Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Моря и история мореплавания

Важная информация

Моря и история мореплавания Хотите знать, как мореходы покоряли мировой океан? каких жертв им это стоило? Здесь можно найти ответы на многие вопросы и поделиться своими знаниями.


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 27.05.2008, 14:40  
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

Восклицание Знаменитые мореплаватели и флотоводцы



Об известных мореплавателях, открывателях новых земель
и знаменитых военных флотоводцах.





Список мореплавателей и флотоводцев, чьи биографии размещены в этой теме:
Спойлер:
А
Спойлер:

Б
Спойлер:

В
Спойлер:

Г
Спойлер:

Д
Спойлер:

Е
Спойлер:

Ж
Спойлер:

З
Спойлер:

И
Спойлер:

Й
Спойлер:

К
Спойлер:

Л
Спойлер:

М
Спойлер:

Н
Спойлер:

О
Спойлер:

П
Спойлер:

Р
Спойлер:

С
Спойлер:

Т
Спойлер:

У
Спойлер:

Ф
Спойлер:

Х
Спойлер:

Ц
Спойлер:

Ч
Спойлер:

Ш
Спойлер:


Щ
Спойлер:


Э
Спойлер:

Ю
Спойлер:

Я
Спойлер:

А также:
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 06.11.2019 в 21:56. Причина: Дополнение списка
Странник вне форума Ответить с цитированием
11 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (14.06.2011), Peresvet (04.11.2017), Str@jnik (13.04.2013), Армеец (12.07.2013), Буйвол (29.09.2017), Дон Эстэбан (23.09.2012), Королёв (21.06.2012), Потапыч (14.06.2012), Сэм Блейк (24.09.2011), Шустрый Игорёк (14.05.2012)
Старый 08.07.2008, 23:26   #40
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые флотоводцы

ГОРАЦИО НЕЛЬСОН

"Даже если бы мы взяли в плен десять парусников и позволили бы одиннадцатому удрать, имея возможность захватить в плен и его, даже тогда я не сказал бы, что мы добились успеха".
Эти строки из письма Горацио Нельсон подтверждал решительными действиями во всех сражениях.

Родился Горацио 29 сентября 1758 года в деревушке Бернем-Торп графства Норфолк. Отец-священник воспитывал детей по-пуритански. Смелый и подвижный мальчик избрал морскую службу. Весной 1771 года Горацио забрали из частной школы и отправили в Чатем. Будущий флотоводец служил юнгой, затем мичманом на различных судах, под руководством дяди-моряка научился вести корабль, освоил тригонометрию и привыкал к морской жизни. Четырнадцатилетним Горацио участвовал в полярной экспедиции капитана К. Фиппса 1773 года. В ноябре того же года Нельсон на 20-пушечном фрегате "Си-хорс" в эскадре сэра Э. Хьюза отправился в Индию. В этом плавании юноша получил звание матроса 1-го класса, многому научился, впервые участвовал в перестрелке, познакомился с суровой дисциплиной британского военного флота, физически окреп. В конце 1775 года он настолько серьезно заболел лихорадкой, что его как безнадежного направили в Англию. Болезнь сменялась депрессией. Однако после полугодового плавания Горацио выздоровел и продолжил службу. Весной 1777 года он прибыл в Лондон, блестяще сдал экзамены и получил чин лейтенанта.

Пять лет Нельсон на 32-пушечном фрегате "Ловестов" охранял британские суда в Карибском море, командовал приданной ему шхуной, затем был переведен третьим лейтенантом на флагманский корабль "Бристоль" адмирала Питера Паркера и вскоре дослужился до звания первого лейтенанта.
В декабре 1778 года, получив чин коммандера, двадцатилетний Нельсон был назначен командиром брига "Бэджер". В июне 1779 года он сменил убитого командира фрегата "Хинчинбрук".

Столь быстрое продвижение по службе объяснялось умением и решительностью молодого офицера, находившего выход из трудных и рискованных ситуаций. Осенью 1779 года Нельсон командовал фортом Чарльз на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], ожидавшей французского вторжения, в 1780 году доставил английские войска в Никарагуа, но сам заболел и был отправлен в Англию. Привыкнув к тропикам, он страдал от холода. Тем не менее моряк, как только выздоровел и появилось подходящее назначение, отправился в море. На сей раз он командовал переоборудованным в 28-пушечный фрегат судном "Албемарл", конвоировал суда с грузами в Северном море, а с 1882 года — у берегов Америки. Нельсон добился перевода в эскадру лорда Худа, действовавшую в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Здесь он взял французское судно с ценным грузом, пытался отбить, правда безуспешно, один из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], захваченный французами, проводил разведку у берегов [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. По поручению Худа Нельсон обучал тактике принца Уильяма, будущего короля Вильгельма IV, стал его другом и сопровождал в Гавану с официальным визитом.

После заключения мирного договора "Албемарл" вернулся в Англию. Экипаж распустили. Но Нельсона по его просьбе назначили командиром 28-пушечного фрегата "Борей" и вернули в Вест-Индию. Здесь он показал себя человеком долга и боролся с контрабандой, выгодной местным властям. Его правоту, в конце концов, признало адмиралтейство, однако награду моряк не получил.

После возвращения в Англию в 1787 году Нельсон пять месяцев занимался насильственной вербовкой моряков и хотел уйти с флота. Еще пять лет ему пришлось жить в доме отца, работать на земле и охотиться. Корабль для него не могли найти. Лишь после того как разгорелась Французская революция и Конвент 1 февраля 1793 года объявил войну Англии и Голландии, Нельсону поручили командовать 64-пушечным кораблем "Агамемнон", который включили во флот Средиземного моря под командованием адмирала Худа. В начале Французской революции Худ привел англо-испано-сардинскую эскадру в Тулон. Однако, чтобы удержать порт против войск Конвента, сил не хватало. Худ направил "Агамемнон" в Неаполь с просьбой о подкреплении войсками к союзному королю Обеих Сицилий. В Неаполе Нельсон встретился с Эммой Гамильтон и при ее содействии получил необходимую помощь. Нельсон участвовал в обороне Тулона, затем в боевых действиях против Корсики. Летом 1794 года моряк участвовал в осаде Кальви; в бою осколок камня повредил ему глаз. Тем не менее вклад Нельсона в боях на Корсике не отметили - он не попал даже в списки раненых.

После ремонта в Ливорно быстроходный "Агамемнон" атаковал и взял в двухдневном бою более сильный французский корабль "Са Ира". До конца 1795 года Нельсон крейсировал по Средиземному морю, охраняя судоходство, оказывая помощь союзникам и блокируя порты противников. Прибывший на смену Худу в 1796 году Джервис, которому понравился моряк, поручал ему самостоятельные операции, назначил на 74-пушечный корабль "Капитан" и произвел в коммодоры.

Нельсон особенно отличился в сражении 14 февраля у мыса Сан-Винсенти против испанской эскадры. Джервис поступил неожиданно. Он приказал британской линии разрезать неприятельский строй, чтобы разбить его по частям. Испанцы попытались восстановить линию. Однако тут вмешался Нельсон, который нарушил заповедь: не оставлять линию без приказа флагмана. Его "Капитан", третий от конца, сначала отошел от строя, затем круто повернул и, пройдя сквозь арьергард противника, вошел в разрыв вражеской линии. Некоторое время ему пришлось выдерживать бой против 7 неприятельских кораблей, в том числе 4 100-пушечных, пока не подошли еще три британских корабля. Из 4 взятых испанских кораблей двумя овладел Нельсон. Он сам участвовал в абордажной схватке. Уже через неделю Нельсон получил чин контр-адмирала синего флага и титул рыцаря ордена Бани, возводивший его в дворянское достоинство, тогда как сэр Джон Джервис благодаря ему стал графом Сан-Висенти. Особенно Нельсона радовала золотая медаль, которую получили старшие офицеры — участники сражения.

Позднее вместе со Средиземноморским флотом Нельсон, подняв флаг на корабле "Тезей", блокировал Кадис, дважды в июле 1797 года обстреливал ночами порт из пушек и мортир и даже участвовал в рукопашной схватке. Временами моряка "заносило". Он задумал высадить под прикрытием огня артиллерии десант на остров Тенерифе и захватить стоявшее в гавани судно с золотом из Мексики. Но расчет на внезапность не оправдался, экспедиция не удалась, а Нельсон лишился руки, раздробленной пулей.

Павший духом моряк считал, что однорукий адмирал не нужен флоту. Но в Англии его встретили как героя. Уже в конце 1797 года, воспрянув духом и окрепнув, Нельсон обратился в адмиралтейство за назначением, а в апреле следующего года поднял флаг на линейном корабле "Вэнгард" и отправился с эскадрой на Средиземное море, где в Тулоне французы накапливали корабли. Моряку следовало выяснить их намерения.
Шторм разбросал корабли эскадры, что позволило французскому флоту оставить Тулон незамеченным. Наскоро отремонтировав корабли, получив от графа Сан-Висенти подкрепления и приказ уничтожить неприятельский флот, контр-адмирал приступил к поискам, пока не узнал, что французский флот в Александрии и 1 августа появился перед мысом Абукир, где стояли корабли Брюэса. Нельсон, найдя противника, решил атаковать немедленно, не дожидаясь отставших кораблей. Он заявил командирам кораблей: "Завтра в это время я заслужу или титул лорда, или Вестминстерское аббатство".
Уверенный в победе, Нельсон атаковал, несмотря на малочисленность флота и приближающуюся ночь. Свои корабли он приказал обозначить для распознавания во тьме четырьмя фонарями. Французский флагман, хотя и обсуждал недавно с Наполеоном Бонапартом неудобства стоянки на открытом рейде, принял бой, не меняя строя. Он рассчитывал на близость отмелей и береговые батареи. Английскому флотоводцу помогла необычная тактика. Его корабли обошли часть неприятельских с двух сторон. Вскоре был выведен из строя передовой корабль, через два часа из строя вышла половина эскадры.

В ходе Абукирского сражения Нельсон, раненный осколком в голову, был уверен, что умирает, однако на перевязочном пункте потребовал, чтобы перевязали тех, кто поступил ранее. Ранение оказалось неопасным, и флотоводец смог диктовать донесение о бое, а затем поднялся на палубу и наблюдал взрыв неприятельского флагманского корабля "Ориан". К утру от французского флота уцелели два корабля и два [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], ушедшие в море. Английская эскадра из-за повреждений не могла их преследовать.

Победа при Абукире разрушила планы генерала Бонапарта удержать Египет и развернуть наступление на Индию. Нельсон стал национальным героем, пэром Англии, бароном Нила и Бернем-Торпа, получил пожизненную пенсию — 2000 фунтов в год, был произведен в контр-адмиралы красного флага. Свои поздравления и подарки прислали союзные монархи, а Ост-Индская компания за избавление Индии от вторжения выдала ему 10000 фунтов. Командир одного корабля эскадры, своеобразно выражая свое уважение, преподнес флагману дубовый гроб, изготовленный из обломка мачты "Ориана". Позднее Нельсон возил гроб с собой на корабле; он и стал его последним пристанищем.
При дворе были поражены победой, всю Англию охватило ликование. Пришло восторженное поздравление и от Эммы Гамильтон, поддерживавшей переписку с флотоводцем. 22 сентября эскадра во главе с "Вэнгардом" вступила на рейд Неаполя. Среди участников торжественной встречи оказалась леди Гамильтон, ставшая судьбой Нельсона до конца жизни. Она ухаживала за страдавшим от лихорадки и раны на лице контр-адмиралом, организовала великолепное празднование его сорокалетия.

Через три недели эскадра направилась к Мальте. Угрожая обстрелом, Нельсон заставил капитулировать французский гарнизон острова Гоцо. Однако защитники Мальты продолжали удерживать остров, и флотоводец вернулся в Неаполь.

Вновь поставленный на ноги заботами Эммы Гамильтон, Нельсон подтолкнул короля Фердинанда к активным действиям. Неаполитанская армия быстро освободила Рим, а Нельсон перебросил 5000 войск в Ливорно для наступления французам в тыл. Однако французское контрнаступление отбросило неаполитанцев к границе королевства и создало угрозу самому Неаполю. Король с семьей и ценностями тайно перешел на эскадру Нельсона, которая доставила монарха в Палермо на Сицилии. С ним прибыли леди Гамильтон и британский посол лорд Гамильтон. Вскоре французы овладели Неаполем и провозгласили Партенопейскую республику. Только после освобождения Неаполя Нельсон вернулся туда с королевской семьей.

В благодарность король Фердинанд по совету леди Гамильтон присвоил флотоводцу титул герцога Бронте, присоединив к титулу небольшое имение у подножья Этны на Сицилии, которое приносило три тысячи фунтов годового дохода. Контр-адмирал получил также от султана орден Турецкого полумесяца с большой звездой — высшую награду Турции немусульманину.

Главнокомандующий лорд Кейт считал, что Нельсон этого времени, увешанный орденами, выглядел жалко. Он доверил контр-адмиралу командование на Средиземном море. Но пока Нельсон оставался в Палермо с королевской семьей, опасавшейся жить в Неаполе, Наполеон Бонапарт морем прибыл во Францию и утвердил свою власть в качестве первого консула. Кейт вернулся в Ливорно к началу 1800 года, вызвал Нельсона, чтобы заставить его действовать, прибыл с ним в Палермо, откуда через несколько дней эскадра Нельсона во главе с Кейтом направилась к Мальте. По пути встретили они французский 74-пушечный корабль "Женере", один из спасшихся при Абукире, и Нельсон без приказа Кейта погнался и овладел им. Кейт отправился на север — помогать австрийской армии осаждать Геную. На Нельсона он возложил ответственность за блокаду Мальты. Через несколько недель Нельсон, не выдержав разлуки, сказался больным и вернулся в Палермо. Флагманский корабль он направил обратно, и командир "Фоудройанта" по пути к Мальте овладел последним французским кораблем, уцелевшим при Абукире. Эта удача на время успокоила критику в адмиралтействе действий Нельсона, который дошел до того, что продемонстрировал Гамильтонам предпринятый им специально обстрел Валетты с моря, а затем совершил с ними прогулку по морю.

Наконец терпение адмиралтейства лопнуло. Моряка вызвали на лечение в Англию. Последней почестью короля Фердинанда явился орден Святого Фердинанда с большой золотой звездой, который он учредил специально для моряка. Так как Нельсону с Гамильтонами для переезда не предоставили военный корабль, они направились по суше. Путешествие по Европе вылилось в триумф флотоводца. Восторженно встречал его и народ на родине. 6 ноября Нельсон прибыл в Ярмут. Основной трудностью являлись взаимоотношения с женой и любовницей, вызывавшие недовольство двора. Потому сразу же по прибытии вице-адмирал направил в адмиралтейство просьбу о незамедлительном назначении.
Вскоре дело для моряка нашлось. Организованный Павлом I союз вооруженного нейтралитета России, Швеции и Дании был направлен против интересов Великобритании. Нельсона произвели в вице-адмиралы синей эскадры и направили заместителем командующего флотом на Балтике адмирала Хайда Паркера. Флотоводец поднял флаг на корабле "Сан-Жозеф", который сам он взял в сражении у Сан-Висенти. Вскоре Нельсон выехал в Портсмут, где готовилась эскадра. Он торопился начать и быстрее закончить кампанию. Однако Хайд Паркер откладывал поход. Нельсон написал другу в адмиралтейство, что задержки грозят соединением шведского и датского флотов с русским. Предупреждение подействовало: 13 марта флот из Ярмута направился к Копенгагену. Хайд Паркер вновь не торопился действовать, а затем поручил Нельсону возглавить атаку датского флота с 10 кораблями, бомбардирскими судами и брандерами. Вечером 1 апреля, осмотрев датские укрепления, вице-адмирал считал, что истребит их огнем корабельной артиллерии. Флотоводец намеревался применить ту же тактику, что и при Абукире: пройти вдоль линии части кораблей датского флота, начиная с арьергарда, взорвать их и перейти к следующим. Удачная перемена ветра позволила ему в сражении 2 апреля 1801 года занять нужную позицию. Но и датчане, поддержанные огнем батарей, чувствовали себя уверенно. Паркер, наблюдая обрушившийся на англичан шквал огня, поднял сигнал прекратить сражение. Нельсон на флагманском корабле "Элефант", приняв сигнал, не подчинился. Вскоре датский флагман "Даннеброг" загорелся, обрубил якоря и, отнесенный на середину пролива, взорвался. Были потоплены и выведены из строя 17 неприятельских кораблей. К вечеру вице-адмирал готовился атаковать датчан брандерами, однако первоначально предложил им капитулировать, угрожая сжечь плавучие батареи. Флотоводец блефовал, ибо несколько его кораблей стояли на мели под огнем батарей. Однако принц Фредерик согласился сдать корабли и выполнить другие требования.

За победу при Копенгагене Нельсон получил титул виконта; орденами его не наградили, ибо война не была объявлена. Паркера отозвали, и Нельсон стал командующим. Когда шведский флот вышел в море, одно движение британского флота заставило его бежать в гавань. Узнав о смерти Павла I, Нельсон все же решил продемонстрировать свою силу России и привел флот к Ревелю. Александр I, знакомый с боем при Копенгагене, объявил, что Россия не будет примыкать к антианглийским союзам.

Отдых флотоводца оказался недолог. Он знал, что Наполеон не позволит долго жить в мире.
Уже весной 1803 года Нельсона призвали на службу. В нарушение Амьенского мира Наполеон оккупировал Голландию, создал марионеточное правительство в Швейцарии и собирался стать императором. Вице-адмирала назначили главнокомандующим Средиземноморской зоны военных операций. В течение двух лет моряк искал неприятельский флот, чтобы его истребить. Корабли его патрулировали Средиземное и Адриатическое моря, блокировали Тулон, где стоял французский флот. Точнее, это была не блокада, а попытка небольшим отрядом патрулирующих судов выманить французов в море. Однако адмирал Ла Туш Тревиль не поддавался на обман, и Нельсону приходилось занимать своих моряков постоянными тренировками. Когда французский адмирал попробовал выйти из порта, Нельсон так решительно двинулся ему наперерез, что Ла Туш Тревиль вернулся в Тулон. Вскоре он умер, и его пост занял Пьер Вильнев, тот, что бежал из Абукирской бухты.

Нервное истощение побудило Нельсона просить отпуск. До отпуска его произвели в вице-адмиралы белой эскадры. Однако вступление Испании в войну на стороне Франции заставило моряка задержаться на флоте. Наполеон намеревался объединить корабли Голландии, Испании и Франции в армаду из 62 судов для вторжения в Англию. Когда часть французского флота вышла из Рошфора в Вест-Индию и Вильнев вывел часть флота из Тулона, воспользовавшись штормом, Нельсон исколесил Средиземное море, пока не узнал, что французский адмирал из-за непогоды вернулся в Тулон. В конце марта 1805 года Вильнев вновь пробовал оставить порт, чтобы соединиться с идущей из Рошфора эскадрой, но приближение британской эскадры заставило его повернуть к берегам Европы. Французский флот вернулся в Тулон, выдержав сражение у мыса Финистерре с британской эскадрой Роберта Кальдеры и потеряв два корабля.

Впервые за два года Нельсон ступил на берег в Гибралтаре. Наконец он получил отпуск и 19 августа 1805 года в Портсмуте был встречен восторженными толпами народа. Отпуск он провел в имении, в кругу непризнанной семьи — Эммы и дочери Горации, которую объявили приемной. Иногда вице-адмирал ездил на совещания в адмиралтейство. Появление Нельсона на улице вызывало подъем энтузиазма простых англичан.

1 сентября Нельсон узнал, что флот Вильнева, усиленный до 14 кораблей, не пошел к северу для поддержки высадки, а зашел в Кадис, чтобы соединиться с испанским. За портом наблюдала британская эскадра. Нельсон решил разбить союзный флот и, получив благословение Эммы, на следующий же день послал рапорт в адмиралтейство. Моряка сразу же восстановили в должности командующего эскадрой и указали Кадис в качестве зоны особой ответственности.
Наполеон был вынужден отказаться от высадки в Англии и обвинял в этом трусливых адмиралов. С другой стороны, Нельсон считал, что все его действия зависят от планов Наполеона. Он предложил тактику, которая произвела впечатление на высшие чины адмиралтейства. Флотоводец считал, что необходимо давать свободу командирам кораблей, чтобы они самостоятельно сражались в схватке, преследуя цель — уничтожить врага. План этот Нельсон высказывал многим, чтобы все прониклись идеей. В частности, моряк говорил, что на построение флотов в линии уходит слишком много времени, и намеревался разбить флот на три колонны, две из них направить на линию противника, чтобы отрезать примерно ее треть, а третью под командованием наиболее опытного флагмана оставить на ветре для атаки на важнейшем участке боя по выбору Нельсона или этого флагмана. Флотоводец полагал, что смелость атаки должна сбить с толку французов. Сведения о его замыслах дошли и до Вильнева, но тот не смог их использовать.
С вечерним отливом 15 сентября "Виктори" выступил, чтобы присоединиться к эскадрам Коллингвуда и Кальдера. Нельсон выслал вперед быстроходный фрегат с приказом, запрещающим его встречу традиционным салютом, и указом расположить корабли настолько далеко, чтобы противник не подозревал о противостоящих ему силах и о прибытии флагмана.
Наполеон приказал Вильневу оставить Кадис, соединиться с испанским флотом у [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и до прибытия Нельсона укрыться в Тулоне. Он внушал: "Наш план состоит в том, что, встретив врага, располагающим меньшими силами, вы должны не колеблясь атаковать его и одержать победу". Однако Вильнев нарушил приказ. Не считая Вильнева пригодным на роль главнокомандующего в сражении, Наполеон выслал ему замену. Узнав об этом, французский адмирал поторопился выйти из Кадиса.
Нельсон выжидал в засаде появления вражеского флота. 29 сентября он собрал 15 командиров кораблей на празднование 47-летия и высказал им свой замысел. Моряки были воодушевлены его прибытием. Они поняли план атаки, предложенный главнокомандующим. Это видно из того, как план этот они осуществляли в бою.

Располагая 27 кораблями против 33 неприятельских, Нельсон намеревался атаковать двумя колоннами, которые должны были разрезать вражескую линию в двух местах и громить ближайшие корабли. Зная о сложности управления в дыму, он предписывал: "Если вы не увидите сигналов или не поймете их, ставьте свой корабль рядом с вражеским — в этом не будет ошибки". Флотоводец полагал, что разгром французского флота — это половина договора о мире.
19 октября Нельсон узнал, что флот Вильнева готовится к выходу, и расположил свои силы так, чтобы преградить французам путь возвращения в Кадис. На рассвете следующего дня Вильнев выступил и направился к Гибралтару. Когда французский адмирал увидел мощь британского флота, он пытался вернуться в базу, но корабли Нельсона уже преградили ему путь.
Флотоводец маневрировал западнее противника. 21 октября в 5 часов утра был обнаружен недалеко от испанского [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] франко-испанский флот. За полчаса, которые потребовалось противнику, чтобы заметить англичан, Нельсон успел построить флот в две колонны. С утра он надел парадный мундир с орденами. Когда его попросили одеться менее заметно, Нельсон отвечал, что честно заслужил награды и честно с ними умрет.
Несколько часов, в которые флоты сближались, Нельсон совещался с офицерами и написал завещание, в котором просил родину и короля позаботиться об Эмме и Горации, напоминая о заслугах леди Гамильтон перед Англией. Для того чтобы поднять боевой дух команд, он приказал дать сигнал "Англия ожидает, что каждый исполнит свой долг".

Нельсон на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] возглавлял колонну из 14 кораблей, а вторую, из 13 кораблей, вел вице-адмирал Коллингвуд на "Ройял Соверин". Головные корабли попали под шквальный огонь, но прорезали строй противника, разбив его на изолированные группы и уничтожая их по частям. "Виктори" оказался в центре сражения. Неприятельские снаряды крушили снасти и людей.

Стрелок с марса французского корабля "Редутабль" поразил выстрелом выделяющегося среди прочих флотоводца. Пуля прошла через левое плечо в позвоночник. Нельсона снесли в госпиталь, но помочь было невозможно, и в 16 часов 30 минут он скончался. Перед смертью его беспокоили два вопроса: исход сражения, в котором он надеялся взять 20 кораблей, и судьба близких.
Сражение было выиграно и прекратилось к минуте смерти флотоводца. 20 кораблей были либо взяты, либо потоплены, остальные бежали. После этого разгрома британский флот получил превосходство на море, и Наполеону пришлось отказаться от вторжения на Британские острова.
Тело Нельсона по его просьбе в бочке с коньяком отправили на родину.

Вся Англия скорбела. В начале января 1806 года тело в дубовом гробу — памяти Абукира — выставили для прощания на судне в Гринвиче, потом перевезли в Лондон, а 9 января организовали торжественные похороны в соборе Святого Павла. В церемонии участвовал и взятый в плен Вильнев.

Благодарная родина осыпала милостями леди Нельсон и других его родственников; однако последнюю просьбу в отношении Эммы Гамильтон и Горации не выполнила. Эмме, привыкшей жить широко, пришлось влезть в долги, бежать за границу от кредиторов; умерла она в нищете. Дочь Нельсона так и не узнала, что она ему не приемная, а родная.

В память Нельсона называли корабли, поставили памятник на Трафальгарской площади в Лондоне, сохранили восстановленный корабль-памятник "Виктори".

Некоторые называют Нельсона величайшим флотоводцем всех времен и народов. Вряд ли это справедливо. Его тактические приемы (прорезание линии, решительная атака на флагманов противника, использование резерва на решающем участке, атака несколькими колоннами) применяли ранее Джервис, Круз, Ушаков и некоторые другие адмиралы. Успех Нельсону приносили умение моряков, позволявшее маневрировать в сложных условиях, тщательность подготовки к бою и твердость в доведении его до полной победы.
Серьезное значение имели та любовь и доверие, которое ощущали моряки к своему флагману. Именно они побуждали англичан драться до последнего, защищая отечество.

Скрицкий Н В :100 ВЕЛИКИХ АДМИРАЛОВ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 09.07.2008, 19:14   #41
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Жан Франсуа Мари де Сюрвиль


Капитану французской Ост-Индской компании, прославившемуся во многих сражениях с англичанами, Жану Франсуа Мари де Сюрвилю, выпало на долю совершить важные открытия в Океании и вновь обнаружить, почти одновременно с [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], землю, открытую некогда [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], названную последним Землей Штатов. Вот как это произошло...

Правители французской Индии, Лоу и Шевалье, решили снарядить на свои средства судно для торговли в южных морях.

Они посвятили в свои планы Сюрвиля и отправили его во Францию, поручив необходимое разрешение от Ост-Индской компании, он взял на свое руководство оснащением судна. В Нанте был снаряжен корабль "Сен-Жан-Батист", который снабдили трехлетним запасом продовольствия и всем необходимым для дальней экспедиции. Затем Сюрвиль направился в Индию, где Лоу предоставил в его распоряжение двадцать четыре туземных солдата. 3 марта 1769 года "Сен-Жан-Батист", выйдя из бухты Анжели (восточное побережье Индостана), направился в гавань Пондишери, где взял добавочный груз.

2 июня Сюрвиль покинул Пондишери и взял курс на Филиппинские острова. 20 августа он бросил якорь у островов Бабуян (в проливе Баши). Слово "баши" означает на местном языке возбуждающий напиток, изготовляемый островитянами из сока сахарного тростника, который настаивается в течение нескольких дней на каких-то черных зернах. Там из команды сбежали трое матросов, видимо, памятуя о том, что когда-то несколько матросов [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] сбежали на острова Бабуян, где каждый из них получил от туземцев жену, поле и земледельческие орудия. Но Сюрвиль не мог допустить убыль в своем экипаже. Поэтому он приказал захватить двадцать шесть туземцев и собирался их держать в качестве заложников, пока ему не вернут его людей.

Туземцам объяснили, что с ними поступили подобным образом лишь для того, чтобы заставить их товарищей выдать трех дезертиров. Островитяне показали знаками, что поняли, и тогда их всех отпустили, за исключением шести человек, захваченных на берегу. Та поспешность, с какой пленники покидали судно, прыгали в свои пироги, делала их возвращение мало вероятным. Поэтому французы очень удивились, когда через короткое время увидели, как недавние заложники с радостными криками подплывали к судну. Не оставалось никаких сомнений в том, что они везут командиру сбежавших матросов. И действительно, они поднялись на палубу и свалили на нее опутанных веревками...трех великолепных свиней!

Сюрвиль нашел шутку, если только то была шутка, совершенно неуместной; он оттолкнул туземцев с таким разъяренным видом, что они бросились в пироги и поспешили скрыться. На другой день "Сен-Жан-Батист" покинул острова Бабуян, увозя трех туземцев, захваченных для замены дезертиров.

7 октября после довольно длительного плавания на юго-восток, на 6°56' южной широты и на 13°30' долготы к востоку от Парижского меридиана французы увидели землю, которую назвали островом Премьер-Вю (Первый увиденный).

"Вдоль его берегов шли до 13 октября, когда была обнаружена прекрасная, защищенная от всех ветров гавань, образованная множеством островков, Сюрвиль, бросивший там якорь, назвал ее в честь морского министра Франции бухтой Прален: она расположена на 7°25'южной широты и на 150°55'долготы к востоку от Парижского меридиана".

Войдя в бухту, французы заметили на берегу нескольких туземцев, вооруженных копьями и носивших на спине что-то вроде щита. Вскоре пироги окружили "Сен-Жан-Батист"; сидевшие в них островитяне не скрывали своей враждебности. Их удалось, однако, умиротворить. Человек тридцать самых смелых вскарабкались на палубу и с большим вниманием осмотрели все, представшее их взору. Вскоре дело дошло до того, что пришлось сдерживать любопытных, стремившихся подняться на палубу; так как среди экипажа было много больных, не следовало допускать на корабль такое множество туземцев.

Несмотря на дружелюбный прием, они, по-видимому, не успокоились, и их поведение говорило о чрезмерной подозрительности. При малейшем движении на судне островитяне прыгали в свои пироги или бросались в море. Один из них все же казался более доверчивым. Сюрвиль подарил ему несколько мелочей.

В ответ на эту любезность туземец сообщил, что в глубине бухты имеется место, где можно запастись водой.

Капитан распорядился спустить шлюпки и поручил командование ими своему помощнику Лаббе.

"Туземцы как будто с нетерпением ждали, чтобы шлюпки отвалили от судна, - рассказывает Флерье в своей книге "Открытия французов", - и как только те отошли, так все пироги последовали за ними".

Однако вскоре французам показалось, что туземцы заманивают их в засаду, и они решили повернуть обратно.

"Больше двухсот пятидесяти островитян, - говорится в отчете, - вооруженных копьями длиной в семь-восемь футов, мечами или деревянными палицами, стрелами и камнями, собрались на пляже и наблюдали за всеми движениями французов.

Когда пять солдат, находившиеся на берегу, собирались занять свои места в шлюпке, дикари напали на них, ранили одного солдата ударом палицы, капрала - копьем, а затем набросились на остальных. Пострадал и сам Лаббе, получивший две стрелы в бедро и удар камнем в икру. По предателям открыли огонь. Первый залп ошеломил их до такой степени, что они как бы окаменели; жертв оказалось очень много, ибо туземцы сгрудились толпой на расстоянии всего двух-трех саженей от шлюпок, и ни одна пуля не пропала даром. Оцепенение островитян позволило французам дать второй залп, обративший врагов в бегство.

После этого побоища Сюрвиль решил захватить и использовать в качестве проводника какого-нибудь туземца, который, поняв превосходство европейскою оружия, убедил бы соплеменников ничего не предпринимать против французов. Так был захвачен мальчик лет четырнадцати - пятнадцати, который подплыл к кораблю на своем каноэ.

В конце концов матросы нашли достаточно полноводный источник; они смогли заняться и заготовкой дров. Большой остров, на котором находилась бухта Прален, назвали из-за вероломства жителей землей Арша-кидов (ныне архипелаг Нью-Джорджия, часть Соломоновых островов).

Дикий нрав жителей, населявших берега бухты Прален, не дал возможности французам проникнуть внутрь страны, и они смогли ознакомиться лишь с побережьем. Ни в глубине бухты, куда заходили шлюпки, ни на острове Эгад, исследованном на всем протяжении, не удалось обнаружить ни клочка возделанной земли".


Таковы те довольно поверхностные сведения, какие Сюрвиль смог собрать сам или с помощью своих людей. К счастью, много дополнительных данных было получено от пленного туземца, по имени Лова-Салега, обнаружившего изумительные способности к усвоению языков.

Наиболее распространенным украшением у жителей района бухты Прален являлись четки из человеческих зубов. Из этого сразу же заключили, что здешние туземцы были людоедами, хотя такая же "мода" была и у племен, которых ни в коем случае нельзя заподозрить в каннибализме. Однако сбивчивые ответы Лова-Салеги и полуобжаренная голова мужчины, обнаруженная Бугенвилем на пироге с близлежащего острова Шуа-зель, не оставляли никакого сомнения в существовании этого варварского обычая.

21 октября после девятидневной стоянки "Сен-Жан-Батист" покинул бухту Прален. В последующие дни судно все время шло в виду высоких и гористых островов. 2 ноября Сюрвиль заметил землю, получившую название острова Контрарьете (Препятствие) из-за встречных ветров, в течение трех дней препятствовавших движению судна.

Открывшийся ландшафт радовал взор. Остров был хорошо возделан и, по всей вероятности, если судить по количеству пирог, постоянно окружавших "Сен-Жан-Батист", густо населен.

Убедить туземцев подняться на судно долго не удавалось.

Вид острова был до того привлекателен, а цинготные больные так нуждались в свежей провизии, что Сюрвиль решил направить к берегу шлюпку, чтобы выведать настроение жителей.

Едва шлюпка отвалила от судна, как ее окружили пироги с многочисленными воинами. Для предупреждения неминуемой стычки капитан приказал дать несколько ружейных залпов. Нападающие обратились в бегство. Ночью целая флотилия пирог направилась к "Сен-Жан-Батист"; из соображений гуманности Сюрвиль не стал ждать, пока островитяне приблизятся, и велел выстрелить в воздух из пушек, заряженных картечью; туземцы немедленно обратились в бегство. От высадки на берег пришлось отказаться, и Сюрвиль снова вышел в море. Один за другим он открыл острова Олу-Маган, Гольф и острова Деливранс, которыми заканчивался этот архипелаг.

Обнаруженный Сюрвилем архипелаг был не чем иным, как Соломоновыми островами. Французский мореплаватель прошел сто сорок лье вдоль берегов, составил их карту и зарисовал четырнадцать очень интересных прибрежных ландшафтов.

Чтобы предотвратить гибель значительной части экипажа, Сюрвилю необходимо было во что бы то ни стало достигнуть земли, где он смог бы высадить на берег больных и раздобыть для них свежую провизию. Он решил направиться в Новую Зеландию, никем не посещавшуюся после Тасмана.

12 декабря 1769 года Сюрвиль увидел ее берега на 35°37' южной широты и спустя пять дней бросил якорь в заливе, названном им Лористон. В глубине залива оказалась бухта, получившая название Шевалье - в честь одного из организаторов экспедиции. Напомним, что капитан Кук с начала октября того же года занимался исследованием Южного острова и через несколько дней после прибытия французских моряков миновал залив Дористон, не заметив их судна.

Во время стоянки в бухте Шевалье разыгрался ужасный шторм, чуть не погубивший "Сен-Жан-Батист"; однако матросы были так уверены в мореходных талантах своего командира, что ни на минуту не поддались унынию и выполняли все приказания Сюрвиля с хладнокровием.

Баркас, на котором везли больных, не успел добраться до земли, как разразилась буря и его отнесло в бухту, получившую название Рефюж (Убежище). Команду и больных очень тепло принял местный вождь, по имени Нажинуи. Он поместил чужеземцев у себя в хижине и снабжал все время свежими продуктами, какие только мог раздобыть.

Катер, шедший на буксире за "Сен-Жан-Батист", был унесен волнами. Сюрвиль увидал, как его выбросило на берег в бухте Рефюж. Он послал за ним шлюпку, но от него остался лишь швартов, все остальное успели утащить туземцы. Шлюпка поднялась вверх по течению реки, но никаких следов катера не обнаружила. Сюрвиль не захотел оставить кражу безнаказанной, он знаками подозвал туземцев, стоявших около своих пирог. Когда один из них приблизился, его немедленно схватили и увезли на судно. Остальные убежали.

"Французы завладели одной пирогой, - рассказывает Крозе, - сожгли несколько других, подожгли хижины и вернулись на "Сен-Жан-Батист". Задержанный туземец, как выяснил судовой врач, оказался тем самым гостеприимным вождем, который так великодушно помог морякам во время бури. То был бедный Нажинуи. Прибежав по первому знаку Сюрвиля, он никак не ожидал подобного вероломства после всех услуг, оказанных чужеземцам.

Нажинуи умер 24 марта 1770 года вблизи островов Хуан-Фернандес.

Через несколько дней, убедившись в невозможности раздобыть необходимую для команды свежую провизию, Сюрвиль пустился в дальнейший путь, держась между 27° и 28° южной широты; однако цинга заставила кратчайшим путем направиться к берегам Перу.

Он увидел их 5 апреля 1770 года и спустя три дня бросил якорь у отмели Чилка перед входом в гавань Кальяо.

Спеша доставить помощь больным и никому не желая доверить переговоры с губернатором, Сюрвиль сам отправился на берег. К несчастью, валы, разбивавшиеся об отмель, опрокинули шлюпку, и из ее экипажа спасся лишь один матрос, Сюрвиль и все остальные утонули.

Так трагически погиб этот искусный мореплаватель, который мог бы еще сделать много полезного на избранном им поприще. Что касается корабля "Сен-Жан-Батист", то его в течение трех лет продержали в Кальяо из-за бесконечных проволочек испанских таможенных властей. Командование над судном принял Лаббе, доставивший его 23 августа 1773 года во Францию в порт Лориан.

peoples.ru
__________________

Странник вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама
Старый 20.07.2008, 23:07   #42
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Василий Яковлевич Чичагов


Единственный моряк - кавалер ордена Св. Георгия I степени - В.Я. Чичагов проводил в жизнь необычную тактику: принимал атаку противника на выгодной позиции, чтобы одерживать победы малой кровью.

Родился будущий адмирал 28 февраля 1726 года в небогатой семье под Костромой. Получил домашнее воспитание и образование. Потом окончил Навигацкую школу в Москве. Морскую службу начал гардемарином, прошел все младшие офицерские чины на Балтийском флоте, отличился в Семилетней войне, выполняя ответственные поручения. Затем он служил в Архангельске. В 1765-1766 годах моряк руководил секретной экспедицией, которая на трех небольших судах дважды пыталась пройти через Северный Ледовитый океан к Алеутским островам между Гренландией и Шпицбергеном. Русские моряки достигли 80 градусов 26 минут северной широты, побив рекорд [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Сплошные льды не позволили продвинуться далее. Разумеется, плавания в те годы и не могли привести к успеху. Чичагову можно поставить в заслугу уже то, что он без потерь вернул свои суда с экипажами от кромки вековых льдов к родным берегам. Более того, капитан бригадирского ранга доказал, что такая задача невыполнима для деревянных парусников.

Став главным командиром Архангельского порта, Чичагов боролся со злоупотреблениями среди чиновников и моряков. После начала русско-турецкой войны 1768-1774 годов он старался увеличить возможности верфей, предложив закладывать сразу по 6 кораблей вместо 4. Построенные архангельцами корабли шли на Балтику. В 1770 году туда же вызвали произведенного в контр-адмиралы Чичагова. Он обучал экипажи для кораблей Балтийского флота, в 1772 году одну из подготовленных эскадр провел без потерь на Средиземное море. Вернувшись, стал главным командиром сначала Ревельского, затем Кронштадтского порта. Благодаря его стараниям и последняя ушедшая на Средиземное море эскадра благополучно достигла цели.

Боевое крещение в качестве флагмана контр-адмирал Чичагов получил на Черном море. Весной 1774 года эскадра Азовской флотилии под его флагом крейсировала у входа в Керченский пролив. 9 июня с русской эскадры из 3 [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и 2 «новоизобретенных» плоскодонных кораблей увидели турецкий флот. Чичагов пошел на сближение и обнаружил, что к охраняемому им проливу направляются 5 линейных кораблей, 9 фрегатов, 26 галер и шебек, несколько меньших судов под командованием адмирала. Заметив русскую эскадру, турки двинули на нее отряд из 7 фрегатов, 6 шебек и 4 галер. Остальные пытались прорваться в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Контр-адмирал не поддался обману, повел отряд наперерез и преградил противнику путь, открыв огонь. Турки после перестрелки в сумерки отстали. Русские корабли развернулись в проливе. Вернувшаяся турецкая превосходящая по силам эскадра заняла позицию у входа, пыталась атаковать, но ее нападения были отражены.

Адмирал Чичагов, между войнами командовавший эскадрами на Средиземном и Балтийском морях, в начале русско-шведской войны 1788-1790 годов временно оказался не у дел. Весной 1789 года Екатерина II вверила ему командование Балтийским флотом, силы которого стояли в Ревеле, Кронштадте и Копенгагене. Адмирал столкнулся с неприспособленностью Ревеля как базы. На прибывшей из Кронштадта эскадре было много новобранцев. Василий Яковлевич, несмотря на нетерпеливые указы из столицы, задерживал выход в море, стараясь обучить экипажи для похода и боя. Только 2 июля его флот выступил и 6 июля вел сражение со шведским у острова Эланда. Следуя своей тактике, Чичагов не атаковал неприятеля, а вел перестрелку и ожидал подхода копенгагенской эскадры, чтобы зажать противника с двух сторон превосходящими силами. Но шведы укрылись в Карлскроне (Карлскруне). Господство на море перешло к русским. Чичагов увел флот к своим берегам и, сберегая корабли, ограничивался блокадой, разведкой, охраной судоходства и поддержкой гребного флота, действовавшего в шхерах. Это была вполне разумная стратегия, хотя императрица и рассчитывала на более эффектные победы. Но пассивность сухопутных сил в Финляндии не позволила воспользоваться успехом на море, и весной 1790 года Густав III вновь перешел в наступление. Он хотел разбить русские эскадры по очереди, высадить десант у Ораниенбаума и диктовать требования русскому двору.

Уже 6 марта два шведских фрегата совершили набег на Балтийский порт (Палдиски), высадили десант, уничтожили запасы, заклепали пушки недостроенной крепости и ушли ранее, чем прибыли подкрепления из Ревеля. Это предупреждение Чичагов воспринял весьма серьезно, ибо Ревельский порт не имел иной защиты, кроме боевых кораблей. Пользуясь бездействием главных сил вражеского флота, адмирал принял меры для отражения возможного нападения. Посты на маяках, высланные в море отряды предупредили о приближении противника, и когда 1 мая шведский флот появился у Ревеля, Чичагов был готов к встрече с ним.

Недостаток людей исключал сражение в открытом море, тем более против вдвое превосходящих сил противника. Адмирал решил принять бой на якоре, превратив корабли в деревянные бастионы. Он построил эскадру в три линии. Первую составили 10 кораблей и фрегат, за ее разрывами встали 2 бомбардирских корабля и 4 фрегата, третью линию составили 7 катеров; кроме того, из ворот гавани могли действовать канонерские лодки, а в ее глубине оставались 2 [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и вспомогательные суда. Правый фланг линии опирался на отмели, левый - на орудия Ревельской крепости. Обойти с фланга и взять в два огня русские корабли, стоявшие на небольших расстояниях, шведы не могли, и им пришлось напасть с фронта.

Шведское командование решило атаковать русскую эскадру, не вставая на якорь. Предстояло линию из 21 корабля и 6 линейных фрегатов ввести на рейд в направлении русского левого фланга, поворачивать на восток и проходить вдоль всего фронта, обстреливая его на ходу. Но [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] привела к тому, что большинство шведских снарядов не достигало цели, а русские моряки стреляли как на учениях. В итоге боя несколько шведских кораблей получили значительные повреждения, один сел на камни и был сожжен шведами, а второй сдался. Потери ревельской эскадры составили только 9 убитых и 27 раненых. Увидев безуспешность атаки, герцог Карл приказал отвести еще не бывшие в бою корабли. Его флот крейсировал у Наргена, не решаясь повторить нападение, пока не последовал приказ короля идти для прикрытия гребного флота у Выборга.

Чичагов после [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] принял меры для подготовки соединения с кронштадтской эскадрой вице-адмирала А.И. Круза, чтобы нанести удар с двух сторон противнику, угрожавшему столице. 17 мая ревельская эскадра вышла к Наргену, а 23 мая, получив указание императрицы, отправилась на соединение с Крузом. В случае встречи с превосходящими неприятельскими силами адмирал предполагал занять позицию между островами и принять бой на якоре. В ночь на 26 мая он так и поступил, а утром соединился с Крузом, который в двухдневном Красногорском сражении 23-24 мая сдержал натиск превосходящих сил шведского флота. Русские эскадры заблокировали шведский флот, по приказу короля укрывшийся в Выборгском заливе. Вновь противник был изгнан с моря. Но его необходимо было добить.

Из залива, где стояли шведские корабельный и гребной флоты, несколько фарватеров между островами и мелями вели на запад, юг и восток. Флот Чичагова развернулся против шведского. Почти месяц адмирал сжимал блокаду, хотя из столицы его и торопили. Русские корабли оттеснили шведские вглубь залива. Отдельные отряды заняли все проходы на юге и западе, наблюдали за Березовым зундом, в котором должны были действовать задерживавшиеся гребные суда вице-адмирала К.Г. Нассау-Зигена. Чичагов рассчитывал атаковать с фронта, тогда как гребной флотилии следовало напасть с востока, а гребным судам Т.Г. Козлянинова из Выборга - ударить в тыл. Однако подготовленное наступление сорвалось по вине Нассау-Зигена, который достиг Березового зунда только 21 июня и сразу перешел в наступление, не предупредив Чичагова и не дав отдыха гребцам. К ночи 22 июня, когда установился удобный для шведов ветер, его команды прекратили натиск.

Оказавшийся в безвыходном положении Густав III решился на отчаянный прорыв. Он направил через западный фарватер кильватерную колонну кораблей и фрегатов. Путь ей должны были расчистить брандеры. Вслед за кораблями ближе к берегу должны были самостоятельно прорываться в шхеры гребные суда. Утром, пока уставшие гребцы Нассау-Зигена отдыхали, шведские гребные суда отошли к своим главным силам, а часть их демонстративно атаковала правый фланг русской линии, отвлекая внимание от фланга левого, где корабельный флот с потерями прорывался сквозь отряды контр-адмиралов И.А. Повалишина и П.И. Ханыкова в западном проходе. Больше всего потерь шведам нанесли их брандеры: от их огня погибли корабль и фрегат. Несколько судов сели на мель и сдались.

Чичагов первоначально наблюдал, в какую сторону направятся шведы. Он дал сигнал Козлянинову начать атаку с тыла, затем подкрепил отряды Ханыкова и Повалишина и, наконец, когда шведы прорвались, повел главные силы в преследование. Первоначально он приказал своим легким судам атаковать и брать вражеские гребные суда, оказавшиеся в море беспомощной добычей. Увидев, что из-за Березовых островов появляется гребная флотилия, адмирал решил, что Нассау-Зиген и Козлянинов возьмут на себя пленение королевского гребного флота. Он собрал все парусные корабли и устремился за уходившим к Свеаборгу шведским флотом. Несмотря на то, что адмирал вышел из Выборгского залива в числе последних, он оказался среди передовых преследующих. За время погони были взяты два шведских корабля, а остальные укрылись под батареями Свеаборга. Чичагову оставалось только организовать наблюдение за портом, чтобы в нужный момент вывести главные силы. Вновь адмирал добился нейтрализации противника с относительно небольшими потерями, которые с лихвой компенсировали трофеи.

Тактика В.Я. Чичагова в известной степени была вынужденной. Постоянная острая нехватка опытных матросов заставляла избегать решительного боя. Более того, адмирал порицал С.К. Грейга за то, что тот с неподготовленной эскадрой атаковал шведов у Гогланда. Последнее свидетельствует, что оборонительная тактика не была случайностью, а вполне обдуманным методом, позволявшим компенсировать с помощью местных прикрытий недостатки подготовки экипажей. В частности, занимая позицию между островами, Чичагов готовился к нападению всего неприятельского флота; если бы шведы направились к Кронштадту, он был готов применить второй тактический прием: зажать противника между двумя эскадрами и разгромить, уже обладая превосходством в силах и положении.

За Ревельское сражение Чичагова наградили орденом Св. Андрея Первозванного. После Выборгского - он стал первым моряком, удостоенным ордена Св. Георгия 1-й степени. Императрица одарила его поместьями в Белоруссии. Это было хоть и запоздалым, однако достойным признанием заслуг В.Я. Чичагова.

В последующие годы В.Я. Чичагову не довелось командовать в сражениях, ибо на Балтике у русского флота соперников не осталось. Одно движение эскадр, выводимых адмиралом в море, было настолько внушительным, что никто не решался противодействовать им.

При Павле I Василий Яковлевич выступил против самодурства самодержавного генерал-адмирала, вышел в отставку и жил в имении как под арестом. Император не разрешал опальному флотоводцу приезжать в столицу.

Умер адмирал 4 апреля 1809 года и торжественно похоронен на кладбище при Александро-Невской лавре. Из десяти его сыновей большинство служило на флоте, а Павел Васильевич Чичагов стал морским министром, немало сделавшим для укрепления флота.

peoples.ru
__________________

Странник вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 04.08.2008, 18:15   #43
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Дмитрий Николаевич Сенявин
(1763—1831)


Родился 6 (17 августа) 1763 в дер. Комлево Боровского уезда Калужской губернии. Принадлежал к дворянскому роду Сенявиных, чья судьба была тесно связана с историей русского флота с самого момента его основания. Отец, вице-адмирал Н. И. Сенявин, в 1773—1775 занимал должность военного губернатора Кронштадтского порта.
В 1773 записан в Морской кадетский корпус (Санкт-Петербург).
В 1777 получил чин гардемарина; совершил два учебных плавания по Балтийскому морю.
Блестяще сдав экзамены на офицерское звание, 1 мая 1780 произведен в мичманы и назначен на корабль «Князь Владимир».
В 1780—1781 участвовал в экспедиции русской эскадры, отправленной к берегам Португалии для поддержания вооруженного нейтралитета во время Войны за независимость США.
В 1782 переведен на Азовскую флотилию; служил на корвете «Хотин».
В 1783 произведен в лейтенанты и назначен флаг-офицером при контр-адмирале Ф. Ф. Мекензи, основавшим Севастополь. Участвовал в устройстве Ахтиарского порта (Севастополь).
В 1786 — командир пакетбота "Карабут", курсировавшего между Севастополем и Стамбулом.

К началу русско-турецкой войны 1787—1791 дослужился до чина капитана 2-го ранга. И прошел суровую боевую школу под командованием [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. В первый период войны занимал должность флаг-капитана при командующем Черноморским флотом адмирале М. И. Войновиче. 3 июля 1788 г. была одержана первая победа Черноморского флота у [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], где особенно отличился Ф.Ф. Ушаков, командовавший русским авангардом.

В момент, когда сильный турецкий флот помогал с моря осажденному Очакову, Сенявин с пятью крейсерами был послан к берегам Анатолии, чтобы нарушить турецкие пути сообщения и отвлечь внимание турецкого флота от Очакова. Нужно отметить, что уже здесь, в своих первых самостоятельных действиях, Сенявин проявил незаурядные способности и имел ряд успехов - взял несколько призов, уничтожил около десятка турецких торговых судов и т.п.

Во время осады русскими войсками Очакова (вторая половина 1788) осуществил успешную диверсию у берегов Малой Азии: уничтожил около десятка турецких торговых судов и сумел отвлечь внимание турецкого флота от района боевых действий; в декабре 1788 награжден орденом Св. Георгия 4-степени. Затем последовательно командовал боевыми кораблями «Леонтий Мученик», «Св. Владимир», «Навархия». Отличился при разгроме турецкого флота в битве у [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] 31 июля (11 августа) 1791. Отличился в сражении близ Варны.

Во время войны Второй коалиции с Францией, в чине капитана 1-го ранга командовал линейным кораблем «Св. Петр» и участвовал в походе эскадры Ф. Ф. Ушакова в Средиземное море. В ходе операции по овладению Ионическими островами руководил захватом 2 (13 ноября) 1798 крепости Св. Мавра и принимал участие в штурме Корфу 20 февраля (3 марта) 1799. По окончании похода в 1800 назначен командиром Херсонского порта. В 1803 стал командиром Севастопольского порта. В 1804—1805 служил флотским начальником в Ревеле.

В 1805 произведен в вице-адмиралы. 10 (22 сентября) 1805 возглавил русскую эскадру из шести кораблей, посланную из Кронштадта в Средиземное море для борьбы с французами. По прибытии на Корфу 18 (30 января) вступил в командование всеми русскими морскими и сухопутными силами в Средиземноморье. Стремясь предотвратить захват Наполеоном I Греции и сохранить Ионические о-ва в качестве главной базы русского флота, осуществил ряд наступательных операций на Адриатике (Вторая Архипелагская экспедиция), прежде всего в Далмации и Черногории: при поддержке черногорцев захватил 2 (14 марта) крепость Бокка-ди-Каттаро, в начале июня вынудил французов очистить Брено, в конце лета неудачно пытался овладеть Рагузой, а 19 сентября (1 октября) взял Кастель-Нуово.

После разрыва отношений между Россией и Османской империей (Русско-турецкая война 1806—1812) и началом военных действий, оставив часть сил для защиты Корфу, в феврале 1807 повел эскадру из восьми [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и одного [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Эгейское море и в марте блокировал [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. 10-11 (22-23 мая) 1807 нанес поражение турецкому флоту в Дарданелльском, а 19 июня (1 июля) 1807 в Афонском сражениях, несмотря на численный перевес противника; успешно применил новый прием боя — сосредоточение двойного превосходства сил (два своих корабля против одного вражеского) на решающем участке боя, в данном случае против турецких флагманов. Попытки турок прорвать блокаду Стамбула были сорваны, и русский флот установил контроль над Эгейском море. Это заставило Порту пойти на заключение Слободзейского перемирия с Россией 12 (24 августа) 1807.

Согласно условиям Тильзитского мира 25 июня (7 июля) 1807 Д. Н. Сенявин передал Франции Ионические о-ва и в сентябре отплыл на родину. Однако после объявления Россией войны Великобритании его корабли в конце октября были блокированы в Лиссабоне английским флотом. В августе 1808 заключил с англичанами соглашение об интернировании эскадры в британских портах на время войны. В сентябре 1808 — августе 1809 находился с кораблями на Портсмутском рейде. В августе 1809 получил разрешение отвести эскадру в Ригу. По возвращении на родину в сентябре 1809 попал в немилость к Александру I. В 1811 переведен на должность командира Ревельского порта. Во время Отечественной войны 1812 получил отказ на свою просьбу о зачислении в действующую армию. В апреле 1813 уволен в отставку.

Возвращен на службу в 1825 в связи с угрозой новой войны с Османской империей, назначен командующим Балтийским флотом; получил звание генерал-адъютанта. В 1826 произведен в адмиралы. В том же году избран почетным членом Петербургской академии наук. В 1830 тяжело заболел и 5 (17 апреля) 1831 скончался. Похоронен в Санкт-Петербурге в Александро-Невской лавре.

Википедия и NAVY.ru
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 13.08.2008, 22:11   #44
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Истомин Владимир Иванович


Владимир Иванович Истомин из дворянского рода Псковской губернии. Влечение к морской службе он испытывал с раннего детства, которое прошло в Прибалтийском крае, где его отец, отставной офицер, состоял секретарем камерального суда. Кроме Владимира Ивановича во флоте служили и его два брата - Павел Иванович и Константин Иванович, также достигшие впоследствии адмиральских чинов.

В четырнадцать лет Истомин поступил в Морской кадетский корпус и через год был произведен в гардемарины. Являлся одним из лучших воспитанников корпуса, выделялся своими способностями и трудолюбием. В 1827 г. он получил назначение на новый 74-пушечный линейный корабль "Азов", где поступил под начальство капитана 1-го ранга [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], одного из первооткрывателей Антарктиды, впоследствии знаменитого адмирала.

На "Азове" Владимир Истомин совершил переход из Кронштадта в Портсмут, а затем к берегам Греции, где русская эскадра вместе с англофранцузской содействовала борьбе греческого народа против османского ига.

8 октября 1827 г. состоялось[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], в котором Истомин был одним из самых деятельных членов команды "Азова", заслужив за этот бой орден святого Георгия 4-й степени и мичманский чин. Тогда ему было 18 лет.

Затем на том же корабле участвовал в крейсерских рейдах по охране Греческого архипелага, в блокаде Дарданелл и Константинополя. По окончании русско-турецкой войны 1828-1829 гг. в награду за отличную службу Владимир Иванович был награжден орденом святой Анны 3-й степени. В период боевых плаваний он находил время для самообразования, изучал отечественную и зарубежную военно-морскую литературу. Тягу к пополнению своих знаний он проявлял всю жизнь, по праву сохраняя авторитет образованного морского офицера.

В 1832 г. Истомин был переведен на корабль "Память Азова", в следующем году выдержал экзамен на лейтенантский чин и вскоре зачислен в 32-й флотский экипаж, плавал на судах Балтийского флота. В 1836 г. он был командирован на Черное море, где протекала вся его последующая военная служба. Вначале состоял в экипаже корабля "Варшава", участвовал в крейсерстве у берегов Кавказа. В 1837 г. стал командиром парохода "Северная звезда", на котором совершил плавание по портам Черного моря Николай I с супругой. За отличную организацию плавания командир корабля получил в подарок от царствующих особ два бриллиантовых перстня и годовое жалованье. В 1838 г. Владимир Иванович был назначен командиром шхуны "Ласточка", через два года стал капитан-лейтенантом и получил в командование корвет "Андромаха", с 1843 г.- командир фрегата "Кагул".

В 1845 - 1850 гг. Истомин находился в распоряжении главнокомандующего и наместника на Кавказе генерала от инфантерии М.Воронцова. Как умелый флотский офицер оказывал ему помощь в организации совместных операций сухопутных и морских сил по покорению и примирению кавказских народов. В мае 1847 г. Владимир Иванович сопровождал главнокомандующего в дагестанском походе, принял деятельное участие в штурме Гергебиль и взятии Сальты. За мужество и храбрость при Сальте он был произведен в капитаны 2-го ранга, а через два года за отличия по службе удостоен чина капитана 1-го ранга. В 1850 г. Истомин был назначен командиром 35-го флотского экипажа и линейного корабля "Париж". Он вел крейсерские рейды у восточных берегов Черного моря, охраняя их от вылазок турок.

Неудачи российской дипломатии и воинственные действия англо-франко-турецкой коалиции привели к Крымской войне 1853 - 1856 гг., ставшей для Истомина суровым испытанием его воинских умений и личного мужества. В полной мере он проявил их уже в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] 18 ноября 1853 г., в котором сошлись русская и турецкая эскадры. В этом сражении Владимир Иванович, командуя 120-пушечным "Парижем", действовал в составе колонны контр-адмирала Новосильцева. Он руководил своим кораблем столь блестяще, что командовавший русской эскадрой [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в пылу боя хотел выразить ему благодарность, но на поврежденном флагманском корабле не на чем было поднять флаг. После сражения командующий эскадрой докладывал: "Нельзя было довольно налюбоваться прекрасными и хладнокровными действиями корабля "Париж"... " За доблесть при Синопе Истомин 28 ноября 1853 г. был произведен в контр-адмиралы.

Адмиральские эполеты ему вручили офицеры "Парижа", и растроганный их вниманием Владимир Иванович обещал никогда с этими эполетами не расставаться. Как и Нахимов, Истомин не снимет своих адмиральских эполет в продолжении всей осады Севастополя, с ними же его опустят в могилу.

Высадка англо-французских войск в Крыму, начало осады Севастополя и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] повлекли за собой участие моряков в героической сухопутной обороне южной твердыни России. Вместе с Нахимовым и Новосильцевым Истомин сошел на берег и стал одним из главных организаторов обороны Севастополя. Ему была поручена наиважнейшая, четвертая оборонительная дистанция, опиравшаяся на Малахов курган. Не зная ни сна, ни отдыха, Владимир Иванович находился на передовых позициях, ободряя и вдохновляя своих подчиненных. С помощью военных инженеров на подступах к Малахову кургану были построены укрепления и ложементы, и установленные там орудия держали под перекрестным огнем перемещаемые противником батареи. Главнокомандующий А.Меншиков в своих докладах в Петербург отмечал "стойкость и молодечество" организатора обороны на Малаховом кургане. 25 ноября 1854 г. Николай I наградил Истомина орденом святого Георгия 3-й степени и в именном рескрипте написал: "Владимир Иванович! Искренне поздравляю вас с сею наградою, которой вместе со мной радуются все балтийские товарищи ваши. Мы все с уважением следим за вашими действиями на защиту Севастополя, история которого украшается теперь вашими подвигами".

Находясь на самом жарком участке защиты города, Истомин каждый день подвергался смертельной опасности. В период боев он получил ранение и контузию, но не оставлял своих подчиненных. Владимир Иванович не боялся смерти и шутил, что "давно уже выписал себя в расход и ныне живет на счет англичан и французов". Как человек верующий, он стал фаталистом. Гренадеры Бутырского полка, дольше других находившиеся под его командой на Малаховом кургане, говорили: "Наш адмирал как будто о семи головах, в самый кипяток так и лезет". В свою очередь Истомин восхищался героизмом своих подчиненных, в одном из писем к брату он писал: "Просто не могу надивиться на наших матросов, солдат и офицеров. Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой! ...И замечательно, что, где не придется солдату нашему сойтись с англичанином лицом к лицу, он его тащит за шиворот в плен, чем видимо отличается превосходство нашей славянской расы пред этими краснокафтанниками".

Ожесточенный вражеский огонь сразил на Малаховом кургане вице-адмирала Корнилова, через несколько месяцев вблизи кургана, на Камчатской высоте, погиб и славный Истомин. Это случилось 7 марта 1855 г. В этот день противник вел интенсивный обстрел русских позиций, и Владимир Иванович пал, сраженный ядром в голову.

Смерть контр-адмирала Истомина стала большой потерей для защитников Севастополя, всего русского флота. За несколько дней до смерти, предчувствуя свою гибель, контр-адмирал завещал матери и двум сестрам, которым он был единственной опорой в жизни, в случае своей смерти обратиться за помощью к царю. Такая помощь в виде ежегодного денежного пособия последовала.

Герой Севастополя, покрытый кормовым флагом "Парижа", был похоронен в соборе святого Владимира, рядом с могилами адмиралов Лазарева и Корнилова.

История Черноморского Флота
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 31.08.2008, 20:53   #45
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Небольшое отступление от персоналий в сторону данных им прозвищ ...

ПРОЗВИЩЕ ПО ЗАСЛУГАМ

Пожалуй, нигде так не распространен обычай давать друг другу различные прозвища, шутливые звания и почетные титулы, как на флоте. Издавна среди моряков бытует традиционные "штатные" прозвища, каждое из которых соответствует определенной должности. К примеру "кэп" - капитан, "чиф" - старший помощник, "дед" - старший механик, "дракон" боцман и т.д. Но бывало и так, что особо отличившиеся мореплаватели, военные моряки или исторические личности, связанные с флотом удостаивались "персональных" прозвищ и титулов. Многие из них навечно остались на страницах морской истории.

Вспомним некоторые из этих имен.

Португальский принц Дон Энрикес (1394-1460) настоящим моряком никогда не был и дальше [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] никогда не плавал. Однако вся его жизнь была связана с морем. Являясь главой Ордена Христа, он использовал средства для распространения церковного культа на создание астрономической обсерватории, мореходной школы и крупнейшей морской библиотеки. Принц оказался талантливым организатором далеких морских походов, целью которых было отыскание пути в Индию. Благодаря этим плаваниям португальцы сделали много важных географических открытий в Центральной Атлантике и у берегов Африки. За любовь к морю и страсть к морским наукам моряки окрестили Дона Энрикеса прозвищем "Генрих Мореплаватель". Под этим именем он упоминается в научных трудах по географии и истории мореплавания.

Известные мореходы эпохи географических открытий за свои труды заслуживали от современников пышные почетные титулы. Так, первооткрывателя Индии Васко да Гама (1469-1524) именовали "адмиралом Индийских морей" (знаменитого Колумба (1451-1606) обещали назвать "адмиралом Океана-морей", "главным адмиралом океана", а называли просто "безумный генуэзец").

Во времена океанской корсаро-пиратской эпопеи предприимчивые "джентльмены удачи" в кровавых схватках завоевывали себе громкие прозвища. Например, английских корсаров Френсиса Дрейка (1540-1596) и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] (ок.1552-1618) уже при жизни именовали "железными пиратами королевы Елизаветы". Талантливого авантюриста и лихого "пиратского адмирал" Генри Моргана (ок.1635-1688) боялись все жители [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Под его властью находилось 2000 человек и более десятка судов. Он захватывал богатую добычу не только в открытом море, но и с успехом грабил прибрежные города. К концу жизни судьба сделала Моргана главнокомандующим морскими силами Англии на Ямайке, и он стал бороться против... своих дружков-пиратов. При этом проявил столько изобретательности и беспощадности, что получил кличку "Жестокий".

В лондонской картинной галерее висит портрет другого "хозяина моря" Уильима Дампира (1652-1715). На золоченной раме надпись "Пират-натуралист". Эта колоритная личность (даже для того времени) умело сочетала пиратскую и научную деятельность. Во время трех кругосветных плаваний, в промежутках между разбоями, Дампир вел метеорологические, этнографические, ботанические и зоологические исследования, собрал уникальную коллекцию гербариев. Став членом Британской Академии Наук, он написал ряд интереснейших книг о своих путешествиях и находках (но не о грабежах!).

Морская история помнит не только всемирно известных "рыцарей пенькового ожерелья", но и о простых капитанах судов. Вот история об одном из них.

Кто не знает легенду о "Летучем голландце"? Это прозвище капитана, который за неверие в бога и дьявола был осужден навечно скитаться со своим кораблем по морям и океанам. Этим прозвищем на флотах часто называли смелых и опытных капитанов. Одним из обладателей почетного прозвища стал голландский "мастер" Баренд Фоккерс. А получил оно его вот за что. В начале XVII века, когда моряки плавали только в светлое время суток, редко кто отваживался ходить ночью, даже под малыми парусами. Из-за этого увеличивались трудности рейсов, а их длительность была неопределенной. Капитан Фоккерс первым рискнул не прерывать плавание ночью и не убирать ни одного паруса. Матросские байки сказывали, будто он так ценил попутный вечер, что заканчивая свою вахту, запирал шкоты на специальный замок, чтобы (не дай бог!) вахтенный помощник не уменьшил парусов. Презрев все опасности, капитан сделал сенсацию, совершив обратный рейс от Батавии до Амстердама всего за три месяца, вместо привычных десяти. С тех пор во всех портах его называли не иначе как "Летучий Голландец".

Особенно много прозвищ и остроумных званий появляется среди военных моряков. Они запечатлены в книгах по военно-морской истории и даже упоминается классиками мировой литературы.

Например, почетное звание "Пенитель моря" имел знаменитый американский корсар, шотландец по происхождению Пол Джонс (1747-1792). Его биография и подвиги столь романтичны и увлекательны, что Поль стал прообразом героев многих художественных произведений, таких как романов: А.Дюма - "Капитан Поль", Г.Мелвилл - "Израиль Поттер", книг Ф. Купера, стихов У. Уитмена и других писателей и поэтов. Смелый и решительный моряк, любитель рискованных операций, он прославился в сражениях против английского флота во время Войны за независимость США. Историки утверждают, что однажды в жарком бою на его корабле были разбиты почти все орудия, а половина команды убита и покалечена. На предложение англичан сдаться Джонс ответил: "А я еще и не начинал сражаться!" Поскольку "пенитель моря" выиграл и это сражение, ответ его вошел в историю. После окончания войны славный моряк отказался от доходного места и спокойной жизни. в 1788 году он поступил на службу в качестве командира корабля в "Российский Императорский Флот Ее Величества Екатерины II". В этом же году, будучи уже в должности командира эскадры Пол Джонс выиграл бой с турецким флотом, за что был награжден орденом и произведен в контр-адмиралы. Участвуя в боевых действиях он подтвердил репутацию отважного адмирала и искусного моряка, чем вновь доказал, что не зря его прозвали "Пенителем моря". По преданию, когда зимой адмирал уезжал из России к себе на родину, на нем была красивая соболиная шуба, подаренная великим Суворовым за личную храбрость.

В жизни не все прозвища бывают лестны: иногда оно, став известным всему флоту становится нарицательным оборотом. Как и произошло с прозвищем английского командора Джона Байрона (1723-1786), дедом известного поэта Джорджа Гордона Байрона. Еще будучи гардемарином Джон Байрон, участвовал в кругосветном плавании, где попал в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. И, наверно, с тех пор ему не очень везло. Со временем он достиг высокого положения, но на флоте считалось, что корабли, которыми командовал Байрон неизменно терпели аварии или попадали в жестокие шторма. Внук-поэт по этому поводу иронически писал: "Гул непогоды дед встречал на море..." За такое невезение "смоляные куртки" - матросы прозвали его "Джек - Плохая погода". И действительно Байрону-деду не всегда везло в жизни. Он так и не смог дослужиться до главных адмиральских чинов, с трудом совершил 13-е (не очень везучее число!) по счету кругосветное плавание. В котором особо выдающихся открытий не сделал, но сумел присоединить Фолклендские (Мальвинские) острова к "Британской короне". Однако и эта его историческая заслуга, как теперь известно, приносит бывшей "владычице морей" достаточно хлопот.

А вот главнокомандующего голландским флотом Мартина Харперса Тромпа (1597 - 1653) называли в матросской среде куда более солидно и благозвучно - "адмирал Победа" (сам Тромп называл себя "дедушкой матросов"). Такое громкое звание он заслужил за 33 победных боя и сражения, одержанных над английскими и испанскими кораблями и флотилиями. "Жители кубриков" свято верили, что Тромп рожден под счастливой звездой и поэтому смело плавали под его флагом. И все же в последнем своем бою "госпожа Удача" отвернулась от адмирала и его эскадра была разбита англичанами. Этот случай, как бы доказывал верность философского изречения приписываемого "победному адмиралу" - "Счастье и несчастья в баталии многожды состоит в одной пульке". Через полсотни лет основатель русского флота Петр I заметил по этому поводу: "Пульки бояться - не идти в солдаты", подчеркивая тем самым идею, что надо воевать умением, а не везением.

Замечено, что чем талантливее личность, тем больше она заслуживает прозвищ и титулов. К таким людям относится "Царь-моряк", "Царь-корабел", "Царь-плотник" - Петр I - Петр Великий (1672-1725). Своим образом жизни, государственной политикой он стремился приобщить своих подданных к морскому делу. Так в "Северной Пальмире" - Санкт-Петербурге, городе, стоящем на множестве островов, Петр I запретил строить мосты, а сообщение между островами разрешалось поддерживать только с помощью судов. Для ознакомления населения с навыками управления судами, в 1718 году был создан первый в России яхт-клуб - "Партикулярная верфь". Командующим любительским малым флотом, названным в шутку "Невским флотом, был назначен заслуженный сухопутный генерал Потемкин. В его обязанности вменялось: устраивать морские гуляния на Неве и строго следить "... Чтобы всех чинов люди, которые в Петербурге обретаются, во время ветра ездили Невою-рекою на судах парусами". Остряки-моряки вскоре произвели Потемкина в звание "адмирал" и стали называть его "Невским адмиралом".

История отечественного флота хранит немало почетных званий и прозвищ заслуженных мореплавателей и героев морских сражений.

С пророческих слов Ломоносова:
Колумбы русские, презрев угрюмый рок,
Меж льдами новый путь отворят на восток
И наша досягнет в Америку держава.
стали называть выдающегося морехода, одного из первооткрывателей Америки - Витуса Беринга (1681-1741) "Колумбом Русским". Впоследствии этого титула был удостоен пионер освоения Аляски, основатель первых поселений в Русской Америке - Григорий Шелихов (1747-1795).

История географических открытий хранит замечательные путешествия отечественных мореплавателей. Их заслуги признаны всем миром, а географические изыскания внесли весомый вклад в познание Мирового океана. Так, широко известный в свое время "Атлас Южного моря" - научный труд о Тихом океане, написанный адмиралом И.Ф.Крузенштерном, снискал автору имя "великого гидрографа Тихого океана".

Василий Яковлевич Чичагов знаменит тем, что дважды в 1764 и 1766 годах руководил секретной полярной экспедицией. Тайной целью ее было отыскание морского пути на Запад из Архангельска к берегам Северной Америки через моря Арктики. И хотя экспедиция главной цели своей не достигла, но за смелость и высокий морской профессионализм в морской среде Чичагова прозвали "адмирал Гренландского моря".

В военном флоте за смелость, решительность и победоносность всех боев и сражений, почетным прозвищем "Морской Суворов" современники называли флотоводцев Ф.Ф.Ушакова (1744-1817) и П.С.Нахимова. Знаменитого кораблестроителя, строителя первых броненосных кораблей, адмирала А.А.Попова (1821-1898), за его настойчивость в развитии железного флота называли "поклонником брони". Для первого русского писателя-мариниста А.А.Станюковича - признанного "флагмана русской морской литературы" - адмирал Попов стал прототипом главного героя повести "Беспокойный адмирал".

Особенно много почетных прозвищ у легендарного моряка, вице-адмирала С.О.Макарова (1849-1904). Матросы с уважением величали его "Дед", "Борода", офицеры в знак заслуг Степана Осиповича в организации минного дела в России, называли его "дедушкой русского минного флота". В учебных кругах за изобретение броневых наконечников для артиллерийских снарядов (благодаря чему русская артиллерия стала более мощной) Макаров получил звание "Победитель брони". Одно из самых почетных прозвищ - "северный Витязь" высечено в стихотворной эпитафии на памятнике Макарову в Кронштадте. Он получил его за заслуги в освоении Севера, как организатор 2-х полярных морских экспедиций на ледоколе "Ермак".

История флота хранит много исторических прозвищ - о всех не расскажешь. Каждое из них напоминает нам об интереснейших страницах морской истории. И надо отметить, что во все века, на всех флотах прозвища и почетные титулы дают только за заслуги, а уж в точности и меткости сомневаться не приходится.

Каланов Н.А.,Морская библиотека
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
.Капер. (16.05.2011), Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011), Profit (08.05.2013), Королёв (18.05.2013), Нидерландский Корсар (14.10.2013)
Старый 13.09.2008, 10:33   #46
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Гавриил Андреевич Сарычев


Гавриил (Гаврила) Андреевич Сарычев (1763, Петербург, — 30 июля (11 августа) 1831, Петербург) — русский полярный исследователь, гидрограф, государственный деятель. Первый русский прозаик-маринист. Основоположник полярной археологии. Адмирал.

В 1778 году окончил Морской кадетский корпус, после чего служил гардемарином на Балтике. Участвовал в плаваниях в Северное, Норвежское, Белое, Средиземное моря.

В 1785—1790 годах в качестве командира судна «Ясачная» участвовал в первой экспедиции И. И. Биллингса в Сибирь и на Дальний Восток, которая должна была обследовать побережье Северного Ледовитого океана к востоку от Колымы и установить возможность морского пути вдоль берегов Сибири в Тихий океан. Экспедицию вынуждены были прервать из-за погодных и ледовых условий.

В 1790—1791 годах участвовал во второй экспедиции И. И. Биллингса (преследовавшей те же цели) на корабле «Слава России». Экспедиция потерпела неудачу, поскольку [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] был закрыт льдами. В заливе св. Лаврентия Биллингс передал командование судном Сарычеву и отправился сухим путем исследовать Чукотский полуостров.

Сарычев, расставшись с Биллингсом, в 1791—1793 годах продолжил исследования, результатом которых стал отчет «Путешествия флота капитана Сарычева по Восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану в продолжении восьми лет, при географической и астрономической морской экспедиции 1788—1793 гг.». Этот отчет включал не только географические, но и метеорологические, гидрографические, астрономические, этнологические, биологические наблюдения и зарисовки местности. Сарычев также составил географические карты восточного побережья и островов Берингова и Охотского морей — более ста лет спустя эти карты были практически без изменений использованы в лоциях.

В 1802—1806 Сарычев возглавлял Балтийскую гидрографическую экспедицию, а с 1808 руководил гидрографическими исследованиями в России. В 1809 году был принят почётным членом Петербургской Академии Наук.

В 1826 году Сарычев был назначен генерал-гидрографом Главного морского штаба, а с 1829 по 1830 год в чине адмирала возглавлял Морское министерство.

Последние годы своей жизни Г. А. Сарычев работал над историей российских портов.

Научные труды
  • «Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану с 1785 по 1793 г.» (1802)
  • «Правила морской геодезии» (1804, 1825)
  • «Дневные записки плавания по Балтийскому морю и Финскому заливу» (1802—1805)
  • «Лоция Финского залива» (1817)
  • Атлас Восточного океана и первый правильный план Санкт-Петербурга
  • Ряд статей в «Записках Гидрографического Департамента».
  • «Атлас северной части Восточного океана» (1826)

Более 20 лет Сарычев посвятил изучений Балтийского моря, из них четыре года провел в экспедициях, а затем возглавлял широко организованные работы по изданию карт и лоций этого моря и по дальнейшей детализации и уточнению его съемок.

Википедия
Странник вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 14.09.2008, 19:48   #47
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Василий Михайлович Головнин


В плеяде исследователей XIX века Василий Михайлович Головнин занимает особое место. Он внес значительный вклад во все области военно-морского дела, много сделал для организации и строительства флота, известен как талантливый ученый и писатель.


В.М. Головнин родился 8 апреля 1776 года в небогатой дворянской семье. Десяти лет он лишился родителей. Когда Головнину исполнилось тринадцать лет, близкие родственники определили его в Морской кадетский корпус. В 1790 году Головнин был произведен в гардемарины и назначен на корабль "Не тронь меня". Во время русско-шведской войны 1788- 1790 годов он участвовал в двух сражениях и за проявленную отвагу и храбрость был награжден золотой медалью.

Через два года Головнин успешно закончил курс теоретического обучения. По существовавшим тогда порядкам, лица, не достигшие семнадцатилетнего возраста, не могли быть выпущены из корпуса с офицерским званием. Поэтому Головнин был оставлен при корпусе еще на один год. Этот год не прошел для него даром. Головнин занялся более глубоким изучением словесности, истории, физики, естественной истории, английского, французского и шведского языков.

В первые же годы после окончания корпуса он участвовал в плаваниях Кронштадтской эскадры в Северное море и к берегам Англии.

В 1799 году Головнин был произведен в лейтенанты, а в 1802 году в числе наиболее способных и подготовленных морских офицеров был послан в Англию для ознакомления с организацией и тактикой английского oфлота.

По возвращении на родину, в 1806 году, Головнин был назначен командиром шлюпа "Диана", отправлявшегося в кругосветное плавание к русским владениям в Северной Америке с целью гидрографических исследований в этой части Тихого океана. Попутно "Диана" должна была сопровождать судно Российско-американской компании "Неву", но подготовка "Дианы" к плаванию затянулась, и "Нева" отправилась в далекий путь одна.

Экипаж "Дианы" был тщательно подобран лично Головниным. Своим помощником он избрал капитан-лейтенанта П.И. Рикорда, с которым его до конца жизни связывала искренняя, сердечная дружба.

Адмиралтейский департамент снабдил Головнина специальной инструкцией, содержавшей основные методы научных исследований. Командиру "Дианы" предписывалось делать подробные описания земель и островов, не отмеченных на карте, и определять их координаты, производить тщательные промеры глубин, собирать сведения о море и о господствующих ветрах. Также, если случится... "заметить судно, построенное особенным образом, для особливого какого-нибудь намерения, морской порядок, наблюдаемый в команде и содержании служителей, инструмент какой-нибудь новый или употребляемый с лучшим успехом, нежели у нас", - этого также не оставлять без внимания. При плавании в районе дальневосточных владений России предлагалось определить возможность постоянного судоходства и-собрать сведения о климате и экономике тех мест, "кои пристанищем служить могут". Наконец, инструкция обязывала собирать сведения, касающиеся развития военно-морского искусства в посещаемых странах. При этом подчеркивалось, что интерес могут представлять не только данные, имеющие непосредственное отношение к морскому искусству, но и все новое, полезное, любопытное, служащее к распространению "познаний человеческих во всех частях".

В связи со всеми этими указаниями Адмиралтейский департамент обращал особое внимание на тщательное ведение журнала. "Польза всякого путешествия, - говорилось в инструкции, - состоит в замечании всего, что случится видеть нового и полезного. Для таковых замечаний должны вы вести журнал путешествия вашего".

Таким образом, перед экипажем "Дианы" стояли очень серьезные задачи.

25 июля 1807 года "Диана" снялась с якоря. Вскоре поднялся порывистый, встречный штормовой ветер, два дня продержавший "Диану". Шлюп успешно выдержал шторм. Его экипаж действовал слаженно и четко. "Сей случай мне показал, что матросы наши весьма проворны и исправны в своем ремесле", - вспоминал впоследствии Головнин. Его вера в экипаж укрепилась еще больше. Он не сомневался, что с такими матросами можно преодолеть все трудности, которые могут встретиться в дальнем плавании.

4 августа "Диана" прошла мимо датского острова Борнхольм и рано утром 7 августа бросила якорь на Копенгагенском рейде.

Столица Дании была в это время осаждена английскими сухопутными войсками и флотом. Причиной боевых действий было то, что Англия, воевавшая с Францией, стремилась отобрать у Дании флот, так как боялась, что Наполеон использует его в своих интересах. Дания, сохранявшая в этой войне нейтралитет, отвергла требования Англии. Тогда англичане без объявления войны напали на Копенгаген. Решимость датчан отстоять свою независимость и их героическая борьба против превосходящих сил английских войск и флота вызвали искреннее восхищение Головнина.

2 января 1808 года "Диана" бросила якорь в гавани бразильского острова Святой Екатерины. Пока производился ремонт шлюпа и грузилось продовольствие, Головнин определил географические координаты острова и сделал подробное описание гавани и ее укреплений. 29 февраля "Диана" взяла курс на восток. Западный ветер благоприпятствовал плаванию.

18 апреля 1808 года русские моряки увидели мыс Доброй Надежды, а через два дня "Диана" вошла в бухту Симонстаун в Капской колонии, принадлежавшей англичанам. Здесь командующий английской эскадрой объявил Головкину о начале войны между Россией и Англией. Эта война началась в результате присоединения России согласно Тильзитскому миру (1807) к наполеоновской Франции, осуществлявшей континентальную блокаду Англии. Англичане начали боевые действия на русских коммуникациях в Балтийском, Баренцевом, Средиземном и Адриатическом морях и в Атлантическом океане. Они захватывали русские суда с ценными грузами.

Вынужденное пребывание у мыса Доброй Надежды в течение года Головнин использовал для научных исследований. Он составил точное описание мыса, изучал климат, флору, фауну, экономику, быт и обычаи местного населения. Наконец Головнин "решился, не теряя первого удобного случая, извлечь порученную мне команду из угрожавшей нам крайности, уйти из залива и плыть прямо на Камчатку". При выполнении этого решения Головкину помогло прилежное изучение направления ветров у берега и в открытом океане. Он выждал, пока начнется шквальный ветер и велел поставить штормовые паруса, "Диана" снялась с якоря. Тотчас же с флагманского корабля англичан последовал приказ о задержке шлюпа, но английские корабли не были готовы к выходу в море, и "Диана" благополучно вышла в открытое море и взяла курс на Камчатку.

Замысел Головнина удался блестяще благодаря тому, что "офицеры, гардемарины, унтер-офицеры и рядовые - все работали до одного на марсах и реях..."

23 сентября в 12 часов дня взорам русских мореплавателей открылся полуостров Камчатка. Испытав много лишений, преодолев много трудностей, экипаж "Дианы" успешно достиг родной земли. Через два дня шлюп вошел в гавань Петропавловска-Камчатского. Здесь Головнин получил известие о награждении его двумя орденами: боевым орденом Святого Георгия "За осьмнадцать морских кампаний" и орденом Святого Владимира "За благополучное совершение многотрудного путешествия".

Отдыхать после продолжительного плавания пришлось недолго.

В первые дни Камчатка произвела на Головнина неблагоприятное впечатление. Но вскоре оно рассеялось. Головнин оценил богатства камчатского края и с присущей ему энергией и увлечением занялся его изучением. За время пребывания на полуострове ему удалось собрать богатый материал о флоре и фауне края, о населяющих его народностях, их быте и нравах. В отличие от многих западноевропейских путешественников Головнин относился к местному населению с большой теплотой. Его возмущали злоупотребления царских чиновников, жестоко угнетавших и грабивших местных жителей.

Головнин собрал ценные материалы, говорящие о положительной роли русских людей, которые, принеся на Камчатку более высокую культуру, помогли местному населению освоить земледелие и животноводство. В своих записках Головнин отмечал, что камчадалы легко воспринимали обычаи русских.

Деятельность Головнина не ограничивалась исследованием полуострова Камчатка. Он внимательно изучил материалы, собранные его предшественниками по изучению северной части Тихого океана. В Петропавловске ему посчастливилось достать карты Берингова и Охотского морей, Алеутских и Курильских островов, генеральную карту Российской империи, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Алексея Чирикова, Витуса Беринга, Степана Крашенинникова, Григория Шелихова, Лаперуза, Кука и других ученых и мореплавателей. Кроме того, ему удалось достать карты Крузенштерна и Лисянско-го, присланные ими в Петропавловск-Камчатский.

Весной 1810 года Головнин отправился в плавание к американским берегам для доставки продовольствия жителям поселений Российско-американской компании.

На следующий год Головкину было поручено произвести опись Алеутских и Курильских островов, Татарского берега (Приморья) до реки Уды, мыса Хабарова и Шантарских островов и астрономически определить их положение. Выполняя это задание, Головнин в течение нескольких месяцев исследовал ряд островов Курильской гряды.

"Цепь или гряду островов, лежащих между южным мысом Камчатки и Японией, Курильскими островами, наименовали русские, - писал Го-ловнин, - ибо, увидев с Камчатского берега дымящиеся на сих островах сопки, они назвали их Курилы, от слова курящиеся, а от того и самые острова получили свое название; природные же жители оных на своем языке не знают никакого имени для названия всей гряды вообще, но имеют только собственные имена каждому острову в особенности".

Исследование Курильских островов было сопряжено с большими трудностями. Постоянные туманы, обрывистые и скалистые берега, отсутствие удобной, укрытой от ветров якорной стоянки часто лишали моряков возможности проникнуть в глубь того или иного острова. Однако Головнин и его спутники, успешно совершившие тяжелый переход от Кронштадта до Камчатки, ради выполнения порученного им дела были готовы на любые лишения.

Результаты исследований В.М. Головкина были весьма значительны. Он составил точную карту Курильских островов, уточнив сведения о них, собранные другими русскими мореплавателями и учеными.

Постоянные ветры и густые туманы не позволили "Диане" подойти к берегу. Более двух недель шлюп лавировал у островов Итуруп, Кунашир и Шикотан. Наконец, вечером 4 июля 1811 года "Диана" подошла к длинной косе, составляющей восточную сторону гавани острова Кунашир, и стала на якорь.

Через несколько дней, когда шлюп подошел к берегу, Головнин с семью матросами отправился на остров. Японцы встретили его с притворным радушием, пригласили в крепость, а когда ничего не подозревавшие Головнин и его спутники вошли в нее, японцы неожиданно напали на невооруженных русских моряков и захватили их в плен. Больше всего Головнина возмущало коварство и вероломство японцев. "От чистого сердца и от желания им добра поехал я к ним в крепость, как друг их, а теперь что они с нами делают. Я менее мучился бы, - писал он позже в своих "Записках", - если б был причиной только моего собственного несчастья; но еще семь человек подчиненных также от меня страдают".

Вскоре русских моряков перевели с острова Кунашир в город Хако-датэ на острове Хоккайдо и заключили в тюрьму. Головкина посадили в отдельную темную и сырую камеру.

Но и в этих условиях Головнин не прекращал своих научных занятий. Все, что он наблюдал во время прогулок и узнавал из разговоров с охранниками, Головнин заносил в свой оригинальный "журнал" из ниток, облегчавший ему запоминание. Каждому примечательному событию, о котором Головкину удалось узнать, в этом "журнале" соответствовала нитка определенного цвета. (Нитки выдергивались из манжет, подкладки мундира или шарфа). Эти нитки искусно сплетались в узелок. Только благодаря этому "дневнику" Головнин впоследствии написал свое замечательное произведение "Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в 1811, 1812 и 1813 годах", опубликованное в 1818 году и впоследствии переведенное почти на все европейские языки. В книге содержатся исключительной ценности сведения о нравах и обычаях японцев, об их культуре. Это был первый обстоятельный труд о Японии. По ясности и красочности изложения "Записки" принадлежат к числу лучших произведений русской литературы.

Головнин и его спутники решили бежать. С большим трудом морякам удалось раздобыть старое, покрытое ржавчиной долото, с помощью которого под крепостью был сделан подкоп, 24 апреля пленники вырвались на волю, но вскоре были пойманы.

Лишь в 1813 году, когда слух о славе русской армии, разгромившей полчища Наполеона, достиг Японии, стало возможным освобождение нашего отважного капитана. 1 октября 1813 года, после более чем двухлетнего пребывания в плену Головнин и его товарищи были отпущены на волю.

В 1814 году Головнин возвратился в Петербург и был назначен полным членом Государственного Адмиралтейского департамента и в том году начал готовиться к новому кругосветному плаванию, на этот раз на шлюпе "Камчатка". Ему было поручено доставить на Камчатку грузы, затем определить астрономические координаты тех островов, на которых эта работа еще не была сделана, и произвести описание северо-западных берегов Америки от 60 до 63° северной широты.

Этому путешествию Головнин придавал особое значение. Хорошей организацией и успешным осуществлением кругосветного плавания он деялся поддержать лучшие традиции русского флота, привлечь к нему шие общественности.

21 сентября судно отправилось дальше и уже 23 октября, на пятьдеcят восьмой день плавания, пересекло экватор. Переход в южную часть Атлантического океана был отпразднован русскими моряками согласно обычаю, принятому во всех флотах мира. Головнин поздравил экипаж с успехом и приказал выдать всем матросам двухмесячное жалование за отличное исполнение своих обязанностей, а офицеров и гардемарин пообещал при первом же удобном случае представить к награде.

В июне "Камчатка" вошла в Павловскую гавань на острове Кадьяк. За девять дней пребывания на острове Головнин составил обстоятельную карту Чиниатского залива и тщательно обследовал деятельность Российско-американской компании. Он описал природные условия острова, изучил экономику, быт и культуру его жителей. "Они, - писал Головнин, - сильны, терпеливы в трудах и смелы до отчаяния; любят независимость столько, что захотят расстаться с жизнью, и покорить их не только трудно, но даже невозможно".

Во второй половине августа 1818 года Головнин совершил плавание к берегам Калифорнии и составил обстоятельное описание этой страны, ее естественных богатств, климатических условий, социального строя.

В октябре 1818 года Головнин отправился к Гавайским островам и весьма обстоятельно описал экономику, культуру, нравы местного населения.


Выполнив обширную программу исследований Гавайских островов, Головнин в конце октября направился к Филиппинским островам, и 13 декабря "Камчатка" бросила якорь на Манильском рейде. Новый год русские моряки встречали среди гостеприимных филиппинцев.

В сентябре следующего года "Камчатка" благополучно прибыла в Кронштадт. Кругосветное путешествие, продолжавшееся два года и десять дней, было успешно завершено. За все время плавания корабль не потерял ни одного паруса и не имел повреждений в рангоуте.

Обстоятельное описание второго кругосветного плавания представлено в двухтомном сочинении "Путешествие вокруг света по повелению государя императора, совершенное на военном шлюпе "Камчатка" в 1817 и 1819 годах флота капитаном Головкиным", опубликованном в 1822 году.

В 1821 году в чине капитан-командора Головнин был назначен помощником директора Морского корпуса. Состоя в этой должности, он проявил исключительную заботу о подготовке высококвалифицированных офицеров. В это же время Головнин перевел с английского языка трехтомный труд Дункана "Описание примечательных кораблекрушений".

В 1823 году Головкина назначили генерал-интендантом флота. Ему были подчинены все судостроительные верфи и береговые здания Адмиралтейского ведомства. На этом новом поприще он отдавал все свои силы строительству флота на Балтийском и Белом морях. Обладая глубокими познаниями в различных областях военно-морского дела, Головнин лично наблюдал за постройкой и вооружением кораблей, добиваясь сокращения сроков их постройки.

В своем замечательном труде "О состоянии Российского флота 1824 г.", написанном в этот период, но изданном спустя тридцать лет после смерти автора, Головнин дал глубокий анализ причин упадка русского флота в 20-х годах прошлого столетия. Бичуя бюрократизм и расхищение казенных средств, Головнин подверг жестокой критике организации Адмиралтейского департамента. "Если хитрое и вероломное начальство, - писал Головнин, - пользуясь невниманием ко благу отечества, хотело, по внушению и домогательству внешних врагов России, для собственной своей корысти довести разными путями и средствами флот наш до возможного ничтожества, то и тогда не могло бы оно поставить в положение более презренное и более бессильное, в каком оно находится".

В 1827 году в подчинение Головнина были переданы Кораблестроительный, Комиссариатский и Артиллерийский департаменты. Не жалея сил, трудился Головнин над созданием сильного флота. И его труды не пропали даром: в течение семи лет на балтийских и архангельских верфях было построено двадцать шесть линейных кораблей, двадцать шесть фрегатов и множество мелких судов.

Летом 1831 года Василий Михайлович Головнин умер. Известие о его смерти глубоко опечалило не только моряков русского флота, но и всех истинных патриотов России.

Деятельность Василия Михайловича Головнина была многогранной и плодотворной. Обладая разносторонними и глубокими познаниями и большим практическим опытом, он внес ценный вклад в различные области науки. Он был одним из наиболее одаренных военно-морских теоретиков в 20-х годах XIX века. Верно оценив значение парового флота для защиты морских рубежей страны, он прилагал большие усилия для его создания в России. Особое внимание Головнин обращал на укрепление русских дальневосточных границ, считая, что правительство должно срочно принять неотложные меры для усиления безопасности Аляски, Алеутских и Курильских островов.

Головнин воспитал целую плеяду отважных русских мореплавателей. В числе их можно назвать Ф.П. Литке, Ф.П. Врангеля. Ф.Ф. Матюшкина и других.

Вклад, внесенный Василием Михайловичем Головкиным в науку, был высоко оценен в нашей стране. Головнин при жизни был избран почетным членом Харьковского университета, его именем названы мыс на юго-западном берегу бывшей "Русской Америки", гора на острове Новая Земля и пролив между островами Райкоку и Матау в Курильской гряде.

peoples.ru
__________________

Странник вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 15.09.2008, 04:32   #48
Forgotten
Пущен по доске
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Руаль Амундсен



Руаль Амундсен (норв. Roald Engelbregt Gravning Amundsen; 16 июля 1872 — 18 июня 1928) — норвежский полярный путешественник и исследователь. Первый человек, достигший Южного полюса (14 декабря 1911 года). Единственный исследователь (для своего времени, в современности это достижение повторено, в том числе и под парусами), совершивший морской переход и Северо-восточным (вдоль берегов Сибири), и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] (по проливам Канадского архипелага). Погиб в 1928 году во время поисков экспедиции Умберто Нобиле.

В честь путешественника названы море, гора, американская научная станция Амундсен-Скотт в Антарктиде, а также залив и котловина в Северном Ледовитом океане, и лунный кратер.

«То, что до сих пор ещё неизвестно нам на нашей планете, давит каким-то гнётом на сознание большинства людей. Это неизвестное является чем-то, чего человек ещё не победил, каким-то постоянным доказательством нашего бессилия, каким-то неприятным вызовом к господству над природой» (Р. Амундсен).

Краткая хронология

* В 1890—1892 учился на медицинском факультете в университете г. Христиания.
* С 1894 по 1899 плавал матросом и штурманом на разных судах. Начиная с 1903 совершил ряд экспедиций, получивших широкую известность.
* Впервые прошёл (1903—1906) на небольшом промысловом судне «Йоа» Северо-западным проходом с Востока на Запад от Гренландии к Аляске.
* На судне «Фрам» отправился в Антарктику; высадился в Китовой бухте и 14 декабря 1911 на собаках достиг Южного полюса, на месяц опередив английскую экспедицию Р. Скотта.
* Летом 1918 экспедиция вышла из Норвегии на судне «Мод» и в 1920 достигла [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
* В 1926 возглавил 1-й трансарктический перелёт на дирижабле «Норвегия» по маршруту: Шпицберген — Северный полюс — Аляска.
* В 1928 году во время попытки разыскать итальянскую экспедицию Умберто Нобиле, потерпевшую катастрофу в Северном Ледовитом океане на дирижабле «Италия», и оказать ей помощь, Амундсен, вылетевший 18 июня на гидросамолёте «Латам», погиб в Баренцевом море.

Карта арктических экспедиций Амундсена

Спойлер:

Карта антарктической экспедиции Амундсена
Спойлер:

«Фрам» под парусами
Спойлер:

Амундсен во льдах
Спойлер:

Жизнь

«Сила воли — первое и самое важное качество искусного исследователя. Только умея управлять своей волей, он может надеяться преодолеть трудности, которые природа воздвигает на его пути. Предусмотрительность и осторожность одинаково важны: предусмотрительность — чтобы вовремя заметить трудности, а осторожность — чтобы самым тщательным образом подготовиться к их встрече» (Р. Амундсен).

Юность и первые экспедиции

Руаль родился в 1872 году на юго-востоке Норвегии (Борге, недалеко от Сарпсборга) в семье мореплавателей и судостроителей. Когда ему было 14 лет умер отец и семья переехала в Христианию (с 1924 года — Осло). Руаль поступил учиться на медицинский факультет университета, но когда ему был 21 год, умирает мать, и Руаль бросает университет. Он писал впоследствии:

«С невыразимым облегчением я покинул университет, чтобы всей душой отдаться единственной мечте моей жизни».

В 1897—1899 гг. принял участие в бельгийской антарктической экспедиции на судне «Бельгике» («Belgica») под командованием бельгийского полярного исследователя Адриена де Жерлаша.

Северо-западный морской путь

В 1903 году покупает подержанную 47-тонную парусно-моторную шхуну «Йоа» («Gjøa») и отправляется в арктическую экспедицию. Амундсен прошёл через Северную Атлантику, Баффинов залив, проливы Ланкастера, Барроу, Пил, Франклина, Джеймса Росса и в начале сентября остановился на зимовку у юго-восточного берега острова Короля Вильяма. Летом 1904 года бухта не освободилась ото льда, и «Йоа» осталась на вторую зимовку

13 августа 1905 корабль продолжает плавание и практически завершает Северо-Западный путь, но всё-таки вмерзает в лёд. Амундсен на собачьих упряжках добирается до Игл-Сити на Аляске. Позднее он вспоминал:

«По возвращении все определяли мой возраст между 59 и 75 годами, хотя мне было только 33».

Амундсен берёт у Фритьофа Нансена судно «Фрам» («Fram», норв. «вперёд») и готовится к покорению Северного полюса, но его опережает экспедиция Фредерика Кука (апрель 1908). Тогда Руаль решает покорить Южный полюс, за покорение которого тоже начинала разворачиваться гонка.

13 января 1911 года, Амундсен приплыл к ледяному барьеру Росса в Антарктиде. В это же время английская экспедиция Роберта Скотта разбила лагерь в проливе Мак-Мердо, на расстоянии 650 километров от Амундсена.

Перед походом на Южный полюс, обе экспедиции подготовились к зимовке, разместили по ходу маршрута склады.

19 октября 1911 пять человек во главе с Амундсеном отправились к Южному полюсу на четырёх собачьих упряжках. 14 декабря экспедиция достигла Южного полюса, проделав путь в 1500 км, водрузили флаг Норвегии. Состав экспедиции: Оскар Вистинг (Oscar Wisting), Хелмер Хансен (Helmer Hanssen), Сверре Хассель (Sverre Hassel), Олаф Бьяланд (Olav Bjaaland), Руаль Амундсен. Через 99 дней экспедиция вернулась в базовый лагерь.

Экспедиция Роберта Скотта выдвинулась в ноябре 1911 года и достигла Южного полюса 18 января 1912 года, но на обратном пути погибла.

В феврале 1913 г. Амундсен писал:

Я пожертвовал бы славой, решительно всем, чтоб вернуть его к жизни… Мой триумф омрачён мыслью о его трагедии, она преследует меня.

Северо-восточный морской путь

В июле 1918 года на специально построенном судне «Мод» («Maud») Амундсен отправляется в экспедицию вдоль берегов Сибири (Северный морской путь)

В сентябре за мысом Челюскин льды остановили судно, и экспедиция остановилась на зимовку. Через год, 12 сентября 1919 года, судно смогло продолжить путь, но через 11 дней снова было задержано льдами и остановилось на вторую зимовку у острова Айон, которая заняла десять месяцев. Летом 1920 года Амундсен прибыл в посёлок Ном на Аляске.

Трансарктические полёты


На деньги американского миллионера Линкольна Эллсворта (Lincoln Ellsworth) Амундсен покупает два крупных гидросамолёта и 21 мая 1925 года отправляется со Шпицбергена на Аляску через Северный полюс. Из-за технических проблем самолёты приземлились на лёд в 150 километрах от Полюса. После ремонта экспедиция смогла вернуться к Шпицбергену. К тому времени её уже считали погибшей.

Амундсену был оказан восторженный приём по возвращению в Осло. По словам норвежского путешественника, это был самый счастливый момент в его жизни.

11 мая 1926 года со Шпицбергена стартует экспедиция Амундсена — Элсуорта — Нобиле на дирижабле конструкции Умберто Нобиле, длиной 106 м, объёмом 19 000 м³, с тремя двигателями по 250 л. с., получивший имя «Норвегия» («Norge»). Пролетев над полюсом (пилотировал дирижабль Нобиле), экспедиция приземлилась на Аляске.

Последние годы и гибель

Последние годы бедный Амундсен провёл в своём доме в Бунне-фьорде, под Осло. Его быт называли спартанским. Он продал все ордена и открыто поссорился со многими бывшими соратниками. Фритьоф Нансен в 1927 году писал одному из своих друзей:

«У меня складывается впечатление, что Амундсен окончательно утратил душевное равновесие и не вполне отвечает за свои поступки».

Плохо складывались и отношения с Умберто Нобиле, которого Руаль называл «заносчивым, ребячливым, эгоистичным выскочкой», «нелепым офицером», «человеком дикой, полутропической расы».

Нобиле стал при Муссолини генералом. 23 мая 1928 года он решил повторить полёт к Северному полюсу. Стартовав со Шпицбергена он достиг полюса, но на обратном пути из-за обледенения дирижабль разбился, члены экспедиции были выброшены на дрейфующий лёд, радиосвязь с ними прервалась.

По просьбе военного министра Норвегии, Амундсен присоединился к множеству отправившихся на поиски Нобиле спасателей. 18 июля 1928 года он вылетел на гидросамолёте «Латам-47» («Latham») с французским экипажем из города Тромсё на севере Норвегии и направился к Шпицбергену. Когда самолёт находился в районе острова Медвежьего в Баренцевом море, радист сообщил, что полёт проходит в густом тумане и запросил радио-пеленг, после этого связь оборвалась. В ночь с 31 августа на 1 сентября вблизи Тромсё был найден поплавок «Латама-47». Точные обстоятельства гибели Амундсена, которому было тогда 56 лет, неизвестны.

Одному итальянскому журналисту, который спрашивал, что же его так очаровывает в полярных областях, Амундсен ответил:

«Ах, если бы вам когда-нибудь довелось увидеть своими глазами, как там чудесно, — там я хотел бы умереть».

Умберто Нобиле и ещё семерых уцелевших его спутников обнаружили через пять дней после гибели Руаля Амундсена.

Память

В Екатеринбурге одна из улиц в микрорайоне Юго-Запад (Ленинский административный район) носит имя Р. Амундсена.

Википедия
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 15.09.2008, 09:08   #49
Infinity
Старожил
Гардемарин
Гвардеец Гавани Корсаров
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,410
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 155

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

ВЕЛИКИЙ МОРЕПЛАВАТЕЛЬ, ПРЕДПОЧИТАВШИЙ НЕ ПЛАВАТЬ

ГЕНРИХ МОРЕПЛАВАТЕЛЬ (1394–1460), правильно Энрики (Dom Enrique o Navigator), португальский принц, прозванный Мореплавателем. В течение 40 лет он снаряжал и посылал многочисленные морские экспедиции для обследования атлантических берегов Африки, создав предпосылки для формирования мощной колониальной империи Португалии. Родился 4 марта 1394 в Порту. Третий сын короля Жоана I (основателя Ависской династии) и его жены Филиппы Ланкастерской (дочери Джона Гонта).

Спойлер:

Генрих Мореплаватель


В 1415 принц Генрих вместе с отцом принял участие в военном походе, в результате которого была взята крепость мавров Сеута, расположенная на африканском побережье [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Там он узнал о том, что груженные золотом караваны, следовавшие из долины реки Нигер, пересекали Сахару, но решил, что к золотоносным землям Гвинеи Португалия должна искать морские пути. Таким образом было положено начало (с 1416) длительной и хорошо организованной кампании морских экспедиций. Корабли продвигались вдоль африканского континента и возвращались в Португалию, используя широкий пояс попутных ветров и прибрежные течения. Одним из результатов данных экспедиций было открытие Мадейры (1418–1419) и Азорских о-вов (1427–1431).

Остров Мадейра, расположенный в 900 км к юго-западу от Португалии, стал первой португальской колонией. На его землях начали выращивать сахарный тростник и развели виноградники.

Исследование Африки само по себе таило большие трудности, например, мыс Бохадор на юге Канарских островов представлял огромную опасность для мореплавания. Но южный путь к тропическим землям Африки был наконец открыт – в 1434 Жиль Ианиш обогнул мыс.

Сильное влияние на Генриха оказал его брат принц Педру, второй сын короля. В 1418–1428 он посетил многие королевские дворы Европы. Позже Педру прибыл в Венецию, где с интересом наблюдал за торговлей венецианцев с восточными странами и где ему подарали рукопись Книги Марко Поло. Ознакомившись с рукописью, Генрих предложил капитанам своих судов собирать сведения о морском пути в Индию, а также об африканской христианской стране Эфиопии. Он надеялся достичь этой земли, обойдя мусульманские страны с юго-востока. В этом его поддерживал и брат Педру.

После второго похода в Сеуту (1418) Генрих установил свою резиденцию в Алгарви, самой южной провинции Португалии, где располагалась надежная бухта Лагуш. В 1443 Генрих получил в свое распоряжение Сагриш, юго-западный пункт Португалии у мыса Сан-Висенти, или, как его тогда называли, «Священного мыса». Там на средства португальского духовно-рыцарского ордена Христа, главой которого он являлся, принц основал обсерваторию и мореходную школу. Названная Вилла-до-Инфанте, она стала центром притяжения для видных ученых, картографов и астрономов того времени.

Жизнь Генриха представляла собой цепь личных трагедий. В 1437 вместе с младшим братом Фердинандом он участвовал в неудачной экспедиции в Танжер; Фердинанд был взят в плен маврами и заключен в темницу, где и умер, поскольку Генриху не удалось его выкупить. После этого в 1438 умер его старший брат король Дуарти. Средний брат Педру стал регентом, но, начав борьбу с претендентом на трон Альфонсом V, был убит при Альфарробейре в 1449.

Все эти события привели к тому, что экспедиции организовывались Генрихом спорадически, а в их расписании появились продолжительные интервалы. Тем не менее в 1444 капитаны Генриха открыли реку Сенегал, через два года они достигли реки Геба в Сьерра-Леоне. Южнее этой точки при жизни Генриха португальцы продвинуться не смогли. В 1455 и 1456 венецианец Альвизе да Кадамосто, наиболее известный из шкиперов Генриха, прошел вверх по течению реки Гамбии, протекающей в Гамбии, а в следующем году открыл побережье островов Зеленого Мыса. В это время началась массовая торговля африканскими рабами, центр которой располагался в Аргене, недалеко от мыса Кабо-Бланко. Генрих поощрял работорговлю, а акт крещения рабов считал способом спасения их душ. Экспедиции принца стали приносить доход и в глазах португальских дворян и купцов Генрих превратился в национального героя.

Последние годы Генрих провел почти в полном уединении в Сагрише, окруженный лишь членами своего «университета», хотя в 1458 он сопровождал удачную экспедицию в Танжер и южнее в Аркилу. Затем он вернулся в Сагриш на «Священный мыс», где умер 13 ноября 1460.

Энциклопедия "Кругосвет"
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011), Буйвол (23.01.2014)
Старый 15.09.2008, 11:19   #50
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Степан Осипович Макаров

Имя вице-адмирала Степана Осиповича Макарова неразрывно связано с историей развития русского флота. С.О. Макаров был наиболее талантливым представителем русского военно-морского флота второй половины XIX и начала XX в. Его боевая деятельность и теоретические работы в области военно-морского дела оказали значительное влияние на развитие отечественной и зарубежной военно-морской мысли.

С.О. Макаров родился 27 декабря 1848 г. (по новому стилю 8 января 1849 г.) в г. Николаеве, в семье прапорщика. В 1858 г. отец Макарова переехал со своей семьей в Николаевск-на-Амуре. В том же году его 10-летний сын был принят в низшее отделение Николаевского морского училища, которое готовило офицеров корпуса флотских штурманов; хорошими способностями и исключительно примерным поведением юный Макаров обратил на себя внимание своих прямых начальников и преподавателей. С 1861 г. он, еще будучи кадетом, начал плавание на военных кораблях Сибирской флотилии, а затем на кораблях эскадры Тихого океана - клипере "Абрек" и корвете "Богатырь". Это была первая морская школа Макарова, оказавшая большое влияние на формирование его личности.

В 1865 г. Макаров, отлично выдержав выпускные экзамены в училище, получил назначение на пароход "Америка". Прежде чем стать офицером, после окончания училища он в течение четырех лет прошел трудную службу гардемарина, плавая на различных военных кораблях. И только в 1869 г., служа на фрегате "Дмитрий Донской", Макаров был произведен в мичманы - первый офицерский чин.

Мичман Макаров начал офицерскую службу на броненосной лодке "Русалка" в составе эскадры выдающегося русского адмирала Г.И. Бутакова. В одном из походов этот корабль получил в шхерах пробоину от удара о скалу. Сравнительно небольшая авария едва не привела к гибели корабля из-за отсутствия нужных водоотливных средств и должной организации борьбы за живучесть корабля. Макаров сразу обратил внимание на несоответствие возможностей корабля бороться с авариями, в частности, с пробоинами в корпусе его боевой мощи. Макаров изучил причины аварий ряда других кораблей, как отечественных, так и иностранных, произвел сам нужные расчеты и результаты своего исследования опубликовал в 1870 г. в журнале "Морской сборник", где высказал ряд ценных предложений по созданию системы непотопляемости судов, предложил ряд новых технических устройств, в том числе и специальный пластырь для заделки пробоин ("макаровский пластырь").

Своими изысканиями Макаров впервые в истории положил начало научному обоснованию и практической организации борьбы за живучесть корабля, которые в дальнейшем были развиты великим русским кораблестроителем академиком А.Н. Крыловым. Вскоре эти идеи Макарова проникли за границу и были использованы в английском и других флотах.

В 1872 г. адмирал Попов, под начальством которого Макаров совершал свои первые плавания, разрабатывал проекты кораблей. К тому времени о работах Макарова стало известно в Петербурге. Адмирал Попов вызвал Макарова, теперь уже лейтенанта, в свое распоряжение. Макаров был привлечен к дальнейшей разработке вопросов непотопляемости кораблей и, проработав под руководством адмирала Попова четыре года, проявил себя талантливым новатором.

За этот период лейтенант Макаров внес ряд ценных предложений по обеспечению непотопляемости кораблей, сам следил за их реализацией, учил личный состав кораблей использованию средств борьбы за живучесть корабля, читал лекции, писал статьи в журналы. "Надо, чтобы люди видели, что такое пробоина, как вода бьет через плохо закрытые двери, почему необходимо должным образом задраивать горловины и пр. До сих пор мы учим трюмному делу рассказом; пора, однако, начать учить показом", - писал Макаров. Несколько аварий, происшедших в те годы, подтвердили правильность идей и конкретных предложений Макарова. Но все это не могло преодолеть духа рутины и косности высшего руководства флотом, привыкшего преклоняться перед заморскими авторитетами и принижать заслуги отечественных ученых, новаторов и изобретателей.

С начала русско-турецкой войны 1877-1878 гг. энергия, изобретательность и настойчивость Макарова нашли новое применение. Как известно, в силу Парижского трактата 1856 г., Россия была лишена права иметь в Черном море боевой флот, и хотя этот трактат и был в 1871 г. аннулирован, все же создать к началу русско-турецкой войны сильный военный флот на Черном море Россия не успела и, кроме плавучих батарей, деревянных корветов и нескольких шхун, ничего там не имела. Турция же к этому времени располагала большим флотом с сильной артиллерией. На Черном море она могла использовать 15 броненосцев, 5 винтовых фрегатов, 13 винтовых корветов, 8 мониторов, 7 бронированных канонерских лодок и большое число мелких судов.

Соотношение сил на Черном море было далеко не в пользу России. Нужно было при малочисленности морских сил найти эффективные методы борьбы с сильным флотом Турции. Решение этой проблемы было найдено Макаровым. Он предложил использовать быстроходные пароходы, снабженные подъемными минными катерами, которые можно быстро опускать на воду в районе обнаружения противника, после чего катера, под покровом темноты, могли бы самостоятельно атаковать неприятельские корабли шестовыми или буксирными минами. После атаки катера должны были отходить к пароходу, их поднимали на палубу, и пароход быстро уходил. Был предложен и конкретный план действий против турецкого флота.
Спойлер:
Однако, несмотря на очевидную важность предложения Макарова, которое он с чрезвычайной настойчивостью защищал, ему пришлось выдержать упорную борьбу с чиновниками морского министерства, прежде чем проект был утвержден.
Спойлер:
После его утверждения Макаров в декабре 1876 г. был назначен командиром парохода "Константин" и с присущей ему энергией быстро вооружил пароход артиллерией и четырьмя минными катерами. В процессе вооружения корабля Макаров осуществил ряд новых технических предложений и разработал тактические основы использования минного оружия.
После объявления войны Макаров, добившись "высочайшего" разрешения из Петербурга, получил возможность выйти в море для осуществления своего плана. Боевые успехи пришли к Макарову не сразу. Первая атака, проведенная 30 апреля 1877 г. на батумском рейде, оказалась неудачной. Хорошо подведенная к турецкому сторожевому судну мина из-за неисправности запала не взорвалась. Зато новая атака, проведенная 29 мая в устье Дуная, принесла серьезный успех - был подорван турецкий сторожевой корабль "Иджалие". Не менее блестящей была атака катерами турецкого броненосца на сухумском рейде 12 августа; броненосец "Ассари Шевкет" получил от взрыва трех мин пробоину и ряд других повреждений, сел на грунт и затем с трудом был доставлен турками в Батум.

Кроме того, в результате минных атак, проведенных Макаровым во время крейсерства парохода "Константин" у анатолийских и кавказских берегов, было сожжено большое число торговых судов. Активные действия Макарова и его катеров против боевых и торговых судов вызвали тревогу у противника. Турки уже не рисковали оставаться у русских берегов на ночь, хотя их флот и был все еще сильнее русского.
Геройские действия, инициатива и энергия Макарова получили всеобщее признание. В сентябре 1877 г. Макаров был произведен в капитан-лейтенанты, а через три месяца - в капитаны 2 ранга.

В декабре 1877 г. и в январе 1878 г. под руководством и при личном участии Макарова были впервые использованы в боевых действиях против турецких кораблей в Батуме самодвижущиеся мины. Только подписание перемирия ограничило возможности дальнейшей активизации боевого использования этих новых видов оружия. Но и то, что было достигнуто, характеризовало Макарова как талантливого офицера.
Спойлер:
Заслуги Макарова в русско-турецкой войне заключаются прежде всего во введении новых приемов морского боя. Предложенная им идея возимых на быстроходном пароходе минных катеров впервые была осуществлена в русском флоте. Пароход "Константин" явился прообразом плавучих баз торпедных катеров и малых подводных лодок. Макаров первый использовал мину как грозное наступательное оружие. Он наметил правильные пути развития минной тактики, проведения атаки в темное время несколькими катерами, повышения скорости и мореходности катеров. Впервые в мире в русском флоте была испытана в боевых условиях самодвижущаяся мина. Все это создавало предпосылки к дальнейшему развитию минных катеров, которые явились предшественниками современных торпедных катеров, а также эскадренных миноносцев.
После окончания русско-турецкой войны научные искания Макарова приняли еще более широкий размах. Получив назначение на должность командира парохода "Тамань", стоявшего в Константинополе в распоряжении русского посла, Макаров по своей инициативе занялся работой по исследованию течений в Босфоре. Построив по своим чертежам ряд необходимых ему приборов, он провел большую исследовательскую работу и после обработки всех наблюдений написал научный труд "Об обмене вод Черного и Средиземного морей".
Спойлер:
Труд этот имел большое научное и военное значение, ибо он доказывал возможность использования подводного оружия (в то время мин, а позднее и подводных лодок). Указанный выше труд получил премию Академии Наук. До Макарова ни русские, ни иностранцы не знали о существовании обратного подводного течения из Средиземного моря в Черное, - об этом ходило лишь поверье среди местных жителей. Заслуга Макарова не только в том, что он доказал наличие такого подводного течения, но и объяснил причину данного явления, определил скорость течения на разных глубинах, температуру и плотность воды.
Вся служебная деятельность Макарова во флоте была неразрывно связана с его научной работой. Он не оставлял ее даже плавая в Балтике в должностях флаг-капитана шхерного отряда, флаг-капитана командующего практической эскадрой, командира броненосного фрегата "Пожарский", а затем командира корвета "Витязь", совершившего кругосветное плавание. Оригинальные, смелые предложения Макарова, внесенные им за этот период, охватывали самые разнообразные отрасли морского дела. Он занимался разработкой проекта мелководных судов для плавания по Аральскому морю и рекам Амударья и Сырдарья. Им был предложен метод ускоренного подъема паров на кораблях шхерного отряда, позволявший давать ход не через несколько часов, как было до того, а через 7,5 минут. В 1883 г. Макаров принимал участие в организации первой в истории парового флота перевозки на Балтике с учебными целями целой дивизии на военных судах. Эта перевозка дала основания для расчета десантов. На основе этого опыта Макаров разработал большое число приспособлений для подъема тяжестей и лошадей, а также для буксировки ботов и пр., составил детально разработанную в техническом отношении спецификацию шлюп-балок для разных кораблей. Командуя в 1885 г. корветом "Витязь", Макаров сумел сочетать выполнение военных задач с большой и важной научной работой.
Спойлер:
"Витязь" посетил ряд портов Европы, Америки и Японии и 8 июня 1887 г. пришел во Владивосток. Проплавав 1887-1888 гг. в водах Тихого океана, корвет 20 мая 1889 г. вернулся в Кронштадт. Все плавание продолжалось 993 дня. За это время корвет прошел 33412 миль под парами и 25856 под парусами. За время плавания были проведены ценнейшие гидрологические наблюдения над температурой и удельным весом воды, над течениями и грунтами. Вместе с тем Макаров внес много усовершенствований в использование оружия, в организацию службы на корабле и т.д. В итоге своего плавания Макаров представил "Замечания командира корвета флигель-адъютанта Макарова по всем частям, по окончании кругосветного плавания 1886-1889 гг.". В этой работе были отражены самые разнообразные вопросы судовой жизни: она включала предложения о введении нумерации орудий, котлов, отсеков, шпангоутов; о постановке мин и стрельбе самоходными минами; о быстрой разводке паров; о приготовлении корабля к бою; по вопросам непотопляемости. По возвращении из кругосветного плавания Макаров написал новый капитальный труд - "Витязь" и "Тихий океан", удостоенный также премии Академии Наук и золотой медали Географического общества.
В 1890 г. Макаров одновременно с производством в контр-адмиралы был назначен младшим флагманом Балтийского флота, а затем исполнял должность главного инспектора морской артиллерии. Хотя это была чисто административная, техническая должность, Макаров быстро освоился с новой для себя береговой обстановкой. Вскоре работа Макарова на посту главного инспектора морской артиллерии увенчалась успехом и принесла ему широкую известность как артиллеристу. Он изобрел для бронебойных снарядов названные его именем "макаровские колпаки" из мягкой стали, намного увеличившие пробивную силу снарядов.
Спойлер:
Секрет этого важного изобретения не был сохранен, и "макаровские колпаки" очень скоро появились во всех иностранных флотах и составляют принадлежность бронебойного снаряда по сей день. Никакого патента на свое изобретение Макаров не взял. Кроме "колпаков", он разработал правила снаряжения, окраски и хранения боевого запаса. Разрешение всех этих технических вопросов в те дни имело весьма большое значение.
В ноябре 1894 г. Макаров был назначен командующим эскадрой Средиземного моря, стоявшей в Пирее, но в связи с ухудшением отношений с Японией эскадра была направлена на Дальний Восток, пришла в Нагасаки и, соединившись с отрядом кораблей Тихого океана, поступила в подчинение вице-адмирала Тыртова.
Спойлер:
Эскадра Макарова прибыла на Дальний Восток в самый критический период переговоров с Японией. Царское правительство, опасаясь усиления Японии на Востоке, направило туда свой флот, чтобы оказать влияние на дипломатические переговоры с Японией и Китаем. То же сделали Англия и Германия.
Никакого боевого устава или разработанных тактических положений о ведении морского боя в те дни на флоте не было. Перед командующим соединенными морскими силами на Тихом океане встал вопрос, как вести морской бой? И несмотря на то, что Тыртов был по положению старше Макарова, он, не задумываясь, поручил Макарову написать приказ о том, как надлежит приготовлять корабли к бою и как вести бой. Составленный Макаровым приказ № 21 содержал исчерпывающие указания по существу вопроса и был подписан вице-адмиралом Тыртовым без изменений.

Выполнение этого задания навело Макарова на мысль, что во флоте совершенно не разработана тактика морского боя. С присущей ему энергией он написал работу "Рассуждения по вопросам морской тактики", которая после ее издания была переведена и опубликована за рубежом.

К 1896 г. напряженная военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке разрядилась. Соединенные эскадры были расформированы, создана была одна эскадра Тихого океана, и Макаров возвратился в Кронштадт, где был назначен старшим флагманом 1-й флотской дивизии.

К этому периоду относится осуществление Макаровым идеи постройки мощного ледокола "Ермак". До этого ни в России, ни в других странах мощных ледоколов не было. Макаров разработал проект ледокола и, добившись его постройки, создал самый мощный в мире ледокол, обеспечив и в этой области приоритет русской научной мысли. Но осуществить это Макарову было не так просто.
Спойлер:
Идея покорения полярных льдов мощным ледоколом с целью достижения Северного полюса, освобождения берега и устья рек Сибири от вечных льдов, с целью дать доступ к рекам дешевым и коротким путем, зародилась у Макарова еще в 1892 г. в период организации Нансеном своей экспедиции на Северный полюс. Макаров не был согласен с планом Нансена и стремился найти решение задачи иным путем, но, загруженный другими делами, заняться этим вопросом вплотную смог лишь в 1897 г.
Макаров предполагал достигнуть Северного полюса на мощном ледоколе, в то время как все иностранные исследователи пытались решить эту задачу, используя естественный дрейф льдов и течения в Арктике. Из всех идей, предлагавшихся Макаровым, идея постройки ледокола вызвала, пожалуй, наибольшее противодействие самых различных . руководящих кругов царской России как военных, так и финансовых, а частью и научных, и лишь настойчивость и убедительные доводы Макарова заставили правительственные круги обратить внимание на это предложение. Его поддержал известный русский ученый Менделеев, после чего был составлен специальный доклад министру финансов. Но прежде чем дать согласие на строительство ледокола, решено было поручить Макарову провести личную рекогносцировку Карского и других полярных морей, и лишь после его поездки, убедившись в экономической целесообразности постройки ледокола, правительство утвердило проект Макарова, и в начале декабря 1897 г. с судостроительным заводом был заключен договор о постройке ледокола. Макаров лично наблюдал за постройкой корабля и внес ряд ценнейших предложений и усовершенствований в конструкцию ледокола, что еще раз свидетельствовало о его глубоких знаниях в области кораблестроения.
Спойлер:
Весною 1899 г. ледокол пришел в Кронштадт, свободно форсировав все тяжелые весенние льды Финского залива. С апреля началось приготовление ледокола к арктическим плаваниям.

При первом выходе в Арктику, состоявшемся 29 мая 1899 г., ледокол дал небольшую течь в корпусе, что потребовало производства подкреплений корпуса. При втором выходе 14 июля, ледокол при форсировании льдов получил небольшую пробоину и вынужден был зайти в Англию на ремонт. Этих двух неудач, неизбежных во всяком новом деле, было достаточно, чтобы недоброжелатели Макарова вновь подняли голос, доказывая неосуществимость его идей. Была организована правительственная комиссия для изучения всех причин аварий ледокола и выяснения его пригодности к плаванию в Арктике. Макаров в состав комиссии включен не был.

Комиссия, состоявшая из противников идеи Макарова, пришла к выводу, что ледокол к плаванию в полярных льдах не пригоден и может . быть использован только для обеспечения торгового мореплавания в Финском заливе. Не согласившись с выводами комиссии, Макаров продолжал добиваться посылки ледокола в Арктику, на этот раз к Новой Земле с тем, чтобы обойти ее с севера и придти к устью Енисея. Ему вновь было разрешено возглавить эту экспедицию, и в начале мая 1901 г. "Ермак" вышел из Кронштадта, но обойти Новую Землю с севера из-за тяжелых льдов ему не удалось. Собрав богатый научный материал, Макаров в сентябре того же года вернулся в Кронштадт.

Эта последняя неудача послужила окончательным поводом для решения в правительственных кругах оставить "Ермак" в Балтийском море для проводки судов, а Макарова освободить от дальнейших обязанностей по опытным плаваниям во льдах. Ледокол был передан отделу торгового мореплавания. На этом и прекратились всякие попытки освоить Северный морской путь. Один из современников Макарова, разделяя его взгляды, написал пророческие слова: "Сдается мне, что когда, в близком будущем, обновленная Россия развернет во всей своей мощи неисчерпаемые силы ее народа, использует непочатые сокровища ее природных богатств, то смелая мысль русского богатыря Макарова будет осуществлена. Будут сооружены ледоколы, способные проходить среди льдов Ледовитого моря так же свободно, как проходит "Ермак" по льдам Финского залива, которые до него были также непроходимы. Омывающий наши берега Ледовитый океан будет исследован вдоль и поперек русскими моряками, на русских ледоколах, на пользу науки и на славу России".

Создание ледокольного флота было не под силу технически отсталой России. Только при Советской власти был создан свой мощный ледокольный флот, побеждены льды Арктики и освоен Северный морской путь.
Говоря о флотоводческой деятельности вице-адмирала Макарова, нельзя не остановиться на его военно-теоретических работах в области военно-морского дела, тактики ведения морского боя и его взглядах г на воспитание офицеров флота и матросов. Наиболее крупными научными трудами Макарова по военно-морским вопросам являются: "Разбор элементов, составляющих боевую силу судов" (1894 г.) и "Рассуждения по вопросам морской тактики" (1897 г.). Работа Макарова "Рассуждения по вопросам морской тактики" явилась капитальным трудом по морской тактике парового флота, принесшим автору заслуженную славу ученого. В эту работу Макаров вложил весь свой богатый опыт и знания.

Макаров впервые определил, что "морская тактика есть наука о морском бое. Она исследует элементы, составляющие боевую силу судов, и способы наивыгоднейшего их употребления в различных случаях на войне".
Спойлер:
Весьма интересна мысль Макарова о влиянии характера боевого маневрирования корабля на пробиваемость его борта и палубы. Эта мысль, развитая впервые Макаровым, позволила в дальнейшем разработать построение диаграмм пробиваемости борта и палубы корабля при разных курсовых углах и дистанциях.Большое место в рассматриваемом труде отведено разбору нравственного элемента, которому Макаров всегда придавал особо важное значение. "...Бодрость духа на кораблях по преимуществу находится в руках строевых чинов, а потому изучение способов, как достигнуть успеха в этом направлении, составляет их прямую обязанность". Макаров далее писал: "...люди так различны по складу своего ума и характера, что один и тот же совет не годится для двух различных лиц. Одного следует удерживать, другого надо поощрить и лишь обоим следует не мешать".

Ряд ценных советов высказан Макаровым по вопросам педагогики, самообразования, самовоспитания и обучения личного состава в плавании. "Если молодой человек, получив приказание, начнет находить затруднения,- пишет Макаров, - то значит, что или он не служил у хорошего командира, или, служа у хорошего командира, не старался чему-либо научиться. Человек, который, получив приказание, говорит о затруднениях, стоит на ложном пути...". "Плавание в мирное время есть школа для войны", - писал Макаров и требовал, чтобы учеба в море организовывалась исходя из того, что и как придется делать личному составу в боях. Говоря о принятии того или иного решения и о созываемых в этих случаях совещаниях, Макаров писал: "...собирание большого числа лиц пользы не приносит, а поговорить с одним толковым человеком - всегда полезно...", и далее: "Мы знаем много примеров людей весьма сведущих, которые не дают себе труда вникать в то, что им говорят, а ищут случая высказать свои мысли, иногда весьма светлые, но совершенно не относящиеся к разбираемому вопросу", поэтому "при всяком решении вопроса надо помнить лишь о деле, смело брать на себя ответственность за свои поступки и руководствоваться собственным здравым смыслом, принимая во внимание обстановку".
В ряде мест своей книги Макаров приводит высказывания и мнения адмирала Нахимова и выдержки из "Науки побеждать" Суворова, солидаризируясь с ними и развивая их мысли, что еще раз подтверждает влияние этих людей на сложившиеся у Макарова суждения о тактике. Так, о Суворове Макаров пишет: "Суворов близок к нам потому, что он понял дух русского человека и умел из этой цельной и богатой натуры создать армию богатырей, удивлявших всю Европу".
Не менее интересны мысли адмирала Макарова, выраженные им в статье "В защиту старых броненосцев и новых усовершенствований", помещенной в журнале "Морской сборник" № 3 за 1886 г. Они также характеризуют Макарова как носителя идеи активных действий и одного из продолжателей славных традиций Суворова, Ушакова, Нахимова. В указанной статье Макаров писал: "Мое правило: если вы встретите слабейшее судно - нападайте, если равное себе - нападайте, если сильнее себя - тоже нападайте... Не гонитесь за неприятелем, который далеко, если перед вами находится другой близко". В другой своей статье "Броненосцы или безбронные суда?", помещенной в № 4 того же журнала за 1903 г., Макаров дал замечательный прогноз развития подводного флота, боевых возможностей подводных лодок вплоть до их участия в морском бою и создания так называемых "возимых малых подводных лодок".
Спойлер:
"Полагаю, - писал Макаров, - что не представит больших затруднений разработать 12-т лодку, которая могла бы подыматься на боканцы. Таких лодок большие корабли могут иметь по две, и, следовательно, надо предусматривать, что со временем подводные лодки могут принимать участие даже в сражениях на открытом море". Это писалось тогда, когда в России только еще начинались первые опыты с подводными лодками и их рассматривали лишь с точки зрения использования для нужд береговой обороны. Прогноз Макарова в дальнейшем полностью оправдался. Особый интерес представляет отношение Макарова к вопросу о "вечных" принципах в войне и к теориям морской войны Мэхэна и Коломба. Мысли, высказанные им по этим вопросам, свидетельствуют лишний раз о смелости и самостоятельности его суждений, о выдающейся способности к глубокому анализу и пониманию чувства нового в военном деле.Как и большинство русского офицерства конца XIX в., Макаров знал работы американского морского теоретика Мэхэна и английского адмирала Коломба. Солидарность со взглядами Мэхэна и Коломба большинства русских адмиралов не могла не оказать влияния и на Макарова: ряд его ошибочных высказываний, несомненно, следует отнести к этому "влиянию". Однако Макаров не остался в плену этой метафизической теории с ее вечными принципами. Рассуждая по вопросу о "принципах" в войне, он писал: "Заговорив о принципах вообще, позволю себе сказать еще раз, что к ним надо относиться осмотрительно. Коломб и Мэхэн проповедуют, что раньше, чем предпринимать десантную экспедицию, нужно уничтожить военный флот противника. Руководствуясь этими принципами, японский адмирал Ито должен был сначала уничтожить китайский флот, а потом уже приняться за содействие армии фельдмаршала Ямагато.., но обстоятельства заставляли Ито поступить иначе... Об общих принципах можно сказать, что их нужно изучать, но для войны важнее всего глазомер, т.е. уменье ясно представить себе все обстоятельства и в зависимости от них выбрать должное решение, руководствуясь главной идеей - разбить неприятеля и опираясь прежде всего на свой собственный здравый смысл".

По этому же вопросу в другом месте своего труда адмирал Макаров говорил: "Я лично не сторонник раболепного поклонения принципам... я советую изучать такие почтенные труды, как Мэхэна и Коломба, но не считать, что выводы их, основанные на примерах парусной эпохи, безусловно верны в наш век машин и электричества". Эти совершенно правильные выводы Макаров поясняет далее: "Причина, почему я проповедую такую крайне непопулярную мысль, заключается в том, что материальная часть на флоте совершенно переменилась. Тактика исследует оружие, но оружие-то наше совершенно иное, откуда история почти никаких указаний по тактике дать не может...".

Резко высказывался Макаров и в отношении теории Мэхэна и Коломба о "владении морем". Он писал по этому поводу: "Два авторитета по стратегии - Мэхэн и Коломб - говорят, что главной целью флота во время войны должно быть командование морем. До сих пор это понималось таким образом, что флот, командующий морем, беспрепятственно и совершенно открыто в нем плавает, в то время как его разбитый противник не смеет показаться из своих портов. Так ли это будет в настоящее время? Инструкции, имеющиеся по сему предмету, советуют этому победоносному флоту избегать ночью встреч с миноносцами своего противника и потому скрывать тщательно свои огни и ходить хорошим ходом... если бы все это изложить перед посторонним человеком. то он был бы поражен.., что грозный флот должен прятаться от остатков разбитого им неприятеля. Есть много других несообразностей... теперь же мы хотели лишь указать на шаткость в самых основаниях".

Это, конечно, еще далеко не обстоятельная критика теоретических концепций Мэхэна и Коломба, но в те дни смелые суждения русского адмирала обратили внимание общественности на "шаткость в самых основаниях" теории Мэхэна и Коломба. Однако это был "одинокий голос", и .теория Мэхэна и Коломба продолжала пропагандироваться во всех флотах, в том числе и в русском.

Большая заслуга Макарова состоит в том, что он указал на шаткость исходных положений теории Мэхэна и Коломба. "Есть много других несообразностей, но мы о них будем говорить впоследствии" - писал Макаров.
Макаров, являясь всесторонне образованным адмиралом, опирался в своей деятельности на опыт лучших адмиралов того времени, особенно Бутакова и Попова. Он не только хорошо знал все основы созданной Бутаковым тактики, но и непосредственно участвовал во всех учениях и в последующем явился достойным продолжателем научных работ Бутакова в области тактики парового флота. Макаров развил и дополнил мысли Бутакова рядом новых понятий и издал свой замечательный труд "Рассуждения по вопросам морской тактики", который является образцом сохранения и развития лучших традиций русского флота в области ведения активных, смелых действий и заботы о личном составе, его подготовке и воспитании.

Последний этап жизни и боевой деятельности вице-адмирала Макарова связан с русско-японской войной 1904-1905 гг. Еще когда Макаров был главным командиром Кронштадтского порта и не участвовал непосредственно в боевой деятельности, он продолжал работать над тактическими и оперативными вопросами, а также уделял внимание и общим вопросам обороны государства. В этом отношении большой интерес представляет его записка о программе судостроения на двадцатилетие (1903-1923 гг.) и особенно данная им, в связи с предлагаемой, программой, оценка военно-политической обстановки, сообразуясь с которой он дает замечательный прогноз развития событий на Дальнем Востоке. Макаров считал, что Россия должна иметь три флота: на Балтике, на Черном море и на Дальнем Востоке. В записке рассматриваются возможные действия на этих театрах и намечаются необходимые мероприятия по обеспечению от внезапных нападений. Говоря о возможных действиях Японии, Макаров писал: "Недоразумения с Японией будут из-за Кореи или Китая... Нужно... быть готовым к военным действиям во всякую минуту. Разрыв последует со стороны Японии, а не с нашей...". Но эти слова не дошли до сознания косных руководителей царского правительства: русский флот оказался мало подготовленным к войне с сильным противником на море.

По мере назревания событий на Дальнем Востоке Макаров не мог довольствоваться административной деятельностью в качестве генерал-губернатора Кронштадта и командира Кронштадтского порта. Он считал, что его место там, на Востоке. "Меня пошлют туда, когда дела наши станут совсем плохи, а наше положение там незавидное", - говорил он с горечью.
Спойлер:
Как патриот своей родины и глубоко принципиальный человек, он все же решил перед самой войной обратиться в морское министерство с письмом, в котором писал: "Из разговоров с людьми, вернувшимися недавно с Дальнего Востока, я понял, что флот предполагают держать не во внутреннем бассейне Порт-Артура, а на наружном рейде... Пребывание судов на открытом рейде дает неприятелю возможность производить ночные атаки. Никакая бдительность не может воспрепятствовать энергичному неприятелю в ночное время обрушиться на флот с большим числом миноносцев и даже паровых катеров. Результат такой атаки будет для нас очень тяжел, ибо сетевое заграждение не прикрывает всего борта, и кроме того у многих наших судов совсем нет сетей... Японцы не пропустят такого бесподобного случая нанести нам вред... Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флота, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку".

Письмо Макарова было доложено "вверх по начальству", однако ответ был следующий: "Макаров известный алармист - никакой войны не будет". Но не успели высохнуть чернила этой резолюции, как японцы неожиданно и вероломно напали на нашу страну, атаковали эскадру, стоявшую на внешнем рейде Порт-Артура, и вывели из строя два броненосца и крейсер.
Положение Тихоокеанского флота сразу же стало тяжелым, и Макарова действительно послали на Дальний Восток. 1 февраля 1904 г. он был назначен командующим Тихоокеанским флотом, в тот же день добился экстренного совещания в морском министерстве для решения ряда поставленных им вопросов и уже 4 февраля отправился в Порт-Артур.

Казалось бы, Главный морской штаб должен был прежде всего ознакомить нового командующего флотом с планом военных действий на море, однако такого плана вообще не оказалось. План военных действий на море на случай войны с Японией впервые был разработан в марте 1901 г. в штабе начальника эскадры Тихого океана, в дальнейшем он подвергся изменениям и был утвержден в штабе главнокомандующего армиями и флотом на Дальнем Востоке без какого-либо влияния на его содержание со стороны Главного морского штаба. Больше того, в 1896, 1900 и 1902 гг. в Морской академии проводились стратегические игры на тему войны с Японией, но ни на одну из них Макаров не был приглашен, хотя в это время он находился в Кронштадте. Выводы по этим играм не были известны ни ему, ни офицерам, назначенным в состав его штаба. Не было также разработанного единого плана действий сухопутных армий и флота.

Вице-адмирал Макаров учитывал это. Он знал, что флот с первых дней войны уже сильно ослаблен. Свою творческую и организационную работу, направленную на решение задач, вставших перед ним, он начал еще в пути. Все сопровождающие вице-адмирала офицеры его штаба получили задания, обязанности между ними были четко распределены. В телеграммах и донесениях он поставил перед морским министерством ряд неотложных вопросов, относившихся к усилению русского флота в Порт-Артуре. Макаров еще в пути намечал планы боевых действий, составлял инструкции и собирал необходимые сведения.
Спойлер:
Однако уже на первом этапе своей деятельности, не получая должной помощи в решении поставленных вопросов, он вошел в конфликт со своим начальством. Макаров требовал срочной посылки в Порт-Артур миноносцев с Балтики, настаивал на их отправке по железной дороге в разобранном виде, но в этом "по техническим причинам" ему было отказано. Макаров продолжал настаивать, но ему вновь отказывали. Затем он просил заказать и срочно доставить на Дальний Восток 40 малых миноносок по 20 т, но решение и этого вопроса так затянулось, что миноноски были готовы лишь после войны. Наконец, Макаров дважды просил, чтобы отряд кораблей, вышедший из Балтики на Дальний Восток еще до начала войны в составе броненосца, двух крейсеров и семи миноносцев, не возвращался обратно, а шел на усиление флота в Порт-Артур. Эта просьба командующего флотом также не была удовлетворена.
24 февраля Макаров прибыл в Порт-Артур. Имя вице-адмирала Макарова было настолько хорошо известно во флоте, что уже самый факт его прибытия давал личному составу надежду на то, что флот окрепнет и перейдет к активным действиям. Обстановка в Порт-Артуре к моменту прибытия туда Макарова, была крайне тяжелая. Некоторые корабли оказались уже выведенными из строя. Местное командование от первых неудач явно растерялось. Учитывая это, Макаров в первые же дни посетил все корабли, беседовал с офицерами, матросами и портовыми рабочими, всячески стараясь вселить в них бодрость духа и веру и силу своего оружия и флота.

Верный принципу активных действий, Макаров уже через день по прибытии в Порт-Артур выслал в море на разведку два миноносца, выход которых закончился встречей с японскими миноносцами и гибелью миноносца "Стерегущий". Узнав о тяжелом положении миноносца, Макаров немедленно перешел на быстроходный крейсер "Новик" и вместе с крейсером "Баян" направился на выручку "Стерегущего" и заставил японцев отступить. Смелый выход командующего флотом на слабо бронированном легком крейсере для выручки погибавшего корабля произвел исключительно сильное впечатление на весь личный состав.

Готовясь к предстоящим боям с японским флотом, Макаров решил выйти в море всей эскадрой, с тем чтобы использовать выход для отработки маневрирования эскадры, осмотреть ближайший к крепости район и в случае встречи с противником вступить в бой. При этом он лично разработал инструкцию для одновременного выхода эскадры из гавани во время прилива, чего раньше никогда не делалось. Этот выход способствовал сколачиванию эскадры и поднятию боевого духа ее личного состава.

При каждом случае появления противника в районе Порт-Артура Макаров немедленно выходил со своей эскадрой в море, чего раньше не делалось. Миноносцы днем и ночью регулярно высылались в разведку. На подходах к базе была организована дозорная служба; проведены специальные мероприятия по защите рейда от прорыва миноносцев противника в районах, посещаемых японской эскадрой; были выставлены минные заграждения; корабли проводили практические стрельбы; было организовано систематическое траление фарватеров и рейдов перед выходом эскадры. Большой заслугой Макарова явилась организация перекидной стрельбы с внутреннего рейда через мыс Ляотешань по японским кораблям при их приближении к крепости, а также установка дополнительных береговых батарей при входе в гавань. Все эти весьма важные мероприятия проводились под личным руководством вице-адмирала Макарова. Он сам разработал таблицу однофлажных боевых сигналов, инструкцию для действий миноносцев в разведке и. в атаке, инструкцию для боя эскадры, инструкцию по управлению огнем в бою на ходу.

Проведенные мероприятия сразу же дали эффект. Так, уже в начале марта японская эскадра, подошедшая к Порт-Артуру для очередной его бомбардировки, была встречена метким огнем русских кораблей из гавани, а после выхода эскадры японцы вынуждены были отойти.

Во всей боевой деятельности, в руководстве личным составом, в доверии, которое Макаров завоевал в первые же дни, он находил полное удовлетворение. Иное положение создалось в отношениях Макарова с высшим командованием: эти отношения продолжали оставаться до последних дней ненормальными. В официальной истории русско-японской войны сказано: "нельзя обойти молчанием тех затруднений, с которыми пришлось бороться командующему флотом в отстаивании тех мер, которые он находил нужными для пользы дела и службы. Твердость адмирала Макарова и этой борьбе доходила до того, что он даже ставил не раз вопрос об оставлении им должности командующего флотом".
Спойлер:
Первый, довольно крупный конфликт с морским министерством возник из-за отказа в просьбе Макарова как можно скорее издать и выслать в Порт-Артур его книгу "Рассуждения по вопросам морской тактики". На неоднократные просьбы Макарова об издании его книги он получил отказ от морского министерства. Так как в те времена никакого боевого устава или учебника по тактике не было, труд Макарова, безусловно, был на флоте необходим. В самые горячие боевые дни эскадры, 18 марта Макаров послал телеграмму, в которой писал: "Просил бы теперь же напечатать мою книгу "Рассуждения по вопросам морской тактики". Книга нужна теперь, а не в будущем году; не допускаю мысли, что министерство не может теперь же найти 500 р., и отказ в напечатании понимаю, как неодобрение моих взглядов на ведение войны, а посему, если моя книга не может быть напечатана теперь, то прошу заменить меня другим адмиралом, который пользуется доверием высшего начальства". Не лучше были отношения Макарова и с главнокомандующим русскими вооруженными силами на Дальнем Востоке адмиралом Алексеевым, находившимся в Мукдене. Макаров ценил и поощрял дельных, смелых, энергичных офицеров и решительно не терпел безинициативных, трусливых. После нескольких выходов в море он отстранил от должностей некоторых командиров кораблей, заменив их более способными. Главнокомандующий не согласился с этим решением и настаивал на его отмене или на замене некоторых командиров офицерами по его представлению. Макаров "новь не согласился и просил освободить в таком случае его от командования флотом. Только после этого главнокомандующий утвердил все требования Макарова, но все же поднял вопрос в министерстве об ограничении прав командующего флотом. Так высшее командование, никогда не любившее Макарова, мешало ему в работе, начиная с первых дней его командования флотом.
30 марта 1904 г. вице-адмирал Макаров послал миноносцы в ночной поиск к о. Эллиот с задачей атаковать обнаруженные корабли противника. Лично инструктируя командиров отрядов миноносцев, командующий флотом потребовал, чтобы во всех случаях возвращения в Порт-.Артур миноносцы не подходили в темное время к крепости, а входили в гавань лишь с рассветом. По намеченному плану, для обеспечения их возвращения, на рассвете навстречу миноносцам должен был выйти из Порт-Артура крейсер "Баян". Выслав миноносцы в море, Макаров в ночь на 31 марта перешел на дежурный крейсер "Диана", стоявший на внешнем рейде. Командующий флотом опасался повторения попытки японцев закупорить брандерами вход в порт и по примеру многих прошлых ночей решил лично быть в центре отражения возможной атаки. Ночь была тревожной, с крейсера и береговых постов не один раз наблюдались какие-то силуэты судов и огни, державшиеся почти на одном месте. Когда у, Макарова спросили разрешения открыть огонь, он категорически запретил, высказав предположение, что это были огни русских миноносцев, возвращавшихся в Порт-Артур из-за плохой погоды. В 4 часа 30 мин. Макаров перешел на "Петропавловск". Как было установлено позже, обнаруженные этой ночью силуэты принадлежали кораблям противника, ставившим мины на путях обычного движения русской эскадры при ее выходах. Когда с рассветом из Порт-Артура вышел крейсер "Баян" и командующий флотом получил сведения о подходе эскадры противника, он приказал трем крейсерам выходить для поддержки миноносцев, сам же в 7 часов утра вышел, как всегда, навстречу противнику на броненосце "Петропавловск" с эскадрой. Узнав уже на рейде, что миноносец "Страшный" погиб в бою, и обнаружив на горизонте всю японскую эскадру, Макаров решил отойти на внешний рейд, подтянуть все свои броненосцы и под прикрытием батарей вступить в бой с противником. Траления на выходах из базы и на внешнем рейде проведено не было.

Во время этого маневра 31 марта (13 апреля) в 9 час. 30 мин. в двух милях от маяка на Тигровом полуострове броненосец "Петропавловск" подорвался на минах, поставленных минувшей ночью японскими кораблями, и затонул. Вместе с ним и большей частью экипажа погиб и вице-адмирал Макаров.

Русский флот в лице Макарова понес тяжелую утрату. За короткое время (36 дней) командования Тихоокеанской эскадрой он сумел сделать очень многое. Прежде всего он привел эскадру в надлежащее боевое состояние, поднял дух личного состава и подготовил флот к активным боевым действиям, организовал регулярную разведку. Макаров принял активные меры для ускорения ввода в строй поврежденных кораблей, усилил оборону крепости с моря, создал систему обороны внешнего рейда. Он лично руководил отражением атак японских миноносцев, выходами своей эскадры навстречу противнику, не допускал безнаказанного обстрела флота и крепости, заставлял японцев каждый раз уклоняться от боя с русской эскадрой.

* * *

Вице-адмирал Макаров вошел в историю развития морского флота прежде всего как выразитель прогрессивных традиций русского флота на рубеже XIX-XX вв., как талантливый ученик тактической школы адмирала Бутакова, воспринявший от своего учителя наступательную тактику морского боя и развивший ее в своих военно-теоретических работах.

Макаров был человек большой эрудиции. Он проявил себя ученым-географом, новатором и изобретателем в артиллерии и минно-торпедном деле и кораблестроении, создателем основ теории живучести и непотопляемости кораблей. Что бы ни начинал делать Макаров, он всегда доводил дело до конца, обобщая полученный опыт и завершая все это созданием научных трудов, основные из которых стали достоянием всей мировой научной мысли.

Макаров был искусным воспитателем высокого боевого духа личного состава. Его любимый девиз "Помни войну" ценен именно потому, что Макаров понимал его как необходимость постоянно учить личный состав тому, что потребуется на войне, настаивал, чтобы корабли строились и оборудовались исходя из требований войны. Придавая особое значение моральному фактору в войне, Макаров всегда и в своих теоретических работах и особенно в практической деятельности заботился о поднятии морального духа личного состава. Будучи строгим и требовательным, он умело сочетал это с постоянной заботой о нуждах матросов и офицеров, поощрял инициативу и хорошую службу, нетерпимо относился к формализму и бездеятельности.

Вице-адмирал Ю.А. Пантелеев:"Выдающийся русский флотоводец С.О. Макаров.
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.



Последний раз редактировалось BronuiN; 08.01.2010 в 12:15.
Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 16.09.2008, 18:52   #51
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Поль Джонс
"Пират-янки" — адмирал русского флота

Стоял апрель 1788 года. Ботнический залив все еще был забит льдом. Небольшой рыбачий бот пытался пробиться к финскому берегу. Чем дальше он продвигался на восток, тем плотнее становились льды. Кроме рыбаков, на борту бота был и пассажир — явно иностранец. Среднего роста, худощавый, со смуглым энергичным лицом. Его распоряжения звучали четко и властно. После долгих, но безрезультатных усилий бот повернул на юг. По приказу иностранца курс был взят на Ревель.

Пересечь центральную Балтику на утлом открытом боте, да еще зимой! Кто же решился на столь опасное путешествие? Кем был этот отважный иностранец? Со шведскими рыбаками шел офицер флота Соединенных Штатов Джон Поль Джонс. Не просто офицер, а один из организаторов и создателей американского флота. И плыл он в Россию.


... Англичанин по национальности, Поль Джонс родился в Шотландии в 1747 году. Семья была не из знатных и не из богатых. Моряком он стал в 12 лет. В 19 был уже помощником капитана на невольничьем судне. Однако отвращение к работорговле заставило его вскоре покинуть невольничий флот. Проплавав еще несколько лет капитаном обычного судна, Поль Джонс оставляет море и в 1773 году переезжает в Америку. Здесь в штате Виргиния его брату принадлежала небольшая ферма. Однако заботы, нахлынувшие на новом месте, были далеко не только фермерские. Он активно включается в бурную политическую жизнь.

В 1775 году начинается война за независимость. Джонс предлагает свои услуги Конгрессу и становится первым лейтенантом флота США. В американском флоте в то время их было всего шесть. Вскоре он уже командир небольшого 12-пушечного брига «Провиденс», на нем уходит в свое первое самостоятельное военное плаванье и смело вступает в схватки с английскими фрегатами. За четыре месяца непрерывных боев Джонс захватывает 16 британских судов. Часть из них он раздает бедным рыбакам. На одном из захваченных фрегатов находились деньги, и деньги немалые — содержание всей британской колониальной армии. Ущерб, нанесенный Англии, оценивался в миллион долларов. По тем временам это была огромная сумма. И все же настоящая слава героя морских сражений приходит к Полю Джонсу позднее и не в американских, а в европейских водах.

14 июля 1777 года Конгресс США принимает две резолюции: «1. Постановить, что флаг тринадцати Соединенных Штатов Америки должен состоять из тринадцати чередующихся красных и белых полос, а их союз символизироваться тринадцатью звездами на синем фоне, олицетворяющими как бы появление нового созвездия. 2. Назначить кэптена Джона Поля Джонса командиром корабля «Рейнджер». Позднее Джонс будет говорить: — «Наш флаг и я — близнецы. Мы родились в один час...»

В том же году Джонс во главе небольшого отряда уходит во Францию. В Париже его ждет первый посол США доктор Бенджамин Франклин — известный ученый, крупный общественный и политический деятель. Цель похода одна — склонить французское правительство к войне с Англией. Письма, которые он везет послу, написаны собственноручно Д.Вашингтоном и Т.Джефферсоном.

Первое заокеанское плаванье — первое признание американского флага. С будущими союзниками — французской эскадрой Джонс встречается вечером после захода солнца. Взаимные приветствия обходятся без салюта. Но именно это его и не устроило. На следующий день с восходом солнца Джонс снимается с якоря и снова проходит перед строем французских кораблей. На этот раз он удовлетворен. Первый салют американскому флагу состоялся.

Годы войны за независимость становятся звездными годами морской славы Джона Поля Джонса, французское правительство медлило с началом военных действий, но Джонс ждать не мог. Война была в разгаре, и он считал, что все ее «прелести» Англия должна ощутить «на своей шкуре».

В апреле 1778 года на свой страх и риск Джонс покидает Брест. Воспользовавшись густым туманом, «Рейнджер» снимается с якоря и скрытно выходит из гавани. Район его действий обширен — Атлантика, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], Северное и Ирландское моря. Воюет Джонс умело и дерзко. Захватывает и сжигает британские суда, высаживает десанты, штурмует и разоряет прибрежные замки. Шотландия в панике. Британские адмиралы клянутся поймать и повесить «пирата-янки». Но Джонс неуловим...

Шел четвертый год войны. Уже не первый месяц крейсеровала союзная эскадра в Северном море. Свой флаг Джонс держал на небольшом трофейном фрегате со странным названием «Добряк Ричард». Это присвоенное самим Джонсом имя означало не что иное, как литературный псевдоним Б.Франклина. «Для меня, — писал П.Джонс, — то была единственная возможность отблагодарить великого и прекрасного человека за огромную честь быть его другом».

В один из сентябрьских вечеров недалеко от мыса Фламбург союзники встретили крупный британский конвой. Кроме «Добряка Ричарда», с Джонсом в то время было всего два корабля — небольшой американский фрегат и французский корвет. Силы были явно неравные, но отступать Джонс не привык. Перед «Ричардом» оказался новейший 50-пушечный английский фрегат. Первый обмен залпами не принес ничего хорошего. Из строя были выведены все 18-фунтовые пушки. Теперь противник мог приблизиться на безопасное для себя расстояние и вести убойный огонь на поражение. Иного выхода, как идти на абордаж, у Джонса не было.

Так начался знаменитый бой, вошедший в историю парусного флота как один из самых яростных и ожесточенных. Еще до того, как «Ричарду» удалось сцепиться со своим противником, он был превращен в решето. Его борта буквально светились насквозь. «Эй, на «Ричарде». Сдавайтесь!» — «Я еще не начал драться!» — был ответ Джонса, и рукопашная схватка вспыхнула с новой силой. Командир английского фрегата был храбрым моряком, но не столь неукротимым, как Джонс. Далеко за полночь англичане спустили флаг. Едва Джонс успел перевести на захваченный фрегат свой экипаж, как «Добряк Ричард», с треском ломая абордажные крючья, ушел под воду.

Нет, не зря король Франции жалует отважному моряку орден и золотую шпагу. Конгресс США чеканит в его честь медаль. Фенимор Купер, А.Дюма-отец, Киплинг делают его героем своих произведений. Слава Поля Джонса гремит на весь мир.

Знают о нем хорошо и в России. Надо сказать, что к тому времени обстановка здесь складывалась сложная. На Балтике и на Черном море было неспокойно — вот-вот должна была начаться война. И не одна, а сразу две — с Турцией и со Швецией.

Тогда-то Екатерина II и решает пригласить Джона Поля Джонса на русскую службу. Ответ Джонса был краток: «Я согласен, я в пути». И вот он в центре штормующей Балтики на небольшом рыбачьем боте. «Мое путешествие все приняли как своего рода чудо, на которое до сих пор никто не решался, кроме как на больших судах», — писал впоследствии Джонс. Из Ревеля в Петербург он добирается «сухим путем».
Спойлер:
К вечеру 23 апреля Джонс уже в столице, а еще через день приглашен ко двору. Прием состоялся в царскосельском дворце. Из кабинета царицы командор флота США вышел контр-адмиралом российского флота. «Императрица приняла меня с самыми лестными почестями, большими, чем, вероятно, может похвастаться какой-либо другой иностранец, поступающий на русскую службу», — сообщал Джонс своему другу генералу П.Лафайету. Встречаться с Екатериной II Джонсу привелось не раз. «Ее величество часто разговаривала со мной о Соединенных Штатах, она убеждена, что американская революция не может не породить другие и не оказать влияние на каждое правительство». Кстати, именно Джонс первый привез в Россию уже принятую, но еще не вступившую в силу конституцию США. «Я имел честь представить ее И. в-ву экземпляр новейшей федеральной конституции Соединенных Штатов, подписанный секретарем Конгресса».
Что побудило американского моряка столь активно откликнуться на приглашение русской императрицы? Честолюбие? Жажда новых ощущений? Конечно, не без того. Но главное, что двигало им, — это идея широкого международного сотрудничества двух великих держав — России и США. Об этом убедительно говорят многочисленные проекты и планы Джонса. «Я упомянул о вооруженном нейтралитете (В достижении победы США в войне за независимость немаловажную роль сыграла позиция России, по инициативе которой многие европейские государства объявили «вооруженный нейтралитет», направленный против Англии.), которому так достойно покровительствовала ее величество, и уверен, как только Америка построит несколько военных кораблей, для вступления Соединенных Штатов в это прославленное сообщество не будет никаких препятствий».
Спойлер:
Особенно его интересует сотрудничество с Россией в Средиземном море. Алжирские пираты постоянно нападают на американские торговые суда. «Если бы Средиземное море не было закрыто для американского флага, можно было бы поставлять многие виды товаров для русского флота». Предложение Джонса вполне логично. «Поскольку алжирское регентство находится под властью Турции и алжирцы помогают туркам в нынешней войне против нас, то не следует ли предложить Соединенным Штатам выступить совместно с ее в-вом против турок и алжирцев в Средиземном море?»
Российская столица поражает американского моряка своей роскошью, гостеприимством и щедростью. Обеды, балы, ужины — почти каждый день. Однако далеко не всем приезд Джонса пришелся по душе. Служившие в то время в Балтийском флоте английские офицеры заявили, что не желают подчиняться Джонсу как заклятому врагу англичан. Закрыли свои лавки в Петербурге и английские купцы. Пожалуй, единственным англичанином, который придерживался иной позиции, был командующий Балтийским флотом адмирал Самуил Грейг, шотландец по происхождению. Естественно, в войне против США он участия не принимал. Когда к Грейгу явилась делегация английских офицеров, он принял их с негодованием. «Немедленно возвращайтесь к своим обязанностям. Офицерам подобает вести себя по-мужски, а не как школярам. Либо честно служите, либо подавайте в отставку, но помните, если об этом узнает императрица, плохо будет всем». Нрав императрицы старый адмирал знал хорошо. Когда Екатерина II узнала о недовольстве английских офицеров, она возмутилась. «Я проявила к этим нищим столько щедрости, а они позволяют себе осуждать мое отношение к человеку, который является моим гостем». Царский гнев — штука серьезная. Не прошло и нескольких дней, как многие англичане вынуждены были покинуть Россию. Но прощать Джонсу очередную пощечину, впрочем, как и все прошлые, они не собирались. Пройдет время, и Британия найдет, как отомстить за все ненавистному «пирату-янки».

Ну а пока... Пока шла война, и надо было спешить. 7 мая 1788 года Джонс выезжает в Херсон. Там в своей ставке его ждет светлейший князь Г.А.Потемкин.
Спойлер:
Путь до Херсона не близок — более 2000 километров. Для путешествия адмиралу выделили тарантас, один из тех, которыми пользовались царские курьеры и офицеры свиты. Лошадей меняли вне очереди и без задержки. «Пошел! Гони!» стали первыми русскими словами адмирала. На третий день пути Джонс отказывается от казенного комфорта и пересаживается в седло. Тарантасом он теперь пользуется только ночью как «спальным вагоном». Все путешествие заняло 12 дней, из них — 10 в седле. Что и говорить, даже для профессионального кавалериста это было трудное испытание. Выручила природная выносливость и, очевидно, недолгий опыт фермерства в Виргинии. «Остановок свыше часа было всего четыре: в Москве — для осмотра Кремля и обеда с генерал-губернатором — на 4 часа; в Туле — для знакомства с оружейными заводами и покупки сувенирного оружия — на 3 часа; в Курске — для ремонта тарантаса и в Екатеринославле», — вспоминает Джонс.
Главной целью компании 1788 года на юге России был Очаков — «южный естественный Кронштадт», как называла его Екатерина II. Сухопутными войсками командовал А.В.Суворов. Главную силу на море под Очаковом составляла эскадра П.Джонса: два линейных корабля «Владимир» и «Александр», 4 фрегата и 8 более мелких судов. Вместе с гребной флотилией, которой командовал состоявший на русской службе немецкий принц Нассау Зиген, она должна была обеспечить блокаду крепости с моря. Первое, что сделал Джонс, — это встретился с Суворовым. Еще до того, как поднять свой флаг на «Владимире», он прибыл в его штаб-квартиру на Кинбурнской косе.
Спойлер:
До чего же схожи были эти два замечательных человека — великий русский полководец и знаменитый американский моряк. Невысокого роста, худощавые, ладно сложенные, подвижные и порывистые в мыслях и делах, они буквально с первого знакомства прониклись друг к другу глубокой симпатией. «Здесь вчера с Паулем Джонсом увиделись мы, как столетние знакомцы», — пишет Суворов. А вот слова Джонса о Суворове: «Это был один из немногих людей, встреченных мною, который всегда казался мне интереснее, чем вчера, и в котором завтра я рассчитывал — и не напрасно — открыть для себя новые, еще более восхитительные качества. Он неописуемо храбр, безгранично великодушен, обладает сверхчеловеческой способностью проникать в суть вещей под маской грубоватости и чудачества. Я полагаю, что в его лице Россия имеет величайшего воина, какого ей когда-либо дано иметь... Он не только первый генерал России, но и наделен всем, чтобы считаться первым и в Европе».
Турецкий флот под Очаковом насчитывал 10 кораблей, 6 фрегатов, 47 галер и много мелких судов. Пользуясь столь значительным превосходством, турки ставили перед собой задачу полностью уничтожить русский флот в Лимане. Однако это им оказалось не под силу. Несмотря на довольно сложные взаимоотношения, сложившиеся между двумя российскими адмиралами — американцем Полем Джонсом и немцем Нассау Зигеном, действия русских сил в Лимане были больше чем успешные. «Оба адмирала... отличавшиеся предприимчивостью, решительностью и соревновавшие между собой, оказались на высоте» — свидетельствует «История русской армии и флота».
Спойлер:
Первую атаку турки предприняли 7 июля. Успешно ее отразив, русские перешли в наступление. В результате ожесточенной схватки противник едва успел отойти под защиту очаковских батарей. «Ваша Светлость, — докладывал А.В.Суворов Г.А.Потемкину, — поздравляю с победой на Лимане над старым турецким... адмиралом». Проходит несколько дней — и снова победная реляция. «Ура! Светлейший князь... корабль 60-пушеч-ный не палит — окружен. Адмиральский 70-пушечный спустил свой флаг. Наши на нем». Через день обстановка прояснилась, и последовал очередной доклад. «Вашей Светлости доношу, турецкой части флот под Очаковом в сей ночи половина ушла в море... Вторая половина бежит из Лимана».

Последнее, что оставалось сделать Джонсу, — это захватить или уничтожить севшие на мель корабли противника. «На рассвете 18-го, — докладывает он Черноморскому адмиралтейству, — генерал кавалер Суворов прислал ко мне просить силы, чтобы захватить или сжечь девять турецких кораблей, севших на мель у Очаковской косы. Остальной турецкий флот спасся бегством... Нельзя не восхищаться... отвагой русских, которая тем достославнее, что это сознательное мужество, а не показная удаль».
За столь блестящую победу Поль Джонс был награжден орденом Св.Анны.

После разгрома турецкого флота Очаков оказался полностью блокирован. Боевые действия на море в Лимане практически закончились. Теперь судьба крепости была в руках солдат Суворова. 9 декабря 1788 года Очаков пал. К сожалению, участвовать в штурме Джонсу не пришлось. По распоряжению императрицы он был отозван в Петербург. Что толкнуло Екатерину II на такой шаг? Обстановка на Балтике осложнялась. Швеция объявила войну России. Флот противника вошел в Финский залив и угрожал столице. В дополнение ко всему 15 октября в море на флагманском корабле «Ростислав» неожиданно умер С.Грейг. Его смерть и явилась непосредственной причиной отъезда П.Джонса с Черного моря. В Кронштадте и Петербурге прошел слух — Джонс едет на место Грейга. И снова встревожились англичане — «пират-янки» командующий Балтийским флотом?!
Спойлер:
Планируя по пути в Петербург заехать в Варшаву, Джонс направляется в Киев. Здесь он встречается с молодым, но уже известным генералом М.И.Кутузовым. Тот только что оправился от тяжелого ранения, полученного под Очаковом, и тоже ехал в Петербург. Его сопровождали Л.Л.Беннигсон и совсем еще молодой П.И.Багратион. Встреча с боевыми соратниками была неожиданной и приятной. По предложению М.И.Кутузова решили ехать вместе. И вот после короткого отдыха в Киеве все четверо отправляются в путь. Маршрут выбрали — Минск, Двинск, Псков. Дорога зимняя — санная кибитка, резвая тройка да звонкие бубенцы. Ехали не спеша. В каждом городе останавливались на день, на два. В гостеприимном Пскове задержались почти на неделю. Наконец к вечеру 28 декабря добрались до Петербурга. Столица готовилась к встрече Нового, 1789 года. Война войной, а жизнь в Петербурге шла обычным порядком. Скованные льдом корабли стояли разоруженные в своих гаванях. Впереди были новогодние и рождественские праздники. Что оставалось делать адмиралу? Только включиться в светскую жизнь столицы. Так он и сделал.
Адмирал остановился в дорогих номерах одной из лучших гостиниц Петербурга. Был принят ко двору. Его денежные расходы в дополнение к жалованью щедро оплачивались казной. Да и вообще герой Очакова, американский моряк Поль Джонс, постоянно находился в центре внимания петербургского общества.

Очевидно, именно к этому времени относится и его портрет, исполненный неизвестным автором в виде миниатюры и приобретенный императорским Эрмитажем. Пожалуй, единственное, что могло настораживать адмирала в это время, — отсутствие определенности в дальнейшей службе. Хотя назначение П.Джонса на Балтику и обсуждалось открыто в Адмиралтействе, но решения императрицы все еще не было. Судя по всему, императрица колебалась — британское лобби в российской столице было достаточно сильное. И все же жаловаться на отношение императрицы, чиновничьего Петербурга и света в целом у Джонса не было никаких оснований. Но случай, происшедший с адмиралом в гостинице на Большой Морской, где он остановился, положил начало концу его службе в России...

Вот что об этом писал сам Джонс. «Несколько дней тому назад ко мне в номер постучала девица. Портье сказал, что это якобы дочь женщины, зарабатывающей починкой одежды, и она интересуется, нет ли у меня работы. Как только девица вошла в приемную, она повела себя непристойно. Меня поразила ее нескромность, и я посоветовал ей не заниматься такими делами. Дав из жалости рубль, я попытался выпроводить ее из номера. Однако в тот момент, когда я открыл дверь, распутница сбросила с головы платок и, стараясь сорвать с себя кофту, начала громко кричать. На лестничной площадке она бросилась к пожилой женщине, которая оказалась там явно не случайно. К ней она обращалась как к матери. Затем они обе вышли на улицу — Большую Морскую, где продолжали громко обвинять меня, привлекая внимание прохожих... Свидетелем всего этого был портье...»

Надо сказать, что происшедшее не только расстроило, но и обескуражило Джонса, а это случалось с ним не часто. Обеспокоен был и французский посол. Ведь Екатерина II пригласила П.Джонса по личной рекомендации его короля — Людовика XVI. Для объяснений с императрицей послу нужна была полная картина случившегося. «Потребовалось совсем немного времени, — пишет он, — чтобы выяснить, что старая женщина была просто сводня, торгующая молодыми девицами. При этом она имела обыкновение выдавать их за своих дочерей». Выяснить же, кто организовал эту провокацию, послу, увы, так и не удалось. Однако дело было сделано, и по Петербургу поползли грязные слухи...

Теперь англичане могли быть спокойны. «Пирату-янки» не быть командующим Балтийским флотом.

Так оно и получилось. Екатерина II полностью согласилась с объяснениями французского посла да и самого Джонса. Какие бы то ни было обвинения с адмирала были сняты. Но законы света неумолимы. П.Джонс получает от императрицы задание — проинспектировать Балтийский флот. О результатах инспекции он должен доложить ей лично рапортом. Однако на этом практически все и кончилось. В связи с полученной на Балтике простудой, перешедшей в пневмонию, адмирал получает годичный отпуск. По предложению императрицы в случае необходимости он мог быть продлен еще на два года.

18 августа 1789 года Поль Джонс покидает Петербург. После непродолжительной остановки в Варшаве для встречи со своим соратником по войне за независимость Соединенных Штатов генералом Костюшко он направляется в Париж. Увы, Джонс больше не вернулся в Россию. Болезнь прогрессировала, и врачи рекомендовали ему только Францию.

Умер Поль Джонс в 1792 году в Париже. После отъезда из Петербурга он не прожил и трех лет. Умирал адмирал в одиночестве и почти в безвестности. Говорят, когда консьержка нашла его мертвым, на нем был надет русский адмиральский мундир.

Похоронили Поля Джонса на одном из парижских кладбищ. Однако уже после смерти судьба уготовила ему еще одно плаванье. Весной 1905 года его останки со всеми адмиральскими почестями были перевезены в Соединенные Штаты.
Здесь, в Анаполисе, в склепе собора Академии ВМС США, и покоится прах замечательного американского моряка, адмирала российского флота Джона Поля Джонса.

navy.ru,Вокруг Света, автор: Ю. Коршунов
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011), Дон С. (06.03.2011)
Старый 17.09.2008, 12:50   #52
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Фёдор Петрович Литке


Спойлер:
ЛИТКЕ Федор Петрович (1797-1882), российский мореплаватель и географ, член-корреспондент (1829), почетный член (1855) и председатель (1864-82) Петербургской АН, адмирал (1855), граф (1866). Участник кругосветной экспедиции 1817-19 В. М. Головнина. В 1821-24 руководил исследованиями Нов. Земли и Баренцева м., в 1826-29 кругосветной экспедицией на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] "Сенявин", открыл 2 группы островов Карблинской цепи, составил комплексную характеристику Берингова м. Один из основателей и руководителей Русского географического общества. Председатель Морского ученого комитета (с 1846).

* * *
Kонтр-адмирал, кругосветный путешественник, дважды обогнувший земной шар, географ. В 1853-54 гг. юнкером на фрегате “Аврора” (под командой И. Н. Изыльметьева) перешел из Кронштадта вокруг м. Горн на Камчатку; участвовал в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]; произведен в мичманы. В 1855 г. из Петропавловска перешел в устье Амура и через Сибирь возвратился в Петербург, завершив, таким образом, кругосветное путешествие. В 1857-60 гг. мичманом на винтовом фрегате “Аскольд” (под командой И. С. Уиковского) перешел из Кронштадта вокруг м. Доброй Надежды в Японию и тем же путем вернулся в Кронштадт; произведен в лейтенанты. В 1865-67 гг., командуя винтовой лодкой “Горностай”, перешел из Кронштадта через [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в устье Амура и оттуда через Сибирь вернулся в Петербург завершив, таким образом, второе кругосветное путешествие; произведен в капитан-лейтенанты.

Федор Петрович Литке — один из видных географов XIX в., адмирал русского флота, известный своими исследованиями Арктики и кругосветным плаванием. Он был одним из инициаторов и учредителей Русского географического общества, его почетным членом и в течение 20 лет возглавлял его работу, занимая должность вице-председателя. С 1864 г. он был президентом Петербургской Академии наук.

Ф.П. Литке родился в Петербурге 17 сентября 1797 г. Детство его было тяжелым и безрадостным. Мать умерла при его рождении. Отец вскоре женился на молодой женщине, невзлюбившей пятерых своих пасынков и падчериц. Семилетним мальчиком его отдали в пансион немца Мейера. После четырехлетнего обучения он научился лепетать по-немецки, французски, английски, посредственно знал четыре арифметических действия и с грехом пополам мог назвать главные страны мира и крупные города.

В 1808 г. умер отец Литке и мальчик остался круглым сиротой. Жил он у брата матери, члена Государственного совета Энгеля. Он оставался без всякого надзора, не имел ни одного учителя с 11 до 15 лет. Единственным утешением мальчика была богатая библиотека дяди. Он прочитал множество книг по истории, астрономии, философии, географии. Особенно увлекался чтением книг о путешествиях. Однажды он прочитал книгу, в которой описывалось путешествие голландского мореплавателя [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] к Новой Земле. Упорная борьба путешественников с трудностями, картины суровой, своеобразной красоты природы Арктики произвели на маленького читателя неизгладимое впечатление.

В 1810 г. в жизни мальчика произошли изменения. Его сестра Наталья вышла замуж за капитан-лейтенанта И.С. Сульменева. Бывая часто у сестры, он с увлечением слушал рассказы о кругосветных путешествиях, географических открытиях и победах русского военного флота. Частые посещения квартиры сестры, еженедельные плавания по Финскому заливу в Кронштадт и обратно привили мальчику любовь к морю.

Юноша решил посвятить свою жизнь военно-морской службе и по ходатайству Сульменева в 1812 г. был принят волонтером в гребную флотилию. За находчивость и смелость его скоро произвели в гардемарины. В 1813 г. 16-летним юношей Литке трижды участвовал в боях против французских частей, укрывавшихся в Данциге. Его храбрость, самообладание и образцовое выполнение боевых заданий под артиллерийским огнем противника получили высокую оценку командования. Литке был произведен в мичманы и награжден орденом св. Анны IV степени.

Он продолжал настойчиво изучать астрономию, навигацию, наставления по морской практике, сложное устройство парусных кораблей и управление ими, читал книги о кругосветных плаваниях русских и иностранных моряков. У Литке крепла старая мечта совершить такие же путешествия, какие совершили [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], Ю.Ф. Лисянский.

В 1817 г. при содействии Сульменева 20-летний юноша назначен старшим мичманом на военный [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] «Камчатка», который совершил кругосветное плавание под командованием Василия Михайловича [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
Плавание на шлюпе «Камчатка» продолжалось 2 года и 10 дней. Оно принесло молодому офицеру огромную пользу, расширив его знания в области океанографии, астрономии, физики, этнографии, навигации и определило его будущую деятельность как исследователя-путешественника.

В.М. Головнин высоко оценил способности Литке и по возвращении из плавания рекомендовал его на пост начальника гидрографической экспедиции для описания берегов Новой Земли.
В летописи полярных путешествий видное место занимают русские мореплаватели и исследователи, которые открыли и описали обширные пространства, сделали немало открытий, проложили путь на Север и начали экономическое освоение его.
Новую Землю и Карское море русские мореходы посещали уже в XV в.; имеются предположения, что отдельные русские мореходы бывали в этих суровых труднодоступных местах еще в XI в.

Славными именами русских полярных мореходов справедливо гордится Россия.
Однако ценные сведения поморов, добытые огромным мужеством, суровыми испытаниями и преодолением невероятных трудностей, не были обобщены, и к началу XIX в. Новая Земля оставалась неизученной. В 1807 г. снаряжено и отправлено одномачтовое судно «Пчела» под командованием штурмана Поспелова. Во время этого плавания были описаны и положены на карту берега от Костина Шара до Маточкина Шара. В 1819 г. была снаряжена новая экспедиция под начальством лейтенанта А.П. Лазарева, которая окончилась неудачей.

Из оценки работ всех экспедиций к Новой Земле следовал неутешительный вывод: сведения о ней скудны, отрывочны и туманны.
Необходимо было провести большую, кропотливую исследовательскую работу.
Для плавания в Арктику на архангельской верфи был построен бриг «Новая Земля» — парусное двухмачтовое судно с прямыми парусами, грузоподъемностью в 200 т. Командиром брига был назначен Ф.П. Литке. По указанию Литке жилую палубу освободили от груза и на ней установили две чугунные печи, которые поддерживали нормальную температуру. Эта на первый взгляд несущественная мера обеспечила экипажу брига, состоявшему из 43 человек, вполне приемлемые условия обитания. В течение плавания не было ни одного смертельного случая.

На бриге «Новая Земля» Литке совершил четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан в 1821, 1822, 1823 и 1824 гг.
Первое плавание было рекогносцировочным. Только 10 августа бриг достиг полуострова Гусиная Земля. Несмотря на непроходимые ледяные поля, экспедиции удалось уточнить положение береговой линии в районе Канина Носа и Святого Носа. Это плавание дало возможность Литке ознакомиться с условиями плавания и ледовой обстановкой у берегов Новой Земли.

Во время второго плавания была произведена опись берегов и множества новых географических объектов Кольского полуострова. Офицеры производили опись берегов Новой Земли с борта корабля. Определены координаты устья Маточкина Шара.
Представленный Литке отчет о двухлетних исследованиях получил хорошую оценку в Адмиралтействе. Ему было поручено совершить третье, а затем и четвертое плавание в Северный Ледовитый океан.
Четырехгодичные исследования Литке в Северном Ледовитом океане значительно расширили географические и гидрографические знания об Арктике. Были описаны и положены на карту западные берега Новой Земли, побережье материка от пролива Югорский Шар до мыса Русский Заворот и от Святого Носа на Кольском полуострове до русско-шведской границы; произведены измерения глубин моря, взяты пробы грунта, фиксировались колебания уровня моря.

Итогом плаваний Литке явилась его книга «Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге “Новая Земля” в 1821—1824 гг.». Он стал известен как крупный исследователь Арктики.
Вскоре после этой экспедиции Литке был назначен командиром шлюпа «Сенявин», который направлялся в кругосветное плавание с задачами произвести ряд работ в Беринговом море и в Каролинском архипелаге. Эта экспедиция состоялась в 1826—1829 гг.
Экспедиция собрала обширные географические, гидрографические и геофизические материалы. Были определены координаты важных пунктов побережья Камчатки к северу от Авачинской губы, описан ряд островов Курильской гряды, описано побережье Чукотки от мыса Дежнёва до Анадыря.

Большой объем географических работ экспедиция выполнила в южной части Тихого океана, где были обследованы Каролинские острова. Открыто вновь 12 и описано 26 групп и отдельных островов, найдены острова Бонин, местоположение которых тогда было известно неточно. Для всех этих географических объектов составлены карты, сделаны описи и рисунки, составлен отдельный атлас. Экспедиция собрала обширный материал по морским течениям, температуре воды и воздуха, атмосферному давлению и т. д.
Важную часть работ составляли гравиметрические и магнитные наблюдения, которые послужили ценным вкладом в мировую науку.
Экспедицией собран значительный материал по зоологии (собрано больше полутора тысяч экземпляров разных животных), ботанике, геологии, этнографии и т. д.
Весь этот огромный объем работ был выполнен весьма скромными средствами и малым числом сотрудников. Литке в качестве помощников имел лейтенантов Завалишина и Аболешева, 8 мичманов и других младших командиров и трех ученых — Мертенса, Постельса и Китлица и 48 матросов. Нельзя забывать, что экспедиция осуществлялась на парусном корабле, требующем много внимания, труда и мастерства всей команды. Корабль ходил и в штилевой зоне, и в самых штормовых районах океана; в самых разнообразных климатических условиях — от экватора до полярного круга, от тропиков до Арктики. За все три года плавания в экспедиции не было несчастных случаев, ни разу экспедиция не попадала в бедственное положение. Недаром эту экспедицию считают самой счастливой и самой плодотворной из всех многочисленных русских кругосветных плаваний первой половины XIX столетия, которыми вправе гордиться наша страна.

Кругосветное плавание Ф.П. Литке на «Сенявине» оказалось для него последним путешествием. В 1832 г. Николай I назначил его воспитателем своего сына Константина. 16 лет Федор Петрович вынужден был находиться при царском дворе. Он не любил придворной жизни, чуждался тщеславия и властолюбия, был далек от придворных интриг. В 1835 г. он писал: «Служба моя во многом противна и природе моей и потребностям душевным». Но и будучи при дворе, Федор Петрович сумел остаться ученым. Он посещал заседания Академии наук, написал статью о приливах в Северном Ледовитом океане, не порывал связи со своими друзьями-мореплавателями.
Ф.П. Литке выступил с предложением о необходимости объединения всех географов, исследователей и путешественников в научное общество и добился разрешения на создание Русского географического общества. Членами-учредителями общества выступили: академик К.М. Бэр — знаменитый натуралист, исследователь России; Ф.П. Врангель — известный полярный исследователь; академик К.И. Арсеньев — географ, историк и статистик, сыгравший заметную роль в развитии экономической географии России; В.Я. Струве — выдающийся астроном, основатель и директор Пулковской обсерватории; адмирал И.Ф. Крузенштерн и др.
В сентябре 1845 г. на собрании учредителей Ф.П. Литке был избран вице-председателем Русского географического общества (председателем, по положению, был член императорской фамилии).
Ф.П. Литке руководил Русским географическим обществом свыше 20 лет в 1845—1850 и в 1857—1873 гг.
С 1850 по 1853 г. Литке был главным командиром и губернатором Ревельского порта, а в период Крымской войны — главным командиром и военным губернатором Кронштадтского порта, ему было присвоено звание полного адмирала.
Литке активно участвовал в работе Академии наук. С 1864 по 1882 г. Литке был президентом Академии наук. И в этой своей работе он развивает активную деятельность, способствует развитию научных обществ и учреждений. Была расширена деятельность Пулковской обсерватории, открытой в 1839 г. Пулковская обсерватория получила мировую известность и в течение нескольких десятилетий была «астрономической столицей» мира. В 1849 г. в России был создан первый в мире климатологический центр — Главная физическая обсерватория. Литке содействовал дальнейшему расширению деятельности Павловской магнитно-метеорологической обсерватории.

Федор Петрович Литке скончался 8 октября 1882 г. в возрасте 85 лет.
Имя Литке увековечено на мировой карте. 15 географических объектов на картах Арктики и Тихого океана носят его имя.

Википедия
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 18.09.2008, 18:38   #53
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

Сообщение Юрий Федорович Лисянский

Юрий Федорович
Лисянский



ЛИСЯНСКИЙ Юрий Федорович (1773-1837), российский мореплаватель, капитан 1-го ранга (1809). В первой российской кругосветной экспедиции [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] 1803-06 командовал "Невой". Открыл один из Гавайских о-вов, названный в его честь о-вом Лисянского; исследовал. о. Кадьяк и часть арх. Александра.

Юрий Федорович Лисянский родился 2 (13) августа 1773 года в старинной дворянской семье. После окончания в 1786 году 2-м по списку Морского кадетского корпуса гардемарином служил на 32-пушечном фрегате "Подражислав" Балтийского флота. Во время русско-шведской войны 1788-1790 годов участвовал в нескольких сражениях со шведами. В 1789 году был произведен в мичманы. В 1793 году в числе 16 лучших российских морских офицеров лейтенанта Лисянского направляют волонтером в Королевский флот Великобритании. Четыре года молодой офицер бороздил моря и океаны почти по всему Земному шару. Он участвовал в боях против республиканской Франции, сражался с пиратами в районах Северной Америки и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], сопровождал английские караваны у берегов Южной Африки и Индии. Отличился при пленении французского [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] "Элизабет", но был контужен.
В 1800 году он вернулся в Россию и служил на Балтийском флоте командиром фрегата. В ноябре 1802 года лейтенант Ю.Ф. Лисянский за 16 морских кампаний и участие в двух больший сражениях был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени.
В это же время для снабжения и защиты русских поселений на Аляске началась подготовка 1-й русской кругосветной экспедиции. Морское министерство назначает капитан-лейтенанта Ю.Ф. Лисянского одним из руководителей экспедиции и командирует его в Англию для закупки двух шлюпов и части снаряжения. К лету 1803 года [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] "Нева" и "Надежда" были готовы к дальнему плаванию. Руководил экспедицией и командовал шлюпом "Надежда" И.Ф. Крузенштерн. Ю.Ф. Лисянский был назначен капитаном шлюпа "Нева". 26 июля экспедиция вышла из Кронштадта в путь, “не испытанный до того россиянами”. 14 ноября 1803 года шлюпы в первые в истории Российского флота пересекли экватор.
В дальнейшем, потеряв в тумане шлюп “Надежда”, “Нева” 1 июля 1804 года пришла к острову Кадьяк и более года находилась у берегов Северной Америки. Моряки помогли жителям Русской Америки отстоять свои поселения от нападения индейских племен, участвовали в строительстве крепости Ново-Архангельск (Ситка), провели много научных наблюдений и гидрографических работ.
В августе 1805 года шлюп "Нева" с грузом пушнины вышел в Китай и в конце ноября пришел в порт Макао, где соединился с "Надеждой". При дальнейшем плавании корабли снова потеряли друг друга в тумане. Следуя самостоятельно, Лисянский впервые в истории мирового мореплавания провел свой корабль без заходов в порты и стоянки на якоре от берегов Китая в английский порт Портсмут.
22 июля 1806 года "Нева" первой возвратилась в Кронштадт. Ю.Ф. Лисянский и экипаж корабля стали первыми российскими кругосветными мореплавателями. Через две недели сюда же благополучно пришла "Надежда".
Заслуги Ю.Ф. Лисянского были отмечены чином капитана 2 ранга, орденом Святого Владимира 3-й степени, денежной премией и пожизненной пенсией, а офицеры и матросы шлюпа преподнесли ему золотую шпагу с надписью: “Благодарность команды корабля “Нева””.
В 1807-1808 годах Лисянский командовал кораблями "Зачатие Святой Анны", "Эмгейтен" и отрядом из 9 судов. Участвовал в боевых действиях против флотов Англии и Швеции. В 1809 году Лисянский вышел в отставку с чином капитана I ранга. В 1812 году он издал несколько книг, в которых систематизировал путевые записки о путешествии.
Скончался Юрий Федорович Лисянский 22 февраля 1837 года и был похоронен в Александро-Невской лавре. Его именем названы залив, полуостров, пролив, река и мыс на побережье Северной Америки в районе архипелага Александра, один из островов Гавайского архипелага, подводная года в Охотском море и полуостров на Северном побережье Охотского моря.

Материалы сайта sailhistory.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 20.09.2008, 00:32   #54
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Отто Евстафьевич КОЦЕБУ

КОЦЕБУ Отто Евстафьевич (31 декабря 1788 - 1846), российский мореплаватель, капитан 1-го ранга (1829). В 1803-06 гг. - участник кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна. Руководил в 1815-18 гг. экспедицией на корабле "Рюрик", в 1823-26 гг. кругосветным плаванием на "Предприятии". Открыл ряд островов в Тихом ок., залив на западе Аляски, завершив открытие п-ва Сьюард.
* * *
Капитан 1 ранга, кругосветный мореплаватель, трижды обогнувший земной шар, открывший в тропической Океании цепь Радак Маршалловых о-вов и ряд других островов; исследователь американских берегов Чукотского моря. В 1803-06 гг. кадетом сухопутного корпуса участвовал в первой русской кругосветной экспедиции - плавал на шлюпе "Надежда" под командой И. Ф. Крузенштерна; произведен в мичманы. В 1815-18 гг. в чине лейтенанта, командуя бригом "Рюрик", совершил второе кругосветное плавание как начальник научно-исследовательской экспедиции, организованной на средства графа Н. М. Румянцева. Экспедицией на пути от Чили к Камчатке, в тропической Океании, в апреле - мае 1816 г. были открыты: в Южной Полинезии, среди о-вов Россиян (Туамоту) - обитаемый о. Румянцева (Тикеи), атоллы Спиридова (Такапото), Рюрик (Арутуа), Крузенштерна (Тикахау), а в Микронезии, в цепи Радак Маршалловых о-вов - обитаемый атолл Кутузова (Утирик) и атолл Суворова (Така). У северо-западных берегов Америки были открыты и описаны: 31 июля 1816 г., у выхода из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] - бухта Шишмарева и о. Сарычева; в первой половине августа - обширный зал. Коцебу с бухтой Эшшольца, отделенной от залива п-овом Хорис с о. Шамиссо (названы так в честь участников. экспедиции). Затем экспедиция описала зал. Св. Лаврентия, посетила Уналашку (Лисьи Алеутские о-ва), зал. Сан-Франциско (Верхняя Калифорния) и Гавайские о-ва. В январе - марте 1817 г. экспедиция снова исследовала Маршалловы о-ва, причем в цепи Радак был открыт еще ряд обитаемых атоллов: в январе - Нового Года (Меджит) и Румянцева (Вотье); в феврале - Чичагова (Эрикуб), Аракчеева (Малоэлап) и Де-Траверсе (Аур); в марте - Крузенштерна (Аилук). Затем Коцебу снова перешел в северную часть Берингова моря, но из-за болезни решил отказаться от вторичного исследования северо-западных берегов Америки и повернуть обратно, обогнув м. Доброй Надежды. На пути к Филиппинам экспедиция в третий раз исследовала Маршалловы о-ва и в ноябре 1817 г. открыла обитаемый атолл Гейдена (Ликиеп), завершив, таким образом, в основном, открытие цепи Радак, начатое в мае 1816 г.
В 1823-26 гг. Коцебу, командуя в чине капитан-лейтенанта шлюпом "Предприятие", совершил третье кругосветное плавание с заходом на Камчатку и в Русскую Америку. Во время этого плавания на пути от Чили к Камчатке в марте 1824 г. открыты в Южной Полинезии, среди о-вов Россиян (Туамоту) обитаемый атолл Предприятие (Фангахина), а в западной группе архипелага Общества - о. Беллинсгаузена (Моту-Оне). В октябре 1825 г. на пути от Гавайских о-вов к Филиппинам открыты в Микронезии в цепи Ралик Маршалловых о-вов атоллы Римского-Корсакова (Ронгелап) и Эшшольца (Бикини). По возвращении в 1826 г. Коцебу произведен в капитаны 2 ранга, а в 1829 г. - в капитаны 1 ранга. В 1830 г. ушел по болезни в отставку.

Материал сайта sailhistory.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 21.09.2008, 00:28   #55
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Кунджали III

Около пяти столетий заморины — правители Каликута (области на полуострове Индостан) — обеспечивали безопасность торговли Аравийского и Красного морей, поддерживали постоянные связи с портами Персидского залива и Африки. Однако появился авангард португальцев, которые намеревались основать империю и полностью овладеть Индийским океаном, что считали своим божественным правом. Первоначально они обосновались в Кочине на Малабарском берегу и сразу столкнулись с королевством Каликут, которое лежало севернее. Основные столкновения происходили на море.

Известно, что Али Марракаре, семья адмиралов Каликута, занимала особое положение в государстве, обладала почти суверенными правами и передавала права на весь флот и морские силы по наследству. Общество внутри общества, они содержали свою морскую базу в Понани, хорошей природной гавани южнее Каликута. Там они построили крепость, верфь, орудийную мастерскую. Статус великих адмиралов был подобен статусу великих герцогов в средневековых королевствах.

В продолжавшихся столетие войнах с португальцами семья выдвинула четырех замечательных морских руководителей, чьи инициатива, мужество, мореходное искусство позволяют поставить их имена в один ряд с величайшими флотоводцами мира. Наиболее ярким из них являлся Кунджали III, который сорок лет с неизменным искусством достигал победы за победой и никогда не имел поражений или тяжелых потерь.

Кунджали, как писали португальские историки, захватил не менее пятидесяти их кораблей за один год, и "правителям моря" было трудно поддерживать свои прибрежные коммуникации.

Каликутский адмирал являлся образцом рыцаря в личной жизни, и его рыцарство признавали даже противники. Личность романтическая и мужественная, Кунджали III вошел в индийскую морскую историю как один из ее великих героев.

Одна из примечательных побед Кунджали произошла в 1569 году. Отвечая на агрессивную деятельность каликутского флота, вице-король Португалии, герцог де Атоквера, собрал против него 36 мощных судов под командованием дона Мартино де Миранда. Кунджали следовал своей обычной тактике. Он избегал решительных действий, но постоянно тревожил неприятеля. Португальский адмирал был так сбит с толку этим методом, что принял бой в невыгодном для себя положении. Результатом явилась победа Кунджали. Раненный в бою Миранда умер позднее в Кочине.

Кунджали являлся крупным организатором, о чем свидетельствует его сорокалетняя успешная деятельность на море — несмотря на многократные попытки португальцам не удалось одержать над ним верх. Стоило разбить, захватить или рассеять один флот Каликута (что вызывало у португальцев вздох облегчения), как появлялся другой.

Тактика Кунджали была проста. Корабли Каликута, подобные галиотам, были малыми, легкими и быстроходными. Они имели две наклонные мачты с большим и малым треугольными парусами, несли на борту поворачивающиеся орудия или малые пушки и передвигались иногда на 50 веслах. Адмиралы Каликута научились противопоставлять их тяжелым и хорошо вооруженным португальским кораблям. Скорость позволяла Кунджали уклоняться от действий, если погода или положение оказывались для него неблагоприятны. В ходе сражения он разделял корабли неприятельской боевой линии своими маневренными судами и брал по отдельности на абордаж.

Адмирал любил атаковать заштилевшие неуклюжие галеоны; его галиоты на веслах могли передвигаться при очень слабом ветре. Обычно португальские и другие западные историки считают такие нападения действиями "морских пиратов". Но они не были пиратскими в точном смысле этого слова — каликутцы защищали свои территориальные воды против иностранных агрессоров.

Люди, служившие под командованием наследственных адмиралов, были жестокими бойцами, однако индийские хроники показывают, что флот Каликута имел твердо установленные правила дисциплины, послушания и иерархию офицеров, которые являлись высокоуважаемыми гражданами своего общества. Только их нападения на торговые суда, используя тактику уклонения и изматывания, позволили западным авторам считать их пиратами.

Подвижность и энергичность действий флота Кунджали производят впечатление. Скорость позволяла ему появляться в неожиданных местах. Он мог внезапно нападать на португальские колонии на восточном берегу Индии, несколькими днями позднее провести смелый рейд против захваченного португальцами Цейлона, а через два дня — атаковать большой конвой, отбивая отставшие суда.

Кунджали III умер в 1595 году, но он сделал свое дело. К началу XVII века Португалия оказалась в упадке. Энергичные голландцы пришли в Индийский океан, в Атлантике уже проявляла свою морскую мощь Великобритания. Индийская империя Португалии начала приходить в упадок и разваливаться. Существует много причин неудачи португальцев в создании прочной империи на земле Индии, но определенно можно утверждать, что борьба наследственных адмиралов Каликута, которые сто лет подрывали португальское морское владычество, явилась одной из важнейших.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 21.09.2008, 10:53   #56
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Геннадий Иванович Невельской


Геннадий Иванович Невельской (23 ноября (5 декабря - по новому стилю) 1813, Дракино Костромской губернии, — 17 (29) апреля 1876, Санкт-Петербург) — адмирал (1874), исследователь Дальнего Востока. Установил, что устье Амура доступно для входа морских судов и что Сахалин — остров.

Родился в усадьбе Дракино, близ Солигалича, в семье морского офицера. В 1829 году поступил в Морской кадетский корпус. Окончил его в 1832 году одним из лучших и продолжил образование в Офицерском классе. В 1836 году произведен в лейтенанты.

Служил под командованием Ф. П. Литке, участвовал в плавании вокруг Европы в 1846 году. Командовал транспортом «Байкал» (1847 год), на котором в 1848-49 годах совершил переход через Атлантику и Тихий океан на Дальний Восток. Там в навигацию 1849 года экипажем «Байкала» было открыто устье Амура, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Отправив корабль на зимовку в Петропавловск на Камчатку зимним путём из Охотска отправился в Санкт-Петербург, где был принят императором Николаем I и с высочайшего повеления был отправлен в 1850 году в экспедицию для занятия устья Амура. По дороге в Иркутске женился на Ельчаниновой Екатерине Ивановне в Иркутске и взял жену с собой в экспедицию.

Основал военно-административное поселение Петровский пост в заливе Счастья, Николаевский пост (1850) — в настоящее время это город Николаевск-на-Амуре. До 1853 года по приказу Невельского были основаны посты на озере Кизи, заливе Де-Кастри, Императорской (Советской) Гавани, на о. Сахалин (перед Крымской войной были сняты адмиралом Путятиным). В 1854 году принимал сплав судов по Амуру, который возглавлял генерал-губернатора Восточной Сибири Муравьёв-Амурский для защиты Дальнего Востока от англо-французской агрессии во время Крымской войны.

В 1854 году был произведен в контр-адмиралы, в 1864 году — в вице-адмиралы, в 1874 году — в адмиралы.

Г. И. Невельской умер 17 (29) апреля 1876 в Санкт-Петербурге, похоронен на Новодевичьем кладбище.

Википедия
__________________


Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 29.11.2013 в 11:21. Причина: исправление ошибок
Странник вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 21.09.2008, 11:46   #57
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Анн Илларион де Турвиль

Выдающийся флотоводец, Анн Илларион де Константен де Турвиль отличился в морских сражениях того периода, когда французский флот еще был среди лучших.

Родился будущий флотоводец 24 ноября 1642 года в имении де Турвилей, в Манше во Франции. Происходил он из семьи нормандских нобилей, морскому делу учился на мальтийском фрегате в Средиземном море. В 1659 году на Марсельском рейде 17-летний юноша предложил свои услуги капитанам каперских судов. Его приняли за изнеженного аристократа, но Турвиль быстро доказал, что он мужествен и смел и на дуэли, и в боях с африканскими пиратами. Вскоре он уже командовал судном, которое захватил в бою. Несколько лет под мальтийским и венецианским флагами моряк воевал с пиратами.

Весной 1667 года он вернулся во Францию и был принят в Версале. Людовик XIV в благодарность за службу назначил Турвиля командиром 44-пушечного корабля "Круассан". За два года моряк привел корабль в блестящее состояние. В 1669 году, командуя кораблем "Круассан", он находился в экспедиции герцога Ф. де Бофора на Кандию (Крит), осажденную турками. Моряков венецианских, папских и французских судов поражал тот порядок, который существовал на "Круассане", где обязательной была ежедневная уборка. Капитанов удивляло, что Турвиль был способен действовать одновременно как штурман, артиллерист и боцман.

В 1671 году Турвиль командовал кораблем "Дюк" в экспедиции к Тунису.

В период англо-франко-голландской войны (1672–1674) он стоял на мостике кораблей "Саж" (1672) и "Сан Парейль" (1673), сражался в составе флота вице-адмирала Ж. д'Эстре у побережья Голландии. При Соутвольде "Сан Парейль" получил подводные пробоины и другие повреждения, однако продолжал вести бой в линии. При Валхерне Турвиль сражался с самим Рюйтером и выдержал его атаку. Во время франко-голландско-испанской войны (1674–1678), командуя кораблями "Экселент" (1675) и "Скептр" (1676), моряк участвовал в Стромболийском, Агостском и Палермском сражениях. При Стромболи и в сражении 22 апреля 1676 года он шел за кораблем Дюкена.

После смерти Рюйтера испано-голландский флот укрылся в Палермо. Вице-король Сицилии герцог де Вивонн решил сжечь их и поднял флаг на корабле Турвиля, к тому времени ставшего начальником отряда. Французский флот из 28 кораблей, 45 галер и 9 брандеров появился 1 июня перед Палермо, где стояли 27 кораблей, 4 брандера и 19 галер, опиравшихся флангами на береговые укрепления. Турвиль, участвовавший в рекогносцировке гавани, на военном совете предложил атаковать правый фланг противника 9 кораблями и 5 брандерами де Прейля. Основные силы должны были сдерживать остальные корабли. 2 июня флот вступил в бухту. Де Прейль решительно напал на голландский авангард. Он без выстрела встал на шпринг и открыл сокрушительный огонь. Одновременно Вивонн и Дюкен атаковали центр и левый фланг. Противник пришел в замешательство. Некоторые корабли авангарда обрубили канаты и дрейфовали к берегу. Тогда их атаковали брандерами. За несколько часов были сожжены 12 кораблей, 4 брандера и 5 галер, в волнах и пламени погибли 4000 человек. Пушки с горящих кораблей разряжались, их ядра несли смерть и панику на улицы Палермо. Однако герцог решил, что овладеть городом невозможно, и ушел в Мессину.

После эвакуации французских войск из Мессины Турвиля назначили в комиссию по реконструкции и укреплению судов. Он составил проект фрегата, который после постройки превосходил аналогичные английские суда. Получив звание генерал-лейтенанта в 1682 году, он наблюдал за судостроением и морскими училищами, затем участвовал в атаках на берберских пиратов в Алжире и Триполи.

Когда король приказал разорить Алжир — гнездо разбойников, снаряжавший эскадру Дюкен предложил генерал-лейтенанту Турвилю принять участие в походе. 12 июля 1682 года Дюкен вышел из Тулона, по пути к нему присоединились корабли Турвиля. Он располагал 11 кораблями, 15 галерами и 5, тогда еще являвшимися новинкой, бомбардирскими галиотами. Из-за непогоды только 20 августа эскадра прибыла на рейд Алжира. В ночь на 21 августа 5 кораблей Турвиля встали вблизи города и подтянули на верпах 5 галиотов. Из-за новизны дела первая попытка обстрела оказалась неудачной, и корабли к утру отошли. В ночь на 30 августа Турвиль сам расставил галиоты. Выпущенные с них бомбы подожгли город. Днем корабли отошли, а в ночь на 5 сентября вновь успешно повторили тот же маневр. Однако свежие ветры заставили Дюкена вернуться во Францию, оставив блокирующую эскадру. В Париже адмиралу удалось доказать возможность взятия Алжира. 6 мая 1683 года эскадра вновь вышла из Тулона и 18 июня была перед Алжиром. Вновь Турвиль расставил корабли для обстрела. Две ночи на 26 и на 28 июня бомбардирские корабли разрушали город, после чего явились парламентеры. Дюкен объявил, что прекратит обстрел, когда будут освобождены все люди с захваченных французских судов. Алжирский бей согласился и выпустил 600 пленников. Однако бей вскоре был свергнут. Боевые действия возобновились. Бомбардировка продолжалась до 11 августа, пока не кончились бомбы. Дюкен вернулся во Францию, оставив Турвиля с блокирующей эскадрой. Алжирцы были вынуждены возобновить переговоры, и 6 апреля 1684 года Турвиль подписал с ними договор на 100 лет.

В 1685 году Турвиль участвовал в бомбардировке Генуи, потом — Триполи. Он сам ночью делал промеры под стенами крепости. До 1688 года моряк крейсировал на Средиземном море и у берегов Марокко во главе небольших эскадр, и боролся с пиратами, пока не началась новая война. Перед началом войны Людовик XIV послал Ж. д'Эстре с эскадрой для нападения на Алжир, откуда продолжали выходить на разбой пираты. Турвиль с небольшими силами должен был идти к нему на помощь. Моряк вышел из Бреста, по пути захватил два голландских судна. Встретив корабль испанского вице-короля, моряк артиллерийским огнем заставил его салютовать французскому флагу и, вежливо распрощавшись, продолжил путь.

В ходе войны Аугсбургской лиги Франция выступила против Англии и Голландии в поддержку изгнанного из Великобритании короля Иакова I. В марте 1689 года войска Иакова были высажены с французской эскадры в католической части Ирландии. В мае эскадра Шато-Рено вступила в сражение с английской эскадрой Герберта, не позволив ей помешать снабжению войск в Ирландии. Турвиль в это время в Тулоне выполнил приказ вооружить 20 линейных кораблей, 4 фрегата, 8 брандеров, 4 транспорта и провести эскадру в Брест, у которого крейсировала англо-голландская эскадра. Моряк скрытно прошел [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], выждал у острова Уэссан сильный попутный ветер и прошел в Брест мимо блокирующего неприятельского флота без боя. После соединения французских эскадр союзный флот удалился, оставив без охранения купеческое судоходство. Однако управлявший морским министерством Сэньеле, не удовольствовавшись господством на море, потребовал выхода флота. Он сам прибыл в Брест и вышел с эскадрой, которой командовал Турвиль. Однако союзники избегали боя.

Произведенный в вице-адмиралы, Турвиль был назначен главнокомандующим флотом, действовавшим против соединенных сил Англии, Испании и Голландии. В 1690 году флот Турвиля одержал победу у мыса Бичи-Хэд, ставшую одной из наиболее крупных в истории Франции.
Спойлер:
Флот Турвиля из 78 кораблей, в том числе 70 линейных, выступил 22 июня 1690 года и 30 июня прибыл к мысу Лизард. Английская эскадра А. Герберта оказалась совершенно не готовой к встрече, и ее командующий направился к югу, присоединяя английские и голландские корабли. Враждебные флоты пошли к востоку, время от времени замечая друг друга. Адмиралу Герберту приказали дать сражение. Тот вышел 10 июля в море, где его ждал Турвиль. Положение главнокомандующего побуждало Турвиля быть более осторожным и не нападать сломя голову.

Англо-голландский флот насчитывал 56–60 линейных кораблей против 70 у французов. В союзном флоте голландцы составили авангард, центр под флагом Герберта образовали английские корабли, а в арьергарде были и английские и голландские суда. Герберт, построив корабли в боевую линию, с попутным ветром решительно атаковал противника, однако его авангард серьезно пострадал от огня французской артиллерии. Английский адмирал удерживал центр слишком далеко от противника, и с Турвилем сражались преимущественно авангард и арьергард. Герберт намеревался сосредоточить силы против неприятельского арьергарда и держался на его ветре, чтобы не позволить французам повернуть на другой галс и поставить арьергард между двух огней. Однако при этом центр отстал от авангарда, чем и воспользовались французы. Командовавший французским авангардом послал в этот разрыв шесть головных кораблей, которые охватили уже пострадавшую голландскую эскадру в два огня. Турвиль, у которого противника не оказалось, усилил кораблями центра атаку неприятельского арьергарда. В ходе ожесточенной схватки больше всего пострадали голландские корабли. Союзникам помогло только безветрие. Пока Турвиль шлюпками пытался отбуксировать корабли в нужную позицию, союзники встали на якоря, и когда отлив заставил встать на якоря и Турвиля, используя прилив, обратились в бегство.

Англо-голландский флот был разбит. Турвиль преследовал его до Даунса, сжигая отставшие корабли. Герберт всего с 15 кораблями удалился в Темзу и был арестован. Однако французский флотоводец без лоцманов не решился вступить в реку и вернулся с флотом во Францию для ремонта судов.
До конца 1690 года Турвиль беспокоил берега Англии набегами. Он прибыл в Торбей, овладел городом и истребил суда в гавани. Море оставалось в его власти. В честь победы при Бичи-Хэд была выбита медаль с надписью по латыни "Владычество на море утверждено".

Несмотря на успех Турвиля, высаженная Вильгельмом в Ирландии армия разбила войска Иакова. Тот бежал во Францию и просил у Людовика XIV армию для высадки в Англии, но безуспешно. Тем временем Турвиль провел несколько демонстраций у берегов Южной Англии, но не нашел поддержки делу Стюартов. Война в Ирландии продолжалась еще около года и кончилась поражением Иакова и сочувствующих ему французов.
В 1691 году Турвиль выехал в Брест. К этому времени командование англо-голландским флотом из 70 кораблей принял сэр Эдуард Рассель. Французские же силы из-за отправки эскадры В. д'Эстена на Средиземное море против Испании были ослаблены. Турвиль располагал в Бресте 60 кораблями. Эта эскадра успешно сдерживала неприятельский флот, охраняла перевозимые в Ирландию войска. За 40 дней крейсерства у Ла-Манша Турвиль провел более 100 судов в Ирландию, тогда как Рассель полагал, что французы еще стоят в Бресте.

Союзники под флагом адмирала Расселя вывели 100 кораблей. Турвиль смог собрать 72, с которыми вышел из Бреста 25 июня и крейсировал у входа в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Зная, что неприятель стоит у островов Силли, Турвиль направился к английским берегам, куда шел конвой из Ямайки, напал на него, захватил несколько судов и рассеял остальные ранее, чем Рассель смог подойти. Удачным маневрированием французский адмирал увлек в океан и 50 дней удерживал там противника, который так и не смог атаковать французов. Пользуясь тем, что главные силы союзников были связаны, французские каперы нападали на их торговые суда и прикрывали переброску войск в Ирландию. В итоге Рассель удалился в Ирландию, а Турвиль, обеспечив возвращение французских конвоев, вернулся в Брест.

К кампании 1692 года во Франции успели подготовить только 68 кораблей. Д'Эстре должен был привести 12 кораблей со Средиземного моря, а Турвиль — обеспечить этот переход. Союзники же на сей раз выставили флот из 96 кораблей и 23 фрегата и брандера. Зная о превосходстве противника, Турвиль намеревался ожидать д'Эстре в Бресте, однако получил письмо нового морского министра: "Не вам обсуждать приказы короля: ваше дело их исполнять и идти в Ла-Манш. Донесите мне, намерены ли вы это сделать, и если нет, то король найдет на ваше место человека более послушного и менее вас осторожного". Турвиль вышел в море с 39 кораблями и 7 брандерами, имея приказ вступить в бой с неприятелем независимо от численности его флота. Он присоединил 5 кораблей д'Эстре и, не дожидаясь остальных, пошел искать неприятельский флот. 29 мая между мысами Барфлер и Ла-Хог, в 7 милях от берега, французы увидели англо-голландский флот. У противника насчитали 88 кораблей, в том числе 19 трехдечных. Турвиль решил сражаться и доказать храбрость и умение. Он предъявил совету приказ короля "…атаковать неприятеля, в каких бы силах он ни был, и несмотря ни на какие последствия". Совет подчинился приказу. Французский флот по замыслу Турвиля спускался на неприятеля всей линией своих судов и атаковал противника, который ожидал, снявшись с якоря. Противники сошлись на близкое расстояние и только после этого открыли огонь, причем против каждого французского приходилось два-три неприятельских корабля.

Авангард неприятеля составляли голландские корабли, а остальную линию занимали английские. Подойдя к противнику на близкую дистанцию, Турвиль круто повернул, оставаясь на ветре. Он сдержал авангард противника, растянув свои передовые корабли, а затем с остальными силами сразился на близкой дистанции с англичанами. Несмотря на двойное превосходство противника в численности, в ожесточенном бою ни один французский корабль не был потерян, что позволяет высоко оценить действия эскадры Турвиля.

На корабле Турвиля союзники сосредоточили особое внимание. Сначала его обстреливали постоянно менявшиеся корабли, затем пытались атаковать пятью брандерами. Часть союзного флота обошла неприятельский центр и вела по нему огонь с другого борта, а затем, опасаясь разгрома, корабли прошли через французскую линию на соединение с главными силами Расселя, пострадав от огня французской артиллерии.

Из-за слабого ветра флоты лежали в дрейфе недалеко друг от друга. Когда в полночь ветер стал свежее, Турвиль воспользовался им, чтобы оторваться от неприятеля. К утру он собрал 35 кораблей: 6 ушли в Ла-Хог, 3 — вдоль английского берега в Брест. Утром 30 мая французский флот был от неприятеля на расстоянии мили; движение сдерживала малая скорость сильно поврежденного флагманского корабля, который флотоводец не хотел сжигать. Желая скорее уйти от противника, Турвиль в ночь на 31 мая повел корабли Бланшаренским проливом. К утру 22 корабля миновали проход и ушли в Сен-Мало, а 15 задержал отлив. Так как якоря не держали, Турвиль отправил три наиболее пострадавших корабля в Шербур, а сам с 12 укрылся в Ла-Хоге. Союзники продолжили преследование. Часть их судов сожгли корабли в Шербуре. Другая часть блокировала Турвиля, а к 3 июня здесь собрался весь флот. Турвиль хотел спасти корабли, поставив их на мель и окружив шлюпками. Однако набралось всего 12 шлюпок. 2 и 3 июня гребные суда союзников атаковали и сожгли все 12 кораблей. Эта неудача тяжело сказалась на боевом настроении французских моряков.

Неудача не уменьшила благоволения к флотоводцу, который неуклонно выполнял королевскую волю. 27 марта 1693 года моряка возвели в маршалы Франции, он стал кавалером нового ордена Святого Людовика. После поражения во Франции деятельно строили корабли. В мае 1693 года Турвиль с 70 кораблями прибыл к мысу Сан-Висенти в ожидании конвоя из Смирны. Здесь он встретился с эскадрой вице-адмирала Рука, командовавшего эскортом. Рук не знал о выходе французского флота, и встреча с ним явилась для него неожиданностью. 27 июня Турвиль лавировал, выходя на ветер, а следующим днем атаковал неприятеля, захватил 3 корабля и 46 судов, а 64 уничтожил. После этой победы маршал разослал корабли в Тулон и Рошфор, а сам удалился в Брест.

В 1694 году французский король перешел к наступательной войне против Испании. Флот Турвиля участвовал в военных операциях на Средиземном море, содействуя армии под Паламосом и Барселоной. Он способствовал наступлению в Каталонии, пока приближение превосходящих сил союзников не заставило его укрыться в Тулоне. До заключения мира союзные флоты оставались у испанских берегов. В 1697 году Испания не соглашалась на предъявленные ей условия мира. Но союзные флоты не пришли ей на помощь. Барселона пала, французы захватили [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Южной Америке, и испанцам пришлось уступить.

В 1701 году, когда вспыхнула война за испанское наследство, король призвал маршала командовать флотом. Однако Турвиль в ночь на 28 мая скончался в Париже. Людовик сожалел о смерти моряка и считал, что это невозвратимая потеря для Франции.

Моряки уважали Турвиля. Его именем называли корабли ВМС Франции, а влияние флагмана надолго сохранилось во французском флоте. Известный труд по морской тактике Павла Госта, служившего с Турвилем, явился преимущественно изложением маневров флотоводца.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 22.09.2008, 01:38   #58
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

ЛИ СУН СИН

Ли Сун Син (5.5.1545, Сеул, —19.11.1598), корейский военный деятель, флотоводец, герой Имджипской войны 1592—1598 годов. В 1591 году назначен командующим флотом левой полупровинции Чолладо. Предвидя войну, подготовил флот, введя в строй усовершенствованные военные корабли — «черепахи» ([Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]). Весной 1592 года японские войска вторглись в Корею и вскоре овладели всей страной. Народ поднялся на борьбу. При помощи китайских войск захватчиков изгнали из Кореи. Победы над японским флотом, господствовавшим на море, одержал корейский флотоводец Ли Сун Син.

Ли Сун Син родился 8 марта 1545 года в Сеуле. С детства он проявлял большие способности в изучении книги учения Конфуция, с двенадцати лет приступил к освоению военного дела и выделялся среди сверстников в верховой езде и стрельбе из лука. Высшую военную подготовку будущий адмирал получил в королевском военном училище в Сеуле. В 1576 году Ли Сун Син блестяще выдержал государственные экзамены по военному делу, затем 15 лет служил в провинции на невысоких постах, пока его в 1591 году не назначили командующим морскими силами Левого побережья провинции Чжелла.
В Корее того времени флот считали вспомогательной силой, нужной лишь для перевозок. Ли Сун Син думал иначе. Он писал: “Флот является самым лучшим средством обороны страны от неприятеля с моря”. Командующий энергично взялся за укрепление обороны южного побережья Кореи. Под его руководством проводили исследование прибрежных районов и течений. Были приведены в порядок запущенные дела, велись работы по укреплению флота. По проекту Ли Сун Сина строился бронированный “черепаховый” корабль “Кобуксен”.
Изобретение “черепаховых” кораблей опередило на столетия постройку броненосцев в странах Европы. По форме такой корабль напоминал черепаху. Верхнюю палубу обшивали железом, чтобы прикрыть от огня неприятеля экипаж. Железные стержни по бортам служили таранами. Для стрельбы по неприятелю использовали 12 отверстий по бортам и по одному в носу и корме. Судно приводили в движение веслами. Оно обладало маневренностью и значительной скоростью. Благодаря таким качествам “Кобуксен” намного превосходил суда своего времени.
Времени на подготовку оказалось немного, ибо уже в следующем году на берега Кореи высадились японские войска.
Тоетоми Хидэеси, овладевший фактически властью в Японии, задумал создать огромную империю, включающую Корею, Китай, Филиппины. Он располагал 500-тысячной армией, в большинстве составленной из профессионалов, владевших огнестрельным оружием, и 200 тысяч направил для завоевания Кореи.
Японцы высадились в Пусане 13 апреля 1592 года и приближались к Сеулу, которым они овладели 15 мая, а 15 июня вступили в Пхеньян. Слабо вооруженная, плохо подготовленная корейская армия терпела поражения и отступала.
Снабжение японской армии зависело от господства на морских путях от Японии до Корейского полуострова и вдоль его берегов. Однако воеводы побережья северной части провинции Кенсан Пак Хен и южной части Вон Гюн поторопились сжечь свои корабли и бежали вслед уехавшему вглубь страны королю. За два месяца войны японцы завладели тремя четвертями территории Кореи и ожидали ее полной капитуляции. Однако сопротивление им оказал Ли Сун Син, который с первых дней вторжения выдвинул идею общенародной борьбы с захватчиками.
Флотоводец, кроме своих кораблей, объединил корабли соседней северной части провинции, уцелевшую часть кораблей Вон Гюна и помешал свободным действиям японского флота.
В сражении 7 мая в Южном море корейский флот добился победы; неприятель лишился 26 кораблей и более половины личного состава. На следующий день произошло сражение у острова Хансандо. Утром 8 мая флот Ли Сун Сина приближался к берегу Косен. Его обнаружили два дозорных корабля противника, сразу же вернувшиеся в бухту, где стояли 36 больших, 24 средних и 13 малых судов противника. Атаковать сгрудившиеся неприятельские суда в гавани Кеннэян из-за обилия подводных камней флотоводец не стал. Кроме того, в случае поражения японцы могли бежать на берег. Ли Сун Син направил в порт несколько кораблей, чтобы выманить неприятеля к острову Хансандо. Они вошли в бухту, и когда японцы приготовились к бою, изобразили бегство. Японские суда стали их преследовать. Но корейцы привели преследователей к острову Хансандо, где поджидали их главные силы. Ли Сун Син развернул стоящий в засаде флот в строй “Хагиктин” (крылья журавля) и атаковал, открыв огонь из пушек. Корейцы охватили кольцом японские суда. В бою были разбиты и потоплены 59 неприятельских судов, притом наиболее сильные корабли. Через десять дней после первого боя корейский флот вновь сражался с японцами у Ангорпхо и истребил 31 крупное, 15 средних и 6 малых судов. Эти морские сражения народ назвал знаменитой битвой у острова Хансандо, в ходе которой были потоплены более 100 неприятельских кораблей; потери экипажей, по японским данным, составили 9000 человек.
Победа нарушила планы захватчиков. Войска Коноси гнались за королем, бежавшим из Пхеньяна на запад. Флот следовал вдоль берега к Пхеньяну, чтобы после поражения корейцев двигаться в Китай. Однако теперь под угрозой оказались морские коммуникации японцев. Более того, победа на море вызвала организацию в Корее первых крупных партизанских отрядов, выступивших на борьбу с захватчиками.
Через несколько недель другой неприятельский флот направился вдоль западного побережья Кореи к Пхеньяну для поддержки сухопутных войск. В боях у Танпхо, длившихся несколько дней, Ли Сун Син вновь разбил японцев, потопив 72 корабля.
Именно в этом сражении корейцы впервые использовали “черепаховый корабль” как главную ударную силу. Предлагая это нововведение, Ли Сун Син писал: “Я уже давно ожидал нападения островных разбойников и, беспокоясь об этом, после долгих размышлений построил черепаховый корабль. В передней части корабля устроена голова дракона, откуда можно стрелять из пушек. Весь корабль покрыт железной броней, и на корабле выставлена железная труба. Из корабля можно видеть, что делается снаружи, но снаружи нельзя видеть, что делается внутри корабля, и корабль может двигаться между сотнями вражеских судов и обстреливать их из пушек”.
Летом этого же года японцы собрали 73 корабля и вновь направились вдоль берегов к северу. Однако Ли Сун Син 8 июля у острова Хансан напал на неприятеля и уничтожил 59 кораблей.
Отбив натиск японцев, Ли Сун Син перешел в наступление и со 160 кораблями появился в 1-й день 9-го месяца у Пусана. Японцы располагали 470 большими и малыми судами, привязанными у берега. Воины ожидали атаку на берегу. Но их огонь не помешал флотоводцу. Ли Сун Син докладывал: “До сих пор мы уже четыре раза выступали против врага и десять раз вели бои на близком расстоянии с победными результатами для нас. Однако если говорить о доблести наших людей, то самым знаменательным является последнее сражение у Пусана. Раньше в сражении наибольшее количество вражеских судов не превышало семидесяти с лишним, а в этот раз наши люди проявили отвагу, бросившись на противника, имевшего более 400 кораблей. Наши люди, пренебрегая неприятельским огнем, в жестоком бою, продолжавшемся целый день, разрушили более сотни неприятельских судов и, вселяя страх в сердце врага, заставили его скрыться”. Преимущество корейцам давали “корабли-черепахи”.
Японские войска в Корее были отрезаны от баз и оказались в трудном положении. Морские победы воодушевили корейцев на борьбу. И на юге, и на севере Кореи возникали отряды “Армии справедливости” из крестьян, ремесленников, городской бедноты. Ли Сун Син помогал партизанам, снабжал их оружием и координировал свои действия с ними. Однако победы на море без поддержки сухопутных войск не могли решить исход войны. Японцы продолжали разорять страну. До конца 1592 года в войне не произошло больших изменений. Но в следующем году на помощь Корее прибыли китайские войска. В январе японцы потерпели поражение под Пхеньяном, в марте под Хяндю. Они начали отступать к югу. Тем временем Ли Сун Син, базируясь на острове Хансан, в районе Пусана топил японские корабли. В августе 1593 года его утвердили командующим всем флотом побережья провинций Кенсан, Чжелла и Чунчен. Ли Сун Син работал день и ночь, совершенствуя конструкцию кораблей и артиллерии, луков и стрел. Он придавал большое значение сбору информации, выслушивал советы людей любого ранга, заслужил любовь подчиненных и народа.
Но эпидемия и голод стали новыми врагами в освобожденных провинциях. Чтобы облегчить снабжение армии, Ли Сун Син организовал хозяйства при военных управлениях и подразделениях. По призыву флотоводца население собирало медь и бронзовую посуду для отливки пушек.
Союзные войска оттеснили захватчиков в район у юго-восточного побережья. Но корейская бюрократия, опиравшаяся на королевских фаворитов, связывала активные действия армии. Наступление сухопутных войск по решению чиновников было задержано. Три с лишним года длились переговоры с японцами, удерживавшими юг страны.
Популярность Ли Сун Сина в народе встревожила окружение короля. Враги оклеветали адмирала. Ли Сун Сина во второй месяц 1597 года из-за придворных интриг сместили с поста. Во главе флота поставили адмирала Вон Гюна, который вскоре развалил морские силы. “Черепаховые корабли” забросили, люди разбегались. Когда японцы в марте 1597 года вновь высадились в Корее, они располагали сильным флотом и нанесли поражение Вон Гюну в первом же сражении у острова Кочжедо. Разгромив корейский флот, японцы смогли успешно наступать и вскоре подошли к Сеулу.
Вновь двору пришлось прибегнуть к помощи Ли Сун Сина. Королевский указ восстановил флотоводца в должности командующего флотом трех провинций. Собрав уцелевшие корабли, моряк с 12 небольшими судами нанес поражение противнику в проливе Мен, использовав военную хитрость. Ли Сун Син поставил свой отряд у острова Чин. Здесь, в проливе Мен, существовало хорошо известное флотоводцу коварное течение с водоворотами из-за резкой разницы высот прилива и отлива и множества островов. Как и ранее, японский флот взаимодействовал с армией. 330 судов обогнули южное побережье и в 16-й день 9-го месяца 1597 года приблизились к проливу Мен. Посланные в погоню за несколькими корейскими кораблями японские суда попали в горловине у скалы Ульдор в сильное течение и потеряли управление. Корейские корабли атаковали противника и одно за другим потопили 51 судно с 4000 человек, не потеряв ни одного корабля. Японцам пришлось отступить, и больше они не пытались подходить к восточному побережью.
Ли Сун Син, основав базу на одном из островов, восстанавливал флот. Строили суда, набирали моряков. На суше помогли оттеснить японцев, которые за год понесли большие потери, вновь прибывшие на помощь китайские войска. Японцам пришлось покинуть юго-восточную оконечность Корейского полуострова. Однако десятки тысяч войск Кониси оставались в его юго-западной части, где их блокировал флот Ли Сун Сина.
К ноябрю 1598 года японцы стянули до 500 судов в район Норянчжина. 19 ноября Ли Сун Син, чтобы отрезать пути отступления противнику, направился к проливу Норян. Корейско-китайский флот начал сражение по уничтожению захватчиков. Ли Сун Син решительно атаковал противника. В сражении, длившемся до заката, было уничтожено около 200 судов и более 10 000 врагов. В этом бою флотоводец погиб на палубе своего корабля от случайной пули. В его честь по всей Корее были построены храмы и памятники.
Имя Ли Сун Сина чтят в Корее и по сей день. В июле 1950 года Президиум Верховного народного собрания Корейской Народно-Демократической республики учредил орден Ли Сун Сина двух степеней для награждения выдающихся офицеров военно-морского флота КНДР за боевые заслуги и подвиги.

Материал сайта hrono.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 22.09.2008, 10:07   #59
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Джордж Брайджес Родней

Джордж Родней родился в феврале 1718 года и был крещен в Лондоне 13 февраля. Внук и сын армейских офицеров, юноша недолго учился в Харроу, а в июле 1732 года поступил на флот, в 1739 году стал лейтенантом. В ходе войны за австрийское наследство (1740–1748) он участвовал в победе адмирала Хоука над французским флотом 14 октября 1747 года. В 1749 году моряка назначили губернатором и главнокомандующим на Ньюфаундленде в ранге коммодора.

Моряк выдвинулся во время Семилетней войны (1756–1763), командуя линейными кораблями "Игл" и "Дублин". Он участвовал в экспедиции против Рошфора (1757), в следующем году под командованием Боскойна служил при взятии Луисбурга (Кэп Бретон). В июле 1759 года эскадра Роднея (5 кораблей, 5 [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]) блокировала Гавр и сожгла собранные там морские припасы, флотилию десантных и транспортных судов; в 1760 году Родней вновь нанес большие потери французским транспортам, собранным на берегах Нормандии для вторжения в Великобританию.

В октябре 1761 года Роднея назначили главнокомандующим станции [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]; 22 ноября его эскадра прибыла к Барбадосу. Соединив силы, с 41 кораблем и 14000 войск Родней 12 февраля 1762 года овладел островом Мартиника — важнейшей французской базой. Именно отсюда, из Форт-Ройяла, выходили те многочисленные каперы, которые в ходе Семилетней войны овладели 1400 судами. Вслед за [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] были взяты [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], что обеспечило торговлю британским островным колониям.

В 1764 году решительного моряка сделали баронетом, в 1771 году — контр-адмиралом. В 1778 году Родней получил чин адмирала. Однако порочные привычки и денежные затруднения заставили Роднея жить во Франции. Когда началась война, он заявил, что способен справиться с французским флотом, и один из французских дворян снабдил моряка деньгами для возвращения на родину и принял на себя его долги из чувства оскорбленного национального самолюбия. Однако адмирал не шутил. Немедленно по возвращении он получил эскадру и отправился на выручку осажденного Гибралтара.
Спойлер:
В декабре 1779 года из Плимута вышла эскадра адмирала Роднея (20 кораблей, 100 транспортов) с целью доставить подкрепление и грузы на Средиземное море. 8 января 1780 года, встретив у мыса Финистерре 16 испанских транспортов в охранении корабля и 6 фрегатов, Родней в бою овладел всеми военными и грузовыми судами. 16 января у мыса Сан-Висенти была обнаружена испанская эскадра из 11 кораблей и 2 фрегатов. Испанский адмирал дон Хуан де Лангара сначала решил, что видит неохраняемый конвой, а когда понял ошибку, было поздно.

Пользуясь преимуществом в скорости кораблей, обшитых медью, Родней перешел в преследование и атаковал противника, отрезая его от Кадиса. После 10-часового боя англичане взорвали один и взяли 6 испанских кораблей; в плен попал и испанский главнокомандующий.
22 января конвой Роднея достиг Гибралтара. Не встретив испанского флота, который ушел на ремонт в Кадис, адмирал беспрепятственно выгрузил боеприпасы в Гибралтаре и на острове Менорка. Этот успех, очевидно, побудил назначить Роднея в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], где англичане лишились нескольких островов благодаря удачным действиям французского флота. 13 февраля он с 4 кораблями направился в Вест-Индию, вернув остальные корабли в Англию с адмиралом Дигби. 27 марта 1780 года новый главнокомандующий в Вест-Индии прибыл к острову Сент-Люсия, где стояли 16 кораблей эскадры адмирала Хайд-Паркера.

В марте 1780 года в Вест-Индию пришла французская эскадра контр-адмирала де Гишена. 17 апреля Родней, располагавший 21 кораблем, встретился с де Гишеном, имевшим 23 корабля, в сражении между островами Доминика и Мартиника.
Спойлер:
В течение дня Роднею маневрированием удалось занять наветренное положение, и он поднял сигнал своей эскадре всеми силами атаковать центр и арьергард противника. Однако де Гишен, увидев опасность, повернул на помощь арьергарду. После полудня Роднею вновь удалось занять выгодное положение и начать атаку. Так как французский флот растянулся, Родней приказал кораблям атаковать те корабли, которые были в этот момент на их траверзе. Но недостатки сигнальной книги и инертность командиров привели к тому, что некоторые из последних прибавили парусов, стремясь занять положение на траверзе соответствующего им по номеру в строю корабля. Потому замысел поставить две трети неприятельского флота под удар всего английского не удался. В сражении Родней на флагманском корабле подошел к неприятельскому и обстреливал его столь упорно, что вывел противника из строя. Адмирал попытался прорезать неприятельский строй, и только решительная атака командира французского корабля "Дестин" помешала ему это сделать. Ни одна из сторон не получила перевеса. Еще дважды в следующем месяце де Гишен встречался с Роднеем, однако избегал занимать подветренное положение, опасаясь решительности Роднея.

Английскому флагману не удалось перехватить 12 испанских линейных кораблей, которые де Гишен встретил и провел на Мартинику. Однако эпидемия в испанских экипажах и несогласованность действий не позволили союзникам добиться успеха, несмотря на превосходство сил.

В августе де Гишен отплыл во Францию. Не зная, куда направляются французы и опасаясь за Северную Америку, Родней пошел на смертельный риск: оставил половину сил в Вест-Индии, а с остальными пошел к Нью-Йорку. Беспокойство было вполне оправданным, ибо 12 июля из Франции уже прибыли 5000 солдат Рошамбо и 7 линейных кораблей де Тернея. Располагая еще превосходством в силах на море, англичане были вынуждены отказаться от операций в Каролине и сосредоточить силы в Нью-Йорке.

Поздней осенью 1780 года Родней вернулся в Вест-Индию. Узнав о начале 20 декабря войны с Голландией, флагман захватил голландские острова [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], через которые в годы войны проходила контрабандная торговля. Англичанам достались многочисленные суда с ценными грузами стоимостью до 15 миллионов долларов.

Весной 1781 года к Мартинике прибыл де Грасс с эскадрой. Так как Родней еще оставался у острова Святого Евстафия, его младший флагман Худ блокировал Форт-Рояль — французский порт и арсенал. Худ не смог помешать де Грассу соединиться с кораблями на Мартинике. Однако, располагая 24 кораблями против 18 английских, де Грасс не атаковал Худа; тот ушел к островам Антигуа, где оставался Родней.

Летом 1781 года, узнав об уходе эскадры де Грасса из Вест-Индии к берегам Америки, Родней послал за ним контр-адмирала Худа с 14 кораблями. Сам он из-за болезненного состояния отплыл в Англию.

После неудачных действий англичан на море и капитуляции Йорктауна английская и французская эскадры вернулись в Вест-Индию. В январе 1782 года французы овладели островом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], и Худ не смог помочь гарнизону. Тем временем Родней 15 января выступил из Европы с 12 кораблями. 19 февраля он прибыл к Барбадосу и 25 февраля встретился с Худом у островов [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Флот из 34 линейных кораблей пришел к Сент-Люсии, где присоединил еще 3 корабля из Англии. С другой стороны, 20 марта на Мартинику прибыл французский конвой, который англичанам не удалось перехватить, причем численность военных кораблей флота де Грасса выросла до 33 линейных и двух 50-пушечных кораблей.

Когда французы и испанцы решили овладеть Ямайкой и собрали флот из 50 линейных кораблей под командованием де Грасса, Родней выслал в море фрегаты. Узнав о выходе 8 апреля де Грасса (33 корабля и транспорты с войсками) с Мартиники, он в тот же день покинул остров Сент-Люсия с 36 кораблями. Утром 9 апреля противники оказались в виду друг друга. Де Грасс сразу отправил транспорты к острову Гваделупа, а сам лавировал в проливе между [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Англичане задержались из-за безветрия, но постепенно нагоняли скорость благодаря медной обшивке корпусов. Французы старались вести бой на дальней дистанции, ибо вблизи англичанам давали значительное преимущество карронады. Перестрелка длилась два часа. Когда на сцену выступил из полосы безветрия английский арьергард, де Грасс вышел из боя.

10 апреля английская эскадра занималась ремонтом; Родней поменял местами более пострадавший авангард с арьергардом. Французский флот с 9 по 12 апреля маневрировал в неправильном строю между Доминикой и островами Святых. Из-за столкновений вышли из строя два корабля, направленные на ремонт. 11 апреля англичане заметили два поврежденных французских корабля. Родней стал преследовать их. Де Грасс повернул на выручку. Родней, отозвав передовые корабли, увлекшиеся погоней, маневрировал ночью таким образом, чтобы оказаться на ветре у французов. На рассвете 12 апреля он послал два корабля, чтобы догнать поврежденный французский корабль, шедший на буксире фрегата. Де Грасс вновь спустился, чтобы прикрыть свои корабли, и Родней, наконец, оказался на ветре. Однако ветер изменился, что позволило французскому флоту пройти перед носом противника. Английский авангард повернул и прошел по борту неприятельских кораблей. Тогда Родней по совету флаг-офицера решился со своим кораблем прорезать французскую линию.

Так как в результате маневров французской боевой линии в ней образовались разрывы, то Родней с 5 следовавшими за ним кораблями вошел в один из них, отрезав авангард с де Грассом, тогда как шестой английский корабль прошел вторым разрывом, увлекая за собой арьергард. В результате французский строй был разрезан на три части, сбит под ветер и в ходе боя уже не восстановился. Центр был отделен от авангарда и арьергарда не менее чем на две мили. Попытка де Грасса построить линию в условиях слабого ветра, прерываемого штилями, привела к тому, что наиболее поврежденные корабли отставали, и англичане взяли один за другим 5 кораблей, включая флагманский. Наступившая тропическая ночь заставила Роднея прервать погоню, что позволило оставшимся 25 французским кораблям соединиться и уйти к острову Санто-Доминго.

В Доминикском сражении была применена тактика, предложенная Джоном Клерком. В основе ее лежало прорезание линии противника с целью разбить одну из частей ранее, чем вторая придет на помощь. Позднее сын начальника штаба Роднея Чарльза Дугласа доказывал, что именно его отец был инициатором прорезания линии, и ему стоило немалого труда уговорить адмирала.

Победа оказалась неполной. Сэр С. Худ на следующий день высказал Роднею убеждение, что возможно было взять не 5, но 20 кораблей, а Дуглас, огорченный отношением адмирала к его советам, был готов подать в отставку. Сам Родней объяснил прекращение преследования повреждениями своих кораблей и другими обстоятельствами. Но в результате сражения союзники были вынуждены отказаться от высадки на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], а пленение де Грасса фактически прекратило боевые действия в Вест-Индии.

При смене министерства в Англии Роднея, бывшего крайним тори, заменили другим моряком. Тот отправился в Вест-Индию ранее, чем пришло известие о победе, примирившее англичан с некоторыми сторонами прежнего поведения адмирала. После заключения Версальского мира Родней возвратился в Англию, получил благодарность от парламента, был произведен в пэры и бароны с назначением пожизненной пенсии.

Скончался адмирал в Лондоне 24 мая 1792 года. В его честь называли боевые корабли британского флота.


Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама
Ответ

Метки
беллинсгаузен, беринг, васко да гама, веспуччи, дежнев, джеймс кук, диаш, истомин, кабот, кабрал, колумб, крузенштерн, лазарев, лаперуз, лаптев, магеллан, мореплаватели, нахимов, нельсон, сенявин, тасман, ушаков, флотоводцы, чириков, чичагов


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:01. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2019
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования