заменяли следующим по значимости предметом – [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

Далее экипаж выбирал себе флаг. На заре американского пиратства наиболее распространенным был простой красный флаг, затем появился черный, а позже на черном фоне стали изображать белые череп со скрещенными костями или скелет с саблей либо кинжалом в одной руке и чашей пунша – в другой.
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ewgenius1 (21.07.2009), Эрин О'Коннэлл (03.02.2011)
Старый 29.04.2008, 09:23   #6
Forgotten
Пущен по доске
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

Свою добычу пираты делили в разных пропорциях. Если команда действовала от лица государства, то капитан был обязан выплачивать пошлину, размер которой мог достигать 90% добычи. Однако, к примеру, английская королева Елизавета брала лишь половину добычи в качестве пошлины. Всё остальное добытое имущество оставалось на делёжку между членами команды.

В зависимости от того, какой статус имел тот или иной пират команды на корабле, ему доставалась большая или меньшая относительно других часть добычи. Каждая отдельно взятая часть добычи, которая бралась за норму, называлась «акция».

Так вот, капитан получал, как правило, 2 акции, самым важным лицам на корабле – 1 3\4 акций, остальным членам команды по 1 акции и новобранцам всего по четверти акции. Естественно, делили только товары и деньги. Что же касается оружия, то оно оставалось у того, кто его заполучил в бою, и никто не мог его отобрать. Пиратские законы неукоснительно соблюдались всеми членами команды, включая капитана. Правильная делёжка добычи, естественно, входила в правила, и поэтому малейшее несоблюдение норм раздачи добытого имущества среди членов пиратской команды жестоко каралось.

Делёж добычи осуществлялся приближёнными к капитану людьми под строгим надзором самого капитана. Однако и это не мешало некоторым пиратам мошенничать, для собственной выгоды. Да это и неудивительно, совести у них по определению быть не могло.

Источник - iskateliklada.com
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
Старый 21.12.2008, 22:31   #7
Ланфрен
Старожил
Мичман
 
Аватар для Ланфрен
 
Регистрация: 13.02.2008
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 708
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 51

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

Вот еще немного. Возиожно то же, что в первом посте но другими словами
Принято считать, что пираты были простыми головорезами, не признающими никаких законов и правил. В какой-то степени это так, но на практике пираты были организованным коллективом, который просто не мог бы существовать без определенных правил.

Пиратство в начале XVIII века представляло собой пример народной демократии, задолго до того, как эти идеи получили широкое распространение. В большинстве описанных случаев пиратский экипаж самостоятельно управлял кораблем, командиры выбирались командой, вводился общепризнанный кодекс законов, который был обязателен для исполнения.

Несмотря на значительную степень личной свободы, в пиратском коллективе не было никакой анархии. В целом, можно сказать, что пиратский кодекс во многом походил на свод правил, обычных для торговых судов и военных кораблей. Каждый пиратский экипаж определял собственный свод правил. Эти правила обычно записывались, и каждый член экипажа соглашался их исполнять. Кодекс определялся перед выходом в море. Если на борту торгового судна происходил мятеж, то первое, что делали восставшие матросы, определяли свод законов.

В конце XVII века буканьеры пользовались письменной хартией (chartc-partie), в которой определялись условия службы, выплаты в случае ранения или смерти, доля трофеев. Такая хартия рассматривалась как официальный документ, который в случае конфликтов рассматривался в ямайкском суде. Когда в конце XVII века буканьеры в большинстве своем превратились в пиратов, они сохранили традицию составления хартии, хотя она никакого юридического веса уже не имела, но признавалась в рамках экипажа. До нас дошло несколько подобных хартий. Например, хартия, составленная Бартоломью Робертсом, носит прямо-таки драконовский характер.

Все эти документы представляют собой ценнейшее свидетельство эпохи, проливающее свет на пиратскую жизнь. Будучи однажды утверждена командой, хартия неукоснительно соблюдалась. Капитану корабля давалась практически неограниченная власть.

Капитан обычно выбирался всей командой, чаще всего простым голосованием поднятой рукой. Если капитан переставал устраивать команду, таким же голосованием его легко могли сместить с занимаемой должности. Власть капитана была огромной. Он мог убить любого матроса, отказавшегося выполнять приказы, при этом решение принималось им лично, без какой-либо судебной процедуры.

Когда пороховой дым рассеивался, в права вступал квартирмейстер, отвечавший за дележ трофеев. Квартирмейстер был еще одним выборным командиром, мало чем уступавшим капитану и выполняющему функцию его старшего помощника. Квартирмейстер следил за кораблем, уступая командирские полномочия лишь на время боя. Кроме того, квартирмейстер смотрел, что из трофеев следует взять на борт, что бросить в море, какой из захваченных кораблей включить в состав эскадры, а какой отправить на дно. Квартирмейстер отвечал за хранение всех захваченных трофеев до того времени, пока их не поделит команда. Большинство пиратов имели опыт службы на военных кораблях, поэтому они прекрасно знали о том, насколько неприятна ничем не ограниченная власть капитана. По этой причине квартирмейстера обычно выбирали в качестве противовеса капитану. Также как и капитана, квартирмейстера можно было сместить простым голосованием.

В большинстве случаев остальные командиры на корабле назначались капитаном (или капитаном и квартирмейстером).

Штурман отвечал за навигацию. Эта должность была очень почетной, часто штурман был единственным грамотным человеком на борту. Боцман отвечал за все практические вопросы, а также отвечал за состояние корабля, парусов, рангоута и такелажа. Мастер-канонир отвечал за корабельный арсенал и руководил командорами. Кроме того, назначались мастер по парусам и судовой плотник. На крупных кораблях, особенно на бывших каперах, имелся и судовой врач.

Дележ трофеев всегда был чреват спорами среди членов экипажа, поэтому механизм дележа всегда четко определялся в кодексе. Если в операции участвовало сразу несколько кораблей (как это, например, имело место у Бартоломью Робертса в 1722 году) трофеи делились между отдельными экипажами в зависимости от численности экипажа. Предпринимались меры к тому, чтобы какой-нибудь из кораблей не скрылся, увезя с собой всю добычу.

Трофеи обычно делились в конце похода. Прежде чем приступать к дележу, свою долю получали те, кто был тяжело ранен или изувечен. Командиры получали долю, равную двум иди больше долям простого матроса. В королевском флоте доля капитана в зависимости от ситуации достигала четверти от всех трофеев. Если буканьеры предпочитали захватывать звонкую монету, то в руки пиратов обычно попадали различные товары: сахар, ткани, ром или табак.

Романтические представления о пиратах, которые сидя на берегу, делят захваченный сундук, набитый золотыми монетами, не имеют ничего общего с действительностью. Обычно, пираты, вернувшись в порт, продавали захваченный груз перекупщику, а полученные деньги уже делились квартирмейстером. Трудно представить, как справедливый дележ можно было бы провести с использованием товаров. Впрочем, ром или другую выпивку пираты вполне могли поделить сразу, поскольку воздерживаться от спиртного, имея его полный трюм, было для пиратов совершенно невозможным делом.

Многие законы пиратского кодекса были направлены на предотвращение конфликтов между членами экипажа. Например, кодекс Робертса запрещал азартные игры, наличие женщин, драки и выпивку на борту - все то, что в первую очередь принято ассоциировать с пиратами. Если удавалось захватить груз спиртного, и команде раздавалась выпивка, конфликты становились неизбежны. Даже сам Эдвард Тич испытывал проблемы со своим экипажем, когда ему попадались корабли, везущие спиртное.

seapirates.ru
__________________
Gold is cold!
Diamonds are dead!
Limousines aren't cars!
Don't pretend!
Feel what's real. J'adore Dior

Ланфрен вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 10.02.2009, 20:35   #8
Жаклин Хард
Юнга
 
Аватар для Жаклин Хард
 
Регистрация: 02.01.2009
Сообщений: 19
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 4
По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

Wolf cub писал. Пираты не строили свои корабли, они добывали их в море. Случалось, это были плохо вооруженные беспалубные суда, барки и даже простые рыбачьи лодки, на которых «повелителям морей» приходилось спать вповалку, в буквальном смысле друг на друге — в два-три «этажа». Но такая убогость нисколько не смущала пиратов, скорее, наоборот, побуждала к действию.

Но, даже на хорошем судне, места для всех моряков не хватало, и люди, вынуждены были делить на двоих одно спальное место. Поэтому, зачастую, между моряками заключались дружеские договоренности, согласно которым , один, в случае гибели другого, наследовал его имущество и долю добычи от грабежа захваченного судна. Если же погибали оба - все поступало в общую кассу.
Жаклин Хард вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ewgenius1 (21.07.2009), Эрин О'Коннэлл (31.03.2011)
Старый 14.02.2009, 21:53   #9
Хаук
Боцман
 
Аватар для Хаук
 
Регистрация: 24.11.2008
Адрес: Москва
Сообщений: 306
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 11
По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

Такой закон существовал, но в реальности действовал на кораблях знаменитых пиратов.
Простой пират-матрос уже после 1-2 абордажей, собрав денег, чтобы поправить свои дела, старался закончить с пиратством и вернуться к нормальной жизни, либо он погибал - так что уходил он не более чем на месяц, и закон просто не успевал вступить в силу.
Хаук вне форума Ответить с цитированием
Старый 19.02.2009, 03:37   #10
Forgotten
Пущен по доске
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Песо, пиастр, «осьмушка», реал

Песо, пиастр, «осьмушка», реал

Немалая путаница при определении размеров пиратской добычи возникает и в связи с тем, что разные авторы по-разному трактуют стоимость денежных единиц прошедших эпох. Скажем, в книгах по истории флибустьеров Вест-Индии часто используются такие названия испанских серебряных монет, как песо, пиастр, «осьмушка» или «восьмерик» (англ. pieces of eight, голл. stuck van achten) и реал. Одни исследователи полагают, что реал - это «осьмушка», или монета, оценивавшаяся в 1/8 песо (1 песо, или испанский талер, равен 8 реалам). Другие убеждены, что «осьмушка» - это название песо. Если правильно не определить значение «осьмушки», то при подсчете размеров пиратской добычи можно ошибиться сразу в 8 раз!

А. О. Эксквемелин в «Пиратах Америки» (голландский оригинал 1678 г.) оценивает размеры захваченной флибустьерами добычи в «осьмушках» (stuck van achten). В советском издании 1968 г. «осьмушку» переводчик В. Аронов приравнял к испанскому серебряному реалу (т.е. к восьмой части песо). Это - явное заблуждение. Испанцы называли «осьмушкой» (peso de a ocho) не реал, а песо (испанский талер), который в Европе нередко также именовался пиастром (название происходит от piastra d'argento - плитка серебра). Поэтому все, кто читает книгу Эксквемелина в русском переводе, должны знать об этой ошибке и везде, где видят слово реал, мысленно заменять его словами песо или пиастр.

В.К. Губарев


Испанские песо (пиастры, "осьмушки", талеры, доллары), чеканившиеся в Новом Свете в колониальную эпоху

Спойлер:



Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ewgenius1 (21.07.2009), Эрин О'Коннэлл (11.09.2010)
Старый 19.02.2009, 03:57   #11
Forgotten
Пущен по доске
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Власть пиратского капитана: домыслы и факты

Власть пиратского капитана: домыслы и факты

Удачливые пираты поддерживали на своих кораблях
строгий порядок. При этом неограниченная власть
пи
ратского капитана основывалась исключительно на его
личном авторитете.

Х.Нойкирхен. Пираты: Морской разбой на всех морях

- Джентльмены удачи, - ответил повар, - редко доверяют
друг другу. И правильно делают. Но меня провести нелегко.
Кто попробует отпустить канат, чтобы старый Джон
брякнул
ся, недолго проживет на этом свете. Одни боялись Пью,
дру
гие - Флинта. А меня боялся сам Флинт. Боялся меня и гор-
дился мной... Команда у него была отчаянная. Сам дьявол и
тот не решился бы пуститься с нею в открытое море. Ты меня
знаешь, я хвастать не стану, я добродушный и веселый чело-
век, но, когда я был квартирмейстером, старые пираты Флинта
слушались меня, как овечки. Ого-го-го, какая дисциплина была
на судне у старого Джона!

Р.Л.Стивенсон. Остров Сокровищ.

Принято считать, что власть пиратского капитана была неограниченной: члены экипажа должны были выполнять его приказы беспрекословно; он мог карать или миловать провинившихся по своему усмотрению; он сам определял, куда надо плыть и на кого нападать; он распоряжался награбленной добычей и, при желании, мог зарыть ее на необитаемом острове, не оставив свидетелей...

На самом деле капитан пиратского судна, в отличие от капитана военного или корсарского корабля, пользовался весьма ограниченной властью. Об этом недвусмысленно свидетельствуют письменные источники, относящиеся к деятельности флибустьеров XVII в. и «классических» пиратов первой четверти XVIII в. Обратите внимание на выдержки из сочинения А.О.Эксквемелина, описывающего обычаи карибских флибустьеров 60-х годов XVII в.:

«...Каждый из пиратов, собираясь идти в море, делал то, что считали нужным его товарищи по плаванию. Когда все было готово, пираты собирались в условном месте и поднимались на корабль. У каждого был необходимый запас свинца, пороха и ружей. Отчалив от берега, они обычно начинали совещаться, где лучше запастись провиантом...

Капитан корабля обязан есть ту же пищу, что и вся его команда до юнги включительно. Если команда желает уважить своего капитана, то ему готовят какое-либо особое блюдо и подают его непосредственно капитану за общий стол...

Захватив корабль, команда решает, передавать ли его капитану. Если захваченный корабль лучше их собственного, пираты переходят на него, а свой сжигают. После того как корабль захвачен, никому не дается право грабить имущество, посягать на товары в его трюмах. Вся добыча - будь то золото, драгоценности, камни или разные вещи - делится впоследствии поровну».

Анонимный автор, участвовавший в экспедиции флибустьеров из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Южное море в 1680 г., пишет, что когда капитан Кук «встретился с испанским галиотом из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], направлявшимся с неграми в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], среди команды возникли разногласия: одни хотели взять его на абордаж, другие нет, так что в итоге они упустили его». При этом мнение капитана Кука не сыграло решающего значения. Другой пример из того же источника: когда флибустьеры решили идти к [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и захватить ее, капитан [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] высказался против, но большинство принудило его идти со всеми. Позже пираты обвинили Коксона в трусости, сместили его, а на вакантное место главнокомандующего избрали капитана Ричарда Сокинса.

Рассказывая о плавании в Южном море под командованием капитана Шарпа, тот же автор упоминает о постоянных спорах между капитаном и командой. В конце концов, на островах Хуан-Фернандес произошел бунт: «Наши люди, рубившие лес и набиравшие воду и которых было большинство в отряде, не любили капитана Бартоломью Шарпа; сообща они решили сместить его с капитанской должности, что и сделали, поставив вместо него капитаном человека решительного и сурового; капитан Шарп очень обеспокоился подобным обхождением, но ничем не мог себе помочь».

Говоря о роли капитана и команды пиратского судна, Чарлз Джонсон во «Всеобщей истории пиратов» (Лондон, 1724 г.) подчеркивал: «Они позволяли ему быть капитаном только при условии, что они будут совокупным капитаном над ним самим». Пират Уолтер Кеннеди на суде в Олд-Бейли заявил: «Они выбирают из своей среды капитана, и на практике это - не более, чем звание, не считая боевой операции, когда он командует единолично и бесконтрольно». И далее: «Большинство из них, испытав когда-то страдания из-за дурного обхождения со стороны офицеров, неизменно выступает против любого аналогичного зла теперь, когда у них есть право свободного выбора».

Подобная демократия «по-пиратски» нередко превращалась в охлократию (власть толпы). Капитанов то избирали, то смещали. Известны случаи, когда на одном пиратском корабле в течение нескольких месяцев 13 раз менялось руководство!

Для контроля за деятельностью капитана на пиратских судах в конце XVII-XVIII вв. существовала должность квартирмейстера. Вот что пишет об этом священник и гидрограф Жак де Буккуа, побывавший в 1722 г. в плену у пиратов:

«Их штаб составляли капитан и квартирмейстер, отдававшие приказы боцману и младшим офицерам. Капитан занимался управлением судна и в особенности - командованием во время сражений; квартирмейстер, который был главным действующим лицом на борту, командовал экипажем, рупором которого он являлся по отношению к капитану, поддерживал дисциплину, ведал продовольствием, был хранителем и раздатчиком добычи, выступал инициатором созыва общих собраний, контролировал решения командира и часто давал ему поручения от имени команды».

Таким образом, представление о неограниченной власти капитана пиратского судна является всего лишь мифом.

В.К. Губарев
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Старый 19.02.2009, 04:03   #12
Forgotten
Пущен по доске
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Устав капитана Бартоломью Робертса

Устав капитана Бартоломью Робертса
(1719 г.)

I

Каждый человек имеет право участвовать в голосовании по важным вопросам; обладает одинаковым правом на получение свежей провизии и спиртных напитков, как только они будут захвачены, и использовать их по собственному желанию, за исключением тех случаев, когда для общего блага возникнет необходимость проголосовать за ограничение в их потреблении.

II

Каждый член экипажа должен быть вызываем, в соответствии с установленным расписанием, на борт призов, потому что, сверх причитающейся им доли добычи, они могут взять на них для себя комплект одежды. Но если кто-нибудь попытается обмануть команду хотя бы на доллар, присвоив себе серебряную посуду, драгоценности или деньги, то наказанием им будет марунирование [высадка на необитаемый остров]. Если грабеж случится в их среде, они удовлетворятся отрезанием ушей и носа того, кто будет повинен в этом, и высадят его на берег, причем не просто в необитаемом месте, а там, где он будет обречен терпеть невыносимые страдания.

III

Никто не должен играть в карты или в кости на деньги.

IV

Фонари и свечи должны быть погашены в восемь часов вечера. Если кто-нибудь из команды после этого часа всё же захочет продолжать пить, то они должны делать это на верхней палубе.

V

Сохранять свои ружья, пистолеты и абордажные сабли в чистоте и боевой готовности.

VI

Ни одному мальчику или женщине не позволено находиться среди нас. Если кто-либо будет найден соблазняющим кого-либо из представительниц сего пола и увезет ее, переодетую, в море, он будет наказан смертью.

VII

Тот, кто самовольно покинет корабль или свой пост во время сражения, будет наказан смертью или марунированием.

VIII

Никто не имеет права драться на борту, но любая ссора может быть разрешена на берегу с помощью сабли или пистолета.

IX

Никто не имеет права вести разговоры о смене их образа жизни до тех пор, пока каждый не получит долю в 1000 фунтов. Если же кто-либо лишится конечности или станет калекой во время исполнения своих обязанностей, то он получит 800 долларов из общественного фонда, а за меньшие повреждения - пропорционально.

X

Капитан и квартирмейстер получают по две доли из призов; штурман, боцман и пушкарь - полторы доли, а прочие офицеры - одну с четвертью.

XI

Музыканты отдыхают в день отдохновения, а в другие шесть дней и вечеров не имеют на это права без специального разрешения.

В.К. Губарев


Оригинал на английском языке:
Спойлер:

I.

Every Man has a Vote in Affairs of Moment; has equal Title to the fresh Provisions, or strong Liquors, at any Time seized, and use them at pleasure, unless a Scarcity (no uncommon Thing among them) make it necessary, for the good of all, to vote a Retrenchment.
II.
Every Man to be called fairly in turn, by List, on Board of Prizes, because, (over and above their proper Share,) they were on these Occasions allowed a Shift of Cloaths: But if they defrauded the Company to the Vaue of a Dollar, in Plate, Jewels, or Money, Marooningwas their Punishment. This was a Barbarous Custom of putting the Offender on Shore, on some desolate or uninhabited Cape or Island, with a Gun, a few Shot, a Bottle of Water, and a Bottle of Powder, to subsist with, or starve. If the Robbery was only between one another, they contented themselves with slitting the Ears and Nose of him that was Guilty, and set him on Shore, not in an uninhabited Place, but somewhere, where he was sure to encounter Hardships.
III.

No Person to Game at Cards or Dice for Money.
IV.

The Lights and Candles to be put out at eight o'Clock at Night: If any of the Crew, after that Hour, still remained inclined for Drinking, they were to do it on the open Deck; which Roberts believed would give a Check to their Debauches, for he was a sober Man himself, but found at length, that all his Endeavours to put an End to this Debauch, proved ineffectual.
V.

To keep their Piece, Pistols, and Cutlash clean, and fit for Service: In this they were extravagantly nice, endeavouring to outdo one another, in the Beauty and Richness of their Arms, giving sometimes at an Auction (at the Mast,) 30 or 40 l. a Pair, for Pistols. These were slung in Time of Service, with different coloured Ribbands, over their Shoulders, in a Way peculiar to these Fellows, in which they took great Delight.
VI.

No Boy or Woman to be allowed amongst them. If any Man were sound seducing anny of the latter Sex, and carried her to Sea, disguised, he was to suffer Death; so that when any fell into their Hands, as it chanced in the Onslow, they put a Centinel immediately over her to prevent ill Consequences from so dangerous an Instrument of Division and Quarrel; but then here lies the Roguery; they contend who shall be Centinel, which happens generally to one of the greatest Bullies, who, to secure the Lady's Virtue, will let none lye with her but himself.
VII.

To Desert the Ship, or their Quarters in Battle, was punished with Death, or Marooning.
VIII.

No striking one another on Board, but every Man's Quarrels to be ended on Shore, at Sword and Pistol, Thus; The Quarter-Master of the Ship, when the Parties will not come to any Reconciliation, accompanies them on Shore with what Assistance he thinks proper, and turns the Disputants Back to Back, at so many Paces Distance: At the Word of Command, they turn and fire immediately, (or else the Piece is knocked out of their Hands If both miss, they come to their Cutlashes, and then he is declared Victor who draws the first Blood.
IX.

No Man to talk of breaking up their Way of Living, till each had shared a 1000 l. If in order to this, any Man should lose a Limb, or become a Cripple in their Service, he was to have 800 Dollars, out of the publick Stock, and for lesser Hurts, proportionably.
X.

The Captain and Quarter-Master to receive two Shares of a Prize; the Master, Boatswain, and Gunner, one Share and a half, and other Officers, one and a Quarter.
XI.

The Musicians to have Rest on the Sabbath Day, but the other six Days and Nights, none without special Favour.
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Ewgenius1 (21.07.2009), Эрин О'Коннэлл (03.02.2011)
Старый 12.09.2010, 00:33   #13
Эрин О'Коннэлл
Старожил
Младший лейтенант
Светлый Ангел
 
Аватар для Эрин О'Коннэлл
 
Регистрация: 20.07.2010
Адрес: Рай - Земля - Чатландия
Сообщений: 1,340
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 816

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

«Перед тем как пираты отправляются в море, каждому участнику путешествия капитан сообщает точную дату отплытия и обязывает принести с собой на борт ровно столько фунтов пороха, сколько необходимо для экспедиции. Когда все оказываются на корабле, собираются на совет, чтобы решить—куда им отправиться на заготовку припасов, особенно мяса, а вернее свинины, поскольку это главная пища буканьеров. ... Иногда пираты грабили какой-нибудь скотный двор, принадлежащий испанцам. Они появлялись под покровом ночи и, захватив смотрителя, приступом брали помещение. Добыв достаточное количество мяса, они возвращались на корабль. Здесь каждому выделялось столько мяса, сколько сможет съесть, без всякого взвешивания. Причем капитан получал столько же, сколько и все остальные, наравне с последним матросом. Пополнив таким образом запас провианта, буканьер собираются еще на один совет, на котором решают, в какую сторону им идти на поиски счастья. Здесь определяются денежные суммы, причитающиеся каждому после путешествия, а также сколько пойдет в общую казну. Иначе говоря, для всех этих людей действует закон один: “Что добыл, то и получил”.
Вначале определяют, сколько должен получить капитан за судно. Потом оговаривается плата плотнику, который ухаживал за кораблем, чистил
его и оснащал. Это, по соглашению, составляет от 100 до 150 песо. После делаются вычеты за провиант (около 200 песо), а также оплата хирурга и его сундучка с медикаментами (200—250 песо). Наконец, обговаривают компенсации или награды каждому за ранения или в случае увечья, например потерю конечности. К примеру, за потерю правой руки выплачивается 600 песо или 6 рабов, за потерю левой руки — 500 песо или 5 рабов, за левую ногу 400 песо или 4 раба, за глаз — 100 песо или 1 раб; за палец на руке та же плата, что и за глаз. Каждая из указанных сумм берется из общей казны, добытой всем братством. Остаток делится поровну на всех. Иногда бывает, что дележ производится и в соответствии с занимаемым положением. Тогда, например, капитану выплачивают в 5-6 раз больше, чем обычному матросу; помощнику капитана — только в два, а другим офицерам — пропорционально занимаемому положению. После чего добыча делится поровну между оставшимися, не исключая и мальчишек-юнг. Даже они получают свою долю, если в их обязанности входит поджог своего корабля перед переходом на захваченный, если таковой лучше их собственного». (Эксвемелин)
При взятии приза категорически запрещалось самовольно присваивать себе что-либо. Флибустьеры давали общую клятву друг другу не утаивать ни единой вещи из добычи. Если обнаруживалось, что кто-то нарушил клятву, его немедленно исключали из братства.

Николя Перье, "Пираты. Всемирная энциклопедия"
__________________
Semper fidelis!

Лучшая игра пиратской тематики: ТРПГ: Ветер свободы. ))

Последний раз редактировалось BronuiN; 12.09.2010 в 12:27. Причина: вставлен источник
Эрин О'Коннэлл вне форума Ответить с цитированием
Старый 02.11.2010, 02:45   #14
Forgotten
Пущен по доске
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратский кодекс и дележ добычи

О «ЗЕМНОМ И НЕБЕСНОМ»
В МОРАЛИ ЗНАМЕНИТЫХ ПИРАТОВ АНГЛИИ (XVI в.)

Для ранней колониальной экспансии Европы пираты сделали много полезных дел: от политической пропаганды и малой войны в Новом Свете до научных открытий в мире. Но, конечно, в перспективе главной их заслугой стало первоначальное накопление капитала, сильно сказавшееся на дальнейшем становлении богатств некоторых европейских стран.

В советской историографии хорошо представлена эта сторона пиратства позднего средневековья. Разбойники изображались как лоцманы колониальной экспансии, агенты нового времени, глашатаи практицизма и ярые накопители первоначального капитала. При этом, эпизодически и мимоходом, оговаривалось, что у пиратов было на то моральное оправдание, прикрывающее истинный облик бандита. Западная историография, насколько нам известно, тоже не обошла эту проблему вниманием. Наиболее часто здесь все сводили к «протесту обделенного купечества» или же выделяли патриотические начала в деятельности елизаветинского каперства. При этом как в западной, так и в советской историографической традиции история «морских псов» часто выставлялась в эмансипирующем свете, ее персонажи были детьми или «зари капитализма», или «века Реформации и Национального утверждения».
Спойлер:
Исходя из того, что моральный аспект деятельности великих мореходов Английского королевства затрагивался в обеих историографиях, будет правомерно задать два, взаимоисключающих друг друга, вопроса: не выступала ли идеология елизаветинских пиратов в роли лицемерного оправдания для их преступлений против испанской монархии, и не являлась ли она все-таки их истинной настройкой мировосприятия? В связи с этим необходимо затронуть сам вопрос о пиратской морали, который, кроме того, представляется еще более важным в деле раскрытия самой сущности пиратства эпохи Ренессанса, требуя ответить на то, какой все же императив был в корне явления. Следует учитывать, что именно багаж нравственных ценностей, в немалой степени, определяет и регулирует поведение человека в обществе.

Морским разбоем главным образом занималось береговое дворянство. Особенно сильна эта тенденция была там, где недалеко от побережья проходили торговые коммуникации. Например, в XVI в. для испанских, португальских и английских (до 1568 г.) кораблей главным портом и складочным местом был Антверпен, поэтому пути вели купцов через воды, где обитатели Девонского побережья Англии чувствовали себя как дома. Пиратство было настолько популярно, что даже королева писала в 1564 г. в одном из своих писем о том, что ей не раз докладывали о пиратах и разбойниках на этих берегах. Совершенно не удивляет тот факт, что подавляющее большинство знаменитых пиратов Англии родом именно из Девоншира. Их чуть ли не профессиональная ориентация была прямым результатом пиратской традиции области.

Можно ли все плавания «морских псов» однозначно называть простой погоней за прибылью? На родине после авантюры, а некоторые и до нее, могли называться богатыми людьми. Но разбойники все равно шли на новое предприятие, сильно рискуя не только подорвать свое здоровье, а лишиться жизни. В экономическом плане их состояние могло здорово пострадать от убытков неудачной экспедиции.
На первый взгляд напрашивается довольно ясная мотивация – ими руководили их черты характера, страсть к разбою и неуемное желание познать мир. Безусловно, это было, но необходимо уяснить, что эти люди понимали под совершаемым ими разбоем. Ведь главная цель заурядного пиратства – это личное обогащение, а что же было в нашем случае?

Судя по уверению высокородного капера Уолтера Рэли, его старания служили «…славе и выгоде ее величества и английской нации». Преисполненный верноподданнических чувств, в своей «Гвианской империи» он часто пишет патриотическим слогом в честь королевы и народа Англии. Для мировоззрения Рэли характерна неразрывность этих двух понятий: «Силы правителей в море, – утверждает он, – суть показатели величия государства».

Подобные Уолтеру Рэли цели были и у пиратов-родственников, Фрэнсиса Дрейка и Джона Хокинса. Первый, добывая для королевы новые земли, приговаривал, что знает еще много способов отлично послужить ее величеству, а второй участвовал в спасении трона Елизаветы от католического заговора. Пиратство было заядлым врагом испанского короля: разбойники защищали Англию от испанской угрозы в битве с Непобедимой Армадой, сражались у Азорских островов, совершали рейды к берегам Испании и ее колоний.

Невозможно увидеть природу пиратского патриотизма XVI в. в отрыве от того исторического полотна, на котором действовали эти пираты.
Ситуация отличалась большой напряженностью международных отношений Англии и Испании. В стране наблюдалась депрессия и страх перед назревающей катастрофой в лице испанской угрозы. Многие искали спасение в вере. Вред, наносимый стране происпанской политикой Марии Тюдор, и страх перед порабощением католиками-иностранцами привели к невиданному ранее усилению патриотизма.
Положение вещей полностью соответствует выводу О.Л. Шахназарова: вскоре после появления национальной религии каждый народ преисполняется решимостью показать христианскому миру свое первенство в воплощении заветов Христа. В этих условиях также закономерны выступления против наднационального принуждения, каковым и является папизм.

Выходит, что осознание английской общности и исключительности у пиратов должно было напрямую связываться с их верой в Бога.
Действительно, многие пираты Елизаветы Тюдор были глубоко верующими людьми. Выросший в семье деревенского священника, Френсис Дрейк с ранних лет воспитывался в протестантской вере. Поэтому впоследствии он всегда любил подчеркивать тот факт, что он протестант. Нуньо да Сильва, португалец, нанятый Дрейком в ходе его кругосветного плавания, описывая пирата в своем отчете, заметил, что «…он читал псалмы и проповедовал».

Другому, не менее известному разбойнику, Томасу Кавендишу один из его сподвижников, Фрэнсис Притти дал лестный эпитет – «богобоязненный мистер».

Приблизительно то же самое можно сказать и о других национальных героях Англии второй пол. XVI в.. Во времена, когда вера насаждалась огнем и мечем, а воспитание личности во многом регламентировалось церковными нормами, вряд ли атеизм был мнением большинства, даже среди пиратов.

Единственным из елизаветинских пиратов, на ком некоторые из его современников ставили клеймо атеиста, можно назвать Уолтера Рэли. Но мог ли атеист писать такое: «Я оставляю это предприятие на волю того, кто один только имеет власть над всем, и смиренно буду молиться». Едва ли это только ритуальное выражение. Рэли заявляет, он был бы счастлив, если бы его плавание истолковали «как мучительно-трудное паломничество».

Интересно, что именно на родине «морских псов», в Девоншире, как утверждает исследователь В.Г. Хоскинс (W. G. Hoskins), во 2-й пол. XVI в. замечалось «сильное выражение кальвинизма».

«Морские псы» решали религиозные, а заодно и политические задачи «для досаждения испанцу и перехвата его сокровищ, с помощью которых он беспокоит и подвергает опасности многие христианские страны и разжигает войны против последователей реформистской религии». Отсюда логичное высокое оправдание разбойных барышей.
После сказанного можно утверждать, что у пиратства, помимо экономической, была еще и религиозно-политическая идея. Разбой часто расценивался как форма протеста против «испанского зла».
Однако не только религиозным рвением характеризовались знаменитые пираты Англии. Еще одну отличительную черту мы можем назвать социально-психологической.

В «Руководстве к взятию приза», которое было составлено капитаном Джоном Смитом в конце XVI в., есть строки со следующим смыслом: при встрече с вражеским кораблем необходимо назваться, из какой страны ваш корабль и кто вы по национальности, а также объявить, что вы капер. В дальнейшем, уже во время сражения, в случае пожара на любом из конфликтующих кораблей, если они при этом находятся рядом, следует «благородно» помочь друг-другу в тушении огня, затем «великодушно» выпить за здоровье врага и продолжить бой. Напрашиваются аналогии из рыцарского кодекса чести: перед боем назвать себя, а если противник упал с коня, великодушно подать ему руку и продолжить бой спешившись. Параллели очевидны.

Однако анализ источников дает основания полагать, что знаменитые разбойники не были рыцарями в полном смысле этого слова. Рыцарское звание лишь характеризовало в понятной для всех форме их деятельность. «Морские псы» не проходили специальной школы из трех ступеней рыцарского постижения, в ранние годы не носили звание пажа и оруженосца и не следовали куртуазному культу «дамы сердца». Тем не менее абсурдный поступок Гренвилла был, по сути, выражением рыцарских традиций, которые в Англии были не менее сильны, чем во Франции, где Баярд в одиночку защищал мост против двухсот испанцев. Образцовые рыцари, как известно, ставили честь выше жизни, а опасное каперство могло стать примерным рыцарским подвигом для современников.

Подведем итоги: помимо банального желания обогатиться, были не менее солидные стимулы к разбою культурного характера и с ретроградным традиционным уклоном – рыцарство и религиозное рвение. Подчас эти культурные стимулы выступали основополагающими факторами в поступках тех или иных «морских псов».

Традиция обыкновенная, традиция рыцарская, погоня за наживой и политические амбиции, пуританская этика, внутренние переживания пирата и его собственная философия, характерная предрасположенность к крайностям, - во всей своей совокупности были суммой факторов, которые привели в XVI в. к возникновению пиратских странствий Дрейка, Хокинса, Гренвилла, Гилберта, Фробишера, Рэли и им подобных «великих разбойников».

А.А. Пастушенко
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Метки
бартоломью робертс, дележ, добыча, каперы, корсары, морской разбой, пиратский кодекс, пираты, флибустьеры


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:24. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2018
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования