Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Моря и история мореплавания

Важная информация

Моря и история мореплавания Хотите знать, как мореходы покоряли мировой океан? каких жертв им это стоило? Здесь можно найти ответы на многие вопросы и поделиться своими знаниями.


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 31.10.2008, 18:50   #41
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Российского флота

Внешняя политика России после Крымской войны

Основной задачей внешней политики России после Крымской войны было добиться отмены статей Парижского мирного трактата 1856 года, запрещавших ей держать военный флот на Черном море, а также военные крепости и арсеналы на Черноморском побережье, что ставило под угрозу безопасность ее южных границ. Внешняя политика России была сдержанной, гибкой и осторожной. Россия стремилась к коалиционной дипломатии, к поиску союзников, а не к проведению самостоятельной политики.

В 1857 году в Штутгарте состоялась встреча русского императора Александра II и французского монарха Наполеона III, она привела к сближению двух стран. В 1859 году было достигнуто русско-французское соглашение, по которому:
- Россия обещала благожелательный нейтралитет в случае войны Франции против Австрии за Северную Италию
- Франция обещала за это России поддержать ее требование отмены «нейтрализации» Черного моря.
Франция в 1859 году разгромила австрийцев и при дипломатической поддержке России присоединила к себе Савойю и Ниццу. Однако после этого Наполеон III «забыл» помочь России в ликвидации ограничительных статей Парижского договора.

В 1863-1864 годах восстала Польша. Русская армия, имея численное и техническое превосходство, жестоко подавила восстание. Пруссия и Австрия, боявшиеся как бы пожар польского восстания не распространился и на их земли, населенные поляками, поддержали действия российского правительства. Франция и Англия морально солидаризировались с поляками, но на открытую военную поддержку не пошли, а само восстание использовали для развертывания антирусской кампании. Польские события окончательно испортили русско-французские отношения и, напротив, привели к сближению России с Пруссией и Австрией.
Россия не препятствовала действиям Пруссии, направленным на подчинение себе немецких государств, их объединение и создание новой империи в обмен на поддержку русской дип*ломатии в решении вопроса об отмене статей Парижского трактата 1856 года. В 1864 году Пруссия аннексировала Шлезвиг и Гольштейн и разгромила Данию, в 1866 году - Австрию, в 1870-1871 годах нанесла поражение Франции, захватила Эльзас и Лотарингию и завершила объединение немецких государств в Германскую империю.

Поражение Франции, одной из главных участниц Парижского договора 1856 года, развал крымской системы и поддержка Германии позволили русскому министру иностранных дел А.М. Горчакову в 1870-1871 годах дипломатическим путем добиться отмены запрета России иметь Черноморский флот.
  • 31 октября 1870 года министр иностранных дел А.М. Горчаков, воспользовавшись франко-прусской войной, заявил, что Россия более не считает себя связанной статьями Парижского договора, лишающими ее права иметь военный флот на Черном море. Циркуляр Горчакова о решении России не соблюдать часть статей Парижского трактата был направлен в российские посольства для вручения правительствам государств, подписавших этот договор. Момент для заявления был выбран исключительно дачно. Главный «гарант» Парижского трактата Франция потерпела военный разгром, Пруссия обещала поддержку, Австро-Венгрия не рискнула бы выступить против России из опасения подвергнуться новому нападению Пруссии. Оставалась Англия, которая всегда избегала единоличных военных действий.
  • Циркуляр Горчакова стал причиной созыва конференции в Лондоне. В ходе работы конференции 13 марта 1871 года Россия, Турция, Германия, Австро-Венгрия, Англия, Италия и Франция заключили Лондонскую конвенцию. По ее условиям России и Турции было разрешено иметь в Черном море любое количество военных кораблей. Однако сохраняя запрет на проход военных кораблей России через проливы, участники конференции внесли пункт, разрешавший Турции пропускать через них военные суда дружественных ей стран (т.е. бывших противников России в Крымской войне). Тем не менее, Лондонская конвенция была дипломатической победой России, заставившей пересмотреть условия Парижского мира, ограничивавшие ее суверенитет на Черном море.
Ради отмены нейтрализации Черного моря Россия способствовала объединению Германии, а это впервые с ХVIII века создало немецкую угрозу России на западном направлении.

По материалам referats.spb.ru, rossija.info и Википедии
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)

BronuiN вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Старый 01.11.2008, 00:39   #42
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

Рожденная в пламени
и в пороховом дыму




Во все времена звание ГВАРДИЯ присваивалось только лучшим из лучших.

Это слово происходит от итальянского guardia — отборная, привилегированная. Такая часть войск появилась еще в рабовладельческую эпоху и была, по существу, отрядом личных телохранителей императоров и полководцев. В XV веке ее учредили во Франции, затем, уже в XVII веке, в Англии, Швеции, Пруссии.

В России Гвардия в составе Преображенского и Семеновского полков была создана повелением царя Петра I в 80-х годах (по другим данным — в начале 90-х годов) XVII века из так называемых потешных войск. Официально звание лейб-гвардейских эти любимые государем воинские части получили в самом начале Северной войны, после Нарвского сражения 19 ноября 1700 года, в котором стойкость преображенцев и семеновцев спасла русскую армию от разгрома.

Когда же появилась морская гвардия? Обычно рождение русской морской гвардии связывают с императорским указом от 16 февраля 1810 года, которым был учрежден Гвардейский флотский экипаж как самостоятельная морская часть Гвардии. В состав его вошли команды придворных гребцов и придворных яхт. Это обстоя*тельство дает право относить появление русской морской гвардии к более отдаленной эпохе — к царствованию Петра Великого, когда была сформирована Придворная гребецкая команда. В подтверждение этому доводу напомним, что в ознаменование 200-летия русской морской гвардии в 1910 году в Санкт-Петербурге было опубликовано специальное юбилейное издание «Памятка Гвардейского экипажа 1710—1910 гг. Краткий исторический очерк». В очерке указано, что корни рус*ской морской гвардии восходят к Придворной гребецкой команде...

Указом 1810 года экипаж был причислен к Гвардии и состоял сначала из четырех строевых рот, музыкантского хора и артиллерийской команды общей численностью 410 человек. Ему было пожалова*но знамя сухопутного гвардейского образца, увеличено жалованье и изменена форма: летняя, такая же, как у личного состава флота, и зимняя — пехотная, похожая на форму сухопутных полков Гвардии.

Для пополнения в Гвардейский флотский экипаж были взяты лучшие офицеры и нижние чины из флота. Офицерский состав переводился сюда за отличие по службе, так как при издании «Положения об экипаже» было принято, чтобы люди назначались туда как бы в награду. При выборе офицеров и нижних чинов для службы в экипаже руководствовались тем, чтобы они были «рослые» и «чистые лицом». Окончательное решение по каждому кандидату принимал государь. В конце XVIII и в XIX веке русская Гвардия включала части всех родов войск и флота, которые активно участвовали во многих сражениях русской армии.

В Отечественной войне 1812 года в боевых действиях на суше принимали участие моряки Гвардейского флотского экипажа и 75-го Черноморского флотского экипажа в составе четырех рот. Гвардейский флотский экипаж участвовал в сражениях при Бородине и Красном, а при переходе русских войск в контрнаступление обеспечивал переправы через реку Протву. В историческом Бородинском сражении 26 августа 1812 года у стен Москвы моряки-гвардейцы уничтожили французский полк дивизии генерала Дельсона и своей артиллерией громили солдат французских маршалов Даву, Нея, Жюно, кавалерию Мюрата

За доблесть и подвиги, проявленные в сражении 17—18 августа 1813 года у поселка Кульм (ныне Хлумец, Чехия), экипаж был удостоен высокой боевой награды — Георгиевского знамени с надписью «За оказанные подвиги в сражении 17 августа 1813 года при Кульме». Вместе с армией экипаж прешел путь от Бородина до Парижа.

Однако награждение столь высокой наградой не отразилось на флагах кораблей Гвардейских экипажей. Именно это и исправил Александр I своим указом от 5 июня 1819 года, который начинался словами: «В память сражения при Кульме...» Далее объявлялось, что отныне отличием судов Гвардейских экипажей становится трехцветный вымпел с Андреевским флагом в головке, на центр креста которого наложен красный щит с каноническим изображением Георгия Победоносца. Это был Георгиевский вымпел. Другим отличием стал Георгиевский адмиральский флаг, имевший полотнище Андреевского флага, но с упомянутым щитом в центре. Этот флаг был предназначен для подъема на кораблях Гвардейских экипажей при нахождении на борту должностных лиц адмиральского чина. В обычных условиях все корабли Гвардейского экипажа на кормовом флагштоке несли Андреевский флаг, как и все другие корабли Российского императорского флота.

После Отечественной войны 1812 года в Гвардии распространяются революционные настроения, и часть ее участвовала в восстании декабристов. Первым на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года пришел в неполном составе лейб-гвардии Московский полк, а за ним прибыли лейб-гвардии Гренадерский полк и матросы Гвардейского флотского экипажа капитан-лейтенанта Н.А. Бестужева.

В начале XX века русская Гвардия состояла из 12 пехотных, четырех стрелковых и 13 кавалерийских полков, трех артиллерийских бригад, саперного батальона, гвардейского флотского экипажа и нескольких кораблей Гвардейских экипажей.

Первым кораблем Гвардейского экипажа России стал 74-пушечный парусный линейный корабль «Азов». Он участвовал 8 октября 1827 года в знаменитом Наваринском сражении объединенного флота России, Англии и Франции против турецко-египетского флота, которым командовал Мухаррем-бей. Русской эскадрой командовал контр-адмирал Л.П. Гейден. Корабли союзного флота вошли в Наваринскую бухту (на юге Греции) и в ожесточенном сражении, длившемся около четырех часов, уничтожили турецко-египетский флот. На плаву осталось всего пять вражеских кораблей. Решающую роль в достижении этой победы сыграла русская эскадра, разгромившая центр и правый фланг неприятельской армады.

Все русские корабли показали подлинный образец героизма, но наиболее дерзко и решительно действовал экипаж флагманского линейного корабля «Азов», которым командовал капитан 1-го ранга Михаил Петрович Лазарев, в будущем известный флотоводец. Сражаясь одновременно с пятью турецкими кораблями, «Азов» уничтожил четыре, а пятый — 80-пушечный линейный корабль под фла*гом командующего неприятельским флотом — заставил выброситься на мель. В этом бою весь личный состав «Азова» действовал храбро и слаженно, но особенно отличились лейтенант П.С. Нахимов, мичман В.А. Корнилов и гардемарин В. И. Истомин. Их прославленные имена будущих героев Севастопольской обороны известны каждому из нас. Сам «Азов» в этом бою пострадал больше других кораблей — ведь он был в самом пекле сражения. По флагманскому кораблю русской эскадры одновременно вели сосредоточенный огонь три фрегата противника. Была выбита из степса фок-мачта; от горевшего фитиля, отброшенного в кучу картузов, стал взрываться порох. Кораблю грозила неминуемая гибель. Но отличная выучка, выдержка экипажа, четкие действия по борьбе с пожаром спасли «Азов». Из 600 человек экипажа «Азова» 153 были убиты и ранены. В корпусе «Азова» насчитали потом 153 пробоины, в том числе семь подводных. Но героический линейный корабль не вышел из боя, пока враг не был разгромлен.

Самая высокая награда за успешные боевые действия в этой битве и была пожалована именно «Азову» — кораблю вручили Георгиевский адмиральский флаг (как кормовой флаг) и Георгиевский вымпел. «В честь достохвальных деяний-начальников, мужества и неустрашимости офицеров и храбрости нижних чинов», — так было сказано в императорском указе.

Русская Гвардия родилась в пламени орудийных вспышек, в густом пороховом дыму боев. Пламя выстрелов — оранжевое, а пороховой дым — черный. Таковы и традиционные цвета матросских лент на бескозырках в Гвардейском экипаже и лент на Военно-морских флагах нынешних гвардейских кораблей...

С 1870 года трехцветный Гвардейский вымпел был заменен на белый, просуществовав до 1917 года. Он развевался на мачтах яхт «Царевна», «Марево», «Штандарт», «Полярная звезда», «Стрела» и «Александрия». Под этим вымпелом героически сражались и погибали в Цусимском бою эскадренный броненосец «Император Александр III» и крейсер «Адмирал Нахимов». Последними кораблями, носившими Георгиевский вымпел, были крейсера «Олег» и «Светлана».

Мы привыкли читать в энциклопедических изданиях, что линейный корабль «Азов» и бриг «Меркурий» были награждены Георгиевскими кормовыми флагами. Но это не так. Учитывая героизм их экипажей, «Азову» и «Меркурию» было предписано в качестве кормового поднимать адмиральский Георгиевский флаг, а экипажи причислить к Гвардейскому со всеми вытекающими отсюда льготами. За всю последующую историю России более ни один военный корабль Российского флота не получил этого отличия. Даже крейсер «Варяг», все члены экипажа которого стали Георгиевскими кавалерами, после возвращения в состав Российского флота поднял только Георгиевский вымпел. Георгиевский же флаг могли нести только корабли, названные в память о прежних подвигах, — «Память Азова» и «Память Меркурия».

После 1917 года Гвардия как таковая перестала существовать. И возрождение Гвардии вновь произошло в период Великой Отечественной войны (1941—1945).

В военно-морском флоте за выполнение сложных боевых заданий и проявленный при этом героизм 18 января 1942 года были преобразованы в Гвардейские 1-й минно-торпедный авиационный полк, не раз участвовавший в налетах на Берлин, 5-й и 13-й истребительные полки Краснознаменного Балтийского флота и 72-й Краснознаменный смешанный авиационный полк Северного флота. А 3 апреля 1942 года Гвардейскими стали крейсер «Красный Кавказ», эсминец «Стойкий» (затем «Вице-адмирал Дрозд»), минный заградитель «Марти» (бывшая «Ока»), тральщик «Гафель» (Т-205), подводные лодки Д-3, М-171, М-174, К-22, 2-й минно-торпедный авиационный полк и 8-й истребительный авиационный полк Черноморского флота. 18 июня 1942 года были преобразованы в Гвардейские крейсер «Красный Крым», 61-й зенитно-артиллерийский полк ПВО и 1-й отдельный артиллерийский дивизион береговой обороны Черноморского флота. Гвардейцами в битве под Москвой стали и воины флота из 75-й морской стрелковой бригады, которой командовал капитан 1-го ранга К.Д. Сухиашвили, и другие части.

Указом Президиума Верховного Совета для военнослужащих Гвардейских частей и соединений Красной армии 21 мая 1942 года был учрежден нагрудный знак «Гвардия», а для гвардейцев военно-морского флота — прямоугольная пластинка с муаровой лентой оранжевого цвета с черными продольными полосами (ныне знак «Гвардия» единый для армии и ВМФ). Одновременно были введены Гвардейские воинские звания.

10 июня 1942 года приказом народного комиссара ВМФ для отличия кораблей, личный состав которых проявил массовый героизм и мужество, были учреждены Гвардейский и Гвардейский Краснознаменный Военно-морские флаги, на полотнище которых между голубой полоской и изображением красной звезды, серпа и молота помещена традиционная для Вооруженных сил нашего Отечества оранжево-черная гвардейская лента. В том же месяце торжественное вручение и подъем Гвардейского Военно-морского флага состоялись на первых Гвардейских кораблях, объявленных приказом наркома ВМФ от 3 апреля 1942 года. Гвардейский Краснознаменный Военно-морской флаг был впервые поднят на Краснознаменной подводной лодке Северного флота Д-3 (командир — капитан 3-го ранга М.А. Быбеев).

Гвардейский флаг развевался в военные годы не только над крейсерами, эсминцами, подводными лодками, но и над маленькими катерами. Среди них был и сторожевой катер СКА-065. Много боевых дел совершил за время войны этот героический кораблик.

В ночь на 25 марта 1943 года СКА-065 конвоировал транспорт с военными грузами для фронта. Плавание подходило к концу. Осталось пройти несколько миль до пункта назначения. Но внезапно на транспорт и охранявший его катер налетели 30 фашистских бомбардировщиков. Уже первые меткие очереди пулеметов и разрывы снарядов небольших пушек катера расстроили их атаку. Командир катера старший лейтенант П.П. Сивенко, умело маневрируя, постоянно менял курс и скорость, избегая прямых попаданий. На маленький корабль и транспорт враг сбросил более 100 бомб. Осколками от близких взрывов были разрушены ходовой мостик, рубка, с цапф сорвало ствол носового орудия, вышла из строя рация. Но экипаж продолжал сражаться, даже тяжело раненные моряки не покидали своих боевых постов. Командир отделения минеров старшина 2-й статьи Г.А. Куропятников вел огонь из пулемета. В разгар боя старшине оторвало левую руку, несколько осколков попало в грудь и голову. От потери крови он временами терял сознание. Но после перевязки Григорий не оставил боевой пост. Вдруг он заметил, что на корме горят дымовые шашки, уложенные рядом с глубинными бомбами. В любую минуту мог произойти врыв. И тогда старшина, собрав последние силы, пополз на корму. Попытался здоровой рукой сбросить шашки за борт, но это не удалось — они были принайтовлены по-штормовому. Григорий стал развязывать найтовы зубами. Огонь обжигал лицо, от удушливого дыма перехватывало дыхание, но моряк продолжал бороться за спасение корабля. Наконец шашки освобождены. Уцелевшей рукой старшина сбросил их в море. Гибель катера была предотвращена. Неожиданно осколок перебил фал, и флаг упал на палубу. Раненый краснофлотец В.Д. Потапов нашел в себе силы, чтобы связать концы фала. Флаг вновь взвился над кораблем. Гитлеровцам так и пришлось ни с чем вернуться на свой аэродром. Транспорт был спасен.

Приказом народного комиссара Военно-морского флота 25 июля 1943 года сторожевому катеру СКА-065 было присвоено Гвардейское звание.

К маю 1945 года морская гвардия выросла в могучую силу — она насчитывала 2 авиадивизии, 18 надводных кораблей и 16 подводных лодок с гвардейскими экипажами, большое число частей других родов сил ВМФ...

Преобразование объединений, частей и кораблей в Гвардейские в мирное время не производится. Однако для сохранения наших боевых традиций Гвардейские наименования могут передаваться их преемникам. Так, Гвардейские наименования носят большие противолодочные корабли «Красный Кавказ» и «Красный Крым», а на груди воинов нынешней Гвардии — те же Гвардейские знаки, что носили в годы войны фронтовики.

В.А. Дыгало. Российский флот. Три века на службе Отечеству
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 19.11.2008, 00:02   #43
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

Петровский яхт-клуб


Создавая сильный Балтийский флот, Петр I много думал над тем, чтобы привить своим подданным любовь к морскому делу, к хождению на гребных и парусных судах. Понимая, что одними указами этого не добиться, он принял остроумное решение — не строить через Неву мостов. А так как новая столица — Петербург — вся была изрезана притоками Невы и каналами, то жители ее поневоле вынуждены были приниматься за строительство лодок и более крупных парусно-гребных судов для перевозки грузов.

Так, 4 июля 1710 года царь повелел интенданту И. Потемкину смотреть, «чтобы всех чинов люди, которые в Петербурге обретаются, во время ветра ездили Невою-рекою на судах парусами». Однако владельцев гребных и парусно-гребных судов было мало. Поэтому в начале 1718 года на берегу Фонтанки в Санкт-Петербурге, напротив Летнего сада, была сооружена Партикулярная верфь, состоявшая в ведении того же Потемкина. Верфь предназначалась для содержания в исправности находящихся в личном пользовании горожан небольших судов, а также для строительства яхт, буеров, вереек и рябитов.
Спойлер:
В XVII—XVIII веках все суда, входящие в соединение, кроме флагманского корабля, назывались «партикулярными». Впоследствии так стали называть торговые суда. В данном случае — верфь для строительства гражданских судов небольшого водоизмещения.
Буер представлял собой небольшое одномачтовое судно с косыми парусами; верейка — остроносую двух- или четырехвесельную лодку; рябит — небольшой ялик для разъездов по Неве. Назначая Потемкина хозяином верфи, царь не ошибся в выборе — он оказался деятельным человеком и хорошим организатором. Строительство судов шло споро и качественно.

Это позволило Петру I начать массовое приобщение жителей столицы к морскому делу или, как бы сказали сейчас, к водному спорту.

Уже во второй половине 1718 года Петром I были розданы от казны важнейшим учреждениям, высокопоставленным и, как тогда говорили, «достаточным» жителям Петербурга «безденежно в вечное потомственное владение» более 140 различных мелких парусно-гребных судов со всеми принадлежностями. При этом ставилось одно условие — владельцы сами должны были их чинить и по износу строить новые, еще большие, но уже за свой счет. «И не только он, но и его потомки и наследники его».

Суда эти составляли так называемый «Невский или буерный флот», который имел своего командующего, свой флаг и устав. Командующим был назначен тот самый Потемкин, которого Петр I в свое время обязал следить, чтобы всех чинов люди во время ветра «ездили Невою-рекою на судах парусами»; остряки из числа владельцев яхт и лодок тотчас нарекли Потемкина званием «Невский адмирал».

Каждое воскресенье все суда по пушечному выстрелу собирались в установленном месте для тренировки в управлении парусами. В основном учения проводились в дни, когда Неву рябили небольшие волны, чтобы люди привыкали управлять судном в наиболее сложных условиях плавания. Под командой «Невского адмирала» владельцы судов часа два или три занимались экзерцициями, то есть упражнялись в эволюциях. Не прибывшие или не приславшие за себя своих людей подвергались большому штрафу. Для придания торжественности и праздничности занятиям на воде в шести местах города в такие дни поднимали флаги расцвечивания, хорошо видные отовсюду.

Ежегодно Петр I устраивал так называемые морские гуляния, которые проходили очень весело. В дни этих праздников Петр I предпринимал плавания к Кронштадту и Шлиссельбургу.

За все свое царствование Петр так и не разрешил построить ни одного моста в Петербурге.

Невский флот просуществовал до 1770 года и явился прообразом возникших позже яхт-клубов. Он привил любовь к морскому делу тысячам людей. Однако первым официально зарегистрированным яхт-клубом считается основанный в 1720 году в Ирландии Водный клуб гавани Корка, объединявший 25 яхтсменов. В России первым яхт-клубом был Санкт-Петербургский императорский яхт-клуб, основанный в 1846 году. На его месте расположился нынешний яхт-клуб Балтийского морского пароходства. Крупнейшими известными ныне яхт-клубами на территории бывшего СССР являются Олимпийский парусный центр в Таллине (где в 1980 году проходила XXII Олимпиада), Центральный яхт-клуб Ленинградского облсовпрофа и Парусный центр в городе Сочи. Всего в стране было свыше одной тысячи яхт-клубов, принадлежащих добровольным спортивным обществам, ведомствам и организациям. Эти общественные организации, объединявшие любителей парусного спорта и предоставлявшие условия для эксплуатации яхт, совершенствования спортивного мастерства яхтсменов, обеспечивали их участие в соревнованиях и дальних спортивных плаваниях. Комплекс яхт-клуба включа*ет в себя защищенную от ветра и волн гавань, судоподъемные средства, эллинги или площадки для зимнего хранения яхт, мастерские для мелкого ремонта судов, парусов, здание с помещениями для ад*министрации, учебными классами, кают-компанией и так далее. Кроме администрации, руководящей хозяйственной деятельностью яхт-клуба, из числа членов избирается совет или правление яхт-клуба, которые, согласно утвержденному уставу, управляют учебной и спортивной работой, распределением яхт.

В.А. Дыгало. Российский флот. Три века на службе Отечеству
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 29.12.2008, 15:51   #44
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

На Черном море

Берега обширной Ахтиарской бухты, расположенной в юго-западной части Крымского полуострова, до 80-х годов XVIII в. были пустынны и безлюдны; лишь несколько мазанок составляли татарское селение Ахтияр, по имени которого называлась бухта. Время от времени здесь появлялись турецкие корабли. Последний раз они пришли сюда в 1778 г., чтобы высадить десант на Крымском побережье. Но командующий русскими войсками в Крыму генерал А. В. Суворов построил на берегах Ахтиарской бухты первые батареи и сумел не допустить высадки турецкого десанта. Впоследствии знаменитый полководец с гордостью вспоминал, как он вражеский флот «от Крымских берегов обратил назад к Константинополю».

В начале мая 1783 г. перед Ахтиарской бухтой появились корабли под русским флагом. Это была эскадра Азовской флотилии под командованием участника Чесменского сражения вице-адмирала Ф.А.Клокачева в составе фрегатов «Победа», «Крым», «Поспешный», шхуны «Измаил».

Когда корабли бросили якорь в бухте, перед моряками открылась величественная панорама обширной гавани.

«При самом входе в Ахтиарскую гавань, — писал Клокачев,— дивился я хорошему ее с моря положению, а вошедши и осмотревши, могу сказать, что во всей Европе нет подобной сей гавани — положением, величиною и глубиною. Можно в ней иметь флот до 100 линейных судов. Словом сказать, лучшее нельзя найти к содержанию флота место... Без собственного обозрения нельзя поверить, чтоб так сия гавань была хороша». Уже в мае того же года на берегах бухты началось строительство города и порта, ставшего главной базой русского флота. Новый порт был назван Севастополем — «Знаменитым городом».

С основанием Севастополя открылась история русского Черноморского флота.

Основой для создания нового флота явились корабли Азовской флотилии, построенные на Дону. Вскоре флот стал пополняться кораблями, созданными на верфях Херсона.

Этот новый портовый город, основанный вблизи устья Днепра в июне 1778 г., стал главным кораблестроительным центром на юге России. Под руководством И. А. Ганнибала здесь велись усиленные работы по постройке верфей, мастерских, жилых зданий. В 1784 г. в Херсоне был спущен на воду первый линейный корабль Черноморского флота. Здесь же было учреждено Черноморское Адмиралтейство. По мере готовности корабли переходили из Херсона в Севастополь, где они полностью вооружались, комплектовались экипажами, включались в состав эскадр и начинали практические плавания.

Строительство Черноморского флота проходило в сложных условиях: обширные территории Северного Причерноморья были в то время одной из далеких окраин России, где только начинали осваиваться плодороднейшие земли, строиться города, прокладываться дороги. Промышленная база для кораблестроения была очень слабой. Чтобы ускорить пополнение Черноморского флота, в Петербурге решили перевести на юг часть кораблей с Балтики. Небольшая эскадра в составе шести фрегатов вышла из Кронштадта в Черное море. Корабли совершили поход вокруг Европы и дошли до Дарданелл. Однако Турция отказалась пропустить их в Черное море. Целый год продолжались переговоры с Портой, но окончились они безрезультатно. Балтийские корабли возвратились обратно в Кронштадт.

Османская империя стремилась не допустить укрепления России на Черном море и вернуть потерянные ею территории в Северном Причерноморье, и прежде всего Крым. Планы Порты были направлены на то, чтобы вновь отбросить Россию от моря и восстановить то положение, которое существовало на южных русских границах в течение нескольких столетий. Правительство Екатерины II также строило далеко идущие планы: в интересах господствующего класса военно-феодальная верхушка России разрабатывала проекты захвата важных стратегических позиций и вытеснения Османской империи с Балканского полуострова.

Дипломатическая борьба между Турцией и Россией, не затихавшая после Кючук-Кайнарджийского мира, обострялась с каждым годом. Реваншистские стремления Турции усиленно подогревались западноевропейской дипломатией. Правящие круги Англии и Франции оказывали сильный нажим на Турцию, призывали «не допускать русского военного флота в Черном море».

Русскому послу в Константинополе Я. И. Булгакову в начале августа 1787 г. был предъявлен ультиматум, в котором турецкое правительство требовало вернуть Крым и пересмотреть ранее заключенные договоры между Россией и Турцией. Когда посол отверг эти требования, он был брошен в подземелье Семиба-шенного замка в Константинополе. Подобный шаг Порты означал объявление войны России.

Еще до того, как вести о событиях в Константинополе д,ошли до Петербурга, Севастополя и Херсона, турецкий флот вышел из Босфора к Днепровско-Бугскому лиману. Командовал флотом адмирал Гассан-паша.

Русский флот на Черном море был не готов к войне. Морские порты и базы находились еще в стадии первоначального строительства: необходимых запасов и материалов для постройки, вооружения, оснащения и ремонта кораблей было крайне недостаточно; Черное море в навигационном отношении было изучено слабо. По своему численному составу Черноморский флот значительно уступал турецкому флоту, который был весь заново отстроен после Чесменского сражения.

Если по численности сухопутных войск Турция не имела больших преимуществ перед русской армией, то на море она обладала подавляющим превосходством. Только по количеству фрегатов русский и турецкий флоты были примерно равны, по всем же остальным классам кораблей русский флот уступал неприятелю в несколько раз. Особенно велика была разница в наиболее сильных и мореходных линейных кораблях. Против четырех русских линейных кораблей, находившихся в строю к началу военных действий, турецкое морское командование имело около 20 таких же кораблей, обладавших мощной артиллерией; по числу других боевых и транспортных судов (корветов, бригов, транспортов) противник превосходил русский флот примерно в три-четыре раза.

При таком соотношении сил положение русского флота еще более ухудшалось тем, что он был разделен на две части. Основное боевое ядро флота, состоявшее преимущественно из парусных кораблей, базировалось в Севастополе; гребные суда с небольшой частью парусных кораблей находились в Днепровско-Бугском лимане и были объединены в Лимаискую флотилию. При нахождении неприятельского флота у русского побережья обе эти части русского флота не могли соединить свои силы без подавления противодействия противника.

Наиболее слабой по составу была Лиманская флотилия. «Неожиданное открытие сей войны, — писал командующий Черноморским флотом, — застало нас обезоруженными в пределах Днепровского лимана». Чтобы хоть как-нибудь увеличить силы флотилии, русским морякам пришлось прибегнуть к переделке судов, ранее предназначавшихся совсем для других целей.

Когда весной 1787 г. Екатерина совершала свое знаменитое путешествие из Петербурга в Тавриду, для следования ее с огромной свитой от Киева до Херсона была сооружена армада гребных судов. Одни из них предназначались для «высочайших» особ, другие — для придворных, третьи — для лошадей и грузов. Эти суда и начали срочно переоборудовать в военные катера, бригантины, галеры, канонерские лодки, баркасы, транспорты. Командующий флотилией впоследствии признавал, что на Лимане «суда были — конюшня, каретная и спальни придворных. На этих импровизированных кораблях и предстояло русским морякам сражаться с сильным и опасным противником.

Распределяя высшие руководящие должности на флоте, царское правительство всегда руководствовалось классовыми принципами, которые были типичны для всех областей общественной жизни феодально-крепостнического государства. Правящие круги интересовались не столько способностями и профессиональным мастерством людей, которым поручались ответственные посты, сколько их преданностью престолу, влиянием в придворных кругах, умением угождать начальству и держать в страхе подчиненных. Не случайно поэтому на флоте было не мало бездарных руководителей.

Такие адмиралы, как Н.С.Мордвинов и М.И.Войновнч, пользовались полной поддержкой со стороны правительства, хотя были неумелыми, нерешительными и безынициативными военачальниками. Об отношении их к матросам красноречиво свидетельствует изречение Мордвинова в одном из его приказов: «Голос принадлежит только офицеру, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] — унтер-офицерам, а матросам не должно иметь ничего,как руки». Отрицательно сказывалось на боеспособности флота раболепие царского правительства перед иностранными авторитетами.

Вся тяжесть организации борьбы с врагом во время военных действий легла на тех военачальников, которые обладали высоким боевым мастерством и выдающимися военно-организаторскими способностями. Среди них выделялся [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], флотоводческий талант которого особенно ярко проявился в ходе войны.

Главнокомандующим сухопутными и морскими силами на юге был фельдмаршал князь Г. А. Потемкин-Таврический. Основной задачей русской..армии и флота являлась оборона Черноморского побережья с целью не допустить вторжения неприятеля в глубь южных районов России.

Одним из уязвимых участков обороны являлся район Днепров-ско-Бугского лимана, где проходила граница между Турцией и Россией. На правом берегу Лимана находилась сильнейшая турецкая крепость Очаков. Благодаря своему выгодному географическому положению она препятствовала свободному выходу русских кораблей из Днепра и Буга.

На противоположном берегу Лимана начиналась русская территория. Здесь на узкой косе против турецкого берега находилась
небольшая крепость Кинбурн, а северо-восточнее ее, в 30 км от устья Днепра,—Херсон. На этом направлении турецкое командование сосредоточило главные силы с целью захвата территории между Днепром и Бугом и создании плацдарма для дальнейшего движения к Крыму. Поэтому «бдение над Кинбурном и Херсоном» было поручено генералу А. В. Суворову. Под его руководством были одержаны первые победы на Днепровско-Бугском лимане.

Когда ни в Кинбурне, ни в Севастополе еще не было известно о решении турецкого правительства начать военные действия против России, Черноморскому адмиралтейскому правлению было приказано «строжайше учинить предписания всем начальникам на судах, дабы во всех случаях старались оказывать туркам дружбу и благоприятство, удаляясь от всякого повода к неудовольствию». Однако Гассан-паша, руководствуясь повелением Порты, не стал ждать поводов для вооруженного нападения и приказал нанести внезапный удар по кораблям русского Черноморского флота. 20 августа 1787 г. стоявшие на якоре близ Кинбурнской косы фрегат «Скорый» и бот «Битюк» неожиданно подверглись артиллерийскому обстрелу с 11 турецких судов. Командир фрегата капитан-лейтенант А.А.Обольянинов и командир бота штурман И.Ф.Кузнецов сыграли боевую тревогу. Оправившись от неожиданного нападения, экипажи кораблей сумели быстро изготовиться к бою и открыли ответный огонь. В течение нескольких часов они сражались с численно превосходившим врагом и не допустили турецкие корабли приблизиться к ним и захватить в плен. Приняв на себя первый удар, они сорвали попытку турецкого командования использовать внезапность нападения для достижения своих планов. А. В. Суворов лично посетил отличившиеся корабли и благодарил их экипажи. «По своему влиянию бой от 20 августа,— доносил он князю Потемкину, — является значительным, и смею сказать, что можно было бы послать Обольянинова и Кузнецова к англичанам, чтобы они там командовали».

Не достигнув желаемого результата внезапным ударом, Гассан-паша развернул планомерную подготовку к активным действиям в районе Днепровско-Бугского лимана, чтобы овладеть его левым берегом, заблокировать русскую флотилию, создать плацдарм для дальнейшего продвижения своих войск к Перекопу.

30 сентября турецкая эскадра приблизилась к Кинбурну и начала его бомбардировку из 600 орудий. На следующий день адмирал Гассан-паша дал сигнал высаживать с кораблей десант. Как только высадка была полностью завершена, защитники Кинбурна под водительством А. В. Суворова бросились в атаку. На Кинбурнокской косе разгорелся ожесточенный бой. Трижды турецкие войска отражали натиск суворовских войск, но не выдержали боя, стали бросать оружие и знамена. Сломив сопротивление неприятеля, защитники Кинбурна прижали его к воде. Лишь небольшой части десанта удалось спастись. Сражение под Кинбурном 1 октября 1787 г. окончилось полной победой русских войск. «Под Кинбурном я отбил у турок охоту делать высадки», — говорил Суворов.

Весной 1788 г. на взморье у входа в лиман были вновь сосредоточены крупные силы турецкого флота. На этот раз он насчитывал свыше 100 кораблей различных классов, вооруженных 2200 орудиями. Русские же морские силы состояли здесь лишь из нескольких крупных парусных кораблей и около 50 небольших гребных судов; на них было всего 464 пушки. Тем не менее летняя кампания 1788 г. ознаменовалась значительными боевыми успехами Черноморского флота.

Первый удар по Лиманской флотилии командующий турецким флотом назначил на 7 июня. Свыше 40 турецких галер стали приближаться к русской флотилии, стремясь обойти ее с фланга. Русские гребные суда пошли им навстречу. Вперед вырвались четыре наиболее быстроходные галеры. Бригадир Корсаков, фактически руководивший сражением, вышел на шлюпке вперед, чтобы «умерить горячность этих галер и заставить их дождаться остальных». В этот момент к месту боя стала подходить вторая турецкая эскадра, в составе которой было 10 линейных кораблей. Прибытие такого подкрепления воодушевило неприятеля. Но огнем русских артиллеристов противнику был нанесен серьезный урон. В разгар боя на воздух одновременно взлетели два корабля, вскоре загорелся третий вражеский корабль. Сначала отдельные корабли, а потом вся турецкая эскадра вопреки угрозам Гассан-пашп стала отходить к Очакову.

Спустя 10 дней турецкое командование подготовилось к новому нападению. 17 июня Гассан-паша вновь повел свою эскадру на сближение с Лиманской флотилией, намереваясь атаковать ее с фланга. Однако мастерство его командиров оказалось невысоким; они не смогли умело лавировать в мелководном Лимане. Турецкий флагманский корабль сел на мель; другие суда остановились вокруг него. Используя расстройство боевого порядка неприятельского флота, Лиманская флотилия стремитель^ но атаковала его.

А. В. Суворов, наблюдавший за ходом сражения с Кинбурнской косы, спустя 2 часа после начала боя послал депешу князю Потемкину: «Ура, светлейший князь! У нас шебека 18-пушечная. Корабль 60-пушечный не палит, окружен. Адмиральский 70-пу-шечный корабль спустил свой флаг. Наши на нем».

Дружная атака небольших русских гребных судов была исключительно успешной. Неприятель не смог использовать своего превосходства в крупных парусных кораблях, так как на Лимане сложилось положение, напоминавшее обстановку в балтийских шхерах, где подвижные галеры Петра успешно боролись с громоздкими парусными кораблями шведских адмиралов. Но Гассан-паша, кроме парусной эскадры (10 линейных кораблей и 6 фрегатов), располагал 40 боевыми судами гребного флота, которые могли легко маневрировать независимо от ветра и контратаковать русскую флотилию. Но перевес в сражении был на стороне русских моряков.

В течение четырех часов залпы следовали с обеих сторон. После потери двух парусных кораблей и нескольких гребных судов Гассан-паша отступил к Очаковской крепости, а когда наступила темнота, принял решение выйти из Лимана в море.

Около 10 часов вечера турецкие корабли стали отходить от Очакова и направляться к выходу в морс. Их путь лежал мимо . Кинбурнской косы, на которой А. В. Суворовым были заранее установлены батареи. Гассан-паша рассчитывал незаметно выйти из Лимана, однако на русских наблюдательных постах заметили силуэты вражеских кораблей. Они шли плотной, сомкнутой колонной, что делало их очень уязвимыми для огня русской артиллерии. Неприятельская эскадра попала под сильнейший обстрел. «Наши ядра, — говорил А. В. Суворов, — пробивали оба борта, достигая до противного берега».

Чтобы полностью использовать критическое положение неприятеля и довершить его разгром, А. В. Суворов еще ночью послал курьера к командующему Лиманской флотилией с извещением о прорыве неприятельского флота из Очакова. На рассвете 18 июня флотилия в двух колоннах подошла к вражескому флоту и окружила его. Разделившись на несколько отрядов, русские суда атаковали одновременно сразу несколько вражеских кораблей. Одни из них, подожженные огнем артиллерии, горели и взрывались; другие оказывали упорное сопротивление. Русским морякам приходилось вплотную приближаться к ним, брать на абордаж и сражаться на палубах. В этих рукопашных схватках, было убито и ранено 85 моряков; одна русская плавучая батарея была потоплена. Но неприятель дорогой ценой заплатил за этот бой, потеряв 11 своих кораблей.

Всего в течение 17—18 июня Гассан-паша не досчитался 15 кораблей, в том числе пяти линейных кораблей и пяти фрегатов, на которых было около 500 орудий. Потери турок в экипажах превышали 6 тысяч человек, из которых 1673 человека было взято в плен. Со времени битвы при Чесме турецкий флот не испытывал столь тяжелого поражения, как в двухдневном Очаковском сражении. Победа в этом бою была достигнута благодаря мужеству и бесстрашию черноморских моряков. Высоко оценивая их подвиги, А. В. Суворов писал: «Жаль, что не был на абордаже; мне остается только ревновать!» Командующий флотилией в реляции отмечал, что из состава экипажей трудно выделить достойнейших, так как «все отличились храбростью и неустрашимостью, не поддающимися никакому описанию».

В то время как в Днепровско-Бугском лимане шли ожесточенные бои с турецким флотом, основная часть русского Черноморского флота — Севастопольская эскадра находилась в своей базе. Шторм, выдержанный эскадрой в сентябре 1787 г., более чем на полгода вывел .ее из строя. Лишь к весне 1788 г. боеспособность эскадры была восстановлена. Но командующий эскадрой контр-адмирал М. И. Войновнч и после этого не торопился с выходом в море. Зная численный состав турецкого флота, он боялся встречи с Гассан-пашой и придумывал различные предлоги, чтобы уклониться от боя с неприятелем. Только после решительных требований Потемкина эскадра Войновича вышла в боевой поход.

18 июня 1788 г., в день Очаковского сражения, корабли вышли из Севастополя и взяли курс к Днепровско-Бугскому лиману. В пути эскадра была задержана встречным ветром и лишь через 10 суток смогла достичь острова Тендра. Навстречу ей от Очакова двигался турецкий флот. Адмирал Гассан-паша, получивший донесение о приближении русской эскадры из Севастополя, сразу же принял решение дать ей сражение.И когда турецкий флот был замечен с кораблей Севастопольской эскадры,русские моряки насчитали 45 турецких судов; впоследствии к противнику прибыло на подкрепление еще несколько боевых кораблей. По соотношению сил неприятель, несмотря на серьезные потери под Очаковом, имел по сравнению с Севастопольской эскадрой очень большое преимущество. Против двух русских линейных кораблей Гассан-паша располагал 17 линейными кораблями. Весьма значительное превосходство противника было и в артиллерийском вооружении кораблей: турки имели более 1500 орудий, а русские ~ всего лишь 550 орудий.

Контр-адмирал Войновнч, еще до встречи с неприятелем боявшийся боевого столкновения, при виде большого турецкого флота оказался не в состоянии возглавить управление вверенной ему эскадрой. В минуту решительной встречи с противником он самоустранился от руководства предстоящим сражением и передал фактическое командование своему подчиненному — командиру авангарда (передовой части эскадры). Возглавлял передовую эскадру командир линейного корабля «Святой Павел» капитан бригадирского ранга Ф.Ф.Ушаков.

В течение трех дней русские и турецкие корабли маневрировали в море, стараясь занять наветренное положение для боя. К 3 июля оба флота находились против устья Дуная, невдалеке от острова Фидониси. Турецкому флоту удалось сохранить наветренное положение, которое для парусных кораблей давало ряд преимуществ?) К числу таких преимуществ относилось то, что наветренный флот мог выбирать время нападения и дистанцию боя, то есть обладал инициативой и возможностью навязать свою волю противнику, исходя из особенностей своего оружия и степени подготовки к бою. Во время сражения наветренным кораблям было значительно проще маневрировать и сближаться с неприятельскими кораблями. При артиллерийской перестрелке густой пороховой дым застилал подветренные корабли и мешал канонирам вести прицельный огонь; от наветренного флота дым относило в сторону подветренного флота, что облегчало ведение огня и обеспечивало хорошую видимость сигналов.

Выполнение маневра, задуманного Ф. Ф. Ушаковым, позволяло занять наветренное положение и поставить неприятельские корабли «в два огня», т. е. обстреливать их с обоих бортов. Однако турецкий адмирал поспешил принять необходимые меры: турецкие корабли также увеличили ход, не давая возможности русским кораблям обойти их и нарушить боевой порядок. Благодаря этому Гассан-паше удалось избежать обхода его боевой линии русскими кораблями. Но маневр Ушакова не позволил неприятелю нанести сосредоточенный удар по русскому авангарду в самом начале сражения. Тогда турецкий адмирал предпринял вторичную попытку сосредоточить основные силы против русского авангарда.

После маневрирования турецкий флот сблизился на дистанцию пушечного выстрела и начал обстрел русских кораблей. Турецкий адмирал стремился выбрать такое расстояние между кораблями, чтобы огонь больших турецких орудий мог быть эффективным, а русские корабли, имевшие орудия меньшего калибра и стрелявшие на меньшее расстояние, не могли причинить большого ущерба. Шесть турецких линейных кораблей поравнялись с русским авангардом и начали обстреливать три русских корабля.

Гассан-паша, писал Ф.Ф.Ушаков, «прибавя все паруса, бросился с чрезвычайной скоростью, как лев, атаковать передовые мои фрегаты. По сигналу Ушакова на русских кораблях также поставили все паруса, чтобы не допустить сближения неприятельских кораблей и в то же время отрезать от авангарда Гассан-паши часть его боевых судов. Замысел Ушакова удался. Передовые турецкие корабли увидели, что остаются отрезанными; один турецкий корабль, шедший впереди, «не дожидаясь никакого сигнала, с великой торопливостью без бою поворотил и ушел». По второму турецкому кораблю с фрегатов «Борислав» и «Стрела» было сделано несколько удачных выстрелов, и он тоже повернул вспять. Гассан-паша стал палить ядрами по своим уходящим кораблям, но они тем не менее вышли из боевой линии авангарда.

Оказавшись впереди, Гассан-паша «с превеликого азарту спустился еще ближе и стал бортом прямо против двух фрегатов». Хотя «дрался он с чрезвычайным жаром,русские фрегаты нанесли ему большие повреждения: «...видно было, как большие доски летели с кормы его корабля». На помощь турецкому адмиралу стремились подойти другие его соседние корабли, но все они были отогнаны кораблем Ушакова. У одного из этих кораблей артиллеристы «Павла» сбили фок-мачту, у другого фор-стеньгу, а третий «за великой течью в самой скорости подо всеми парусами ушел к стороне Аккермана». В корабле же Гассан-паши было «столько пушечных пробоин, что скоро сосчитать нельзя».

Одновременно" с авангардом сражались и другие корабли русской эскадры. Фрегат «Киниурн» удачными выстрелами дважды зажигал турецкий вице-адмиральский корабль, который стремилея подойти на выручку Гаееаи-паше.(В результате меткого огня черноморских моряков неприятель не стал пытаться продолжать сражение. В 5 часов вечера флагманский корабль вышел из боя и стал отходить. Это послужило сигналом для всего неприятельского флота. Сражение закончилось отступлением противника.

,,Морская баталия при острове Фидониси явилась первым боевым крещением Севастопольской эскадры — основного боевого ядра молодого Черноморского флота. Успех русского флота в сражении был достигнут смелостью и отвагой черноморских моряков, их высокой боевой выучкой и мастерством. «Я сам удивляюсь проворству и храбрости моих людей, — писал Ушаков.— Они стреляли в неприятельские'корабли не часто и с такой сноровкой, что казалось, каждый учится стрелять по цели, снаравливая, чтоб не потерять свой выстрел».

Высокое мастерство в бою проявили командиры кораблей, и прежде всего командир авангарда Ф.Ф.Ушаков, являвшийся фактическим руководителем всей эскадры. Если до сражения при Фидониси многие турецкие военачальники считали русских моряков неопытными и неспособными для бон в открытом море, то успех в этой морской баталии лучше всего свидетельствовал о подготовленности русского Черноморского флота к решению сложных боевых задач.

Сражение при Фидониси имело важные последствия. До сих пор турецкий флот обладал господством на Черном море, не позволяя русским кораблям совершать дальние походы. Рейсы русских кораблей ограничивались прибрежными районами, преимущественно между Керчью, Севастополем, Херсоном. После же сражения, когда вражеский флот впервые был вынужден отступить перед русской парусной эскадрой в открытом море, положение изменилось. В сентябре 1788 г. отряд крейсерских судов под командованием Д.Н.Сенявина вышел в первый боевой поход к берегам Турции. Русские корабли пересекли все Черное море, достигли Синопа и прошли вдоль турецкого побережья, обстреливая приморские опорные пункты.

Боевые успехи Черноморского флота оказывали сильное влияние на действия в районе Очакова. После понесенных потерь и повреждений адмирал Гассан-паша осенью 1788 г. поспешил уйти из Очакова и направиться на ремонт в Константинополь. Русский флот получил полную свободу действий, что не замедлило сказаться на дальнейшем ходе боевых действий.

Еще с лета Очаков был осажден армией Потемкина. Крепость ежедневно обстреливалась с осадных батарей и кораблей. В ноябре 1788 г. флотилия казачьих лодок под командованием войскового атамана А. Головатого, прикрываемая кораблями Лиманской флотилии, совершила стремительный налет на остров Березань, расположенный перед Очаковом. Парламентеры от начальника гарнизона сдали казакам ключи от крепости, более 20 орудий, 11 знамен, 150 бочек пороха,свыше тысячи ядер. Над крепостью взвился русский флаг. Наконец, в декабре 1788 г. русские войска штурмом овладели Очаковом. Турки потеряли свыше 7 тысяч убитыми, 170 знамен, 323 орудия и большое число пленных. Со взятием Очакова русские войска приобрели важный стратегический пункт, который должен был прикрывать с моря весь Днепровско-Бугский лиман с находящейся там кораблестроительной базой Черноморского флота. Недаром современники отмечали, что «Очаков есть южный естественный Кронштадт».

Вступив в должность командующего, Ушаков столкнулся с громадными трудностями оставленными в наследство его предшественниками. На кораблях и в базах был большой некомплект команд, много матросов болело из-за плохого питания и жестокого обращения офицеров. В Адмиралтействе в течение многих предшествующих лет был «хаос неописуемый, крайняя неизвестность во всех наличностях». В базах ощущался большой недостаток парусов, мачт, такелажа, якорей. Не хватало артиллерийского вооружения. «Здесь во многом находятся великие недостатки», — докладывал Ушаков князю Потемкину. «Разных припасов и материалов, тож и лесов, особливо жидкой и густой смолы, здесь совсем нет, также медикаментов не только на судах, но и в госпитале не имеется»,— писал он главному интенданту флота!

Адмирал Ушаков деятельно приступил к повышению боеспособности флота и его подготовке к активным действиям против неприятеля. Однако ни со стороны Потемкина, ни из Петербурга он не получал того, что было остро необходимо для совершенствования всех отраслей флотского хозяйства. Тратя огромные суммы на разнообразные личные нужды, царское правительство пренебрегало насущными потребностями флота3. Дело доходило до того, что «по неимению при севастопольском порте денежной казны» Ушакову приходилось вкладывать в строительство флота личные средства. «Дохожу до такой крайности, — писал он летом 1790 г.,-—что вынужден заложить собственный дом Ф. Ф. Ушаков понимал, что боеспособность флота зависит прежде всего от рядовых матросов. Он высоко ценил доверие матросов к нему. «Всякое доверие их ко мне совершает мои успехи, — говорил он. Постоянная забота об экипажах кораблей, являлась важнейшим требованием Ушакова, которое он предъявлял ко всем командирам кораблей. Большое внимание уделял он здоровью матросов, улучшению их питания и бытовых условий на кораблях и на берегу. Установив однажды, что находящиеся в госпитале матросы плохо питаются, Ушаков предписал конторе Севастопольского порта «употребить всевозможное старание, дабы лучшим содержанием подкрепить., людей и при-весть в здоровье». Офицеров, которые не желали заботиться о личном составе, он строго наказывал.

Чтобы постоянно повышать боевое мастерство экипажей и готовить их к борьбе с сильным и опытным противником на море,адмирал Ушаков большое внимание уделял обучению личного состава. Боевая подготовка строилась на наиболее рациональных приемах. Он разрабатывал инструкции и руководства, в которых излагал свои требования к обучению моряков,прежде всего —учить в сложных условиях.

Корабли в любую погоду выходили в море, проводили там парусные, артиллерийские, абордажные и другие учения.«Рекомендую командующим, — писал адмирал Ушаков в одном из приказов, — приучать служителей (матросов) к скорым беганьям по снастям. Отдачу и прибавку парусов приказать делать с отменной скоростью». Мастерство черноморских моряков неуклонно росло, что повышало боеспособность флота не меньше, чем пополнение его новыми боевыми кораблями.

Около двух лет после сражения у острова Фидониси турецкий флот не предпринимал активных действий в Черном море. В Турции велось усиленное строительство новых кораблей. Одновременно с усилением своей военной мощи Османская империя активно участвовала в дипломатической борьбе против России

В сражениях парусных флотов успех но многом определился умелым использованием силы и направления ветра и опережением протииника в Производстве различных маневров (поворотов с перестроением кораблей), что зависело от быстроты и сноровки матросов в постановке и уборке парусов. Хорошо подготовленный эжипаж и обеспечивал поворот 80-пушечного корабли при свежем ветре за 5—6 минут, при слабом ветре за 10—13 минут.

В разгаре боевых действий на юге для России сложилась тяжелая военно-политическая обстановка на Балтике. Дипломатия Англии и Пруссии стремилась вовлечь в войну против России Шведское королевство, усиленно разжигая реваншистские планы шведского правительства, направленные на завоевание приморских областей, перешедших к России в Северной войне. Шведский король Густав III расценивал сложившуюся обстановку как весьма выгодную для осуществления этих планов, так как основные силы России были сосредоточены против Турции, а позиция Англии и Пруссии позволяла надеяться на помощь этих европейских держав. В июне 1788 г. русскому правительству было вручено ультимативное требование Густава III, в котором шведский король требовал от России возвратить ему часть Карелии с городом Кексгольмом, разоружить Балтийский флот, отдать Турции Крым и принять его «посредничество» в русско-турецком конфликте.

В это время русский Балтийский флот готовился к дальнему походу в Средиземное море, чтобы принять участие в боевых действиях против Турции в тех же районах, где в 1770—1774 гг. действовала эскадра Г. А. Спиридова. Эскадра Балтийского флота была полностью подготовлена к походу. Три линейных корабля и пять других судов уже вышли из Кронштадта и в конце июня достигли Копенгагена. Однако дальнейшее плавание не состоялось из-за назревавшей войны с Швецией, которая действовала в полном контакте с Турцией.

В конце июня 1788 г. Швеция начала военные действия против России. Густав III объявил поход на Петербург, обещая своей свите «дать завтрак в Петергофе». Шведский флот должен был прорваться в восточную часть Финского залива и угрожать Кронштадту и Петербургу. Вступление Швеции в войну очень осложнило положение России, так как ей пришлось вести борьбу на два фронта — на юге и северо-западе.

В течение двух лет продолжалась русско-шведская война (1788—1790). Агрессивные замыслы Густава не осуществились. Русская армия и флот обеспечили безопасность Петербурга и прибалтийских областей. Балтийский флот успешно действовал против сильного шведского флота. В Гогландском, Эландском, Ревел ьском, Фридрихсгамском, Красногорском, Выборгском морских сражениях русские моряки нанесли большие потери неприятелю, В этих сражениях многие корабли противника вынуждены были спускать свои флаги перед русскими кораблями. Почетными трофеями русских моряков стали штандарт герцога Зюдерманладского, флаги шведских линейных кораблей «Принц Густав», «Принц Карл» и др.

В 1790 г. между Швецией и Россией был заключен Верель-ский мирный договор, согласно которому оба государства сохраняли свои прежние границы. Окончание войны со Швецией улучшило положение России, однако длительная война на два фронта сильно истощила ее военно-экономические ресурсы, что существенно отражалось на ходе боевых действий с Османской империей.

На юге в это время не прекращались сражения с турецкой сухопутной армией. В качестве союзника России здесь в 1788—1790 гг. выступала Австрия. Однако действия австрийских войск были неудачны, турецкая армия нанесла им ряд крупных поражений. Вслед за этим, однако, турецким войскам были нанесены серьезные удары. В июле 1789 г. русская армия под командованием А. В. Суворова одержала блестящую победу при Фокшанах; спустя два месяца Суворов нанес сильнейшее поражение туркам при Рымнике. Русские войска продвинулись далеко на запад от Днепровско-Бугекого лимана и других исходных позиций, которые они занимали к началу войны. Турция должна была вести оборонительные действия на Дунае.

Успехи русской армии создавали возможность прочного укрепления на Черноморском побережье. В июле 1789 г. при слиянии Буга и Ингула был основан портовый город Николаев, где развернулось строительство кораблей; впоследствии сюда было перенесено из Херсона Черноморское Адмиралтейство. В сентябре 1789 г. в 65 км к западу от Очакова был взят небольшой турецкий замок Гаджибеи. Через несколько лет на этом месте развернулось строительство гавани. Новый портовый город был назван Одессой.

Порта не предполагала прекращать борьбу и разрабатывала планы новых военных кампаний. Она рассчитывала, в частности, что продвижение главных сил русской армии к Дунаю неминуемо должно ослабить те прибрежные области, которые остались вдйлеке от театра военных действий. Исходя из этого, намечались удары по тем участкам русского побережья, где предполагалось встретить сопротивление небольших русских сил.Первое место в этих расчетах занимал Крымский полуостров.

Русское командование считало угрозу для Крыма очень серьезной, так как он был сильно уязвим со стороны моря.Особенную опасность представляли турецкие войска, сосредоточенные на Кавказском побережье. В то время весь кавказский берег, кроме

Таманского полуострова, находился у Турции. Передовым опорным пунктом здесь являлась крепость Анапа, в которой находился большой турецкий гарнизон. Отсюда до Керчи или Феодосии требовалось всего несколько часов хода.

В Севастополе и Херсоне постоянно получали сведения о подготовке турецких вооруженных сил к высадке на Крымский полуостров. Турецкая эскадра имела «повеление искать по крымским берегам способное место для десанта, а особливо около Кафы (Феодосии)». С этой целью, как писал Потемкин весной 1790 г., турки «великим прилежанием и поспешностью стараются вооружить флот в Константинополе». Командующим турецким флотом был назначен адмирал Гуссейн-паша.

Чтобы помешать русскому флоту противодействовать десантам, английские инструкторы готовили для турецкого флота специальные брандеры для уничтожения русских кораблей; они же рекомендовали туркам наполнить зажигательными веществами одно из торговых судов и подослать его под нейтральным флагом в русский порт с тем намерением, «чтобы сие судно, остановись между кораблями, зажгло их ночью».

Командующий Черноморским флотом контр-адмирал Ф.Ф.Ушаков развернул активную подготовку к кампании 1790 г. Когда большинство кораблей Севастопольской эскадры было подготовлено к дальнему плаванию, Ушаков вышад в поход с целью разведать силы неприятеля и нарушить его коммуникации в юго-восточном районе Черноморского театра. Русские корабли пересекли все Черное море, достигли Синопа, оттуда пошли вдоль турецких берегов к Самсуну, далее — к Анапе и затем возвратились в Севастополь.

Появление русской эскадры у побережья Турции вызвало у неприятеля «великий страх и беспокойство». Черноморские моряки захватили более десяти турецких судов, экипажи которых сообщили, что в Константинополе ведется усиленная подготовка к выходу в Черное море многочисленного турецкого флота с десантными войсками.

2 июля 1790 г. русская эскадра вышла в море «для поисков неприятельского флота и охранения таврических берегов». Оценив обстановку и предугадывая замыслы противника в отношении высадки десанта на Керченский полуостров со стороны Анапы, адмирал Ушаков избрал курс на восток. 6 июля эскадра пришла на Феодосийский рейд, где было получено сообщение о том, что за полсуток до этого здесь находилась турецкая эскадра, обладавшая русскими секретными опознавательными сигналами. О курсе противника было известно лишь то, что он «пошел прямо в открытое море».



Утром 8 июля русская эскадра находилась против Керченского пролива — «между Крымским берегом и Таманью на открытом море в довольной дистанции от всех берегов». Этот район Ф. Ф. Ушаков считал наилучшим-для наблюдения за противником и для защиты Крымского полуострова. И действительно, одно из крейсерских судов, высланное на разведку, сигналом дало знать, что видит «посторонние суда». Через полчаса на эскадре увидели большой неприятельский флот, шедший со стороны Анапы по направлению к Крыму.

Адмирал Гуссейн-паша имел превосходство в силах. Хотя по количеству линейных кораблей обе эскадры были равны, но у турок было в два раза больше других боевых судов— бомбардирских кораблей, бригантин и др. Важным преимуществом неприятеля являлось превосходство его в артиллерийском вооружении кораблей, (более 1100 турецких орудий против 850 русских), а также занятие им наветренного положения.

Заметив русскую эскадру, Гуссейн-паша сразу же дал сигнал своим кораблям атаковать ее. Все турецкие корабли, отмечал адмирал Ушаков, пошли «прямо по ветру на наш флот». Началось сражение у Керченского пролива.

В полдень неприятельский флот подошел к русской эскадре на расстояние пушечного выстрела и открыл огонь. К этому времени Ушаков построил свою эскадру в боевой порядок, полностью подготовился к решительной встрече с врагом и, «будучи во всем готов в лучшем порядке, с поспешностью шел ему навстречу».

Гуссейн-паша обрушил главный удар по авангарду русской эскадры, в который входили два линейных корабля и один фрегат. Русские корабли начали ответный огонь по неприятелю. Особенно сильная перестрелка велась между авангардными кораблями обеих эскадр. «Авангард нашего флота, — говорил Ушаков,— усиливающееся нападение неприятеля выдерживал с отличной храбростью и жестокостью огня приводил его в замешательство и расстройку, так что оный'пальбу свою весьма уменьшил». Видя, что турецкие авангардные корабли не могут нанести решительного поражения русским передовым кораблям, Гуссейн-паша направил против них огонь других своих судов.

Тогда адмирал Ушаков противопоставил турецкому командующему неожиданное решение; он приказал фрегатам выйти из боевой линии, оставив «под ветром против авангардин корпус резерва. Как только сигнал об этом взвился на флагманском корабле, фрегаты «Иоан-воинственннк», «Мероним», «Покров Богородицы» и другие отвернули от линии, а линейные корабли «сомкнули плотно свою дистанцию». Ушаков стремился уменьшить интервалы между кораблями, чтобы кордебаталия могла ближе приблизиться к своему авангарду и наносить удары по тем неприятельским кораблям, которые были против него сосредоточены. Этому способствовала и перемена ветра: в исходе третьего часа ветер неожиданно переменился, что и «подало нам случай,— как говорил Ушаков, — приблизиться к оному (противнику) на такую дистанцию,что картечь из малых пушек могла быть действительна».

Гуссейн-паша решил сделать поворот. Турецкие корабли по сигналу своего флагмана начали поворачивать, чтобы улучшить свое положение по отношению к русской эскадре. Однако этот маневр привел к худшему положению для самих турок. В момент прворота турецкие корабли еще более сблизились с русскими кораблями, которые тут же усилили огонь. Наиболее, успешно били по вражеским судам артиллеристы линейных кораблей «Рождество Христово» под командованием капитана 2-го ранга М. М. Ельчанинова и «Преображение», под командованием капитана 2-го ранга Я.Н.Саблина.

Особенно сильно были повреждены два неприятельских линейных корабля, на которых оказались совершенно сбитыми стеньги и реи. В результате повреждений они потеряли управление и шли столь близко, что Ушаков опасался сцепления их с некоторыми из задних кораблей своей эскадры. Сильный удар был нанесен по турецкому вице-адмиральскому кораблю. Он очень близко прошел вдоль всей линии русской эскадры и «остался поврежден до крайности».

Метким огнем русских артиллеристов с некоторых турецких кораблей были «сбиты флаги долой». Капитан 2-го ранга И.С.Поскочин послал шлюпку, которая захватила один из турецких флагов.

Стремясь защитить свои поврежденные корабли, адмирал Гуссейн-паша с несколькими кораблями изменил курс и прошел контр-галсом параллельно русской эскадре. Благодаря этому маневру ему удалось отвлечь огонь русских артиллеристов от ранее поврежденных турецких кораблей, но зато его корабли получили не один десяток русских ядер. «Ясно было великое повреждение его кораблей и множество побитого экипажа, тем более, что имели они много десантного войска».

В результате умелого маневрирования в ходе сражения русская эскадра оказалась в наветренном положении. Чтобы воспользоваться этим, Ф. Ф. Ушаков сделал сигнал:«Авангардии всей вдруг поворотить оверштаг, кораблю «Рождество Христово» быть передовым, всем кораблям, не соблюдая своих мест, каждому по способности случая с поспешностью войти в кильватер моего корабля». Флагманский корабль под всеми парусами лег на новый курс,вслед за ним стали занимать места другие корабли.

Это неожиданное, смелое и быстрое перестроение вызвало замешательство среди турок. Гуссейн-паша вынужден был устраивать свою линию под ветром. Русские же корабли стремились сблизиться с противником, чтобы нанести ему окончательное поражение, добить или пленить его корабли, многие из которых были сильно повреждены. Однако командующий турецким флотом начал отступление.«Неприятель, — писал Ушаков, — многократно покушался бежать под ветер и как скоро замечал, что и я со флотом, делая сигналы о погоне, спускался с поспешностью на него, тогда он приводил корабли свои бейдевинд и чрез то оставался флот их большей частью впереди и заметно, что, провождая он время, ожидал темноты ночи».

К восьми часам наступавшая темнота стала закрывать неприятельский флот. Пользуясь своей скоростью, турецкие корабли скрылись из виду, однако Ушаков продолжал погоню, рассчитывая нагнать противника.

Гуссейн-паша уходил от преследования, «не зажигая на кораблях огней нигде». В полночь он внезапно изменил курс и разделил эскадру на две части; наиболее поврежденные корабли направились в Синоп, а остальная часть эскадры повернула на запад. Утром 9 июля адмирал Ушаков, не обнаружив противника,, взял курс на Феодосию, а спустя три дня прибыл в Севастополь.

Сражение у Керченского пролива показало замечательную боевую выучку экипажей русских кораблей и высокое флотоводческое мастерство адмирала Ф. Ф. Ушакова. Этой победой черноморские моряки сорвали замыслы противника высадить десант в Крыму.

Турецкое командование пыталось скрыть результаты поражения своего флота. «Капитан-паша, будучи разбит близ Тамана, — писал Потемкин в сентябре 1790 г., —бежал с поврежденными кораблями и теперь еще пять судов починяют, а насказал, что у нас потопил несколько судов. Сия ложь у визиря была публикована. На что они лгут и обманывают себя?».

После сражения турецкий флот укрылся в своих базах, где начались усиленные работы по ремонту поврежденных кораблей. Турецкое командование поставило задачу в короткие сроки восстановить боеспособность флота и вновь направить его в Черное море.

...На рассвете 28 августа эскадра Ф. Ф. Ушакова находилась в открытом море, идя южнее Тендровской косы. Вскоре один из матросов доложил: «Между Тендрой и Гаджибейским берегом виден флот неприятельский числом 23 судов». Когда видимость улучшилась, на флагманском корабле установили, что у противника около 50 судов, в том числе 15 линейных кораблей и 8 фрегатов. Неприятельский флот опять значительно превосходил русскую эскадру.

Ушаков поднял сигнал, оповещающий все корабли об обнаружении неприятельского флота. По приказу флагмана на кораблях прибавили парусов. Эскадра двинулась на сближение с противником.

Приближение русского флота явилось для Гуссенн-пашн полной неожиданностью, Стоя на якорях, турецкие корабли были безлюдны наверху; лишь часовые виднелись на своих постах. Но как только был замечен русский флот, на турецких кораблях все пришло в движение. «Неприятельский флот, — записано в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Ушакова, — обрубая якоря, будучи в беспорядке, вступил под паруса и побежал к стороне Дуная».

Русская эскадра начала преследование отходящего неприятеля. Впереди его боевого порядка шли флагманские корабли во главе с Гуссейн-пашой. Пользуясь преимуществом в ходе, они стали уходить вперед, в то время как остальные суда несколько отставали. Опасаясь, что отстающие корабли будут настигнуты эскадрой Ушакова, прижаты к берегу, окружены и захвачены, Гуссейн-паша был вынужден сделать поворот.

В то время когда турецкая эскадра производила перестроение, русские корабли по сигналу адмирала Ушакова построились из трех колонн в линию баталии; три фрегата составили корпус резерва и расположились против авангарда на тот случай, «ежели бы передовые неприятельские корабли, выиграв ветр, покусились с обеих сторон атаковать нашу линию». В 3 часа дня оба флота пошли параллельно друг другу; Ушаков стал сокращать дистанцию и дал приказ открыть огонь по неприятельским кораблям.

Экипажи черноморских кораблей проявили высокое боевое мастерство, атакуя неприятельский флот, за которым они столь упорно гнались еще во время баталии у Керченского пролина. Русские корабли «с отличной неустрашимостью принудили передовую часть неприятельского флота поворотить через фордевинд и бежать к стороне Дуная... Флот наш гнал неприятеля подо всеми парусами и бил его беспрестанно».

Несколько часов продолжалась погоня за неприятелем, но вечером вражеский флот «при темноте ночной закрылся из виду». Гуссейн-паша предполагал, что ему удастся ночью уйти от преследования, подобно тому как это было во время Керченского сражения. Турецкие корабли шли без огней и изменяли курсы, чтобы дезориентировать русскую эскадру. Но на этот раз неприятельскому флоту уйти не удалось.

На следующий день «при начале рассвета оказался флот неприятельский, лавирующий к ветру, рассыпан весь в разные места». Как только Гуссейн-паша увидел, что русская эскадра находится вблизи, он дал сигнал своим кораблям держаться соединенно и продолжал отход. Турецкий флот взял курс к юго-востоку, но поврежденные корабли заметно снизили скорость и стали отставать.

Адмиральский 80-пушечный линейный корабль «Капитания»—главнейший корабль во флоте Турции» — замыкал боевой порядок неприятельского флота. В 10 часов утра русский линейный корабль «Андрей» первый приблизился к нему и вступил в бой; вслед за ним подошли линейные корабли «Георгий» и «Преображение». Окружив неприятельский корабль, «переменяя один другого, они производили жестокий огонь». «Капитания» упорно сопротивлялась. Но к ней приблизился флагманский корабль адмирала Ушакова. Он стал против борта турецкого корабля на расстоянии 60 м и «в малейшее время нанес ему наижесточайшее поражение». Противник не выдержал. «Люди неприятельского корабля, — писал Ф. Ф. Ушаков, — выбежав все наверх, на бак и на борты, поднимая руки кверху, кричали на мой корабль и просили пощады и своего спасения». Тут же был дан приказ прекратить огонь.

В плен сдались адмирал Сеит-бей, капитан корабля Мехмет-дарсей и 17 других офицеров турецкого штаба. Все они были доставлены на корабль Ушакова. Через несколько минут от пожара на «Капитании» раздался взрыв и флагманский турецкий корабль взлетел на воздух.

Другие корабли русской эскадры настигли турецкий линейный корабль «Мелеки-Багари», окружили его и вынудили сдаться. Некоторые турецкие корабли пытались уйти.от преследования, но их настигали русские корабли. Экипаж крейсерского судна «Феникс» взял в плен 12-пушечную турецкую бригантину, моряки с крейсерского судна «Панагия» — 16-пушечную бомбарду1. На всех турецких судах было захвачено в плен более 700 человек.

Оставшаяся часть эскадры Гуссейн-паши поспешно отошла к Босфору. Во время перехода от полученных в бою повреждений затонули линейный корабль капитана Арнаут-Асана и несколько других судов.

Эскадра Ф. Ф. Ушакова возвратилась в Севастополь, где экипажам кораблей была устроена торжественная встреча. Поздравляя черноморцев с победой у Тепдры, главнокомандующий Потемкин писал: «Знаменитая победа, одержанная черноморскими силами под предводительством контр-адмирала Ушакова в 29 день минувшего августа над флотом турецким... служит к особливой чести и славе флота Черноморского. Да впишется сие достопамятное происшествие в журналы Черноморского Адмиралтейского правления ко,всегдашнему воспоминанию храбрых флота Черноморского подвигов...».

Сражение у Тендры показало высокий уровень русского военно-морского искусства. Тактика адмирала Ф. Ф. Ушакова, успешно примененная в УГОМ сражении, отличалась стремительностью атаки, быстрым перестроением эскадры из походного ордера в боевой,нанесением артиллерийского удара с короткой дистанции, сосредоточием огня против флагманских кораблей противника, использованием тактического резерва для поддержки авангарда и усиления атаки, решительным преследованием противника с предоставлением полной инициативы командирам кораблей»3.

Летом 1790 г. главным театром военных действий на суше стал район нижнего течения Дуная, к которому вплотную подошли русские войска. Турецкое командование стремилось задержать на этом рубеже наступление русских войск, для чего усилило гарнизоны крепостей как на правом, так и на левом берегу Дуная. Для нанесения поражения противнику необходимо было овладеть левобережными крепостями Килня, Браилов, Галац, Измаил и форсировать Дунай. Для решения этих задач важное значение приобретало взаимодействие сухопутных войск с морскими силами.

Победа над турецким флотом у Тендры давала возможность Черноморскому флоту содействовать приморскому флангу русской армии и обеспечивала условия для перебазирования русской Лиманской флотилии на Дунай. В октябре 1790 г. Лиманская флотилия вышла из Гаджибея, подошла к дельте Дуная и стала прорываться вверх по реке.

Авангард флотилии под командованием капитана 1-го ранга Ф. А. Ахматова в середине ноября подошел к сильнейшей турецкой крепости на левом берегу Дуная — Измаилу. Моряки заняли остров против крепости и установили на нем несколько батарей из орудий, снятых со своих судов. 20 ноября начался обстрел Измаила, и вражеских судов, стоявших под его стенами.

Бомбардировка Измаила со стороны реки продолжалась в течение недели. В результате меткого" огня корабельной артиллерии противнику было причинено много повреждений; под стенами Измаила неприятель потерял около 100 боевых и вспомогательных гребных судов своей Дунайской флотилии.

Осада Измаила с суши велась нерешительно и медленно. Поэтому Потемкин решил направить сюда А. В. Суворова. В ордере главнокомандующего говорилось:

«Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда, и сторона города к воде открыта.Остается предпринять, с помощью божиею, на овладение города. Для сего, ваше сиятельство, извольте поспешить туда для принятия всех частей в вашу команду, взяв .на судах своих сколько можете поместить пехоты... Прибыв на место, осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшей».

Получив ордер, А. В. Суворов в тот же день отправился в Измаил, куда прибыл 2 декабря. Ознакомившись на месте с обстановкой, он сделал вывод, что Измаил очень сильно укреплен. «Крепость без слабых мест», — доносил он Потемкину. Однако это не остановило выдающегося полководца. Суворов принял решение сразу же начать немедленную подготовку к штурму,

На рассвете 10 декабря началась сильнейшая артиллерийская подготовка. Осадные батареи и корабли флотилии открыли огонь по Измаилу из всех орудий. Русские артиллеристы посылали по врагу снаряд за снарядом. Благодарность Суворова заслужили многие моряки — капитан-лейтенанты С. Мякинин, И. Шостак, А. Башуцкий, шкиперы А. Пайсинов, Д. Кулаков, боцман И. Ба-ринга. Их корабли стояли в 150 метрах от Измаильской крепости.

В ночь с 10 на 11 декабря при непрекращавшейся бомбардировке Измаила «все войска, — писал А. В. Суворов, — выступили устроенными колоннами к назначенным им пунктам, а флотилия по Дунаю плыла к назначенным местам. А в пять часов с половиною все колонны как с сухого пути, так и водою двинулись на приступ». Вскоре после полудня Измаил пал. Русские войска проявили невиданный героизм, взяв неприступную твердыню, о которой в Европе распространялись самые невероятные слухи.

Победа под Измаилом имела большое военно-политическое значение. Порта под влиянием крупных поражений стала склоняться к необходимости мирных переговоров с Россией. Со'своей стороны русская дипломатия сремилась к заключению мира, так как Россия была истощена войной на двух театрах, в армию было взято около полумиллиона рекрутов, среди крепостного крестьянства усиливались волнения; Екатерина опасалась нового Пугачева. Однако против мирных переговоров между Россией и Турцией выступили западноевропейские державы, упорно препятствовавшие дальнейшему укреплению России на Черном море.

В Англии стали снаряжать флот в 36 линейных кораблей, в Пруссии была объявлена мобилизация. Но политика английского премьера Питта встретила сопротивление со стороны оппозиции, которая была против разрыва с Россией, чтобы не потерять своп прибыли от торговли с ней. Сильное влияние на международные отношения оказали события во Франции, где в мае 1789 г. началась буржуазная революция. Французская революция все больше приковывала внимание правящих кругов Британской империи, стремившихся не допустить распространения ее в Европе. В этой сложной международной обстановке ни Англия, ни Пруссия (заключившая с Турцией союзный договор) не решились выступить с открытой войной против России. Тем не менее им удалось сорвать русско-турецкие мирные переговоры.

Порта вновь мобилизовала свои силы для продолжения боевых действий.

В конце июля 1791 г. Черноморский флот под командованием Ф. Ф. Ушакова вышел в море. Корабли взяли курс на юго-запад; пользуясь попутным ветром, они шли под всеми парусами и в течение двух суток безостановочного плавания достигли турецких берегов, Адмирал Ушаков повел эскадру вдоль побережья. Турецкий флот в это время стоял около мыса Калиакрия. Под командованием Гуесейн-паши находилось четыре эскадры, прибывшие из Константинополя, Алжира, Туниса и других турецких владений на Средиземном море. В их составе насчитывалось 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и около 50 других боевых и вспомогательных судов. Артиллерийское вооружение неприятельского флота превышало 1500 орудий. В подчинении у Гуссейн-паши находилось восемь адмиралов.

Будучи недалеко от Босфора, Гуссейн-паша чувствовал себя в полной безопасности. На появление русского флота в этом районе он совершенно не рассчитывал и был в полной уверенности в силах своего флота, стоявшего к тому же под защитой береговых батарей. Часть команд с турецких кораблей находилась на берегу.

Утром 31 июля 1791 г. Гуссейн-паше доложили, что на горизонте показались неизвестные корабли. Вскоре турецкий командующий убедился, что к Калиакрии приближается русский флот в составе 16 линейных кораблей, 2 фрегатов и 19 других судов. Уверенность Гуссейн-паши в неприступности своей позиции стала сменяться растерянностью. Чем ближе подходила русская эскадра, тем очевиднее становилась решимость русского командующего атаковать турецкий флот.

Замысел сражения созрел у Ф. Ф. Ушакова после внимательного наблюдения за расположением неприятельского флота. Чтобы ошеломить противника и выиграть наветренное положение, он принял смелое решение: направить свои корабли между берегом и неприятельским флотом. Русская эскадра в трех колоннах уверенно пошла в непосредственной близости от берега. С турецких береговых батарей началась канонада, но эскадра продолжала идти вперед. Отрезав турецкие корабли от берега, русские моряки заняли выгодную позицию для атаки и вызвали замешательство на неприятельском флоте. - Неприятель, — писал Ушаков, — устрашенный нечаянным приходом нашего флота, проиграв ветер, отрубил якоря, лег на паруса и был в замешательстве.

Турецкие корабли стали спешно отходить в море; при свежем северном ветре они не смогли удерживать достаточные интервалы между собой и поэтому некоторые из них сходились друг с другом и сталкивались. Беспорядочная армада неприятельских судов первоначально шла без всякого строя. Вскоре Гуссейн-паша поднял сигнал о построении линии баталии правого галса. Турецкие корабли стали занимать назначенные им места, постепенно образуя боевую линию. Но в это время командир турецкого авангарда адмирал Сеид-Али, вопреки сигналу Гуссейн-паши, «оборотил весь флот за собою, устраивая линию на левый галс, чему последовал и капитан-паша.

Турецкому флоту удалось построиться в боевую линию, но уйти от преследовавшей его русской эскадры он не смог. На флагманском корабле Ушакова то и дело появлялись сигналы:«Прибавить парусов», «Нести все возможные паруса». Русские корабли с максимальной скоростью догоняли неприятеля, на ходу перестраиваясь из трех колонн в боевую линию параллельно турецкому флоту.

Адмирал Сеид-Али со своим авангардом сделал попытку выйти вперед, чтобы занять наветренное положение и стеснить маневрирование русской эскадры. Ф. Ф. Ушаков разгадал замысел противника; "флагманский корабль «Рождество Христово» под командованием капитана 1-го ранга Елчанинова приблизился к кораблю Сеид-Али, обошел его спереди и открыл огонь. Вслед за флагманским кораблем вся русская эскадра подошла к неприятельскому флоту на близкую дистанцию и начала артиллерийский бой. Над морем загрохотали залпы сотен орудий.

Черноморские моряки вели меткий огонь по неприятелю. Сквозь густую пелену дыма можно было рассмотреть пламя пожаров, возникавших на турецких кораблях. Наиболее сильный артиллерийский огонь был сосредоточен по кораблю Сеид-Али, находившемуся во главе турецкого флота. Этот адмирал, хвастливо обещавший султану привезти Ушакова в железной клетке в турецкую столицу, не выдержал боя: его корабль был «разбит до крайности».

На его место встали два линейных корабля и два фрегата. Против них сосредоточили свой огонь линейные корабли «Александр Невский», «Иоанн Предтеча» и «Федор Стратилат» под командованием капитанов 1-го ранга Н. Л. Языкова. А. Г. Баранова и И. А. Селивачева. Вскоре и эти неприятельские корабли стакже оборотились в соединение ко флоту». При отступлении они пытались прикрыть корабль Сеид-Али, но за ним неотступно, следовал флагманский корабль Ушакова, нанося все новые удары. Поражение Сеид-Али явилось кульминационным моментом сражения и сильно сказалось на боеспособности остальных неприятельских кораблей.

Ожесточенный бой кипел вдоль всей линии турецкого флота. Командующий Гуссейн-паша не смог противостоять стремительному напору русских моряков. Когда же окончательно выявилось поражение Сеид-Али и его авангарда, боевая линия турецкого флота была нарушена, неприятельские корабли в беспорядке шли без определенного курса и мешали движению своих соседних кораблей.

Турецкий флот, отмечал Ф. Ф. Ушаков, был «весьма разбит, замешан и стеснен так, что неприятельские корабли сами друг друга били своими выстрелами».

Русская эскадра окружила неприятеля с обоих флангов; началось беспорядочное отступление турецкого флота. Во время преследования огонь русской артиллерии был настолько сильным, что многие турецкие корабли были вынуждены «укрываться один за другого». Лишь наступление ночной темноты спасло их от плена.

На следующий день турецкая эскадра оказалась рассеянной между Варной и Босфором. «Турки даже не знают, — писал Потемкин,— куда девались рассеянные их корабли; многие бросило на анатолийский берег. Шесть судов вошли ночью в Константинопольский канал весьма поврежденные. Адмиральский корабль тонул и просил помощи. Пушечными их выстрелами встревожен султан и весь город. Днем султан увидел разбитые их корабли без мачт со множеством убитых и раненых».

Разгром турецкого флота при Калиакрии, так же как и успешные действия русской армии на сухопутном фронте, оказал сильное влияние на решение турецкого правительства об ускорении мирных переговоров с Россией.

Когда русская эскадра после сражения направилась к.«стороне Константинополя искать флот неприятельский», в море было встречено посыльное судно от командующего русскими войсками Репнина с известиями о заключении перемирия с Турцией и прекращении военных действий. Торжественно отметив эту радостную весть артиллерийским салютом, русские корабли взяли курс на Севастополь.

По Ясскому миру, заключенному в декабре 1791 г., Турция признавала присоединение к России Крыма и Тамани; к России отходила также территория между Бугом и Днестром.

Упорная и напряженная война с Турцией, насыщенная многими боями на море и действиями на побережье, явилась первым боевым крещением для Черноморского флота. Это тяжелое боевое испытание черноморские моряки выдержали с честью. В ходе военных действий было осуществлено взаимодействие русской армии и флота, что сыграло важную роль для достижения победы. Далеко за пределами России разнеслась весть о том, что у южных морских рубежей государства есть столь же боеспособный флот,как и на Балтике.

Победы Черноморского флота над сильным турецким флотом были во многом обусловлены творческим применением и развитием передового русского военно-морского искусства. В каждом морском сражении 1787—1791 гг. русские моряки побеждали неприятеля не числом, а умением. Адмирал Ушаков смело отбрасывал господствовавшие в то время догмы линейной тактики, противопоставляя им еври тактические решения, вытекавшие из конкретной обстановки каждого боя. Он впервые выдвинул и осуществил на практике идею выделения резерва в морском бою, использовал походный строй для внезапной атаки противника, сосредоточивал основные силы на решающем направлении, осуществлял смелые и неожиданные перестроения эскадры во время боя. Не считаясь с канонами линейной тактики, он впервые применил прием отсечения неприятельского флота от берега; в боевую линию вместе с линейными кораблями ставил фрегаты;

постоянно добивался решительного исхода боевой встречи. В практике западноевропейских флотов подобные отклонения от установленных норм не только не поощрялись, но за них флагманы жестоко наказывались. Ушаков же считал: «Нельзя соблюдать всех правил эволюции — иногда нужно делать несходное с оною». Применение неожиданных приемов расстраивало планы противника, заставало его врасплох, затрудняло принятие

Как в дореволюционной русской, так и в современной зарубежной исторической литературе заслуги Ф. Ф. Ушакова в развитии военно-морского искусства принижались в угоду иностранным авторитетам. Многие новаторские приемы морского боя, впервые примененные им в 80-х годах XVIII в., незаслуженно приписывались известному английскому вице-адмиралу Г. Нельсону (1758— 1805). Бесспорно, что Нельсон, так же как Ушаков, был сторонником активной маневренной тактики и решительных действий на море, но «главнейшие морские победы Ушаков одержал значительно раньше, чем Нельсон смог проявить свой талант флотоводца».

Успешное применение смелых и новаторских приемов морской тактики достигалось благодаря высокому боевому мастерству экипажей русских кораблей, В сложной и быстро меняющейся обстановке морского боя черноморские моряки неизменно отличались инициативой, решительностью, быстрой и точной реакцией на малейшее изменение обстановки. Во время каждого боя на кораблях не раз возникали тяжелые и опасные моменты, когда исход борьбы зависел от считанных секунд, в течение которых необходимо было или сделать поворот, или убавить пли прибавить паруса, или nepeHt-сти огонь с одного вражеского корабля на другой. Все эти действия и маневры экипажи кораблей совершали умело, быстро и точно.| Адмирал Ушаков всегда отмечал «отменное мастерство» черноморских моряков и благодарил их за «оказанное ими мужество, отлично неустрашимую храбрость, рвение и примерное исполнение должностей».

Б. И. ЗВЕРЕВ:Страницы военно-морской летописи России
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 16.02.2009, 23:54   #45
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

С миссией мира

К концу XVIII века морской кадетский корпус остался без собственного учебного корабля. Гукор "Надежда" по ветхости был разобран на дрова и кадеты с гардемаринами мелкими группами отправлялись в практическое плавание на "всяких" судах, как в свое время определил Петр I. Такое положение дел не устраивало Адмиралтействколлегию. Флоту нужны были хорошо обученные специалисты: совершенствовалась морская тактика, возросла роль артиллерии.

Судном, отвечающим всем требованиям учебного назначения, стал 28-пушечный фрегат "Богоявление", спущенный на воду летом 1798 г.

Основные размерения фрегата: длина между штевнями 39,6 м, ширина 9,74 м, глубина трюма 3,35 м, водоизмещение 720 т, площадь парусов 895 м2.

Летом 1799 г. фрегат вышел в первое плавание по Финскому заливу и Балтийскому морю с кадетами на борту.Потом кадеты вернулись к классным занятиям, а судно поставили на зимовку в Ораниенбаум.

В начале XIX века правительства России и Швеции договорились о предстоящем заходе русских учебных кораблей в Стокгольм. Фрегат "Богоявление" и бриг "Ласточка", недавно переоборудованный в учебное судно из придворной яхты, готовились к походу. Зима пролетела быстро, остались позади и экзамены, определившие окончательный список участников плавания.

В апреле 1800 г. суда красили, прикрепляли к реям паруса, всю зиму пролежавшие в корабельных кладовых или на береговых складах. Поход начался в середине июня, когда залив полностью очистился ото льда.

Для тренировки кадетов и гардемаринов суда несколько суток стояли на Большом Кронштадтском рейде. Каждый день пребывания на судне приносил что-то новое.

Штат "Богоявления" был составлен из опытных, много прослуживших офицеров, унтер-офицеров, рядовых. Молодым было у кого учиться. При этом серьезное и комичное соседствовали на палубе.

Так, существовало занятное правило: "Фендрикам на корабле более двух не собираться. Понеже ослушаются, то их надобно разгонять и бить батогами, ибо о деле говорить не сумеют, а бесчинство учинить не замедлят!"

Через десять суток рейдовой стоянки кадеты и гардемарины могли свободно заменять судовых специалистов на руле, у орудий и на мачтах, обрели собственный навык обращения с навигационными инструментами и в артиллерийских расчетах. Корабли оставили Кронштадт и вышли в плавание. Зайдя в Ревель для принятия свежей воды и провизии, отряд устремился к Стокгольму.

В июле корабли подошли к входу в шхерный фарватер, ведущий в столицу Швеции. Им навстречу на небольшой галере вышел представитель шведского флота для согласования порядка и программы посещения порта, визитов, салютов и условий движения кораблей по фарватеру.

Снявшись с якорей, русские корабли отсалютовали шведской крепости Сандхамн. Впереди следовала шведская галера с лоцманом, за ней "Богоявление" и бриг "Ласточка".

Несмотря на то, что визит учебных кораблей не был официальным, это посещение было оформлено обеими сторонами на самом высоком протокольном уровне применительно к рангам кораблей и чинам должностных лиц.

Жители Стокгольма заполнили набережные порта и гавани. Встречи русских моряков со шведами помогли соседям по морю понять, что можно жить без войн.

В.Митрофанов, П.Митрофанов,журнал "Морской флот"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 03.03.2009, 00:01   #46
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

Первенец учебного флота

Учебное судно - столь привычно для нас это сочетание слов! Но не так далеки времена, когда учебными могли прозываться лишь береговые школы или классы. Корабли же нередко служили делу учебы, но специальных судов для этой цели еще не было.

"Учиться [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] зимою, а летом ходить на море на всяких кораблях", писал Петр I в 1711 г. князю Львову, руководившему "заморской" учебой выпускников Московской Навигацкой школы. Царь прекрасно осознавал важность для процесса воспитания будущего моряка как теоретического курса, так и практических занятий. Однако считалось нецелесообразным специально выделять из состава флота суда для практических плаваний.

Моряк, полярный исследователь, педагог лейтенант С. Малыгин 28 мая 1738 г. обратился в Адмиралтейств-коллегий с предложением организовать в условиях длительного плавания практического занятия с малолетними учениками и подштурманами.

Речь шла не о единичном плавании на случайном корабле, Малыгин просил, "...чтобы в команду мне дано было судно, на котором мне ежегодно ходить к городу Архангельску, откуда в одно лето с возвращением сюда тот вояж оканчивать". Адмиралтействколлегия одобрила идею лейтенанта. В конечном итоге он получил в свое распоряжение фрегат "Амстердам Галей" и гукор "Кроншлот".

В мае 1739 г. Адмиралтействколлегий приняла решение отправить из Кронштадта в Архангельск фрегат "Амстердам Гдлей" под командованием Малыгина и гукор "Кроншлот" во главе с лейтенантом Винковым.

Это плавание не было безмятежным ни для экипажей судов, ни для 40 практикантов. Попытка выйти из Балтийского моря не увенчалась успехом: союзница Турции в русско-турецкой войне 1735-1739 гг. французская эскадра не пропустила отряд, успевший продвинуться до проливной зоны. Корабли вынуждены были вернуться и провести зиму в Ревеле. В очередной раз отряд вышел в плавание 31 мая 1740 г.

До острова Хийумаа суда шли вместе. Постепенно видимость ухудшилась. Фрегат и гукор потеряли друг друга. 6 июня в 2 часа ночи моряки фрегата увидели какую-то землю. Следуя по счислению, они решили, что находятся к востоку от острова Борнхольм. Промеры глубин, однако, показали неожиданно резкое их уменьшение. Усилившийся до штормового северо-восточный ветер помешал отойти от грозящего бедой берега. Якоря не смогли удержать судно, и перед padcaeтом "Амстердам Галей" был-выброшен на камни вблизи маленького острова Грейфсвальд-Ойе неподалеку от порта Свиноуйсьце.

Погибли три члена экипажа.

Остальные моряки и все практиканты спаслись. Местные рыбаки помогли доставить с искалеченного фрегата на берег часть груза.

Рейс завершил лишь "Кроншлот", ведомый В. Винковым.
Спойлер:
Гукор был заложен в Архангельске 26 июля 1736 г., спущен на воду 18 мая 1738 г. Главные его размерения: длина между штевнями 25,6 м, ширина без обшивки 7,2 м, глубина трюма 3,6 м, водоизмещение 320 т, площадь парусов 403 м2. Экипаж состоял из 80 человек команды и 15 учеников.

Суда этого типа, построенные в разных странах, имели свои особенности.
Спойлер:
Любопытна процедура выбора технических данных по судну, существовавшая на Соломбальских верфях, а так же и сама процедура его строительства. Обычно с получением указания "сверху" о постройке судна капитан военного порта давал корабельному мастеру верфи устное задание "сделать чертеж". При этом он заранее оговаривал самые важные требования к будущему кораблю. Исполненный мастером чертеж затем рассматривали другие мастера, сведущие каждый в своей части. Они не только могли, но обязаны были высказывать свои замечания, невзирая на одобрение начальства, если такое уже было получено. После этого чертеж представляли на утверждение в Адмиралтейство-коллегию. По возвращении чертежа в контору военного порта его еще раз рассматривали, что влекло за собой появление новых исправлений и корректировок, если таковые почитались нужными. Когда же единства взглядов наконец удавалось достичь, чертеж подписывали мастера участков и мастер верфи. Начиная с этого момента чертеж становился обязательным документом для закладки судна.

После закладки киля, которая сопровождалась совершением молебна, все мастера - участники сооружения судна должны были окончательно согласовать и утвердить "известные пропорции длины, ширины и глубины трюма". На их основе каждому мастеру предлагалось готовить "все потребное" для постройки. Эти росписи предъявляли в контору. В конце каждого этапа работы мастера подавали рапорты о ходе их выполнения. Сообщать нужно было об успехах, а "равно и об упущениях". Как видим, в те времена удавалось обходиться минимумом казенных бумаг, даже в чертежно-технологической части нередко руководствовались лишь знанием "пропорций" это не мешало делу, ведь каждое решение принималось с учетом опыта мастеров.

Парусное вооружение гукора не было неизменным. В более поздние времена эти суда были вооружены как "полуторамачтовый" кеч с косыми парусами. Известно, что ранние гукоры несли на обеих мачтах прямые паруса. На грот-мачте могли быть один-два или даже три прямых паруса, бизань-мачта имела прямой крюйсель и бизань-трисель.
Поэтому, конечно, можно спорить о том, насколько точна реконструкция облика Кроншлота, воспроизведенная здесь. Лишь новые архивные документы способны сказать свое слово.
Спойлер:
Эти данные взяты из труда Ф.Ф.Веселаго "Список русских военных судов с 1668 по 1860 г.г." (СПб.,1872). Однако в "Списке…" фигурируют два Крошлота, поэтому трудно было выбрать чертеж - прототип чертежа Крошлота. Дело в том, что в практике работы архангельских верфей существовала традиция, затруднившая поиск. По свидетельству историка С.Ф.Огородникова, "летописца" города и порта Архангельск, существовало правило: судам, строящимся в Архангельске для Балтийского моря, названия не присваивать до их прихода в Кронштадт. До тех пор суда числились от момента рождения, как мы скажем, под строительными номерами: 1, 2, 3 и т.д. Под этими им выдавался "временный патент", с которым они и совершали переход вокруг Скандинавии. Кроншлот, пробившийся к Архангельску по завершении своего похода, не был первым кораблем, освоившим это направление. В 1728, 1729 и 1730 г.г. этим путем пришли по два фрегата, в 1731 г. - фрегат и пакетбот, в 1733 г. - два фрегата.

В качестве прототипа чертежа гукора "без названия" был выбран чертеж судна со строительным номером 1, точнее его копия, снятая с "ластовых судов учеником Антоном Быковым" (ЦГАВМФ, ф.327, оп.1. д.5700). Проанализировав историю судов Соломбальской верфи, можно установить, что Кроншлот относится именно к этой серии.
Но любые, пусть даже важные, детали не затронут главного - два с половиной века назад русские моряки пришли к мысли о том, что учебные суда полезны, нужны, настоятельно необходимы. И такое судно появилось. Это и был Кроншлот - предтеча многих других учебных судов, в том числе и нашего времени.

В дальнейшем судно плавало в Балтийском море, пока в 1755 г. его не исключили из списков.

Одна из записей в журнале Адмиралтейств-коллегий от 30 июля 1755 г. гласит, что 13 судов, среди которых был и "Кроншлот", "за ветхостью назначенных в ломку", разобраны на дрова не были. Их затопили вдоль кромки морского канала с целью предотвратить намывки в него течением песка и ила. Суда, забутованные камнем, превратились в основу дамбы. Так что вполне возможно, что первенец учебного флота страны по настоящий день несет посильную службу.

Использованы материалы:
В.Митрофанов, П.Митрофанов:Первененц учебного флота
Эпоха парусников - Кроншлот
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 03.03.2009, 00:22   #47
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Первым учебным кораблем России был гукор "Кроншлот", в 1739 г. переведенный в это новое качество в связи с инициативой С. Малыгина. Не менее интересна и судьба первого судна русского флота, изначально определенного быть учебным.

"Для обучения гардемаринов и обучавшихся до [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] кадетов содержать при Корпусе трехмачтовую яхту, которую построить и снабдить всеми потребностями", - так было записано в постановлении Адмиралтейств-коллегий от 21 июня 1764 г.

Термин "яхта" явно не относился к судну прогулочного или спортивного типа. В этой фразе имеется точный адрес, для кого ее строить: "для обучения гардемаринов".

Было ли реализовано высокое постановление? Сомнений в том, что постройка судна состоялась, нет. На упомянутом документе имеется не оставляющая сомнений резолюция Екатерины II: "Быть посему!"

Что же это за "трехмачтовая яхта", как она выглядела, как называлась, кем и где построена, каковы ее размерения? До недавнего времени все это оставалось загадкой.

Грандиозный пожар 1771 г. на Васильевском острове уничтожил все имущество Кадетского корпуса. Исчезли и документы по "яхте". В официвльном списке судов от начала Петровской эпохи знаменитые и безвестные корабли делились по классам и типам. Термина же "учебное судно" не было. Не помогли и архивы Центрального военно-морского музея.

Оставался Центральный государственный архив ВМФ СССР.

В переписке по Кораблестроительному и учетному комитету, начиная с 1764 г., обнаружился подлинный чертеж в общем-то известного судна 10-пушечного фрегата "Надежда". В заголовке значилось: "Сей чертеж исполнен, одобрен, по сему утвержденному штату для Морского шляхетного корпуса, стройку определили. Сентября 13 дня 1765 г." Чертеж засвидетельствован личной подписью строителя судна Ламбе Ямеса, а также испещрен подписями генералов, адмиралов и других сановных лиц.

Сопоставление даты решения Адмиралтейств-коллегий с датировкой чертежа, документальная привязка судна к Кадетскому корпусу, факт необычно большого внимания военноморского начальства к весьма скромному по своим раамерениям судну позволяют считать: речь идет об упоминавшейся выше "яхте".

Итак, 10-пушечный фрегат "Надежда" имеет право именоваться первым в России специальной постройки учебно-парусным судном.

Фрегат был заложен на верфи Главного адмиралтейства 23 декабря 1765 г. и спущен на воду 4 июня 1766 г. Вероятно, вследствие поспешности зимнего строительства и недостаточной выдержки леса век судна был недолгим. Через восемь лет, в 1774 г., оно было разобрано на дрова в Кронштадте.

О плаваниях "Надежды" с гардемаринами и кадетами на борту узнать не удалось. Из косвенных источников следует, что фрегат плавал в границах Петергоф - Кронштадт.

На фрегате имелось несколько помещений для экипажа и кадетов по штатным условиям учебно-парусного судна тех лет: каюта командира, каюта для двух офицеров, "людская" для трех вестовых и повара, кубрик на 25 кадетов, пользовавшихся подвесными койками. Под полубаком - кубрик команды и камбузная плита кирпичной кладки. В штате судна состояли: командир в чине поручика, штурман без звания, шкиперский помощник, боцманмат, плотник, парусник, конопатчик, старший унтер-офицер морской артиллерии, два бомбардира, десять матросов 1-й статьи и семь матросов 2-й статьи, три вестовых и повар.

К 1765 г. фрегаты имели только три яруса прямых парусов: нижние, марсели и брамсели. На бушприте и утлегаре помещены три паруса: блинда-зейль или просто блинд, кливер-зейль или кливер, стаг-зейль или стаксель. Парус блинд под бушпритом был и у учебных кораблей более поздней постройки: бригов "Ласточка" (1784 г.) и "Симеон и Анна" (1798 г.). Бизань-мачта "Надежды" вооружена крюйселем, крюйс-брамселем и "английского типа" бизань-триселем, подвязанным к наклонному бизань-рею (его другое название - "бизань-рю").

Основные размерения судна: длина между перпендикулярами 23,8 м, ширина без досок 6,71 м, глубина трюма 2,82 м, водоизмещение 270 т, площадь основных парусов 445 м2.

Имя "Надежда" не один раз присваивалось российским учебно-парусным судам. Последней это имя носила маленькая стальная гафельная шхуна Ленинградского нахимовского училища.

В.Митрофанов, П.Митрофанов
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 16.05.2009, 22:40   #48
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

Солдаты моря

Впервые как род вооруженных сил морская пехота была создана англичанами в 1664 г. Зарождение ее в нашем государстве следует отнести к 1668 г., когда была сформирована специальная команда морской пехоты в составе экипажа корабля “Орел”. Наряду с матросами и артиллеристами на борту этого корабля находилась и команда стрельцов. В морском уставе того времени (он назывался “34 статьи артикульные”) были определены задачи этой команды, в частности и такая: захватывать вражеские корабли в абордажном бою. Дальнейшее развитие морская пехота получила в период Северной войны со шведами под непосредственным руководством Петра 1.

Ожесточенная война России со Швецией продолжалась уже второй год. Петр 1 упорно рвался с полками к Финскому заливу, но на его пути, на Псковском и Чудском озерах, шведы сосредоточили немалые силы. 31 мая 1702 года пять карбасов с посаженными на них пехотинцами под командованием полковника Федора Толбухина внезапно напали на шведский отряд из пяти судов под флагом командора Лешерна. Бой шел в узком проливе, соединяющем Чудское озеро с Псковским. Под градом пуль и ядер на своих наскоро сколоченных карбасах русские солдаты вплотную подошли к шведским судам и повели меткий огонь из ружей, забрасывая противника ручными гранатами. Более крупные корабли шведов были стеснены в маневре, а небольшие легкие русские суденышки, несмотря на большие потери, продолжали дерзко штурмовать шведские суда. Толбухин направил против четырехпушечной яхты “Флундран” четыре карбаса, которые в считанные минуты сцепились с нею с двух бортов. Штурмующие тут же пустили в ход ручные гранаты, а потом по веревочным трапам ворвались на палубу. Действуя ружьями с багинетами (прообраз штыка, вставлялись в дуло ружья), тесаками и палашами, они захватили яхту, спустили шведский и подняли Российский флаг. Ошеломленные шведы скоро были сбиты с занимаемой выгодной позиции, и русские прорвались в Чудское озеро.

После победы на Чудском озере Петр 1 стал постоянно применять пехоту для абордажа вражеских судов и в десантных операциях. В ночь на 7 мая 1703 г. отряд из 30 лодок с посаженными на них солдатами обоих полков гвардии - Семеновского и Преображенского-под командой “капитана от бомбардиров” (этот чин носил тогда сам Петр 1) и поручика Александра Меншикова атаковал корабли вице-адмирала Нумерса в устье Невы. Лунная ночь не давала надежды на внезапность, но вдруг тучи заволокли небо, пошел дождь. Воспользовавшись этим, наш отряд скрытно прошел в тени под берегом Невы и, обойдя стоявшие на якорях шведские корабли, внезапно появился буквально рядом с ними. Меншиков со второй группой лодок почти одновременно ударил с устья Невы. Шведы спешно поставили паруса, но встречный ветер и навигационная стесненность не позволили им пробиться к своей эскадре. Несмотря на губительный вражеский огонь, русские лодки подошли вплотную к галиоту “Гедан” и шняве “Астрильд”. Пехотинцы, предводительствуемые самим царем и Александром Даниловичем Меншиковым, ринулись на шведские суда. Из 77 человек команд шведских кораблей в живых остались только 19.

Эта блистательная победа при личном участии Петра 1 в начале Северной войны подняла дух русских войск, убедив их, что шведов можно побеждать не только на суше, но и на воде. Все участники этой операции повелением царя были награждены медалями: офицеры - золотыми, а нижние чины - серебряными. На обороте медали было изречение, ставшее крылатым: “[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Опыт первых боевых столкновений с флотом противника показал необходимость придать русскому флоту постоянные отряды морских пехотинцев, и 16 ноября 1705 г. Петр 1 издал указ о формировании первого полка морской пехоты, предназначенного для службы на боевых кораблях в специально обученных абордажно - десантных командах. Он состоял из двух батальонов по пяти рот в каждом. В ротах было по 125 рядовых, а общая численность полка составляла 1250 рядовых, 70 унтер-офицеров и 45 офицеров. Эту дату и принято считать , началом создания регулярной Российской морской пехоты.

В Северной войне мужал Балтийский флот. К 1712 г. он уже состоял из трех эскадр. В связи с этим по указу Петра 1 было сформировано пять отдельных батальонов морской пехоты. “Батальон вице-адмирала” предназначался для действий в составе абордажно - десантных команд на кораблях авангарда, “батальон адмирала” действовал на кораблях кордебаталии, “батальон контр-адмирала” предназначался для кораблей арьергарда, “галерный батальон” - для судов галерного флота. “Адмиралтейский батальон” нес караульную службу и выполнял различные работы на базах флота. Кроме штатного пехотного армейского вооружения, личный состав морских батальонов снабжался также холодным (тесаки, сабли) и огнестрельным (ружья с багинетами) абордажным оружием.

К началу кампании 1714 г. численность русской морской пехоты составляла уже 3000 человек. 26-27 июля того же года тщательно подготовленный абордажный бой морских пехотинцев, находившихся на русских галерах, победоносно завершил Гангутское сражение. В нем были пленены фрегат, 6 галер и 3 шхербота. Всего же за годы Северной войны русский флот захватил 65 так называемых призовых судов.

Морская пехота успешно действовала и во всех боевых операциях русского флота в ходе войн, которые вела Россия в ХVIII-ХIХ вв. Взятие о. Корфу в феврале 1799 г. (одной из сильнейших в Европе крепостей) с моря при отсутствии осадной артиллерии и достаточного количества войск, снаряжения и продовольствия является беспрецедентным случаем в истории войн.

В Отечественной войне 1812 г. отряды моряков из Гвардейского флотского экипажа сражались на Бородинском поле, затем с боями вместе с русской армией дошли до Парижа. В ряде сражений кампании 1813-1814 гг., а также во взятии Парижа участвовал 75-й Черноморский флотский экипаж.

После окончания Отечественной войны части морской пехоты были расформированы. Однако в Крымской войне во время героической обороны Севастополя из экипажей затопленных на рейде кораблей было сформировано 22 морских батальона.

Моряки, как и все защитники Севастополя, проявили массовый героизм. В эту же войну чудеса храбрости показали русские моряки при героической обороне Петропавловского порта на Камчатке.

Морская пехота не утратила своего значения, когда на смену парусному флоту пришел паровой. Она принимала участие в отражении ожесточенных японских штурмов Порт-Артура во время русско-японской войны.

В годы первой мировой войны в Балтийском и Черноморском флотах было сформировано несколько полков морской пехоты, в частности для высадки на побережье Босфора. Кроме подразделений морской пехоты, на крупных кораблях имелись расчеты личного состава из числа экипажа, предназначенные для использования в десантных операциях.

Участие морской пехоты в высадках десанта на берег, в обороне баз, побережья и островных районов вскоре окончательно определилось как ее важнейшая задача.

В период Гражданской войны 1918-1922 гг. на фронтах находилось до 75 тыс. моряков, списанных с кораблей. Из них формировались отдельные отряды, батальоны и полки, но официального статуса морской пехоты как специального рода войск они в то время не получили и после войны были расформированы. Организационно, как род сил ВМФ, морская пехота оформилась только в 1939 г. Героическую летопись нашей Родины пополнили советские морские пехотинцы и в годы Великой Отечественной войны. Вместе с нашей действующей армией на различных участках сухопутного фронта вели борьбу с врагом около 500 тыс. бойцов морской пехоты и морских стрелковых частей. Стойкость и героизм проявили морские пехотинцы при обороне Кольского п-ова, в боях под Либавой, Таллином, на Моонзундских о-вах, п-ове Ханко, под Москвой и Ленинградом, мужественно дрались они за Одессу и Севастополь, Керчь и Новороссийск, уничтожали врага под Сталинградом, защищали Кавказ.

“В пыльных одесских окопах, в сосновом лесу под Ленинградом, в снегах на подступах к Москве, в путаных зарослях севастопольского горного дубняка, - писал Леонид Соболев в рассказе “Морская душа”,- везде видел я сквозь распахнутый как бы случайно ворот защитной шинели, ватника, полушубка или гимнастерки родные сине-белые полоски морской души”. В самых сложных условиях на самом острие десантных операций, проводимых военно-морским флотом совместно с частями армии либо самостоятельно, действовали морские пехотинцы. Именно из личного состава морской пехоты формировались подразделения и части первого броска для захвата; плацдармов на берегу противника, и лишь после успеха частей: первого броска высаживались основные силы десанта.

Современная морская пехота-род сил ВМФ, предназначенный и специально подготовленный для ведения боевых действий в составе морских десантов, а также для обороны важных участков побережья, военно-морских баз и береговых объектов.

Из книги В.Дыгало "Флот государства Российского. Откуда и что на флоте пошло"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Seawolf (19.03.2011)
Старый 14.07.2010, 00:28   #49
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Российского флота

Ветер ленты шелковые вьет...

Одним из предметов форменного обмундирования в русском, советском и российском флоте была и остается ленточка к головному убору матросов и старшин. Ленточка с названием корабля или флота предмет особой гордости каждого военного моряка.

В русском флоте ленточки впервые появились в 1872 году.Первоначально черная лента была без надписи, а ее свободные концы чуть свисали.Сами надписи и якоря на свободных концах ленты появились после 8 ноября 1872 года, когда на ленточках нижних чинов судовых команд стали писать названия судов (без указания класса корабля), а на ленточках береговых команд -название экипажа или команды.

До событий октября 1917 года Гвардейский экипаж и команды Черного и Каспийского морей носили георгиевские ленты, а прочие экипажи и команды –черные, шелковые. Длина такой ленты составляла 2 аршина, а ширина -3/4 вершка. На ленте полагалось иметь надпись, а на концах ленты - изображения якорей. “Надписи и якоря делаются золотые, за исключением для нижних чинов команды Морского Инженерного Училища Императора Николая I и учеников фельдшерских школ, для которых надписи и якоря должны соответствовать цвету пуговиц и прибору, т. е. серебряные”.

Несмотря на то, что длина ленты строго регламентировалась, некоторые нижние чины ухитрялись иметь более длинные ленты, в соответствии с существовавшей тогда модой. В конце 19 - начале 20 в.в. некоторые матросы при увольнении со службы заказывали для себя специальные ленты, В Центральном Военно-Морском Музее храниться несколько таких лент, которые по своему внешнему виду скорее напоминают произведения декоративно-прикладного искусства, чем такие прозаические предметы, как элемент форменного обмундирования.

В годы Гражданской войны ленты продолжают оставаться элементом форменного обмундирования военных моряков, хотя и наблюдаются значительные трудности с их изготовлением. В этот период на флоте появилось большое количество так называемых “иванморов” “клёшников” и “жоржиков”, которые к флоту не имели никакого отношения, но форму одежды носили флотского образца: Неимоверной ширины брюки-клеш, бушлаты и бескозырка с ленточкой. Для отличия военных моряков “Председатель Военно-Революционного Совета Республики т. Троцкий издал следующий приказ: “Ввиду того, что матросской одеждой прикрываются нередко развращенные элементы, вплоть до контрреволюционных бунтовщиков, приказываю распространить на военных моряков кокарду “Красная звезда с плугом и молотом”... Отныне революционный знак -Красная звезда - является внешним выражением единства Красного Флота и Красной Армии”.

Строительство флота после Гражданской войны повлекло за собой и жесткую требовательность к соблюдению правил ношения форменного обмундирования. Запрещалось ношение нарукавных знаков по специальности, знаков различия и ленточек не установленного образца. Уволенным со службы разрешалось донашивать в течении года полученное форменную одежду, но при этом “знак головного убора, ленточка, знаки нарукавных отличий, а так же синий с 3-я белыми полосками воротник”.

В предвоенные годы категорически запрещалось перешивать форменное обмундирование, но на одной из выпущенных в то время открыток, показан процесс переделки обмундирования. Открытка так и называется “Перешивают форменку”.

В годы Великой Отечественной войны и примерно до начала 1960-х г. г. не существовало такого “формотворчества”, какое появилось в более поздние времена. Если говорить о лентах, то модно было носить удлиненные ленты. Они были двух типов: изготовленные “подпольно” на каком-нибудь заводе местной промышленности или в похоронном бюро и изготовленные в войсковой части из двух и более лент. Длина такой ленты, в зависимости от “художественного вкуса” владельца могла быть от 150 до 200 см.

Конец 1980-х - начало 1990-х г. г. дают новый всплеск “оформлению” ленточек: на свободных концах ленты из металлизированного галуна стали наклеивать полоски, а золотистой краской - писать аббревиатуру флота и рисовать “белокрылых” чаек.

Однако “всплеск” изготовления самых невероятных лент приходится на конец XX века. Это было обусловлено целым рядом причин, в том числе и политическими, экономическими нравственными. Переименование целого ряда кораблей, присвоение имен номерным кораблям повлекло за собой появление большого количества лент. Эти ленты можно условно разделить на несколько групп:

1.Официальные ленты, изготовленные через довольствующие органы, например: “Петр Великий”.

2.Ленты,изготовленные различными частными предприятиями, с использованием различных нетрадиционных материалов, таких как шелк, краска, машинная вышивка, металлическая фольга. Эти ленты отличаются непомерной длинной, самыми “изысканными” рисунками и надписями на свободных концах ленты. Например: гвардейская лента с вышитой надписью “Черноморский 'флот”. На свободных концах ленты двустороннее изображение:
а)на одной стороне (сверху вниз) силуэт корабля, парящая чайка, развивающийся Андреевский флаг, якорь с канатом (якорь-цепью), два угольника вершиной вверх, причем верхний угольник несколько уже нижнего, б) На второй стороне (сверху вниз) надпись “Москва”, силуэт корабля, парящая чайка, развивающийся трехцветный Российский флаг, якорь с канатом (якорь-цепью), два угольника вершиной вверх, причем верхний угольник несколько уже нижнего. Длина ленты 176 см.

3. Ленты, изготовленные “корабельным умельцем” в корабельных условиях. Основное отличие таких лент: все надписи и рисунки выполнены с помощью трафарета бронзовой краской и выглядят очень грубо. Например: Лента с надписью “Краснознамен. Балт. флот”. Надпись выполнена под старославянский шрифт. На свободных концах ленты двустороннее изображение а) на одной стороне (сверху вниз) изображение развивающегося Андреевского флага, парящей чайки, якоря, перевитого канатом, аббревиатура “ДКБФ”, три полоски, обрамленные рамкой с закругленными концами, б) обратная сторона ленты отличается изображением Военно-Морского флага СССР. Концы ленточки вырезаны треугольником, вершиной вверх. Все надписи выполнены с помощью трафарета бронзовой краской, флат - масляными, соответствующих цветов.


[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться](с небольшим сокращением))
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 28.02.2011, 19:04   #50
Desert1980
Матрос
 
Регистрация: 08.02.2011
Сообщений: 20
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию Re: История Российского флота

Морская пехота ВМФ России - история ее описана выше, я лишь скажу несколько слов о ее биографии в современности. Но все же уточню что морская пехота, как отдельный род войск, во время ВОВ, практически отсутствовала, в те годы морской пехотой были обычные матросы с кораблей, воюющие на суше, не имеющие специальной тактической и боевой подготовки, но от этого не менее хорошо воевавшие.
Морская пехота ВМФ СССР и позднее РФ приняла участие практически во всех конфликтах и войнах вспоровших Землю за последние 50 лет. Африка, Южная и Латинская Америка, Средняя Азия. Ангола, Афганистан и Чечня везде черные береты достойно несли боевую службу. Многие офицеры и матросы МП награждены боевыми наградами за подвиги совершенные в мирное для нашей страны время. Именно бойцы морской пехоты в 1995 году взяли штурмом Президентский дворец в пылающем Грозном. Сташим братом воздушного десанта считал морпех отец ВДВ "дядя Вася" - Василий Филиппович Маргелов, и именно как напоминание об этом воины десантники носят знакомую всем голубую тельняшку, согласно одной из легенд В.Ф. Маргелов ввел ее в форму по аналогии с балтийской морской пехотой, батальоном которой когда - то командовал. Сейчас парни в черных беретах несут службу в бригадах на Балтийском, Черном и Северном морях и в 55 дивизии МП на ТОФ. О 61 Краснознаменной Киркинесской бригаде морской пехоты мне бы хотелось сказать особо, эмблема этой части белый медведь, и именно в этой части ваш покорный слуга прошел свою срочную службу мотаясь по горам и весям Кавказа.
"5 мая 1943 г. на базе 2-го отдельного батальона 67-й отдельной морской стрелковой бригады был сформирован б 1-й стрелковый полк. Сражаясь с 8 августа 1943 г. на Карельском фронте, полк постоянно участвовал в сражениях, особенно отличившись при проведении Петсамо-Киркенесской операции. 24 октября 1944 г. стрелки форсировали залив Бек-фиорд и 25 октября после ожесточенного штурма взяли порт-крепость Киркенес. За проявленный героизм и мужество полк был награжден орденом Красного Знамени и удостоен почетного наименования «Киркенесский». С августа 1956 г. полк располагался в населенном пункте Какури (Спутник) Печенгского района.
15 мая 1966 г. 61 мсп ЛВО был включен в состав Северного флота как 61-й отдельный Киркенесский Краснознаменный полк морской пехоты. В декабре 1979 г. полк преобразован в 61-ю отдельную Киркенесскую Краснознаменную бригаду морской пехоты Северного флота. В 1969 г. обмп несет боевую службу в Порт-Саиде, командир десанта подполковник А. Фантров. В 1972-74 г. обмп несет боевую службу в Порт-Саиде, командир десанта майор Н. Поляков. В 1979 г. обмп несет боевую службу 11 месяцев командир десанта майор А. Носков. За период с 1967 по 1990 г. морские пехотинцы 28 раз участвовали в дальних морских походах с захо- ; дом в Египет, Сирию, Анголу, Бенин, Гвинею и друтие страны. В это мирное время 33 военнослужащих удостоены боевых наград. 4 мая 1990 г. бригада награждена вымпелом МО СССР «За мужество, воинскую доблесть и высокую морскую выучку».
В январе - июне 1995 г. отдельный десантно-штурмовой батальон бригады принимал участие в боевых действиях на территории Чеченской Республики. За отвагу и мужество личный состав награжден орденами и медалями, 6 человек удостоены звания Героя Российской Федерации. При исполнении воинского долга 68 морских пехотинцев погибли, 252 получили ранения. С сентября 1999 г. по июнь 2000 г. батальонная тактическая группа морской пехоты выполняла специальное задание на территории Северо-Кавказского региона. 4 морских пехотинца удостоены звания Героя Российской Федерации.

Герои Советского Союза и Российской Федерации
В.Кисляков
И.Матвеев
Г.Азарычев
В.Вдовкин
А.Гущин
Г.Замышляк
Д.Клименко
Ю.Курягин
А.Отраковский
В.Таташвили
А.Чернов
В.Шуляк
"
Desert1980 вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Seawolf (19.03.2011)
Старый 20.02.2012, 22:05   #51
Бен Джойс
Старожил
Капитан-лейтенант
Морской волк
 
Аватар для Бен Джойс
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 24.09.2008
Сообщений: 3,411
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 300

Награды пользователя:

По умолчанию Re: История Российского флота

Как русские моряки пендосов выгоняли



Сейчас мало кто помнит инцидент между боевыми кораблями СССР и США у берегов Крыма в 1988г. Да и тогда о нём наши СМИ не особо распространялись, в свете разрядки, перестройки и улучшения отношений с Соединёнными Штатами. А ведь событие было незаурядным...



Руководителями и главными действующими лицами операции по вытеснению американцев из наших территориальных вод были: адмирал СЕЛИВАНОВ Валентин Егорович (в прошлом командир 5-й Средиземноморской эскадры ВМФ, в то время вице-адмирал, начальник штаба ЧФ, впоследствии начальник Главного штаба ВМФ), вице-адмирал МИХЕЕВ Николай Петрович (в то время капитан 2 ранга, начальник штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ), контр-адмирал БОГДАШИН Владимир Иванович (в то время капитан 2 ранга, командир СКР "Беззаветный"), капитан 2 ранга ПЕТРОВ Анатолий Иванович (в то время капитан 3 ранга, командир "СКР-6").
Адмирал Селиванов: О готовящемся в феврале 1988 года новом вояже американских кораблей крейсера УРО "Йорктаун" (тип "Тикондерога") и эсминца УРО "Кэрон" (тип "Спрюенс") в Черное море командование ЧФ узнало заблаговременно (разведка флота отслеживала все действия 6 Флота ВМС США). Перед прибытием американских кораблей в Черное море штабом флота была спланирована операция по слежению и противодействию им: выделены сторожевые корабли "Беззаветный" (проект 1135) и "СКР-6" (проект 35), назначен командир этой корабельной группы - начальник штаба 70-й бригады 30-й дивизии противолодочных кораблей ЧФ капитан 2 ранга Михеев Николай Петрович. С командирами кораблей и корабельной группы был произведен тщательный инструктаж по плану операции с проигрышем всех действий на картах и маневренных планшетах. Корабли в операции были распределены так: СКР "Беззаветный", как более крупный по водоизмещению корабль, должен был сопровождать и противодействовать крейсеру "Йорктаун", а "СКР-6" (небольшой по водоизмещению и размерам) - эсминцу "Кэрон". Всем командирам были даны конкретные указания: как только обнаружится, что американцы намереваются проследовать в наши терводы, занять позицию относительно борта американских кораблей со стороны нашего берега, предупредить их о том, что курс их кораблей ведет в терводы, далее, если американцы не внимают этому предупреждению, с входом их в терводы совершить каждым нашим кораблем "навал" на американские корабли. Командиры свои задачи поняли, и я был уверен, что они свои задачи выполнят. План операции одобрил главнокомандующий ВМФ адмирал флота В.Н. Чернавин. Предусматривалось, что с входом американских кораблей в Черное море наши корабли встречают их в районе Босфора и начинают слежение за ними. Я дал указание командиру группы после встречи с американцами приветствовать их прибытие в наше Черное море (именно не забыть в приветствии слово наше) и передать, что мы будем плавать с ними вместе. Ожидалось, что американские корабли проследуют сначала вдоль западного побережья Черного моря, "забегут" в терводы Болгарии, Румынии (они раньше так делали), а потом будут смещаться в восточную часть к нашим берегам. Ну а вторгнуться в наши терводы они, видимо, попытаются, как и в прошлый раз, в районе южной оконечности Крымского полуострова (мыс Сарыч), где границы тервод по конфигурации представляют треугольник с выдвинутой к югу вершиной. Обходить этот треугольник американцы, скорее всего, опять не станут, а пойдут сквозь терводы. Больше мест для такого демонстративного нарушения тервод на Черноморском театре не существует. И вот здесь-то и должна была произойти основная фаза всей операции, а именно недопущение или вытеснение из наших тервод американских кораблей с "навалом" на них, если предупреждения о нарушении тервод на них не подействуют. Что такое "навал"? Это не таран в полном смысле этого понятия, а подход на скорости под небольшим углом как бы по касательной к борту вытесняемого объекта и "вежливое" его "отталкивание", с отворотом от выдерживаемого им курса. Ну, а "вежливость" - уж как получится.



Наши корабли взяли американские суда на сопровождение сразу после выхода из Босфора. Поприветствовали, предупредили, что будут плавать с ними вместе, составят им "компанию" в Черном море. Американцы ответили, что им помощи не требуется. Когда я получил эти первые доклады, передал Михееву: "Сообщите американцам: плавать все равно придется вместе. Они у нас в гостях, а по законам русского гостеприимства оставлять гостей без внимания у нас не принято, - а ну как с ними что-нибудь случится". Михеев все это передал. Американцы прошли терводы Болгарии, затем терводы Румынии. Но там румынских кораблей не было (командование румынского флота уже тогда игнорировало все наши предложения). Далее американские корабли отвернули на восток, перешли в район 40-45 миль юго-юго-восточнее Севастополя и начали там какие-то непонятные маневры. Скорее всего, они осуществляли смену или закладку на наши связные кабельные трассы спецаппаратуры съема информации. Крутились американские корабли в этом районе двое с лишним суток. Потом перешли и маневрировали непосредственно в прилегающей к Севастополю морской зоне вне тервод. 12 февраля я находился на КП флота (командующий флотом адмирал М.Н. Хронопуло куда-то улетел по делам). Примерно в 10 часов получил доклад Михеева: "Американские корабли легли на курс 90°, который ведет в наши терводы, скорость 14 узлов. До тервод 14 миль" (около 26 км.). Ладно, думаю, до тервод еще час хода, пусть идут. Приказываю Михееву: "Продолжать слежение". Через полчаса следующий доклад: "Корабли идут теми же курсом и скоростью. До тервод 7 миль". Снова думаю, что они дальше будут делать: войдут в терводы или отвернут в последний момент, "попугав" нас? Помню, я сам в Средиземном море "укрывал" корабли эскадры от ветра и штормовой волны в полукабельтове от границы тервод (ширина 6 миль) греческого острова Крит (его горы ослабляли силу ветра). И не считал, что мы что-то нарушаем. И американцы могли бы также подойти к терводам и потом отвернуть, ничего не нарушив. Следующий поступает доклад: "До границы тервод 2 мили". Передаю Михееву: "Предупредите американцев: ваш курс ведет в терводы Советского Союза, нарушение которых недопустимо". Михеев докладывает: "Передал. Отвечают, что они ничего не нарушают. Следуют прежними курсом и скоростью". Снова даю приказание Михееву: "Еще раз предупредите американцев: нарушение тервод Советского Союза недопустимо. Имею приказ вытеснять вас, вплоть до навала и тарана. Передайте все это в эфир открытым текстом дважды по-русски и по-английски". Михеев снова докладывает: "Передал. Повторяют, что они ничего не нарушают. Курс и скорость прежние". Тогда приказываю Михееву: "Занять позиции для вытеснения". Мы на инструктаже предусмотрели, чтобы навал был более жестким и причинил более существенные повреждения кораблям, вытравить правые якоря и держать их в подвешенном состоянии на якорь-цепях под клюзами правого борта. Так что высокий полубак СКР "Беззаветного", да еще болтающийся справа якорь могли бы основательно порвать борт и все что попадет под навал на борту вытесняемого с его курса корабля. Михеев продолжает докладывать: "До тервод 5,..3,..1 кабельтов. Корабли позиции для навала заняли". Далее доклад: "Американские корабли вошли в терводы". Для уточнения обстановки запрашиваю Боевой информационный пост (БИП) флота: "Доложить точные данные местоположения всех кораблей". Получаю доклад БИП: "11 миль, 9 кабельтовых от береговой черты". Значит, действительно американцы все же влезли в наши терводы. Приказываю Михееву: "Действовать по плану операции". Он отвечает: "Понял". Оба наших корабля начали маневрирование для "навала" на американские корабли.

Почти ровно в 11.00 часов, Михеев докладывает: "Сблизился с крейсером до 40 метров"... и далее доклад через каждые 10 метров. Моряки представляют, как сложно и опасно выполнять такие маневры: громадный крейсер водоизмещением 9200 тонн и к нему на ходу как бы "швартуется" сторожевик водоизмещением 3000 тонн, а на другом "фланге" против эсминца водоизмещением 7800 тонн действует совсем маленький сторожевичок водоизмещением всего в 1300 тонн. Представляете: в момент сближения вплотную с этим маленьким сторожевичком, положи эсминец резко руль "лево на борт" - и что будет с нашим кораблем? Не перевернулся бы, - и такое может быть! Тем более, что формально прав в таком столкновении все равно будет американец. Так что сложную и опасную задачу должны были выполнить командиры наших кораблей.

Михеев докладывает: "10 метров". И сразу же: "Прошу "добро" действовать!". Хотя все приказания он уже получил, но, видимо, решил все же подстраховаться, - вдруг обстановка изменилась, к тому же все переговоры в эфире записываются и нами, и американцами. Передаю ему еще раз: "Действовать по плану операции!". И далее наступила тишина.

Слежу по секундомеру - засек с последним моим приказанием: стрелка пробежала минуту, две, три... Молчание. Не запрашиваю, понимаю, что сейчас творится на кораблях: одно дело инструктаж и проигрыш на маневренных планшетах, а другое дело, как все получится в действительности. Явственно представляю, как высокий полубак "Беззаветного" вместе с вывешенным якорем рвет борт и массивную носовую надстройку американского крейсера "Йорктаун" (надстройка у него сконструирована заодно с бортом корабля). Но что с нашим кораблем произойдет от таких взаимных "поцелуев"? А что происходит во второй паре этой морской "корриды" между "СКР-6" и эсминцем "Кэрон"? Сомнения, неизвестность... Подумалось, что при подобного рода "швартовках" на ходу возможно взаимное присасывание ("прилипание") кораблей друг к другу. А ну, как американцы ринутся на "абордаж"? Мы такую возможность предусмотрели, - на кораблях сформированы и постоянно отрабатываются специальные десантные взводы. Но американцев ведь намного больше... Все это у меня проносится в сознании, пока нет никаких докладов. И вдруг слышу совершенно спокойный голос Михеева, как будто при розыгрыше таких эпизодов на картах: "Прошлись по левому борту крейсера. Сломали пусковую установку ракет "Гарпун". Две разломанные ракеты свешиваются из пусковых контейнеров. Снесли все леера левого борта крейсера. Разбили вдребезги командирский катер. Кое-где порвали борт и боковую обшивку носовой надстройки. Наш якорь оторвался и утонул". Спрашиваю: "Что делают американцы?". Отвечает: "Сыграли аварийную тревогу. Аварийщики в защитных костюмах поливает пусковую установку "Гарпунов" из шлангов и затаскивает шланги внутрь корабля". "Ракеты горят?" - спрашиваю. "Вроде нет, огня и дыма не видно". После этого Михеев докладывает за "СКР-6": "Прошел вдоль левого борта эсминца, срублены леера, разбита шлюпка. Прорывы обшивки борта. Корабельный якорь уцелел. Но американские корабли продолжают переход теми же курсом и скоростью". Даю команду Михееву: "Выполнить повторный навал". Наши корабли начали маневрирование для его выполнения."


Как все в действительности происходило в районе "навала", рассказывают Николай Михеев и Владимир Богдашин: К моменту подхода к терводам американские корабли следовали как бы в строю пеленга с расстоянием между ним примерно 15-20 кабельтовых (2700-3600 м.), - при этом крейсер впереди и мористее, эсминец ближе к береговой черте на курсовом угле крейсера 140-150 град. левого борта. СКР "Беззаветный" и "СКР-6" в позициях слежения соответственно за крейсером и эсминцем на их курсовых углах левых бортов 100-110 град. в дистанции 90-100 м. Позади этой группы маневрировали два наших пограничных корабля.

С получением приказания "Занять позиции для вытеснения" на кораблях объявлена боевая тревога, загерметизированы носовые отсеки, из них личный состав выведен, торпеды в аппаратах в боеготовом состоянии, на артустановки поданы патроны до линии заряжания в казенники, развернуты аварийные партии, десантные взводы в готовности по местам расписания, остальной личный состав на боевых постах. Правые якоря вывешены на якорь-цепях из клюзов. На ходовом мостике СКР "Беззаветный" Михеев держит связь с КП флота и управляет кораблями группы, Богдашин управляет маневрами корабля, здесь же офицер-переводчик осуществляет постоянную радиосвязь с американскими кораблями. Сблизились с крейсером на дистанцию 40 метров, потом на 10 метров ("СКР-6" то же с эсминцем). На палубе крейсера, площадках надстройки высыпали матросы и офицеры с фотоаппаратами, видеокамерами, хохочут, машут руками, делают, как это принято у американских моряков, непристойные жесты и пр. На левое открытое крыло ходового мостика вышел командир крейсера.
С подтверждением приказания "Действовать по плану операции" пошли на "навал" крейсера ("СКР-6" - эсминца). Богдашин сманеврировал таким образом, что первый удар пришелся по касательной под углом 30 град. к левому борту крейсера. От удара и трения бортов посыпались искры и загорелась бортовая краска. Как потом рассказывали пограничники, на мгновение корабли оказались как бы в огненном облаке, после чего за ними некоторое время тянулся густой шлейф дыма. При ударе наш якорь одной лапой разорвал обшивку борта крейсера, а другой сделал пробоину в носовой части борта своего корабля. От удара СКР отбросило от крейсера, форштевень нашего корабля пошел влево, а корма стала опасно приближаться к борту крейсера.
На крейсере сыграли аварийную тревогу, личный состав ринулся с палуб и площадок вниз, командир крейсера бросился внутрь ходового мостика. В это время он, видимо, на какое-то время потерял управление крейсером, и тот от удара отвернул несколько вправо, что еще более увеличило опасность его навала на корму СКР "Беззаветного". После этого Богдашин, скомандовав "право на борт", увеличил ход до 16 узлов, что позволило несколько отвести корму от борта крейсера, но одновременно и крейсер довернул влево на прежний курс, - после этого как раз и произошел следующий наиболее мощный и результативный навал, вернее таран крейсера. Удар пришелся в район вертолетной площадки, - высокий острый форштевень с полубаком СКР, образно говоря, влез на крейсерскую вертолетную палубу и с креном 15-20 град на левый борт стал крушить своей массой, а также вывешенным из клюза якорем все, что ему попадалось, постепенно сползая в сторону крейсерской кормы: порвал обшивку борта надстройки, срубил все леера вертолетной площадки, разломал командирский катер, далее сполз на палубу юта (на корму) и тоже снес все леера со стойками. Затем зацепил пусковую установку ПКР "Гарпун", - казалось, что еще немного и пусковая установка будет сдернута с ее крепежа к палубе. Но в этот момент, зацепившись за что-то, якорь оторвался от якорь-цепи и, как мячик (3,5 тонн весом!), перелетев через кормовую палубу крейсера с левого борта, рухнул в воду уже за его правым бортом, чудом не зацепив никого из находившихся на палубе матросов аварийной партии крейсера. Из четырех контейнеров пусковой установки ПКР "Гарпун" два были разломаны пополам вместе с ракетами, их оторванные головные части свисали на внутренних кабелях. Еще один контейнер был погнут.
Наконец полубак СКР сполз с кормы крейсера на воду, мы отошли от крейсера и заняли позицию на его траверзе в расстоянии 50-60 метров, предупредив, что повторим навал, если американцы не выйдут из тервод. В это время на палубе крейсера наблюдалась странная суета личного состава аварийных партий (все негры): растянув пожарные шланги и слегка попрыскав водой разломанные ракеты, которые не горели, матросы эти шланги и другие противопожарные средства вдруг стали спешно затаскивать во внутренние помещения корабля. Как позднее выяснилось, там начался пожар в районе погребов ПКР "Гарпун" и противолодочных ракет "Асрок".

Валентин Селиванов: Через некоторое время получаю доклад от Михеева: "Эсминец "Кэрон" отвернул с курса и следует прямо на меня, пеленг не меняется". Морякам понятно, что значит "пеленг не меняется", - то есть идет на столкновение. Передаю Михееву: "Переходи на правый борт крейсера и прикрывайся им. Пусть "Кэрон" его таранит".

Николай Михеев: Но "Кэрон" подошел к нам на расстояние 50-60 метров с левого борта и лег на параллельный курс. Справа на таком же расстоянии и тоже параллельным курсом следовал крейсер. Далее американцы начали на сходящихся курсах как бы зажимать СКР "Беззаветный" в клещи. Приказал зарядить реактивные бомбометные установки РБУ-6000 глубинными бомбами (американцы это видели) и развернуть их по траверзу на правый и левый борт соответственно против крейсера и эсминца (правда, обе установки РБУ действуют в боевом режиме только синхронно, но американцы этого не знали). Вроде подействовало - американские корабли отвернули. В это время на крейсере стали готовить к вылету пару вертолетов. Доложил на КП флота, что американцы готовят вертолетами нам какую-то пакость.
Валентин Селиванов: На доклад Михеева передаю ему: "Сообщите американцам - вертолеты в случае их подъема в воздух будут сбиты, как нарушившие воздушное пространство Советского Союза". Одновременно передал приказание на КП авиации флота: "Поднять в воздух дежурную пару штурмовиков! Задача: барражирование над вторгнувшимися в терводы американскими кораблями с целью воспрепятствования подъему их палубных вертолетов в воздух". Но ОД авиации докладывает: "В близлежащем к мысу Сарыч районе отрабатывает задачи группа десантных вертолетов. Предлагаю вместо штурмовиков выслать пару вертолетов - это намного быстрее, к тому же они задачу "противодействия взлету" выполнят более эффективно и наглядно". Утверждаю это предложение и сообщаю Михееву о направлении в район наших вертолетов. Вскоре получаю доклад ОД авиации: "Пара вертолетов Ми-26 в воздухе, следуют в район".

Николай Михеев: Передал американцам, что будет с вертолетами, если их поднимут в воздух. Это не подействовало - вижу лопасти винтов уже закрутились. Но в это время над нами и американцами прошла на высоте 50-70 метров, сделав несколько кругов над американскими кораблями и демонстративно зависая несколько в стороне от них, пара наших вертолетов Ми-26 с полной боевой подвеской бортового оружия, - вид внушительный. Это видимо подействовало - американцы свои вертолеты заглушили и закатили в ангар.

Валентин Селиванов: Дальше поступило приказание с ЦКП ВМФ: "Министр обороны потребовал разобраться и доложить об этом происшествии" (флотские наши остряки потом изощрялись: доложить с перечнем лиц, подлежащих снятию с должностей и разжалованию). Мы представили по инстанции доклад, как все происходило. Буквально через пару часов поступает еще одно приказание с ЦКП ВМФ: "Министр обороны требует представить отличившихся к поощрению" (наш остряки и здесь нашлись: перечень лиц на разжалование заменить реестром фигурантов на награждение). Ну, вроде отлегло у всех от сердца, напряжение спало, все мы с расчетом КП флота вроде успокоились.

"Американцы" вышли из советских территориальных вод, легли в дрейф, вступили в активные радиопереговоры со своим начальством, а на следующий день двинулись на выход из Черного моря.

В 1997г "Беззаветный" был передан Украине, гордо назывался фрегатом "Днiпропетровськ", но в море не выходил, потом его разоружили и продали Турции. В марте 2006г был затоплен при буксировке, вероятно, с целью получения страховки. А "СКР-6" ещё в 1990г разделали на металлолом.

По материалам forum.sevastopol.info/viewforum.php?f=22


[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]




__________________
Бен Джойс вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Captain Flint (21.02.2012), McPherson (20.02.2012)
Старый 15.03.2019, 20:56   #52
Сеньор Кортес
VIP
Командер
Супер-модератор
Гаваньский нумизмат
 
Аватар для Сеньор Кортес
 
Филантроп:
Граф Испания
Регистрация: 12.01.2010
Адрес: Virgin Gorda
Сообщений: 4,348
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: Сеньор Кортес отключил(а) отображение уровня репутации

Награды пользователя:

Стрелка История Российского флота

Превзошедший Ганнибала. Кто стоял у истоков Херсона и Черноморского флота

Завоевание и освоение Россией Причерноморья было организовано особым типом людей, сочетавших в себе воинскую доблесть, хозяйственную предприимчивость, изобретательность, инициативность и жертвенность. Зачинателем этой когорты был сам глава Новороссии Григорий Потёмкин. Подобных людей князь стремился поставить во главе важнейших предприятий.
Среди них основатель Екатеринослава Иван Синельников, первостроитель Николаева Михаил Фалеев, зачинатель Одессы [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и др. Их век, как правило, был недолог. Однако за свои короткие жизни эти люди успевали сделать столько, сколько не успевали пережить многие долгожители.


15 марта 1739 г. родился [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] — человек, сыгравший важную роль в организации черноморского судостроения, первый командующий Черноморским флотом.
Начало карьеры Клокачёва мало чем отличалось от сотен сверстников: гардемарин, флотский лейтенант, капитан судов разных типов. Его имя получило известность благодаря участию в Первой Архипелагской экспедиции. За умелые и геройские действия в Хиосском и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] сражениях 1770 года первым из русских моряков был награжден орденом Святого Георгия 4-й и 3-й степеней. Историк того похода, Виктор Филипович Головачёв, характеризовал Клокачёва как «самого образованного и порядочного человека из тогдашних наших флотских офицеров».
С 1772 г. Федот Клокачёв командовал эскадрами на Балтийском флоте, а в 1776 г. возглавил Азовскую флотилию. Этому военно-морскому соединению принадлежала ключевая роль в обеспечении контроля над российским побережьем Крыма. В 1778 году вместе с войсками А.В. Суворова флотилия Клокачева без применения оружия не допустила высадки в Феодосийском заливе крупного турецкого десанта.
На контр-адмирала Клокачёва легла ответственнейшая задача — организация строительства новой серии 44-пушечных фрегатов. 6 из 9 фрегатов возводились на новой Гнилотонской верфи (в низовье Дона), сооружение которой началось в 1778 г. По сути эта программа удвоила ударную мощь флотилии и была завершена к крымским событиям 1783 г.
Федот Клокачёв верно понимал перспективы развития военно-морского дела, поддерживал идею вооружить строящиеся фрегаты не чугунными 12-фунтовыми пушками, а более мощной артиллерией (медной 18- и 24-фунтовой, а также единорогами). Оснащённые этими орудиями, русские фрегаты были способны противостоять турецким линейным кораблям. Однако реализовалась данная идея несколько позже.
При непосредственном участии Ф.А. Клокачёва в 1776 году было учреждено адмиралтейство в Таганроге, который стал главным портом Азовской флотилии. Здешние государственные верфи были расширены для строительства не только военных, но и торговых судов. Реконструкция была проведена в рекордно короткие сроки. Годом позже для оптимизации судостроения в Таганрог из Новопавловска были переведены канатный завод и парусная фабрика. С 1776 г. в Таганроге действовала штурманская школа.
Эти преобразования могли быть ещё масштабнее, если бы не противодействие коменданта таганрогской крепости Збородова и стремление Адмиралтейст-коллегии направить основное финансирование по ведомству на обустройство Херсона. Комендант подходил к организации работ в гавани по остаточному принципу. Контр-адмирал поднял эту проблему на уровне Петербурга, потребовалось личное вмешательство Потёмкина для корректировки планов строительных работ. Однако Адмиралтейств-коллегия так и осталась непреклонной. Из обширного плана благоустройства Таганрогского порта было профинансировано лишь возведение ограждения в восточной части гавани.

Судостроение на Дону и в Азовском море затруднялось мелководьем. Значительную часть работ (окончательная отделка судна, оснастка, вооружение) приходилось делать далеко на рейде. Это приводило к многочисленным затруднениям, излишним материальным затратам, к потере времени. Однако потери времени во многом компенсировались за счёт внедрения на верфи серийного подхода. Выполнив задание на одном корабле серии, бригада переходила на другой для выполнения аналогичной работы. При такой последовательности производительность и качество труда возрастали.
Тем не менее, строительство линейных кораблей в Азовском бассейне было трудноразрешимой задачей, и начиная с 1775 г. основное внимание Петербурга было приковано к более глубокому Днепровскому лиману.
В нижнем течении Днепра при Александр-шанце в 1778 г. было заложено новое адмиралтейство и верфь, положившие начало Херсону. Адмиралейств-коллегия назначила командовать строительством генерал-цейхмейстера Ивана Абрамовича Ганнибала. Последний приходился сыном знаменитому арапу [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и двоюродным дедом Александру Сергеевичу Пушкину. Ганнибал выполнял роль опекуна будущей матери великого поэта, за что удостоился от него восхваления.

Об участии Ивана Абрамовича в тех же событиях Архипелагской экспедиции, за которые Клокачев получил своих Георгиев, Пушкин так писал в «Моей родословной»:
Цитата:
Пред кем средь чесменских пучин
Громада кораблей вспылала,
И пал впервые Наварин.
Ивану Ганнибалу предстояло реализовать сложнейшую задачу, поставленную перед создаваемым Херсонским адмиралтейством еще в 1775 г.: построить военную гавань, вмещающую не менее 20 «военных больших судов», и верфь, имеющую не менее 20 или, по крайней мере, 15 эллингов. Ганнибал получил назначение в Херсон в июле, а с конца мая строительство находилось под попечительством новороссийского генерал-губернатора Потёмкина.
В 1779-1781 гг. по решению военно-морских властей из Таганрога под Херсон были переведены крупные силы Азовской флотилии (8 фрегатов). Это решение было недостаточно продуманным, т.к. условий для базирования эскадры в Днепровском лимане ещё не существовало. Федот Клокачёв как мог протестовал против него, предлагал вариант размещения фрегатов в Керчи, но безуспешно. В итоге в 1782 г. большинство переведённых судов утратили боеспособность и требовали срочного ремонта.
Тем временем дела на Херсонской верфи обстояли также не блестяще.
За первый год работ (к весне 1779 г.) был полностью построен лишь один эллинг, на котором 26 мая заложили 60-пушечный линейный корабль «Святая Екатерина». Ещё через год были возведены следующие 2 эллинга. Здесь началось строительство уже 66-пушечных линкоров «Слава Екатерины» и «Святой Павел». К середине лета 1781 г. закончилась работа над четырьмя эллингами, где заложили 2 новых линкора.
Однако к 1782 г. Россия так и не получила на Чёрном море ни одного линейного корабля. Это создавало серьёзные угрозы на случай нового столкновения с Османской империей (к тому времени союзная Турции Франция уже обладала 72-пушечными линейными кораблями).

Решать задачу занятия стратегически значимой Ахтиарской гавани после подписания Екатериной II рескрипта о присоединении Крыма Г.А. Потёмкину пришлось силами азовских фрегатов. Для этого в январе 1783 г. в Керчи была сосредоточена эскадра из 11 судов под командованием теперь уже вице-адмирала Клокачёва.
2 мая она совершила переход к древнему Херсонесу, так было положено начало Севастопольской эскадре — основной ударной силе вновь создаваемого Черноморского флота. Главным командующим «флотом, заводимым на Чёрном и Азовском морях» был назначен Федот Клокачёв, хотя при более успешном строительстве линейных кораблей в Херсоне эта честь могла бы принадлежать Ивану Ганнибалу.

Широко известна характеристика, данная контр-адмиралом Клокачёвым Ахтиарской гавани:
Цитата:
«Подобной еще гавани не видал, и в Европе действительно таковой хорошей нет; вход в сию гавань самый лучший, натура сама разделила бухту на разные гавани, т.е. военную и купеческую; довольная в каждом лимане глубина, положение ж берегового места хорошее и надежно к здоровью, словом сказать лучше нельзя найти к содержанию флота место…»
Первоначально здесь планировалось создать не только военно-морскую базу, но и верфи. Однако в связи с дороговизной доставки в Крым необходимых строительных материалов главный центр кораблестроения на юге оставался в Херсоне.
Основателем Севастополя, как известно, считается контр-адмирал [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Причиной тому стало спешное отбытие командира Черноморского флота в Херсон незадолго до официальной закладки «города русских моряков». Этот отъезд из Херсонеса в Херсон был обусловлен фактическим провалом программы строительства черноморских линкоров.
Конец в стремительной карьере Ивана Ганнибала был поставлен в мае 1783 г., когда Херсон посетил Григорий Потёмкин.

Вот что он писал тогда императрице:
Цитата:
«Изумился, как собака, и не могу добиться толку по адмиралтейству. Всё запущено, ничему нет порядочной записи. По прочим работам также неисправно, дороговизна порядков и неисправность подрядчиков истратили много денег и время… Никто из тех, кто должны были смотреть, не были при своём месте… все были удалены, а всё находилось в руках у секретаря у Ганнибалова… которого он увёз в с собой, не оставив здесь ни лесу, ни денег».
Однако это письмо Екатерина прочла уже после того, как Ганнибал был награжден орденом святого Владимира, и делу против него так и не дали ход, чтобы не компрометировать грандиозные южные проекты императрицы, у которых и без того хватало недоброжелателей. Ганнибал был тихо отправлен в отставку. Может быть, опала родственника повлияла на критический взгляд Пушкина на царствование Екатерины. Впрочем, такая точка зрения в его время была в русском обществе довольно популярна.

Прибыв в Херсон, Федот Клокачев энергично принялся за наведение порядка. Было сменено руководство Херсонского порта, учреждена специальная контора над портом, состоявшая из интендантского, экипажеского, комиссариатского и артиллерийского департаментов. Тем самым была заложена основа для самостоятельного Черноморского адмиралтейства.
Форсирование работ на верфи позволило спустить в сентябре 1783 г. на Черное море первый русский линкор «Слава Екатерины». «Святую Екатерину», однако, достроить не удалось, из-за начавшегося гниения корпуса. Принявший в непосредственное подчинение Черноморский флот, князь Потёмкин тогда ввёл практику еженедельной отчётности адмиралтейского начальства о своей деятельности.
Летом 1783 г. было принято прорывное решение для дальнейшего комплектования Черноморского флота, которое обсуждалось Клокачёвым ещё в Таганроге. Г.А. Потёмкин положительно решил вопрос о строительстве первых в России тяжёлых 50-пушечных (линейных) фрегатов, оснащенных 24- и 18-фунтовыми пушками и единорогами. Причём по внедрению этого типа кораблей Россия оказалась в числе не догоняющих, а лидирующих стран (Франции и Швеции).
Программа кораблестроения благодаря этому была существенно уточнена. Она предусматривала наличие 12- и 66-пушечных линкоров и 8 тяжёлых фрегатов. Годом позже в неё внесли ещё одну корректировку: 2 линкора повысили до уровня 80-пушечников.
Однако это решение принималось уже без участия вице-адмирала Клокачёва. Точно так же он не был свидетелем спуска на воду «Святого Павла» (октябрь 1784 г.), «Марии Магдалины», тяжёлого фрегата «Георгий Победоносец» (июнь 1785 г.)
27 октября 1783 г. первый командир Черноморского флота скончался в Херсоне от чумы.

Эпидемия «моровой язвы» тогда охватила всё Причерноморье, но особо свирепствовала на херсонских верфях и форштадте. Её распространению способствовала людская скученность, плохие условия для жизни (постройки из камыша и глины поглощали сырость в промозглую осень и зиму), недостаток свежей провизии.
Осенью работы в адмиралтействе были прерваны, войска были выведены в полевые лагеря. Ф.А. Клокачёв скорее всего мог покинуть верфь и переждать эпидемию, к примеру, в более безопасном Севастополе. Однако в атмосфере всеобщей паники, охватившей Херсон, вице-адмирал оставался примером стойкости и служения долгу.

В то время, когда Федот Клокачёв нашёл упокоение в братской могиле херсонцев, для службы в главное адмиралтейство Черноморского флота прибыл [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Именно ему предстояло блестяще реализовать потенциал этого флота, у истоков которого стоял вице-адмирал Клокачёв.

Игорь Иваненко
историк, политолог, кандидат политических наук, Эксперт Института русского зарубежья

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Сеньор Кортес вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Carassius (17.03.2019), Скайуокер (15.03.2019)
Старый 15.07.2020, 22:03   #53
Сеньор Кортес
VIP
Командер
Супер-модератор
Гаваньский нумизмат
 
Аватар для Сеньор Кортес
 
Филантроп:
Граф Испания
Регистрация: 12.01.2010
Адрес: Virgin Gorda
Сообщений: 4,348
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: Сеньор Кортес отключил(а) отображение уровня репутации

Награды пользователя:

Стрелка История Российского флота

Герой Петропавловска. Как уроженец Малороссии европейцев победил

У них был один фрегат, один транспорт, 988 человек и 67 пушек. Не то чтобы всего этого хватало для защиты Петропавловска, но если начал бороться с иностранными захватчиками, то надо идти до конца. Единственное, что всех беспокоило - численный перевес. В мире нет ничего более тяжелого и сложного, чем бороться с многократно превосходящим противником.
И они знали, что довольно скоро с этим столкнутся.

Эту победу академик Евгений Тарле назвал лучом света, который вдруг прорвался сквозь мрачные тучи. В войну, позже получившую название Крымской, бои велись не только на южных, но и на восточных, западных и северных рубежах. И Петропавловская оборона стала примером победы над многократно превосходящим противником.
Несмотря на это, на долгое время эта победа была забыта. Все изменилось в последние годы. Об этой славной победе русского оружия пишут книги, снимают документальные фильмы.
И те, кто читают или смотрят о том, что же происходило, в числе первых знакомятся с уроженцем Полтавской губернии, на века вписавшим свое имя в историю русского Дальнего Востока — с [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Сегодня, 15 июля*, отмечается 210 лет со дня его рождения.
* Здесь и далее даты даны по старому стилю

Рожденный в три года


Говоря о юбилее Завойко, нельзя не отметить: историки могут назвать три разных года рождения прославленного военачальника. И основания у них всегда будут железными. Точнее, каменными и бумажными.
Так, самая распространенная точка зрения гласит: Завойко родился в 1809 году. Надгробный камень на его могиле гласит: «Адмирал Василий Степанович Завойко сконч. 16 февраля 1898 года на 89 году от рождения».
С другой стороны, некоторые исследователи указывают на актовую запись в метрической книге Ильинской церкви села Прохоровка Полтавской губернии.
Цитата:
«У штаблекаря Стефана Завойки родился сын Василий и крещён, молитствовал и крестил священно наместник Иоанн Осиповский»,
— гласит она. Эта запись датирована 15 июля 1812 года.
И все бы хорошо, но вот сам Завойко считал по-другому. До нас дошли его неоконченные мемуары.
Цитата:
«Родился в 1810 году июля 15 дня в Малороссии Полтавской губернии села Прохоровки. Родитель мой был очень сурово-строг, а мать нежно кроткая, они имели ограниченное состояние, а потому я с малых лет знал, что значит нужда»,
— писал сам Завойко своим каллиграфическим почерком.
Кто бы мог тогда — в 1810 году — знать, что в скромной семье отставного флотского врача, статского советника и штаб-лекаря Николаевского морского госпиталя Степана Завойко и его жены Евфимии (урожденной Фесун) родится один из прославленных полководцев и человек, в честь которого назовут улицы российских городов. Семья Завойко действительно было небогатой. У нее был лишь хутор в 60 десятин земли на берегу Днепра. Сейчас это село находится в Черкасской области.
Сначала учебой Завойко занимался его отец. Потом семилетнего мальчика отдали в Макарьевскую монастырскую учительскую семинарию. Однако тогда произошел один случай, который чуть было не стал трагическим. Мальчиком Завойко расшалился в челне, и его отнесло вниз по течению Днепра. Родители уже хотели оплакивать утрату, как Василия привез мужик из низовой деревни. Степан Завойко сыну «присудил быть моряком», писал в своих мемуарах многие годы спустя прославленный адмирал.

В 1819 году Василий начал свою морскую карьеру — его отдали в Черноморское штурманское училище в Николаеве. В следующем — 1820 — году он был произведен в гардемарины Черноморского флота, а еще через год — в 1821 году — на бриге Мигрелия под командованием будущего военного коменданта Севастополя [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] отправился в свое первое плавание.
В январе 1827 года после окончания практического курса Завойко произвели в первый офицерский чин мичмана. Его перевели на Балтийский флот. Завойко попал на фрегат Александр Невский. Именно на этом фрегате он участвовал в знаменитом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], в котором командовал четырьмя пушками в нижнем деке.
За это сражение Завойко получил свой первый орден. За отличие в бою и личную храбрость его наградили орденом Святой Анны 3-й степени с бантом.
Позже на корвете Наварин в составе эскадры под командованием вице-адмирала [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Завойко участвовал в блокаде пролива Дарданеллы, а затем возвратился в Кронштадт.
В феврале 1833 года Завойко произвели в лейтенанты и перевели на фрегат Паллада, который командовал будущий герой обороны Севастополя [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. В следующем — 1834 году — Завойко предстояло познакомиться с землей, которая его прославит, — Камчаткой.

Неизведанная земля героев
В 1834 году на транспорте Америка Завойко совершил кругосветное плавание из Кронштадта на Камчатку и обратно. Организовывал экспедицию его друг [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], будущий российский адмирал. Во время экспедиции был открыт обитаемый атолл, названный позже именем Шанца. Кроме того, моряки посетили и Русскую Америку. За этот поход Завойко получил орден Святого Владимира 4-й степени.
То путешествие закончилось в 1836 году, а уже в следующем 1837 году Завойко на корабле Николай Российско-Американской компании отправился в новое кругосветное плавание — к северо-западным берегам Америки. Он вернулся в Кронштадт в 1839 году и в следующем — 1840-м — году поступил на службу в Российско-Американскую компанию и был назначен начальником Охотской фактории.
Однако в 1840 году Завойко связал свою жизнь не только с Дальним Востоком. В этом году он женился на баронессе Юлии Врангель — племяннице известного русского мореплавателя [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и будущей двоюродной тетке последнего командующего Русской армией Петра Врангеля — того самого «Черного барона» из песни о Красной Армии. Жена стала Завойко верной подругой, она делила с ним все тяготы и невзгоды и родила и воспитала 13 детей.
В новой должности Завойко проявил себя с лучшей стороны. Убедившись в неудобстве Охотского порта для дел компании, Завойко обследовал восточное побережье Охотского моря и в конце концов нашел место у бухты Аян, где и был основан новый порт. Туда и перенесли Охотскую факторию. За успехи на службе Отечеству в начале 1844 года Завойко произвели в чин капитан-лейтенанта. При этом Завойко был одним из тех, кто указал на значение Амура, что привело в конечном итоге к присоединению Приамурья к России.
В 1846 году новый Аянский порт был готов. За это Завойко был награжден орденом Святой Анны 2-й степени (той самой «Анной на шее», памятной любителями творчества Антона Чехова и советского кинематографа), а позже был произведен в капитаны 2-го ранга и назначен начальником нового порта. Спустя несколько лет — в апреле 1849 года Завойко стал капитаном 1-го ранга. Спустя несколько месяцев его ждало назначение, которое сыграло значительную роль в истории России.

Начальник от Бога
В феврале 1850 года Завойко назначили на должность военного губернатора Камчатки и командиром Петропавловского форта. При этом генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Муравьев долго колебался между кандидатурой Завойко и кандидатурой другого морского офицера — Ивана Вонлярлярского, который был начальником Охотского порта, и в конечном итоге решил прибегнуть к совету духовного лица — епископа Камчатского и Алеутского Иннокентия. Последний хорошо знал регион и тех, кто там служил.
Цитата:
«Долго пытал его Муравьев, чтобы узнать его мнение о двух имевшихся у него в виду кандидатах на должность Камчатского военного губернатора. Наконец преосвященный Иннокентий, вскакивая со своего кресла, выпрямился во весь рост и с казавшимся в его голосе нетерпением сказал: «Почто вызываете: за Лярского я руки не подставлю, а за Завойко я постою обеими руками, всем телом и всею душою»,
— описал диалог Муравьева и епископа Иннокентия историк Иван Барсуков.
Муравьев учел этот отзыв от опытного и в то же время очень осторожного священника, и остановил свой выбор на Завойко, подготовив осенью 1849 года представление на его назначение. Выбор оказался судьбоносным — Вонлярлярский умер в сентябре 1853 года и кто знает, останови Муравьев на нем свой выбор, сумел бы его преемник за год не только войти в курс дела, но и организовать силы форта для обороны от превосходящего числом противника.
Завойко вступил в должность в августе 1850 года. При новом начальнике форта жизнь в Петропавловске стала налаживаться: население города увеличилось, в город перевели Охотское штурманское училище, в городе появились новые здания. 23 июня 1853 года Завойко получил чин генерал-майора флота и был утвержден в занимаемой должности губернатора Камчатской области.
В этой должности его представили к ордену Святого Георгия 4-го класса и орденом Святой Анны 2-й степени с императорской короной.

Тем временем над Россией сгущались тучи. В начале октября 1853 года разразилась война, получившая в историографии название Крымской. Хотя боевые действия против Российской империи велись не только в Крыму. Одним из таких мест стала и Камчатка. В Петропавловске начали готовиться к войне. Несмотря на то, что в октябре 1853 года войну России объявила лишь Турция, было ясно, что присоединение к ней Великобритании и Франции — вопрос времени.

Петропавловское чудо
В июне 1854 года в Петропавловск пришел фрегат Аврора. В апреле ему удалось, воспользовавшись туманом, улизнуть из Кальяо, где его пытались запереть французский и британский корабли. Аврора, в честь которой позже назовут крейсер, выстрел с которого даст сигнал к штурму Зимнего дворца и к Октябрьской революции, за рекордные для тех времен 66 дней пересекла Тихий океан. Восемь человек экипажа фрегата умерли при этом от цинги.
Завойко, получив в июле от американского консула извещение об объявлении войне России Великобританией и Францией, приказал командиру Авроры [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] «быть в совершенной готовности отражать нападение неприятельских судов». Часть пушек с Авроры передали на берег — для укрепления батарей.
А 17 августа в бухте показались и противники. При этом изначально в бухту вошел только один корабль — пароходофрегат, который сначала шел под американским флагом, но позже, при приближении шлюпки с русским офицером, резко спустил его и поднял британский. Как позже писал Завойко, тем самым он вызвал негодование проживавших в Петропавловске американцев. После смены флагов пароходофрегат, а это был Virago, ушел. Завойко отдал приказ об эвакуации женщин и детей.
Эскадра союзников ушла в тот вечер в море. Кстати, среди четырех фрегатов той эскадры двое — британский President и французский La Forte были знакомы некоторым защитникам Петропавловска. Именно они в апреле 1854 года еще без известий об объявлении боевых действий пытались запереть Аврору в нейтральном Кальяо.
Первыми выстрелами стороны обменялись на следующий день — 18 августа. Союзники провели разведку боем и подвергли Петропавловск бомбардировке. Но город выстоял, и намерений сдаваться не выказал.
А вечером случилось нечто, сильно подорвавшее дух союзников. Казалось бы, у Петропавловска — небольшого форта на окраине империи — и его защитников нет никаких шансов. Один фрегат Аврора и транспорт Двина, 988 человек и 67 орудий должны противостоять четырем фрегатам, одному пароходофрегату, одному бригу, 212 пушкам и более 2,7 тыс. человек. На 19 августа было назначено решающее сражение, план которого был согласован и утвержден командиром эскадры британским контр-адмиралом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
Но спустя некоторое время Прайс неожиданно для всех застрелился.
Цитата:
«В момент слабости, как он это заявил сам, неожиданная сила порта и страх неудачи, всегда строго осуждаемой в Англии, потрясли этого человека, хотя и весьма закаленного, и привели его к гибельному решению о самоубийстве»,
— рассказал французский медик Анри Геро.
То, как Прайс доставал выстрелил себе в грудь из пистолета, видели и британские офицеры и матросы. Но в самоубийство Прайса не поверили некоторые из его противников.
Цитата:
«Завойко напрасно поверил рассказу пленного, что адмирал Прайс будто бы сам застрелился. Неслыханное дело, чтоб начальник застрелился в самом начале сражения, которое надеялся выиграть; не мог адмирал Прайс застрелиться и невзначай своим пистолетом, для какой надобности он брал его в руки, находясь на фрегате за милю от нашей батареи»,
— писал Муравьев великому князю Константину Николаевичу.
А русские матросы и вовсе верили, что Прайс погиб от обстрела с нашей стороны.
Цитата:
«Наши моряки были того мнения, что английский адмирал кончил не самоубийством, а пал от нашей бомбы»,
— писал позже в свои мемуарах «Тогда мы были молоды» сын Завойко Степан.

Командование перешло к французскому контр-адмиралу Огюсту Фебврье-Деспуанту. Союзники решили действовать по утвержденному Прайсом плану.
20 августа была произведена первая попытка высадить десант. 24 августа — вторая, во время которой 926 пехотинцев Гибралтарского полка были отражены силами 300 русских воинов. Этот десант закончился гибелью командира британской морской пехоты капитана Чарльза Алана Паркера и его подчиненных.
Цитата:
«Произошло то, что потом некоторые называли «Петропавловским чудом» — настолько неожиданным оно было для обеих сторон. Отчаянный штыковой удар русских отрядов, которым, как это часто бывало в нашей истории, отступать было просто некуда, оказался настолько сильным, что у союзников возникло ощущение подхода подкреплений из России. Неприятель дрогнул и начал отход, превратившийся постепенно в бегство. Немало неприятельских солдат и матросов погибло при штыковой атаке и при падении со скал»,
— писал в своей книге «Гвардии Камчатка» историк Николай Манвелов.
При этом русские захватили знамя британских морских пехотинцев.
27 августа неприятельская эскадра ушла от русских берегов.
Это краткое описание, безусловно, не является исчерпывающим. Оборона Петропавловска была кровавой, тяжелой, а победа русских воинов — выстраданной. Всем интересующимся можно порекомендовать не только замечательную книгу Манвелова, но и публикации как тех времен, так и нашего века. Но вернемся к Завойко.
В ноябре он стал контр-адмиралом и был удостоен орденом Святого Станислава, а в декабре «за отличие в отражении нападения англо-французской эстрады на Петропавловский порт» он стал кавалером ордена Святого Георгия 3-й степени.

О пользе свежих карт
Несмотря на успешную оборону в начале 1855 года было решено перенести военный порт из Петропавловска в устье Амура. Перенос порта был нелегким. Солдаты, казаки и матросы прорубали лед и выводили корабли, одновременно готовясь к бою с врагом и срывая укрепления и уничтожая постройки. В итоге эскадра в составе: фрегат Аврора, корвет Оливуца, транспорты Двина, Байкал, Иртыш и Борт №1 вышла в море. В мае русские корабли в заливе Де-Кастри (сегодня — залив Чихачева) встретили отряд британской эскадры. Британцы ликовали. Они, как им казалось, заперли русских и стали ожидать подкрепления. Но с ними злую шутку сыграла география. Завойко — хорошо знавшему те края, да и другим русским было известно, что Сахалин — это остров. В то время, как европейцы полагали, что это — полуостров. В ночь на 14 мая русская эскадра, воспользовавшись густым туманом, снялась с якорей и ушла на север — в устье Амура.
Поутру британцы были ошарашены пропажей противника. Примечательно, что контр-адмирал Джеймс Стирлинг, командовавший в то время Китайской станцией Британского флота, не верил в уход русских на север и полагал, что те проскользнули мимо британских судов на юг.
Пролив, через который прошла эскадра Завойко, позже назовут [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. И именно у основанного капитаном 1-го ранга [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Николаевского поста, что на левом берегу Амура, и встала эскадра Завойко. Спустя два месяца на этом месте был построен новый город-порт Николаевск. К тому времени Завойко уже был назначен начальником морских сил в устье Амура. 14 сентября 1855 года он стал не только начальником морских, но и сухопутных сил, находящихся в устье реки Амур, а 30 ноября того же года его наградили орденом Святого Владимира 2-й степени.
Спустя почти девять месяцев после окончания войны — в декабре 1856 года Завойко был отчислен от должности губернатора Камчатки и командира Петропавловского порта и переведен в столицу Российской империи — Санкт-Петербург.

Столица и последние годы жизни
29 июля 1857 года его назначили членом морского генерал-аудиториата — высшего военно-морского суда. В апреле 1861 года он был произведен в вице-адмиралы. Спустя три года — в апреле 1864 года его наградили орденом Святой Анны 1-й степени с мечами. Спустя десять лет — 1 января 1874 года он был произведен в адмиралы. Еще спустя десять лет — награжден орденом Белого орла, а в 1890 году — одной из высших наград Российской империи — орденом Святого Александра Невского.
С 1867 года состоявший по морскому министерству Завойко прославился как наставник молодых офицеров и активный участник подготовки морских экспедиций, член-корреспондент Русского географического общества.
Умер Василий Завойко 16 февраля 1898 года. Его похоронили в селе Великая Мечетня Балтского уезда Подольской губернии, где находилось его имение. Сейчас это село Кривоозерского района Николаевской области.

Сегодня на Украине на официальном уровне пропагандируется пренебрежительное отношение к истории времен империи или СССР. Герои тех времен подчас уничижительно называются «малороссами» или «совками». Но малороссы, новороссы и «совки» малыми силами побеждали превосходящие вражеские эскадры и армии, изобретали самые точные в мире часы, лучшие танки, побеждали болезни, делали выдающиеся научные открытия. А те, кого сегодня ставят в пример как «истинных украинцев» могли похвастаться лишь резней соседей или несуществующими «перемогами».
Подвиги Завойко забыты на Украине. Но не забыты они на Дальнем Востоке да и во всей остальной России.

Николай Подкопаев
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Сеньор Кортес вне форума Ответить с цитированием
Старый 16.07.2020, 18:24   #54
Архимед
Гвардеец Гавани Корсаров
Баталер
 
Аватар для Архимед
 
Покровитель:
Герцог Англия
Регистрация: 25.06.2010
Адрес: Ленинград
Сообщений: 865
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 488

Награды пользователя:

По умолчанию Re: История Российского флота

Цитата:
Сообщение от Desert1980 Посмотреть сообщение
эмблема этой части белый медведь
Я служил по соседству. В ПВ. Эту часть у нас знали, уважали и называли "Белая Медведица".
__________________
Архимед вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Метки
балтийский флот, боцман, вмф, каспийский флот, крымская война, морская гвардия, морское дело, морской мундир, морской устав, погоны, российский флот, судостроение, флаги вмф, черноморский флот, чины флота, эполеты


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 02:28. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2020
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования