Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Моря и история мореплавания

Важная информация

Моря и история мореплавания Хотите знать, как мореходы покоряли мировой океан? каких жертв им это стоило? Здесь можно найти ответы на многие вопросы и поделиться своими знаниями.


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 23.03.2008, 17:54  
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Научные факты и теории

Научные факты и теории.



Ученые - люди консервативные. Они могут упорно отрицать явления, которым не находят объяснения. Убедить их могут только факты. Ярким примером тому может служить нежелание ученых мужей поверить в сущестование гигантских одиночных волн. Только результаты космических наблюдений заставили их изменить свое мнение.



Последний раз редактировалось CLIPER; 07.10.2017 в 22:47.
BronuiN вне форума Ответить с цитированием
5 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Mephistopheles (10.01.2014), Oldbarel (12.01.2014), Wolf (23.03.2008), Джекмен (02.04.2008), Эрин О'Коннэлл (09.02.2012)
Старый 11.01.2014, 02:01   #20
Сеньор Кортес
VIP
Командер
Супер-модератор
Гаваньский нумизмат
 
Аватар для Сеньор Кортес
 
Филантроп:
Граф Испания
Регистрация: 12.01.2010
Адрес: Virgin Gorda
Сообщений: 3,795
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: Сеньор Кортес отключил(а) отображение уровня репутации

Награды пользователя:

Стрелка Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Цитата:
Сообщение от freeprivateer Посмотреть сообщение
Удивительно, как все содержание статьи иногда может противоречить тем выводам, которые сам автор из нее делает. На елку залезть и ...
Да ладно, ничего противоречивого в той статье не было и по-моему автор в конце статьи все правильно написал, что именно Колумб открыл Америку для европейцев и положил началу колонизации континента.
А вот в статье В. Рогозы как раз много непонятных моментов, хотя и его предположения и выводы, сделанные с его статье, имеют право на жизнь и их было интересно было почитать.
  • Нефы, как парусные суда, известны были еще со времен Римской империи и их тамплиеры не придумывали.
  • Викинги плавали в Северную Америку и этому есть доказательства, но чтобы они доплывали до Перу - увольте - это государство расположено со стороны Тихого океана.
  • Происхождению большого количества денег у тамплиеров можно дать такое объяснение (автор об этом написал, о пожертвованиях, но не полностью раскрыл тему) - все братья, отправляющиеся в крестовые походы, оставляли всё своё имущество на попечение и присмотр ордену, все оставляли, но все ли возвращались? Вот именно, многие так и остались в Палестине - кого-то убили, кто-то начал новую жизнь на Земле Обетованной и всё их состояние переходило в казну ордена.
  • Отказ португальского короля от идей Колумба произошел скорее всего из-за того, что в то время как раз в Португалию вернулась экспедиция Бартоломеу Диаша, который добрался до мыса Доброй Надежды и тем самым открыл путь в Азию - зачем нужна неведомая экспедиция, которая должна найти кратчайший путь в Индию, если успех уже имел место быть?
  • Переезд в Испанию из Португалии обусловлен не только тем, что идеи Колумба не прельстили Жуана II, но и тем, что на Колумба могли быть гонения из-за того, что он, возможно, был марраном (обращенный в христианство еврей - об этом можно прочитать на просторах интернета, если это так интересно). И в письме португальского короля как раз и может об этом говориться.
  • По поводу жены Колумба есть небольшая неточность, она была дочерью Бартоломео Перестрелло, португальского мореплавателя и сподвижника Энрике, но он состоял не в ордене Христа, а в ордене Сантьяго.
  • Деньги на экспедицию Колумб собирал с помощью братьев Пинсонов, те которые плавали вместе с ним, а те в свою очередь получили их от марранов под свои поручительства. И вот вопрос - а с чего бы марранам давать денег какому-то Колумбу? Уж не одной ли он был с ними крови?

В общем вопросов очень много, тайн, мифов, догадок и предположений еще больше. Узнаем ли мы когда-нибудь ответы на них? Кто был Колумб, кто спонсировал его плавания, где сокровища тамплиеров?
Сеньор Кортес вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Oldbarel (12.01.2014)
Старый 11.01.2014, 02:18   #21
Tymofei
Старожил
Капитан-лейтенант
BlackMark Studio
 
Аватар для Tymofei
 
Регистрация: 14.02.2008
Адрес: Москва
Сообщений: 3,355
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 751

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Цитата:
Сообщение от Hernan Cortes Посмотреть сообщение
Происхождению большого количества денег у тамплиеров можно дать такое объяснение (автор об этом написал, о пожертвованиях, но не полностью раскрыл тему) - все братья, отправляющиеся в крестовые походы, оставляли всё своё имущество на попечение и присмотр ордену, все оставляли, но все ли возвращались? Вот именно, многие так и остались в Палестине - кого-то убили, кто-то начал новую жизнь на Земле Обетованной и всё их состояние переходило в казну ордена.
Не забывайте: орден тамплиеров был во время своего существования самым крупным международным жиро-банком, т.е. по факту единственным финансовым институтом, осуществлявшим частные переводы в любую точку христианского мира.

Венецианские, флорентийские, кордовские и многие другие банковские дома много лет вели безуспешную борьбу с тамплиерами. Известно, что крупные европейские финансовые сообщества платили Ватикану огромные деньги за получение финансовых льгот (по нынешнему - "крышевание"). Но при этом все их совместные расходы на взятки уступали официальным отчислениям "бедных братьев" в папскую казну
__________________
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Tymofei вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Oldbarel (12.01.2014)
Реклама
Старый 11.01.2014, 15:16   #22
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
По умолчанию Re: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

По поводу нефов.
В.А. Дыгало
Особенно важным в области судостроения и мореходства был XIII век. В Европе появляются первые полностью парусные корабли — нефы, например, французский торговый корабль. Суда этого типа называли также бузы, килсы и хулки. Применение на этих кораблях навесного руля позволило уверенно использовать и боковые ветры. В том же веке начали применять компас.
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Неф (от итал. nave — корабль) — деревянное торговое и военно-транспортное судно X—XVI веков. Изначально имел две мачты и латинское парусное вооружение. Позднее парусное вооружение стало смешанным, состоящим из прямых и косых парусов, которые позволяли ходить круто к ветру. Неф имел округлую форму корпуса и высокие борта, обшитые внахлёст. На сильно приподнятых носу и корме были расположены надстройки, имевшие несколько ярусов, на которых с XV века располагали артиллерийское вооружение. Изначально рулевое устройство составляло два навесных весла, так как прообразом нефа были суда времён Римской империи. В XIII веке вёсла заменил руль на корме. Неф широко использовался в торговле на Средиземном море, во время крестовых походов, для перевозки пилигримов в Святую землю, а также в ходе Столетней войны.
Водоизмещение нефа составляло 200—600 т, длина 20—32 м, ширина 6—12 м, осадка 2—3,7 м, вмещал он до 800—1000 человек. Крестовые походы и оживление торговых отношений Европы с Ближним Востоком привели к постройке нефов большой величины, вмещавших до 1500 человек и 1200 т груза, а общая площадь парусов составляла более 770 м².
wikipedia.org
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Старинное мелкое грузовое парусное судно 12-го века, ставшее по мере развития в XVI веке крупным кораблем с прямыми парусами и сильным артиллерийским вооружением; прообраз парусных кораблей.
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Так можно Архимеду приписать создание минометов и даже гаубиц. У римлян были прообразы, а не нефы. Главное состоит в функционале. Такие суда нужны для океанских плаваний, а потому и должны были быть созданными именно теми, кто в таких плаваниях нуждался. А созданы ли они были штатными членами ордена или кем-то по их заказу или они для своих целей вынули этот проект из-под сукна или даже пускай действительно и не они и не их заказ (хотя я полагаю это стоило затрат хотя бы на исследование наследства римских предков, а у кого в то время были для этого ресурсы –читай выше), по-моему, к сути вопроса отношения не имеет. Главный факт – эти суда появились очень вовремя.

Цитата:
Сообщение от Hernan Cortes Посмотреть сообщение
Викинги плавали в Северную Америку и этому есть доказательства, но чтобы они доплывали до Перу - увольте - это государство расположено со стороны Тихого океана.
Не знал, что это Писарро прорыл панамский канал чтобы попасть в Перу. Да и наличие Панамы для этого было желательно, но вовсе не необходимо. Желательно именно как военный форпост а не для того чтобы просто попасть туда. Впрочем дальнейшее изложение для вас покажется еще большей мистификацией.

Цитата:
Сообщение от Hernan Cortes Посмотреть сообщение
Происхождению большого количества денег у тамплиеров можно дать такое объяснение
Все правильно – имущество ордена прирастало. Но это не объясняет, откуда серебро. Так что ваше замечание мимо цели. Откуда рост серебряной денежной массы?
С середины XIII века в Европе серебро становится традиционным материалом для изготовления посуды.
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Ваш любимый
• Журнал «Вокруг Света»
• Версия для печати
№4 (2631) | Апрель 1993
Рубрика «Загадки, гипотезы, открытия»
Серебрянные копи тамплиеров
Спойлер:
Кроме того, орден создал флот и добился монополии плавания по Средиземному морю между Европой и Ближним Востоком. Его корабли перевозили войска крестоносцев, паломников, среди которых были богатые, щедро платившие за услуги принцы.
Тамплиеры создали свой банк. Золото сразу пускали в оборот. Среди заемщиков были епископаты и коммуны, которые, начиная с 1140 года, принялись за строительство церквей в готическом стиле. В то время большинство французских городов имели весьма ограниченные средства. Если появлялись свободные деньги, их в первую очередь тратили на укрепление городских стен.
Тем более удивительно, что в течение нескольких лет во Франции нашлись деньги для строительства огромных готических соборов. Единственная организация, которая была способна дать их,— орден тамплиеров. Менее чем за сто лет было построено восемьдесят огромных соборов и семьдесят храмов поменьше.
Строительство требовало привлечения большого числа людей. Но рабочим нельзя платить векселями. Однако мы знаем, что деньги, особенно металлические, были редкостью. Серебряных же почти совсем не было. Того серебра, всего около тонны, что тамплиеры вывезли из Палестины, было явно недостаточно. Добыча драгоценных металлов в Европе практически не велась. А месторождения в Германии, Чехии и России еще не были открыты. Золота также было недостаточно.
И тем не менее тамплиеры чеканили свою монету, серебряную, а не золотую. В течение XII — XIII веков было произведено такое количество серебряных денег, что они стали обычным платежным средством. На эти деньги и была развернута кампания по строительству храмов.
Но откуда появился металл? Никто этого не знал, вернее, те, кто знал, молчали. Тамплиеры вообще о многом молчали. Так, устав ордена был известен только рыцарям, но и те не могли его хранить у себя, чтобы он не попал в руки непосвященных, даже из числа членов ордена. Магистры принимали решения в глубокой тайне. Архивы ордена таинственно исчезли.
Арестованные были переданы в руки инквизиции. Среди множества признаний для нас особенно интересно одно. Перед нами протокол показаний рыцаря Жана де Шалона, где он утверждает, что в ночь перед арестами из Парижа вышли три крытые повозки, нагруженные сундуками с сокровищами Храма. Повозки сопровождал конвой из сорока двух рыцарей во главе с магистром Гуго де Шалоном и Жераром де Вилье. Рыцари и груз должны были прибыть в один из портов, где их ждали семнадцать кораблей ордена. Бросается в глаза непропорциональность количества кораблей и содержимого трех повозок. Но, возможно, существовали и другие обозы, направлявшиеся в этот порт? Мы не знаем, что было в сундуках. Слово «сокровища» в средние века применяли и для обозначения тайных архивов королей и коммун. Мы не сомневаемся, что сокровища Храма, вывезенные из Парижа, — это секретные архивы ордена, которые надо было спрятать в надежном месте.
В какой порт могли направиться рыцари в ту тревожную ночь? Конечно, в порт, принадлежавший тамплиерам. Другие были ненадежны, и там не было кораблей ордена. Порты Средиземного моря были далеко, и, не зная, как поведут себя власти Прованса и Барселоны, можно было попасть в ловушку. Порты Ла-Манша и Северного моря находились ближе. Но король Англии, который был благосклонен к тамплиерам, не смог бы противостоять папе. Остается Ла-Рошель. Надежно укрепленный, он мог бы выдержать осаду жандармов короля. К нему вела охраняемая тамплиерами дорога, на которой можно было найти сменных лошадей. Мы не знаем, достиг ли груз пункта назначения. Известно только, что архивы ордена не значатся в списках захваченного людьми короля имущества, а имена рыцарей, сопровождавших груз, названы вместе с теми, кто скрылся от ареста. Среди кораблей, нашедших убежище в Португалии, не было кораблей из Ла-Рошеля. Они исчезли навсегда.
Перед исследователями встают три вопроса:
1. Откуда тамплиеры брали серебро — металл, не найденный к тому времени на территории Европы и которым они буквально наводнили страны Священной Римской империи? 2. Зачем им был нужен порт Ла-Рошель?
3. Куда ушли корабли, груженные сокровищами ордена, которые удалось спасти в 1307 году?
Одно из свидетельств мы можем найти, внимательно рассмотрев роспись фронтона храма тамплиеров в городе Верелай в Бургони, которая датируется XII веком. Среди людей, окружающих Христа, на изображении можно увидеть мужчину, женщину и ребенка с непропорционально большими ушами. Мужчина — в убранстве из перьев, похожем на одежду североамериканских индейцев, а на голове у него — шлем викинга. Женщина — с обнаженной грудью и в длинной юбке. Это так называемые panotii. Похоже, средневековые живописцы слышали о людях с большими ушами... Теперь нам известно, что инки и их предшественники, которым они подражали, имели обычай оттягивать уши, вставляя в мочки тяжелые кольца из золота, меди или камня, так называемые ringri (от древнескандинавского ring — серьга). Такое трудно выдумать. Средневековые живописцы знали и о викингах, на что указывает шлем на голове мужчины. Смешав эти два понятия, они нарисовали «индеализированного» викинга, если можно так сказать.
Еще одно доказательство того, что тамплиеры знали о существовании континента, который мы теперь называем Америкой: недавно в Национальном архиве Франции были найдены печати ордена, захваченные людьми Филиппа Красивого в 1307 году. На одной из них, приложенных к документу, относящемуся к ведению Великого Магистра, видна надпись «Secretum Templi» — Тайна Храма. В центре расположена фигура человека, который может быть только американским индейцем. Одет он в набедренную повязку, на голове у него убор из перьев, такой же, какой носили индейцы Северной Америки, Мексики и Бразилии или, по крайней мере, некоторые из них. В правой руке он держит лук, внизу, под луком, изображена свастика — крест с изогнутыми концами, распространенный символ в Скандинавии эпохи викингов.
Однако во времена последней империи Тиауанако не все серебро, добытое в копях Южной Америки, использовалось на месте. Значительная часть, возможно, вместе с золотом, отправлялась к океану. Викинги, добывавшие серебро в горах, построили систему дорог («пеавиру» — на языке гуарани), которые вели к побережью океана и достигали его в двух пунктах: у залива Сантос и напротив острова Святой Катерины. На северной дороге, выходящей к порту Сантос, расположен огромный комплекс Серро-Кора. Там был обнаружен предмет, который многое проясняет в нашем исследовании. Среди развалин стен сооружения, похожего на крепость, мы нашли форму для отливки металла в слитки. Ее доколумбовое происхождение не вызывает сомнений.
Эта находка ставит перед нами два вопроса: откуда доставлялся металл и почему было необходимо переплавлять его в слитки? На первый ответить легко. Ближайшие золотоносные реки и серебряные копи находятся в Андах. Местные племена не пользовались металлическими орудиями. Но тем не менее в их языке были слова, обозначающие металлы, что на первый взгляд очень странно. Так, например, в южном диалекте гуарани металл называется куарепоти, что означает «камень, вытянутый из дыры в горе». От этого слова происходят все другие названия металлов: золото — куарепотийу (желтый металл), серебро — куарепотити (белый металл), сталь — куарепотиата (твердый металл). Весь вопрос в том, образованы они до или после эпохи завоевания Америки конкистадорами? Мнения лингвистов и этнографов на этот счет разделились. Заметим, однако, что эти слова не испытали на себе никакого влияния испанского языка, а было бы логично, если бы индейцы давали название металлам, привезенным испанцами и до того им незнакомых. Кроме того, местные легенды рассказывают, что до 1290 года по дороге от Сьерра-де-ла-Плата к океану регулярно проходили караваны, перевозившие большое количество металла. В качестве вьючных животных, несомненно, использовались ламы.
На второй вопрос может быть только один ответ: серебро и, может быть, золото, но в меньших количествах, переплавляли в слитки потому, что металл готовили к экспорту. В слитках его удобно считать и учитывать.
Кроме дороги, идущей из Тиауанако через Парагвай, викинги использовали для транспортировки драгоценных металлов такие удобные пути, как реки бассейна Амазонки. В 800 километрах южнее устья Амазонки, на берегу дельты полноводной судоходной реки Парнаибы, были обнаружены руины мощных крепостных стен из сцементированных камней. Здесь, очевидно, на месте современного города Парнаиба, находился еще один атлантический порт викингов.
Одна из самых важных водных артерий Бразилии — река Сан-Франциску. Она судоходна на протяжении двух третей своей длины, и на ней можно увидеть и сегодня большие барки, которые своей формой, принципом постройки напоминают скандинавские драккары. Викинги поселили на ее берегах подчиненные им племена гуарани, как они это делали на всех реках, которые они использовали как пути сообщения. Однако эти поселения есть только у истоков и в устье реки. Объяснение этой аномалии одновременно простое и трудновообразимое. Река в своем среднем течении не существовала еще в недалеком прошлом. На ее месте между современным городом Ремансо и водопадом Паоло-Афонсо простиралась огромная лагуна, состоявшая из болот и озер, шириной около 200 километров. Над водой возвышались цепи холмов. Лагуну питали три реки. Две из них текли на восток: Опала, которая теперь называется Сан-Франциску, и Реала, русло которой так и не нашли. Третья впадала в реку Пиои, которая является притоком Парнаибы. Этот путь был судоходен зимой от лагуны до океана.
В 1587 году гуарани еще рассказывали португальцам о существовании Упа-Ассу (Большой Лагуны) и о серебряных копях на ее островах. Осушение болот произошло не так давно. Как это произошло, мы знаем из доклада генерала Иво де Прадо на географическом конгрессе 1919 года в Бело Оризонте. Воды лагуны нашли в определенный момент достаточный сток через водопад Паоло-Афонсо. От Упа-Ассу осталось только русло реки Сан-Франциску в своем среднем течении. Река Реала исчезла, а река Пиои потеряла один из своих притоков. Были ли такие изменения вызваны природными катаклизмами? Есть только два возможных объяснения: или увеличение стока водопада Паоло Афонсо из-за водной эрозии его ложа, или речь может идти о грандиозном гидротехническом проекте. Мы должны сразу отбросить первое предположение. На размывание каменного ложа потребовались бы тысячи, если не миллионы лет. Остается второе. Людвиг Швенхаген тщательно обследовал ложе водопада, которое современная гидроэлектростанция, построенная в этом месте, еще не изменила, и обнаружил следы необычайного произведения строительного искусства: пять симметричных каналов сбрасывают свои воды в одну дыру глубиной 50 метров, прорубленную в скале.
Какова была цель этих циклопических работ? Главная — установить постоянный водный путь между зоной, где разрабатывались богатейшие серебряные рудники, и Атлантическим океаном. Зоной, куда входили не только рудники Упа-Ассу, но и территория современного штата Минас Жераис, где также были найдены многочисленные шахты и где португальцы встретили в XVI веке племя бородатых, с белой кожей людей.
Остается выяснить, почему викинги придавали такое большое значение добыче серебра на северо-востоке Бразилии. Конечно, им были нужны железо, медь и олово, чтобы делать оружие и инструменты. Но зачем нужны были золото и серебро, которыми была переполнена Перу? Не для того ли, чтобы экспортировать их через порт Парнаиба? Но куда и как?
Викинги из Тиауанако отправили в порты Сантос и Парнаиба значительное количество серебра, добытого на рудниках Сьерра-де-ла-Платы и в залежах Пиои и Упа-Ассу. Следы этого металла словно исчезли в океане. Однако мы уже говорили, что в это время тамплиеры буквально наводнили Западную Европу серебряными монетами, происхождение которых остается загадкой. Не из Америки ли они?
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

В общем все цитировать не имеет смысла.
Я считаю, что в статье Рогозы есть одна глубокая неправда. Это то, что люди (викинги) почувствовавшие запах больших денег, вот так просто вдруг отказались от дальнейшего "развития этой темы". В этом он уподобляется официальной науке, у которой викинги отдельно, Колумб отдельно. Это даже не нефы, это магнит попритягательнее. Однажды начавшись этот процесс уже не мог остановиться, как в этом нас пытаются убедить. А какие ордена или другие опг лично по мне это не важно. Важно то, что до Колумба там не просто "побывал много кто", а то что это был уже рядовой межатлантический рейс, который обставили и распиарили как "открытие Нового Света". И статья, которую вы привели, лишний раз это доказывает. При этом делается с точностью противоположный вывод. Колумб ничего не открывал, он просто оказался героем пиаракции. Если вы имеете ввиду, что он открыл Новый Свет в плане общеизвестного факта, так это тоже не так. Это сделали те, кто устроил эту пиаракцию. Гораздо интереснее вопрос, а для чего? или почему?

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 23.01.2014 в 10:02. Причина: добавлен спойлер
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Natali (16.01.2014), Oldbarel (12.01.2014), Sanich (19.01.2014)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 13.01.2014, 19:01   #23
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
По умолчанию Re: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Цитата:
Сообщение от freeprivateer Посмотреть сообщение
Гораздо интереснее вопрос, а для чего? или почему?
А вот и возможная ниточка символического содержания.
Специалист по тайным орденам мира Андрей Синельников «Национальному Географическому Обществу».
Спойлер:
Для того что бы сказать что-то определенно, надо сначала разобраться с морскими державами Средних веков. На морских просторах с 12 века, в регионе Европы развивались флаги: викингов, венецианского флота, генуэзского флота, пизанского флота и амальфийского флота, флаги Ганзы. Вот, пожалуй, и все. Кроме этого были разрозненные корабли всяких разбойников и мелких властителей. Но из сплоченных морских братств со своими портами, городами и колониями, кроме вышеперечисленных морских волков, мы можем вспомнить только пиратов.
Не все так просто. Флаг – это отличительный знак по принципу свой-чужой, как в современной военной технике. Чтобы разобрать издалека, кто приближается. По его расцветке и рисунку в море узнают, с кем ожидается встреча, и что готовить. Дары или пушки. Викинги – полосатый красно-белый парус или парус и флаг с красным крестом. Венецианцы - лев на флагах, как у Левантийского военно-монашеского ордена. Генуэзцы – красный крест на флагах и на парусах, крест тамплиеров Пизанский флот – черный крест на парусах и флагах, крест тевтонов. Амальфийский флот – белый крест на красном фоне, крест мальтийцев. Ну и в заключение, флаги и паруса Ганз.
Дело в том, что черно-белый флаг с черепом и костями был и флагом Тамплиеров. Именно это является неопровержимым доказательством тесной связи, которая объединяла Орден тамплиеров с пиратами. «Веселый Роджер», это знамя, поднятое тамплиерами после роспуска ордена на мачтах своих флотов. Знак черепа со скрещенными костями на черном фоне не был изобретен ни моряками-тамплиерами из Ла-Рошели или Генуи, из Судака или другого порта. Он не был изобретен ни королем Сицилии, который поднял его чуть позже на своих боевых кораблях, ни родственниками шотландских тамплиеров, на могиле которых он вырезан. На самом деле это был древний символ и талисман, выбранный Орденом Храма в качестве знамени своей борьбы против Ватикана. Общеизвестно, что «Веселый Роджер» поднимали те пираты и корсары кораблями, которые в первую очередь стремились атаковать корабли Папы в Средиземном Море и католической Испании в Карибском море и Атлантическом океане. Череп на флаге это известный всем тамплиерский Бафомет, который был изображен на гербе Генуи (значит генуэзец – тоже возможно определенный символ), обозначая принадлежность этого порта к тамплиерам. Вообще пираты массово появились на морских просторах в начале 14 века, после начала разгрома тамплиеров. И флаг на мачтах их кораблей показывал принадлежность их к мятежному флоту ордена.
Морские разбойники были всегда. Даже более четырех тысяч лет назад пираты нередко встречались водах Индийского океана, Южно-Китайского моря и около берегов Юго-Восточной Азии. Что касается Средиземного моря, самым древним документом, говорящем о морских разбойниках, является глиняная табличка, датированная 1350 годом до н. э. и найденная на египетском острове Фарос. В ней упоминаются пиратские набеги берберов на африканский берег. Позже греческие купцы, которые торговали с Финикией и Анатолией, достаточно регулярно жаловались на нападения на свои корабли с целью грабежа. Но мы, говоря о пиратах, подразумеваем время золотой поры пиратства с 14 по 17 века. Да, тогда вся эта вольница была под рукой тамплиеров. Тогда существовал единый флаг, единый Пиратский кодекс, проповедовавший равенство, терпимость, щедрость и уважение к каждому человеку. Эти нормы совпадали с правилами Ордена тамплиеров, и оба кодекса оказали друг на друга глубокое влияние.
Тамплиеры занялись пиратским ремеслом, бежав от жестокого преследования со стороны Папы и французского короля, к которым присоединилась Инквизиция. Таким образом, к их неизменной секретной миссии по ликвидации папской власти добавилась вполне естественная жажда мести. Многим рыцарям-тамплиерам удалось бежать на своих кораблях, покинув под покровом ночи порт Ла-Рошели, а часть из них укрылась во владениях Генри Синклера на Оркнейских островах и на севере Шотландии. Под влиянием рассказов о плаваниях викингов через Атлантический океан Синклер решил отправиться в экспедицию на поиски неизвестных земель, лежащих по другую сторону океана, чтобы спрятать там Великую Тайну. Это сокровище, возможно, было зарыто на Оук-айленде («Дубовом острове»), а в различных местах Соединенных Штатов были обнаружены следы поселений тамплиеров. Другие ушли из Генуи на Сицилию. Третьи обосновались в Крыму или ушли на Русь, в Новгород и во Владимир. Четвертые в Португалию. Важно отметить, что большинство великих корсаров золотого века пиратства были либо тамплиерами, либо как-то связаны с этим орденом. Косвенным образом, их баснословные богатства, точные карты, описания морей послужили фундаментом для экспансии колониального империализма.
Вообще-то направление движения пиратских республик было ориентированы в бассейн Карибского моря и к берегам Америки. В Новую Аркадию, как называли они. Мы знаем такие знаменитые пиратские порты как Тортуга, Порт-Ройал на Ямайке, Сант-Доминго. В дальнейшем они перешли на службу тем государям кто дал им укрытие. Даже в войне за независимость США пираты сыграли не последнюю роль. Дальнейшая история тамплиеров связана с масонством. Каким бы ни было происхождение масонства, невозможно отрицать, что это общество открыто, существовало с XVI по XVIII век в Шотландии, Англии и Франции. Весьма вероятно, что тамплиеры использовали его в качестве прикрытия для своих целей и действий. Известно, что Колумб был непосредственно связан с тамплиерами, если сам не был членом ордена. Его загадочное происхождение и прошлое заставляют предположить, что он скрывал свою истинную личность. Для своего плавания через Атлантику он использовал навигационные карты, которые могли быть получены только от тамплиеров. В XIX веке тамплиеры, через масонство, сыграли важнейшую роль в освобождении Америки от колониального гнета. В этом процессе они не смогли бы обойтись без помощи пиратов, поддерживавших революционеров в морских сражениях. Остается лишь отметить одно современное явление: огромный интерес, возникший в последние годы ко всему имеющему отношение к тайным обществам и их истинной природе, отраженной в многочисленных исследованиях, научных изданиях и популярных бестселлерах. Возможно, это не случайно: может быть, великие магистры решили, что настал час сорвать покровы с части секретов и выставить их историю на суд общественности — в попытке снести барьеры, которыми правящие силы и Ватикан отгораживают истину от правдоискателей.

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 23.01.2014 в 10:02. Причина: добавлен спойлер
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Natali (16.01.2014), Oldbarel (14.01.2014), Sanich (19.01.2014)
Старый 16.01.2014, 22:39   #24
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
По умолчанию Re: Научные факты и теории

… в простонародье именуемая шайкой.
Спойлер:
После поражения англичан Шотландия стала независимым королевством, не имеющим каких-либо обязательств перед Папой. Орден тамплиеров существовал там открыто и приобрел в собственность ряд земельных наделов, большинство из которых находились к северу от Глазго. Тамплиеры процветали под защитой семьи Сен-Клер, или Синклер, владетелей Росслина, высокородных дворян датского происхождения, состоявших в родстве с Вильгельмом Завоевателем и Стюартами, королевским родом, к которому принадлежала супруга Роберта Брюса, правившим в Шотландии с 1371 года, а в Англии с 1603 по 1714 год.
Тамплиеры сражались под Баннокберном под командованием Генри Синклера, которому Брюс пожаловал княжество Росслин и Оркнейские острова. Некоторые источники указывают, что Синклер владел картами, составленными древними финикийцами и арабами, на которых были обозначены неизвестные земли, расположенные к западу от моря Океан. Великий шотландский магистр решил попытаться достичь этих земель, возможно связанных с пропавшей Атлантидой, и отправил на запад большую морскую экспедицию.
Теперь остается понять причины, приведшие Колумба в Португалию. Недавно открытые исторические факты позволяют очертить приблизительную биографию его юности. Для начала приходится признать, что он в самом деле родился в 1451 году и в генуэзской семье, хотя отнюдь не в бедной. Его отец был крупным производителем сукна, а мать вела доходную торговлю сырами. Некоторые хроники утверждают, что он не говорил по-итальянски, и, вероятно, они соответствуют действительности, поскольку ребенком Колумб говорил на генуэзском наречии, сильно отличающемся от итальянского римского диалекта, и ушел в море будучи еще подростком. Известно, что восемнадцати лет от роду он состоял в команде французского пирата Гийома де Касанова, который избрал своей мишенью торговые суда, курсировавшие между Венецией и Фландрией. По некоторым источникам, именно Колумб был вторым французским корсаром из тех, что опустошали в 1473 году Валенсию и Каталонию. Затем он участвовал в сражении между генуэзцами и турками за право владеть богатым островом Хиос и наконец устроился в торговый конвой, который возил товары с Хиоса в порты Англии, Португалии и Франции. Корабль Колумба подвергся нападению того самого пирата Касанова (занятная история, еще и шпион) и был потоплен, но Колумбу удалось спастись после кораблекрушения и добраться вплавь до португальского берега. В Лиссабоне его пригрела влиятельная генуэзская община, и, возможно, именно тогда он впервые вступил в контакт с тамплиерами.
Юному моряку было 25 лет, он был хорошо сложен, имел приятные манеры и редкое умение развлекать дам фокусами и рассказами о пиратах, кораблекрушениях и необитаемых островах (возможно школа Гийома де Касанова). Эти качества прельстили юную Фелипу де Полестрельо Монис, дочь влиятельных и зажиточных родителей, и в 1479 году молодые люди поженились. Фелипа была внучкой Бартоломео Полестрельо, моряка из Генуи, состоявшего в Ордене тамплиеров (может он явно и тайно состоял в нескольких орденах?), который был помощником Энрике Мореплавателя в школе Сегреса. В 1419 году принц отправил Полестрельо, вместе с моряками-тамплиерами Тристаном Вас Тейхейрой и Жоаном Гонсалвесом Сарко, завоевывать архипиелаг Мадейра. Три рыцаря получили в награду титул капитана и положение наследных губернаторов островов. Семье Полестрельо досталось управление островом Порто-Санто.
Одним из первых шотландских колонистов был внук Генри Синклера, дочь которого Элизабет вышла замуж за Джона Драммонда, члена другого могущественного шотландского клана, тесно связанного с тамплиерами. Его сын, носивший то же имя, был женат на Катарине Вас де Лорде-ло, вдове одного из Полестрельо….поэтому оба клана жили на Мадейре в полном согласии, как будто они были одной семьей.
Родители Колумба, хотя не были богатыми и знатными людьми, поддерживали торговые связи с влиятельными семьями в Пьяченце и с некоторыми из них дружили. Помимо того что Фелипа полюбила юного моряка за его личные качества, было еще три причины, склонившие Полестрельо согласиться на этот брак: тот факт, что он был их соотечественником, что тогда, как и сейчас, вызывало доверие даже к незнакомцам; затем его богатый опыт морских походов, вызывавший уважение семьи моряков; и особенно его принадлежность к тамплиерам или, по меньшей мере, намерение вступить в орден.
После свадьбы Христофор и Фелипа перебрались в Пор-то-Санто, которым после смерти отца Фелипы, Бартоломео Полестрельо, управлял ее старший брат. Свекровь Колумба сделала ему бесценный подарок: карты, документы и дневники своего покойного супруга и возможность проводить неограниченное время за изучением библиотеки
Христофор Колумб не преминул воспользоваться этой возможностью. Несомненно, его свекр записал истории о расположенных на западе загадочных островах, которые рассказывались на Мадейре, и кроме того, он унаследовал документы, свидетельствующие об экспедиции Генри Синклера, возможно, даже судовой журнал и морские карты, составленные братьями Дзено. К сожалению, невозможно установить, какую часть герметических знаний тамплиеров о древних путешествиях и поселениях в Новом Свете, которые, возможно, восходили к финикийцам и египтянам, и даже к Атлантиде, охватывали бумаги Полестрельо.
Тогда иудейские руководители пришли к выводу, что их Земля Обетованная может находиться в любом месте, где их народ сможет жить в мире и строить «Новый Иерусалим». Эта идея совпадала, как по названию, так и по цели, с миссией Приората Сиона и Ордена тамплиеров. В обоих случаях главной задачей было найти место для строительства нового лучшего общества. Еврейский народ нашел бы там убежище от преследований, а Орден тамплиеров реализовал бы свой универсальный проект, что заставило их объединить усилия. Существует множество свидетельств, доказывающих особую связь Ордена тамплиеров с герметическими знаниями древних евреев, со времен их появления на Святой Земле. Для тех и других особой реликвией был Храм Соломона, и те и другие ревностно хранили заветы и мудрость предков.
В конце XV века иудеи и тамплиеры уже длительное время подвергались преследованию со стороны Ватикана и христианских королей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что они объединились, чтобы помочь друг другу, даже если не принимать во внимание прочие связующие их факторы. Благодаря их союзу могло состояться атлантическое плавание Христофора Колумба, учитывая, что обе стороны обладали достаточными богатствами и оказывали тайное влияние на европейских королей (и на папский престол?). Уже не вызывает сомнений, что Пинелло и другие иудейские банкиры из Генуи собрали значительную денежную сумму и отправили в Испанию своих агентов, которые встретились с Изабеллой, в большей степени, чем ее супруг, склонной покровительствовать плаванию под знаменами Кастилии и Арагона. Маловероятно, чтобы генуэзские банкиры потребовали от королевы оставить в залог драгоценности, как гласит легенда. Во-первых, потому, что она не просила денег, и, во-вторых, потому, что, строго говоря, речь шла не о заеме, но о вложении.
В данных обстоятельствах невозможно избежать обсуждения скользкого вопроса о том, был ли Христофор Колумб не только тамплиером, но и евреем. Если дело обстояло именно так, он являлся идеальным кандидатом для реализации совместного предприятия тамплиеров и иудеев, особенно учитывая его познания в морском деле и личное рвение. Тезис о том, что Колумб был евреем, был выдвинут Сальвадором де Мадарьягой в его книге «Жизнь замечательного человека дона Христофора Колумба». В ней автор утверждает, что семья Колумбов принадлежала к каталонским евреям, осевшим в Генуе, и в семье продолжали говорить на их языке ,что объясняло бы невнятную устную и письменную речь адмирала, который к родительскому языку добавил генуэзский диалект и портовый жаргон (видимо все-таки "фокусы", а не рассказы о пиратах).
Также они отмечают, что текстильное производство Генуи в XV веке практически полностью находилось в руках евреев и что странная подпись адмирала представляла собой каббалистический знак. Как уже упоминалось, он не взял собой в первое плавание ни одного священника-миссионера, несмотря на то, что францисканцы оказали ему огромную помощь. Но главным аргументом сторонников теории иудейского происхождения Колумба является тот факт, что его плавание было профинансировано банкирами генуэзской еврейской общины. Разве могли они доверить командование экспедицией, отправленной на поиски Земли Обетованной, язычнику?
Известно, что Орден тамплиеров принимал в свое лоно обращенных евреев и даже людей мусульманского вероисповедания. Некоторые документы, свидетельствующие о личности Колумба, и другие, принадлежащие его руке, дают повод думать, что он состоял в каком-то тайном обществе или секте. Известно, что на деньги, полученные в Генуе, он купил три каравеллы, имена которых вошли в историю. Это были «Сан-та-Мария», «Пинта» и «Нинья». Первой командовал сам адмирал, а двумя другими братья Мартин Алонсо и Висенте Янес Пинсоны, которые состояли в Ордене тамплиеров. Согласно некоторым хроникам, по крайней мере один из них уже бывал в Новом Свете, в качестве участника разведывательных или пиратских экспедиций, организованных орденом. Необходимо напомнить, что в юности Колумб тоже был пиратом, а это ремесло всегда так или иначе было связано с Орденом тамплиеров.
Примером типичных андалузских пиратов служат братья Мартин Алонсо и Висенте Янес Пинсоны, моряки из Палос-де-Могер (Уэльва), расположенного рядом с устьем реки Тинто, которые занимались морским разбоем у каталонских берегов. Мартин добирался в своих плаваниях даже до Ла-Манша и Азорских островов, где мог познакомиться с Христофором Колумбом, который плавал приблизительно там же. Вероятно, один из них — либо Колумб, либо Пинсон — был тамплиером и посвятил другого в секреты ордена, но возможно, что они оба принадлежали к ордену и их встреча не была случайной. Известно лишь, что впоследствии оба брата Пинсона вошли в состав первой экспедиции Колумба. Некоторые исследователи полагают, что так их наказали за бесчинства католические короли (Фердинанд и Изабелла), по мнению других, действовавший в подполье Орден Храма поручил им «открыть» Америку.
Всегда считалось, и, вероятно, не без оснований, что флагманский корабль, «Санта-Мария», был назван в честь Святой Девы, которую почитала королева Изабелла. Но, возможно, Колумб хотел таким образом почтить Марию Магдалину, святую, наиболее уважаемую тамплиерами, поскольку она носила в своем лоне наследника Божественного рода. Мартин Пинсон управлял каравеллой, названной «Пинта», и решил не менять этого имени, которое принесло ей удачу. Его младший брат выбрал каравеллу поменьше, «Санта-Клару», возможно потому, что это имя напоминало о прославленном мореплавателе-тамплиере Генри Синклере, или Сен-Клере. Но затем он решил изменить ее имя, назвав каравеллу «Нинья», возможно, по указанию Колумба. Историки считают, что она называлась так, потому что была самой маленькой из трех каравелл (nina — малютка), но исследователи герметической христологии имеют и другие объяснения. Если «Санта-Мария» символизировала Марию Магдалину, то «Нинья», которая ее сопровождала, могла быть только ее легендарной дочерью Сарой, продолжательницей рода Иисуса. Тайное символическое послание, запечатленное в названиях каравелл, говорило, таким образом, о том, что Мария Магдалина везла священное дитя в Новый Свет, чтобы там Королевская кровь обрела там новое пристанище.
Ему было прекрасно известно, что эти земли не были ни Индией, ни Китаем. Если бы он верил, что достигнет этих богатых восточных земель, он вез бы на своих кораблях европейские товары, которые мог бы обменять на дорогостоящие шелка и специи. Но его груз составляли лишь ящики с разноцветными шапками, стеклянными бусами, металлическими колокольчиками и прочими безделушками, которыми можно было соблазнить полудиких туземцев, но, разумеется, не людей, подобных Великому Хану. Как уже было сказано, Колумб искал не новых торговых путей, но подходящую для основания Нового Иерусалима землю.
Почему в таком случае он вступил во владение этими землями от имени католических королей? В ту эпоху было невозможным, чтобы частное общество или религиозный орден (а особенно тайное общество) завоевывало или колонизировало новые территории. Только европейские христианские монархии могли получить право на владение «землей язычников», а споры между ними разрешал Верховный Понтифик. Кроме того, Орден Храма был запрещен, отлучен от Церкви, подвергался гонениям и действовал в абсолютном подполье. По этой причине он нуждался в европейском королевстве, которое послужило бы ширмой для его планов в отношении Нового Света. И кто подходил для этой цели больше, чем католические короли Изабелла и Фердинанд?

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 23.01.2014 в 10:03. Причина: добавлен спойлер
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
4 пользователя(ей) сказали cпасибо:
CLIPER (16.01.2014), Natali (16.01.2014), Oldbarel (17.01.2014), Sanich (19.01.2014)
Старый 20.01.2014, 18:48   #25
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
По умолчанию Re: Научные факты и теории

Очень советую прочитать
"Храм и ложа. От тамплиеров до масонов." Майкл Бейджент, Ричард Ли
М.: Эксмо, 2006.
Читал с огромным интересом. Чтобы там не говорилось, а это прямое продолжение заданной темы тамплиеры-Новый Свет и много еще чего полезного.

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 20.01.2014 в 23:12.
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Oldbarel (21.01.2014)
Старый 22.01.2014, 22:56   #26
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
Восклицание Re: Научные факты и теории

Можно еще покопипастировать?

Антология таинственных случаев
Николай НЕПОМНЯЩИЙ
ДРУГИЕ КОЛУМБЫ?


Спойлер:
Год 1480-й. Англия.
Когда в конце 70-х годов нашего века профессор Фобс Тейлор проанализировал коммерческие отчеты и таможенные списки грузов, которые каждое судно ввозило в Бристоль и вывозило оттуда начиная с 1479 года, он подметил какую-то несуразность. Согласно декларациям большинство капитанов вели торговлю с Ирландией. Однако этому явно не соответствовали странный характер грузов и чрезмерно длительные вояжи. Вот типичный пример. Один из кораблей, принадлежавших Моррису Таргату, сплавал якобы в Ирландию и обратно за... 115 дней. А ведь другие суда за тот же срок успевали трижды преодолеть аналогичный путь. Профессор Тейлор сделал вывод, что бристольские моряки иногда намеренно скрывали истинные маршруты. Но в таком случае куда же они плавали?
Год 1472-й. Португалия-Дания и Норвегия.
Король Альфонс V, воодушевленный захватами в Африке, решил отыскать северный морской путь в Азию и "Индии". Он доверил эту миссию двум норвежским капитанам - Дидрику Пайнингу и Гонсу Пофорсту, а в качестве наблюдателя прикрепил к ним Жуана Ваша Кортереала, который скорее всего и руководил экспедицией.
И вот не так давно в архиве нашли письмо от 3 марта 1551 года. Бургомистр Киля Карстен Крип писал королю Дании и Норвегии Кристиану III о том, что он, Крип, видел карту Исландии с изображением неизвестных предметов, обнаруженных в этой стране. Карта подтвердила, что дед Его величества, Кристиан I, который правил с 1448 по 1481 год, по просьбе короля Португалии послал экспедицию к новым островам и материку на северо-западе от Европы.
Пункт отправки экспедиции остался неизвестен историкам: судовой журнал не сохранился. Да и велся ли? Но курс все же удалось вычислить по разрозненным источникам. Один из них - знаменитый первый в мире глобус, созданный немецким географом Мартином Бехаймом в 1492 году, то есть до (!) возвращения Колумба. На нем живописно представлены не только Скандинавские страны, но и земли к западу от Исландии, которые имеют удивительное сходство с полуостровом Новая Шотландия, Ньюфаундлендом и заливом Св. Лаврентия (восточное побережье Северной Америки). Выяснилось, что Бехайм женился в 1486 году на некой Жоанне ди Мандо, сестре ди Утра - зятя Кортереала. Больше того, молодожены четыре года прожили на одном из Азорских островов - Терсейре, которым управлял престарелый Кортереал. Бехайм немало времени провел в беседах с португальским мореходом о далеких краях, которые тот посетил в 1472 году...
Об удачном исходе его экспедиции свидетельствует и тот факт, что один из капитанов - Пайнинг, несмотря на свое пиратское прошлое, был назначен губернатором Исландии.
Год 1390-й. Шотландия-Венеция.
Молодой честолюбивый шотландский принц Генри Синклер, владевший Оркнейскими островами, встретил венецианского мореплавателя Николо Дзено. Темпераментному южанину удалось быстро убедить принца в необъятности мира и прелести приключений. Они решили организовать совместную экспедицию для открытия и завоевания новых земель.
"Эти земли решили бы проблему перенаселения Оркнейских островов" (кем же это?), заявил принц, отправляясь вместе с Николо и присоединившимся к ним Антонио Дзено. О том, как сложилась экспедиция, поведано в одном из писем последнего. Изучив это послание, современный американский исследователь Фредерик Пол пришел к выводу, что местом их первой стоянки был мыс Кейп Фрилс на севере Ньюфаундленда. Потом, после неудачной попытки высадиться и пополнить припасы, корабли шесть дней плыли на запад и повернули на юг. Еще через четыре дня они увидели землю.
Здесь, на побережье нового континента, принц провел зиму. Легенды местных индейцев сохранили память об этом. Тому подтверждение и некоторые детали, прямо указывающие на Синклера: пришельца называли принцем, часто плавающим по морю, его дом - "замок на острове" и "приплыл он со многими людьми", "он переплыл океан и первым увидел микмаков", "его главное оружие - острый меч".
Через полтора века после путешествия "Книга Дзено" была издана и произвела ошеломляющее впечатление. Причем даже самые яростные критики признали, что она свидетельствует об отличном знании определенных географических объектов, а также о знакомстве с индейцами Северной Америки. В 1576 году, безошибочно руководствуясь указаниями Дзено, англичанин Фробишер совершил плавание в Гренландию, а в конце XVI в. Картой, приведенной в "Книге", воспользовался фламандец Меркатор при составлении своего знаменитого "Атласа".
И наконец, уже в наши дни неожиданное доказательство получила и индейская легенда - в районе Вестфорда найден шотландский меч конца XIV в., на нем клеймо 1350-1400 годов.
Почему Синклер не основал колонии оркнейцев на открытых землях? По приезде домой ему было уже не до этого - возникла угроза со стороны Англии. А что же стало с братьями Дзено? Антонио умер вскоре после возвращения на родину, так и не успев опубликовать дневники, карты и письма: документы остались в семейном архиве. Судьба второго брата неизвестна.
Кельтские дольмены на Атлантическом побережье Новой Шотландии древнейшие свидетельства трансокеанских контактов между Старым и Новым Светом.
Изображение шотландского меча XIV века найдено на побережье Новой Шотландии.
Археологи, нашедшие эту надпись у озера Массакр-Лейк в Неваде, сначала приняли ее за индейские рисунки. Но надпись оказалась пунической. Ее возраст две тысячи лет. Она похожа на аналогичную надпись в Алжире, датированную 100 г. до н. э.
Здесь же был найден и надгробный камень, датированный 1186 годом. Впрочем, кроме косвенных доказательств, есть и прямые подтверждения.
В 1416 году португальский принц Генрих открывает мореходную школу. Четыре года спустя там же строится обсерватория, создаются плоские карты в проекции "Генриха Мореплавателя". Около 1475 года немецкий ученый Региомонтан издает таблицы эфемерид (расчеты движения звезд и планет на небосводе) с довольно полными астрономическими сведениями на 30 лет вперед. Тогда же появляется "Руководство к астролябии и квадранту" неизвестного автора, которое состояло из следующих разделов: 1. Получение широты по высотам Солнца. 2. Определение широты по Полярной. 3. Таблицы широт мест. 4. Наставление к управлению парусами. 5. Календарь и эфемериды Солнца. Словом, навигация становилась океанской.

Виктор ШИТАРЕВ, капитан дальнего плавания
Поговорим по существу...
Работая над темой, я пришел к однозначному выводу - многие суда до-колумбовой эпохи могли пройти маршрут эскадры Христофора Колумба, которая совершала свой путь в полосе пассатов, дующих с восточных румбов со скоростью 5-8 м/с. Здесь всегда хорошая погода. Очевидно, о полосе пассатов знали и древние мореплаватели, поэтому нет ничего удивительного в том, что некоторые корабли доколумбовой эпохи пересекали океан.
А вот возвращение назад для древних было проблематично: нужно, маневрируя, идти против ветра, курсом в бейдевинд, попеременно правым и левым галсами. Средняя скорость на переходе резко падает, а срок плавания увеличивается.
Поэтому, наверное, правильнее обсуждать не приоритет открытия, а надо выделить три аспекта: успехи навигации, мореходные качества судов, их транспортные возможности для перевозки грузов и людей.
Приблизительно в XII веке в Европе появился магнитный компас. Это изобретение дало мощный толчок развитию мореходной астрономии, картографии и мореплавания: моряки смогли удаляться от берега. Но чем дальше уходил корабль от берегов, тем острее ощущалась необходимость в определении его координат, особенно широты.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Так кто же открыл Америку?
НЕПОМНЯЩИЙ Николай Николаевич


Спойлер:
В 1477 году Колумб совершил путешествие на север. По некоторым сведениям, был в Исландии. По другим — не был. В Бристоле он побывал, это доказано, и к этому мы еще вернемся. Но вот плавал ли Колумб от Бристоля дальше на север? Известный канадский полярный исследователь Вильямур Стефанссон утверждает, что зима 1476/77 года в полярных областях была мягкой. В такие зимы парусникам без труда удается проникать далеко на север, до широты острова Ян-Майен.
"Существование земель в Арктике и Субарктике, найденных норманнами, отнюдь не было тайной для современников Колумба", — справедливо отмечает в послесловии к книге Дж.Энтерлайна "Америка викингов" Тур Хейердал. Об открытии Винланда, лежащего к западу от Гренландии, говорилось уже в «Теографии Северных Земель» Адама Бременского в 1070 году, за 400 с лишним лет до плаваний Колумба. И даже если он не был в Исландии, то мог получить интересующие его сведения у побывавших там мореходов.
Первые попытки заполучить на португальскую службу скандинавских мореходов относятся еще к 1448 году — об этом пишет известный хронист Гомеш Эаниш ди Азурара. Он подробно рассказывает о том, как некий Валларт, датчанин, прибыл ко двору инфанта Энрике (будущего Генриха Мореплавателя) в Сагреше и был назначен главой экспедиции на острова Зеленого Мыса. Она закончилась печально. Известно, что Валларт и еще несколько человек команды были захвачены в плен местными жителями, и с тех пор их больше никогда не видели. Таких эпизодов Ларсен приводит множество. Так что, выходит, отношения с Данией были длительные и прочные. Смерть Генриха Мореплавателя не прервала этих контактов, а только подтолкнула к продолжению задуманного инфантом — поиску северо-западного пути через Атлантику.
Опять викинги?
Судьба открытия Кортереала печальна. Экспедиция оказалась под такой завесой секретности, что об открытии никто ничего не узнал. Будь известия о вояже обнародованы, не пришлось бы человечеству праздновать 500-летие открытия Америки в 1992 году?
Загадочным моментом в этой экспедиции остается договор между Португалией и Данией, который предоставлял Кристиану I право на все земли, открытые во время поисков. Возможно, португальский король не догадывался о подлинном значении открытия новых земель, счел их никчемными. Но ситуация быстро изменилась, когда стали известны результаты плавания Колумба. После 1494 года король дважды предоставлял исключительное право Гашпару и Мигелу Кортереалам, сыновьям Жуана, на "острова и материк", открытые отцом...
12 мая 1500 года король Мануэл подписал дарственную, по которой Гашпару Кортереалу и его наследникам предоставлялись длительные права на земли, которые он "за свой счет и на свой риск намеревался открывать заново или искать". Заметим: "открывать заново" явно указывает на то, что старый Жуан Ваш нашел-таки землю и что Гашпару намеревался найти ее снова и предъявить на нее законные права Португалии!
В начале нашего века вышла двухтомная книга американского колумбоведа Г.Виньо "Критическая история Христофора Колумба". В ней впервые высказывается предположение, что Колумб шел открывать не берега Восточной Азии, а острова Атлантики, о которых до него уже знали другие мореплаватели. Идея же о плавании в Страну Великого Хана зародилась, как представляет Виньо, уже после возвращения из первого путешествия.
Кстати, когда Педру Кабрал открыл Бразилию в 1500 году, он назвал ее Санта-Круш, и это название было признано повсеместно европейскими картографами в XVI веке. Но только не французами! Они всегда называли ее именем Бразиль. Это слово издавна применялось в описаниях ценных пород красного дерева. И именно так называли открытые задолго до португальцев земли в океане дьеппские купцы. Еще один шаг к Колумбу.
Остров Бразил искали и купцы из Бристоля, центра рыболовства в Северной Атлантике. Торгуя в основном с Ирландией, купцы поначалу не ходили в дальние моря. Но в 80-е годы XV столетия они стали проявлять повышенный интерес к фантастическим островам в океане. Наверное, не случайно. Явно купцы получили интересные сведения от исландцев. То, что европейские картографы давно узнали о Гренландии, уже доказано. На. карте 1467 года Клаудиуса Клавуса, уже имеется множество местных названий населенных пунктов гигантского острова.
15 июня 1480 года судно Джона Дэя-младшего покинуло Бристоль и направилось в сторону острова Бразил, к западу от Ирландии, но вскоре вернулось, пострадав от непогоды. 6 июля 1481 года два судна — "Джордж" и "Троица" из Бристоля, принадлежавшие Томасу Крофту, покинули порт, чтобы найти в океане остров под названием "Бразила". И таких вояжей было много. Об их результатах мы пока ничего не знаем.
Испанец Педро де Айала докладывал из Лондона в 1498 году королевской чете Фердинанду и Изабелле: "Эти из Бристоля уже семь лет посылают каждый год флотилии из двух, трех, четырех каравелл на поиски острова Бразил и Семи городов..."

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

P.S. Я не смог обнаружить сколько-нибудь заслуживающей внимания критики теории плавания Колумба под патронажем тамплиеров и евреев. Если даже, к примеру, вдруг выяснится, что вклад Гийома Касанова в открытие Нового Света существенно меньше, или вообще это был человек с менее обязывающей фамилией, то едва ли это что-то изменит по сути. Мне (почти) все равно, когда родился Ллойд, открыл кофейню и отдал душу уж не знаю кому. Главное это то, что формирует наши представления о механизмах функционирования мира, в котором нам приходится (как правило)уживаться друг с другом. То есть формирует мировоззрение. Применительно к плаванию Колумба это следующие вещи. 1.Не он сам придумал. 2.Не было союза тамплиеров и евреев (они были не причастны к плаванию). 3.Не было тамплиерского флага на эскадре Колумба. 4. Не было объявления войны союзом тамплиеров и евреев папской власти, символом которого мог быть «веселый роджер» и этапом создание «Нового Иерусалима». Вот если будут опровергнуты эти пункты, то тогда можно говорить об ошибочности изложенной теории.

Добавлено через 3 часа 28 минут
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
отчет о проделанной работе, но что же все-таки означает "X с крючком" так и не открыли.

Добавлено через 22 часа 16 минут
Ефим Макаровский
Первыми были евреи
Опубликовано в журнале:
«Слово\Word» 2009, №64
ИСТОРИЯ


Спойлер:
Вот что пишет Сесиль Рот в своём исследовании "Еврейский вклад в цивилизацию": "Евреи были очень тесно связаны с его предприятием с самого начала. Наиболее выдающимся из них был очень образованный для своего времени Диего де Деза, будущий Генеральный Инквизитор, который, несмотря на своё христианское рвение, вырос в семье, которая принадлежала в прошлом к иудейской вере; последний представил Колумба Авраму Закуто – астроному, чьи открытия впоследствии были очень хорошо использованы первооткрывателем. Прямым контрастом Дезе был Дон Исаак Абрабонель, последний государственный деятель – учёный испанского еврейства, который занимал важный пост в финансовой администрации страны и посвящал всё своё свободное время изучению иудаизма и истории еврейского народа. Его коллега Абрам Старший, последний королевский раввин Кастилии, был также горячим сторонником первооткрывателя. Ещё более влиятельным был Луис де Сантангель, Канцлер и Контролёр королевского хозяйства, правнук еврея Ноя Чинелло Калатаюда. Габриель Санчес, ещё один из наиболее горячих сторонников экспедиции, был также еврейского происхождения. Он был сыном обращенных и племянником Алазара Юсуфа Сарагосского. Среди других покровителей Колумба был и Альфонс де ла Кабалерия, член знаменитой семьи марранов и вице-канцлер Арагона, и Хуан Кабреро, королевский управляющий-камергер. Конечно, только один из высших сановников, близко связанный с организацией экспедиции, принадлежал к “старому христианскому” дому. Это королевский секретарь Хуан де Колома, чья жена, между прочим, принадлежала к еврейскому клану Де ла Кабалерия. Согласно всем этим свидетельствам, можно без преувеличения заявить, что открытие Нового Света ранее 1492 года было бы невозможно без помощи евреев".
Но несмотря на столь сильную поддержку при дворе, комитет Талаверы дважды отвергал проект Колумба. И в этот критический момент крещеный еврей подтолкнул ход истории. Луис де Сантангель, министр финансов Фердинанда, предложил финансировать предприятие Колумба на деньги еврейской общины, и экспедиция была решена.
Именно Луису де Сантангелю Колумб первому рапортовал об открытии Новых Земель, а потом уже королю Фердинанду. Из вышеизложенного следует, что открытие Америки было чисто еврейским предприятием, осуществлённым на еврейские деньги еврейскими моряками. Однако король запретил евреям переезд на вновь открытые земли, и идея переселения не получила своего завершения.
Современникам было хорошо известно еврейское происхождение Колумба. Так, поднявшие бунт против него, испанские дворяне прямо указывали на то, что он еврей. Испанская колония на Эспаньоле была убеждена в том, что Колоны еврейского происхождения.
Монахи францисканского ордена также были хорошо осведомлены о еврейском происхождении Колумба. Так, отец Хуан де Тразиера пишет кардиналу: "Ваше Святейшество, представился случай... освободить эту землю от гнезда короля Фараона. Постарайтесь, чтобы не только он, но никто из людей его национальности когда-либо не прибыл на эти острова".
Фараонами тогда на острове называли братьев Колон. Нам известно, что францисканские братья были наиболее рьяными антисемитами, и основной антисемитский памфлет столетия, "Провинциальные куплеты", был составлен францисканцами.
Когда Колумб впервые предложил свои услуги Изабелле Кастильской, она в свою очередь запросила мнение своих советников во главе с архиепископом Талавера. После долгих оттяжек они решили, что этот план непрактичен, так как Азия должна находиться гораздо дальше, чем предполагает Колумб.
Как правило, отцы католической церкви, выступающие против открытия нового материка в Атлантическом океане, были христианами нееврейского происхождения. Им не подходила кандидатура адмирала-еврея, ибо, как было указано выше, они опасались, что всю выгоду от этого предприятия извлекут евреи.
И тем не менее это грандиозное предприятие стало возможным благодаря единодушной поддержке его обращёнными евреями – марранами – и их непосредственному участию в нем. Еврейское братство собрало на экспедицию 1 400 000 мараведи. Сантангель добавил 350 тысяч из своего кармана, и Колумбу каким-то образом удалось достать более 250 тысяч мараведи. 17 апреля 1492 года король подписал необходимые бумаги.
И удивительное дело: в первую экспедицию с Колумбом не поехал ни один священник, ни один монах. А как только он вернулся с триумфом в Испанию, первыми на корабль явились инквизиторы – выискивать еретиков среди его команды. Колумбу пришлось дать изрядную взятку, чтобы избавиться от не прошенных гостей. А что ему ещё оставалось делать, когда почти вся его команда состояла из марранов, потомков бывших финикийцев, исповедовавших в прошлом иудаизм? Эти карфагеняне-финикийцы издавна селились на южном побережье Испании, откуда и набирал Колумб в основном свою команду.


Владимир Пастернак
"ЗАГОВОР ХРИСТОФОРА КОЛУМБА"
22 - cтарейший израильский литературный журнал. №157


Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Любопытно, что сам Колумб по поводу своего происхождения говорил: "Vine de nade" (я пришел ниоткуда). (сын юриста)
В один день происходят два, на первый взгляд, совершенно разных события и можно было бы считать это простым совпадением, но… Чем пристальней ты начинаешь рассматривать эти два события, тем четче просматривается связь между ними. С одной стороны, десятки тысяч евреев лишались своей земли, с другой стороны, некий Христофор Колумб отправлялся открывать новые земли. Причем, подготовка экспедиции начинает развиваться стремительней после принятия окончательного решения о выдворении евреев из страны, как будто какие-то тайные силы подталкивают испанских монархов и самого Колумба незамедлительно отправляться в плавание. На мой взгляд, существовал некий тайный сговор, о котором не просто догадывались, а знали наверняка и король Фердинанд, и королева Изабелла.
О нем не было известно ни-че-го, кроме того, что он, Христофор Колумб, крещеный еврей и что за него постоянно хлопочут такие же конверсос, как он сам. В то время, как и сейчас, нехватки в осведомителях не было, и еврейство Колумба не было секретом ни для кого, а уж для монархов испанского и португальского престолов тем более.
Но вернемся к подготовке экспедиции. Португальский король Жуан II отказал ему в его просьбе. При испанском дворе Колумб поначалу тоже не вызывает интереса. Лишь после трех лет безуспешных попыток, он, наконец, добивается аудиенции – безусловно, ему помогают высокопоставленные марраны. Оба монарха выслушивают Колумба, но его требования заставляют задуматься королеву Изабеллу Кастильскую и короля Фердинанда Арагонского на целых пять лет.
А вот тут самое интересное. Чего требовал еще никому не известный Колумб, взамен открытия новых земель? Ни много ни мало этот крещеный еврей требовал следующего: если в ходе путешествия ему посчастливится открыть новые земли, то какая-то их часть должна быть ему дарована и передана под его полное управление. Полное управление предусматривало установление Христофором Колумбом и его наследниками своих законов. Я склонен думать, что дело тут не в чрезмерном нахальстве Колумба, а в четком следовании тщательно продуманному плану, причем он так бы и остался планом без мощной поддержки авторитетных и влиятельных марранов. Усилиями тогдашнего министра финансов Арагона, Луиса де Сантанхеля, другого высокопоставленного маррана Габриеля Санчеса, главного раввина Кастилии Абрахама Сеньора и королевского камергера Хуана Кабреро, тоже, естественно, маррана, Христофор Колумб получает, наконец, долгожданные "капитуляции" – договоры, где монархи Испании соглашаются на все его требования.
"Капитулирует" и главный раввин Кастилии: он уступает длящимся более года уговорам короля Арагона. После крещения он получает имя своего крестного отца и становится Фернандо Нуньесом Коронелем.
Все эти события происходят примерно в одно время. По всей видимости, крещение рабби Абрахама не входило в изначальные планы заговорщиков, но оно в значительной степени способствовало скорейшему продвижению плана.
В том, что испанские монархи были весьма и весьма корыстны, сомневаться не приходится, особенно после всей этой затеи с изгнанием евреев. Ведь помимо религиозных мотивов, имели место и сугубо меркантильные – пополнить исхудавшую казну за счет части своих подданных. Дав добро всему этому мероприятию, испанские монархи ничем не рисковали – ни деньгами, ни репутацией, а в случае удачи получали новые источники дохода.
Луис де Cантанхель и Габриэль Санчес становятся главными спонсорами экспедиции. Один выделяет на эти цели 17 тысяч дукатов, другой – 9 тысяч дукатов, свою часть денег вносит и Хуан Кабреро – это две трети от требуемой на экспедицию суммы. Существует также версия, что часть денег передали Луису де Сантанхелю еврейские банкиры Генуи. Братья-судовладельцы Пинсон – Мартин Алонсо и Висенте Янсен готовят два своих судна к этому рискованному плаванию и в дальнейшем принимают в нем участие. Кроме того, что братья Пинсон были марранами, хочу особо отметить и другое. Свой первоначальный капитал они скопили, занимаясь морским разбоем у берегов Каталонии и были хорошо известны среди андалузских пиратов.
Испанские монархи сдержали слово, и в 1494 году открытый Колумбом остров Ямайка становится собственностью мореплавателя и переходит под его полное управление. Так, Ямайка превращается в тайное убежище для многих испанских беженцев. Не в этом ли состоял жидо-масонский заговор Христофора Колумба?
Впоследствии марраны сумели сплести еще один тайный заговор против Испании и помогли британцам овладеть островом. Ох, уж эти вездесущие марраны!
В общем, двое этих – Антонио де Карвахаль и Симон де Касарес убедили Оливера Кромвеля начать экспансию против испанских территорий. В 1654 году британская эскадра осадила Ямайку. Обосновавшиеся здесь "испанцы" и "португальцы" встретили англичан подобающим образом – капитан Кампо Саббата ("наш человек") помог британской эскадре войти в Кингстонский залив, а двое других этих быстренько составили и подписали договор, по которому Ямайка стала принадлежать Британии. Командующий эскадры с удивлением писал Оливеру Кромвелю, что около половины европейского населения острова – тайные евреи, впрочем, Кромвель и без этого письма был отлично осведомлен.
Ямайка окончательно превращается в пиратскую вотчину, откуда совершаются постоянные вылазки против общего врага – испанцев.

Лев Поляков. История антисемитизма. В 2 томах. Том 1. Эпоха веры
• Издательство: Гешарим, 2008

Когда под крики «Возвращайся в свои шатры, Израиль!» пуританская буржуазия свергает монархию и в 1649 году приводит к власти Кромвеля, вопрос об официальном призыве к возвращению евреев принимает конкретные формы, тем более, что к этому времени в Лондоне вновь сформировалась небольшая колония марранов, оказывающая правительству многочисленные финансовые и даже политические услуги.
Справка.
Шотландия остается оплотом кальвинизма в форме пресвитерианства до сих пор, а в те времена поветрие охватило всю Англию. В 1645 году английский парламент принял пресвитерианское устройство церкви.


P.S. Извечные внутриеврейские проблемы – споры о размере долей в успешных предприятиях.

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 23.01.2014 в 09:56. Причина: добавлен спойлер
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Oldbarel (22.01.2014)
Старый 24.01.2014, 19:03   #27
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
По умолчанию Re: Научные факты и теории

Именно об этом явлении писал в 1524 г. главный идеолог Реформации Мартин Лютер: «Теперь купцы очень жалуются на дворян или на разбойников, на то, что им приходится торговать с большой опасностью ... Но так как сами купцы творят столь великое беззаконие и противохристианское воровство и разбой по всему миру и даже по отношению друг к другу, то нет ничего удивительного в том, что бог делает так, что столь большое имущество, несправедливо приобретенное, снова утрачивается или подвергается разграблению, а их самих вдобавок еще избивают или захватывают в плен ... Купцы – не меньшие разбойники, чем рыцари, ибо купцы ежедневно грабят мир, тогда как рыцарь в течение года ограбит раз или два, одного или двух» ([70. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., Москва, 1955-1961] 25/1, с.364).
Ю.В.Кузовков. Мировая история коррупции. М.: Издательство Анима-Пресс, 2010 г.


Губарев В. К. Компания острова Провиденс «Самиздат»,2007

Крупные капиталы, вложенные купцами, судовладельцами и джентри в контрабандную торговлю и каперство, искали себе применения; нужда в деньгах, заманчивая прибыльность заморских предприятий привлекали к ним и часть старого дворянства; аристократы типа лорда Р.Рича, получившего в 1618 г. титул графа Уорвика, а также предприниматели из лондонского Сити продолжали тайную пиратскую войну в водах Вест-Индии . В этих кругах широкую популярность получила идея колонизации Гвианы и Антильских островов . Они постоянно выступали за войну с Испанией, считая Вест-Индию наиболее удобным местом для нанесения удара по «национальному врагу» Англии. В 1621 г. некоторые члены парламента предлагали послать в Карибское море эскадру и перерезать связь Испании с колониями путем захвата так называемого «серебряного флота» (галеонов, перевозивших американские сокровища в метрополию) .
Еще до начала открытой войны с Испанией группе английских предпринимателей во главе с капитаном Т.Уорнером удалось закрепиться на одном из Малых Антильских островов – Сент-Кристофере, который стал «матерью Британской Вест-Индии».
Между 1625-1633 гг. английские авантюристы захватили в бассейне Карибского моря острова Барбадос, Невис, Санта-Крус, Антигуа, Монтсеррат, Провиденс и Тортугу. С началом англо-испанской войны 1625-1630 гг. правительство Карла I санкционировало английское приватирство (каперство) в Атлантике и Вест-Индии. 2 ноября 1625 г. король разрешил адмиралтейству выдать репрессальные грамоты купцам и судовладельцам, которым испанцы нанесли материальный ущерб и которые жаждали «получить удовлетворение на морях от подданных короля Испании».
Среди важнейших английских пиратско-колонизационных предприятий первой половины XVII в. необходимо выделить Компанию острова Провиденс (далее – КОП), деятельность которой наглядно демонстрирует, кто и как направлял, организовывал и инвестировал антииспанские экспедиции англичан в Вест-Индию в годы, предшествовавшие буржуазной революции. Основание компании связывают с именем графа Уорвика. Ему принадлежала целая флотилия каперских судов, промышлявших в водах Африки и Америки. В 1628 г. он и его компаньоны отправили в Карибское море три судна, которые произвели разведку островов Сан-Андрес, Санта-Каталина и др., расположенных недалеко от берегов Никарагуа. В следующем году, подписавшись на акционерный капитал в 2 тыс. ф.ст., ассоциация Уорвика снарядила новую экспедицию в Вест-Индию, целью которой была колонизация острова Санта-Каталина, переименованного в Провиденс (совр. Провиденсия). Каперские свидетельства для этого предприятия были получены в адмиралтействе 28 сентября. Инвесторами выступили лондонский купец Дж.Дик, граф Уорвик, Н.Рич, Г.Барбер и Г.Госелл.
Спойлер:
Киселев, А. А. Английский колониализм в эпоху Тюдоров и первых Стюартов. Вопросы истории. - 2012. - № 11. - С. 97-109.
Одной из важных причин английской колонизации была религиозная политика Стюартов в метрополии. Пуритане – борцы за дело окончательной Реформации – оказались подвержены гонениям со стороны англиканской церкви. Многие из них бежали в Америку чтобы обрести там новое пристанище, построить «Град на холме».
В 1630 г. другая группа пуритан во главе с Робертом Ричем, графом Уорвиком (1587-1658) основала торговую компанию острова Провиденс , на котором и построила колонию. Как полагают некоторые исследователи, именно в Компании острова Провиденс сформировалось ядро пуританской «оппозиции Его Величеству», а доходы от продажи колониального табака шли на дело революции. Интересно, что когда в 1641 г. Долгий парламент под руководством Джона Пима (один из учредителей Компании острова Провиденс и ее казначей) принял «Акт о потонном и пофунтовом сборе», то именно табак был объявлен отдельной статьей этого закона товаром, освобожденным от дополнительного налогообложения.


Планы организации компании, которая могла бы финансировать колонизацию Провиденса и соседних островов, ходили в кругах лондонской знати в течение лета 1630 г. и предусматривали первоначальный взнос в размере 200 ф.ст. В отличае от других колониальных компаний, где подавляющее большинство вкладчиков составляли купцы, в ассоциации Уорвика численно преобладали джентри и аристократы. Королевский патент, подписанный 4 декабря 1630 г., предоставлял «Губернатору и Компании Авантюристов Города Вестминстера» монопольное с.ш. Этот патент удалось право на торговлю в Вест-Индии между 10 и 20 гр. с.ш. получить через посредство брата Уорвика – графа Голланда.
Спойлер:
КОВИН В. С. КОРОЛЕВСКИЙ ДВОР ЯКОВА I СТЮАРТА: КОРОЛЕВСКАЯ СПАЛЬНЯ, ЕЕ СЛУГИ И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ. Журнал: Труды исторического факультета Санкт-Петербургского университета, 2001, №7.
Генри Рич был младшим сыном Роберта Рича, первого графа Уорика. Его прекрасные манеры и приятный внешний вид привлекли внимание Якова I. Расположение короля было выражено как в деньгах, так и в организации успешной служебной карьеры Рича. Он был назначен камергером Спальни принца Карла, а в ноябре 1617 г. стал капитаном Королевской стражи. В 1623 г. Рич получил титул барона Кенсингтона. В 1624 г. он участвовал в переговорах во Франции о браке Карла и Генриетты Марии, а в сентябре 1624 г. при помощи Бэкингема получил титул графа Холленда (Голланда).
Большинство шотландских слуг Спальни придерживались профранцузской ориентации и оказывали определенное давление на Якова I в связи с его планами испанского брака.
Отдавая предпочтение неформальным взаимоотношениям с подданными и послами, Яков I предпочитал действовать в обход им же заведенного порядка, устраивая встречи через слуг Спальни (например, через слуг Спальни Хея, Монтгомери, позже — Бэкингема).


Пока шло снаряжение экспедиции, в Мадриде был подписан англо-испанский мирный договор. Его содержание было обнародовано в Англии 5 декабря. Тем не менее, графу Уорвику 10 января 1631 г. удалось получить разрешение Тайного совета на покупку у короны 20 пушек, боеприпасов и пороха. В инструкциях, переданных первому губернатору Провиденса Ф.Беллу и членам Совета острова, отмечалось: «Очевидно, что между нами (англичанами и испанцами, - В.Г.) нет мира на широте, где вы находитесь...»
Поскольку на Провиденс постоянно наведывались голландские каперы (Голландия находилась в состоянии войны с Испанией с 1621 г.), КОП рекомендовала губернатору сохранять с ними дружеские отношения. Должность «адмирала Провиденса» получил старый морской волк Д.Элфрит. В 1631 г., командуя корсарским кораблем «Си флауэр», он доставил на Провиденс 90 колонистов, после чего приступил к крейсерству против испанского судоходства. В числе его жертв был испанский фрегат, стоявший у побережья Ямайки.
В марте 1635 г. граф Уорвик основал вспомогательную ассоциацию под названием «Губернатор и Компания Авантюристов Города Лондона для торговли на берегах и островах различных частей Америки».
К тому времени на Провиденсе проживало около 550 белых колонистов и 90 негров-рабов. Остров и его главное поселение – Нью-Вестминстер – защищали не менее тринадцати фортов, в том числе такие крупные, как Форт-Генри, Блэк-Рок-Форт, Уорвик-Форт, Брук-Форт и Дарлис-Форт. Их артиллерия помогла колонистам отбить десант из 300 испанцев, высаженный с семи кораблей в начале июля 1635 г. После этого нападения Карл I разрешил авантюристам Провиденса репрессии против испанцев, пообещав, что «если они что-нибудь захватят в Вест-Индии в виде репрессалии, это будет иметь законные основания».
В январе 1636 г. КОП объявила подписку на новый акционерный капитал в 10 тыс. ф.ст. К середине того же года удалось подписаться на 3900 ф.ст. (Уорвик внес 500 ф.ст., Сей-и-Сил – 500, Рич – 500, Пим – 500, Вудкок – 500, Баррингтон – 500, Найтли – 400, Рэдиерд – 250, Уэллер и Аптон – 250 ф.ст.) и к этому лорд Брук добавил 1000 ф.ст. Компания заявила, что отныне одной из главных ее задач будет «досаждение испанцу (испанскому королю, - В.Г.) и перехват его сокровищ, с помощью которых он беспокоит и подвергает опасности многие христианские страны и разжигает войны против последователей реформаторской религии».
Основная часть капитала компании пошла на снаряжение трех корсарских кораблей – «Блэсинг», «Экспектешн» и «Гуд хоуп». По предложению казначея компании, Дж.Пима, было заключено соглашение с государственным секретарем Э.Конвеем, который передал КОП право на репрессии против испанцев, полученное им в виде каперского свидетельства от принца Оранского. За это компания обязалась отдавать ему 1/5 часть добычи, захваченной в силу данного свидетельства. Лондонский купец У.Вудкок, являвшийся собственником корабля «Гуд хоуп», также должен был получать 1/5 часть с добычи, взятой этим судном.
Инструкции, переданные капитанам приватирских судов, носили сходный характер, и все последующие указания КОП, касавшиеся захвата призов (т.е. трофейных кораблей) и дележа добычи, были основаны на них. Долевое участие моряков в призах приравнивалось к строго фиксируемой заработной плате. Матросам разрешалось грабить все, что находилось на палубе вражеского судна; кроме того, им шла 1/3 часть доходов, вырученных от продажи призов. В случае захвата бедного приза его вместе с призовой командой предписывалось отправлять на Провиденс; богатые призы необходимо было отводить прямо в Англию. Захваченных на призах африканских невольников надлежало продавать плантаторам на Провиденсе (только ловцы жемчуга объявлялись собственностью КОП). В случае необходимости капитаны могли объединяться и оперировать совместно с голландскими каперами.
Английский монах-капуцин Т.Гейдж, проплывавший в это время мимо острова на испанском корабле, позже писал в книге «Английский американец на море и на суше, или Новый обзор Вест-Индии»:
«Великий страх охватил испанцев во время путешествия близ острова Провиденс... ибо они боялись, что оттуда выйдут несколько английских кораблей, чтобы напасть на них. Они проклинали англичан, занимавших его, и говорили, что этот остров был ни чем иным, как гнездом воров и пиратов, и что если король Испании не наведет там вскоре порядок, испанцам будет очень плохо; потому что, находясь близ устья Десагуадеро (р. Сан-Хуан в Никарагуа, - В.Г.), они способны угрожать фрегатам из Гранады; и, находясь между Пуэрто-Бельо и Картахеной, они могут также угрожать галеонам, которые перевозят ренту и сокровища короля».
Роус и Ньюмен.
Спойлер:
Несмотря на то, что капитан Мерш не поддержал Роуса, последний рискнул 20 октября 1636 г. атаковать Санта-Марту. Бой был неравным и, потеряв несколько человек, Роус и его матросы сдались на милость тех, кого собирались ограбить. Пленных доставили в Картахену, затем переправили на галеонах «серебряного флота» в Гавану, а оттуда – в Испанию. Находясь на чужбине, Роус написал руководству КОП несколько писем с просьбой поскорей выкупить его из плена. Английский посол в Мадриде от имени Карла I начал добиваться освобождения Роуса. В конце концов, этот «джентльмен удачи» был отпущен в Англию, где позже его избрали членом парламента. Пока происходили эти события, КОП установила деловые связи с известным пиратом Т.Ньюменом, разбойничавшим в Карибском море в 1633-1634 гг. на судне «Хантер». Ньюмен предложил компании организовать очередную корсарскую экспедицию в Вест-Индию. Девять джентльменов-авантюристов выделили на дело 1250 ф.ст., и к этой сумму сам пират добавил 400 ф.ст. Были зафрахтованы корабль «Хэппи ритарн» и пинасса «Провиденс», отплывшие в августе 1636 г. Их крейсерство оказалось успешным, было взято много призов, включая корабли с африканскими невольниками. В апреле 1638 г. «Хэппи ритарн» доставил в метрополию груз табака, жира, сырых кож и прочих товаров на 4 тыс. ф.ст. В ноябре того же года Ньюмен пожаловал на «Провиденсе» в Новую Англию, и местный губернатор Дж.Уинтроп пометил в своем дневнике: «Некий капитан Ньюмен был отправлен с поручением графа Голланда, губернатора Вестминстерской компании, графа Уорвика и прочих из этой компании добывать испанца... в Вест-Индии, после чего он захватил у них много небольших судов и прочее... Он привез много шкур и много жира. Шкуры он продал здесь по 17 ф.ст. 10 шилл., жир – по 29 шилл. ... и отплыл в Англию 1 декабря».
Ньюмен достиг Ла-Манша в день Рождества, однако здесь счастье изменило ему – пинассу неожиданно атаковал испанский корсар из Дюнкерка. «Провиденс» был захвачен; в руки победителей попали 25 тюков индиго, много ящиков сарсапарильи, золота цепь, мешок серой амбры, 4 алмаза, большое количество жемчуга, несколько бочонков золота и серебра, серебряные слитки и два крупных куска золота – всего на 30 тыс. ф.ст. Как только граф Уорвик и его компаньоны узнали о захвате Ньюмена корсарами из Дюнкерка, они начали ходатайствовать перед королем о скорейшем его возвращении на родину. Английский посол в испанских Нидерландах получил указание сделать соответствующее заявление кардиналу-инфанту, а английский посол в Мадриде должен был подать жалобу в испанский суд. Хотя испанские власти не хотели, чтобы «величайший английский пират был отпущен», после двух лет тюремного заключения Ньюмен и его матросы получили свободу. Вернувшись в Англию, этот капитан тут же снарядил новую пиратскую экспедицию, и из записок Уинтропа мы узнаем, что «он пропал на пути к Сент- Кристоферу с очень богатым призом во время сильного урагана 1642 года».


Активная антииспанская политика КОП заставила Мадрид принять ряд мер по уничтожению английских баз в Карибском море. Опираясь на решение совместного заседания Государственного совета, Военного совета и Совета по делам Индий, состоявшегося 11 декабря 1636 г. под председательством Филиппа IV, губернаторы Санто-Доминго и Картахены подготовили военную экспедицию против Провиденса. Эта экспедиция, в состав которой входили 9 кораблей и более 2 тыс. человек под командованием Ф.Диаса де Пимьенты, атаковала остров в 1641 г. и захватила его. Испанцам достались 600 негров-рабов, пушки, боеприпасы, большое количество золота, индиго и кошенили общей стоимостью 500 тыс. дукатов (26).

Экспедиция капитана Джексона.
Спойлер:
Чтобы компенсировать убытки, вызванные потерей Провиденса, граф Уорвик и другие члены КОП совместно с М.Томпсоном и некоторыми купцами из Сити финансировали новую экспедицию капитана Джексона в Вест-Индию. Джексон отплыл из Англии в июле 1642 г. с тремя кораблями; вице-адмиралом флотилии был старый служащий КОП капитан С.Экс. Прибыв на Барбадос 27 сентября, Джексон объявил местным колонистам о своем намерении предпринять набег на испанские поселения в карибском регионе. Обещание богатой добычи помогло ему завербовать на Барбадосе 650 человек, к котoрым на Сент-Кристофере присоединились еще 250.
К началу ноября на 7 кораблях флотилии разместилось более 1100 человек; десантными силами командовал уже знакомый нам капитан У.Роус.
Первая атака была предпринята на ловцов жемчуга у острова Маргарита, но добыча оказалась скромной. В декабре приватиры овладели городом Маракайбо в Венесуэле и взяли с его жителей выкуп, а в конце февраля 1643 г., опустошив ряд мелких поселений в Новой Гранаде, отправились к Эспаньоле (совр. Гаити) для ремонта кораблей и отдыха. 25 марта Джексон высадил свои силы на Ямайке и захватил столицу острова – город Сантьяго-де-ла-Вегу (совр. Спаниш-Таун). Получив через три недели выкуп в размере 7 тыс. пиастров и различные припасы, англичане 21 апреля покинули остров. Роус, узнав, что его избрали членом Долгого парламента, отделился от экспедиции и вернулся в Англию. Тем временем Джексон нагрянул в Гондурасский залив, где разорил порт Трухильо. Летом того же года он без особого успеха крейсировал в Карибском море, а в ноябре предпринял набег на поселения Коста-Рики и Панамского перешейка. Зимой 1643-1644 гг. он опустошил побережье в районе Картахены, а летом 1644 г. – небольшие поселения в Гватемале и Новой Испании (совр. Мексика). Осенью того же года флотилия Джексона прошла Флоридским проливом и в струе Гольфстрима достигла Бермудских островов, где приватиры поделили награбленное.

Добыча, привезенная Джексоном в Англию (март 1645 г.), конечно, не могла компенсировать графу Уорвику и его компаньонам потерю Провиденса. Однако бушевавшая в стране революция на некоторое время отвлекла английских предпринимателей от карибских проблем. Испания юридически не признала английские территориальные приобретения на Малых Антильских островах и в Гвиане, но, в условиях общего упадка экономической жизни и ослабления военной и морской мощи империи, Габсбурги больше не располагали достаточными средствами для реоккупации утраченных земель. Де факто они стали колониями Великобритании. В то же время следует отметить, что разведывательные, колонизационные и приватирские экспедиции, осуществлявшиеся Компанией острова Провиденс в 30-40-е годы XVII в., не только способствовали дальнейшему подрыву испанской монополии на навигацию и торговлю в Новом Свете, но и привлекли внимание англичан к прибрежным районам Центральной Америки (Никарагуа, Гондураса), где стали возникать небольшие английские форпосты полупиратского типа. Со временем наличие этих баз было использовано Великобританией для обоснования ее «прав» на Москитовый берег в Никарагуа и Британский Гондурас (совр. Белиз).

"Провиденсская" история Тортуги.

Виктор Губарев. Тортуга - цитадель флибустьеров. "Самиздат", 2007

Виктор Губарев. Пираты острова Тортуга. «Издательский дом «Вече», 2011

Спойлер:
Начало колонизации острова обычно датируется 1630 г. В тот год свои претензии на владение Тортугой заявил отряд из 150 английских и французских авантюристов, возглавляемый капитаном Э. Хилтоном.
Капитан Э. Хилтон до появления в Кайоне был торговым партнером лондонского купца Т. Литтлтона, а с 1628 г. - губернатором острова Невис (Малые Антильские о-ва), которым он управлял от имени графа Карлайла, лорда-собственника Карибских островов. В сентябре 1629 г., когда Хилтон находился по коммерческим делам в Лондоне, к Невису подошел сильный испанский флот в составе 24 военных галеонов и 15 фрегатов. В результате испанского нападения плантация Хилтона была уничтожена. Не получив нового кредита у своего финансового патрона Литтлтона, он вынужден был вернуться на Невис и, объединив вокруг себя разорившихся плантаторов (фермеров), несостоятельных должников и пиратов, отправился искать удачу на других островах. Знакомство с флибустьерами - местными морскими разбойниками - помогло ему остановить свой выбор на острове Тортуге, куда он и прибыл в начале 1630 г.
Убедившись, что без военной и финансовой помощи из метрополии колония не сможет существовать, авантюристы Тортуги решили найти себе влиятельных покровителей. В Лондоне их агенты вышли на директоров Компании острова Провиденс (далее - КОП), учрежденной в ноябре 1630 г. благодаря стараниям графа Уорвика, лидера пуританской партии в парламенте Дж. Пима и др. Эта компания стремилась превратить карибские острова Провиденс (совр. Провиденсия у побережья Никарагуа), Сан-Андрес и ряд других в укрепленные базы для "досаждения испанцу и перехвата его сокровищ, с помощью которых он беспокоит и подвергает опасности многие христианские страны и разжигает войны против последователей реформаторской религии"
Для переговоров с aвaнтюристaми Тортуги директорa Компaнии островa Провиденс избрaли специaльный комитет из пяти человек. В протоколaх компaнии от 19 мaя 1631 годa зaписaно, что дaнный комитет "обрaзовaн для связи с aгентaми колонии из примерно 150 человек, поселившихся нa Тортуге". 24 мaя в Брук-Хaусе были обговорены условия, нa которых КОП готовa былa окaзaть протекцию колонистaм Тортуги, и рaзрaботaны инструкции для последующей передaчи их aгентaм кaпитaнa Хилтонa Король Кaрл удовлетворил просьбу компaнии рaсширить территорию действия ее пaтентa нa несколько грaдусов к северу, чтобы остров Тортугa "нa зaконных основaниях" вошел в зону деятельности aссоциaции грaфa Уорвикa.
15 июня в протоколaх КОП было зaписaно, что "плaнтaторы островa Тортуги просили компaнию взять их под свое покровительство и позaботиться об их укреплении зa вознaгрaждение из одной двaдцaтой чaсти продуктов, производимых тaм ежегодно". В тот же день руководство КОП приняло окончaтельное решение о принятии Тортуги под свою протекцию.
Энтони Хилтон был официaльно объявлен губернaтором Тортуги, a в случaе его смерти или отсутствия обязaнности губернaторa должен был выполнять Кристофер Уормли. Тaкже были избрaны Совет островa, aдмирaл, кaпитaн фортa, генерaльный смотритель войскового реестрa и другие офицеры.
21 янвaря 1635 годa испaнские судa подошли к гaвaни Бaстерa, зaщищенной небольшим фортом с шестью пушкaми.
В целом во время испaнского нaпaдения было убито 195 человек. Уничтожив тaбaчные плaнтaции и рaзрушив домa, испaнцы сожгли две кренговaвшиеся нa берегу урки и зaхвaтили рaзоруженный пaтaш, после чего с триумфом вернулись в Сaнто-Доминго. В кaчестве трофеев они привезли с собой несколько десятков негров-рaбов, 6 пушек, от 123 до 180 мушкетов, aмуницию и 4 флaгa.
Одновременно директорa компaнии предприняли ряд мер по восстaновлению колонии нa острове. Обсуждaлись возможные кaндидaты нa пост губернaторa, в том числе некий кaпитaн Ли и Джон Хилтон. Однaко 17 aпреля нa зaседaнии в Уорвик-Хaусе новым губернaтором Тортуги избрaли кaпитaнa Николaсa Рескеймерa (Рискиннерa) - предприимчивого флaмaндцa, долгое время жившего в Дaртмуте и имевшего опыт контрaбaндной торговли с Вест-Индией. Поскольку его семья былa дружнa с пирaтским клaном Киллигрью из Корнуоллa, можно предположить, что компaния сделaлa стaвку нa Рескеймерa именно из-зa его близкого знaкомствa с вест-индскими флибустьерaми.
В нaчaле 1636 годa в Лондон пришло сообщение о том, что Рескеймер приступил к выполнению своих обязaнностей; но уже в мaрте стaло известно, что новый губернaтор, зaболев тропической лихорaдкой, скоропостижно скончaлся.
Что же зaстaвило колонистов Тортуги покинуть остров? Скорее всего, причиной этого могло быть новое нaпaдение испaнцев осенью 1636 годa. Соглaсно испaнским дaнным, в сентябре укaзaнного годa отряд милиции под комaндовaнием Хуaнa де Вaргaсa выступил из Сaнтьяго-де-лос-Кaбaльерос и, прибыв нa северное побережье Эспaньолы, в зaлив Крус, обнaружил тaм 12-пушечное невольничье судно. Его кaпитaн, носивший довольно популярное среди пирaтов прозвище Деревяннaя Ногa, пришел сюдa с островa Сент-Кристофер и был зaнят погрузкой нa борт пресной воды. Испaнцы зaхвaтили врaжескую шлюпку, a зaтем подкрaлись нa ней к судну и взяли его нa aбордaж. Нa этом трофее Вaргaс совершил нaлет нa Тортугу, откудa вернулся нa Эспaньолу, в зaлив Бaйяхa. Тaм испaнцы нaтолкнулись нa полсотни беглых рaбов, вожaк которых предaл их в обмен нa обещaнную ему свободу. Вaргaс достaвил поймaнных рaбов в Сaнто-Доминго, где все они были продaны нa невольничьем рынке.
Трудно подсчитaть общий ущерб, нaнесенный корсaрaми Тортуги испaнскому судоходству в рaссмaтривaемую эпоху. Соглaсно дaнным Сaльвaторa Брaу, с 1637 по 1641 год они зaхвaтили добычу нa 400 тыс пиaстров лишь нa судaх, которые торговaли с Пуэрто-Рико. И это в период, который никогдa не считaлся "золотым" в истории флибустьерствa.

Последний раз редактировалось freeprivateer; 24.01.2014 в 19:21.
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Oldbarel (25.01.2014)
Старый 03.02.2014, 12:27   #28
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 3
По умолчанию Re: Научные факты и теории

Неприязнь французов и испанцев ощущалась повсюду: в Латинской Америке, где поселенцы Флориды и Каролины убивали друг друга, на Корсике, где ободряемое Францией население восстало против Генуи, вассала Испании, и даже в самом Риме.
Филипп Эрланже. Генрих III. «Путь»
1995.

Копелев Д. Н. Европейские военно-морские державы и борьба за карибское пространство в XVII веке: феномен островного владения. Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, №56/2008.

В начале XVII века Карибское море превращалось в один из важнейших центров колониального противостояния. Молодые европейские военно-морские державы (Англия, Франция, Республика Соединенных провинций) придерживались в отношении владений Испании в Новом Свете принципа «никакого мира за чертой», в соответствии с которым на земли, находившиеся за чертой папского меридиана, не распространялись мирные договоры, заключенные в Европе. Вест-Индия, считали в европейских столицах, открыта для колонизации. Переселявшиеся сюда иммигранты, разумеется, обходили стороной стратегически важные центры испанского господства — Кубу, Портобелло, Картахену, Веракрус, Панаму, Пуэрто-Рико. Их привлекали, в первую очередь, изолированные острова, рассеянные по обширному пространству Карибского моря. На начальных этапах освоения этих новых земель главная ставка делалась на предпринимательскую активность частных лиц и торговых компаний. В результате этого не на один десяток лет Антильские острова оказались в руках частных лиц и акционерных компаний, действовавших с одобрения правительств метрополии. Инструментом проникновения в Вест-Индию становилось каперство. Пестрый поток направлявшихся в Карибское море эмигрантов, людей, нередко находившихся не в ладах с законом, придал специфический характер островным владениям молодых колониальных держав — они превращались в прибежища морских разбойников. Особую специфику поселению на Санта-Каталине придавал его пуританский дух. Колонисты были тесно связаны с протестантскими колониями в Бостоне, Салеме и Массачусетсе. Так как крайне важное значение гугенотского и пуританского фактора в освоении Америки признано практически всеми исследователями, то стоит дать краткую справку о его происхождении.
Гугеноты и пуритане.
Спойлер:
1. Два основателя так называемого кальвинизма Жан Кальвин и Джон Нокс тесно общались c Джоном Мейджором, шотландским философом-схоластом. Наиболее значительная работа Мейджора была посвящена истории и анализу путей дальнейшего развития Шотландии. В 1521 г. он издал книгу «Великая Британия», в которой впервые в шотландской историографии выступил с идеей объединения Шотландии и Англии в единое государство.
2. Хотя родиной кальвинизма считается Швейцария, надо учитывать следующие обстоятельства.
Ким Сун-чжон, Г.Г.Пиков. Жан Кальвин и некоторые проблемы швейцарской Реформации. «Сначала Кальвин придерживался умеренного направления, к которому принадлежали члены кружка Маргариты Наваррской (Известна также как Маргарита де Валуа Маргарита Ангулемская и Маргарита Французская), сестры Франциска I, и мечтал в духе Эразма о проповеди чистого Евангелия на почве существующих учреждений… Во время пребывания в Ангулеме у каноника Луи дю Тиллье он задумывает свой великий труд». Разве нельзя сделать два сугубо ненаучных и феноменально абсурдных предположения. Первое - Кальвину приписывают основание того, что было до него (по крайней мере, в организационном плане вполне определенно). Второе – разве не может быть, что кто-то пообещал трон группировке, имевшей меньше шансов его заполучить, в обмен на заговор в форме религиозного заговора. Филипп Эрланже. Генрих III. «Путь» 1995. «Видя, что королевская власть постепенно переходит в руки Лотарингского дома, семейства иностранного происхождения, или же в руки выскочек, многие возмущались. Особенно принцы крови, представленные младшей ветвью дома Бурбонов, не пользовавшейся никаким влиянием. Старший из них, Антуан Вандомский, заключил выгодный брак с добродетельной и неуживчивой Жанной д'Альбре, наследницей королевства Наварра. Но его братья, во главе с младшим принцем Конде, не могли смириться с собственной бездеятельностью и бедностью. Они были принцами крови, поэтому все недовольные и гонимые инстинктивно тянулись к ним. Старое дворянство, оскорбленное почестями, которыми осыпались выскочки, выжидательно смотрело на них, и так, почти против собственной воли, они стали центром притяжения для протестантов задолго до того, как присоединились к Реформации. Генрих же, напротив, ненавидел Реформу. Поэтому, торопясь начать свой крестовый поход, он подписывает договор Като-Камбрези, по которому выдает свою старшую дочь за короля Испании Филиппа II, сестру — за герцога Савойского. Теперь ничто не сдерживало ярость фанатиков. Король Испании даже подталкивал Генриха II к введению инквизиции. Непредвиденный случай спас Францию от этой беды: по случаю королевских бракосочетаний перед дворцом Турнель, где тогда располагался двор, были устроены состязания на копьях». Убийство Генриха II Габриэлем де Монтгомери, ставшим впоследствии одним из лидеров гугенотов, «предсказанное» Нострадамусом (35-м катреном I Центурии), стало началом смутного времени и «религиозных» войн (И если от какого-либо капитана требовали дисциплины, то всегда был риск, что он вместе со своими солдатами тут же перейдет в другое вероисповедание). В результате истребления Валуа и Гизов трон достался Генриху IV (сыну «махровой» кальвинистки Жанны д'Альбре).
3. Из Женевы в Шотландию с апрельскими тезисами. Джон Нокс. Нокс уехал в Швейцарию, где поселился в Женеве, европейском центре кальвинизма. Периодически он также посещал Шотландию. Во время этих поездок ему удалось обратить в протестантство большое число шотландских горожан и дворян, а также таких влиятельных аристократов, как граф Аргайл, лорд Лорн и лорд Джеймс Стюарт. Проникновение протестантизма в верхушку социальной иерархии достигло апогея к 1558 году, когда к реформаторской церкви примкнули представители высшего французского дворянства: Антуан де Бурбон, король Наварры, его брат, принц Конде, а также братья Франсуа д’Андело и Гаспар де Колиньи. Венцом охвативших всю империю усилий по организации новой церкви стал первый Синодальный собор гугенотов, состоявшийся 25 мая 1559 года в Париже. Генрих II был убит Габриэлем де Монтгомери на турнире, проходившем с 28 по 30 июня 1559 года. Робертс Лиардон. Божьи Генералы II. Пламенные реформаторы. Изд. Кириченко, 2010. « В апреле 1559 года Нокс со спокойной душой отправился в Шотландию (зачем же?)… Когда Нокс услышал о несправедливости судей, то ответил им, выступив в Перте с одной из своих самых известных проповедей, направленной против мессы. Он назвал мессу идолопоклонничеством и призвал христиан в ответ на это богохульство исполнить свой долг перед Богом. Эта знаменитая проповедь положила начало гражданской войне в Шотландии… Когда реформатор возглавил протестантов в своей стране, атмосфера настолько накалилась, что практически никто не смог остаться в стороне. Одним из этих немногих людей был священник. Пренебрегая словами Нокса, он смело - и невежественно - открыл алтарь и приступил к проведению мессы. Нокс отпустил в адрес священника уничижительный комментарий; тот повернулся и ударил его по лицу.
Маленький мальчик, ставший свидетелем всего этого, поднял камень и швырнул в священника. Тот вовремя пригнулся, и камень врезался в образ, стоявший возле алтаря, разбив его вдребезги. Тут же начался бунт. Священнику удалось спастись, но все атрибуты католической мессы, так же как и само здание, были полностью уничтожены… Кажется немного странным, что новой жене Нокса, Маргарет Стюарт, было всего лишь семнадцать лет, тогда как ему самому было уже за пятьдесят. Однако в то время подобные браки не были такими уж необычными, хотя Кальвин и запрещал их для протестантских лидеров. Однако Нокс никогда не позволял искусственным правилам этикета или этики мешать ему в исполнении того, что он считал Божьей волей».
После было «правление» Марии Стюарт, бывшей любимицы Генриха II и надежды Гизов, единственным предназначением которой, похоже, было родить Якова, будущего короля Англии и Шотландии, после чего она была благополучно обезглавлена. И пророчество Джона Мейджора сбылось.

Одним из первых привлек внимание европейцев пустынный небольшой остров Сент-Кристофер (или Сент-Киттс, как его называли англичане) на Наветренных островах. Английская корона, начав колонизацию североамериканского побережья (Виргиния, Мэриленд, Массачусетс, Коннектикут, Нью-Гемпшир, Род-Айленд) и бассейна Амазонки, не могла обойти стороной Антильские острова. 13 сентября 1625 года в Саутгемптоне капитан Т. Уорнер получил от Карла I патент на колонизацию Сент-Кристофера, расположенных поблизости Невиса и Монтсеррата, а также находящегося на некотором удалении Барбадоса. Выбор короля был не случаен. Уорнер, назначенный «королевским лейтенантом четырех островов», состоял в личной гвардии короля и неплохо знал местные воды. В январе 1624 года на корабле «Мармадюк» Уорнер добрался до Сент-Кристофера и основал поселения на северном и южном побережьях острова. Пользуясь финансовой поддержкой лондонских купцов и своих соседей в Суффолке, он рассчитывал основать здесь табачные плантации и наладить транспортировку табака в Европу.
Дебют складывался удачно: 26 января 1626 года Уорнер получает королевскую каперскую грамоту, предоставлявшую ему право отбить у испанцев Тринидад. Но только Уорнер приступает к заселению острова, как выясняется, что интерес к Сент-Кристоферу проявляют не только англичане. Осенью 1626 года «лейтенант четырех острово00BB%2» явился на Сент-Кристофер и обнаружил на западном побережье острова небольшое французское поселение. Его основала в 1623 году группа гаврских торговцев под предводительством Шамбо. Через год в здешние воды зашла бригантина из Дьеппа под командованием шевалье П. Белена д'Эснамбюка. По мнению историка Ш. де Ларонсьера, к организации французских поселений на Сент-Кристофере был причастен и нормандский корсар капитан У. де Руасси де Шардувиль. В 1624 году он охотился за английскими торговцами у Азорских островов, а затем перешел в Вест-Индию и попал на Сент-Кристофер, где и обнаружил французское поселение.
На первых порах англичане и французы разошлись с миром. Однако и Уорнер и руководители французов не медля отправились на родину искать поддержку. Их усилия не прошли даром. Во Франции интерес к заморскому острову проявил кардинал де Ришелье. К тому моменту он перекупил у герцога А. де Монморанси должность адмирала Франции и стал также сюринтендантом навигации и торговли, тем самым сосредоточив в своих руках руководство колониальными делами. 2 октября 1626 года де Руасси и д' Эснамбюк получили патент, предоставлявший им исключительные привилегии на колонизацию Сент-Крис-тофера и Малых Антильских островов. В конце того же месяца «для освоения и заселения островов Сент-Кристофер, Барбада и других, расположенных у входа в Перу», и «распространения римско-католической веры» французское правительство создало акционерную «Компанию Сент-Кристофера», предоставив ей монопольные права на управление островами. Учредительный капитал компании составил 45 тыс. ливров. Среди ее пайщиков значились сам кардинал (пай Ришелье — 2 тыс. ливров и корабль стоимостью 8 тыс. ливров), сюринтендант финансов маркиз д'Эффиа, президент счетной палаты Ж. де Флессель, казначеи и государственные советники Т. Моран и Г. де Генего, интендант финансов К. Корнюэль, секретари флота И. Мартэн де Мовуа и Ж. Кавеле дю Артеле (они все внесли доли в 2 тыс. ливров).
Ришелье.
Спойлер:
Роберт Дж. Кнехт. Ришелье
Арман Жан дю Плесси, кардинал де Ришелье. Мемуары. М. Транзиткнига. 2006
М.К. Чиняков Королевская гвардия Франции. ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ
«ВОИН» №9
Отец. С воцарением во Франции Генриха III Валуа Франсуа де Ришельё был назначен на должность прево Королевского дома. В 1576 году назначен на должность главного прево Франции, в 1585 году награждён орденом Святого Духа.
В эпоху ожесточённых религиозных войн главный прево фактически объединял в одном лице верховного судью, министра юстиции и руководителя секретной службы королевства.
В 1271 г. король Филипп III Смелый создал особое подразделение для внутренней охраны собственных резиденций; с 1422 г. оно стало именоваться гвардией превотства. Со времен Филиппа IV Красивого до Карла VI капитан превотства носил титул королевского судьи и чинил суд в королевских резиденциях. В 1578 г. Генрих III объединил должности прево королевских резиденций с великим прево Франции в пользу Франсуа дю Плесси, сеньора Ришелье, отца великого кардинала. Гвардейцы превотства, вооруженные мушкетоном и шпагой, проверяли посетителей, прибывших на аудиенцию к Eго Величеству. Они имели право задержать человека, показавшегося подозрительным. Великий прево (генерал-аудитор) занимался судебным расследованием всех проступков, совершавшихся в Королевской гвардии. Франсуа де Ришельё стал невольным свидетелем убийства Генриха III домииниканским монахом Жаком Клеманом.
Попросив аудиенцию, Клеман был принят королём на следующий день. Жак передал ему бумаги, сообщив, что в них содержатся важные сведения, предназначенные исключительно для прочтения лично королём. При этих словах охрана отступила от Генриха на несколько шагов. Король углубился в чтение. Неожиданно Клеман выхватил из-за пазухи стилет, бросился к королю и вонзил стилет ему в подбрюшье. Всё произошло настолько внезапно, что гвардейцы не успели даже понять, в чём дело. С убийством бездетного Генриха III пресеклась династия Валуа и законное право на престол перешло к вождю гугенотов Генриху Наваррскому. Главный прево Франции верой и правдой служил новому королю и неотлучно находился при нем вплоть до самой своей смерти. Он одним из первых признал Генриха IV и сохранил должность главного прево (профессиональный «прокол» не сказался на карьере), принимал участие в кампаниях Генриха по завоеванию своего королевства, был участником битв при Арке и Иври.
Избран для миссии. Основным источником материальных благ семьи был доход от должности католического духовного лица епархии в районе Ла-Рошели, дарованный Плесси ещё Генрихом III (Люсон в 30 км к северу от Ла-Рошели).
Поворот в карьере Армана вызвал необходимость изменить направление в образовании. Он оставил Академию Плювинеля и вернулся в Коллеж де Наварр, чтобы изучать философию. К этому времени он был формально назначен епископом Люсонским, но поскольку еще не достиг канонического возраста, то требовалось особое разрешение папы для посвящения в сан. Такие разрешения не были в обычае, и Генрих IV специально просил кардинала дю Перрона получить его.17 апреля 1607 года двадцатидвухлетний Арман-Жан дю Плесси принял сан епископа Люсонского. Вскоре он возвращается в Париж, где уже в октябре защищает диссертацию. Досрочное завершение обучения было случаем весьма редким. Он имеет все шансы сделать карьеру при дворе. Генрих IV с удовольствием слушает его проповеди и называет «мой епископ». (Возможно, его отец оказал очень ценную услугу Генриху IV). Ему предсказывают успех.
В начале 1626 года Ришелье был назначен начальником и главным сюринтендантом навигации и торговли, а в январе 1627 года была упразднена должность Адмирала Франции, которую занимал Монморанси. Кардицал попросил не выдавать жалованья по своей новой должности. Это должно было сэкономить короне 35 000 ливров в год, но Ришелье получил от должности прибыль, которая и не снилась его предшественнику. Людовик XIII даровал ему право на долю в суммах, получаемых при кораблекрушениях, конфискации судов и от морской торговли. Ему также было разрешено получать суммы от разрешений, выдаваемых французским судам перед их отплытием. В декабре 1628 года ему были пожизненно переданы сборы за стоянку судов, взимаемые во французских портах. И наконец, в феврале 1631 года, ему было поручено назначать всех морских чиновников, а в действительности класть в карман доход от продажи этих должностей. К концу 30-х годов известные доходы Grand Maitre (главного распорядителя) составляли от 200 000 до 240 000 ливров в год.
Когда Ришелье умер, земли в его владениях стоили около 5 млн. ливров. Не подлежит сомнению, что ему нужно было сконцентрировать свои должности и земли в Западной Франции. Постепенно он становится владельцем Атлантического побережья Франции и многих земель в глубине материка. Несколько основных крепостей и весь флот попали под его контроль. Можно лишь предполагать, посмел бы он применить его против короны, но такая возможность у него была. См. День одураченных.

Де Руасси и д'Эснамбюк отправлялись на Сент-Кристофер, где должны были возвести форт, а затем занять все «свободные» Антильские острова от 11 до 18 градусов северной широты. Доходы Компании делились следующим образом: по одной десятой полагалось де Руасси и д' Эснамбюку, одна десятая шла королю, а акционерам доставалась половина всех доходов с Сент-Кристофера. В январе 1627 года французские корабли с грузами для поселенцев и колонистами отправилась в Вест-Индию. В Англии события развивались по другому сценарию. 2 июля 1627 года фаворит Карла I политик и дипломат Д. Хей, первый граф Карлайл, получил грамоту, официально признававшую его лордом-собственником Карибских островов, располагавшихся между 10 и 20 градусами (Сент-Кристофер, Гренада, Сент-Винсент, Сент-Люсия, Барбадос, Доминика, Мари-Галант, Гваделупа, Монтсеррат, Барбуда, Синт-Эстатиус, Ангилья). Они именовались теперь «Островами Провинции Карлайла». Уорнер же, впоследствии возведенный в рыцарское достоинство, назначался правителем Сент-Кристофера.
Одновременно английское правительство усилило давление и на соседние испанские территории. Однако здесь столкнулись интересы могущественных придворных группировок. В дела Антильских островов вмешалась влиятельная торговая компания «Куртин Бразерс», имевшая коммерческие интересы в Ост-Индии, Гвинее, Китае, — она тоже была не прочь «поработать» на западном рынке. Компания направила в 1627 году на остров Барбадос капитана Г. Поуэла, который, высадившись на берег с почти двумя тысячами поселенцев, объявил себя владельцем острова. Его родственники осели на острове, превратив его в «вотчину» братьев Куртин, предпринимавших все возможное, чтобы выйти из-под контроля графа Карлайла. Обеспечив покровительство влиятельного при дворе Ф. Герберта, графа Монтгомери (с апреля 1630 года — четвертый граф Пем-брок), проявлявшего большой интерес к колониальным делам, компания начала свою игру. В пику Карлайлу группа Пемброка-Куртинов добилась патента на владение так называемыми «Островами Провинции Монтгомери» — Барбадосом, Тобаго и Тринидадом, считавшимися собственностью Испании, а, кроме того, не существующим островом Фонсека, или островом Св. Бернарда (25 февраля 1628 г.). Борьба двух группировок завершилась победой Карлайла, который 7 апреля 1628 года получил второй патент, особо выделявший именно его права на Барбадос. Он направил на Барбадос два судна под командованием полковника Ройдона и капитана Хаули. Миссия посланцев увенчалась полным успехом: они захватили Поуэла и взяли остров под свой контроль.
Хей.
Спойлер:
Николас de Haya из Эррола был Шерифом от Перта до 1288. Он поклялся в верности королю Эдуарду I 12 июля 1296. Его сын Гилберт также поклялся в верности Эдуарду I в Абердине в 1296 году. Тем не менее, в 1306 году он присоединился к Роберту Брюсу и служил ему на протяжении всей войны за независимость, в том числе и в битве при Баннокберне в 1314 году. Брюс пожаловал ему права на земли Slains в Абердиншире и титул Constable of the realm of Scotland. Он также подписал Арбротскую декларацию.
Джеймс Хей, первый граф Карлайл (ок. 1580 - март 1636). Он был посвящен в рыцари и взят ко двору еще королем Яковом I в 1603-ем году, чьим фаворитом он стал. Король заплатил его долги, жаловал ему многочисленные титулы и нашел богатую невесту, дочь лорда Денни. Король неоднократно посылал его с дипломатическими миссиями во Францию и Германию. Примерно в 1617-ом году он овдовел и женился на леди Люси Перси. В 1624-ом году вместе с Генри Ричем вел в Париже переговоры о браке наследника престола Карла с принцессой Генриеттой-Марией. После воцарения на престоле Карла I-го в 1625-ом году он сохранил свою должность при дворе, в 1628-ом году король посылал его в Лотарингию и Пьемонт с целью настроить их против кардинала Ришелье. Возвратившись, Карлайл рекомендовал королю заключить мир с Испанией и начать военные действия против Франции, однако его совету не прислушались.
Джеймса Хея, графа Карлайла современники прозвали английским Гелиогабалом. Граф был одним из самых богатых английских вельмож XVII века и к тому же был в фаворе у короля Якова I, а потому денег считать не привык. Джеймс Хэй разъезжал на лошади, подкованной золотыми подковами, его костюмы стоили целое состояние, а обеды превосходили все, что доводилось видеть его современникам.

Люси Перси.
Спойлер:
Люси Перси, графиня Карлайл (1599 - 5.11.1660), дочь Генри Перси, 9-го графа Нортумберлендского, вторая жена Джеймса Карлайла. Она была заметной фигурой при дворе Карла I-го, ее красоту воспевали поэты и прозаики, а она тем временем занималась интригами в пользу парламента. Однако во время гражданской войны она приняла сторону короля Карла I-го, продавая свои драгоценности, собирала деньги для помощи войскам Генри Рича и была посредником между роялистами в Англии и королевой Генриеттой-Марией, которая находилась во Франции. В конце-концов в 1649-ом году она была арестована и помещена в Тауэр, правда уже в 1650-ом году ей удалось выйти на свободу. Однако больше не имела прежнего влияния, вскоре после реставрации умерла.
Некоторые историки считают, что она была любовницей герцога Бэкингема, и именно она срезала два алмазных подвеска из двенадцати, подаренных ему Анной Австрийской. Согласно Ларошфуко, главную роль в эпизоде с алмазными подвесками сыграла шпионка кардинала Ришелье Люси Хей, графиня Карлайл (урождённая Люси Перси), которая и стала прототипом леди Винтер. Историю о подвесках королевы Анны Австрийской, лёгшую в основу романа «Три мушкетера», Александр Дюма взял из «Мемуаров» Франсуа де Ларошфуко.
А. А. Кузнецова. Салонная культура XVII в. и английский галантно-героический роман. Вестник ПСТГУ III: Филология 2012. Вып. 1 (27). С. 32–48
Когда в 1626 г. Генриетта Мария осталась без большей части своих приближенных, в круг ее фрейлин стала входить Люси Хей, графиня Карлайл. В 1617 г. она стала второй женой Джеймса Хея. Великодушный, расточительный человек, он был на двадцать лет старше своей жены. С 1626 по 1640 г. графиня Карлайл была близким другом и фрейлиной королевы. Как говорит Апхем, она находилась под сильным влиянием Отеля Рамбуйе и «свободы действий». В отличие от маркизы Рамбуйе, Карлайл не ограничилась положением «женщины остроумной, в высшей степени изысканной, являющейся центром общества» и развернула активную деятельность на политическом поприще Англии. Э. Виверс полагает, что при дворе Карла I существовали две модели прециозного поведения: платоническая религиозная модель, воплощенная в образе Генриетты Марии, и политическая салонная, воплощенная в образе леди Карлайл. При дворе Стюартов Карлайл была частью протестантской группы, в которую также входили графы Нортумберленд, Лестер и Холланд (ее брат, муж сестры и близкий друг). Она оказывала большое влияние на политику министра Томаса Вентворта, лорда Страффорда, после казни которого в 1641 г. Карлайл стала тайным союзником оппозиции, раскрывая парламентариям заговоры, готовившиеся в окружении Генриетты Марии. Когда началась гражданская война, графиня оставалась на стороне парламента, который в 1646–1647 гг. использовал ее связи с королевским двором, чтобы начать мирные переговоры с Карлом I. После второй гражданской войны она вступила в союз с Шотландией и лондонскими пресвитерианами, чтобы обеспечить короля людьми и оружием, за что ее восемнадцать месяцев продержали в Тауэре, а затем под домашним арестом.

Уж не знаю, насколько состоятельна версия женской мести на службе Ришелье, но более интересен факт возможного наличия прямой связи с ним Хея и Рича через Люси. То есть людей, фактически владевших английскими и французскими колониями и флотами в Новом Свете.
Тем временем англичане и французы поделили Сент-Кристофер, пообещав друг другу содействие и помощь в случае нападений испанцев и нейтралитет, если вспыхнет англо-французская война.
Это свидетельствует, что война Бэкингема с Ришелье вовсе не означала войны с ним Хея и Рича. Более того, следует признать, что главным союзником Ришелье в противоборстве с Бэкингемом был пуританский парламент, который постоянно требовал отставки последнего и «вставлял ему палки в колеса». Особенно отчаянную попытку сбросить Бэкингема английский парламент предпринял в 1626 году, начав слушания по объявлению импичмента Бэкингему. Правда, лордам удалось добиться не того, чего они хотели. Не особо искушенный в политике король Карл I показал, что своих он не сдает, и вместо того, чтобы отправить в отставку Бэкингема, распустил парламент. Бэкингем становился слишком влиятельным. То есть интересы Хея, Рича, парламентских пуритан и Ришелье совпадали. В этот момент закручивается интрига с подвесками или что-то другое, ускоряющее конфликт Бэкингема и Ришелье. Смерть Бэкингема предопределила падение Ла-Рошели. Ришелье лично настоял на том, чтобы к гугенотам не было применено никаких репрессий, война закончилась великодушным прощением, а лидер гугенотов Анри де Роан еще повоюет с Испанией под командованием Ришелье. По некоторым оценкам до половины армии Ришелье в тридцатилетней войне будет состоять из гугенотов. Главный итог войны – смерть Бэкингема и усиление позиций Ришелье при французском дворе. Возможная сугубо ненаучная и феноменально абсурдная версия состоит в том, что между Хеем и Ришелье было соглашение – убийство Бэкингема, сдача Ла-Рошели, ослабление Анны Австрийской и связанной с ней происпанской оппозиции Ришелье в обмен на участие последнего в тридцатилетней войне. А как страховка - поездка в Лотарингию и Пьемонт и угроза заключения союза с Испанией. По крайней мере, факт состоит в том, что 1. именно в ходе этого противостояния Ришелье получает упоминавшиеся выше морские должности и права, серьезно укрепляет свое влияние на короля 2. именно интриги Ришелье стали причиной разгрома происпанских сил при дворе и 3. именно он был главным двигателем вступления формально католической Франции в войну на стороне протестантского блока. Возможно, неслучайно Генрих IV называл его «мой епископ», а потом враги именовали его «кардинал гугенотов».
День одураченных.
Спойлер:
День одураченных — один из ноябрьских дней (10-е, 11-е или 12-е) 1630 года, который влиятельные враги кардинала Ришельё во главе с королевой-матерью Марией Медичи начали с празднования его долгожданного свержения, а закончили в темницах либо опале.
И Марильяк и Берюль были убеждены в том, что Ришелье должен приложить все усилия для искоренения ереси в стране вместо войны с Испанией, которую они воспринимали как признанного лидера католического мира. В то время как Ришелье рассуждал о чести короля и его престиже в Европе, а также о необходимости предотвратить дальнейший рост могущества Испании, Марильяк указывал на тревожное положение дел во Франции: мятежи знати и крестьянские бунты, всеобщее обнищание и хронический дефицит государственного бюджета. В конце 1628 года Марильяк и Берюль воспротивились желанию Ришелье вмешаться в спор о мантуанском наследстве. Они считали, что подобное вмешательство приведет и войне с Испанией. В то время как король продолжал поддерживать политику Ришелье, Марильяк и Берюль сумели завоевать доверие королевы-матери. Пока Ришелье находился вблизи короля, он мог быть уверен, что будет проводиться в жизнь его политическая линия.
Французский двор окончательно разделился на два лагеря: в то время как две королевы и Марильяк находились в Лионе, Людовик и Ришелье руководили военными операциями из Сан-Жан-де-Морьен. Однако к 25 июля король заболел и возвратился в Лион, оставив Ришелье в действующей армии. У кардинала был повод опасаться, что Людовик подпадет под влияние Марии и Марильяка.
К 9 ноября король, королева-мать и кардинал уже находились в Париже в своих резиденциях. Сценарий для Дня Одураченных, одного из наиболее драматических эпизодов французской истории, был готов. Описывая его, большинство историков доверяют рассказу Витторио Сири, получившего сведения от фаворита Людовика XIII Клода де Сен-Симона, отца будущего знаменитого мемуариста.
10 ноября Людовик XIII присутствовал на утреннем мессе в Нотр-Дам. В полдень он председательствовал на заседании совета, проходившем в резиденции его матери, Люксембургском дворце. Мария, Ришелье и Марильяк — все в сборе. Было решено назначить маршала де Марильяка, брата члена совета, командующим французской армией в Италии. Сразу же после этого Мария показала истинное лицо. В присутствии сына она заявила Ришелье, что вот уже более года как он утратил ее доверие и она более не нуждается в его услугах в качестве сюринтенданта ее дома. Его смещение влекло за собой отставку всех его родственников и друзей. Король, несомненно, рассчитывая вновь уладить отношения между матерью и кардиналом, посоветовал Ришелье увидеть Марию на следующий день, испросив прощальную аудиенцию прежде визита к нему в Версаль.
В понедельник 11 ноября в 11.30 пополудни Ришелье вновь явился в Люксембургский дворец, чтобы получить прощальную аудиенцию у королевы-матери. Его даже не пустили на порог, но, прекрасно зная планировку дворца, он сумел добраться до комнат королевы, пройдя туда через часовню. Кардинал внезапно предстал перед Марией и королем, которые в тот момент разговаривали друг с другом: «Ваши Величества ведут речь обо мне?» — «Да», — высокомерно ответила королева. Затем, кипя от злости, она объяснила, что теперь уже может не скрывать своей ненависти к кардиналу и сносить оскорбления с его стороны. Она приказала ему уйти, сказав напоследок, что отныне не желает видеть его и слышать о нем. В ответ Ришелье посетовал на свою несчастную судьбу. Для него, сказал он, нет худшей немилости, нежели утрата покровительства ее величества. Он умолял короля принять его отставку, ибо стал ненавистен его матери и ему теперь не на что рассчитывать. Согласно некоторым свидетельствам о происшедшем, Мария заявила сыну, что либо она, либо кардинал должны покинуть двор, в то время как Людовик сказал Ришелье, что рассчитывает и впредь на его службу и никогда не отправит его в изгнание.
«Я категорически Вам повелеваю, — сказал он, — остаться и продолжить управлять моими делами; это мое окончательное решение». В тот же вечер, но чуть позже, Людовик председательствовал на заседании совета. Всем бросилось в глаза отсутствие Марильяка, которому в отличие от его коллег было приказано приехать в Глатиньи — деревню неподалеку от Версаля. Догадавшись, что это означает, он сжег свои бумаги той же ночью. На заседании совета Людовик объявил об отставке Марильяка и о передаче должности хранителя печати господину де Шатонефу, одному из близких Ришелье лиц. Вскоре после этого Марильяк был арестован и отправлен в тюрьму в Кан. Позже его перевели в тюрьму Шатодена, где он и умер в 1632 году. Тем временем в Италию был отправлен приказ об аресте его брата, маршала де Марильяка, которого в конце концов отдали под суд и казнили.
Действительно загадочные дни (компромат?), которые предопределили исход тридцатилетней войны и крах амбиций Габсбургов и католической церкви.


Подготовка и начало войны означало и активизацию Ришелье на Карибах.
По распоряжению кардинала де Ришелье, на помощь д'Эснамбюку, собиравшему французские поселения в Вест-Индии в единый кулак, были направлены дополнительные отряды Ж. дю Плесси д'Оссонвиля. В 1635 году французская «Компания Сент-Кристофера», преобразованная в «Компанию Американских островов», активизировала колонизацию в зоне Наветренных островов, захватывая один испанский остров за другим. Д'Эснамбюк занял Мартинику, Ж. Дюпон — Доминику, Ш. Льенар де Л'Олив — Гваделупу; в последующие годы Ф. де Нуайи, сир де Ла Тур де Нерон, колонизовал Гренаду и Гренадины, а К. д' Обинье занял Мари-Галант.
В результате колонизационный процесс, осуществлявшийся в 1630-1640-е годы акционерной «Компанией Американских островов», привел к появлению на Наветренных островах автономных французских поселений, власть над которыми оказалась в руках частных лиц или относительно независимых от компании правителей. Все правители нуждались в военной силе, способной помочь им отстоять собственные интересы в борьбе как со своими соперниками, так и с местным населением . И неудивительно, что вольные флибустьеры превратились в козырную карту, заполучив которую, можно было добиться успеха. При попытке, например, руководства Компании в 1644 году (после смерти Ришелье) устранить главного правителя островов сира Ф. де Лонвилье де Пуанси и заменить его своим ставленником, П. де Туази, на французской части острова Сент-Кристофер разразилась настоящая междоусобная война, завершившаяся победой старого патрона острова Пуанси, вынудившего де Туази вернуться во Францию .
Процесс концентрации власти в руках частных правителей (и соответственно еще большее усиление роли берегового братства) набрал обороты после банкротства в 1648 году «Компании Американских островов» и распродажи ее владений в частные руки. На островах установилась власть частных лиц. Ш. Уэль взял под свой контроль острова Гваделупы, Мари-Галант и Дезирад, купленные им в 1648 году за 60 тыс. ливров; Ж. Дюель дю Парке стал хозяином на Мартинике, Сент-Люсии, Гренаде и Гренадинах, приобретенных в сентябре 1650 года за 500 тыс. ливров . Французская часть острова Сент-Кристофер, где уже давно обосновался рыцарь-иоаннит Пуанси, в мае 1651 года стала владением Мальтийского ордена.
P. S. Исключительно для «очистки совести» и изложения доводов в пользу обозначенных выше тезисов. Увы, пришлось переходить с копипаста на «отсебятину», так как не удосужился (главное мне было ясно и так) найти те же версии в изложении «аборигенов», исследовавших значительно дольше и глубже и способных изложить эти самые (или другие) версии с гораздо большей фактурой (доказательной базой). Кроме того, следует сделать оговорку. Изложенная гипотеза приемлема только в рамках более-менее волюнтаристского мировоззрения. Но даже в этом случае концепция истории как противоборства проектов предусматривает роль демографических, экономических, технических и прочих факторов.

Последний раз редактировалось freeprivateer; 03.02.2014 в 13:16.
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Метки
атлантида, голубая бездна, девятый вал, колумб, русалки


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 06:57. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2019
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования