Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Моря и история мореплавания

Важная информация

Моря и история мореплавания Хотите знать, как мореходы покоряли мировой океан? каких жертв им это стоило? Здесь можно найти ответы на многие вопросы и поделиться своими знаниями.


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 20.03.2008, 20:34  
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья

Морские легенды и поверья



Моряка в течение всей его жизни сопровождают самые различные поверья, легенды и морские неписаные правила. Причиной возникновения некоторых из них стали длительные пристальные наблюдения мореплавателей за самыми разными явлениями природы. Особенно живучи те поверья, которые появились в результате совпадения момента действия скрытых сил природы с каким-либо несчастьем, случившимся на корабле или с самим кораблем.



Последний раз редактировалось CLIPER; 08.10.2017 в 01:35.
Wolf вне форума Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
DiamondWind (25.09.2013), Джекмен (02.04.2008), Ланфрен (22.04.2008)
Старый 02.12.2008, 21:45   #60
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья

Тайна «Земли Попугаев»

Прошло почти пять лет с тех пор, как Васко да Гама, обогнув мыс, открытый Бартоломеу Диашем, нашел новый путь в Индию. Это означало, что отныне Лиссабон будет напрямую связан с Каликутом и сокровища Малабара и Голконды будут выгружаться на берегах Португалии. И мыс, который Диаш назвал «мысом бурь», король Жуан переименовал в «мыс Доброй Надежды» — как символ будущего процветания своей страны.

Каждый день на площадях португальской столицы собирались многочисленные толпы мореплавателей, купцов и банкиров всех национальностей, и каждый мечтал принять участие в предприятии таком же, как то, что открыло для Васко да Гама двери в бессмертие.

Среди них был нормандский дворянин по имени Бино Польмье де Гонневиль, который имел репутацию счастливого моряка и осмотрительного негоцианта. Он рассказывал, что знает дорогу в Индию и готов доставить оттуда судно, полное пряностей. Его рассказы звучали убедительно, и Гонневиль быстро собрал нужную сумму, чтобы зафрахтовать небольшое судно грузоподъемностью 120 тонн, носившее многообещающее имя «Надежда». Экипаж состоял из шестидесяти решительных мужчин — солдат и моряков, набранных из бездельников и искателей приключений, заполнявших портовые набережные.

Штаб предприятия состоял из двух французских лоцманов, умевших неплохо пользоваться навигационными приборами, писаря, который должен был совмещать функции рисовальщика и картографа, и хирурга.

Гонневиль взял с собой также двух опытных португальцев, которые утверждали, что знают дорогу, так как плавали с Васко да Гамой. И наконец — двоих купцов, вложивших капитал в боевое снаряжение корабля, в чью задачу входило блюсти интересы судовладельцев.

«Надежда» была вооружена двумя бронзовыми пушками, двумя чугунными орудиями и шестью легкими мушкетами. Коммерческий груз состоял из многих тонн скобяных изделий, мелких стеклянных изделий из Венеции, рулонов драпа, дрогета, бумазеи, полотна и бархата — все это предназначалось для мирного населения Индии.

Маленький корабль отплыл из французского порта Онфлер 24 июня 1503 года. Обстоятельства плавания «Надежды» долгое время были известны в очень неточном варианте: говорили, что Гонневиль на пути к знаменитому мысу попал в ужасные шторма, уйдя от которых, оказался в плену мертвого штиля; что его экипаж понес большие потери от цинги, а запасы пресной воды подошли к концу, когда вдруг на юге показалась земля. Корабль бросил якорь в широком устье реки, берега которой были
населены совершенно голыми людьми и разноцветными попугаями. Гонневиль оставался там в течение шести месяцев, и поскольку его экипаж отказался продолжать путь в Индию, он направился во Францию, забрав с собою молодого «дикаря» по имени Эссомерик, сына местного вождя.Корабль был уже у полуострова Котантен, когда его стали преследовать пираты, от которых нельзя было спастись иначе, как направив корабль на каменистый берег...

Капитан представил королевскому прокурору в Руане отчет о своем путешествии, сделанный по памяти, так как [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] исчезли при кораблекрушении. Родные и друзья Гонневиля отказались от снаряжения второй экспедиции, и мореплаватель с достоинством удалился в свою родовую усадьбу, чтобы никогда больше не говорить о своем путешествии. В самом деле, стоит ли разговоров маленькое суденышко на стодвадцать тонн, разбившееся о берег после двухлетнего плавания? Воспоминания, продиктованные секретарю суда — это все, что осталось от загадочного путешествия. Но и этот хрупкий документ также со временем ушел в тень, и рассказ об этом приключении, разукрашенный фантазией и обросший новыми, необходимыми, по мнению рассказчиков, деталями,постепенно утратил достоверность. Но суть все же осталась: французские моряки, направляясь в Индию, открыли новую землю на юге и высадились на нее.

Что это была за земля?

Австралия! Так, по крайней мере, предположил историк Лапопелиньер, который вытащил из забвения Гонневиля и его «Надежду». «Никто в мире не знает, — писал он в труде, озаглавленном «Три мира», —что на семнадцать лет раньше предприятия Магеллана торговое судно, вышедшее из Онфлера, повторило путь Васко да Гамы, первое причалило к австралийскому берегу и торговало с жителями этой страны... Французы позволили испанцам и португальцам присвоить себе честь этого открытия».

Путешествием Гонневиля снова заинтересовались, возникло множество вопросов. В каком месте он причалил? В какой части Австралии он торговал? Никто этого не знал.

В игру вступили географы: в первые годы XVII века Ортелиус — фавер на службе у Филиппа II и ученик Меркатора, фламандского картографа, автора сборника карт и описаний европейских стран, названного «Атласом» (изд. 1595 года), — построил карту мира, внизу которой простиралась «Австралийская терра инкогнита» недалеко от Огненной Земли и к югу от Африки, носящая название «Земля Попугаев».

Шли годы. Через сто пятьдесят лет после плавания «Надежды» путешествия в Австралию стали модными. Приближалось время, когда европейские государи, особенно те, которым не достался кусок американского пирога, начали беспокоиться относительно господства на Юге. И тут зазвучал голос, скорее весомый, чем ученый, снова требовавший, во имя Франции, вернуть честь открытия Австралии Гонневилю, который побывал там раньше португальцев. Это был голос аббата Польмье де Куртона,каноника собора в Лизье. Он был прямым потомком Эссомерика и считал себя очень сведущим в дальних морских путешествиях, вероятно, потому, что предок его прибыл с Юга. Но этот ученый каноник не знал, где находится Земля Попугаев, откуда происходили его предки.

Гонневиль, удалившись в свои нормандские владения и будучи не в состоянии вернуть Эссомерика его отцу, занялся образованием юного принца. Преподав ему основы христианской религии, он женил его на
своей племяннице, Сюзанне Польмье, наследнице солидного состояния в Котангенс, и сделал своим единственным наследником. И теперь аббат Польмье, отпрыск этой знатной французской семьи и потомок короля Ароска (так звали австралийского владыку), затеял кампанию по восстановлению чести и славы своего двоюродного деда как первооткрывателя Австралии. Он доказывал с помощью множества аргументов, что Гонневиль дал Франции бесспорное право на владение новым континентом.

Роясь в старых шкафах, принадлежавших его семье, он нашел копию свидетельских показаний, представленных его предком в адмиралтейство Нормандии. Но первой заботой святого отца было получить от короля Франции согласие на отправку католической миссии с целью обращения в христианство его «диких» родственников. Пространно пересказывая бесценный документ, перескакивая с пятого на десятое, он изготовил в высшей степени фантастические мемуары, проявляя скореенекомпетентность, чем злую волю, в такой легкомысленной оценке событий.

У аббата Польмье были очень большие связи; он представил свое сочинение монсеньору Винсенту де Полю, главе отцов-миссионеров, который, к несчастью, умер прежде, чем ему представился случай показать это сочинение папе. Но рукопись каноника попала в руки господина Крамуази, известного книгопродавца с улицы Сен-Жак. Этот почтенный и дальновидный коммерсант, не спрашивая ни у кого совета, поспешил напечатать и распространить сочинение со всеми его недостатками и даже ошибками. Реклама способствовала распространению сочинения среди образованной публики; оно было озаглавлено так: «Записка, касающаяся создания христианской миссии в Третьем Мире, называемом иначе Австралийской Землей, Южной, Антарктической и Неизвестной», составленная духовным лицом уроженцем австралийской земли и посвященная папе Александру VII Жаном Польмье де Куртоном.

Аббат Польмье прошел мимо всех чисто морских и географических рассуждений, поскольку он ничего в них не понимал, и не привел никаких точных данных относительно маршрутов Гонневиля, но зато в двенадцати главах он охотно делился с читателями своими мыслями на этот счет: Земля Попугаев находилась, по его мнению, между 70 и 75 градусами восточной долготы и на 68 градусе южной широты, то есть значительно южнее места, где впоследствии были открыты острова Кергелен. «Французы, говорилось в записке, особенно заинтересованы в возвращении в эти края, так как они должны продемонстрировать другим странам свое право на приоритет в высадке на австралийскую землю».

Таким образом, имя бедного моряка, обойденного морским счастьем, украсилось помпезным титулом первооткрывателя Южной Индии и заняло место между Магелланом и Лемэром. Людовик XIV и Кольбер — министр финансов Франции, охотно решились бы организовать крестовый поход с целью обращения в христианство австралийцев... Вот только надо было, чтобы кто-то указал, где находится эта Земля Попугаев.

Ее искали в течение двух столетий...

Гонневиль писал, что так называемые «индийцы» люди простые,любящие веселую праздную жизнь, питаются продуктами охоты и рыболовства, дикорастущими плодами и некоторыми овощами и корнеплодами, которые выращивают сами. Молодежь ходит полуголая, наиболее одетые носят передник от бедер до колен и пелерину из циновки или шкуры, украшенную перьями. Женские одежды длиннее и украшены ожерельями из косточек или раковин. Предметом щегольства у мужчин является оружие, а именно, рогатина, обожженная на костре, и лук со стрелами с костяными наконечниками. Женщины и девочки ходят с непокрытой головой, волосы у них подняты вверх и собраны в пучок с помощью плетеной из трав тесьмы ярких цветов. Мужчины же, наоборот, носят длинныеволосы, спадающие на плечи и стянутые на голове лентой с пестрыми перьями... Но такое описание, пусть и живописное, ничего не говорило о местонахождении этого народа на глобусе.

Граф Морепа, морской министр Людовика XV, распорядился произвести серьезный розыск по всем канцеляриям адмиралтейства Нормандии, чтобы попытаться найти отчет о плавании «Надежды». Запрошенные конторы ответили, что этот документ, действительно, должен существовать, но совершенно неизвестно, что с ним стало. Архивы рассеяны во время «беспорядков», и тайна сия великая есть.

Ограничились гипотезами, и они были дерзкими. В начале XVIII века картографы поместили «Мыс австралийских морей» в Атлантическом океане на 250 миль к югу от острова Тристан-да-Кунья. Французская компания Восточной Индии послала туда Буве де Лозье, одного из самых выдающихся капитанов. Безрезультатно. Буве обнаружил только вулканический островок, которому дал свое имя, но который, естественно, был необитаем, и это не был остров Попугаев.

Президент де Бросс писал в 1756 году: «Очень похоже, что Земля Гонневиля находится к югу от Малых Моллук», рядом с островом Тимор. Географ Дюваль считал, что Земля Попугаев находится в районе дрейфующих льдов. Другой ученый склонялся к мнению, что это остров Амстердам, открытый в 1696 году голландцем ван Флемингом, но он, увы,
был необитаем. Один за другим Бугенвиль, Сюрвиль, Кергелен и Марион Дюфреси пускались на поиски Земли Попугаев... Повезло Кергелену — он отыскал в антарктических морях большой архипелаг, на котором кишели тюлени и пингвины, но, естественно, не было ни одного попугая. В том же 1772 году Марион открыл намного южнее от Мадагаскара несколько островков, к которым нельзя было причалить, и дал им свое имя, чтобы не возвращаться совсем с пустыми руками.

Тем временем географы упорно упражняли свое воображение, располагая по своему вкусу на карте мира высокий мыс, который называли то Австралийской Землей, то Землей Попугаев, то Землей Гонневиля. Об этом говорили еще три четверти века, и люди серьезные, наконец, пришли к общему мнению: хороший стол, привольная жизнь, которую вели индийцы, по описанию Гонневиля, — все указывало на то, что он высадился на... Мадагаскаре. Правда, жители Мадагаскара не носили перьев вокруг головы. Леон Герен, уважаемый писатель-маринист, заметил еще в 1847 году: «Детали, приводимые каноником из Лизье, заставляют думать,что это просто большой остров Мадагаскар».

...Открытие, которого никто не ожидал, было сделано в один прекрасный день того же 1847 года: Пьер Маргри, хранитель Морского архива, нашел копию отчета о плавании «Надежды». Наконец-то удалось узнать, где именно находится эта Земля Попугаев, о которой грезили географы и которая считалась французской, поскольку ее открыл французский моряк. Правда оказалась, увы, менее прекрасной, чем легенда. Земля Гонневиля была гораздо менее австралийской, чем можно было думать:документ прямо называл Бразилию, где несколькими годами раньше высадился Кабрал. Но аббат Польмье выдал желаемое за действительное.После большого антракта над сценой снова поднялся занавес, открывая события трехвековой давности...

Выйдя из Онфлера летом 1503 года, корабль Гонневиля направился
к мысу Доброй Надежды. Никакими происшествиями не были отмечены
заходы в порты Лиссабона, Канарских островов и Зеленого Мыса. При
пересечении экватора команда веселилась и развлекалась прыжками летающих рыб размерами со скворца. Потом небо покрылось большими
черными тучами, и тропический дождь лил дни и ночи, беспросветный и
тошнотворный, промочивший насквозь одежду людей и вызывающий гнойничковые поражения кожи. Многие страдали от морской болезни, и цинга пошла в наступление: за борт опустили шесть трупов.

Сразу после праздника всех святых стал усиливаться холод, а форштевень бороздил плантации водорослей, длинных и густых фикусов, которые встречались прежде на подходе к мысу Доброй Надежды. Моряки
повеселели, считая, что они на правильном пути. Но лоцманы не разделяли их оптимизма: их беспокоило то, что вокруг корабля не кружат знаменитые птицы мыса Доброй Надежды, такие характерные для этих мест,что их прозвали «бархатными рукавами». Лоцманы считали, что корабль обогнул мыс, отклонившись далеко на юг, чем можно было бы объяснить и необычно низкую температуру.

На самом деле пласты водорослей означали, что корабль вошел в прибрежные воды острова Тристан-да-Кунья — «Надежда» находилась на широте желанного мыса, но посредине Атлантики. С этого момента все пошло наоборот: ветры и течения несли их к тропикам; с обвисшими парусами они уныло дрейфовали в районе тихих вод у тропика Козерога.Дули только ветры, гнавшие их в противоположную от Индии сторону, и
в течение трех недель они кружились в Южной Атлантике по воле пассатов. В довершение несчастий, первый лоцман, Колин Вассер, умер от апоплексического удара. Начиная с этого дня путь был потерян. И маленькое судно плыло по ветру, не очень понятно, куда, но, уж конечно,не в Каликут.

Это бродяжничество продолжалось два месяца. Однажды на рассвете в начале января моряки заметили птиц на юге: это был обнадеживающий признак, который не обманул — земля была в этом направлении, и на пятый день «Надежда» бросила якорь в широком устье реки, которая напоминала нормандцам берега реки у Кана, если не считать полуголое население этих берегов и деревья, усыпанные попугаями.

Капитан, с помощью единственного оставшегося лоцмана, довольно точно определил свое положение: они находились на бразильском берегу, чуть в стороне от тропической зоны, в устье реки Сан-Франциско-дель-Сул, на берегах которой мирно жили индейцы карихо.

Гонневиль и его товарищи оставались там в течение шести месяцев, занятые починкой корпуса корабля, укреплением мачт и наведением порядка в снастях, а также обменом стеклянных украшений и скобяных, изделий на птичьи перья и крашеные деревянные изделия. Искусный картограф Никола Лефевр на досуге составлял карту страны

Шестимесячное пребывание на гостеприимном берегу не прошло бесследно для экипажа. Боясь новых рискованных приключений, команда не проявляла энтузиазма, чтобы продолжить поход. Считая, что их личные сундуки уже достаточно набиты бразильскими богатствами, моряки дали понять Гонневилю, что больше не хотят плыть в Индию.

В начале июля 1504 года «Надежда» взяла курс на Францию. В знак дружеского расположения король Ароска позволил отправиться вместе с белыми людьми своему сыну Эссомерику, крепкому пятнадцатилетнему мальчику, с его наставником Намоа. Гонневиль пообещал, что он вернется до двадцатой луны. Бразильский вождь лелеял надежду, что его наследник научится у французов искусству изготовления и применения «стреляющих палок», что было ему необходимо для уничтожения врагов.

Намоа умер от морской болезни через несколько дней после отплытия. Поскольку корабль очень медленно продвигался на восток, Гонневиль решил подойти к американскому берегу, чтобы набрать пресной воды.

На этот раз «Надежда» остановилась в районе Порто-Сегуро, где жило племя топинамбу. Эти люди ходили совершенно голые, красили свою кожу в черный цвет и, делая надрез на губах, вставляли туда цветные камешки,считавшиеся кокетливым украшением. К несчастью, они были настолько же злы, насколько их родичи, карихо, дружелюбны; гребцы с «Надежды», высадившиеся на берег, были встречены стрелами, в результате чего трое были убиты и четверо ранены, и среди них Никола Лефевр, который вскоре скончался. Гонневиль не был суров с этими индейцами: он подумал, что первые контакты с испанцами оставили у них такие тяжелые воспоминания, что они теперь питают ненависть и страх ко всем белым людям без разбора.

«Надежда» покинула этот негостеприимный берег и, по-прежнему при неблагоприятных ветрах и неспокойном море, нашла укрытие в двухстах милях далее, в большой бухте, которая позже получила название залив Всех Святых, или просто Баия. Они шли вдоль берега три дня, пока не выбрали тихое место в устье реки, где нагрузили корабль местными плодами, стоимости которых было достаточно, чтобы покрыть расходы на путешествие.

Затем они снова пустились в путь, обследовали мимоходом остров Фернанду-ди-Норонья, дошли без приключений до Азорских островов,сделали небольшую стоянку у берегов Ирландии и оказались 7 мая (можно себе представить, с каким волнением) в виду полуострова Котантен.

Уже известна трагическая развязка: маленькое судно, которое в течение 23 месяцев выдерживало суровые испытания, у родных берегов подверглось преследованию английского пирата, одного из тех морских разбойников, которые ничем не рискуя, грабили купцов в прибрежных водах Франции вместо того, чтобы самостоятельно попытать счастья в дальних походах. «Надежда» храбро защищалась и ускользнула от него только для того, чтобы наткнуться на другого корсара, на этот раз французского...

Гонневиль, уверенный, что им не удастся выйти живыми из неравной борьбы, в качестве последнего средства спасения решил выбросить судно на берег. «Надежда», разбившись о скалы, исчезла под водой со всем грузом,но не досталась пиратам. Из шестидесяти человек ее экипажа только двадцать семь высадились на французский берег...

Так, благодаря открытию в архиве, Гонневиль потерял титул «Первооткрывателя австралийской земли» и занял скромное место среди несчастливых мореплавателей. Самозванец поневоле, он стоял у истока путешествий, которые до середины XIX века совершали французские моряки по южным морям в поисках Земли Попугаев.

Великие тайны
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 30.12.2008, 16:41   #61
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья

Земля Крокера

В 1818 году командир королевского флота Джон Росс возглавил арктическую экспедицию, отправлявшуюся на запад от Гренландии в поисках Северо-западного прохода. К числу конкретных результатов его путешествия относится повторное открытие и исследование восточного побережья острова Баффинова Земля и присвоение ему имени первооткрывателя капитана Вильяма Баффина, который полностью обследовал его берега в 1616 году.

К северу от этого острова Баффин нашел открытый пролив, который он назвал проливом Ланкастера. Росс подтвердил его открытие, и это название стало на картах официальным. Пролив Ланкастера казался весьма многообещающим каналом, указывающим путь к Северо-западному проходу, и Росс пытался пробиться этим путем на запад, но его старания продолжались всего лишь один день. Позднее, находясь уже в Лондоне, Росс сообщил, что пролив Ланкастера не может служить водным путем для прохождения мимо острова, так как с западной стороны он замкнут полосой земли, связывающей остров Баффинова Земля с островом Девон, расположенным севернее. Особенностью этой только что открытой земли была внушительная цепь гор, которые он назвал горами Крокера в честь одного из сотрудников Адмиралтейства.

Трудно было усомниться в сообщении такого опытного и бывалого офицера, каким был Джон Росс. Загвоздка заключалась только в том, что ни один из членов экспедиции, кроме него самого, не мог разглядеть этих гор, и они все как один отрицали их существование. Все в один голос утверждали, что впереди была чистая вода, что путь был свободен и что они чувствовали себя на пороге открытия и жаждали продолжать путешествие. Они обвиняли Росса в том, что у него сдали нервы и что он выдумал неубедительный предлог для того, чтобы повернуть обратно.

Росса слишком уважали в официальных кругах Англии, чтобы поверить такому обвинению, и был сделан вывод, что он стал жертвой какого-то оптического обмана. Но слухи о случившемся быстро разнеслись по Лондону. Они порочили Адмиралтейство, и поэтому в 1819 году для выяснения истинного положения дел была организована еще одна экспедиция. Поскольку зрению Росса доверять было нельзя, на этот раз экспедицию возглавил Вильям Парри, который за год до этого был первым помощником Росса.

Парри прошел тем же курсом, что и Росс, направляясь к тому месту, где Росс увидел горы Крокера. Позднее Парри рассказывал, что, когда они приближались к этому месту, напряжение всех участников экспедиции достигло предела. Вся команда столпилась в местах, наиболее выгодных для обозрения. Наконец Парри проверил долготу и обнаружил, что он прошел дальше на запад, чем Росс. Гор в поле зрения корабля не оказалось, и горы Крокера были списаны как миф.

Следующей весной, перезимовав во льдах, экспедиция обследовала остров Мелвилл, а затем возвратилась на родину с известием о том, что гор Крокера не существует.

Название "Земля Крокера", выбранное для подзаголовка этой главы, представляет собой смесь из двух арктических мифов, причем оба они должны быть скорее отнесены к области оптики, чем географии как таковой. Хотя горы Крокера, насколько мне известно, никогда не появлялись ни на одной из карт и хотя нет основательно и причины полагать, что есть что-нибудь общее (кроме совпадения названий) между ними и Землей Крокера, открытой Пири приблизительно девяносто лет спустя на расстоянии свыше 1000 миль в стороне от них, все же между ними может существовать отдаленная связь, которую небезынтересно выяснить.

В 1906 году во время своей предпоследней попытки пробиться к Северному полюсу Роберт Пири на 86° северной широты заметил в бинокль далекую землю. Видимость была хорошей, и он мог ясно различить вершины гор, возвышающиеся на фоне неба к северо-западу от Земли Элсмира. Он дал своему открытию название "Земля Крокера". Почему он выбрал именно это название, осталось загадкой. Пири редко объяснял даваемые им наименования, и потому причина выбора им этого названия осталась неизвестной. Правда, Пири хорошо знал литературу об Арктике и прекрасно был знаком с отчетом Росса. Возможно, что увиденная им цепь незнакомых гор вызвала в нем подсознательную ассоциацию с этим названием. Однако у него и в мыслях не было высказывать предположение, что он повторно открыл горы Росса.

Пири не пытался исследовать свое открытие. Его целью был Северный полюс, а не какой-то второстепенный остров, скованный льдом.

Неясные очертания Земли Крокера появились на нескольких картах начала XX века, но ненадолго. Дональд Б. Макмиллан в 1914 году возглавил экспедицию в поисках этой земли и достиг места, указанного Пири, но не нашел ничего, кроме льда. В двухстах милях дальше к западу он увидел отдаленную гряду гор, но обнаружил, что она удаляется по мере его приближения.

Он, как и Пири до него, видел мираж. Сомнительно, чтобы подобный мираж служил объяснением того, что видел Росс, потому что подлинный мираж увидел бы не он один, но и все те, кто с ним находился. Но члены его экипажа говорили, что они не могли разглядеть ничего. Вероятнее всего, правы были работники Адмиралтейства, предположившие, что причина заключалась в дефекте зрения самого Росса. Но Земля Крокера Пири была миражем в прямом смысле этого слова.

В результате Земля Крокера была убрана с карт, но вопрос еще не был окончательно исчерпан. Дело в том, что миражи - отражения реальных объектов, и этому миражу тоже должен был соответствовать какой-то отражаемый им оригинал. Проведенные в 1925-1926 годах авиаразведывательные полеты с целью изучения Арктики, одной из целей которых было обнаружение Земли Крокера, окончились неудачей. В 1936 году Вильям Г. Хоббс в книге, посвященной биографии Пири, нанес на карту возможное местонахождение Земли Крокера, как если бы она существовала в действительности. Но даже и по сей день еще не все приполярные районы хорошо известны, и возможно, что среди них все еще находится где-нибудь оригинал Земли Крокера, ожидающий своего открытия. Но ее никогда нельзя будет определить абсолютно точно. Описания как Пири, так и Макмиллана очень обобщенные и расплывчатые, к тому же никто из них не делал фотографических снимков, а полюс окаймлен множеством островов с гористым рельефом. Мы просто не знаем, как представлять себе Землю Крокера, но, возможно, она существует.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Старый 31.12.2008, 16:59   #62
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

Различные острова,
некоторые из них дьявольские

Любой человек, знакомый с навигационными картами, видел на них мели и рифы, а иногда и острова, помеченные сокращенным предостерегающим условным знаком "P.D." (положение сомнительно) или "E.D." (существование сомнительно). В этом случае консерватизм картографов заслуживает похвалы. Они предпочитают допустить научную ошибку и сохранить несуществующий остров вместо того, чтобы совершить практическую ошибку, которая могла бы стать причиной кораблекрушения, если остров все же окажется на месте. Поэтому весьма возможно, что некоторые из несуществующих островов все еще сохраняются на картах, и их в дальнейшем, вероятно, придется включить в исследования, посвященные местам, более не существующим на карте. К числу таких островов относятся как легендарные острова, так и острова, существование которых можно поставить под сомнение. Один-два из них, возможно, и существуют, но отсутствие убедительных данных, подтверждающих их существование, привело к тому, что их убрали с карт.

Антилия

Это слово до сих пор сохранилось в названии "Антилы" в применении к [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и особенно к длинной, похожей на кривую саблю дуге маленьких островков, протянувшейся в юго-восточном направлении между [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и венесуэльским побережьем. Но название этих островов и представление о них предшествуют открытию Вест-Индии или, во всяком случае, открытию Колумба.

Это название само по себе ни о чем не говорит. На латинском языке оно означает просто "остров, находящийся напротив" (* Хотя Александр Гумбольдт без всякой видимой причины предложил другое толкование: от арабского al-tin (дракон)).

Под названием "Антилия" этот остров, возможно, впервые появился на карте братьев Пицигано в 1367 году приблизительно на месте Азорских островов, в то время еще не открытых или не зарегистрированных. Снова он появляется на анонимной Каталонской карте приблизительно 1425 года.

На важной карте Батисты Беккарио 1435 года остров Антилия впервые изображен в том виде, который в дальнейшем становится общепринятым,- четкий прямоугольник в западной части Атлантического океана, далеко на запад от Испании, но приблизительно на той же широте. Он сопровождается тремя более мелкими островами: Reylla, Salvagio и I in Mar. Небезынтересно отметить, что I in Mar означает просто "остров в море", a Salvagio, неожиданно появившийся далеко на юге, обычно помещали в ньюфаундлендских водах. К этому острову мы еще вернемся позднее в этой же главе. Авторы некоторых карт отождествляли остров Антилия с островом Семи городов (глава 6), а после открытия Америки на некоторых картах название "Антилия" было перенесено на материк. На карте, относящейся приблизительно к 1508 году, на которой Семь городов размещены вдоль восточного побережья Северной Америки, название Antiglia используется для обозначения островного района Южной Америки приблизительно на месте современной [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Новые открытия того времени перепутывались с традиционными географическими представлениями, и эта путаница приводила к некоторым удивительным и сумасбродным идеям, которые можно уловить при чтении старых карт и нужно иметь в виду при их изучении.

Во всяком случае, во времена Колумба европейские географы, очевидно, считали несомненным существование большого острова в западной части Атлантики. Они даже иногда ссылались на его предполагаемое открытие.

Мартин Бехайм на своем глобусе 1492 года обозначил остров Антилия и сделал примечание, гласящее, что в 1414 году испанский корабль "подошел к нему ближе всех остальных, не испытав опасности". Это наводит на мысль о том, что остров был известен еще раньше и рассматривался как угроза для мореплавателей. Имеются также ссылки на португальцев, которые в 1440-е годы якобы достигли острова Антилия, но, вероятнее всего, речь идет о тех же путешественниках, которые, как предполагают, посетили Семь городов (глава 6). И сам Колумб, находясь в Лиссабоне около 1480 года, написал письмо королю Аффонсу V, в котором упоминал об "острове Антилиа, который Вам известен". Как уже было сказано во второй главе, Колумб отнюдь не был пропагандистом новой "сумасбродной" теории о том, что Земля круглая, а его противники не основывали своей аргументации на том, что она плоская. Спорным вопросом был размер окружности Земли, и здесь Колумб целиком заблуждался, а противники его были ближе к истине. Не располагая почти ничем, кроме страстного желания к достижению цели и данных, собранных им самим у отдельных географов, взгляды которых не противоречили его идеям, Колумб сократил расстояние вокруг Земли до такого, которое могло бы сделать путешествие на восток через запад осуществимым. Противники идеи Колумба, точнее представлявшие себе расстояние, знали, что ни один корабль не может вместить столько продовольствия, сколько потребуется для такого длительного путешествия. Но у Колумба был готов ответ и на это возражение.

В то время во Флоренции находился некий Паоло Тосканелли, врач по профессии и довольно упорный в своих заблуждениях энтузиаст-географ. У него были свои собственные парадоксальные идеи, и он их отстаивал, но он был достаточно знающим человеком, чтобы пользоваться известной долей уважения со стороны более осторожных географов. У Колумба было письмо от Тосканелли, датированное 1471 годом. В этом письме Тосканелли рекомендовал использовать остров Антилия как удобное место для остановки и пополнения запаса продовольствия.

Поэтому Колумб, отправляясь в плавание, очевидно, рассчитывал на то, что, если дела пойдут из рук вон плохо, он сможет пристать к острову Антилия. Возможно, что он туда и направился, поэтому некоторые историки отождествляли Антилию с [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Колумб был убежден, что он достиг восточных берегов Азии или по крайней мере какого-либо острова этого района. С этим убеждением он и умер. Но результатом его путешествий было то, что современные [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] попали на карту, а остров Антилия с нее исчез.

Педро Мартир, зафиксировавший историю путешествий Колумба, в 1511 году писал, что великий первооткрыватель был уверен, что он нашел страну Офир, куда корабли царя Соломона приходили за золотом (* Этим "Офиром" был остров [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], где Колумб обнаружил многочисленные золотые рудники. Его сын Бартоломе подтвердил, что Колумб принял этот остров за тот самый, на который царь Соломон отправлял свои корабли. Эта догадка, высказанная самим Колумбом, представляет интерес как теория, впервые высказанная после плавания Колумба, предполагающая возможность открытия Америки еще до него.), "но если внимательно ознакомиться с описанием космографов, то представляется более вероятным, что оба эти и другие примыкающие к ним острова - острова Антилия".

Остров Антилия продержался на нескольких картах в начале XVI века еще пару десятилетий. Но позднее у него не было больше причин оставаться там. Еще до наших дней не исключена возможность того, что остров не был легендарным, а что существование его было установлено во время какого-либо не точно зарегистрированного и забытого плавания корабля, который, возможно, достиг Кубы или Флориды. Однако в настоящий момент вопрос об этом остается открытым, а острова Антилия на карте уже нет.

Дакули

Остров Дакули не упоминается в истории исследований, но им необходимо заняться, так как он помечен на старых картах. Остров Дакули впервые появился на карте Дульсерта - Далорто 1325 года к северу от Бразила и к северо-западу от Ирландии. К востоку от Дакули есть еще один остров, называемый Бра, который нельзя считать мифическим потому, что это, вернее всего, смещенное изображение острова Барра из группы Гебрид. Но на картах этого периода он оказался странным образом связанным с островом Дакули.

Остров Дакули можно найти на большинстве известных карт, упоминавшихся нами ранее: карте Дульсерта 1339 года, Медичи 1351 года, Пицигано 1367 года, Беккарио 1435 года, Парето 1455 года. Написание названия менялось, но положение острова оставалось приблизительно тем же, и на востоке его всегда сопровождал остров Бра. На карте Пицигано, той самой, на которой описываются острова Святого Брандана и Бразил, сделаны пометки, касающиеся острова Бра, на сомнительной и теперь почти не поддающейся прочтению латыни; содержание их невразумительно, но толкуется оно как указание на то, что моральный облик жителей острова был очень высок.

Одно из предполагаемых толкований значения слова "Дакули" - итальянское слово culla (колыбель). На карте Парето возле Дакули стоит латинская надпись, которую некоторые истолковывали как подтверждение этой теории. Смысл ее состоит в том, что беременные женщины острова Бра, которым трудно разрешиться от бремени, легче рожают, если их перевозят на Дакули. Это делает толкование названия "колыбель" более или менее уместным. Но действительно ли это слово связано с происхождением названия острова или просто вымышлено для того, чтобы объяснить его, сказать трудно.

На картах остров Дакули не пережил XV века. Хотя северные ирландские воды были далеко от итальянских картографов, они регулярно посещались итальянскими купцами, и потому воображаемый остров, расположенный в этом районе, не мог долго просуществовать на карте.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 01.01.2009, 20:59   #63
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

Острова Аврора

Этих островов было три. Они были обозначены к юго-западу от Фолклендских островов на полпути к Южной Георгии. Свое имя они получили от испанского корабля "Аврора", который впервые сообщил о них в 1762 году, а начиная с 1856 года их уже никто не видел. С этими островами связано несколько интересных проблем.

Во-первых, они, по-видимому, единственные из находящихся под сомнением островов, дважды виденных с одного и того же корабля, так как офицеры "Авроры" в 1774 году сообщили, что видели их опять. В промежутке между этими годами другой испанский корабль, "Сан-Мигель", зафиксировал их местоположение на 52°37' южной широты и на 47°49 западной долготы. На протяжении последних двух десятилетий XVIII столетия их видели еще несколько раз.

Затем в 1794 году испанский корвет "Атревидо" под командованием капитана, имя которого зарегистрировано как Ж. де Бустаменте, отправился в плавание с целью исследовать острова Аврора и разыскал их. В соответствии с записями Бустаменте центральный и самый большой остров имеет вершину, похожую по своим очертаниям на палатку; с южной стороны он белый от снега, а с северной - темный. Другой остров, к северу от первого, представляет собой пик меньшего размера, тоже покрытый снегом, а самый южный из них - большая скала в форме седла, которую сначала приняли за айсберг. Экипаж подтвердил широту и долготу островов Аврора, и они заняли прочное место на карте.

Но после этого никто, по-видимому, не обращал особого внимания на эти три бесполезных выступа, торчащих в ледяной воде, кроме как с целью избежать опасности. Джемс Уэддель, известный исследователь Антарктики, был следующим из тех, кто разыскивал эти острова. В 1820 году он обследовал указанный район и ничего не нашел. Такая же безуспешная попытка была предпринята в 1822 году экипажем промыслового судна во главе с Бенджамином Моррелом.

С тех пор все поиски были бесплодными, но острова Аврора продолжали оставаться на многих картах по крайней мере до 1870-х годов. Тот, кто читал Эдгара По, вероятно, помнит, что одной из целей путешественников из "Повести Артура Гордона Пима" были поиски этих островов. Среди матросов, огибавших мыс Горн, эти острова превратились в поверье, и была создана легенда о том, что испанский галеон, полный сокровищ, был выброшен на один из островов Аврора и что сокровища эти можно спасти. Возможно, что источником легенды послужил случаи с испанским судном "Сан-Тельмо", исчезнувшим вместе со всей командой у Южных Шетландских островов в 1819 году. Правда, едва ли на его борту были какие-либо сокровища.

В таком случае, что же такое острова Аврора? Может быть, айсберги? Неужели ряд опытных моряков один за другим были обмануты случайным сцеплением трех айсбергов на одном и том же месте и только в конце XVIII столетия и никогда после? Такое объяснение мало убедительно. По некоторым догадкам под островами Аврора скрываются скалы Шаг, действительно находящиеся примерно на 53° южной широты и 43° западной долготы. Это группа из трех скал, видимых над водой на расстоянии около одной мили. Высказывалось предположение, что неточно зафиксированные скалы Шаг, возможно, стали фигурировать в отчетах под именем островов Аврора. Но такое предположение едва ли согласуется с описанием Бустаменте. Скалы Шаг - слишком маленькие, не привлекающие к себе внимание острова, никак не соответствующие его характеристике, и расположены они слишком далеко к востоку; невероятно поэтому, чтобы квалифицированный исследователь и мореплаватель мог допустить такую ошибку.

Романтически настроенный читатель может подумать, что острова эти ушли под воду. Такой возможности категорически отрицать нельзя, но, к сожалению, у нас нет сведений о каких бы то ни было островах, затонувших в субантарктических водах.

И в самом деле, нет ни одного убедительного объяснения истории островов Аврора, и то, что произошло с ними, продолжает оставаться одной из великих неразрешенных загадок моря.

Необходимо упомянуть еще об одном последнем и весьма сомнительном сообщении, связанном с этими островами. В 1856 году капитан судна "Хелен Бейрд" упомянул об островах Аврора в своем [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Он пометил их координаты - 52°41 южной широты и 48°22' западной долготы, довольно близко к координатам, зарегистрированным в первый раз. По его сведениям, островов было пять, а не три, как сообщалось раньше. Согласно описанию острова покрыты снегом и простираются на 20-25 миль. Но этому сообщению не поверили, и с тех пор островов Аврора больше никто не видел.

Остров Святого Матвея

По-видимому, имя того, кто открыл остров Святого Матвея, не было нигде зафиксировано, но известно, что это произошло в 1516 году и что экспедиция, обнаружившая его, была португальской. Предполагали, что он находится в Гвинейском заливе (*В настоящее время существуют два острова Святого Матвея: в Беринговом море и у побережья Бирмы). Остров оставался на картах довольно долго, вплоть до XIX века.

В Гвинейском заливе есть остров Аннобон. Предполагалось, что остров Святого Матвея располагается на той же широте, но на 5° западнее. Очевидно, ошибка состояла в неправильном прочтении или написании долготы (западной вместо восточной). В результате этой ошибки люди долго верили, что на этом месте есть остров, которого на самом деле не было.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 02.01.2009, 21:32   #64
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

Земля Девиса

Лайонел Вафер был одной из наиболее колоритных фигур среди испанских мореплавателей. Родным языком его был кельтский, но он также великолепно владел английским. Некоторое время он был пленником индейцев [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], выучил их язык, принял их обычаи и прекрасно с ними уживался. В большинстве историй, связанных с его именем, он предстает в роли пирата, но, по-видимому, он был на пиратских кораблях лекарем и никогда сам не принимал участия в захвате добычи.

В 1687 году Вафер находился на борту судна, которым командовал голландский пират Джон Девис. После набега на Панаму с тихоокеанской стороны судно взяло курс на юг, чтобы обойти мыс Горн. То, что случилось во время этого путешествия, было описано Вафером в его "Описании перешейка Дариен", опубликованном в Лондоне год спустя. Судно трясло и качало в результате какого-то сильного подводного волнения, которое, как выяснилось позднее, было вызвано землетрясением в Калао. А вскоре после этого (датировка Вафера неточная) в море была замечена обширная полоса земли, приблизительно на 20о27' южной широты, "которую мы приняли за острова". По определению Вафера ее длина равнялась 40-45 милям. Самая убедительная деталь его описания - большие стаи птиц, поднимавшихся с этой земли. Если поверить этой детали, то создается впечатление, что она исключает такие объяснения, как оптическая иллюзия или скопление облаков, увиденное на горизонте.

Вафер (или, возможно, сам Девис) назвал эту вновь открытую землю Землей Девиса.

Капитан Уильям Дампир, другой полупират, проводивший важную исследовательскую работу в Тихом океане в 1688 году, принял сообщение Вафера всерьез и стал разыскивать Землю Девиса, однако безуспешно. В 1721 году голландский шкипер Якоб Роггевен предпринял аналогичную попытку и открыл остров Пасхи. Очевидно, последним, кто производил столь же безуспешные поиски, был испанец Гонсалес в 1771 году, и, начиная с этого времени, Земля Девиса больше уже не появляется на картах.

Что же такое Земля Девиса? Может быть, самая верная догадка состоит в том, что это остров Пасхи. Он вполне соответствует описаниям Вафера, и не исключена возможность, что координаты острова были указаны неверно, так как в то время было еще очень трудно точно определить долготу. Широта указана на добрых 400 миль севернее, но поскольку сам Вафер не был профессиональным моряком, то и книга его не отличается щепетильной точностью. Возможно, что и наблюдения капитана Девиса были небрежными. Земля Девиса снискала себе благосклонное отношение защитников теории исчезнувших континентов. Может быть, Земля Девиса была поднята землетрясением, о котором говорилось выше, а позднее она ушла под воду. Известно немало островов, погрузившихся в море в южной части Тихого океана в результате вулканической активности, причем в сравнительно недавние времена, поэтому нет необходимости привлекать сюда теории о пропавших континентах, так как это только осложняет дело.

Остров Католика

Этот остров появился на карте Деселье в 1546 году на широте южной Флориды, и наряду с ним были обозначены еще три острова непонятного происхождения. Более поздние португальские карты помещали остров Католика приблизительно там же. Три других острова, обозначенные Деселье, были следующие: остров Святой Анны к востоку от Новой Англии в средней части Атлантики и два острова, названные в честь безымянного святого островами Святого X. Один из них находился к югу от Азорских островов, другой - к востоку от Лонг-Айленда. По-видимому, больше их никто не изображал на картах, если только Святая Анна не является первоначальным вариантом острова Сантана (Saint Anna - Santana), появившегося на карте Меркатора; о нем речь пойдет ниже.

В документах путешествий и открытий нет никаких пояснений, касающихся этих островов или их названий. Самая правильная догадка, возможно, состоит в том, что, поскольку демонические острова по традиции помещали в северной части Атлантики, добрый Деселье, о личности которого мы ничего не знаем, возможно, взял на себя миссию очищения этого района от нечистой силы и поместил на карте несколько священных имен.

Р.Рамсей:Открытия, которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 03.01.2009, 23:55   #65
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

Остров Дауэрти

Дауэрти в известном смысле один из самых странных из числа находящихся под сомнением островов. Данные о его существовании весьма убедительны, однако его нет на указанном месте. Особый интерес, который этот остров представляет, настолько велик, что имеет смысл дать читателю, незнакомому с определением долготы и широты, ясное представление о зарегистрированном местонахождении этого острова.

Возьмите хорошую современную карту в южной полярной проекции. Проведите линию, соединяющую самую северную точку Огненной Земли с самой северо-западной точкой Земли Грейама. Пусть эта линия послужит вам основанием для построения равнобедренного треугольника, вершина которого указывала бы на запад. Эта вершина будет приблизительным местом нахождения острова Дауэрти, если он существует.

Примерно в этом же месте капитан Свейн, китобой из Нантакета, заметил, как он сообщал позднее, остров в 1800 году. По его описанию остров был высокий, покрытый снегом, со множеством морских птиц и тюленей. При всей своей скромности он назвал этот остров островом Свейна и указал его местонахождение: 59° южной широты, 90о -100° западной долготы. Приблизительно лет тридцать до этого был изобретен хронометр, и долготу стало возможно определять более точно, но на китобойных судах редко встречалось самое современное оборудование, поэтому определение долготы на них было обычно простым угадыванием на основе накопленного опыта.

Предполагают, что в последующие годы два других китобойных судна из Новой Англии видели этот же остров, но детали нам не известны, да к тому же и сам этот факт не возбудил особого интереса. В 1830 году два американских судна под командованием Натаниэля Палмера (того самого, которому американские карты долгое время приписывали честь открытия Антарктического континента) отправились в плавание с тем, чтобы уточнить положение острова Свейна. Детали этого путешествия расплывчаты, но, по-видимому, поиски производились не тщательно и закончились ничем.

Затем в 1841 году капитан английского китобойного судна Дауэрти сообщил об открытии острова. Согласно его сообщению остров был длиной 5-6 миль с высоким обрывом на северо-восточном конце, за которым располагалась низина, покрытая снегом. Дауэрти зафиксировал его местоположение: 59°20' южной широты, 120°20 западной долготы.

Обратите внимание на расхождение показаний. Исходя из расчетов, получалось, что оба острова находятся на 59о южной широты, но между предполагаемыми открытиями Свейна и Дауэрти разница от 20 до 30° долготы. Правда, по мере приближения к полюсам градусы долготы становятся все меньше и меньше. Правда также и то, что капитан Дауэрти признал, что он не уверен в сделанных им наблюдениях, так как в предшествовавшие дни видимость была плохая. И все же ошибка, дающая столь большое расхождение, заставляет сомневаться в том, действительно ли Свейн и Дауэрти имели в виду один и тот же остров.

По-видимому, лишь в XX веке было установлено соотношение между этими двумя открытиями. Но в это время открытие Дауэрти уже воспринималось как новое и его собственное, тем более что в годы, последовавшие за открытием, несколько мореплавателей подтвердили в своих сообщениях существование острова приблизительно на 59° южной широты и 120° западной долготы. Капитан Ките с "Луизы", вышедшей из Бристоля, детально описал остров в 1860 году вплоть до упоминания об айсберге, приставшем к его северо-западному берегу. Ките определил местонахождение острова - 59°21' южной широты и 119°7' западной долготы. Его хронометр позднее проверили и нашли, что он допускает ошибку меньше чем на четверть мили.

Остров Дауэрти попал на многие карты, включая морские карты британского Адмиралтейства. Последние сведения об острове поступили в 1886 году, когда капитан Уильям Стеннард с "Сингалеза" сообщил, что видел его и что по соседству с ним было много тюленей; он определил его местонахождение на 59°20' южной широты и 120° 18 западной долготы.

Начиная с 1889 года неоднократно производились поиски острова, но безрезультатно. Между 1894 и 1910 годом капитан Гринстрит предпринял пять попыток. Роберт Фалкон Скотт, известный исследователь Антарктики, прочесал этот район в 1904 году и на том месте, где, согласно сообщениям, должен был находиться остров, делал промеры, которые показали глубину около трех миль. Эрнест Шеклтон, другой знаменитый антарктический исследователь, обследовал этот район в 1909 году и тоже ничего не нашел. Однако следует отметить, что это произошло в середине антарктической зимы, когда условия [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и видимость необыкновенно плохие, и потому этот факт сам по себе еще не являлся доказательством. В 1915 году исследовательское судно "Карнеги" прошло в трех милях от предполагаемого местонахождения острова, и позднее в сообщении говорилось, что условия видимости были таковы, что остров, если бы он существовал, можно было бы разглядеть на расстоянии до 35 миль с любой стороны.

Так закончились поиски острова Дауэрти. Остается неразрешенным вопрос: что с ним случилось? Погрузился ли он внезапно на невообразимую глубину или, может быть, сам Дауэрти и другие мореплаватели были случайно обмануты видом нескольких огромных антарктических айсбергов, которые временами тянутся на несколько миль? Но для этого нужно быть слишком доверчивым. Однако существенным моментом во всех описаниях является то, что никто из тех, кто сообщал о замеченном острове, никогда, насколько это известно, не утверждал, что приставал к нему.

Остров Дауэрти продолжает оставаться одной из самых манящих загадок моря. Но на этом его тайна не кончается. Вспомним, что капитан Свейн сообщил об открытии острова в 1800 году, за сорок один год до сообщения Дауэрти. Ученые поставили между этими открытиями знак равенства главным образом потому, что оба острова субантарктические и находятся на широте 59°, и оставили в стороне огромное расхождение между долготой острова Свейна (зафиксированной им где-то между 90 и 100° западной долготы) и острова Дауэрти (отмеченной всеми утверждавшими, что видели его, приблизительно на 120° западной долготы). Указанное местонахождение острова Дауэрти было настолько тщательно проверено, что можно было считать доказанным, что его там нет. Координаты же Свейна были исследованы менее тщательно, и у вершины упомянутого треугольника все же может оказаться маленький несущественный антарктический островок, из-за которого разгорелся весь сыр-бор. В 1820-е годы капитан Ричард Мэси из Нантакета указал положение острова на 59° южной широты и 91° западной долготы, а это именно то место, куда приводит нас вершина построенного нами треугольника. В этом месте, возможно, есть остров, который в сочетании с айсбергами и замеченными в этих местах миражами мог стать источником легенды об острове Дауэрти, а моряки, которые ожидали увидеть его на этом месте, по-своему интерпретировали виденное.

Что же касается изображения острова на карте, то я не смог определить, когда он был отмечен в последний раз, но на карте Рэнда Мак-Нолли примерно 1939 года, принадлежащей мне, остров Дауэрти ясно виден. Насколько мне удалось установить, в 1950-х годах его уже на картах не изображали.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 05.01.2009, 12:24   #66
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

Остров Гранд

Испанский шкипер Антонио де ла Рош был опытным исследователем субантарктических вод, и, возможно, именно он открыл остров Южная Георгия за столетие до капитана Кука. Во время того же путешествия в 1675 году ему встретился "очень большой и приятный остров с гаванью на восточной стороне". Он указал, что остров находится на 45° южной широты, но не указал долготы и назвал его остров Гранд. Поскольку в этот момент Рош курсировал в атлантических водах, можно было бы предположить, что остров находится где-нибудь восточнее южной части Аргентины. Одно из предположений, касающихся этого острова, состоит в том, что Рош был обманут двумя мысами на аргентинском берегу на 45° южной широты, и, поскольку он не обошел вокруг этого "острова", он не смог обнаружить, что на самом деле это часть материка.

В отличие от других легендарных островов острову Гранд повезло, так как поиски его производил поистине первоклассный исследователь. Жан Франсуа де Гало, граф де Лаперуз, был в 1785 году направлен французским правительством в азиатские воды для проведения исследований. Кроме того, ему была дана дополнительная инструкция произвести по пути поиски острова Гранд. Он потратил довольно много времени на эти поиски, но без всякого результата и продолжал выполнять предписание, проделав важную работу по исследованию Азии и Австралии. Он работал до тех пор, пока его экспедиция не потерпела крушение в районе Новых Гебридских островов.

После него мореплаватели тщательно обследовали весь этот район; последним из них в 1826 году был американский охотник на тюленей Бенджамин Моррел. Неизвестно, откуда он взял предполагаемое местонахождение предмета своих розысков: 43°10' южной широты и 31°15' западной долготы. Он сказал, что не верит в существование острова, но тем не менее прилагал некоторые усилия к тому, чтобы его найти, хоть и без особого энтузиазма. Однако он не нашел ничего. Это был, по-видимому, конец всей истории, и об острове Гранд забыли.

Остров Саксемберг

Этот остров был обнаружен голландским капитаном Линдеманом в 1670 году. Он числился в его [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] на 30°40' южной широты и 19°30' западной долготы. (Вспомним, что долготу в те годы определяли очень приблизительно.) К сообщению был приложен набросок острова. Это была низина с неожиданно высоким пиком посередине, очень похожим на колдовской колпак. Именно Линдеман назвал остров Саксемберг (иногда можно встретить ошибочное написание Саксембург).

То, что современники не предпринимали дальнейших попыток разыскать этот остров, говорит о скептическом отношении к нему географов. Об острове вспомнили снова в 1804 году, когда капитан Галловей с американского судна "Фанни" сообщил, что не только заметил остров, но даже наблюдал его в течение четырех часов. Он полностью подтвердил описание острова вплоть до пика в центре, а также данные Линдемана о широте, но долготу указал на два градуса восточнее. Если учесть, что Галловей пользовался хронометром, которого не было у Линдемана, то его сообщение можно считать подтверждением показаний последнего. Старый, сомнительный отчет Линдемана вытащили на свет божий, стряхнули с него пыль, и остров Саксемберг был вновь водворен на карту.

Такое восстановление в правах показалось полностью оправданным, когда в 1816 году капитан Хэд представил описание острова, совпавшее с сообщением Галловея. Разница была только в том, что Хэд наблюдал остров в течение шести часов. Но его подтверждение было не очень надежным, так как Хэд был, несомненно, знаком с сообщением Галловея, а потому, весьма вероятно, увидел именно то, что и ожидал увидеть. Но едва ли можно предположить, что Галловей знал о старом, забытом описании Линдемана, которому, по существу, никогда не верили. Представляется несомненным, что Линдеман и Галловей видели что-то независимо друг от друга и приблизительно на одном и том же месте.

Но с тех пор там никто ничего больше не видел. Несколько систематических поисков, проведенных позднее, ни к чему не привели. Если бы потребовались дальнейшие Доказательства того, что Саксемберга не существует, то они состояли бы в следующем: предполагаемый остров должен находиться на расстоянии 500 миль от острова Тристан-да-Кунья в южной части Атлантики, но жители этого острова, досконально изучившие все окрестные моря на сотни миль вокруг, ничего не знают ни о Саксемберге, ни о другом острове, который сколько-нибудь соответствовал бы его описанию.

Откуда же все это взялось? Может быть, Линдеман и Галловей были по случайному совпадению оба введены в заблуждение конфигурацией облаков на горизонте? Такое объяснение было предложено, но оно кажется неосновательным. Нет необходимости также предполагать, что остров погрузился под воду, хотя эта возможность не исключается. Единственное, что мы можем сказать определенно, это то, что два моряка, достаточно опытные, чтобы быть капитанами, на одном и том же месте увидели нечто, что они приняли за остров, но ни один из них не пристал к этому острову, чтобы удостовериться в его реальности. И мы знаем также, что теперь этого "нечто" уже нет.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 06.01.2009, 12:37   #67
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

"Дьявольские острова"

Среди читателей географической литературы существует определенная группа людей,которых можно было бы назвать людьми, "пристрастными к островам". В островах есть что-то притягательное.

Возможно, Рэчел Карсон права, считая, что человек, житель земли, воспринимает море как чуждый ему мир и его инстинктивно привлекает к себе внезапно появившийся кусочек его собственной среды обитания среди всей этой враждебной ему обширной стихии. Но какое объяснение ни старались бы этому дать, оно ничего не меняет в нашем отношении к островам, они по-прежнему обладают особой притягательной силой. Это знает каждый мальчишка, который испытал особое удовольствие, когда ему удавалось перебраться на лодке на крошечный островок на реке или озере и там изображать из себя пирата, хотя он с таким же успехом мог бы это сделать на берегу. Никому не придет в голову фантазировать о кораблекрушении на тропическом побережье континента, даже если климат и девушки там не менее заманчивы, чем на любом тропическом острове. Событие, которое показалось бы незначительным и было бы быстро забыто, случись оно на материке, могло бы быть достаточным для того, чтобы сделать знаменитым остров. Обратите внимание, например, на то, что о сокровищах Штейнхеймера, якобы захороненных где-то в северном Техасе, слышали очень немногие, тогда как было предпринято множество бесплодных попыток отыскать сокровища, по слухам, спрятанные где-то на Кокосовом острове.

По-видимому, острова привлекают какой-то невыразимой таинственностью, и эта таинственность уходит корнями в далекое прошлое. Географы-классики создавали повесть за повестью об открытиях интересных и необычных островов. Возможно, что интерес к островам усиливался из-за того значения, которое в средние века географы связывали со словом "остров". Употребляли это слово не в современном смысле, а как неясный намек на какую-то далекую землю, которую считали интересной и посещение которой предполагало длительное морское путешествие (* Антониу Галвану, писавший около 1555 года, упомянул о нереализованном проекте фараона Сесостриса III (XIX век до нашей эры) прорыть канал, соединяющий Нил с Красным морем, и прокомментировал, что, если бы этот проект был осуществлен, Африка стала бы "островом, со всех сторон окруженным водой". Это, насколько известно, самое раннее четкое употребление слова "остров" в современном его смысле.). Правдивый Марко Поло называл островами все земли, о которых он слышал что-нибудь примечательное, но которые он лично не посетил. Полстолетия спустя автор знаменитой книги о путешествиях по суше и по морю, приписываемой Джону Мандевилю, заполонил Восток островами, полными чудес, которые он, согласно его утверждению, посетил сам, но большинство из этих островов, если они вообще существовали, на самом деле были, вероятно, частями континента.

Если принять во внимание это широко распространенное человеческое пристрастие к фактически существующим островам и добавить к этому убеждение людей средневековья, что остров - это место всяческих чудес, то будет нетрудно понять, почему среди географов средневековья возникла уверенность в том, что на некоторых островах происходят страшные и сверхъестественные вещи.

Представление об отдаленных островах как о заколдованных местах, населенных духами, или как о местах, где происходят чудеса, конечно, не ограничивается средневековой Европой. Оно свойственно всем ранним приморским культурам. Сюда относится история знаменитого благословенного острова Авалон и различных островов, населенных демонами, о которых рассказывают древне-ирландские саги (особенно в легендарном путешествии Майль-Дуйна).

Один из таких чудесных островов, отмеченных на карте, во всяком случае на карте арабского географа XII века Идриси,- остров Ваквак. На этом необыкновенном острове, якобы населенном только женщинами, росли деревья, плоды которых по форме походили на женские головы и свисали с ветвей, прикрепленные за волосы. Эти головы непрерывно выкрикивали бессмысленное "Вак-Вак" и, если их срывали с дерева, умирали. Никто так и не нашел удовлетворительного объяснения этого странного мифа, хотя Ричард Бертон в своих примечаниях к книге "Тысяча и одна ночь", где упоминается Ваквак, указывает на возможную связь этого мифа с тем фактом, что на кантонском диалекте Японию иногда называли Вакок.

Христианское верование средневековой Европы предполагало существование рая на небесах и ада в недрах планеты. Такое размещение ада предполагало существование входных и выходных отверстий на поверхности земли, и географы позднего средневековья "нашли" некоторые из них. Эти отверстия находились, вероятнее всего, в районах вулканической активности, наиболее известными из которых стали остров Стромболи на Средиземном коре и гора Гекла в Исландии.

Один анонимный испанский картограф поместил в Атлантике Адский остров (Дель-Инфьерно), а поскольку под этим островом, по-видимому, подразумевался один из Канарских островов, наверное, имелся в виду вулканический пик Тенерифе. А разве не могло их быть бесконечно много в неведомой дали этих далеких "островов, на которых могло случиться все, что угодно".

Когда читаешь о средневековой европейской цивилизации или по крайней мере о некоторых ее периодах, то создается впечатление, что люди того времени чувствовали себя так, как будто их все время осаждал жестокий враг. На Земле существовала довольно маленькая территория, называемая христианским миром, где воля бога была известна и где ее выполняли, а наряду с ней обширные неизведанные пространства, окружавшие ее,- обиталище его врага. Если смотреть на вещи с такой точки зрения, то усилия католических миссионеров представляются не столько попытками спасти отдельные души, сколько военными набегами на территорию сатаны, а жестокости инквизиции и крестовые походы направленными не столько на то, чтобы пресечь нарушение христианских законов, сколько на то, чтобы принять меры против подрывной деятельности врага. Несомненно, что с помощью многочисленных цитат средневековых авторов можно было бы опровергнуть такую интерпретацию, но данных вполне достаточно, чтобы создалось впечатление, что основная масса людей того времени верила в нечто подобное. Поэтому нет никакой необходимости погружаться в глубины веры или суеверия для того, чтобы понять, как с культурой тех времен сочеталось убеждение в том, что атлантические острова - прибежище нечистой силы.

Когда именно возникло это суеверие и сколько времени продолжало оставаться в сознании простого народа и в матросских легендах, сейчас невозможно определить. Но нет сомнений в, том, что оно существовало, так как мифические острова не наносили на карту без всякой причины.

Насколько нам известно, впервые такой "дьявольский остров" появился на карте Андреа Бианко в 1436 году под названием Сатанаксио. Полное название острова, хотя оно очень трудно поддается прочтению на этой карте, по-видимому, означает "рука Сатаны", но остается непонятным странный суффикс, добавленный к имени сатаны. Норденшельд, который произвел обширные исследования Арктики и позднее стал большим знатоком древних карт, высказал мнение, что оригиналом, возможно, было Santanagio, что на языке басков означало остров Святого Афанасия, и считал это доводом в пользу того, что баски знали американские воды еще до Колумба. Возможно, что это правда и что неправильное понимание чужого языка привело к тому, что итальянский картограф поверил в связи западно-атлантического острова с дьяволом.

Во всяком случае, Бианко поместил на своей карте дьявольский остров, а более поздние картографы просто его скопировали. Но в промежутке название Сатанаксио, которое, по-видимому, только Бианко и использует, претерпело несколько изменений. На некоторых картах на месте Сатанаксио появился остров, называемый Сальваджо. Латинский оригинал этого названия звучит двусмысленно. Он может быть понят либо как savagery (дикость, жестокость), либо как salvation (спасение) и может быть воспринят и объяснен по-разному, в зависимости от того, какой смысл вкладывается в слово "сатанаксио": дьявольский или благочестивый. Остров Сальваджо оставался на карте до самой середины XVI столетия, но к этому времени его начали вытеснять два других варианта острова Сатанаксио.

Существовал остров Сантана - интригующее пересечение слов "святой" и "сатана", хотя, возможно, его название произошло от Святой Анны. Каким бы ни был источник его происхождения, Меркатор, а после него Ортелий обозначили остров в центре Атлантики восточнее и немного севернее [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. На карте он, по-видимому, продержался недолго. Колонизация Бермудских островов англичанами в начале XVII столетия и связанное с ней интенсивное судоходство в этом районе развеяли миф о существовании острова Сантана.

"Дьявольские острова" в районе Ньюфаундленда - Лабрадора просуществовали дольше. Впервые они появились на карте Иоганна Руйша в 1507 году в виде двух островов, непосредственно к северу от Лабрадора при входе в пролив, теперь называемый Гудзоновым. Они изображены с чертенятами, прыгающими по всей их территории. Вслед за этим на английской карте 1544 года, приписываемой Себастьяну Каботу, прибежищем дьявола становится единственный остров у побережья Лабрадора. Еще одна карта, опубликованная в 1550 году как приложение к классическому собранию путешествий итальянского ученого Рамузио, сохраняет этот единственный остров, но передвигает его на юг, к северному берегу Ньюфаундленда. Оба столпа [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] XVI века, Меркатор и Ортелий, тоже изобразили на своих картах Землю дьявола. Они снова разделили ее на два острова: Меркатор в 1569 году все еще обозначает их к северу от Ньюфаундленда, а Ортелий в 1571 году передвигает свои "дьявольские острова" к северу от прежнего их местонахождения у Лабрадора. "Дьявольские острова" едва дожили до следующего столетия. Во время своих плаваний англичане и датчане не обнаружили ничего, что могло бы подтвердить их существование, к тому же эти путешественники-протестанты чрезвычайно скептически относились к папским суевериям. Тем не менее уже около 1620 года Вильгельм Блау и Михаэль Меркатор все еще копировали их с более старых карт и располагали где-нибудь у Лабрадора. Однако к 1645 году, когда Блау выпустил в свет свою большую карту полярных районов, он их исключил.

По существу, у побережья Лабрадора нет островов, кроме нескольких небольших прибрежных островков. Однако при входе в пролив, отделяющий Ньюфаундленд от Лабрадора, на месте, указанном Меркатором и упомянутой уже картой 1550 года, есть два острова: Белл-Айл и соседний, гораздо меньшего размера, Кирпон. По-видимому, французские рыбаки XVI века действительно считали их островами дьяволов.

Было ли такое отношение к ним основано на том, что так они изображались на карте, или наоборот, изображение на карте появилось под влиянием рассказов рыбаков, сказать трудно.

Уже упоминались некоторые традиционные источники и верования, которые, возможно, способствовали укоренению (или по крайней мере возникновению) веры в сверхъестественные острова где-то в Северной Атлантике. Остается нерешенной проблема, почему особым районом демонической активности стали места по соседству с Ньюфаундлендом и Лабрадором.

Суровый климат и часто поистине дьявольские ледовые условия могли бы сами по себе быть ответом на этот вопрос. Некоторые замечания моряков, характеризующие это место, возможно, были восприняты каким-нибудь картографом слишком буквально.

"Дьявольские острова" впервые появились в четком и легко распознаваемом виде на карте Руйша 1507 года. Незадолго до этого, в 1501 году, часть экспедиции Гашпара Кортириала возвратилась в Европу после того, как ее участники открыли землю, которую они назвали Лабрадор. Рассказ одного из людей Кортириала, возможно, повлиял на Руйша, который и поместил острова на свою карту.

Возможно, что и северные источники способствовали появлению "дьявольских островов" в Северной Атлантике. Средневековые скандинавы верили, что Земля плоская, а Атлантика - замкнутое море, если не считать Скаггифьорда - щели, через которую Атлантика вытекает в Великий океан, окружающий мир. Это вытекание и втекание является причиной отливов и приливов. Большинство скандинавов считало, что местоположение Скаггифьорда неясно, но жители Гренландии были уверены, что он находится рядом с ними. Есть основание предполагать, что они знали Гудзонов залив с его огромными неистовыми приливами и были убеждены, что это Скаггифьорд. Вполне возможно, что какие-либо воспоминания о лабрадорском районе как об особенно опасном и страшном месте просочились сквозь века из среды мореходов и продолжали существовать в измененном виде до XVI столетия, оказывая влияние на представления географов. С течением времени такие представления вполне могли измениться под влиянием господствующей религии.

К этому можно еще добавить, что скандинавы называли обитателей Северной Америки, с которыми им случалось соприкасаться, скрелингами. Это слово переводили по-разному, чаще всего как "крикуны". Потом скандинавы, по-видимому, произвольно использовали его для обозначения эскимосов. Но эскимосам совершенно не свойственна крикливость, тогда как воинственные клики - привычное явление для индейцев, хорошо известное тем, кто побывал в их краях, и весьма вероятно, что "крикуны" - это вымершее ныне племя индейцев беотук, которые в XVI - XVII веках и раньше занимали территорию Ньюфаундленда - Лабрадора. Во времена исследования Северной Америки скандинавами, около 1000 года, границы обитания индейцев племени беотук не были точно известны, поэтому тот факт, что скандинавы, возможно, вступали с ними в контакт, еще не определяет границ их открытий. Французские рыбаки считали современный остров Белл-Айл обиталищем дьявола из-за страшных криков, доносившихся с его берегов. Они вполне могли слышать беотуков во время исполнения ими какого-либо из своих ритуалов. Едва ли существенно, насколько часто это случалось. Достаточно было и одного раза для того, чтобы слух о таком событии распространился и оказал влияние на формирование суеверий моряков и концепций картографов. Сообщений о подобных случаях слишком мало, поэтому они могут стать лишь поводом для размышлений. И вполне вероятно, что название Белл-Айл (Прекрасный остров) было чем-то вроде своеобразного очищения, желания изгнать зло и дать этому месту доброе имя.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 07.01.2009, 17:28   #68
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья - Загадочные земли Великого океана

Возможная судьба Майды

Многих территорий уже нет на карте,так как они физически не существуют,во всяком случае над поверхностью воды.Нет убедительных исторических или географических данных, подтверждающих существование Атлантиды,Лемурии или других "исчезнувших континентов" (что совершенно не означает, что этих территорий не было на самом деле). Но нет сомнения в том, что некоторые острова, участки побережья и по крайней мере один город (* [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], бывший когда-то столицей [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и известным местом сборищ пиратов, погрузился в море во время землетрясения 1692 года; это единственный в истории достоверный пример затонувшего города), которые были на карте, сейчас находятся на дне моря.

Данное исследование не имеет прямого отношения к подобным случаям. Но необходимо упомянуть о том, что, кроме действительно исчезнувших и действительно легендарных островов, существует еще промежуточная категория.К ней относятся острова,исчезновение которых остается под сомнением. Различие между этими категориями становится понятным,если сравнить судьбу двух островов,находящихся в южной части Тихого океана, а именно Туанаки и Сара Эн.

Туанаки представлял собой группу из трех маленьких островков в архипелаге Кука на расстоянии двухдневного плавания от острова Мангаиа. На них жили полинезийцы, такие же искусные мореплаватели, как и другие их соотечественники на всем Тихом океане. В 1916 году Полинезийское общество в Гонолулу опубликовало сообщение одного моряка, который посетил Туанаки в 1842 году и провел там шесть дней. По его словам, люди там были миролюбивыми и дружественными, любили петь и танцевать и ничего не знали о войне. Но спустя два года, в 1844 году, в Туанаки была направлена группа английских миссионеров. Они обследовали весь этот район; но островов так и не нашли.

В промежутке между этими двумя годами острова Туанаки в какой-то момент погрузились в море, или взлетели на воздух, или были каким-то образом уничтожены. А поскольку никто из островитян, бывших опытными моряками, не выжил и не смог сообщить о происшедшем несчастье, катастрофа, должно быть, произошла совершенно внезапно.

Сравним этот случай с судьбой острова Сара Эн, который долго фигурировал на картах на 175° западной долготы, непосредственно к северу от экватора. В 1932 году астрономы заинтересовались этим островом как очень удобным местом для наблюдения за приближающимся полным солнечным затмением. На его поиски были посланы суда американского военно-морского флота, но острова на месте не оказалось. Его убрали с карт, а астрономические наблюдения проводились с близлежащих островов Кантон и Эндербери, которые с тех пор в результате этого международного мероприятия находятся в совместном владении Соединенных Штатов и Великобритании.

Разница ясна. Нет оснований сомневаться в том, что Туанаки существовал и что он прекратил свое существование за такой промежуток времени, который можно приблизительно определить. Данных же, подтверждающих существование острова Сара Эн, нет, как нет и никаких заслуживающих доверия указаний на то, когда и каким образом он попал на карту. На вопрос "Не погрузился ли он в море?" можно дать ответ "Возможно, если он существовал". В главе пятой мы уже рассматривали несколько таких сомнительных случаев.

Все предыдущее было сказано для того, чтобы подвести читателя к рассказу об острове, которого на карте уже нет и который географы до последнего времени считали мифическим. Однако теперь, по-видимому, представляется более правильным полагать, что остров в действительности существовал и, возможно, погрузился в море.

Остров Майда был последним из тех мифических островов, которые когда-то усеивали карты Северной Атлантики. На карте Рэнда Мак-Нолли 1906 года он все еще присутствовал. Можно было бы сказать, что столь длительное пребывание Майды на картах является доказательством его действительного существования, но это неубедительно. Мы уже встречались с мифической скалой Бразил, которая продолжала оставаться на картах по инерции даже после того, как уже никто не верил в существование острова Бразил. То же было и с остатком "странствующей" Гренландии, которая сохранялась на картах под названием "Зеленой скалы" в надежде на то, что еще может обнаружиться что-либо буквально соответствующее этому названию.

Мы познакомились также с известным консерватизмом картографов и их дурным обычаем копировать друг друга. В XVI и XVII веках нередки были случаи, когда какие-либо новые детали появлялись на карте на основе сомнительного сообщения какого-нибудь мореплавателя. К XIX столетию это положение изменилось. Картографы создавали свои карты на основании отчетов официально организованных экспедиций, а не на случайных слухах.

Что касается Майды, то у нас нет ни одного сообщения, в котором утверждалось бы, что кто-нибудь действительно приставал к этому острову. Но есть значительно более убедительный довод в пользу существования этого острова, который в конце концов стал известен как остров Майда: на протяжении веков он не раз подвергался переименованию на картах. Такие переименования могут быть подтверждением подлинности острова, тогда как сохранение названия является, как правило, всего лишь сохранением традиции.

Но если название острова менялось, то как мы можем быть уверены в том, что речь идет об одном и том же острове? Прежде всего по его местоположению. В средние века, так же как и в наше время, старались по возможности размещать острова и другие географические объекты на картах в соответствии с их действительным расположением. Затем - по его форме. Форма этого острова изменялась от стилизованного полумесяца, рожки которого были обращены к северу на средневековых картах, до круга неправильной формы с заметной впадиной с северной стороны на картах начала современного периода.

Поэтому, если мы встретим остров такой формы в Атлантике к западу от южной части Бретани и к юго-западу от Ирландии, мы можем быть уверены, что это Майда, как бы этот остров ни назывался.

Он впервые появился на карте, созданной братьями Пицигано в 1367 году.На ней он значится под названием Бразир,и это название, очевидно, результат ассоциации с островом Бразил.Но это не значит,что эти острова идентичны,так как на этой же карте изображен и остров Бразил, расположенный западнее Ирландии. Здесь явно дублирование, но ни один из имеющихся источников не дает никакого объяснения по этому поводу. Во всяком случае,остров,который позднее превратился в Майду, сначала появился на карте из-за того,что его приняли за остров Бразил,но он был нанесен на карту отдельно и оставался на ней долгое время. На более поздних картах он уже некоторым образом связан с Бразилом.

На карте Пицигано этот остров, очевидно, представляет собой такое место,которого следует избегать.Рядом с ним изображены три бретонских корабля (принадлежность их можно определить по полосатым кормовым флагам - эмблеме порта в Нанте).Один из них терпит страшное бедствие. Он наполовину затоплен, корма погружена в воду каким-то восьминогим морским чудовищем, а над всем этим парит дракон с человеком в зубах. На карте рядом с островом есть надпись, которая, возможно, содержит объяснение происходящего, но ее невозможно прочесть. Она выцвела и помутнела, но можно догадаться, что в ней упоминается о драконе; то же самое можно сказать и о двух других надписях, в которых говорится что-то об арабах.

Вслед за этой картой остров появляется на Каталонской карте 1375 года,где он назван Мэм.Начиная с XIV века и до XVI он обычно назывался Мэм или Мэн. Было высказано предположение, что впервые этот остров был открыт или придуман ирландскими моряками, которые дали ему это имя в честь острова Мэн в Ирландском море,но,очевидно,это предположение ничем нельзя подтвердить. Другие догадки, в равной мере необоснованные, приводят к различным арабским словам. Вопрос о происхождении этого названия интересен, но не является решающим, так как более позднее название острова, Майда, также осталось без объяснения.

Не на всех картах XIV и XV веков встречается название Мэм или Мэн,но другие используемые в то время названия столь же необъяснимы. На карте Пишлли 1384 года это нечто вроде Jonzele, что, возможно, должно читаться как I. Onzele, учитывая тенденцию средневековых картографов подставлять к началу названия буквы I или Y (сокращенное обозначение слова "остров" (* Оно могло обозначать английское island, немецкое Insel, французское ile. итальянское isola, испанское isla, португальское ilha, латинское insula или гаэльской innis). На солидной карте Бианко 1448 года ему дано название Bentusla. На некоторых картах остров изображен, но без всякого названия. Это могло бы означать, что остров не только реально существовал,но даже был прекрасно известен, по крайней мере в среде мореходов.

Но независимо от названия его стали неизменно связывать с островом Бразил. Последний обозначали к западу от Ирландии, первый почти точно на юг от нее и к западу от полуострова Бретань. Где бы один из них ни появлялся на карте, другой неизменно его сопровождал. На некоторых картах они помещены неподалеку от берега, на других - в далеких просторах Атлантики. На немногих картах 1380-х годов они были расположены очень близко друг от друга, но последующие картографы возвратили их на традиционные места.

Следующий важный поворот в судьбе острова Майда произошел в связи с появлением в 1513 году издания Птолемея, осуществленного Мартином Вальдземюллером. На одной из приложенных к этому изданию карт остров был изображен не в привычной традиционной для него форме полумесяца,а в виде грубо вычерченной окружности с заметным прогибом северной береговой линии и назван Asmaidas. Это было первое название, отдаленно походившее на то, каким оно стало впоследствии. Вальдземюллер был очень серьезным, работоспособным и знающим географом. Интересно было бы знать, работал ли он на основе какой-либо современной ему информации или использовал вновь обнаруженные в то время древние источники. К сожалению, у нас уже нет возможности это установить.

На анонимной португальской карте примерно 1520 года острову дано название Mayd, а карта Прюна 1553 года, очевидно, была первой, на которой было употреблено слово Mayda в написании, ставшем впоследствии стандартным. С начала XVI века картографы, лишь за двумя или тремя исключениями, единодушно называют остров Mayda, Maida, Maidas или другими подобными вариантами этого названия. Однако они не выражают единодушия по поводу его местонахождения. Одни располагают его близко к Европе, другие передвигают на запад, в ту часть Атлантики, которая находится ближе к Америке.

Это привело некоторых ученых, в частности Уильяма X. Бабкока, к мысли о том, что остров Майда (независимо от названия) обязан своим появлением на карте тому обстоятельству, что какая-то часть Нового Света была известна еще до Колумба. На старых картах остров помещали поблизости от Европы вследствие недостаточной осведомленности картографов, а как только узнали об Америке, остров был возвращен на свое место. Правда, почти все североатлантические географические мифы были в какой-то мере отражением знаний о доколумбовой Америке и весьма возможно, что в некоторых случаях они соответствовали действительности. Но то, что произошло с островом Майда, как мы сейчас увидим, имеет другое, не менее правдоподобное объяснение.

На карте 1560 года этот остров помещен на широте северной части Ньюфаундленда со странным названием I man orbolunda. Возвращение к более старому названию Мэн очевидно, но слово orbolunda менее понятно. Видимо, на искаженном латинском языке оно означало "окружность луны". Если это верно, то это может быть намеком на форму полумесяца, в виде которого остров изображался на многих более древних (и, следовательно, традиционных) картах.

Оба величайших картографа XVI века Меркатор и Ортелий совсем не показали Майду на своих картах. На том месте, где он обычно изображался, к западу от Бретани и к югу от Бразила, они поместили изящный серповидный остров, который назвали Vlaenderen. Можно легко предположить, что это Фландрия. Такое сопоставление сразу же поднимает несколько интересных вопросов, так как и Меркатор и Ортелий были фламандцами. Не было ли это переименование просто проявлением их национального тщеславия? Или, может быть, какой-нибудь не вошедший в историю фламандский мореплаватель открыл этот остров или сделал повторное открытие после того, как укоренилось убеждение о нахождении острова в американских водах, и дал ему название, которое эти картографы подхватили у него и решили увековечить на своих картах? Последнее предположение мало вероятно, так как название Vlaenderen так и не привилось и было использовано только Меркатором и Ортелием, в то время как слово "Майда" благополучно просуществовало на картах еще три последующих столетия.

На протяжении всего XVII и XVIII веков практически на каждой карте Атлантического океана изображали Майду к югу от Исландии и к западу от Бретани. В XIX веке одни картографы следовали этой традиции, другие нет. С течением времени этот остров все чаще и чаще опускали. Рэнд Мак-Нолли в 1906 году поместил его на своей карте, вероятно, по принципу: "Поместим его туда ради спокойствия".

Мы видели, что история Майды была не характерна для мифических и легендарных островов со многих точек зрения: название его все время менялось, характер изображения был постоянным, отсутствовали всякие легендарные и литературные источники, которые объясняли бы либо его название, либо его появление. Мы уже отмечали его неизменную форму в виде полумесяца или окружности со впадиной с одной стороны, постоянно сохранявшуюся на картах. Это само по себе не так уж существенно, в средние века среди картографов было принято стилизовать форму атлантических островов, представляя их в виде окружностей, прямоугольников, листков клевера и тому подобное. И все же у Майды было больше черт, свойственных реальному острову, чем воображаемому. А теперь перейдем к современным документам.

22 августа 1948 года грузовое судно "Америкен саентист", направлявшееся в Лондон из Нового Орлеана, находилось на 46°23' северной широты и 37°20' западной долготы, иначе говоря приблизительно под южной оконечностью Гренландии и точно к западу от южной Бретани. На морских картах была указана глубина более четырех километров, но по причинам, известным ему одному, капитан судна отдал приказ проверить глубину гидролокатором и получил результат только 36 метров.

Судно дважды обошло это место; были очень тщательно проверены и зарегистрированы показания гидролокатора, и вторая проверка подтвердила полученные данные. На этом месте оказалась не отмеченная на морских картах возвышенность около 28 миль в диаметре, и глубина над ней составляла от 30 до 60 метров. За ее пределами приборы зарегистрировали резкое увеличение глубины до величин, обычных для средней Атлантики.

"Америкен саентист" передал радиограмму о своем открытии. Она была принята другим американским грузовым судном, "Саусленд", которое шло тем же курсом, но с дистанцией в два дня. Когда судно достигло этого места, по приказу капитана были проведены контрольные примеры гидролокатором, результаты которых в основном совпали с измерениями судна "Америкен саентист". "Саусленд" получил показатели глубины 50-60 метров, подтвердил наличие мели под поверхностью океана и обнаружил, что с ее северной стороны есть выемка, которая, возможно, могла бы быть заливом. В этом месте глубина увеличивалась до 160 метров.

Итак, оказывается, к западу от Бретани все же что-то существует, хотя в настоящее время и под водой, и это "что-то", возможно, соответствует острову Майда. Я хочу напомнить, что средневековые мореплаватели прекрасно определяли широту, но определение долготы было для них проблемой. То, что они поместили остров на широту южной Бретани, оказалось вполне правдоподобным, но их попытки вычислить, насколько далеко к западу он находится, были почти бессмысленным делом. Картографы предпочли недооценить расчеты мореплавателей и поместили остров слишком близко к европейскому берегу.

Вряд ли это окажется фантазией, если мы вообразим себе, что этот остров в самом центре Атлантики, 28 миль в поперечнике, необитаемый и пустынный, без всяких ресурсов, возможно даже просто один из огромных выступающих из воды подводных пиков, которые, как известно, существуют в этом районе (* Один из таких пиков все еще находится под водой. Это пик Роколл, расположенный примерно на 58° северной широты и 14° западной долготы в 400 милях к западу от острова Льюис из группы Гебридских островов), не представляющий ни для кого никакого интереса, но заслуживающий внимание ввиду своей опасности для [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], был нанесен на карту в соответствии с сообщением какого-либо предприимчивого и смелого средневекового мореплавателя, обнаружившего его во время плавания по неизведанной еще тогда Атлантике. И то, что этот остров мог опуститься в результате вулканической деятельности не до бездонных глубин, но достаточно глубоко, чтобы его не было видно и корабли спокойно могли проходить над ним, тоже не слишком фантастично и достаточно правдоподобно, чтобы этому можно было поверить. Остров Майда, который считают легендарным, вполне мог существовать на самом деле. Просто это могло быть, и все тут.

Р.Рамсей:Открытия,которых никогда не было
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 04.03.2009, 23:57   #69
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья

Оживший миф о Сцилле и Харибде

Миф о Сцилле и Харибде был необычайно популярен в древнем мире. Именно с этими чудовищами пришлось столкнуться легендарному Одиссею. Как оказалось, древние не преувеличивали смертельной опасности приближения к тому месту, где чудовища подстерегали мореплавателей.

Сцилла и Харибда, жившие по обеим сторонам узкого пролива, губили проплывавшие между ними корабли.

В «Одиссее» Гомера дано описание этих страшилищ.

«...Спокойно плыл все дальше корабль, но вдруг услышал я вдали ужасный шум и увидел дым. Я знал, что это Харибда. Испугались мои товарищи, выпустили весла из рук, и остановился корабль. Обошел я моих спутников и стал их ободрять.

— Друзья! Много бед испытали мы, многих избежали опасностей, — так говорил я, — опасность, которую предстоит нам преодолеть, не страшнее той, которую мы испытали в пещере Полифема. Не теряйте же мужества, налегайте сильнее на весла! Зевс поможет нам избежать гибели. Направьте дальше корабль от того места, где виден дым и слышится ужасный шум. Правьте ближе к утесу!

Ободрил я спутников. Изо всех сил налегли они на весла. О Сцилле же ничего не сказал им. Я знал, что Сцилла вырвет у меня шесть спутников, а в Харибде погибли бы мы все. Сам я схватил копье и стал ждать нападения Сциллы.

Быстро плыл корабль по узкому проливу. Мы видели, как поглощала морскую воду Харибда; волны клокотали около ее пасти, а в глубоком чреве, словно в котле, кипели морская вода, тина и земля. Когда же изрыгала она воду, та бурлила вокруг со страшным грохотом, а соленые брызги взлетали до самой вершины утеса. Бледный от ужаса, смотрел я на Харибду. В это время вытянула все свои шесть шей ужасная Сцилла и своими шестью громадными пастями с тремя рядами зубов схватила шесть моих спутников. Я видел лишь, как мелькнули в воздухе их руки и ноги, и слышал, как призывали они меня на помощь. У входа в свою пещеру сожрала их Сцилла, напрасно несчастные простирали с мольбой ко мне руки. С великим трудом миновали мы Харибду и Сциллу и поплыли к острову бога Гелиоса — Тринакрии...»

Теперь мы знаем, что речь шла об узком проливе между Сицилией и материком, называемом сегодня Мессинским.

Миф о Сцилле и Харибде веками будоражил мореходов, которые принимали его за истину. Да и как было не принимать, если древнеримский поэт Вергилий Марон доказывал реальность существования этих чудовищ: «Лучше потратить несколько дней, чтобы обогнуть это проклятое место, только бы не увидеть в мрачной пещере ужасную Сциллу и ее черных псов, от воя которых рушатся скалы...»

Но были в те времена и попытки реально объяснить трудности плавания через Мессинский пролив. Помпилий Мела отмечал, что Сицилийский пролив очень тесен и сильное течение в нем направляется попеременно то в Этрусское море (сегодня Тирренское), то в Ионическое, что создает особую опасность. Сцилла — это скалистый мыс, рядом с которым находится селение Сцилла.

Верно, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] довольно узок: в северной части его ширина едва достигает 3500 м. В нем бывают сильные приливно-отливные течения, скорость которых достигает 10 км/ч. Здесь часто образуются огромные водовороты. Все это и породило миф о Сцилле и Харибде.

А как же столбы дыма и ужасающий грохот? Апеннинский полуостров (особенно южная его часть), равно как и Сицилия, является зоной повышенной сейсмической активности. Только за XVII—XIX вв в районе Мессинского пролива произошло свыше 20 разрушительных землетрясений. Более опасного в этом отношении места нет во всем бассейне Средиземного моря. Например, 5 февраля 1763 года землетрясение продолжалось всего 2 минуты, но этого хватило, чтобы сровнять с землей большинство селений в Калабрии и северо-восточной части Сицилии. При этом сползли в море большие участки побережья, в морских водоворотах бурлила вода, перемешанная с землей, растительностью, тиной (совсем как в рассказе Одиссея). В одной только Мессине погибли 30 тысяч человек. Землетрясение, моретрясение, цунами взвили воды пролива так, что оголилось дно. Всего в тот страшный день погибло свыше 100 тысяч человек (по другим данным — 160 тысяч). Подобные катастрофы происходили здесь и в древности, о чем наверняка был наслышан Гомер, описавший бесчинства Сциллы и Харибды.

Н.Н.Непомнящий Тайны неживой природы
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.



Последний раз редактировалось BronuiN; 10.12.2009 в 17:09. Причина: добавлена ссылка
Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 21.05.2009, 17:04   #70
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Морские легенды и поверья

КОРАБЛЬ МЕРТВЕЦОВ

Возможно, он первым преодолел [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]!

11 августа 1775 года американское китобойное судно «Геральд» попало в штилевую зону вблизи огромного ледяного поля к западу от Гренландии. Ночью внезапно поднялся сильный шторм, взломавший лёд, и команда «Геральда» увидела приближающийся к ним странный корабль, мачты и реи которого были покрыты сверкающим льдом. На борту двухмачтового парусника удалось прочитать название «Октавиус». Ни одной живой души не было видно на палубе, судно явно дрейфовало без участия в этом команды.

Капитан «Геральда» Арчибальд Скотт с несколькими матросами поднялся на борт «Октавиуса». Они обнаружили, что все койки в носовом кубрике заняты мертвецами, прекрасно сохранившимися из-за холода. Капитан корабля был найден замёрзшим за столом в своей каюте, перед ним лежал открытый [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], на койке находилось тело молодой женщины, судя по всему, его жены. Напротив неё на полу каюты сидел мёртвый моряк, перед ним валялись кремень и деревянные стружки. Смерть как будто настигла его в тот момент, когда он пытался разжечь огонь. Рядом с ним на полу под матросской курткой лежало тело мальчика лет десяти. На камбузе и в кладовой не обнаружилось ни крошки продовольствия, а осматривать трюм погребального корабля суеверные китобои наотрез отказались. Они стремились как можно скорее покинуть корабль мертвецов и, несмотря на уговоры и даже угрозы капитана, отказались искать «судовую кассу», железный ящик для денег и документов. Единственное, что удалось забрать капитану «Геральда» с мёртвого корабля, это судовой журнал и несколько безделушек из капитанской каюты.

При погрузке в баркас судовой журнал, ставший хрупким от мороза, разломился в руках матроса, и большая часть страниц выпала из переплёта в море. Часть их матросам удалось выудить из воды, но они стали фактически нечитаемы. Хорошо сохранились только первые и последние страницы. Китобои с облегчением покинули жуткий корабль, но после шторма вновь наступил штиль, и их судно половину суток простояло в виду корабля мертвецов. Вряд ли морякам «Геральда» приходилось переживать столь жуткую ночь. То им казалось, что в окнах кормовой надстройки «Октавиуса» виден свет, то им чудился на покинутом корабле собачий вой. Под утро с молодым вахтенным случилась истерика. Указывая трясущейся рукой в сторону «Октавиуса», он утверждал: тёмная фигура с фонарём в руках прошла через шкафут на бак. Капитан «Геральда» облегчённо вздохнул, когда поднялся лёгкий ветерок и «Октавиус», поскрипывая реями, дрейфуя, навсегда скрылся в рассветной мгле.

На первых страницах столь драматически обретённого судового журнала были имена членов команды, включая жену и сына капитана, и говорилось об отплытии «Октавиуса» из Англии в Китай 10 сентября 1761 года. Эти страницы заканчивались записью о прекрасной погоде, хорошем ветре и о том, что 19 сентября в виду корабля показались Канарские острова.

Последняя страница содержала единственную запись, сделанную, должно быть, одним из членов команды. В ней говорилось, что корабль уже семнадцать дней находится в плену у льдов; что люди жестоко страдают от холода, что сын капитана умер, а его жена уже не чувствует холода (первый признак приближения смерти от переохлаждения); что после смерти сына капитан Ситтон потерял рассудок и целыми днями сидит, уставившись в переборку, и что старший помощник безуспешно пытается развести огонь. Было указано и приблизительное местонахождение корабля – 75° северной широты, 160° западной долготы. Это на сто миль севернее мыса Барроу на Аляске!

Если верить данным судового журнала, получалось, что корабль с командой покойников совершил дрейф из Тихого океана в Атлантический, двигаясь пресловутым Северо-Западным морским проходом, который к тому времени уже несколько столетий безуспешно искали несколько поколений мореплавателей! К середине XVI века существовало три пути из Западной Европы в страны Востока. Один из них пролегал по суше и контролировался Турцией; другой, вокруг [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], контролировала Португалия и третий путь, через [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], находился в руках испанцев. Любой английский, французский или голландский мореплаватель, отправляясь в путешествие к сказочным берегам Востока, воспринимал своё предприятие, как набег на чужую территорию. Именно поэтому возникла мысль о существовании Северо-Западного морского прохода, по которому можно кратчайшим путём пройти из Северной Атлантики к вожделенным странам Азии. На его поиски морские державы снарядили множество экспедиций.

Что же касается истории злосчастного «Октавиуса», то многие современные исследователи считают её обычной журналистской «уткой», тем более что остатки судового журнала «Октавиуса» не сохранились до наших дней. Однако сохранился отчёт капитана Арчибальда Скотта, и его подлинность доказана современными экспертами. Если же признать отчёт подлинным, то непонятно, с чего бы капитану «Геральда» понадобилось измыслить столь невероятную историю. Тем более что при его жизни она мало кого заинтересовала и почти 200 лет провалялась в архивах.

Есть кое-какие сведения и о бриге «Октавиус». Такое судно действительно существовало. Осенью 1761 года под командованием капитана Джона Ситтона оно отплыло из Ливерпуля в Китай и пропало без вести на обратном пути.

По мнению американского исследователя Раймонда Рамсея, капитан Ситтон, возвращаясь из Китая, совершил самонадеянный поступок, граничащий с безумием. Вместо того чтобы идти в обход мыса Доброй Надежды, он решил отыскать мечту моряков того времени Северо-Западный проход. Если Рамсей прав, то первым, кто прошёл Северо-Западным проходом из Тихого океана в Атлантический, был корабль мертвецов, проделавший этот дрейф за 14 лет. Большинство исследователей отрицают возможность такого неуправляемого дрейфа, однако, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], знакомый с историей «Октавиуса», считал, что пусть с небольшой вероятностью, но такое могло случиться. Отметим, что сам Амундсен на «Йоа» двигался в обратном направлении, из Атлантического океана в Тихий. Второе же плавание Северо-Западным проходом, аналогичное дрейфу «Октавиуса», было осуществлено только в 1940-1941 годах канадским судном «Сент-Рок».

russfinks.ru
Спойлер:
Кому как, а лично мне эта печальная история кажется правдивой. Хотя трудно себе представить, чтобы парусник мог уцелеть во льдах за 14 лет дрейфа! Его раздавило бы давно или снегом занесло, превратив в ледяную глыбу. А он ещё и дрейф продолжил, благополучно освободившись из ледового плена и не потеряв плавучести. Словно заколдованный...
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)

BronuiN вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Сэм Блейк (18.09.2011)
Старый 24.01.2010, 15:24   #71
Mephistopheles
Старожил
Капитан-лейтенант
Местный демон
 
Аватар для Mephistopheles
 
Регистрация: 31.12.2009
Адрес: Киев-Ад-Роанок
Сообщений: 3,037
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 497

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Морские легенды и поверья

Мифология


АВАНК

В валлийском фольклоре свирепое водяное существо, похожее, по одним источникам, на громадного крокодила, по другим - на исполинских размеров бобра.
Существует легенда об аванке, который время от времени, появлялся в заводи Ллин-ир-Аванк. Он утаскивал под воду коров, лошадей, овец и даже людей. Избавиться от него удалось только хитростью. Девушка, которую он любил, убаюкала аванка своими песнями, и тот заснул. Сонного, его заковали в цепи, и два быка поволокли кровожадное существо прочь от воды. Аванк начал вырываться, но не смог пересилить быков и горестно воскликнул:
"Эх, когда бы не быки,
Только б вы меня видали!"

АСРАИ

В шотландском фольклоре водяные фейри. Робкие, застенчивые, они обитают на дне моря и в глубоких озерах. На поверхность асраи поднимаются раз в сто лет, чтобы полюбоваться лунным светом. На солнце они испаряются, от них остается лишь крохотная лужица. Главный враг асраи - человек; эти маленькие существа в женском облике настолько прекрасны, что люди не могут удержаться от искушения схватить их. Несмотря на весьма почтенный возраст, роста асраи небольшого, от двух до четырех футов. У них длинные зеленые волосы, а между пальцами ног - перепонки. Одежды они не носят.

ВОДЯНЫЕ ЛОШАДКИ

В фольклоре германских и кельтских народов чудесные животные, которые обитают в воде, а выходя на берег, принимают обличье Лошади. У разных народов Водяные лошадки носят разные имена и отличаются характерами - келпи и ракушники, кабилл-ушти и эх-ушки, аванки и брэги... Нрав у каждой лошадки свой, но объединяет их одно - привычка заманивать людей и прыгать вместе с седоками в воду. Заканчиваются эти прыжки для людей по-разному: кто отделывается купанием, а кого и съедают.

АГИСКИ

В ирландском фольклоре водяные лошадки, которых можно обнаружить едва ли не в каждом морском заливе.
Чаще всего они выбираются на берег в ноябре. Если поймать агиски и оседлать, из него выйдет замечательный конь. Но тот, кто захочет держать у себя агиски, должен помнить: его ни в коем случае нельзя подпускать к воде (и даже допускать, чтобы он учуял запах моря), иначе агиски утащит своего седока на дно и там разорвет на кусочки.
Дикие агиски порой нападают на домашний скот. Обычно они принимают обличье жеребят с пышной гривой.

КАБИЛЛ-УШТИ

В фольклоре жителей острова Мэн водяная лошадка. Шкура у кабилл-ушти пегая. Это существо весьма злонравное и прожорливое.

КЕЛПИ

В шотландском фольклоре самая известная из водяных лошадок. В отличие от других лошадок келпи селится в реках, избегая озер и морей. Это оборотень, способный превращаться в животных и в человека (как правило, келпи перекидывается в молодого мужчину с всклокоченными волосами). У него есть привычка пугать путников - он то выскакивает из-за спины, то неожиданно прыгает на плечи. Перед штормом многие слышат, как келпи воет. Гораздо чаще, чем человеческое, келпи принимает обличье лошади; бывает, он смахивает на помесь коня с быком (тогда у него на лбу вырастают два длинных рога). Всем своим видом келпи как бы приглашает прохожего сесть на себя, а когда тот поддается на уловку - прыгает вместе с седоком в реку. Человек мгновенно вымокает до нитки, а келпи исчезает, причем его исчезновение сопровождается грохотом и ослепительной вспышкой. Но порой, когда келпи чем-то рассержен, он разрывает свою жертву на кусочки и пожирает.
Следы келпи легко узнать, ибо они ставят копыта задом наперед. Келпи способен растягиваться в длину на сколько угодно, человек к его телу просто-напросто прилипает. С помощью волшебной уздечки келпи можно на какое-то время приручить, но когда действие чар закончится, он станет еще опаснее. Так же келпи может являться в обличье прекрасного принца и соблазнять девушек. Узнать его можно по волосам - мокрым и кишмя кишащим ракушками или водорослями.

НОГГЛ

В фольклоре жителей Шетландских островов водяная лошадка. Как правило, ноггл появляется на суше под видом чудесной гнедой лошадки, оседланной и взнузданной. Ноггл не такой опасный, как келпи, но никогда не отказывается выкинуть ту или другую из двух своих излюбленных шуток. Если по ночам он видит, что на водяной мельнице кипит работа, то хватается за колесо и останавливает. Отогнать его можно, показав нож или высунув в окно горящую ветку. Еще он любит приставать к путникам. Стоит кому-то сесть на него, как ноггл бросается в воду. Впрочем, кроме купания, седоку ничто не грозит: очутившись в воде, ноггл исчезает со вспышкой синего пламени. Чтобы не перепутать ноггла с лошадью, следует смотреть на хвост: у ноггла хвост загибается на спину.

ШУПИЛТИ

В фольклоре жителей Шетландских островов крошечные водяные лошадки. Как и у других водяных лошадок, их любимая проказа - прыгнуть вместе с седоком в воду. Нельзя сказать, что шупилти жестоки и кровожадны, однако они пьют кровь утопленников.

ЭХ-УШКА

В шотландском фольклоре водяные лошадки, коварные и опасные. Порой они оборачиваются прекрасными юношами или гигантскими птицами. Эх-ушку в облике человека можно узнать по водорослям в волосах. Представляясь лошадью, эх-ушка словно приглашает сесть на себя, но того, кто на это осмелится, ожидает трагический конец: лошадь прыгает в воду и пожирает своего седока, а потом волны выбрасывают на берег печень жертвы. В отличие от келпи, которые живут в проточной воде, эх-ушки обитают в морях и озерах.

ГУАРАГГЕД АННОН

В валлийском фольклоре озерные девы, обитающие в роскошных дворцах на дне горных озер. Это писаные красавицы: высокие, стройные, с роскошными золотистыми волосами до талии и чудесной молочно-белой кожей. Вместе с ними живут их родственники по мужской линии - седовласые, с длинными бородами, крепкие и сильные, несмотря на возраст. Дворцы озерных дев окружены волшебными садами; гостя там накормят изысканными яствами под аккомпанемент непередаваемо прекрасной музыки. Но если сорвать в таком саду одну-единственную былинку, все исчезнет, гость окажется на берегу и больше в подводный дворец не попадет.
На сушу озерные девы выходят, чтобы порезвиться, потанцевать или поохотиться. В полнолуние они появляются из воды за минуту до полуночи и танцуют на лугах до первого крика петуха. Как правило, озерные девы расположены к людям и часто выходят замуж за смертных, приводя с собой в дом мужа волшебных животных. Обычно озерная дева ставит мужу условие - не нарушать того или иного запрета, а когда муж трижды нарушает это условие, возвращается к себе в озеро и уводит за собой волшебный скот.
Отличить гуараггед аннон от обыкновенных женщин очень просто: ни одна женщина не сравнится с ними красотой; вдобавок, считать они умеют лишь до пяти.

Валлийская сказка гласит, что простой смертный, молодой парень, полюбил, озерную деву. Она ответила ему взаимностью. Сыграли свадьбу. В приданое за озерной девой ее отец дал стадо гуартег-и-ллин - коров и быков, овец, лошадей и свиней. Девушка поставила одно условие: если муж трижды поднимет на нее руку, она вернется к отцу. Парень поклялся, что никогда не тронет ее даже пальцем. Все шло хорошо, у них родились дети. Но однажды муж, забывшись, ударил жену - за то, что она посмела закапризничать. Во второй раз озерная дева заплакала на чьей-то свадьбе ("Я плачу, ибо этим двоим суждены сплошные мучения - они не подходят друг другу", - так она объяснила), и мужу это не понравилось, а в третий - засмеялась на похоронах ("мертвые счастливее живых - им не о чем беспокоиться). Муж ее просто толкнул, но этого было достаточно. Женщина вернулась в озеро вместе со скотом, оставив мужу троих сыновей. Сыновьям она помогла стать знаменитыми целителями, а с мужем больше не встречалась.

ДЖЕННИ ЗЕЛЕНЫЕ ЗУБЫ

В английском фольклоре зловредные водяные фейри. Ими пугают непослушных детей. У них распущенные волосы, длинные зеленые клыки и острые когти, которыми они хватают детей, стоящих у самой воды. О том, что Дженни близко, можно догадаться по зеленой пене на поверхности реки или пруда. Особенно часто они утаскивают тех, кто ходит босиком. Самая знаменитая из Дженни - Пег Паулер, обитающая в реке Тиз. Она ворует детей, играющих на берегу, несмотря на запреты родителей, и особенно опасна по воскресеньям.

ДОБРЯЧКИ

В английском фольклоре болотные фейри. Они невысокого роста, у них светло-коричневая кожа и зеленые глаза. Чаще всего добрячки являются людям под видом песчаных ласточек. На добро отвечают добром, но терпеть не могут невеж и грубиянов. Добрячки приводят домой заблудившихся детей.

ДРАКИ

В английском фольклоре водяные фейри, которые завлекают смертных женщин, представляясь им в образе плывущих по воде деревянных блюд. Стоит какой-либо женщине ухватиться за такое блюдо, как драк немедленно обретает свое истинное, безобразное обличье и утаскивает несчастную на дно, чтобы она там ухаживала за его детьми.

КИСК

В фольклоре жителей острова Мэн дева волн. У нее голова и грудь женщины, а вместо ног - хвост лосося. В воде ее волосы темно-зеленые, а на воздухе они остановятся золотистыми. В них вплетены украшения из подводных чертогов киск. От союзов киск со смертными мужчинами рождаются замечательные моряки - лоцманы и рулевые. Если поймать киск, она исполнит три желания, но с ней следует держать ухо востро: она ни за что не упустит случая отомстить тому, кто ее поймал. Если киск голодна, она может проглотить человека целиком. Убить ее можно, только уничтожив душу, которая спрятана в недоступном месте.

КОРРИГАНЫ
В фольклоре жителей полуострова Бретань хранительницы родников и источников. Они живут под землей. Зачастую рядом с родниками можно обнаружить дольмены. Когда наступает полнолуние, корриганы принимаются расчесывать свои длинные волосы золотыми гребнями, медленно и неторопливо, словно в такт течению воды, которая в такие ночи приобретает целительные свойства. Причесавшись, они купаются и поют. Если смертный мужчина услышит песню корриган, он обречен - либо он женится на корриган в течение трех дней, либо умрет.
Каждую весну у корриган бывает праздник, на котором они по очереди пьют из хрустального кубка, приобщаясь к тайнам поэзии и земной мудрости.
Ростом корриганы около двух футов и прекрасно сложены. Они носят развевающиеся белые одежды, могут по желанию менять обличье, становятся то пауками, то угрями или змеями. Ночью корриганы кажутся невыразимо прекрасными, их золотистые волосы светятся собственным светом. Днем же волосы тускнеют, глаза наливаются кровью, а кожа высыхает, словно у древних старух.

ЛАННАН ШИ сходна с ирландской ЛАНОН ШИ

В фольклоре жителей острова Мэн "чудесная возлюбленная" - кровожадный дух в женском обличье. Живет она близ родников и источников. Обычно она является какому-либо мужчине в образе писаной красавицы, незримой для всех остальных. Если человек поддастся на обольщение, он погиб: ланнан-ши выпьет его кровь.

ЛЛАМХИГИН-И-ДУР

В валлийском фольклоре водяные фейри, прозвище которых означает "прыгуны в воду". Они рвут рыбацкие сети, пожирают овец, которые случайно падают в воду. Еще они испускают душераздирающие вопли, пугая рыбаков, которые застывают в оцепенении; тогда прыгуны хватают их и тащат на дно. Выглядят прыгуны как огромные жабы с крыльями и хвостом.

МАРУЛ

В фольклоре жителей Шетландских островов злобный и кровожадный зверь. Это морское чудовище, обычно оно принимает обличье рыбы. На макушке у него огненный гребень, а глаза покрывают всю голову. Марул часто поднимается на поверхность в клочьях светящейся пены. Ему нравятся штормы. Существует легенда, будто некоторые люди слышали, как чудовище распевало дикие песни, под которые терпели крушение корабли.

МЕРРОУ

В ирландском фольклоре водяные фейри. Женщины-мерроу - дальние родственницы морских дев - настоящие красавицы, но с рыбьими хвостами вместо ног и перепонками между пальцев рук. Мерроу боятся, ибо их появление предвещает шторм, однако они куда благосклоннее других фейри относятся к людям и часто влюбляются в смертных. Дети от таких браков рождаются с рыбьей чешуей вместо кожи. Порой мерроу выходят на берег в облике маленьких лошадок, а под водой им позволяют жить красные шапочки с перьями. Если украсть такую шапочку, мерроу уже не сможет вернуться в море.
Мужчины-мерроу - настоящие уроды, у них зеленая кожа, красные орлиные носы и свиные глазки. Впрочем, они не менее дружелюбны, чем женщины.

Сказка гласит, что человек по имени Джек Доггерти с детства хотел повидать мерроу, тем паче, что дед Джека был с ними на дружеской ноге. Однажды его желание исполнилось: он шел по берегу и вдруг увидел диковинное существо - чешуйчатое, с рыбьим хвостом, руки зеленые, зубы длинные и тоже зеленые. Существо поздоровалось, назвав Джека по имени, и пригласило к себе в гости, пообещав напоить как следует.
Через неделю мерроу дожидался Джека на условленном месте: в руках у него были две красных шапочки. Джек надел шапочку, и они спустились на самое дно, где стоял домик мерроу. За столом было много съедено и выпито; опьяневший мерроу показал Джеку свои сокровища. Среди прочих там были клетки, в которых томились души утонувших моряков. Джеку захотелось их освободить. Он пригласил мерроу к себе, напоил его самогоном, стащил шапочку и отправился на дно. Выпустил души, потом выбрался на берег, разбудил мерроу и отправил того восвояси. Как ни странно, мерроу не хватился душ - видимо, от самогона ему отшибло память. Они с Джеком оставались лучшими друзьями. Но в одно прекрасное утро мерроу не появился - то ли погиб, то ли уплыл из тех краев.

МЕСТЕР СТУРВОРМ

В фольклоре жителей Оркнейских островов огромный змей. Дыхание его ядовитое, а крыльев у него нет, поскольку он живет в море. От дыхания змея сохнет трава и опадает с деревьев листва, а люди и животные валятся как подкошенные. Глаз у него один-единственный и пышет огнем. Язык стурворма в сотни миль длиной. Он обрушивает им в море горы и города. Раздвоенным же кончиком языка змей хватает своих жертв. Самый большой и крепкий корабль тут же разваливается, стоит стурворму стиснуть его языком.

МОРАГ

В шотландском фольклоре чудовище, обитающее в озере Лох-Морар, схожий наружностью со знаменитой Несси. Людей он не трогает, однако его опасаются, ибо у него устрашающий вид. Чего стоит одна голова - огромная, с оскаленной пастью. Вдобавок, мораг издает жуткие стоны, от которых бросает в дрожь, поэтому люди стараются близко к озеру не подходить.

МОРГЕНЫ

В бретонском фольклоре морские жители. Они довольно дружелюбно относятся к людям, однако не прочь пошалить, а еще - частенько крадут капризных и непослушных детей.

НАКИЛЕВИ

В фольклоре жителей Оркнейских островов злобное морское чудовище, у него человеческий торс и плавники вместо ног. Пасть у накилеви огромная как у кита, а дыхание ядовитое. Глаз у него один-единственный и пышет пламенем. Голова клонится то на одно плечо, то на другое, словно вот-вот свалится. Кожи у накилеви нет, и отчетливо видны внутренности. Когда накилеви выходит на сушу, ему навстречу лучше не попадаться: он убивает всех встречных, пожирает скот и губит своим ядовитым дыханием посевы. Спастись от него можно только одним способом - перебежать на другой берег реки: пресной, тем более проточной воды, накилеви не выносит.

Сказка гласит, что один старик поздно ночью шел по песчаной косе между морем и озером с пресной водой и вдруг увидел, как из моря показался накилеви. Старик оцепенел от ужаса, но тут вспомнил, что накилеви не терпит пресной воды, и, сделал шаг к кромке озера. Тем временем чудовище подобралось вплотную и протянуло руки, чтобы схватить человека. Старик отшатнулся, угодил одной ногой в озеро. Пресная вода плеснула на накилеви, тот заржал и отпрыгнул в сторону. Тогда старик кинулся бежать, а накилеви помчался за ним. На пути возник ручей, по которому вода из озера вытекала в море. Тут накилеви вновь чуть было не схватил человека. Собрав последние силы, старик перепрыгнул через ручей. Накилеви издал жуткий вопль, сжевал шляпу, сорванную с головы старика, и поскакал прочь, а старик в беспамятстве рухнул наземь.

НИКСЫ

В фольклоре германских народов фейри, которые стерегут водные пути (реки и ручьи) в Волшебную Страну, пропускают тех, кого следует, а кого не следует - отгоняют. Еще они обольщают молодых девушек, которых завлекают рассказами о несметных сокровищах в своих подводных жилищах. Они частенько наигрывают на своих золотых скрипках и лютнях мелодию эльфийского короля, которая очаровывает смертных. В некоторых сказках говорится, что никсы высасывают из людей души и, подобно мерроу, заключают их в клетки. Нрав у никсов переменчивый: то они выплывают на поверхность и поют, то поднимают бури и требуют мести тем, кто их оскорбил.
Иногда никсы помогают людям - в частности, покупают зерно на ярмарках и тем самым повышают на него цену. Если им подарить черную или белую козу или курицу, они могут научить человека играть на скрипке. Чтобы защититься от никсов, следует всегда носить при себе что-нибудь железное - к примеру, нож.
Людям они являются как симпатичные юноши с кудрявыми золотистыми волосами, облаченные в зеленые рубашки с фартуками, красные чулки и синие штаны. На головах у них красные шапочки. Никсов можно узнать по мокрым пятнам на фартуках и рубашках и по зеленым зубам. Они обладают способностью к оборотничеству, могут превращаться в лошадей и быков. Мэнские никсы выходят из воды в полнолуние, за ними вереницей тянутся утопленники.

ПИАСТ

В ирландском фольклоре чудовище, обитающее в озере Лох-Ри. Это водяной змей длиной около десяти футов, у него крупная голова и длинная шея с гривой, из которой торчат морские водоросли. Пиаст очень робок и на сушу выбирается крайне редко. Передвигается он с помощью похожих на весла плавников.

РАКУШНИК

В шотландском фольклоре злокозненный зверь. Обитает он в проточной воде и весь покрыт ракушками, которые бренчат, когда ракушник шевелится. Он обожает потешаться над путниками: устраивает на берегу переполох, зовет на помощь и гремит ракушками как кастаньетами, а когда путник бросается на выручку, ракушник окатывает его водой и исчезает с громким смехом.

РОАНЫ

В шотландском фольклоре фейри, которые живут в воде и лишь время от времени выходят на сушу. В море они плавают под видом тюленей, а, выходя на сушу, сбрасывают с себя тюленьи шкуры. Живут они в подводных дворцах из перламутра и жемчуга. Роаны - самые добродушные и робкие изо всех фейри.

Сказка гласит, что однажды, некий охотник пытался ножом убить самца-тюленя, но лишь ранил его и, вдобавок, уронил нож в море. Вечером в его дверь постучали. На пороге, держа в поводу лошадь, стоял незнакомец, который сказал, что его послали заключить сделку: мол, если охотник добудет столько-то шкур, ему хорошо заплатят. Если он согласен, то вот конь, а заказчик ждет неподалеку. Они сели на коня; тот помчался вскачь и вскоре поравнялся с торчавшей из моря скалой. Тут незнакомец схватил охотника и прыгнул вместе с ним в море. Они опустились на самое дно, и их окружили тюлени. Охотнику, который тоже превратился в тюленя, протянули нож и спросили: "Это твой?" Он признался. Тогда его провожатый сказал: "Ты ранил моего отца и лишь ты можешь его исцелить". Охотник в точности выполнил то, что ему говорили, и рана зажила на глазах. После этого от охотника потребовали клятвы, что он перестанет убивать тюленей, и отпустили домой. А у порога своего дома он нашел мешок с золотом.

СЕЛКИ

В фольклоре жителей Оркнейских и Шетландских островов морские фейри. Родичи шотландских роанов. Это тюлений народ, добрые существа с карими глазами. Тюленьи шкуры позволяют им жить в море, однако они время от времени должны выныривать, чтобы глотнуть воздуха. По некоторым источникам, селки - потомки людей, изгнанных в море за свои преступления. Вот почему их так тянет на сушу. Когда селки выходят на берег, то сбрасывают шкуры и превращаются в писаных красавиц. Если шкуру украсть, селки останется на суше. Если она выйдет замуж, у ее детей будут маленькие рожки между пальцами: вдобавок, они приобретут целительские способности. В отличие от роанов, селки сурово мстят за обиды: насылают шторма, переворачивают рыбацкие лодки, рвут сети и выпускают на волю рыбу. Селки можно призвать: для этого следует во время прилива сесть на камень у воды и уронить в море семь слезинок.

Сказка гласит, что некий рыбак шел по берегу и вдруг услышал звонкий смех. Он подкрался поближе и увидел купающихся в море молодых людей. Неподалеку на песке лежали тюленьи шкуры. Рыбак стащил одну из них. Когда все остальные перекинулись в тюленей и уплыли, на берегу осталась одна прелестная девушка. Она умоляла рыбака отдать шкуру, но тот полюбил девушку с первого взгляда и взял ее в жены. Они стали жить вместе и были счастливы, но жену рыбака словно что-то тяготило: она порой с тоской поглядывала на море. Как-то младшая дочка спросила ее, что такое лежит в каменном сарае - такое серебристое, с коричневыми полосками. Женщина бросилась в сарай, схватила шкуру и устремилась к морю. Когда она отплывала от берега, навстречу ей попалась лодка, в которой сидел рыбак. Он поглядел на тюленя и узнал взгляд жены, но было уже поздно.

ТАРУ-УШТИ

В фольклоре жителей острова Мэн водяной бык. Он менее злобен, чем кабилл-ушти. Но это не означает, что с тару-ушти можно шутить. Узнать его можно по круглым ушам и дикому блеску в глазах.

ФУА

В шотландском фольклоре зловредные, опасные для людей фейри, которые обитают в реках, озерах и прибрежных морских водах. Они могут превращаться в жеребцов и выходят в таком облике на сушу, высматривая себе жертв. К фуа, в частности, относятся уриски и накилеви.
__________________
Знаете, мы — демоны — очень любим хорошие шутки. Только вот люди почему–то наш юмор плоховато понимают. То разбегаются с воплями, а то и вовсе берут и умирают прямо на месте. Со смеху наверно (c)

Совесть демона - маленькая, черненькая и страшненькая. Большую часть времени спит. Вылезает по ночам и грызет печеньки. Да и вообще грызет что угодно и кого угодно, за исключением демона. Потому что даже совести еще хочется жить...(с)

Лучшая игра пиратской тематики: К:КС
Mephistopheles вне форума Ответить с цитированием
Старый 31.01.2010, 18:42   #72
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Морские легенды и поверья

Морские суеверия

Жутковатые порой приметы, яркие легенды и пышные ритуалы были своеобразной реакцией моряков прошлого на опасность - постоянную и неуправляемую". Когда парусное судно месяцами противоборствовало океанской стихии, царству альбатросов, не встречая на пустынных просторах никого, у моряков появлялась настоятельная потребность задобрить богов моря. Даже теперь, когда есть дизели, радио и радары и почти нет суеверных людей, многие морские обычаи живы, хотя большинство моряков и не представляет их происхождения. Известная английская собирательница и знаток фольклора Маргарет Бейкер в своей новой книге отдала должное и легендам о кораблях-призраках, и неувядающим историям о морских чудовищах, и всевозможным ритуалам, и всяческим морским табу и талисманам. Читая "Морской фольклор", можно заглянуть в прошлое и, в частности, понять, какую роль играли традиции и суеверия в жизни и повседневном нелегком труде многих поколений моряков. Книга называется: Margaret Baker, "Folklore of the sea", David and Charles, 1979, London.

ОТРЫВОК ИЗ 1-й ГЛАВЫ КНИГИ МАРГАРЕТ БЕЙКЕР "МОРСКОЙ ФОЛЬКЛОР"

До сих пор сохранились следы суеверий, сопутствовавших в древности всем стадиям постройки, а затем и эксплуатации судна. Еще совсем недавно - в XIX веке - самые трезвомыслящие и скептически настроенные судовладельцы старались, чтобы как можно больше народа присутствовало при исполнении всех обязательных старинных обрядов, призванных защитить их новое судно от злых сил и соответственно обеспечить хозяину неплохие доходы. В атмосфере порта, пропитанной слухами и сплетнями, новости расходились быстро, а значит, солидная репутация с самого момента закладки давала больше возможностей подобрать хорошую команду. Ведь непоколебимая уверенность моряков в том, что к закладке привлекались магические силы, во многом влияла на будущее судна! Любой опытный и уже потому почти всегда суеверный моряк, если у него была хоть какая-то возможность выбора, конечно же, избегал "несчастливых" судов, с самого начала плохо защищенных от козней злых сил. Даже в расчетливом мире современного судоходства репутация "счастливого" или "несчастливого" создается судну очень быстро и пристает надолго, иногда на всю его жизнь.

Закладка киля равносильна созданию "сердца судна". Это, безусловно, серьезный повод для торжественной церемонии. Бритты, заложив киль, прежде чем приступить к дальнейшей постройке судна, считали необходимым основательно выпить за его будущее благополучие. Иногда первый гвоздь забивали через подкову - на счастье. В 1921 г., послушный уже другой традиции, генерал-губернатор Канады герцог Девонширский забил в киль обвязанный красной лентой золотой гвоздь, положив тем самым хорошее начало постройке первоклассной рыболовецкой шхуны "Блуноуз"; в 1963 г. тот же ритуал сопутствовал рождению ее копии - шхуны "Блуноуз-II". Отсюда происходит и шутливый обряд, которым нередко встречают новобранцев на кораблях американского ВМФ: приказывают спуститься в самый темный закоулок трюма, разыскать и надраить "золотую заклепку", которая якобы там находится. Вообще, красный цвет, цвет крови и жизни, цвет, отпугивающий колдунов и ведьм, и поныне очень хорош для украшений, призванных защищать корабль от тех, кто обладает опасным свойством "сглаза". Говорят, что на военно-морских верфях США только в 1977г. отказались от большинства церемоний, сопутствующих закладке киля, как от дорогостоящих и требующих излишне больших затрат времени.

Западный ветер, сильный прилив, пируэты стремительных чаек (в которых переселяются души матросов), свет луны и сияние солнца - все эти приметы благодаря своей волшебной силе сулили (и сулят) выгодные грузы, большой фрахт, нужное число футов воды под килем, были (и остаются) желанными предзнаменованиями в момент закладки. Плохим предзнаменованием считалось, когда первый удар корабельного мастера высекал искру - в будущем именно "от нее" судно могло сгореть. Если же при постройке проливалась кровь, судно обязательно становилось "кораблем смерти"; настоящие моряки в его экипаж ни под каким видом не нанимались.
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Не особенно стеснявшиеся в выражениях корабельные плотники никогда не богохульствовали, находясь рядом с почти священным килем; в противном случае все могло пойти не так, как нужно.

Изменение конструкции нового судна сразу после окончания его постройки обязательно должно было принести несчастье.

Все табу моря и в частности: зайцы, поросята, священники и женщины (в особенности - рыжие девственницы, отличающиеся дурным глазом), на верфь не допускались.

Неблагоприятными для закладки киля были четверг - день Тора, скандинавского бога громов и штормов, и пятница, задолго до распятия Христа приобретшая дурную репутацию как день красивой, но отнюдь не добродетельной и опасной богини Фригг, никогда не считавшейся идеалом моряка.

Даже в наш просвещенный XX век кое-где полагалось в стенки и настил ходовой рубки прятать кости. Гораздо раньше викинги - большие специалисты в области корабельной магии - при закладке нового судна приносили в жертву людей, добиваясь этим улучшения его мореходных качеств; с течением времени человеческие жертвоприношения и были заменены символическим жестом - укладкой подходящих костей. Ботинки или предметы, имеющие форму ботинка, также использовались и могут быть использованы как амулеты, приносящие удачу. При подводных раскопках голландского судна "Амстердам", которое потерпело кораблекрушение в 1748 г. близ Гастингса (графство Сассекс), были сделаны странные, на первый взгляд, открытия: в конструкциях нижней палубы обнаружили лошадиный череп и сапожную колодку. Дело в том, что в защитных свойствах этих ценных предметов в XVIII веке сомнений не возникало!
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

На некоторых верфях считалось обязательным при сооружении киля вставлять в него кусочки "счастливых" пород дерева, таких как ясень, рябина или кизил - их терпеть не могли всякого рода злые силы! Так, ни одно судно не покинуло верфь Габарус в Новой Шотландии (Канада) без кизиловых нагелей. Было общеизвестно, что с помощью каштана повышается скорость судна, а вот черный орех, несмотря на все великолепие древесины (или благодаря ему) притягивает молнию и потому до сих пор на американских верфях не используется.

Чтобы задобрить коварных океанских богов, каждый из шотландских корабельных мастеров лично вкладывал золотую монету в замок между килевыми брусьями. При этом место, куда ее положили, составляло секрет корабельного мастера и владельца судна; само собой разумеется, что для эффективности волшебства соблюдение тайны необходимо.
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Этот обычай ведет свою историю с античных времен: в шпангоутах римского судна, погрузившегося глубоко в ил Южной отмели (Лондонское графство), найдены две монеты. В киле испанского судна, обнаруженного в 1810 г. в районе Оркнейских островов, оказалась тщательно завернутая в холстину золотая монета, датированная 1618 г.

У знаменитых корабельных мастеров дела всегда шли неплохо. Вот, например, в Шотландии славилась верфь Макензи. Очевидно неслучайно. Вполне может быть, что кто-то из основателей этой верфи в свое время помог выброшенной на берег русалке вернуться в море, а она - в благодарность - исполнила заветное желание настоящего мастера: научила строить такие суда, команде которых не были бы страшны никакие штормы.

О СУЕВЕРИЯХ

В глубокой древности в среде моряков возник целый "кодекс" суеверных обрядов, обычаев, примет. И неудивительно. Ведь, не обладая ни надежными судами, ни надежными навигационными средствами судовождения, они вынуждены были вступать в схватку с грозной стихией, полагаясь в основном на "удачу"!

У английских моряков считалось, например, плохим предзнаменованием, если какой-либо деревянный предмет падал за борт. Это явно предвещало кораблекрушение. Спасти могла только "быстрота реакции": следовало тотчас же извлечь из воды упавший предмет.

* За едой нельзя было переворачивать булку, от которой отрезан ломоть: в этот момент где-нибудь мог перевернуться корабль!

* В домах рыбаков старались держать только черных кошек: было отмечено, что это уберегает ушедших на промысел от непогоды.

* Провожавшей моряка женщине следовало поглаживать его форменный воротник: только это гарантировало счастливое возвращение из плавания. В семьях французских рыбаков было принято делать кораблики из хлеба: это, якобы, сохраняло рыбачьи суда.

* Чтобы разогнать штиль, настоящий французский матрос должен был как можно крепче ругаться и громче свистеть: этим он будил заснувшего бога ветров.

* Рыбаки из Сен-Мало уверены, что, если от рыб исходит запах вина, их сородичи заинтересуются этим и сами будут стремиться попасть в рыбацкие сети. Поэтому здесь никогда не оставляют первую пойманную в новом сезоне рыбу, а выбрасывают ее обратно в море, предварительно "напоив".

Если возвращающимся на корабль датским морякам попадалась идущая навстречу женщина в белом фартуке, они сворачивали на другую дорогу: белый фартук считался предвестником шторма и гибели.

Аргентинские и бразильские моряки считали звон стеклянной посуды погребальным: чтобы спасти тонущего где-то моряка, надо было быстро положить ладони на зазвеневшие предметы.

Долгое время (вплоть до наших дней) определенные дни недели и числа считались счастливыми и несчастливыми. Например, у испанских мореходов счастливым днем считалась пятница - день выхода в море экспедиции Христофора Колумба. А вот у англичан и французов пятницы, даты 2 февраля и 31 декабря, а также первые понедельники августа считались днями несчастья, так как они совпадали с днями крупнейших кораблекрушений.

Известен случай, происшедший с огромной шхуной "Томас Лоусон", которая в конце 1907 г. на подходе к Английскому каналу была разбита во время шторма о прибрежные скалы о-ва Аннет. Через два часа от стального гиганта остались лишь груды металла. Авария произошла в пятницу 13 декабря, а единственная книга писателя Томаса Лоусона, чье имя дали этой удивительной по размерам и количеству мачт шхуне (мачты, а их было семь, называли, считая от носа, днями недели), называлась именно "Пятница, тринадцатое"...

Моряки многих стран были убеждены, что выход в море 13 числа в понедельник равносилен самоубийству и под всяческими предлогами старались поднять якорь не ранее 00.01 вторника.

Существует легенда об английском капитане Манди (в переводе с английского - "понедельник"), который пытался опровергнуть это поверье. Он в понедельник приступил к командованию судном, которое было спущено на воду, в понедельник; более того, он набрал экипаж в понедельник, вышел в море в понедельник и - надо же быть такому совпадению! - потерпел аварию тоже в понедельник.

ukryachting.net
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
Старый 27.07.2010, 21:15   #73
Эрин О'Коннэлл
Старожил
Младший лейтенант
Светлый Ангел
 
Аватар для Эрин О'Коннэлл
 
Регистрация: 20.07.2010
Адрес: Рай - Земля - Чатландия
Сообщений: 1,343
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 827

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Морские легенды и поверья

Сборная солянка из разных источников.

Серьга появилась у моряков неслучайно. Серьга в правом ухе оберегает от ревматизма и ослабления зрения. Большую золотую серьгу, носили моряки прошедшие мимо мыса Горн.
Всем известно, что нехорошо показывать пальцем. В море это просто недопустимо. Особенно дурная примета показывать пальцем на небо - это может разгневать богов и принести шторм или штиль. В каждом порту все знают, что указывать пальцем на судно, выходящее из него, значит обречь его на гибель.
Есть вариант, что для вызова ветра требовалось царапать мачту не ножом, а пяткой, причем с той стороны, откуда нужен был ветер.
Взял дурака в лодку - держись ближе к берегу. А еще правило трех ДДД - Дай Дорогу Дураку.
Есть у шлюпарей традиция. Если 2 шлюпаря встречаются, не вспомнить Васю они не могут...
Есть примета - командор поет к дождю!
И еще примета. Если носки на конце выбросить стиратся, то через 10 дней по ним можно будет предсказывать погоду. Утром ветренного дня они неожиданно сами собой всплывают!
Как флаг поднят, так и весь день пройдет. Вот, к примеру, если фал запутался, и флаг неохотно поднимается - значит весь день фигня какая-нибудь происходить будет...
И в настоящее время шторм является самым опасным природным явлением для жизни моряка и его судна. В древние времена китайцы, чтобы уберечь себя в шторм придумали делать из бумаги кораблики и пускать их по бушующим волнам. Они надеялись, что злые духи моря набросятся на игрушки, а настоящие джонки уйдут от опасности. Их соседи японцы в таких случаях приносили в жертву буре заранее припасенную рыжую кошку. Моряки Средиземноморья выливали за борт стакан вина, а эскимосы - стакан пресной воды.
если родителями члена экипажа были учителя географии ему пародоксально невезет, но ничего страшного не случается
А еще если долго греб значит будешь уступать места бабулькам в транспорте (особенно если на мокрой банке).
Эрин О'Коннэлл вне форума Ответить с цитированием
Старый 28.11.2010, 14:43   #74
Mechelle De Grammont
Боцман
 
Аватар для Mechelle De Grammont
 
Регистрация: 05.07.2009
Адрес: Бермуды
Сообщений: 299
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 8
По умолчанию Морская дева



Морская дева (mermaid — англ.) — до пояса женщина, от пояса — рыба; канонически изображается с зеркалом в одной руке и гребнем — в другой; известна также разновидность под названием мелузина (melusine — нем.), — русалка с двумя хвостами, которая распространена в немецкой геральдике (не путайте с мелюзиной!).

Знаменитая Русалочка из сказки датского писателя Андерсена, обменявшая свой дивный голос на девичьи ножки ради любви к принцу, на самом деле была не русалкой, а морской девой.

«Их было шестеро, все прехорошенькие, но милее всех самая младшая, с кожей чистой и нежной, как лепесток розы, с глазами синими и глубокими, как море. Только у нее, как, впрочем и у остальных, ног не было, а вместо них был хвост, как у рыб. День деньской играли принцессы во дворце, в просторных палатках, где росли живые цветы. Раскрывались большие янтарные окна, и внутрь вплывали рыбы, совсем как у нас ласточки влетают в дом, когда окна стояли настежь, только рыбы подплывали прямо к маленьким принцессам, брали из их рук еду и позволяли себя гладить. И у всех принцесс были дивные голоса.»
(Г.-Х. Андерсен «Русалочка»)

В фольклоре народов Западной Европы морские девы — это демонические существа, обитающие в соленой воде. Это настоящие красавицы, только вместо ног у них рыбьи хвосты. В сказках и преданиях часто описывается, как они, сидя на берегу, расчесывают свои чудесные волосы золотыми гребнями и поют чарующие песни. Люди, которые слышат эти песни, совершенно утрачивают волю, и морские девы увлекают их на дно, где убивают и пожирают. Поэтому среди людей считается, что увидеть морскую деву — к несчастью.

Привлекательная и сладострастная, в то же время холодная и неуловимая, недостижимая соблазнительница, вечная молодость и красота которой, волшебный голос и искусство обольщения влекут к погибели беспомощных моряков.

Но вера в морских дев не была прерогативой матросов, сходящих с ума от скуки и воздержания в длительных океанских путешествиях. В мировом фольклоре существует много историй об обольстительных обитательницах морских пучин полуженщинах-полурыбах. Они обитают во всех морях и океанах, по всему свету. Морских дев частенько называют русалками. Но это неверно.

Русалка, или ундина,— обитательница пресных вод. Морские девы тоже иногда заплывают в реки, но очень редко и совсем ненадолго. От русалок их отличает еще и то, что вместо ножек у морских дев — рыбий хвост, покрытый сверкающей чешуей. Пресноводные русалки ночами выходят на берег и водят хороводы на росистых лугах. Морские девы лишены этого удовольствия. Морские девы встречаются в сказках почти всех европейских народов и не только. Сказания о морских девах встречаются по всему миру.

Самое старинное сказание существовало в Вавилоне. Господином вод называли бога Оаннеса, у него было тело человека, его венец был сделан из головы рыбы, а мантия из рыбьей чешуи. Хотя жил он в земном море, но считалось, что он выходец из Космоса, принесший с собой знания для жителей Вавилона. Признанный прародитель морских дев Оаннес долго менял форму, пока не стал существом с головой и торсом мужчины и рыбьим хвостом вместо ног. Постепенно Оаннеса вытеснил бог Эа, полурыба-получеловек, и можно предположить, что возникновение мифов о тритонах связано именно с ним.

А богиня Луны Атаргатис, полуженщина-полурыба, была предшественницей русалок. Вавилоняне верили, что Солнце и Луна, заканчивая свое ежедневное путешествие по небесному своду, погружаются в море. И, естественно, боги, их символизирующие, должны были иметь подходящие тела для жизни как под водой, так и на суше. Необычный имидж этих богов доведенный до абсолюта симбиоз рыбы и человека и способность погружаться на неизведанные океанские глубины добавляли им таинственности.

Русалки унаследовали эти качества. И, может быть, зеркало, с которым часто изображают морских дев, символизирует древнее ночное светило, повелевающее приливами, и этим расширяющее магическую власть русалок.

Те, кто встречал морских дев, уверяют, что они сказочно красивы. Даже красивее, чем женщины мерроу (дальние родственники морских дев). Ведь у морских дев нет ни перепонок между пальцами, ни плавника вдоль спины. А рыбий хвост спрятан под водой и не сразу замечается... А если бы хвост даже и был виден — не беда. Хвост морской девы сверкает золотыми и изумрудными чешуйками, будто грани драгоценного камня.

Роскошные волосы морской девы плещутся по ветру, как знамя: они бывают золотыми или темными, но всегда чуть-чуть отливают зеленым.

У морских дев изумительный голос. Никто в мире не поет так прекрасно, как морские девы, когда во время шторма они качаются на волнах, взявшись за руки. И не даром в сказании о морской деве, колдунья потребовала именно голос, а не что-то иное. Впрочем, голоса морских дев действуют на людей губительно. Считается, что моряки, услышавшие их пение, теряют рассудок и бросаются за борт. Защититься от чар морской девы можно прочитав заклинание: Эмелиус тапос карикуюс. Либо воспользоваться заклинанием, которое искажает любые звуки: Прокенориус. Оно прогоняет морских дев. Существует способ попроще: заткнуть уши. Только затыкать уши следует своевременно, то есть до того, как морские девы начнут петь. Потому что первые же звуки их пения зачаруют вас. И уши затыкать уже не захочется. А захочется скорее прыгнуть за борт корабля, к этим прекрасным созданиям... Которые немедленно утопят вас и утащат на дно, в свой подводный дворец, если только поблизости не окажется дельфинов. Умных и добрых дельфинов морские девы боятся. Поэтому до сих пор моряки радуются при виде стайки дельфинов, сопровождающих корабль. Когда дельфины рядом с кораблем — с людьми ничего плохого случиться не должно. Разве что из пучины появится кракен...

Морские девы существа достаточно коварные и кровожадные. По разным легендам это падшие ангелы, пищей которым служит живая плоть. Пением и чудесной музыкой они завлекают моряков в свои сети. Если же (что бывает довольно редко) такой способ привлечения не срабатывает, они полагаются на уникальный запах своего тела, которому не может противиться ни один мужчина. Поймав и усыпив свою жертву, они раздирали ее на кусочки острыми зелеными зубками. Менее жестокие забирали жертвы в свое подводное царство, полное сокровищ. Поэтому для моряков морская дева была плохой приметой. Увидевший ее должен был вскоре утонуть в море.

Но, полюбив человека, эти коварные создания подолгу жили на берегу. Только, чтобы жениться на морской деве, необходимо было украсть и спрятать ее корону, без которой пленница не могла вернуться в море. Если же морская дева корону когда-нибудь находила, то тут же исчезала с ней в пучине морской.

Для того, чтобы навсегда удержать деву на берегу, необходимо было также выкрасть ее вторую кожу, тюленью. Грациозных тюленей с их гладким телом довольно долго связывали с морскими девами. И многие ученые-фольклористы считают, что истории «о русалках» основаны на впечатлениях от мимолетных встреч с этими морскими млекопитающими. В легендах тюлень обычно фигурирует как неизменный спутник морских дев. Рассказывают, что однажды рыбак оглушил и освежевал тюленя, а потом бросил его, еще живого, назад в море. Пожалев животное, морская дева отправилась на поиски кожи. Но, плененная людьми, она погибла, слишком долго пробыв в обжигающей воздушной стихии. В благодарность за ее храбрость и самоотверженность тюлени стали всегда сопровождать и охранять их.

Если поймать морскую деву, она, чтобы освободиться, поделится древней мудростью или пообещает выполнить какое-либо желание. Свои обещания морские девы выполняют честно и никогда не обманывают. Правда, желания исполняют весьма своеобразно.

Так, предание гласит, что один юноша поймал морскую деву и попросил у нее сделать его замечательным дудочником (то была его заветная мечта). Морская дева спросила:

- Ты хочешь радовать музыкой только себя или всех вокруг?

- Себя,— ответил юноша.

- Будь по-твоему,— сказала она.— Твоя музыка будет радовать лишь тебя.

Так и вышло. Юноша стал волынщиком, но когда он начинал играть, соседи зажимали руками уши, ибо им казалось, что это вопит сотня голодных котов.

Есть еще история о том, что один рыбак встретил как-то на берегу морскую деву. Был отлив, вода отступила, и рыбак поднял деву на руки, чтобы донести до воды. В награду она пообещала исполнить три его желания. Рыбак сказал, что хотел бы делать добро ближним, разрушать колдовские чары и излечивать болезни. Дева принялась рассказывать ему о жизни под водой; он так увлекся, что и не заметил, как зашел в воду по колено. Хорошо, что тут залаял его пес; очнувшись, рыбак пригрозил деве ножом и потребовал, чтобы она его отпустила. Та покорилась, но пообещала вернуться через девять лет. Прошло время, рыбак забыл о встрече. Но когда, девять лет спустя, он в спокойную лунную ночь отправился с приятелями в море ловить рыбу, вода вдруг забурлила, и показалась морская дева. Рыбак бросился в воду, поплыл к ней, и оба исчезли в волнах. Так продолжается и по сей день: раз в девять лет кто-то из потомков того рыбака пропадает в море.

Существуют также и морские мужи, и главный из них — Морской царь. Но они почти никогда не поднимаются на поверхность. И в сказках они упоминаются гораздо реже, чем их прекрасные сладкоголосые подруги.

Обитатели моря, супруги морских дев, выглядят они куда менее привлекательно и гораздо меньше интересуются делами людей. У них длинные волосы и бороды, острые зеленые клыки, все они — глубокие старцы. Мужья они суровые и даже, если проголодаются, могут проглотить собственных детей. Именно морские мужи насылают шторма, поднимают бури и разбивают корабли, если кто-то посмел обидеть их жен. Все капитаны всех кораблей и судов обладают необходимыми знаниями для того, чтобы умилостивить морских мужей. Им приносят жертвы, их попечению вверяются тела усопших в море. Лишь тот капитан, у кого хорошие отношения с морскими мужами, в целости и сохранности приведет свое судно в порт. Обладая способностью к оборотничеству, морские мужи часто превращаются в быков, рыб, лошадей и даже людей.

Морские девы живут триста лет, а умирая, превращаются в морскую пену.

Хотя морская дева относится к мифическим существам, существуют документы описывающие встречи с ними:

15 июня 1608 года, когда экспедиция Генри Гудзона находилась вблизи островов Новой Земли, у северного побережья России, великий английский мореплаватель бесстрастно записал в судовом журнале: «Сегодня утром один из членов экипажа, посмотрев за борт, увидел русалку». Русалка была с крупного мужчину, у нее были женская грудь и спина, бледная кожа, длинные черные волосы и дельфиний хвост с крапинками, как у макрели.

В XVII веке вера в человекоподобных морских обитателей была распространена не меньше, чем в XII-м, когда в прибрежных водах Англии видели морских дев. В 1817 году Аса Свифт, капитан корабля «Леонидас», шедшего из Нью-Йорка во французский порт Гавр, сделал запись о странной рыбе, которая, по всеобщему мнению, была морской девой.

Хотя, скорее всего, люди видели морских млекопитающих, таких, как тюлени, ламантины (морские коровы) и дюгони, большинство моряков представляли себе морских дев в виде женщин с рыбьим хвостом. Эти русалки были потомками древних божеств, в которых верили еще за 5000 лет до нашей эры, в том числе шумерского бога Оаннеса с хвостом, как у рыбы, и древнесирийской богини Атаргатис. Морские девы в родстве и с сиренами из греческих мифов, изначально речными нимфами, полуженщинами-полуптицами, которые своим пением влекли моряков навстречу гибели. В морских легендах Запада морские девы были традиционными предвестниками кораблекрушений.

Чучела русалок, выставлявшиеся в XIX столетии на ярмарках, были подделками, их изготовители пришивали рыбий хвост к верхней половине туловища обезьяны. И все же в основе некоторых историй были встречи с реальным, но неизвестным людям животным. 10 августа 1741 года в заливе Аляска натуралист Георг Стеллер наблюдал млекопитающее, которое он назвал водяной обезьяной. Оно не имело передних конечностей, на хвосте было два плавника, а общая длина составляла не менее полутора метров. В 1960 году английский гидробиолог Алистер Харди предположил, что на какой-то фазе эволюции предки человека обитали в море и, возможно, некоторые там и остались.

Христофор Колумб, в целом скептически относившийся к поверьям о русалках, отметил во время своего первого путешествия, что видел трех резвящихся в море русалок у побережья Гвианы. В Шотландии в мае 1658 года морские девы были замечены в устье реки Ди, и «Абердинский альманах» утверждал, что те, кто путешествует в этих местах, «обязательно увидят прелестную стайку русалок — изумительно красивых созданий».

Поскольку молва о русалках распространилась повсеместно, ими заинтересовался даже император Петр I. Он обратился к голландскому колониальному священнику Франсуа Валентейну (Francois Valentijn), писавшему об этих существах. Последний описал еще одну русалку из Амбойны. Ее видели более 50 человек, когда она резвилась в морских водах. Священник был убежден в правдивости рассказов о русалках. В Потребнике московском, изданном в 1639 году, верование в русалок называется волхвованием и чарованием. В 70-е годы ХХ века все газеты писали о мертвой наяде, обнаруженной неподалеку от Кейптауна, которая якобы разбилась о пирс во время сильного шторма.

Для знаменитых путешественников и мореплавателей, таких как Христофор Колумб или Генри Гудзон, встречи с русалками в открытом море были вполне заурядными явлениями. Но парусники постепенно были вытеснены пароходами, морские путешествия стали значительно короче, и моряки все реже рассказывали о том, как соблазняли и дразнили их морские сирены.

Пожалуй, последняя такая волнующая встреча произошла в 1957 году во время путешествия Эрика де Бишопа на своей модели реконструированного древнего полинезийского плота из Таити в Чили. Вахтенный матрос доказывал всем, что видел непонятное существо с волосами, подобными тончайшим водорослям, выпрыгнувшее из воды на палубу. Прикоснувшись к незваному гостю, моряк получил в ответ такой удар, что распластался на палубе, а существо скрылось в волнах. На руках моряка осталась сверкающая рыбья чешуя.

Существуют ли подобные существа или это полная выдумка, понять сложно, потому что сейчас, порой, рождаются младенцы со сросшимися ногами, которые очень похожи на рыбий хвост, а так же дети с редким заболеванием кожи, когда она похожа на чешую. И, возможно, сознание людей, сталкивавшихся с этими странными явлениями, причудливо преломлялось, создавая подобные легенды о русалках, которые живут до сих пор.
__________________

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: Город Потерянных Кораблей.
Mechelle De Grammont вне форума Ответить с цитированием
Старый 28.11.2010, 14:46   #75
Mechelle De Grammont
Боцман
 
Аватар для Mechelle De Grammont
 
Регистрация: 05.07.2009
Адрес: Бермуды
Сообщений: 299
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 8
По умолчанию Морской монах



Морской монах — мифическое чудовище, живущее в северных морях.

Морской монах пугает моряков давно, но со времен раннего средневековья появились первые описания этого монстра. Вот как, например, описывает необыкновенную «рыбу» Конрад Мегенберг:

«Monachus marinus. Морским монахом называется чудовище в образе рыбы, а верх, как у человека; оно имеет голову, как у вновь постриженного монаха. На голове у него чешуя, а вокруг головы черный обруч выше ушей; обруч состоит из волос, как у настоящего монаха. Чудовище имеет обычай приманивать людей к морскому берегу, делая разные прыжки, и когда видит, что люди радуются, глядя на его игру, то оно еще веселее бросается в разные стороны; когда же может схватить человека, то тащит его в воду и пожирает. Оно имеет лицо, не совсем сходное с человеком: рыбий нос и рот очень близко возле носа».

Это самое древнее известное описание немецкого натуралиста, написавшего в 1349 году первую немецкую естественную историю «Das pouch der natur», однако существует версия, что его сочинение является обработкой еще более древнего латинского оригинала «Liber de natura rerum» Фомы Кантимпратензиса (1270).

Упоминаний о морском монахе существует более чем достаточно. В первый раз чудовище, описанное как «рыба, напоминающая монаха с выбритой тонзурой в капюшоне» было выброшено на датский берег во время шторма в 1546 г. Согласно Боэцию, подобное находили уже на шотландском берегу в Ферт-оф-Форте, также существует свидетельство, что подобного монстра наблюдали в 1531 году польские рыбаки. Около 1550 года «морской монах» попался в рыбацкие сети возле города Мальме (Швеция). И еще раз он попался в сети в Дании, о чем свидетельствует Арильд Хвитфельд в «Хронике Датского королевства»:

«В 1550 году поймана возле Орезунда и послана королю в Копенгаген необыкновенная рыба. У нее была человечья голова, а на голове монашеская тонзура. Одета она чешуями и как бы монашеским капюшоном. Король велел рыбу эту похоронить. С рыбы было сделано несколько рисунков, которые были посланы разным коронованным лицам и натуралистам Европы».

Пойманный в 1550 году экземпляр хранился как «диковинка» в подвалах королевского замка в Копенгагене, где его и нашел и зарисовал для своей «Истории животных» Конрад Геснер в Цюрихе (1516—1565 гг.)

История с морским монахом чем-то напоминает историю Великого Кракена. Как и с ним, имеется множество свидетельств, но до сих пор является загадкой, существует ли он. То-же и с морским монахом. Хотя существует много версий о возникновении этого мифа, но до сих пор достоверно не известно, кто же из морских существ стал его прототипом.

Кто же он на самом деле — Морской монах? Здесь мнения ученых расходятся. Начнем с того, что под именем Морского монаха существует несколько морских животных и даже одна рыба. Вот с рыбы и начнем, пожалуй.

Рыба «морской монах» она же «эрилепис» (кстати, за высокую жирность мяса в Японии его еще называют «жирным монахом») — крупная рыба длиной до 180 см с массой тела до 90 кг, встречающаяся в северной части Тихого океана от Калифорнии до юго-восточной Японии, однако повсеместно редка (вероятно, за уединенный образ жизни она и получила вторую часть своего названия). О редкости поимок морского монаха, возможно, говорит и тот интересный факт, что в средневековой Японии использование его в пищу под страхом смертной казни запрещалось всем, кроме членов императорской семьи.

Следующими стоят удивительные и редкие (в полном смысле этого слова) животные, свое название они получили от кольца на голове, правда, светлого на темном фоне: тюлени-монахи (лат. Monachus) — род ластоногих млекопитающих, относится к подсемейству Monachinae семейства настоящие тюлени (Phocidae). Обитают в теплых морях, где минимальна конкуренция с другими тюленями. Живут звери небольшими семейными группами или колониями.

Следующим кандидатом будет животное, которое вроде здесь и не причем. Однако оно является основным кандидатом в «морские монахи», большинство зоологов склоны видеть в роли «Морского монаха», сопоставив его изображения с внешним видом разных морских животных, десятищупальцевую каракатицу, как наиболее похожую. Каракатица окрашена обычно в черный или красный цвет, а присоски и бородавки на ее коже издали могли показаться рыбьей чешуей напуганному наблюдателю. А уж дальше воображение дорисовало образ монаха, живущего почему-то в море.

Итак, ученые полагают, что морской монах — не создание природы, а всего лишь плод воображения, подтянувшего видимое к привычному (чешуя, тонзура) и реализовавшего заодно глубоко лежащие страхи. В средневековой Европе склонность каракатицы играть и прыгать на мелководье вполне могла послужить поводом для появления легенды о «Морском монахе».

Единственное противоречие между описанием морского монаха и каракатицей может быть только относительно величины в «четыре локтя», далеко превосходящей обыкновенные размеры каракатицы. Однако возможно, что и было поймано животное четырех локтей длины: по крайней мере были случаи поимки экземпляров, лишь немногим уступающим заявленным размерам. Так именно гигантский экземпляр, пойманный в 1853 году, навел профессора Стенструпа на мысль, что перед ним и есть in puris naturalibus — морской монах.

Есть, правда, еще версии, что морским монахом является морж, скат или даже кит. Такой версии придерживается, в частности, криптозоолог Бернард Хеулманс. Также существует мнение, отождествляющее «морского монаха» с гигантским скатом, в германских странах именуемого «рыбой-монахом» или же с серым китом. Однако большинство свидетельств и описаний указывают на то, что морской монах, скорее всего, просто каракатица.
__________________

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: Город Потерянных Кораблей.
Mechelle De Grammont вне форума Ответить с цитированием
Старый 26.02.2011, 13:25   #76
Бен Джойс
Старожил
Капитан-лейтенант
Морской волк
 
Аватар для Бен Джойс
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 24.09.2008
Сообщений: 3,411
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 300

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Морские легенды и поверья

Морские Боги


Из серии «Мир моря в названиях»


Современное человечество не избавилось от богов. А в древности без богов нельзя было обойтись, и уж тем более без морских и водяных. Таковые были у всех народов без исключения, даже у таких сухопутных, как древние тюрки, прародиной которых считается современная Бурятия. У бурятов до сего дня сохранилась и почитается богиня Су - божество водной стихии.


Описать все морские божества всех народов под силу только богу, потому нужно ограничиться только теми, которые на слуху у современных моряков.


Древнеегипетская богиня Исида была покровительницей моряков, это имя через греков дошло до наших дней в форме Исидор и обозначает мужское имя. Нил - сын Океана и покровитель рек - ныне мужское имя и название реки. Сам Океан был сыном Урана (бог неба) и Геи (богиня земли) и породил три тысячи сыновей-рек. Он был богом добрым и миролюбивым. Его первоначальное имя Оген и его обязанности греки позаимствовали у финикийцев. Еврепид (V век до н.э.) первый употребил это слово как географический термин и разделил океан на моря. Этот термин и деление окончательно закрепились в эпоху Возрождения и географических открытий.


Посейдон был первоначально богом плодородной земли, наполненной влагой. После того, как греки расселились по островам, он стал богом морей, которые ему в управление достались по жребию, другим его братьям, например, Зевсу досталось небо, Аиду - подземелье. Его имя расшифровывается легко: - потенциал, сила + "дон" - вода, река, слово сохранилось в осетинском языке, отсюда же название реки Дон. Сын Посейдона Тритон имел человеческое туловище и рыбий хвост, всегда сопровождал отца и при этом дул в раковину. В наши дни - это название земноводного животного. Брат Посейдона Тифон родился у Геи уродом - со змеиным хвостом, с телом в птичьих перьях, сотня глоток одновременно ревела как лев, пёс, бык, и всё это сливалось в ужасную какофонию. Сегодня тифоном называется аппарат для подачи туманных звуковых сигналов. Сирены - полуженщины, полуптицы, демонические существа со сладострастными голосами. Описал и прославил их Гомер в "Одиссеи". У современной судовой сирены голос не сладок, но тревогу в души моряков до сих пор вселяет.


У латинян отец Нептун тоже первоначально был богом влажных полей. По своему происхождению - это этрусский бог Непот, что у них обозначало "племянник". Бог-отец ему доверил управлять всеми водами. Когда латиняне с помощью этрусков и италийских греков овладели морями, то Нептуна полностью уподобили греческому Посейдону и праздник, ему посвященный, отмечали 23 июля, почти как наш день военно-морского флота. Как и греческий образец и предшественник, Нептун был богом добрым и заботливым. Потому все европейские моряки его помнят и любят, он всегда покровительствовал мореходам. Большое влияние на современное представление о Нептуне оказал Луиш ди Камоэнш, поэт и соплаватель Васка де Гамы, в его "Лузиадах" описано, как Нептун встретил португальских моряков на экваторе и пожелал им успеха. С тех пор и повелось - торжественный и праздничный праздник при пересечении экватора.


Можно упомянуть другого римского бога - Portus Pater - портовый отец - бог портов и гаваней, ему был посвящен день 17 августа и отмечался он на Тибре.


Античные моряки применяли розу ветров, которая была посвящена богам, что делало ее сказочно красивой, но громоздкой и совершенно непрактичной. Их было более 32, то есть, более, чем требовалось. Потому произошло уникальное явление: старая, средиземноморская цивилизация заимствовала от молодой германской названия румбов. Эта система стала международной, у нас она называется голландской, она проста и ясна, позволяет в сокращенном виде обозначать все 32 румба.


У греков северный ветер назывался борей, что родственно словам со значениями бык и реветь быком. В наши дни словом борей или бора обозначается катабатический ветер. наиболее ярко выражен в районе Новороссийска, Баку, Триеста.


Слова Аврора и Зефир известны всякому русскому, закончившему среднюю школу, но к морской лексике они отношения не имеют. Бог южного ветра Нотос известен в составе сложного слова - рыба нототения обозначает "южная божественная".


У древних славян был свой пантеон и в нем отводилось место водным божествам. Водяными потоками у славян заведовал Водяной, в отличие от Посейдона и Нептуна, был злым и коварным богом, воплощал водную стихию как опасную для человека стихию. Русалки были красивыми, но вредоносными существами. В её образе соединились два начала: общеславянские водные духи и античные поминальные обряды. Последние на Балканах носили латинское название росалии - праздник роз. Роза у древних индоевропейцев была символом женской красоты, любви и блаженства. С веками Розалия превратилась в русалку, а символ любви и блаженства - в символ красоты и коварства.


Общий для всех славян бог ветров назывался Вихрь. Это слово не потеряло ещё связь с другими, родственными: вервь, время, ветер, виться. Купала - это персонаж восточнославянской и балтийской мифологии, ему была посвящена ночь летнего солнцестояния. И является родственником римскому Купидону- богу любви. Оба олицетворяли в себе соединение двух стихий - воды и огня, трезвости и страсти. Древнее значение слова Купала - кипеть от любви, страстно желать. В этот праздник наши предки нагими прыгали через костры, любили друг друга и охлаждались в ближайшем водоёме. Садко соединяет в себе миф и реальность. Русская сказка повторяет, точнее, наследует миф о женихе, который сватался к дочери Океана. А само имя отмечено в летописях: жил-был такой новгородский купец Сотко Сытинич.


Вместе с христианством на Русь пришли два мифических персонажа, которые почитаются моряками. Николаос - по-гречески победитель народа, точнее, толпы, общины, в церковнославянской версии Никола Угодник Мирликийский. Предания о нем относятся к 4 веку до н.э., но в житие описаны события, которые относятся к эпохе императора Константина, что на 500 лет позднее. Самое значимое из его чудес - избавление мореплавателей от грозящего кораблекрушения. В отличие от православной традиции, в католической и англиканской он не связан с морем, там он превратился в Sinte Klaas или Father Christmas. Объясняется это тем, что день Николы 19 декабря. Внешние атрибуты и обычаи Рождества Христова, новый год по Григорианскому календарю, древнегерманский праздник зимнего солнцестояния и Николин день в северной Европе смешался в единый и сумбурный праздник, который наблюдаем ежегодно. А у православных моряков Николай - это их патрон, покровитель. Современные греки могут выйти в море без карт и топлива, но не без иконы Святого Николая. Он традиционно изображается на иконах всегда добрым, умным, с высоким лбом и мягким взглядом.


Андрей - по-гречески мужской, мужественный, в России стал патроном военно-морского флота. По христианской традиции он был одним из 12 апостолов, посланников, братом рыбака Петра, проповедовал среди скифов Причерноморья. Римлянами был распят на кресте в форме "Х". В Киевской Руси в нем увидели символ русской государственности, и он получил эпитет "первозванный". В 1699 Петром был утвержден Андреевский флаг, а затем - орден.


Имена двух богов моряки произносят, не замечая того. Huracan у индейцев Кубы был злым, вредоносным богом ветров. Через испанский и французские языки это слово попало в русский в форме ураган. Древнекитайский бог Тай Фэн был первоначально богом рек и воды, затем дождей и ливней, позднее название перешло на тайфун, в современном звучании - циклон.


На вопрос о том, каково было отношение наших древних земляков пруссов к мореплаванию, отчасти может пояснить их пантеон. Бардонтс, то есть, бородатый, был богом кораблей и кораблестроителей. Ежеринс - озерный, божество озер. Упинос девос - бог рек, а Уденс мате - мать рек, Юрас мате - мать морей. Аутримис - бог моря. Вейопатис - соответствует славянскому Вихрю, хозяин ветра, аудрос девайтис - божок бурь. Следу этих божеств, соответствующие слова сохранились в современном литовском языке.
__________________
Бен Джойс вне форума Ответить с цитированием
Старый 30.07.2011, 13:23   #77
Вайпер
Младший лейтенант
 
Аватар для Вайпер
 
Регистрация: 17.04.2011
Адрес: Bring Me the Horizon
Сообщений: 1,180
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 256

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды и поверья

Отрывок из книги Л.Д. Платова "Секретный фарватер"
глава вторая
"Легенда о Летучем Голландце"
часть 2

... Историю эту, очень старую, некоторые считают враньём, - так начинал Олафсон. - Другие же готовы прозакладывать месячное жалованье и душу в придачу, что в ром не подмешано и капли воды.
Итак, рассказывают, что однажды некий голландский капитан захотел обогнуть мыс Горн. Дело было поздней осенью, а всякий знает, что там дуют в ту пору непреоборимые злые ветры.
Голландец зарифливал паруса, менял галсы, но ветер, дующий в лоб, неизменно отбрасывал его назад. Он был лихой и опытный моряк, однако величайший грешник, и к тому же ещё упрямый, как морской чёрт.
По этим приметам некоторые признают в нём капитана Ван-Страатена из Дельфта. Иные, впрочем, горой стоят за его земляка, капитана Ван дер Декена.
Оба они жили лет триста назад, любили заглянуть на дно бутылки, а уж кощунствовали, говорят, так, что, услышав их, киты переворачивались кверху брюхом...
Вот, стало быть, этот Ван-Страатен или Ван дер Декен совсем взбесился, когда встречный ветер в пятый или в шестой раз преградил ему путь. Он весь затрясся от злости, поднял кулаки над головой и прокричал навстречу буре такую чудовищную божбу, что тучи, не вытерпев, сплюнули в ответ дождём. Мокрый от макушки до пят, потеряв треугольную шляпу, голландец, однако, не унялся. Костями своей матери он поклялся хоть до Страшного Суда огибать мыс Горн, пока, наперекор буре, не обогнёт его!
И что же? Голландец был тут же пойман на слове! Бог осудил его до скончания веков скитаться по морям и океанам, никогда не приставая к берегу! А если он всё-таки пытался войти в гавань, то сразу же что-то выталкивало его оттуда, как плохо пригнанный клин из пробоины.
Господь Бог наш, между нами будь сказано, тоже из упрямцев. Если ему втемяшится что-либо в голову, попробуй-ка - это и буксиром не вытащишь оттуда!
Вот, стало быть, так оно и идёт с тех пор.
Четвёртое столетие носится Летучий Голландец взад и вперёд по морям. Ночью огни святого Эльма дрожат на топах его мачт, днём лучи солнца просвечивают между рёбрами шпангоутов. Корабль - совсем дырявый от старости - давно бы затонул, но волшебная сила удерживает его на поверхности. И паруса всегда полны ветром, даже если на море штиль и другие корабли лежат в дрейфе.
Встреча с Летучим Голландцем неизменно предвещает кораблекрушение!
Пусть под килем у вас хоть тысяча футов и ни одной банки на сотни миль вокруг - камушки у Летучего всегда найдутся! Ещё бы! Нрав-то не улучшился у него за последние три столетия. Да и с чего бы ему улучшиться?
Но после того как Господь Бог наш придержал Голландца за полы кафтана у мыса Горн, старик уже не отваживается дерзить небесам. Теперь он срывает зло на своём же брате, на моряке. Мёртвый завидует нам, живым!
Мёртвые завистливы, поверьте мне! А Летучему вдобавок до смерти надоела эта канитель. Который год как неприкаянный болтается он между небом и землёй. Вот со зла и подстерегает моряков где-нибудь в укромном месте у камней. Может попасться вам на глаза и в шторм, и в штиль, вылезти под утро из тумана, появиться далеко на горизонте либо выскочить рядом, как выскакивает из воды поплавок рыбачьих сетей.
Иной раз он показывается даже в солнечный день. И это, говорят, страшнее всего! Прямо по курсу замечают слабое радужное мерцание, как бы световой смерч. Оно быстро приближается, уплотняется. Глядите: это призрачный корабль, который в брызгах пены переваливается с волны на волну!
Тут, пожалуй, взгрустнётся, а? Только что его не было здесь, и вот он - на расстоянии окрика, виден весь, от топа мачт до ватерлинии. Старинной конструкции корма и нос приподняты, с высокими надстройками, как полагалось в семнадцатом столетии, по бортам облупившиеся деревянные украшения. И на гафеле болтается флаг, изорванный до того, что невозможно определить его национальную принадлежность.
А что ещё тут определять? Холодом сразу потянуло с моря, словно бы это айсберг поднялся из пучины вод! Шкипер, остолбенев, смотрит на компас. Что случилось с компасом? Корабль меняет курс сам по себе! Но его не сносит течением, и в этом районе нет магнитных аномалий, а ветер спокойный, ровный бакштаг.
Это призрак, пристроившись впереди, повёл следом за собой. Румб за румбом уводит корабль от рекомендованного курса. По реям побежали матросы, убирая паруса! Боцман и ним ещё несколько человек сами, без приказания, бросились на помощь рулевому, облепили со всех сторон штурвал, быстро перехватывают спицы, тянут, толкают изо всех сил! Ноги скользят по мокрой палубе.
Нет! Не удержать корабль на курсе! Продолжается гибельный поворот! И всё быстрей сокращается расстояние между вами и вашим мателотом.
Можно уже различить лица людей, стоящих на реях и вантах призрачного корабля. Но это не лица - черепа! Они скалятся из-под своих цветных головных повязок и сдвинутых набекрень маленьких треуголок. А на шканцах взад и вперёд, как обезьяна в клетке, прыгает краснолицый капитан.
Полюбуйтесь на него, пока есть время!
Наружность Летучего Голландца описывают так. Будто бы просторный коричневый кафтан на нём, кортик болтается на поясе, шляпы нет, седые космы стоят над лысиной торчком. Голос у него зычный, далеко разносится над морем. Слышно, как он подгоняет своих матросов, грозится намотать их кишки на брашпиль, обзывает костлявыми лодырями и тухлой рыбьей снедью.
Поворот закончен. Рулевой бросил штурвал, закрыл лицо руками. Впереди, за бушпритом, в паутине рей, увидел неотвратимо приближающуюся белую полосу, фонтаны пены, которые вздымаются и опадают. Это прибой!
И будто лопнул невидимый буксирный трос. Видение корабля рассеивается, как пар. Летучий Голландец исчез. Слышен скрежещущий удар днища о камни. И это последнее, что вы слышите в своей жизни...
Да! Надо вам, пожалуй, рассказать ещё о письмах.
Бывают, видите ли, счастливчики, которым удаётся встретить Летучего Голландца и целёхонькими вернуться домой. Однако случается это редко - всего два или три раза в столетие.
Ночью на параллельном курсе возникает угловатый силуэт, причём так близко, что хоть выбрасывай за борт кранцы. Всех, кто стоит вахту, мгновенно пробирает озноб до костей. Ошибиться невозможно! От чёрта разит серой - от Летучего тянет холодом, как из склепа.
Простуженный, хриплый голос окликает из тьмы:
- Эй, на судне! В какой порт следуете?
Шкипер отвечает, еле ворочая языком, готовясь к смерти. Но его лишь просят принять и передать корреспонденцию. Отказать нельзя: это закон морской вежливости. На палубу плюхается брезентовый мешок. И сразу же угловатый силуэт отстаёт и пропадает во мгле.
Ну, сами понимаете, во время рейса команда бочком обходит мешок, словно бы тот набит раскалёнными угольями из самой преисподней. Но там письма, только письма.
По прибытии в порт их вытаскивают из мешка, сортируют и, желая поскорее сбыть с рук, рассылают в разные города. Адреса, заметьте, написаны по старой орфографии, чернила выцвели. Письма приходят в большим опозданием и не находят адресатов. Жёны, невесты и матери моряков, обречённых за грехи своего сварливого упрямца капитана скитаться по свету, давным-давно умерли, и даже след их могил потерян. Но письма приходят и приходят...
Частенько прикидываю, друзья, что бы я сделал, если бы знал магическое слово. Есть, видите ли, одно магическое слово, которое может преодолеть силу заклятья. Я слышал это от шкипера-финна. Ему можно верить, потому что с давних времён финны понимают толк в морском волшебстве.
Однако слова он тоже не знал.
А жаль! Сказал бы мне это слово, разве бы я продолжал служить лоцманом? Нет! Вышел бы в отставку, продал дом в Киркенесе - потому что я вдовец и бездетный - и купил бы или зафрахтовал, смотря по деньгам, небольшую парусно-моторную яхту. Груз на ней был бы лёгкий, но самый ценный, дороже золота или пряностей - одно-единственное магическое слово!
С этим словом я исходил бы моря и океаны, поджидал бы на морских перекрёстках, заглядывал во все протоки и заливы. На это потратил бы остаток жизни, пока не встретился бы наконец с Летучим Голландцем.
Иногда, друзья, я воображаю эту встречу.
Где произойдёт она: под тропиками или за Полярным кругом, в тесноте ли шхер или у какого-нибудь атолла на Тихом океане? Неважно. Но я произнесу магическое слово! Оно заглушит визг и вой шторма, если будет бушевать шторм. Оно прозвучит и в безмолвии штиля, когда паруса беспомощно обвисают, а в верхушках мачт чуть слышно посвистывает ветер, идущий поверху. В шторм либо в штиль голос мой гулко раздастся над морем!
И тогда сила магического слова согласно предсказанию раздвинет изнутри корабль Летучего Голландца! Бимсы, стрингера, шпангоуты полетят к чертям! Мачты с лохмотьями парусов плашмя упадут в воду! Да, да! Тёмно-синяя бездна с клокотанием развезнется, и корабль мёртвых, как оборвавшийся якорь, стремглав уйдёт под воду. Из потревоженных недр донесётся протяжный вздох или стон облегчения, а потом волнение сразу утихнет, будто за борт вылили десяток бочек с маслом.
Вот что сделал бы я, если бы знал магическое слово, о котором говорил финн!.. Но ни я, ни вы, ни кто другой на свете не знает пока слова, которое могло бы разрушить старое заклятье.
Некоторые даже считают всё это враньём, как я уже говорил вам. Другие, однако, готовы прозакладывать месячное жалованье и душу в придачу, что в ром не подмешано и капли воды...

Добавлено через 57 секунд
если кому понравится я могу выложить легенду про проклятие))

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 30.07.2011 в 15:22. Причина: добавление источника
Вайпер вне форума Ответить с цитированием
Старый 22.12.2011, 18:42   #78
Biggy
Матрос
 
Аватар для Biggy
 
Регистрация: 17.08.2011
Сообщений: 45
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 0
По умолчанию Re: Морские легенды и поверья

Незнаю писали или нет но:
В начале ХХ века, огибая злополучный мыс Горн, моряки итальянского торгового судна увидели мчавшийся к берегу трехмачтовый барк. Казалось, что корабль потерял управление и находится на грани катастрофы. Моряки поспешили ему на помощь. Этот благородный поступок обернулся для них трагедией. Корабль-призрак исчез, а итальянское судно наскочило на подводный риф и потерпело крушение. Едва моряки успели пересесть в спасательные шлюпки, как их корабль пошел ко дну. Учитывая это и многие другие донесения, правительство Аргентины снарядило специальную экспедицию. Небольшой военный корабль несколько дней бороздил воды в окрестностях мыса Горн и, не обнаружив парусника, взял курс на родину.

Все члены кoмиссии пришли к единодушному выводу, что слухи о загадочном барке – мистификация. Но тут впередсмотрящий доложил, что прямо по курсу – терпящее бедствие парусное судно. Все бросились на палубу, и в ярких лучах восходящего солнца увидели кренящийся на правый борт барк. Немедленно были спущены на воду шлюпки, и все члены кoмиссии вместе с экипажем направились к замеченному кораблю. Но как только шлюпки приблизились к барку, силуэт его исчез, оставив вместо себя лишь легкую дымку.

Выяснилось, что виной всему — лучи утреннего солнца, которые породили на море своеобразный оптический обман. Очертания скал в отраженных лучах создавали видимость брига, а поднявшиеся над ними высокие берега — парусов. Продольные расщелины в горах казались издалека мачтами, и возникала полная иллюзия несущегося под парусами барка. Видение это продолжалось ровно тридцать минут. Как только солнце поднималось в зенит, оно исчезало.

Так была развеяна легенда о корабле-призраке Лемерского пролива.
Biggy вне форума Ответить с цитированием
Старый 12.06.2012, 21:43   #79
Otto von Kotzebue
Салага
 
Регистрация: 12.06.2012
Сообщений: 3
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 0
По умолчанию Re: Морские легенды и поверья

У Бенджамина Торпа в "Нордической мифологии" вычитал такой интересный факт о гастрономических пристрастиях северо-европейских моряков. Оказывается еще с древних времен на пасху моряки старались не есть мяса. Считалось , что в случае соблюдения этого правила весь год моряк будет избегать штормов.
Otto von Kotzebue вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Метки
атлантида, белая акула, бермудский треугольник, дельфин, дэйви джонс, корабли призраки, кракен, легенды, летучий голландец, мифы, морские амулеты, морские боги, морские чудища, морской змей, нептун, огни эльма, остров пальмира, поверья, русалки, садко, саратан, сирены, сцилла, тритоны, харибда


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 15:30. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2019
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования