Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Моря и история мореплавания

Важная информация

Моря и история мореплавания Хотите знать, как мореходы покоряли мировой океан? каких жертв им это стоило? Здесь можно найти ответы на многие вопросы и поделиться своими знаниями.


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 27.05.2008, 14:40  
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

Восклицание Знаменитые мореплаватели и флотоводцы



Об известных мореплавателях, открывателях новых земель
и знаменитых военных флотоводцах.





Список мореплавателей и флотоводцев, чьи биографии размещены в этой теме:
Спойлер:
А
Спойлер:

Б
Спойлер:

В
Спойлер:

Г
Спойлер:

Д
Спойлер:

Е
Спойлер:

Ж
Спойлер:

З
Спойлер:

И
Спойлер:

Й
Спойлер:

К
Спойлер:

Л
Спойлер:

М
Спойлер:

Н
Спойлер:

О
Спойлер:

П
Спойлер:

Р
Спойлер:

С
Спойлер:

Т
Спойлер:

У
Спойлер:

Ф
Спойлер:

Х
Спойлер:

Ц
Спойлер:

Ч
Спойлер:

Ш
Спойлер:


Щ
Спойлер:


Э
Спойлер:

Ю
Спойлер:

Я
Спойлер:

А также:
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 06.11.2019 в 21:56. Причина: Дополнение списка
Странник вне форума Ответить с цитированием
11 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (14.06.2011), Peresvet (04.11.2017), Str@jnik (13.04.2013), Армеец (12.07.2013), Буйвол (29.09.2017), Дон Эстэбан (23.09.2012), Королёв (21.06.2012), Потапыч (14.06.2012), Сэм Блейк (24.09.2011), Шустрый Игорёк (14.05.2012)
Старый 23.09.2008, 10:46   #60
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Джон Бенбоу

Имя Джона Бенбоу большинству читателей знакомо по названию гостиницы "Адмирал Бенбоу" из романа Р. Стивенсона "Остров сокровищ". Моряк, умерший от боевых ран и отличавшийся храбростью, стал популярным в Англии морским героем.

Родился Джон 10 марта 1653 года. Сын дубильщика из Шроусбери (Шропшир), он служил на военных и торговых судах и стал капитаном морского судна в 1689 году. Как мастер морского дела, он под командованием адмирала Эдуарда Расселя участвовал в уничтожении французского флота в битве у Ла-Хога (май 1692 г.), а в ноябре 1693 года бомбардировал французский порт Сен-Мало. Затем моряк преследовал французских каперов в Ла-Манше.

Когда в 1696 году Бенбоу руководил доками Дептфорда, он встречался с Петром I и даже предоставлял ему жилище.

В 1698 году Бенбоу с эскадрой отправился в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и действовал против испанцев. Он был командующим английским флотом в Вест-Индии (1698–1700).

Вторично Бенбоу появился в Вест-Индии вице-адмиралом. В сентябре 1701 года, после начала войны за испанское наследство, король Вильгельм III направил для захвата [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], центра торговли в Вест-Индии, эскадру Бенбоу. 19 августа 1702 года Бенбоу, имея 7 кораблей, сразился севернее Картахены с отрядом Ж.Б. Дюкасса. Французы были посланы для доставки боеприпасов и поддержки крепости.

Бенбоу вел сражение 5 дней, однако командиры 4-х его судов, вопреки приказу, отошли, избегая боя. С оставшимися силами Бенбоу не мог выполнить задачу. 24 августа из-за недисциплинированности двух командиров корабль Бенбоу "Бреда" был окружен французами. Несмотря на раздробленную книпелем правую ногу, флагман оставался на юте и руководил боем. Но корабль его пострадал, и капитаны заставили флагмана идти на Ямайку. Французам удалось уйти.

Перед смертью Бенбоу получил письмо от французского коммодора со следующими строками: "Вчера я не имел иной надежды, как на то, что я буду ужинать в вашей каюте. Что же касается ваших трусливых капитанов, то повесьте их, ибо, клянусь богом, они заслуживают этого". Действительно, двоих капитанов военный суд обвинил в нарушении дисциплины и ошибках; они были повешены.

Умер Джон Бенбоу от ран 4 ноября 1702 года на Ямайке, в Порт-Ройяле, и похоронен в Кингстоне. В его честь были названы несколько кораблей ВМС Великобритании

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 25.09.2008, 17:28   #61
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Джордж Рук

Три столетия опорой британского могущества являлся Гибралтар — порт и крепость на пути из Атлантического океана в Средиземное море. Овладел этой важнейшей базой
Джордж Рук.


Английский военно-морской деятель, Д. Рук (1650–1709) отличился в ходе двух англо-голландских войн и войны Аугсбургской лиги против Франции.

В январе 1689 года король Иаков, бежавший из Англии, высадился в Ирландии при поддержке французских войск и флота. В течение 15 месяцев французы беспрепятственно перебрасывали в Ирландию подкрепления, а Иаков, сделавший столицей Дублин, вел осаду Лондондерри. Англичане, пытавшиеся помешать, потерпели поражение в морском сражении при бухте Бентри. Командуя кораблем "Дептфорд", Рук участвовал в этом сражении и, очевидно, отличился, ибо был поставлен во главе отряда. Превосходящий французский флот не помешал моряку доставить подкрепления и припасы в Лондондерри. Более того, Рук прервал сообщение Ирландии с Шотландией, где было много сторонников Иакова. Флотоводец с небольшой эскадрой прошел вдоль берегов Ирландии и пытался сжечь флот в гавани Дублина, но не сумел сделать этого из-за безветрия. Затем Рук подошел к Корку, занятому Иаковом, овладел одним островом и благополучно вернулся к октябрю в Дауне. Его действия заставили снять осаду с Лондондерри и усилили сопротивление Иакову в Ирландии.

В составе англо-голландского флота Рук сражался против французского флота де Турвиля при Бичи-Хэд 10 июля 1690 года. Моряк участвовал и в сражении англо-голландского флота (99 кораблей) против французского флота Турвиля (44 корабля) у мыса Барфлер 29 мая 1692 года. После боя Турвиль увел большинство флота в Сен-Мало. Однако отлив не позволил войти 15 кораблям. 3 укрылись в Шербуре, а остальные встали на якоря у мыса Ла-Хог. Руку было поручено ликвидировать корабли противника, укрывшегося у Ла-Хога. При помощи шлюпок и брандеров Рук атаковал неприятеля, захватил суда и сжег, довершив уничтожение французского флота.

В 1693 году Рук конвоировал торговые суда союзников, но столкнулся с французским флотом Турвиля у Лагоса. Турвиль с 70 кораблями прибыл к мысу Сан-Висенти в ожидании конвоя из Смирны. Здесь он встретился с эскадрой вице-адмирала Рука, командовавшего эскортом. Рук не знал о выходе французского флота. 27 июня в сражении с Турвилем он понес поражение.

В период Северной войны (1700–1721) Рук командовал английской эскадрой и действовал совместно с голландской эскадрой адмирала Ф. ван Алмонда в районе Зунда. Соединившись со шведским флотом генерал-адмирала Г. Вахтмейстера, объединенные силы способствовали переброске шведских войск Карла XII на остров Зеландия. Присутствие мощного флота союзников заставило Данию подписать Травендальский мир (1700). В результате Петр I остался без поддержки датского флота, на которую рассчитывал.

В войне за испанское наследство (1701–1714) Англия, Голландия и Австрия выступили против Франции и Испании. На троне испанском после смерти Карла II под именем Филиппа V появился младший внук Людовика XIV. Великие морские державы выступили против чрезмерного усиления Французской империи, которая могла опереться на гигантские владения Испании в Средиземном море, Америке и Ост-Индии. Англия и Голландия имели свои виды на эти владения, свои торгово-экономические интересы.

Когда началась война, сэр Джордж Рук был послан с флотом из 50 линейных кораблей и транспортами, принявшими 14-тысячное войско, к главному центру испано-американской торговли — Кадису, чтобы овладеть этим пунктом, куда поступали деньги и продукты с запада и затем расходились по Европе. Ему поставили задачу действовать так, чтобы примирить население с Англией и настроить его против короля из династии Бурбонов. Выполнить эту задачу флагман не смог и в августе–сентябре 1702 года потерпел неудачу при попытке взять Кадис.

В октябре, получив известие о приходе в Виго (Испания) "серебряного флота", конвоируемого французской эскадрой, Рук успешно атаковал противника. Моряк нашел неприятеля в гавани со входом шириной три четверти мили, защищенным боном и укреплениями. Он прорвался через бон под сильным огнем, занял крепость и часть испанских судов потопил, часть — захватил. Косвенным следствием этой победы стал отказ Португалии от союза с Испанией и сближение ее с продемонстрировавшей свою мощь Англией.

В 1703 году коалиция выдвинула кандидатом в короли Испании Карла III, сына германского императора. В марте 1704 года Карл III, признанный союзниками королем, высадился в Лиссабоне под прикрытием англо-голландского флота, которым командовал Рук. Сразу же после этого флагман отправился к Барселоне. Считали, что она сдастся, как только появится союзный флот. Но губернатор оказался верен своему королю. Рук отплыл к Тулону, где стоял французский флот. По пути он встретил второй французский флот, шедший из Бреста, погнался за ним, но не успел атаковать до соединения французов. Флотоводец посчитал, что силы противника слишком велики, чтобы с ними сразиться. На зиму Рук отправился к Лиссабону, ближайшей удобной стоянке. Он не имел права что-либо предпринимать без согласия королей Португалии и Испании. Но, не дождавшись указаний, чтобы не возвращаться без успеха, сэр Джордж решил овладеть Гибралтаром. Он знал, что гарнизон крепости невелик, а пункт был чрезвычайно важен и взятие его могло прославить оружие королевы. Рук бомбардировал Гибралтар, выпустив 15000 снарядов, и высадил десант со шлюпок. 4 августа 1704 года Гибралтар перешел в руки британской короны. Господствующее положение крепости на Средиземном море сыграло важную роль в создании Британской империи.

Король Испании из династии Бурбонов немедленно постарался вернуть крепость. Он обратился к французскому флоту, которым после смерти Турвиля командовал двадцатишестилетний граф Тулузский, побочный сын Людовика XIV. Тот вышел в море, как и Рук Флоты встретились 24 августа близ Велец-Малаги.

Англо-голландский флот оказался на ветре. Французы имели, вероятно, 52 корабля, противник — около 58. Союзники спускались на врага вместе, и каждый командир избирал себе противника в соответствии с линейной тактикой. В ходе атаки авангард отделился от центра, и французы попытались использовать этот разрыв, чтобы отрезать авангард. Жестокое сражение при Малаге длилось с 10 часов утра до 5 вечера. Его результаты не были окончательными. Следующим утром ветер стал благоприятствовать французам, но они им не воспользовались. Рук также не собирался продолжать бой, ибо на 25 кораблях кончились боеприпасы, истраченные еще при штурме Гибралтара, и некоторые союзные корабли в ходе боя приходилось уводить за линию. Не преследуемый французами, он направился в Лиссабон, по пути выгрузив часть боеприпасов и провизии для гарнизона Гибралтара. Граф Тулузский заявлял, что бой при Малаге окончился в его пользу. Он увел главные силы в Тулон, направив в помощь осаждавшим Гибралтар только 10 кораблей. Однако французы не смогли вернуть Гибралтар Испании: осаждавшая эскадра была уничтожена, а атака с суши превратилась в блокаду. Считают, что именно эта неудача стала причиной неверия французских правящих кругов в большое значение флота.

В 1696 году сэр Джордж Рук был произведен в адмиралы флота.

Скончался он в 1709 году.


Памятник Руку установлен в Кентерберийском кафедральном соборе. Это свидетельствует о признании в Англии заслуги покорителя Гибралтара. Но еще более заметным памятником флотоводцу служит сама монументальная Гибралтарская скала — символ могущества Великобритании в XIX–XX веках.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама
Старый 26.09.2008, 22:32   #62
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Осип Михайлович Де Рибас

Хосе (Осип или Иосиф Михайлович) де Рибас родился 6 июня 1749 года в Неаполе.
Его отец, каталонский дворянин дон Мигель де Рибас, дослужился до директора в Министерстве морских и военных сил Неаполитанского королевства. Юноша службу начал в неаполитанской гвардии и был подпоручиком, когда на Средиземном море появились российские Архипелагские эскадры. Он успел повоевать с турками и показал себя хорошим офицером. Кроме того, вероятно, он оказал услугу А.Г. Орлову, ибо в 1772 году прибыл из Ливорно в Санкт-Петербург с его рекомендательным письмом.

Петербургскую службу де Рибас начинал в чине капитана Сухопутного шляхетного кадетского корпуса и одновременно воспитателем А. Бобринского, сына Екатерины II и Г.Г. Орлова. После того как Бобринский достиг совершеннолетия, воспитатель остался не у дел, да и не считал Рибас воспитание своим призванием, хотя и получил в корпусе чин полковника. Не сразу ему удалось выдвинуться. Де Рибас обратился к Потемкину. Он удачно участвовал в переговорах, которыми завершилось присоединение Крыма к России, принимал неаполитанцев, прибывших в Россию, и показывал им новые порты Новороссии.

В 1788 году де Рибас участвовал в сражении с турецким флотом на Днепровском лимане, за что был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени.

Осенью 1789 года он предложил усилить Черноморский флот, подняв затопленные у Очакова турецкие суда. Командиром авангарда в корпусе генерала Гудовича де Рибас самостоятельно брал укрепленный замок Хаджибей, соединенный с сушей узким перешейком. На море стояла сильная турецкая эскадра. Тем не менее ночью с небольшим отрядом и несколькими пушками де Рибас прошел перешеек и решительно атаковал крепость. К стенам приставили лестницы. Турки сосредоточили огонь с суши и моря по атакующим. Тем временем на другом участке стены прорвались казаки. За четверть часа Хаджибей был взят. Суворов говорил об этом эпизоде, что, если Рибасу дать хороший полк, он захватит и Константинополь. За военные успехи де Рибаса наградили орденами Святого Георгия 3-й степени и Святого Владимира 2-й степени.

В 1790 году бригадир де Рибас создал из трофейных и поднятых со дна судов флотилию, которую привел на Дунай, захватил турецкие батареи, защищавшие вход в реку, и, рассеяв неприятельскую флотилию, овладел Тульчей и Исакчей, способствовал взятию Измаила, уничтожив под крепостью турецкие суда. Наградами за эти победы была ему шпага с бриллиантами и 800 душ крестьян. Возможно, именно де Рибас составил одобренный Суворовым план взятия Измаила. Во всяком случае, ему досталась одна из важнейших задач. В то время как 6 колонн при поддержке береговых батарей должны были атаковать стены и ворота с суши, флотилии предстояло высадить десант и наступать с менее укрепленной приречной стороны.

10 декабря с восходом солнца около 600 орудий с батарей и судов открыли огонь и прекратили его за два с половиной часа до начала штурма, заставив турок заметно ослабить ответный огонь. Рибас построил три свои колонны в две линии. В первой на 100 лодках расположились регулярные, на 45 — нерегулярные войска (последние были распределены равномерно в середине и на флангах). Вторую линию составили 58 крупных судов (бригантины, плавбатареи, дубель-шлюпки и лансоны), которые огнем артиллерии должны были прикрывать и поддерживать высадку и наступление войск. Флотилия шла к крепости на веслах, ведя огонь. Турки отвечали без особого успеха. Туман и обломки неприятельских судов мешали двигаться большим русским судам. В нескольких сотнях шагов от берега вторая линия разделилась пополам, примкнула к флангам первой и открыла огонь. Под прикрытием артиллерии в 7 часов утра началась высадка, несмотря на сопротивление 10 тысяч турок и татар. К рассвету противник отступил внутрь крепости. Но ожесточенное сопротивление продолжалось внутри города до 11 часов. Через два часа сохранялись лишь отдельные очаги обороны в ханах (гостиницах), мечетях, казармах. Каплан-Гирей попробовал организовать контратаку, но был разбит.

В одном из ханов собралось несколько тысяч человек. Заметив это, де Рибас собрал сотню солдат под командой полковника Мелиссино, поставил на улице как авангард колонны, смело приблизился к хану и хладнокровно потребовал сложить оружие, если турки не хотят, чтобы всех изрубили. Осажденные повиновались. Так же Рибасу удалось заставить сдаться несколько сотен турок в двух других ханах. Он принял капитуляцию мухафиса (губернатора города) паши Мемеда, который последним с двумя с половиной сотнями человек оборонялся в Табии. Узнав, что город покорен, он согласился сложить оружие.

За отличие при Измаиле Суворов особо просил наградить де Рибаса "…как принявшего в штурме самое большое участие, который, присутствуя везде, где более надобности требовалось, и ободряя мужеством подчиненных, взял великое число в плен и представил отнятые у неприятеля 130 знамен".

В 1791 году де Рибаса произвели в контр-адмиралы. Он способствовал наведению моста при переправе армии через Дунай, принимал участие в сражении при Мачине. Он был среди тех, кто участвовал в переговорах с турками и подписал мирный договор. В эту кампанию его наградили орденами Святого Георгия 2-й степени и Святого Александра Невского.

Орден Святого Георгия 2-й степени был вручен де Рибасу по указу от 20 декабря 1790 года. В документе сказано: "Во увожение на усердную службу, многие труды и подвиги, понесенные им в течение минувшей кампании, когда он командуя гребною Черноморскою флотилиею, при вступлении оной в Дунай, опровергнул неприятельские укрепления, устье его заграждавшие, разбил и пленил все суда флотилии турецкой и овладел замками Тульчею и Ичакчею".

В мирные годы контр-адмирал оставался командующим Черноморским гребным флотом и не раз готовил его, когда возникала опасность войны с Турцией. В 1793 году его произвели в вице-адмиралы. Однако особенно значительны успехи де Рибаса в создании торгового порта на Черном море.

Из трех проектов, где строить торговый порт, приняли вариант де Рибаса — соорудить его на месте крепости Хаджибей. В начале 1792 года последовал указ Екатерины, а летом 1794 года архиепископ уже освятил город и порт Хаджибей, вскоре переименованный в Одессу.

Руководил постройкой де Рибас. Взяв за образцы Геную, Ливорно, Неаполь, он проектировал город, военную гавань и купеческую пристань. Там, где ставили лестницу для взятия турецкой крепости, заложили начало будущей Дерибасовской — центральной улицы Одессы. В Одессе базировался и Черноморский гребной флот.

Одесса, в которой числилось в 1793 году всего 10 человек, к 1799 году имела, кроме гарнизона, 4573 жителя, появились первые предприятия, существовали 60 казенных и 353 обывательских строения, 234 землянки. Главным предназначением Одессы стала торговля, в основном вывоз хлеба. К концу столетия в городе насчитывалось свыше 400 лавок, жили крупные купцы-оптовики. С 1795 по 1797 год торговый оборот Одессы удвоился. Со временем город стал крупнейшим морским портом России на Черном море.

В 1796 году Павел I вызвал де Рибаса в Санкт-Петербург. Тот состоял членом адмиралтейств-коллегии, со 2 января 1798 года стал генерал-кригс-комиссаром. 8 мая 1799 года император произвел де Рибаса в адмиралы "за хорошее исправление порученной комиссии" и назначил "сверх возложенных на него должностей" управляющим Лесным департаментом, оставив в звании генерал-кригс-комиссара. Но 1 марта 1800 года уволил со службы за злоупотребления в лесных доходах.

Обиженный адмирал уже участвовал в заговоре против Павла I и в разговоре с А.И. Паленом рекомендовал традиционные итальянские средства — яд и кинжал, а затем предложил перевернуть лодку с арестованным императором на реке. Однако заболел президент адмиралтейств-коллегии. Император 30 октября принял де Рибаса на службу и поручил ему доклады о флоте. Моряк мог занять высшую должность в морском ведомстве, но внезапно в декабре 1800 года заболел. Пален находился при нем неотлучно, чтобы больной в бреду не выдал заговорщиков. Есть предположения, что именно он и отравил адмирала, чтобы тот, войдя в милость, не предупредил Павла I о заговоре.

Скончался де Рибас 2 (14) декабря и похоронен на католическом кладбище Санкт-Петербурга. Надпись на могиле гласила по-русски:
"Иосиф де Рибас, адмирал, российских орденов Александра Невского, Георгия Победоносца, Святого Владимира 2-й степени кавалер и ордена Святого Иоанна Иерусалимского командор, 1750–1800".

Но главная память о де Рибасе — основанная им Одесса.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 28.09.2008, 18:25   #63
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 509

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Роберт Мак-Клур


Мак-Клур - британский арктический мореплаватель. Он родился в Уэксфорде 28 января 1807 года и участвовал в двух полярных плаваниях.

В 1850-1853 годы в должности капитана судна "Инвестигейтор" принимал участие в поисках Франклина. Во время этих поисков он разведал последний отрезок водного пути между Атлантическим и Тихим океаном. [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], который искали в течение нескольких столетий, был наконец им найден. Однако обнаружилось, что для судоходства он не имеет практической ценности.

В январе 1830 года из Англии были отправлены вокруг мыса Горн к [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] два корабля поисковой экспедиции Ричарда Коллинсона, бывшие ранее под начальством Джеймса Росса: "Энтерпрайз" под командованием самого начальника экспедиции и "Инвестигейтор" под командованием Роберта Джона Мак-Клура, только что вернувшегося из Арктики с Джеймсом Россом. Разнотипные корабли разлучились еще в Атлантическом океане; "Энтерпрайз" шесть дней дожидался в Гонолулу сравнительно тихоходного "Инвестигейтора" и пошел далее к Берингову проливу общепринятым тогда путем - через Петропавловск-на-Камчатке.

Сильно запоздавший Мак-Клур повел из Гонолулу "Инвестигейтор" прямо на север, через Берингов пролив в залив Коцебу. Он и там вопреки инструкции не стал дожидаться Коллинсона и двинулся на свой страх и риск в море Бофорта. В августе он шел на восток путем, уже разведанным русскими и англичанами, вдоль материкового берега. В начале сентября за мысом Парри, когда льды отошли далеко от материка, Мак-Клур повернул на северо-восток, и перед ним открылась высокая зеленеющая [земля. Мыс этой земли, к которому Мак-Клур подошел, он назвал Нельсон-Хед. К востоку от мыса была видна другая суша, ей было дано название Земля Принца Альберта.

Новооткрытые земли разделял узкий запив или пролив, которым Мак-Клур свободно шел в северо-восточном направлении, пока его не остановили льды. В конце сентября двухдневный ледовый дрейф увлек "Инвестигейтор" еще несколько дальше на север, до 72°50' северной широты, 117°55' западной долготы. Здесь он в октябре и вынужден был стать на зимовку.

Мак-Клур знал, что находится приблизительно в 100 километрах от пролива Мелвилл, но боялся, что попал в тупик, так как полоса суши могла отделять его на севере от Мелвилла. В том, что он открыл настоящий пролив -- Принца Уэльского, он убедился только 26 октября 1850 года. В этот день, после санного похода в северо-восточном направлении, Мак-Клур поднялся на вершину высокого берегового холма и увидел к северу, северо-востоку и западу от него широкое пространство, покрытое океанским льдом - пролив Мелвилл и его западное продолжение, позднее названное проливом Мак-Клура. Северо-западный проход был найден! Но проходим ли он для судов?

Весной 1851 года Мак-Клур послал на запад, юг и восток три санных отряда. Западный отряд под командой Кресуэлла доказал, что по ту сторону от пролива Принца Уэльского лежит именно остров Банкс, а не какая-то другая земля. Южный отряд под командой Хасуэлла открыл широкий "пролив Принс Альберт"; на самом деле это глубоко вдающийся в сушу залив, отделяющий полуостров Уолластон от массива острова Виктория. В посещенном им районе Хасуэлл встретил эскимосов, которые никогда не видели ни европейцев, ни европейских изделий; следовательно, экспедиция Франклина сюда не заходила.
Припасы истощились; пришлось уменьшить на треть ежедневный паек; начались заболевания цингой. В апреле 1852 года Мак-Клур совершил санный поход на северо-восток через пролив к острову Мелвилл и увидел на берегу полуострова Дандас "скалу Парри". Итак, он достиг северо-запада, частью дрейфуя в море и забитом льдом проливе, частью на санях, oколо того пункта, до которого с востока доходил на своем судне Парри. Вторично был найден Северо-западный проход, но и в этом районе он был непроходим для судов. У подножия скалы Мак-Клур нашел записку, оставленную в прошлом году Мак-Клинтоком, и положил под гурий свою записку с кратким описанием плавания и указанием места зимовки. Благодаря этому в апреле 1853 года, когда люди на "Инвестигейторе" пришли в полное отчаяние, они были спасены экспедицией Белчера.

Летом 1851 года Мак-Клур снова пытался продвинуться на "Инвес-тигейторе" в северо-восточном направлении до острова Мелвилл, но дошел только до 73°44' северной широты. "Так как я не мог продвинуться дальше ни в конце одного лета, ни в начале другого, - писал Мак-Клур, - то я счел этот пролив [Принца Уэльского] непроходимым".

И Мак-Клур повернул на юго-запад, избрав другой путь. "Инвести-гейтор" вышел из пролива Принца Уэльского, обогнул с юга и запада остров Банкс, но затем попал в непроходимые льды. Дрейфуя, корабль был вовлечен из моря Бофорта в пролив Мак-Клур и стал на вторую зимовку в бухте Мерси у северного берега Банкса, на 74°06' северной широты, 118° 15' западной долготы.

Тем временем два судна из экспедиции Белчера, отряд Генри Келлетта на паруснике "Резольют" и буксирном пароходе, разлучившись с остальными тремя судами экспедиции Белчера, в середине августа 1852 года шли на запад путем Парри до острова Мелвилл, где 10 сентября стали на зимовку в заливе Бридпорт. Оттуда несколько групп было послано осенью в разных направлениях организовать склады для зимних походов. Одна из этих групп во главе с Джорджем Мечемом нашла в Уинтер-Харбор (на юге острова Мелвилл) записку Мак-Клура, что он зимует в бухте Мерси, у северного берега Банкса. Туда в марте 1853 года было послано десять человек под командой Бедфорда Пима, с собачьей упряжкой, везшей продовольствие. Лица всех были вымазаны сажей - мера, предписанная Келлеттом, по совету судового врача, "для защиты лица от солнечных лучей".

6 апреля Пим подошел к месту зимовки Мак-Клура. Ему не терпелось, и он, оставив товарищей далеко позади, один побежал к "Инвести-гейтору" - кораблю Мак-Клура.
"...Мы увидели, - писал Мак-Клур, - что к нам по льду быстро приближается какая-то человеческая фигура... Мы подумали, что это кто-нибудь из наших, преследуемый медведем. Но чем ближе человек подходил, тем сомнительнее становилось наше предположение... Мы пошли навстречу. На расстоянии двухсот ярдов от нас человек стал поднимать руки, делать знаки подобно эскимосам и... кричать, но ветер относил звуки... Мы остановились. Странная фигура безбоязненно приблизилась, но когда мы увидели, что лицо ее черно как смола, то у нас невольно родился вопрос, имеем ли мы дело с обитателем земли или пришельцем с того света... Если бы обвалился небесный свод, то и тогда, кажется, мы были бы поражены меньше, чем словами, которые услышали: "Я лейтенант Пим... с корабля "Резольют" под командованием капитана Келлетта..."
Здоровые и больные высыпали на палубу, не веря ушам и глазам своим... отчаяние уступило место самой горячей радости..."

Группа Пима вместе с десятью людьми Мак-Клура через две недели вернулась на "Резольют". За ними прибыла еще часть людей Мак-Клура. Остальные вместе со своим командиром остались на "Инвестигейторе". Английская пресса подняла невообразимую шумиху по поводу "открытия" Мак-Клуром "непроходимого прохода". Он получил большие золотые медали Лондонского и Парижского географических обществ, драгоценные золотые часы от Британского Адмиралтейства, а парламент установил выдать ему премию в 10 тысяч фунтов стерлингов. Книга его "Открытие Северо-западного прохода" до конца 50-х годов XIX века выдержала три издания.

Мак-Клур умер в Портсмуте 17 октября 1873 года.

ivki.ru
Странник вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 28.09.2008, 23:01   #64
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Томас БАТТОН

Томас Баттон, сын дворянина Майлза Баттона из Ворлетона в Глэморганшире, Уэльс, начал военно-морскую службу в юном возрасте. Когда в 1588, 1589 и 1601 годы испанский флот вторгся в Ирландию, он стал капитаном пинасса "Луна". Для победы английской короны он сделал достаточно, чтобы заработать благодарность её величества и пенсию в размере шести шиллингов и восьми пенсов. На следующий год он командовал приватирским судном "Уиллоби", которое грабило испанские суда в Западной Индии.
К тому времени, когда Баттон вернулся в Лондон, там возникла "Компания лондонских купцов, отыскавших Северо-западный проход". В 1612 году Баттон стал её членом.
Предприниматели решили, что лишь сравнительно небольшое расстояние отделяет Западное море Гудзона от Восточной Азии и что можно немедленно начать выгодную торговлю с Китаем и Японией, с вице-ко-ролевством Перу и даже... с Соломоновыми островами.
Они снарядили два корабля под начальством Томаса Баттона - "Резольюшен" и "Дискавери", объявив о том, что отправляют спасателей на поиски Генри Хадсона. Однако на самом деле поиски Хадсона менее всего занимали предпринимателей: в инструкции, данной Баттону, было прямо сказано, что он должен выйти в противоположный океан на широте примерно 58°, хотя точно было известно, что бунтовщики бросили Хадсона за сотни миль южнее; да и сам Баттон не думал обследовать западный берег Лабрадора, у которого было совершено преступление.
Летом 1612 года Баттон достиг Гудзонова пролива и присвоил увиденному им острову у входа в пролив имя своего корабля - Резольюшен. Продолжая путь на запад, он обнаружил на севере землю (о. Саутгемптон, принятую им за архипелаг) и остров (Коте).
Затем между 60° 40' и 53° северной широты он проследил берег новой земли, где открыл устье большой реки (Нельсон). За ней побережье круто поворачивало, но не на запад, а на восток, и разочарованный Баттон назвал новую землю, то есть западный берег Гудзонова залива, "Обманутой надеждой". В устье Нельсона корабли стали на зимовку. Хотя зима выдалась мягкой, смертность среди моряков, вероятно, из-за цинги, была так велика, что не хватало рук для управления двумя кораблями, и один пришлось бросить.
В июне 1613 года Баттон прошел этот путь снова, но в обратном направлении, вдоль западного берега Гудзонова залива и открыл устье реки (Черчилл); он продвинулся в поисках пути в Китай на север, с уклоном к востоку за 65° северной широты, пока не попал в залив или пролив, который вёл еще дальше на север. Баттон дал ему латинское название Кес иНга ("Не дальше") - пролив Рос-Уэлком. Огорчённый мореплаватель не стал его исследовать. 29 июля он повернул обратно, у 80° западной долготы обнаружил остров Мансел и 27 сентября прибыл в Англию с новостью, очень неприятной для пайщиков "Компании лондонских купцов". О пропавшем без вести Хадсоне и его спутниках никто из них и не вспомнил.
В августе 1616 года Баттон за заслуги был посвящен в рыцари. Он не возвращался в Канаду, хотя и остался на королевской службе. Баттон был тыловым адмиралом в кампании 1620-1621 годов против пиратов Алжирского побережья.
Умер он в апреле 1634 года.

Материал сайта peoples.ru.
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 30.09.2008, 01:33   #65
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

ЭТЬЕН МАРШАН

Капитан французского торгового флота Этьен Маршан, возвращаясь в 1788 году из Бенгалии, встретился в гавани на острове Святой Елены с английским капитаном Портлоком. Разговор, естественно, зашел о торговле, о предметах для обмена, о товарах, на продаже которых можно получить больше всего прибыли. Маршан, человек осторожный, побуждал собеседника говорить как можно больше, а сам лишь поддерживал беседу. Он вытянул от Портлока интересные сведения о том, что меха, в особенности морских бобров, на западном побережье Северной Америки очень дешевы, а в Китае за них можно получить баснословную цену; вместе с тем в Китайской империи легко можно найти товары для доставки в Европу.
По прибытии во Францию Маршан поделился полученными сведениями со своими хозяевами, судовладельцами братьями Бо из Марселя, и те сразу же решили воспользоваться случаем.
Для плавания в Тихом океане необходимо было исключительно прочное судно, обладающее особыми качествами. Братья Бо занялись постройкой судна, водоизмещением в триста тонн, с корпусом на болтах и двойной медной обшивкой; они снабдили его всем необходимым для защиты от нападения и для ремонта на случай аварии, а также для того, чтобы облегчить торговые операции и сохранить здоровье команды во время плавания, которое должно было продолжаться три или четыре года.
Командиру корабля "Солид" ("Сильный"), Маршану, дали в помощь Двух капитанов: Масса и Проспера Шаналя, трех лейтенантов, двух врачей и еще трех человек, выразивших желание принять участие в экспедиции. Вместе с тридцатью девятью матросами экипаж состоял, таким образом, из пятидесяти человек.
Корабль был вооружен четырьмя пушками, двумя гаубицами и четырьмя фальконетами с необходимым запасом пороха и снарядов.
14 декабря 1790 года "Солид" вышел из Марселя. После кратковременной остановки в Прае на островах Зеленого Мыса Маршан взял курс на остров Эстадос, который увидел 1 апреля 1791 года, затем обогнул Огненную Землю и попал в Тихий океан. Капитан Маршан намеревался достичь северо-западного берега Америки без захода в промежуточный порт; но с начала мая вода в бочках стала портиться и пришлось позаботиться о возобновлении ее запасов.
Капитан Маршан направился к Маркизским островам, находящимся на 10 южной параллели и у 141 меридиана к западу от Парижа. "Местоположение этих островов, - пишет Флерье, опубликовавший очень интересное описание путешествия Маршана, - представляло тем большую выгоду, что, во избежание штилей, в полосу которых мореплаватели часто попадают, отклоняясь слишком далеко к востоку, Маршан предполагал двигаться вдоль 142" западной долготы".
12 июня увидели остров Фату-Хива, самый южный в архипелаге. Маршан и капитан Шаналь рассчитали курс настолько точно, что "Солид" пристал к Маркизским островам после семидесятитрехдневного перехода от мыса Сан-Хуан на острове Эстадос, перехода, во время которого моряки ни разу не видели никакой земли. "Постоянно прибегая к астрономическим наблюдениям, капитаны обеспечили безопасность плавания среди океана, где из-за сильных течений, идущих в различных направлениях, все расчеты и обычные методы кораблевождения оказываются недостаточными".
Маршан взял курс на остров Монтана, вскоре оставшийся к западу. Затем он увидел острова Хива-Оа, Тахуата и Фату-Хуку, самый северный, и бросил якорь в бухте Мадре-де-Дьос.
Там туземцы устроили французам восторженную встречу, без конца повторяя: "Тайо! Тайо!"
Затем капитан Маршан решил побывать в нескольких бухтах острова Тахуата, оказавшихся более густо населенными, более плодородными и живописными, чем Мадре- де-Дьос.
Этьен Маршан описывает туземцев, как людей высокого роста, сильных и чрезвычайно ловких. Кожа у них светло-коричневая, но многие цветом лица и тела почти не отличаются от смуглых европейцев. Единственной одеждой им служит татуировка; впрочем, климат там таков, что никакой одежды и не требуется. Узоры татуировки размещены с исключительной правильностью; рисунки на руках или на ногах в точности соответствуют один другому, и эта пестрота вследствие своей симметричности производит неплохое впечатление. Прически отличаются разнообразием, и мода полноправно царит на Маркизских островах, как и в любой другой стране. Одни носят ожерелья из красных зерен, другие - какие-то украшения, сделанные из кусочков легкого дерева. Хотя у всех, и у мужчин и у женщин, уши проколоты, обыкновения носить серьги не существует. Впрочем, французы "видели молодую девушку, гордо выступавшую с висевшей на груди ржавой жестяной чашечкой для бритья, украденной у цирюльника с "Солида", и мужчину, нахально разгуливавшего с воткнутым в ухо и свисавшим сбоку штыком от ружья капитана Маршана".
По утверждениям Кука, посетившего эти острова в 1774 г., жители Маркизских островов знакомы с таитянским напитком "кава". Французские моряки убедились, что этим словом, означающим растение из семейства перечников, они называли водку, которой их угощали на "Солиде". По-видимому, островитяне не злоупотребляют "кава", так как ни одного из них никогда не видели в состоянии опьянения. У туземцев было принято при угощении друга предварительно разжевать кусок, чтобы тому осталось лишь проглотить. Как ни ценили французы подобный знак исключительной благосклонности и дружелюбия островитян, все же у них хватало скромности, чтобы не злоупотреблять до такой степени любезностью хозяев.
В первые дни стоянки в бухте Мадре-де-Дьос Маршан обратил внимание на явление, послужившее причиной открытия им группы островов, о существовании которых не знали ни древние мореплаватели, ни даже Кук. На закате в очень ясную погоду французский капитан заметил на горизонте неподвижное пятно, по виду напоминавшее высокий пик; это повторялось несколько дней. Несомненно, там находилась какая-то земля, и так как на картах в этом направлении ничего не было указано, то дело могло идти лишь о каком-нибудь неведомом острове.
Покинув 20 июня остров Тахуата, Маршан решил проверить свое предположение. И в самом деле, на северо-западе на седьмом градусе южной широты ему удалось открыть группу островов, из которых самый большой получил название в его честь.
Туземцы принадлежали, вероятно, к тому же племени, какое населяло Маркизские острова. Вскоре было открыто еще несколько островов - остров Бо (по имени владельцев корабля), он же Нукухива, Де-Фрер (остров Двух Братьев), Масс (Эиао) и Шаналь (Хатуту), по имени двух помощников Маршана, а весь архипелаг, причисляемый географами к Маркизским островам, получил название островов Революции (во Франции в это время происходили революционные события).
Покинув эти воды, "Солид" взял курс к американскому берегу. Для того, чтобы добраться до расположенных у шестидесятой параллели залива Вильяме и реки Кука, было уже слишком поздно. Тогда Маршан решил направиться к мысу Эджкомб (архипелаг Александра) и заняться торговлей в бухте Норфолк, названной так Диксоном и являющейся не чем иным, как бухтой Гуадалупе испанских мореплавателей.
7 августа показались земля и мыс Эджкомб, и после пяти дней штиля корабль бросил якорь в бухте Гуадалупе. До тех пор ни один человек из команды не болел цингой. После двухсот сорока двух дней плавания, из которых только десять заняли стоянки в Прае и в Мадре-де-Дьос, после пяти тысяч восьмисот лье пройденного пути такое состояние здоровья экипажа следовало считать великолепным; этим он был обязан и судовладельцам, ничего не упустившим при снаряжении экспедиции, и капитанам.
Во время пребывания в бухте Гуадалупе, носившей местное название Чинкитане, капитан Маршан купил большое количество шкурок морского бобра, в том числе сотню первосортных.
Индейцы, маленького роста, щуплые, хотя и довольно хорошо сложенные, с круглыми и плоскими лицами, произвели на капитана Маршана и его спутников неприятное впечатление. Глубоко сидящие гноящиеся маленькие глаза и выдающиеся скулы, жесткие, лохматые волосы, покрытые землей, птичьим пухом и прочим сором, делали их и вовсе непривлекательными. Что касается цвета их кожи, то его трудно было определить под покрывающим ее толстым слоем жира и смеси каких-то красных и черных веществ.
Женщины, не такие темные, как мужчины, показались французам еще безобразнее. Толстые и приземистые, с вывернутыми внутрь ступнями ног, неимоверно грязные, они имели отталкивающий вид. Врожденное женское кокетство побуждало их усиливать свое природное очарование весьма странным и неудобным украшением, прикрепляемым к губе.
21 августа "Солид" покинул бухту Чинкитане и взял курс на юго-восток, чтобы исследовать острова Королевы Шарлотты, виденные в 1786 году Лаперузом. 23-го Маршан увидел залив Клок-Бей Диксона, очень тщательно исследованный капитаном Шаналем.
На следующий день шлюпки вошли в бухту Коксинлет, где моряки приобрели у индейцев некоторое количество пушнины. Мореплаватели очень удивились при виде двух огромных картин старинного письма и гигантских статуй; эти произведения искусства имели лишь очень отдаленное сходство с шедеврами Древней Греции, но тем не менее говорили о художественном вкусе.
Низкие берега, образующие бухту Коксинлет и остров Кокс, порос-и елями. Слой почвы, состоящий из остатков растений и разрушенных горных пород, судя по всему, неглубок, и растительность там такая же, как в Чинкитане.
Население составляло, вероятно, человек четыреста. Ростом они мало отличались от европейцев, будучи более привлекательны, чем туземцы в бухте Чинкитане.
Стоянка в Клок-Бей не дала того количества мехов, на какое Маршан рассчитывал, и он отправил баркас под начальством капитана Шана-ля, который обошел расположенные к югу острова. Цель этого плавания состояла в нанесении на карту большей части островов, ранее никем не посещавшихся. Только корабль англичанина Джорджа Диксона проходил в этих местах, но ни один человек из его экипажа не высаживался на берег. Не приходится удивляться, что многие утверждения Диксона оказались опровергнутыми или уточненными в результате более подробного исследования.
Пройдя мимо залива Нутка (остров Ванкувер), "Солид" направился к заливу Баркли; но в тот момент, когда он собирался войти в него, показалась трехмачтовая шхуна. Судя по ее курсу, она, очевидно, посетила побережье к югу, что намеревался сделать капитан Маршан. Такое открытие заставило французского мореплавателя поспешить к берегам Китая, чтобы распродать там свой груз, прежде чем замеченное им судно успеет добраться туда и составить ему конкуренцию.
Наилучший путь лежал через Гавайские острова. 5 октября французы увидели вершины гор Мауна-Лоа и Мауна-Кеа, совершенно свободные от снега - что полностью противоречило утверждению капитана Кинга.
Когда показался остров Гавайи, Маршан благоразумно решил произвести все закупки, держась под парусами. Там он раздобыл свиней, домашнюю птицу, кокосовые орехи, бананы и другие плоды, среди которых, к величайшей радости моряков, оказались тыквы и арбузы, выросшие, несомненно, из семян, посеянных капитаном Куком.
На приобретение свежей провизии ушло четыре дня; затем Маршан продолжал путь к Китаю, пройдя в виду Тиниана, одного из Марианских островов.
Маршан не пристал к Тиниану, где, по словам путешественников, поывавших там после Байрона, все вернулось к первобытному дикому oоянию, и взял курс на южную оконечность Формозы (Тайваня Прибыв 28 ноября в Макао (Аомынь), Маршан узнал неприятные новости. Китайское правительство только что запретило под страхом самых тяжелых наказаний всякий ввоз мехов в порты южной части империи. Обойти это запрещение оказалось совершенно невозможно.
Маршан написал представителям фирмы Бо в Кантон. Запрет распространялся и на этот город; не было смысла идти в Вампу, где на судно была бы наложена пошлина в сумме не меньше шести тысяч пиастров.
Маршану ничего не оставалось, как направиться к острову Маврикий, а оттуда в Марсель, в порт своей приписки. Он так и поступил.
Каковы были научные результаты путешествия? С точки зрения географической, незначительные. Они сводятся к открытию части Маркизских островов, оставшихся не увиденными Куком и его предшественниками; более подробному изучению природы, а также нравов и обычаев жителей острова Тахуата из той же группы, бухт Чинкитане и Клок-Бей и островов Королевы Шарлотты у берегов Америки. Это довольно мало для официальной экспедиции, но много для корабля, снаряженного частными лицами. В то же время капитан Маршан и его помощники, Ша-наль и Масс, так хорошо сумели применить новые методы, с такой пользой для дела изучили отчеты своих предшественников, что им удавалось прокладывать курс исключительно точно. Это означает, что они были очень искусными мореплавателями. Тщательным составлением карт они, в свою очередь, оказали большую услугу последующим путешественникам.

Материал сайта peoples.ru.
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 30.09.2008, 13:28   #66
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Федор Матвеевич Апраксин

Несмотря на то что Россия до конца XVII века преимущественно была страной континентальной, нашлись люди, способные изучить морское дело. В качестве организатора постройки кораблей и обучения моряков выделился ближний боярин Петра I Ф.М. Апраксин, четверть века стоявший во главе флота.

Федор Матвеевич Апраксин был родственником Петра I и членом его ближайшего окружения, в которой стольник и учился делу вместе с царем, и кутил. В первую поездку на Белое море Петр поставил Апраксина воеводой Архангельска. Тот наблюдал за постройкой первых судов европейского типа и отправлял их с товарами за границу.
Познакомившегося с судостроением стольника царь перевел в Воронеж, взял с собой в плавание к Керчи, а 18 апреля 1700 года поставил его во главе Адмиралтейского приказа, сняв провинившегося адмиралтейца Протасьева. В Воронеже Апраксин столкнулся с огромным объемом работ и еще большим беспорядком. Не хватало мастеров и матросов, материалов и оборудования, требовалось одновременно строить корабли и новые верфи, мастерские и заводы, порты и крепости для их защиты. Люди умирали от болезней в нездоровой местности. Наемные специалисты из разных стран ссорились. Нелегко было их мирить.

Ф.М. Апраксин руководил развитием Азовского флота почти самостоятельно. Адмирал Ф.А. Головин, загруженный внешнеполитическими вопросами, давал общие указания. Чаще писал и приезжал Петр I, но его интересы устремлялись к Балтике.

22 февраля 1707 года, после смерти Головина, царь назначил Ф.М. Апраксина адмиралом и президентом адмиралтейства.
Основные дела президента были на Балтике. Но не раз адмирала отправляли на юг, где возникала необходимость в его способностях и твердой руке. Он организовал оборону Воронежских верфей в дни восстания на Дону и вторжения шведских войск в Россию. В 1709 году флот готовился для поддержки армии, наступавшей к Дунаю. Неудача похода 1711 года и Прутский мир стали причиной гибели Азовского флота. По договору Азов вернули туркам, а Таганрог превратили в руины. Корабли, лишившиеся баз, частью пришлось продать туркам, частью уничтожить. Апраксину досталась тяжкая обязанность истреблять то, что он ранее создавал. Моряк не спешил выполнять турецкие требования, пока договор не был утвержден, а затем вернулся на Балтику и сосредоточил основное внимание на борьбе со шведами.

В командование Балтийским флотом Апраксин вступил еще весной 1707 года. На следующий год он возглавил и морские, и сухопутные силы в обороне Санкт-Петербурга. Весной 1708 года адмирал вывел в море флот, который вместе с батареями Котлина и Кроншлота преградил подступы к столице с моря. Эскадра под командованием К. Крюйса одним присутствием сдерживала неприятеля. Сам же Апраксин принял руководство на суше.

Начиная вторжение в Россию, Карл XII поставил задачу группам войск из Эстляндии и Финляндии с двух сторон напасть на Санкт-Петербург и вернуть берег Балтийского моря. Однако Апраксин с помощью партизанских отрядов остановил продвижение войска Либекера, шедшего от Выборга, разгромил двигавшийся с запада корпус. Страдавшим от недостатка продовольствия войскам Либекера не оставалось ничего иного, как эвакуироваться морем.

За спасение столицы царь возвел Ф.М. Апраксина в графское достоинство, произвел в действительные тайные советники и приказал выплачивать жалованье как генерал-фельдмаршалу. Ф.Ф. Веселаго считал, что именно с этого момента появился чин генерал-адмирала, равный генерал-фельдмаршальскому.

В 1710 году Апраксин руководил осадой Выборга. Русские войска под его командованием по тающему льду пересекли Финский залив и осадили крепость; когда же флот доставил подкрепления, Выборг пал.

За ликвидацию постоянной угрозы Санкт-Петербургу генерал-адмирал получил орден Святого Андрея Первозванного и золотую шпагу, усыпанную бриллиантами. Но это были только первые шаги генерал-адмирала к славе. Ему пришлось строить крепость на Котлине — будущий Кронштадт, казармы, Толбухин маяк. Укрепив подступы к столице, можно было развивать наступательные действия.

Первоначально Петр I рассчитывал совместно с союзниками провести высадку в Швеции и принудить ее к миру. Так как датчане не торопились выполнять обязательства, царь решил самостоятельно воздействовать на шведов через Финляндию. В 1712 году Ф.М. Апраксин из Выборга довел войска до пограничной реки Кюмени, встретил сильные укрепления и осенью вернулся, ограничившись демонстрацией.

В результате этого похода родилась мысль, что укрепленную линию на реке можно обойти по морю. Весной следующего года основные силы Апраксин расположил на галерной флотилии, которая высаживала войска на берега, тогда как конница двигалась по суше. В эту кампанию удалось овладеть Гельсингфорсом (Хельсинки), Або и большей частью Финляндии. Шведы, разбитые войсками Апраксина при реке Пялкяня, отошли на север. Для нанесения удара по Швеции следовало провести в Ботнический залив галерную флотилию. Но в кампанию 1713 года галеры не пропустил королевский флот, стоявший у мыса Гангут. Корабельный флот России еще не обладал необходимым опытом, чтобы сразиться со шведским. Гребному флоту следовало прорываться в Ботнический залив без поддержки корабельного. Но когда Апраксин привел свои галеры к Гангуту в 1714 году, он вновь встретил там стоявший с весны шведский флот, который преградил проход через Гангутский плес.

Апраксин рассчитывал, что появление корабельного флота заставит противника освободить проход для гребных судов под берегом. Именно на таком плане настаивал царь. Но у генерал-адмирала появилась другая идея: в штиль попробовать на веслах со стороны моря обогнуть неприятеля. Прибывший к Гангуту Петр первоначально решил построить переволоку, чтобы по суше преодолеть перешеек. Однако шведский адмирал Ватранг выслал к другому концу переволоки шхерную эскадру шаутбенахта Эреншильда, а эскадру Лиллие направил для атаки галерного флота. Наступивший штиль позволил привести в исполнение план Апраксина: пока Лиллие не вернулся, две группы галер прорвались мимо Ватранга со стороны моря и заблокировали Эреншильда, а когда шведские эскадры соединились и стали мористее, следующим утром в штиль и туман под берегом прошли остальные галеры; только одна из 99 села на мель и досталась шведам. Прорвавшиеся суда в жарком бою взяли в плен суда Эреншильда. Галеры прошли на запад, овладели Аландскими островами, и шведам пришлось отойти, чтобы защитить подступы к столице. Флот получил возможность угрожать неприятельским берегам.

Апраксину приходилось, оправдывая высокое звание генерал-адмирала, то руководить корабельным флотом, то вести галеры. Все больше адмирал становился не только администратором, но и флотоводцем. В 1715 году он командовал корабельным флотом, плававшим в Финском заливе, следующим летом водил гребную флотилию, которая набегами на шведские берега отвлекала неприятеля от намеченного союзниками десанта в Швецию.

Высадка не состоялась, и приходилось рассчитывать на свои силы. Отечественный флот постепенно обретал силу и опыт. Уже в 1715–1716 годах посланные Апраксиным отряды каперов захватывали неприятельские суда. Длительные крейсерства всего флота под флагом генерал-адмирала в 1717–1718 годах помогли морякам набраться знаний, мужества, научили стремлению добиваться победы. Первой победой молодого русского корабельного флота в открытом море стало [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] 24 мая 1719 года, в котором эскадра Н.А. Синявина захватила все три шведских боевых корабля.

С усилением флота потребовалось реорганизовать его управление. В 1717 году была основана Адмиралтейств-коллегия, составленная из опытных флагманов. Ее президентом заслуженно стал Ф.М. Апраксин. В 1720 году он вновь водил галерный флот в Ботнический залив. Русские гребные суда совершали набеги на берега Швеции, тогда как флот корабельный продолжал крейсировать и высадил десант на остров Эланд. Англия, встревоженная усилением российского флота, прислала в Балтийское море сильную эскадру, но та не смогла воспрепятствовать русским демонстрациям. Так же произошло и в следующем году, только сам генерал-адмирал не ходил с галерами, а командовал корабельным флотом.

Лишившись надежды на союзников-англичан и способности к сопротивлению, под ударами русских десантов, разрушавших порты и заводы, теряя десятки судов, которые захватывали каперы, шведы пошли на переговоры и 30 августа 1721 года подписали Ништадтский мир, утвердивший Россию на берегах Балтики. Так как Ф.М. Апраксин заслужил уже все возможные награды, за огромные заслуги царь присвоил ему кайзер-флаг высшего морского должностного лица. Флотоводец впервые поднял этот флаг в 1722 году, когда командовал Каспийской флотилией в Персидском походе. Стареющему моряку не раз приходилось попадать в шторм. По возвращении с юга генерал-адмирал оставался во главе флота и часто выводил его в море для учений и демонстраций. После смерти Петра Великого он старался сохранить морскую силу России. Апраксин был близок к императрице и ее любимцу А.Д. Меншикову, получил орден Святого Александра Невского, а в 1726 году стал членом Верховного тайного совета, к которому перешла реальная власть в России.

Придворные интриги мало занимали его. Ему вполне хватало дел на флоте. Когда из-за неосторожных шагов правительства возникла опасность войны с Англией, генерал-адмирал вел переговоры с командующим английским флотом, стоявшим у Ревеля, и готовил корабли. Его гибкая, но твердая позиция помогла избежать столкновения России с европейской коалицией.

Апраксин, последний из тех, кто начинал с Петром Великим создание российского флота, умер 10 ноября 1728 года.
Похоронили генерал-адмирала в московском Златоустовском монастыре, где покоились его предки. Апраксин в свое время одаривал монастырь, в том числе трофеями, взятыми в Финляндии. До наших дней могила не сохранилась: в 1930-х годах храм разрушили, на его месте воздвигли жилые и административные здания.
Ни памятник, ни табличка не напоминают о месте последнего упокоения одного из создателей российского флота, победителя на суше и на море, единственного, кто в полной мере оправдал звание генерал-адмирала.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 01.10.2008, 14:06   #67
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Якоб РОГГЕВЕН

С именем Якоба Роггевена связаны последние выдающиеся открытия голландцев в Тихом океане.
Якоб Роггевен родился в городе Мидцельбурге в 1659 году. Его отец, Арент Роггевен, был человеком изобретательным, пылким и неуживчивым. Скромному месту школьного учителя он предпочёл профессию коммивояжера, затем занялся дегустацией вин и крепких напитков и на склоне лет увлекся проектами экспедиций к Южному материку.
Арент Роггевен, отлично понимая, что его проекты не встретят сочувствия в Ост-Индской компании, обратился к конкурирующей фирме. С 1621 года в Голландии существовала Вест-Индская компания, которая вела торговлю с Америкой. В 1676 году он подал директорам этой компании записку, по содержанию напоминающую пылкие дневники Кироса. Роггевен-старший доказывал, что в Голландии совершенно недооценивают западный путь в Дальнюю Азию, ведущий через [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и пролив Лемера. А между тем, следуя этим путем, можно было не только проникнуть с тыла во владения Ост-Индской компании, но и открыть Южный материк. Он считал, что этот материк должен находиться в Тихом океане всего лишь в 15° к югу от тропика Козерога. Подобно Киросу, Арент Роггевен красочно и ярко описывал мифические богатства этого Материка.
Вест-Индская компания охотно послала бы экспедицию в южные м°Ря, но она очень боялась своей Ост-Индской соперницы и дала миддельбургскому дегустатору весьма уклончивый ответ. Умирая, Арент Р0г I гевен завещал свои проекты сыну.
Якоб Роггевен в 1716 или 1717 году обратился в Вест-Индскую компанию, и к его проектам отнеслись весьма серьёзно: у Якоба Роггевена за плечами был большой опыт. Девять лет он провел в Ост-Индии - был советником судебной палаты в Батавии. Он приобрёл опыт вождения кораблей и узнал пути, ведущие из гаваней Явы и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Новую Голландию.
В 1721 году Вест-Индская компания снарядила экспедицию. Роггевен получил три корабля: "Аренд", "Тинховен" и "Африканен Галей". Флотилия имела семьдесят пушек, и в команде её числилось двести двадцать три матроса и солдата.
Плавание по Атлантическому океану не представляло особого интереса. После захода в Рио-де-Жанейро Роггевен направился на поиски Фолклендских островов. Хотя эти острова в то время были хорошо известны, приходится предположить, что голландские моряки имели об их местоположении весьма неопределенные сведения, ибо, отказавшись от поисков Фолклендских островов, они стали разыскивать острова, называвшиеся французами Сен-Луи, не подозревая, что это тот же самый архипелаг.
Открыв или скорее усмотрев на широте Магелланова пролива в восьмидесяти лье от материка Америка остров окружностью в "двести лье" и дав ему название Южная Бельгия, Роггевен вошел в пролив Лемер, где течение увлекло его к югу до 62°30'; затем, обогнув мыс Горн, он направился к северу, подошел к берегам Чили и стал на якорь у острова Моа. Затем он достиг островов Хуан-Фернандес, где соединился с "Тинховеном", с которым был разлучен с 21 декабря.
В конце марта три корабля покинули острова Хуан-Фернандес и взяли курс на запад-северо-запад, в направлении, где должна была находиться между 27° и 28° южной широты земля, открытая Дейвисом. После многодневных поисков Роггевен 6 апреля 1722 года в первый день праздника пасхи очутился в виду острова, названного им островом Пасхи. Больше всего голландцев удивили огромные статуи, высотой до 30 футов и более. Их было очень много, и все они стояли на каменных платформах, островитяне воздавали этим идолам (по мнению голландцев, глиняным) всевозможные почести. Все статуи были задрапированы длинными полосами материи, и эти драпировки свешивались с плеч до самого пьедестала. На головах статуй были водружены корзины, наполненные белыми камнями.
Об экспедиции Роггевена и таинственном острове Пасхи современники голландского мореплавателя узнали от одного из участников плавания - немца Карла-Фридриха Беренса. Этот предприимчивый авантюcт, который скитался в поисках наживы и приключений по всему свету, оказался незаурядным рассказчиком. Его книга "Путешествие по южным странам и вокруг света в 1721 -1722 годы", изданная в 1737 году, имела большой успех и возбудила немалый интерес к острову Пасхи и к странам южных морей. Дневнику же самого Роггевена не повезло.
Он более ста лет пролежал в голландских архивах и опубликован был только в 1838 году.
Один из туземцев безбоязненно поднялся на палубу корабля. Там он всем понравился своим добротой, веселостью и дружелюбием. На следующий день Роггевен увидел на усеянном высокими статуями берегу толпу, по-видимому с нетерпением и любопытством ожидавшую прибытия чужеземцев. Неизвестно почему, раздался ружейный выстрел; один из островитян упал мертвым, а объятые страхом туземцы разбежались во все стороны. Через некоторое время, однако, на берегу собралось еще больше людей. Тогда Роггевен, став во главе ста пятидесяти человек, приказал дать залп, который положил на месте множество жертв. В ужасе туземцы поспешили умилостивить грозных пришельцев и сложить к их ногам всё, что имели.
Флерье не считает, что остров Пасхи и есть та самая полулегендарная земля Дейвиса, которую стремился найти Роггевен.
Однако, вопреки его доводам и несмотря на обнаруженные им различия в описании и в приводимых координатах двух островов, всё же приходится считать открытия Дейвиса и Роггевена тождественными, так как никакого другого острова в этих, теперь хорошо изученных широтах не существует.
Увлекаемый порывами сильного ветра, Роггевен вынужден был покинуть стоянку у восточного берега острова Пасхи и, взяв курс на запад-северо-запад, пересек "дурное море" Схаутена; пройдя от острова Пасхи восемьсот лье, он оказался в виду земли, которую принял за Собачий остров Схаутена и которой дал название Карлсхоф (Аратока).
Эскадра прошла мимо этого острова, не остановившись, а следующей ночью, отнесённая ветром и течениями, совершенно неожиданно Для всех очутилась среди группы низких островов.
"Африканен Галей" разбился о подводный камень, и та же участь грозила двум её спутникам. Лишь по истечении пяти дней усилий, тревог и опасностей голландцам удалось выбраться из архипелага и снова выйти в открытое море.
Жители этих островов были высокого роста, с гладкими длинными волосами; тело они раскрашивали в разные цвета.
В настоящее время все географы единодушно сходятся на том, что оставленное нам Роггевеном описание Пагубных островов относится к Архипелагу Туамоту, которому Кук дал название Паллисер.
Избежав опасностей Пагубных островов, Роггевен на следующий день утром открыл землю, названную им Аврора. Чрезвычайно низкий, этот островок едва выступает из воды, но если бы солнце показалось на несколько минут позже, "Тинховен" там безусловно погиб бы.
Приближалась ночь, когда был замечен другой остров, получивший название Веспер (Вечерняя заря); теперь довольно трудно установить, к чему относится это название; возможно, то был один из островов Туамоту.
Роггевен продолжал идти на запад между пятнадцатой и шестнадцатой параллелями и вскоре неожиданно очутился среди полузатопленных островов.
"Приближаясь к ним, - рассказывает Беренс, - мы увидели множество челноков, плывших вдоль берега, и пришли к заключению, что страна густо заселена. Подойдя ещё ближе, мы убедились, что перед нами несколько островов, расположенных очень близко один от другого. Мы незаметно так далеко зашли в этот архипелаг, что начали сомневаться, удастся ли нам выбраться; адмирал приказал одному из штурманов взобраться на верхушку мачты, чтобы разглядеть, каким путём можно отсюда выйти. Своим спасением мы обязаны стоявшему в то время штилю: малейшее волнение выбросило бы наши корабли на скалы, и мы не имели бы возможности этому воспрепятствовать.
Итак, нам удалось выбраться без серьёзных повреждений. Архипелаг этот состоит из шести островов; они имеют очень живописный вид и простираются все вместе примерно на тридцать лье. Они находятся на расстоянии двадцати пяти лье к западу от Пагубных островов. Мы дали им название Лабиринт, ибо нам пришлось изрядно покружить, чтобы попасть в открытое море
".
Некоторые авторы отождествляют эту группу с островами Принца Уэльского, открытыми позднее Байроном. Флерье придерживается иного мнения. Дюмон Дюрвиль полагает, что речь идет об островах Флиген, виденных ранее Схаутеном и Лемером.
После трехдневного плавания всё время на запад голландские моряки заметили прекрасный на вид остров. Кокосовые и другие пальмы говорили о его плодородии. Так как у берега оказалось слишком мелко, пришлось удовольствоваться высадкой хорошо вооруженных отрядов.
Ещё раз голландцы совершенно напрасно пролили кровь безобидных жителей, ожидавших их на берегу и виновных лишь в том, что их было слишком много. После этой расправы, достойной варваров, а не цивилизованных людей, Роггевен попытался вернуть убежавших туземцев с помощью подарков вождям и малоискренних проявлений дружелюбия. Островитяне не дали себя провести. Они завлекли матросов вглубь острова, где напали на них и стали забрасывать камнями. Хотя ружейные залпы уложили многих туземцев на месте, они продолжали всё же храбро наступать на чужестранцев и заставили их вернуться в шлюпки, унося своих раненых и мёртвых товарищей.
Голландцам ничего не оставалось, как кричать о предательстве, не находя достаточно громких эпитетов для вероломства и кровожадности своих противников.
Несмотря на понесённые ими потери, голландцы назвали этот остров островом Отдыха в память о том наслаждении, которое им доставила его природа. Роггевен сообщал, что находится на шестнадцатой параллели; но долгота указана очень неточно, и отождествить его с каким-либо островом оказалось невозможным.
Следовало ли теперь Роггевену идти дальше на запад на поиски острова Эспириту-Санто (Новые Гебриды), открытого Киросом? Или же ему следовало направиться к северу, чтобы с попутным муссоном достигнуть Ост-Индии? Военный совет, на обсуждение которого был поставлен этот вопрос, остановился на втором решении.
На третий день плавания были открыты одновременно три острова, названные островами Баумана (ныне Мануа) по имени капитана "Тин-ховена", первым их заметившего. Островитяне подплыли к кораблю, чтобы начать торговлю, между тем как на берегу собралась огромная толпа, вооруженная луками и кольями.
Цветом кожи туземцы не отличались от европейцев, и лишь у некоторых она имела очень смуглый оттенок от солнечного загара. Их тела не были покрыты татуировкой. Кусок ткани, искусно вытканной и отделанной бахромой, закрывал их от пояса до пяток. Голову прикрывала шляпа из той же ткани, а на шее висели гирлянды ароматных цветов.
"Надо признать, - пишет Беренс, - что это был самый цивилизованный и самый честный народ из всех, виденных нами на островах Южного моря; восхищенные нашим появлением, они встретили нас, как богов, а когда мы собрались уезжать, выражали самое горячее сожаление".
По всей вероятности, то были жители островов Мореплавателей (Самоа). На дальнейшем пути голландские моряки заметили острова, которые Роггевен принял за острова Кокосовый (Боскавен) и Предателей (Кеппел), посещённые уже Схаутеном и Лемером, и которые Флерье, чтобы подчеркнуть заслуги голландского мореплавателя, называет островами Роггевена; затем экспедиция прошла в виду островов Тинховен и Гронинген, по мнению Пенгре, представлявших собой открытый Мен-Даньей архипелаг Санта-Крус, и достигла, наконец, берегов Новой Британии, где голландцы запятнали себя новыми убийствами. Оттуда они направились к берегам Новой Гвинеи и, миновав Молуккские острова, бросили якорь в Батавии 11 июля 1723 года. В Батавии Ост-Индская компания немедленно конфисковала оба корабля. Участники экспедиции на положении арестантов были доставлены в Голландию, где Роггевен втянулся в тяжбу с Ост-Индской компанией. Он умер в 1729 году, вконец разорённый.
Самым существенным его открытием был затерянный в восточной части Тихого океана остров Рапануи (Пасхи).

Материал сайта ivki.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 09.10.2008, 00:22   #68
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Авраам Дюкен

Дюкена во Франции считают одним из наиболее заметных национальных морских героев. Однако при жизни в связи с религиозными убеждениями флотоводца его заслуги не были в полной мере оценены.

Авраам Дюкен (1610–1688) родился в семье моряка. С раннего детства он начал изучать морское дело. Уже в шестнадцать лет был помощником отца на корвете, а во время его болезни вступил в командование и смело атаковал три голландских судна, одно из которых захватил. Суд признал судно законным призом Дюкена, и он несколько лет плавал на нем корсаром.

В 1635 году Дюкен командовал корветом "Нептун" и в 1637 году отличился в сражении против испанцев. В том же году отец Дюкена пал в бою, что вызвало непримиримую ненависть моряка к Испании. Так как война Франции с Испанией за господство на Средиземном море длилась с 1635 по 1659 год, у Дюкена было время, чтобы удовлетворить чувство мести. В 1638 году он участвовал в истреблении испанского флота (14 кораблей, 4 фрегата), в бухте Гаттари Дюкен поджег адмиральский корабль. В 1639 году моряк участвовал во взятии Ларедо (Бискайя). Едва оправившись от тяжелой раны, моряк снова воевал против испанцев. В 1641 году он проявил себя при взятии пяти испанских кораблей и в столкновениях у берегов Каталонии, в 1643 году — в ряде сражений у Барселоны, где Дюкен захватил и уничтожил несколько неприятельских кораблей. В сражении 3 сентября у мыса Гат он вновь был ранен.

Со смертью Ришелье в 1742 году французский флот начал приходить в упадок. В 1644 году с разрешения Мазарини Дюкен перешел на службу Швеции, воевавшей с Данией. Командуя кораблем "Регина", моряк участвовал в сражении при острове Фемарн под командованием шведского адмирала Врангеля. Он разбил датский флот при Готенбурге и одержал ряд побед, принудивших Данию к миру в 1645 году. После заключения мира вице-адмиралом шведского флота Дюкен вернулся на родину.

Уже в том же году Дюкен принял участие в осаде Таррагона, а в 1646 году в составе эскадры маркиза де Брезе — в сражении при Теламоне (Италия), где вновь был ранен. После гибели маркиза дезорганизация флота настолько возросла, что когда вспыхнуло восстание в Бордо, правительство с трудом собрало эскадру из 20 мелких военных судов и послало их под начальством герцога Вандома к устью Жиронды. Этих сил было недостаточно, чтобы подавить восстание и помешать испанцам оказать повстанцам поддержку. Снарядив на свои средства несколько кораблей, Дюкен отправился к устью реки. Встреченная по пути английская эскадра преградила путь, и ее командующий потребовал спустить флаг. На это Дюкен ответил: "Французский флаг не испытает такого позора, пока я охраняю его: пусть дело решат пушки". Несмотря на превосходство англичан, они после решительного боя были вынуждены отступить. Восстание было подавлено. Король за эту помощь подарил Дюкену остров и замок Эндер в Бретани.

Несмотря на боевые заслуги, повышение Дюкена в чинах шло медленно. В 1647 году он был назначен начальником Дюнкирхенской эскадры, а в 1667 году произведен в генерал-лейтенанты флота. Причина состояла в том, что Дюкен был протестантом. Подписанный в 1659 году мир на тринадцать лет остановил боевые действия. Моряк воспользовался спокойным временем, чтобы пополнить свои обширные познания в морском искусстве. Посещая морские арсеналы и гавани Франции, он способствовал возрождению французского флота, начавшемуся при Кольбере. Дюкен не упустил возможности принять участие в боевых действиях под командованием герцога де Бофора на Средиземном море против алжирских и триполитанских пиратов, представлявших значительную морскую силу.

Во время 3-й англо-голландской войны Дюкен участвовал в нескольких сражениях, но ему не предоставляли самостоятельности, поручая командование лишь частью авангарда. В 1672–1673 годах моряк с успехом сражался с голландским адмиралом Тромпом и Рюйтером в Ла-Манше и нидерландских водах.

В 1674 году Франция осталась без союзников против Голландии, заключившей союз с Испанией. В это время в Мессине вспыхнуло восстание против испанского владычества, и Людовик XIV, искавший союзников, решил поддержать Мессину. В январе 1675 года эскадра выступила на Средиземное море. Командование эскадрой поручили маршалу Вивонну, но на самом деле командовал Дюкен. 11 февраля произошла встреча 8 французских кораблей с 20 кораблями и 17 галерами испанцев. Дюкен решительно отражал натиск, пока из Мессины не подошла эскадра Вальбеля. Тогда генерал-лейтенант перешел в атаку и заставил испанцев отступить. В августе того же года Дюкен взял Агосту на Сицилии, а затем с большей частью флота отправился в Тулон, чтобы усилить эскадру и доставить в Мессину продовольствие и подкрепления. В это время на Средиземном море появился адмирал Рюйтер, чтобы совместно с испанцами действовать против Франции. Голландская эскадра крейсировала в виду вулкана Стромболи, у Липарских островов. Рюйтер заявлял: "Я жду здесь храброго Дюкена".

7 января 1676 года голландцы, у которых было 19 кораблей, в том числе один испанский, и 4 брандера, увидели 20 линейных кораблей и 6 брандеров Дюкена. Первый день прошел в маневрировании, причем голландцы были на ветре. Рюйтер отказался от атаки, держался вне дальности действия орудий. Однако после ночной бури испанские галеры, сопровождавшие Рюйтера, укрылись у Липарских островов. 8 января Дюкен, воспользовавшись попутным ветром, послал конвой вперед и решил напасть. Рюйтер, располагавшийся между французами и их портом, ожидал атаки.

Сражение при Стромболи начал Дюкен, линия судов которого под некоторым углом спустилась на неприятельскую. Вступая в бой один за другим, корабли последовательно подвергались обстрелу противника. Французский авангард врезался в середину голландского. При этом сильно пострадали два французских головных корабля, а слишком тесно построенные корабли авангарда мешали друг другу вести огонь. Дюкен справился с беспорядком и вступил в сражение с голландским флотом, все корабли которого упорно сражались. Когда голландский арьергард отстал, французы пробовали его окружить, но безуспешно, скорее всего из-за повреждений в рангоуте. Французские корабли не смогли помешать и 3 испанским галерам, которые увели на буксире поврежденные голландские корабли. Мэхэн, считая Дюкена лучшим французским флотоводцем того времени, отметил общие недостатки тактики. Как и другие французские флагманы, Дюкен показывал хорошую военную и слабую морскую подготовку. Он не воспользовался тем, что в Мессине стояли еще восемь кораблей, и присоединил их только после сражения. Рюйтер после сражения отплыл в Палермо, по пути один из его кораблей затонул.

Вторая встреча эскадр произошла у Агосты. Дюкен имел 33 корабля и 8 брандеров, союзники — 29 кораблей, 10 галер и 4 брандера. Дюкен шел в кордебаталии. Рюйтер в авангарде первым начал сражение, обрушившись на французский авангард д'Альмейраса. Французы стойко выдерживали натиск; только смерть начальника авангарда внесла смятение. Однако вскоре Дюкен подошел к авангарду, и вновь началась перестрелка флагманских кораблей. Рана, которую получил Рюйтер, побудила союзный флот укрыться в бухте Палермо. Через неделю Рюйтер умер. 2 июня Дюкен атаковал при Палермо и сжег после боя 12 голландских и испанских кораблей. Этой победой французский флот надолго обеспечил господство на Средиземном море. Голландское соединение, посланное на Средиземное море, встретили французы, и ему пришлось укрыться в Гибралтаре.

В 1676 году Дюкен истребил близ берегов Сицилии почти весь испано-голландский флот. Однако, несмотря на успехи флотоводца, как только английский король в 1678 году выступил против Франции, Людовик XIV ушел из Сицилии, нужной ему лишь для демонстрации. Воевать на море против двух морских держав (Англии и Голландии) Франция не могла.

Людовик XIV не прощал Дюкену его протестантскую веру и указывал моряку, что вера — единственная причина, почему он не получил чин вице-адмирала и маршала Франции. Дюкен отвечал: "Ваше величество, я — протестант, но заслуги мои перед Францией — истинно католические".

В 1681–1683 годах Дюкен совершил поход против Триполи и Алжира и прекратил их морской разбой. При этом в 1682 и 1683 годах моряк первым применил для обстрела Алжира незадолго до того изобретенные Пти-Рено бомбардирские галиоты (мортирные лодки). Сразу поняв их важное значение, Дюкен, несмотря на первые неудачные опыты и недоверие к новинке, настоял на введении их во флот. Бомбардировкой 1783 года Алжир был почти полностью разрушен. Дюкен освободил несколько сотен французов-рабов. В 1684 году он обстрелял Геную и заставил ее просить о мире.

После отмены Нантского эдикта в 1785 году всех протестантов, включая сыновей Дюкена, изгнали из Франции. Дюкену единственному разрешили остаться, однако он долго не мог выдержать разлуку с близкими и умер в 1688 году.

Как протестанту, Дюкену было отказано в почетном погребении. Сыну даже не позволили взять тело отца для похорон в Швейцарии.

Возмущенный сын над пустой гробницей поместил надпись в стихах:
"Эта могила ожидает останков Дюкена. Имя его известно на всех морях. Прохожий, ты спросишь, почему голландцы воздвигли памятник Рюйтеру, а французы отказали в погребении победителю Рюйтера… Боязнь и уважение к монарху, власть которого распространяется далеко, запрещает мне отвечать".

Только в XIX веке Дюкену поставили памятник в Дьеппе, а имя его навсегда присвоено одному из судов французского военного флота.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 10.10.2008, 16:18   #69
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Дмитрий Яковлевич ЛАПТЕВ

Дмитрий Яковлевич Лаптев (1701, дер. Болотово Великолукского уезда Псковской губернии — 20 (31) января 1771, там же) — русский полярный исследователь.
Дмитрий Лаптев дворянин Псковской губернии, Великолукского уезда.
Поступил в службу гардемарином и 2 марта 1721 года произведён в мичмана. Через четыре года он уже командовал шнявою «Фаворитка» и плавал на ней в чине унтер-лейтенанта по Финскому заливу. В 1727 году Лаптев получил в командование фрегат «Святой Яков», а в 1727 году командовал пакетботом между Кронштадтом и Любеком.
Первое знакомство с северными водами Лаптев получил летом 1730 года, плавая под командою капитана Барша на фрегате «Россия» в Ледовитом океане у берегов России. 19 марта 1731 года он произведён в лейтенанты, а в 1733 году, при общем переименовании флотских чинов, получил звание «лейтенант майорского ранга».
В 1731 году он был назначен в «Большую северную экспедицию», имевшую своей целью обследовать впервые и нанести на карту громадное пространство северного побережья России, простирающееся на 130° долготы и от 64,°5 до 77,°5 северной широты и, кроме того, Охотское море и Камчатку, причём попутно было положено основание исследованию всех внутренних областей Сибири.
Назначенный в экспедицию с самого начала, Д. Лаптев сперва не имел определённого дела, но в 1736 году получил прямое назначение заменить лейтенанта Лассиниуса, работавшего с отрядом по описи берегов к востоку от устья реки Лены. Весною 1736 года Д. Лаптев выступил из Якутска, 25 июня был у Быковского мыса в дельте Лены и отсюда сухим путём, из за льдов, проехал в Хариулах, где зимовал бот и 29-го на нём пошёл в Ледовитый океан. Приняв у Быковского мыса людей и запасы, он пошёл к северо-востоку; под 73°16' северной широты были встречены сплошные льды и Лаптев, зная по слухам, что проход вдоль берега кругом мыса Святой Нос закрыт льдом, решил вернуться в реку и с 6 сентября поставил бот на зимовку.
Летом следующего года Д. Лаптев поехал с отчётом в Петербург и здесь получил приказание продолжить опись берега к востоку от реки Лены до устья реки Колымы, а оттуда, смотря по обстоятельствам — или самому съездить за судном в Камчатку, или, послав за ним, дожидаться его в устье реки Анадырь и стараться обогнуть мыс Дежнёва на обратном пути. 27 июня 1739 года он дошёл до начала дельты Лены и 5 июля через Быковскую протоку вышел в океан. Продвигаясь медленно из за льдов, к к востоку, он 11 августа был у устья Яны, а 14 обогнул мыс Святой Нос в 72°50' северной широты, производя всё время съёмку берега, подошёл к реке Индигирке, посылал к берегу людей для отыскания фарватера, причём, за пропажей первой шлюпки, вторую сделали из обручей и парусины. 31 августа установилось сообщение с берегом через береговой лёд, на протяжении 14 вёрст охвативший берег. 22 сентября все были уже на берегу; часть экспедиции обследовала по льду дельту реки Индигирки и берег океана от Алазеи до Колымы, реку Ану, а сам Д. Лаптев обследовал реку Хрому. В течение зимовки из распросов Д. Лаптев убедился, что местные условия движения льдов у берегов не позволят летом заняться описью с моря берегов к востоку, тем более, что зимовать на Анадыре среди воинственных чукчей было почти невозможно, достать же судно из Камчатки нельзя было потому, что сам Беринг ещё не появился туда. Донеся обо всём этом в Петербург, Лаптев получил в июне 1740 года от Адмиралтейств-Коллегии приказание продолжать опись берегов по его усмотрению и обойти Чукотский Нос. С большим трудом удалось 31 июля выйти в море, 4 августа были уже у реки Колымы, промеряв устье которой, Лаптев пошёл к востоку по узкому каналу между льдами и обрывистым берегом; дойдя до Баранова камня, вынуждены были воротить обратно, так как льды совершенно подошли к берегу, и зимовали у Нижнеколымска. Осенью описали верховья реки Колымы и осмотрели дорогу на реку Анадырь до Анадырска. а также подготовили там лес для постройки судна.
Летом 1741 года Д. Лаптев ещё раз пытался обойти морем Баранов камень, и, хотя лето было очень тёплое, всё-таки выполнить этот план не удалось. Построив за зиму две шлюпки, Д. Лаптев с 24 человеками команды на них 29 июня выступил в путь, 25 июля дошёл до места поворота на зимовку в 1740 году; несмотря на все усилия, до 6 августа не могли добиться никакого успеха и 10-го возвратились на место зимовки. Отсюда Д. Лаптев 27 октября на 45 нартах, на собаках, поехал в Анадырский острог, куда прибыл 17 ноября. Зимою же часть его партии занялась съёмкой берега моря до реки Пенжины, а весною Д. Лаптев начал строить шлюпки и в лето 1742 года с 9 июня до 3 августа произвёл на них опись реки Анадыри до устья, по окончании которой вернулся в Нижнеколымск к своему боту и отсюда уже, через Якутск, отправился в Петербург, куда и приехал в декабре 1742 года.
Экспедиция эта произвела одну из самых громадных, по количеству и важности добытых материалов, работ в истории полярных исследований; в течение 10 лет, посреди ужасных трудностей, описано было громадное протяжение береговой полосы вдоль северных окраин России, начиная от Канина Носа при входе в Белое море до реки Колымы на восток.
Произведённый ещё в конце 1739 года в капитаны, по очереди, Лаптев по возвращению продолжал служить во флоте, командовал разными судами (1750 — кораблём «Святой Иоанн Златоуст»; 1751 — кораблём «Святой Иоанн Златоуст второй»; 1756 — кораблём «Святой Николай», все в Балтийском море); 5 мая 1757 года произведён в контр-адмиралы и командовал кронштадтской эскадрой. В 1762 году 30 января уволен в отставку с чином вице-адмирала и пенсией.
Его именем назван пролив (Пролив Дмитрия Лаптева), а в честь его и двоюродного брата Харитона Прокофьевича — Море Лаптевых.

wikipedia.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 14.10.2008, 12:46   #70
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Эдуард Хоук
Хоук Эдуард (1705-1781) - флотоводец. Победа Хоука в 1759 году разрушила французские планы вторгнуться в Великобританию в ходе Семилетней войны.

Эдуард Хоук родился 21 февраля 1705 года в Лондоне. В феврале 1720 года он поступил на флот, был активным участником войны за австрийское наследство 1740-1748 годов.

Хоук отличился в сражении при Тулоне в феврале 1744 года. После неудачной высадки испанского десанта в конце 1743 года на берега Генуэзской республики испанская эскадра ушла в Тулон и на четыре месяца была заблокирована превосходящими силами английского флота. По просьбе испанского короля Людовик XIV приказал французскому флоту сопровождать испанцев. Командующий французским флотом 80-летний адмирал де Курт, не доверявший подготовке союзного флота, предложил рассеять испанские корабли между французскими, однако адмирал Наварро не согласился с ним. Из 27 кораблей три испанских составили часть центра, а 9 - арьергард. 19 февраля союзный флот выступил из Тулона. Блокировавший флот адмирал Метьюза (29 кораблей) погнался за ним, 22 февраля его арьергард и центр настигли неприятеля. Англичане были на ветре.
Несмотря на отставание арьергарда, Метьюз решительно атаковал неприятельские центр и арьергард. Таким образом флагману удалось скомпенсировать недостаток сил. Корабли авангарда отразили попытку неприятеля охватить голову английской эскадры. Однако большинство командиров центра не поддержали Метьюза, который с двумя соседними кораблями решительно атаковал 110-пушечный корабль испанского адмирала, и вели огонь издалека. Исключение составил Хоук, который решительно напал на своего противника, вывел его из строя, а затем сам оставил строй авангарда, подошел к другому испанскому кораблю, который сопротивлялся обстрелу 5 английских кораблей, и взял его. Это был единственный трофей сражения. И король, и правительство запомнили заслугу капитана. За выдающиеся заслуги Хоука произвели в контр-адмиралы.

В октябре 1747 года контр-адмирал Хоук командовал эскадрой из 14 линейных кораблей. Французский коммодор д’Этендьюэр с 9 линейными кораблями конвоировал 250 торговых судов, направлявшихся в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. 14 октября при появлении противника он оставил один из кораблей с конвоем, а остальными преградил путь Хоуку. Каждый из английских кораблей был слабее любого неприятельского. Корабли Хоука, подходя к неприятелю, располагались справа и слева от французских кораблей, чтобы поставить их в два огня. Сражение продолжалось от полудня до вечера. Четыре французских корабля потеряли все мачты, на двух остались только фок-мачты. После упорного боя англичане овладели 6 кораблями, но конвой был спасен. Английская эскадра так пострадала в бою, что оставшиеся два французских корабля благополучно ушли на базу. Так как Хоук не мог из-за повреждений преследовать суда, он послал шлюп в Вест-Индию. Благодаря его предупреждению англичанам удалось захватить часть конвоя.

В июне 1755 года, когда все шло к началу англо-французской войны, эскадру сэра Э. Хоука отправили в крейсерство между Уэссаном и мысом Финистерре с приказом захватить любой французский линейный корабль, если такой появится в море. В августе было дано дополнительное указание захватывать и отсылать к английским портам любые французские суда. До конца года, еще до объявления войны, англичане захватили 300 судов и 6000 французских матросов.
С другой стороны, во Франции усиленно готовили корабли и стягивали войска к Ла-Маншу, чтоб предпринять высадку в Англии. Англичане должны были встретить десант. Однако французы, воспользовавшись ослаблением эскадры на Средиземном море, весной 1756 года овладели Меноркой. Пытавшийся разбить французов в Минорском сражении адмирал Бинг потерпел неудачу, был отозван в Англию и казнен. Его эскадру в Гибралтаре принял Хоук.

В дальнейшем на европейском морском театре военных действий основной целью британского флота явилась блокада главных французских военно-морских баз - Тулона и Бреста. По предложению Хоука, эти базы тесно блокировали силами флота.

В 1759 году Хоук командовал флотом, блокировавшим французскую морскую станцию в Бресте. Он сыграл решающую роль в захвате Канады, ибо мимо его кораблей не могли прорваться суда с подкреплениями в Северную Америку. В ответ французы решили провести высадку на Британские острова. Решающую роль в осуществлении этого замысла должен был сыграть флот.

С начала 1759 года в Гавре, Дюнкерке, Бресте и Рошфоре строили плоскодонные суда, на которых планировали перебросить 50-тысячную армию в Англию и еще 12 тысяч человек - в Шотландию. Кораблям из Тулона следовало соединиться с эскадрой, стоявшей в Бресте. Однако эскадра де ла Клю, направленная из Тулона, была перехвачена эскадрой Боскоуэна. Из 12 линейных кораблей после прохода [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] пять зашли в Кадис, пять были уничтожены либо захвачены англичанами, и только два прошли к цели.

Несмотря на осеннюю непогоду, английские блокирующие эскадры оставались в море. Биограф Хоука отмечал, что в его переписке не замечено сомнения, что корабли обязаны держаться в море даже в зимние штормы, и видна уверенность в способности выполнить задачу благодаря хорошей выучке и опытности экипажей.

Пять кораблей в Кадисе беспокоили Хоука, крейсировавшего перед Брестом. Командовавший флотом в Бресте маршал де Конфлан предлагал выйти в море с 20 кораблями и конвоировать войска до берегов Англии. Но ему поручили выступить ранее, чтобы расчистить путь для десанта.

Так как 5-6 ноября подул сильный западный ветер, Хоук, продержавшись в штормовом море три дня, зашел в Торбей и был в полной готовности. Де Конфлан выступил 14 ноября и направился к югу. Однако его надежда пройти без боя не осуществилась. Хоук вышел в море 12 ноября, был ветром отброшен обратно и все же 14 ноября прибыл на пост и узнал, что неприятельский флот южнее его направляется на восток. Полагая, что французы идут в Киберонскую бухту, Хоук пошел туда же под всеми парусами.

Французский адмирал на рассвете 20 ноября приблизился к Киберонской бухте, отогнал блокировавшую ее эскадру коммодора Даффа и поднял сигнал к погоне. Англичане разделились: часть пошла по ветру к берегу, и за ними устремилась большая часть французского флота; вторая отправилась к югу, и за ней пошел один линейный корабль. Почти одновременно были обнаружены паруса на горизонте, и де Конфлан сначала, не ожидая встретить крупные силы противника, послал подкрепление одиночному кораблю. Вскоре выяснилось, что подходят 23 линейных корабля Хоука и 4 корабля Даффа - всего 27. Маршал располагал только 21 кораблем. Сначала он стянул силы и начал строить линию. Затем, отказываясь от боя в море, моряк приказал идти в бухту и сам возглавил колонну, чтобы не было сомнений в его намерениях. Конфлан рассчитывал, что в плохую погоду английский флагман не пойдет в бухту, окруженную рифами и изобилующую камнями и мелями. Однако Хоук, полагаясь на свой опыт и своих подчиненных, решительно направился за французами. Возможно, он хотел воспользоваться их знанием проходов в бухту и шел за Конфланом, как за лоцманом.

Когда головная часть флота огибала Кардиналы, южные скалы у входа в бухту, английский авангард вступил в бой с арьергардом противника. Бой в условиях штормового моря оказался непривычным для французов. Один из их 74-пушечных кораблей был затоплен волнами, когда экипаж открыл орудийные порты на нижней палубе; другой пошел ко дну от огня флагманского корабля Хоука. Тот твердо выполнял приказ не пропустить французскую эскадру к дружественным портам. Два французских корабля спустили флаги. Семь укрылись в устье небольшой реки Вилены. Еще семь пытались уйти в Рошфор. Один из них погиб на мели у устья Луары. Флагманский корабль утром оказался в одиночестве севернее устья Луары. Чтобы не доставить противнику трофеи, Конфлан приказал выброситься на берег. В результате 3-часового боя и его последствий 9 французских кораблей были потеряны, а уцелевшие 14 разделены на два отряда и в ближайшие месяцы не могли соединиться. Англичане лишились двух кораблей, которые попали на мель и были разбиты морем. Мэхэн считал Киберонское сражение [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Семилетней войны, ибо после него англичане могли не бояться высадки и больше сил направлять против колоний Франции и ее союзников.

Победа оказалась очень кстати для Хоука, портреты которого уже начали жечь в Англии из-за того, что он позволил вырваться флоту из Бреста и тем поставил страну на грань вторжения.

Позднее Хоук перешел на береговую службу. Он был первым лордом адмиралтейства с 1766 по 1771 год. В 1776 году его удостоили титула барона. Скончался адмирал в Санбюри (Миддлсекс) 17 октября 1781 года.

hrono.info
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)


Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 24.10.2019 в 23:50. Причина: Правка даты рождения
BronuiN вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 20.10.2008, 01:08   #71
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Джеймс Уэдделл

Почти поголовное истребление тюленей на известных к тому времени островах толкало промышленников-зверобоев на поиски новых лежбищ этих морских животных.

В 1823 году английский капитан английского королевского флота Джеймс Уэдделл был назначен одной эдинбургской торговой фирмой начальником экспедиции, направлявшейся на добычу тюленьих шкур в южные моря, где она должна была провести два года.

На 160-тонном бриге "Джейн" Уэдделл прошёл на юг в поисках тюленей до 74° 15' южной широты и 34° 16' западной долготы, но не достиг берега. В состав экспедиции входил и 65-тонный куттер "Бофорт* под командованием Мэтью Брисбена. Оба корабля 17 сентября 1822 года покинули Англию, зашли на Боавишта, один из островов Зеленого Мыса, и 11 декабря следующего года бросили якорь в гавани Санта-Элена на восточном берегу Патагонии, где исследовали местоположение этой гавани.

27 декабря Уэдделл снова вышел в море и, взяв курс на юго-восток, 12 января очутился в виду архипелага, которому дал название Южных Оркнейских островов. Они расположены на 60°45' южной широты и 43° долготы к западу от Гринвичского меридиана.

Эта небольшая группа островов имеет, по словам мореплавателя, ещё более устрашающий вид, чем Южные Шетландские острова. Куда ни взглянешь, повсюду видны только остроконечные вершины совершенно голых скал, выступающих из бурного моря, на котором с грохотом сталкиваются огромные плавучие льдины. Корабли здесь постоянно подвергаются опасности, и в течение одиннадцати дней, проведённых Уэдделом в море за детальной съёмкой островов, островков и скал этого архипелага, экипаж, видевший, что ему каждое мгновение угрожает гибель, не имел ни минуты покоя.

Затем Уэдделл углубился на юг, пересек Полярный круг по 30 меридиану к востоку от Гринвича и вскоре встретил многочисленные айсберги. Когда он миновал 70 параллель, количество айсбергов уменьшилось и в конце концов они совершенно исчезли; погода стала мягче, вокруг корабля снова появились бесчисленные стаи птиц, и стада китов резвились за кормой. Странное неожиданное потепление удивило всех, тем более что оно всё усиливалось по мере продвижения на юг.
Обстоятельства складывались так благоприятно, что Уэдделл с минуты на минуту ждал появления какой-нибудь новой земли. Однако этого не произошло. 20 января корабль находился на 36° Г восточной долготы и 74° 15' южной широты.

"Я охотно продолжил бы исследования в юго-западном направлении, - рассказывает Уэдделл, - но, приняв во внимание, что время года было уже позднее и что на обратном пути нам предстояло преодолеть тысячу миль усеянного айсбергами океана, я вынужден был принять решение воспользоваться благоприятным ветром и повернуть назад".

Не обнаружив никаких признаков земли в этом направлении, Уэдделл, подгоняемый сильным южным ветром, пустился в обратный путь, достиг 58 параллели и, направившись на восток, не дошёл ста миль до Южных Сандвичевых островов.

7 февраля мореплаватель ещё раз повернул корабль к югу, преодолел полосу сплошного льда шириной в пятьдесят миль и 20 февраля достиг 74° 15' северной широты. С верхушек мачт во все стороны было видно только свободное от льда море с четырьмя айсбергами на горизонте. Исследованной им части антарктического моря он дал название моря Георга IV (море Уэдделла). Следует особо подчеркнуть странное явление: по мере продвижения дальше на юг льдов становилось меньше, всё время наблюдались туманы и грозы, воздух постоянно был насыщен сыростью, море было глубокое и свободное, а погода исключительно мягкая.

Ещё одно ценное наблюдение: колебания стрелки компаса в южных широтах оказались столь же замедленными, как и в арктических областях, где это уже констатировал Пари.

Корабли Уэдделла, разлучённые бурей, соединились в Южной Георгии после опасного плавания среди льдов, во время которого они прошли тысячу двести миль. Этот остров, открытый Ларошем в 1675 году, посещённый в 1756 году кораблем "Лион", в сущности был как следует изучен лишь в результате исследований, произведенных Куком. Сообщенные им в отчёте подробные сведения об изобилии тюленей и морских слонов побудили многих судовладельцев к частым посещениям этих краев. В основном то были англичане и американцы, доставлявшие шкуры убитых животных в Китай, где продавали их не меньше чем по двадцать пять - тридцать франков за штуку.

"Южная Георгия, - сообщал Уэдделл, - имеет в длину около тридцати лье, а ширина острова в среднем составляет три лье. Берега так изрезаны крошечными заливами, что местами оба берега этих бухточек почти соприкасаются. Вершины гор очень круты и всегда покрыты снегом. Летом растительность в долинах довольно пышная; особенно часто встречается один вид травы, мощные стебли которой обычно достигают двух футов в вышину. Четвероногих животных на острове совершенно не водится, но он населён птицами и ластоногими".
Там встречаются огромные стаи пингвинов, которые задрав голову с важным видом разгуливают по берегу.

Уэдделл побывал также на Южных Шетландских островах и установил, что остров Бриджмена, входящий в этот архипелаг, представляет собой ещё действующий вулкан. Высадиться здесь оказалось невозможным, так как все бухты были забиты льдами, и Уэдделлу пришлось направиться к Огненной Земле.

За время двухмесячного пребывания на ней английский капитан собрал ценные сведения об условиях стоянки у этих берегов и местных жителях.
В глубине острова возвышается несколько покрытых вечным снегом гор; самая высокая из них, вероятно, не превышает трёх тысяч футов. Уэдделлу не удалось обнаружить вулкана, виденного другими путешественниками, и в частности Бэзилом Холлом в 1822 году, но он собрал несколько образцов лавы, когда-то излившейся из этого вулкана. Впрочем, сомневаться в его существовании не приходилось, так как Уэдделл во время одного из своих более ранних путешествий, в 1820 году, видел над Огненной Землей небо ярко-красного цвета, а объяснить эту необыкновенную окраску можно было лишь вулканическим извержением.

До того времени путешественники, посещавшие Огненную Землю, проявляли мало единодушия в оценке климата этой полярной области. Уэдделл приписывает расхождения тому обстоятельству, что мореплаватели бывали там в разное время года, когда господствуют различные ветры. По его наблюдениям, если ветер дует с юга, термометр никогда не показывает больше двух или трёх градусов выше нуля; если же он северный, тогда бывает тепло, "как в Англии в июле". Из животных Уэдделл обнаружил собак и выдр; по его словам, они являются единственными четвероногими обитателями острова.

Отношения с туземцами всё время были самые дружеские. Вначале островитяне лишь подплывали к кораблю в лодках, но не решались подняться на него; вскоре, однако, они стали осваиваться. Те же сцены, что не раз описывались со времен прохода первого корабля через [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], в точности повторялись и теперь, хотя с тех пор прошло много лет. Когда туземцев угощали хлебом, мадерой и говядиной, они брали только говядину. Наибольшую ценность для них имели железо и зеркала, перед которыми они принимались корчить гримасы и кривляться самым нелепым образом, что очень забавляло моряков. Впрочем, одного вида огнеземельцев было достаточно, чтобы возбудить веселье. С черными как смоль волосами, украшенными синими перьями, с лицами, испещрёнными красными и белыми параллельными полосами, подобно ткани для матрасов, они своей причудливой внешностью вызывали шутки и смех англичан.

Вскоре, перестав удовлетворяться кусками обручей с бочек, которые им давали, и, считая, по-видимому, что люди, обладающие такими богатствами, могли бы быть пощедрее, огнеземельцы стали брать все, что попадалось под руку. Кражи, правда, были без труда прекращены, но послужили причиной множества забавных сцен, вызвавших восхищение изумительной способностью дикарей к подражанию.

"Какой-то матрос, - рассказывает Уэдделл, - дал одному из туземцев оловянную кружку с кофе, которое тот сразу же выпил, а кружку оставил себе. Матрос, заметив исчезновение своей кружки, немедленно потребовал ее, но, несмотря на его выразительные жесты, никто не явился, чтобы вернуть украденную вещь. Использовав все возможные средства, матрос пришёл в ярость и, приняв трагическую позу, раздраженно крикнул: "Чернокожая каналья, что ты сделал с моей кружкой?" Туземец, подражая его позе, повторил по-английски тем же тоном: "Чернокожая каналья, что ты сделал с моей кружкой?" Подражание было таким точным и мгновенным, что вся команда разразилась смехом, за исключением обокраденного матроса, который набросился на вора, обыскал его и нашёл свою оловянную кружку".

Позднее открытое им море было названо в честь его первооткрывателя - морем Уэдделла. Теперь мы знаем, что оно вдается в Антарктический континент до 78° южной широты в виде обширного залива самой южной части Атлантического океана. Никогда с тех пор это море не было свободным ото льдов. В год плавания Уэдделла ледовые условия были, по-видимому, необычно благоприятными.

ivki.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 28.10.2008, 13:59   #72
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Уильям Адамс

Уильям Адамс — английский мореплаватель, штурман и торговец. Считается первым британцем, достигшим берегов Японии. Также известен под именем Миура Андзин.
Вскоре после прибытия в Японию Уильям Адамс стал советником сёгуна Токугава Иэясу и построил для него первый корабль по западному образцу. Уильям Адамс сыграл значительную роль в развитии торговых отношений между Японией и Голландией, а также между Японией и Англией. Он прожил 20 лет в Японии и умер в 1620 году возрасте 55 лет.
В честь Уильяма Адамса назван квартал в Токио Андзин-тё («квартал штурмана»). Адамс стал прообразом главного героя Джона Блэкторна из романа «Сёгун» американского писателя Джеймса Клавелла.

Спойлер:

Ранние годы
Уильям Адамс родился в городе Джиллингем, графство Кент, Англия. Точная дата его рождения не известна, известно лишь, что 24 сентября 1564 года мальчика крестили. В 12 лет Уильям остался без отца и был отдан на обучение к Николасу Диггинсу, владельцу судостроительной верфи в районе Лондона Лаймхаусе. В течение следующих 12 лет Уильям изучал корабельное дело, астрономию и навигацию. Желание стать хорошим моряком было сильнее, и оставив судостроение Уильям вступил в Королевский военно-морской флот Великобритании, где служил под началом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
В 1588 году во время [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] с испанской Непобедимой армадой будучи шкипером на корабле «Ричард Даффилд» (Richarde Dyffylde) Уильям поставлял продовольствие и боеприпасы для английского флота.
Следующие десять лет Уильям много плавал на голландских торговых судах, принимал участие в плавании к берегам Африки и в двухлетней экспедиции в Арктику, посвященной поискам Северного морского пути.
20 августа 1589 года Уильям Адамс женился на Мэри Хин и у них родилась дочь Деливеренс.

Экспедиция на Дальний Восток
В 1598 году в возрасте 34 лет Уильям Адамс согласился принять участие в экспедиции на Дальний Восток. В плавание через Атлантический и Тихий океаны отправлялась флотилия из пяти голландских кораблей, Адамс был приглашен в качестве штурмана.
Спойлер:

Во флотилию входили пять кораблей:
* «Хоп» (нидерл. De Hoop, «Надежда»),
* «Лифде» (нидерл. De Liefde, «Милосердие»),
* «Гелоф» (нидерл. Het Geloof, «Вера»),
* «Троу» (нидерл. De Trouw, «Верность»),
* «Блейд Бодскап» (нидерл. Blijde Boodschap, «Благая весть»).

Изначально задача экспедиции состояла в следующем — доплыть до западного побережья Южной Америки и продать груз, а в случае неудачи достичь берегов Японии, сбыть груз и закупить специи на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] перед возращением в Европу. Уильям Адамс был штурманом на «Лифде», который имел на своём борту груз, состоящий из товаров на продажу (шерстяная ткань, зеркала, очки, гвозди, железо, молотки) и оружия (19 бронзовых орудий, 5 тыс. пушечных ядер, 500 мушкетов, 300 книппелей, две тонны пороха и 350 зажигательных стрел).
В июне 1598 года флотилия выступила в путь из Роттердама. Путешествие длилось около девятнадцати месяцев и проходило очень тяжело, бо́льшая половина моряков погибла в дороге, закончилось продовольствие и пресная вода. Лишь три судна из пяти смогли пересечь [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Шторм у берегов Чили рассеял корабли, «Гелоф» отнесло от остальных кораблей и команда приняла решение вернуться обратно в Голландию, из 109 человек первоначальной команды в июле 1600 года домой вернулись лишь 36. Последовавший за ним «Троу» оказался менее удачлив, попав в январе 1601 года в плен к португальцам. Из трёх оставшихся кораблей «Блейд Бодскап» был захвачен испанцами, а «Хоп» потерялся во время сильного шторма. Путешествие к берегам Японии продолжил лишь «Лифде», из всей команды в живых осталось лишь 24 человека, люди были измучены и истощены.

Прибытие в Японию
В апреле 1600 года «Лифде» бросил якорь у северо-восточного берега острова Кюсю. Судно было встречено местными жителями, экипаж был доставлен на берег и получил необходимую помощь. Португальские иезуиты, не желавшие терять монополию на торговлю с Японией, утверждали, что голландский корабль — это пиратское судно. Судно и его груз были конфискованы, всю команду заключили в тюрьму в замке Осака по приказу Токугава Иэясу, даймё провинции Микава и будущего сёгуна. Капитан «Лифде» Якоб Квакернак был сильно ослаблен после путешествия, и в качестве представителя от команды был выбран Уильям Адамс. Ещё одной причиной, по которой Уильям был выбран для переговоров, был тот факт, что он владел португальским языком и в то время это был единственный возможный язык общения между японцами и европейцами. 12 мая 1600 года произошла первая встреча Токугава Иэясу и Уильяма Адамса.

Встреча Уильяма Адамса и Токугава Иэясу, деталь карты голладского издателя Питера ван дер Аа, 1707 год:
Спойлер:
Из письма Уильяма Адамса своей жене, которое он написал 11 лет спустя: "12 мая 1600 года я прибыл в город, где проживал великий король, который приказал доставить меня ко двору. Его дворец — прекрасное здание, богато украшеное позолотой. Он встретил меня очень приветливо, даже, я бы сказал, благосклонно, подавая мне различные знаки, часть которых я понял. Наконец, появился человек, говоривший по-португальски. Через него король задал мне ряд вопросов: откуда мы родом, что побудило нас отправиться в столь далёкое путешествие и прибыть в его страну".

В течение мая и июня Токугава Иэясу трижды давал распоряжение привести к нему Уильяма для разговора. Темами для разговоров были цели прибытия корабля в Японию, месторасположние Англии на карте мира и возможность торговых отношений Японии с Англией и Голландией. Ответы Уильяма успокоили будущего сёгуна, спустя месяц после заточения команду отпустили на свободу, Токугава распорядился обеспечить содержание и рисовый паёк каждому члену команды. Единственным запретом для них было возвращение на родину. О дальнейшей судьбе большинства членов команды «Лифде» почти ничего не известно.

Изображение судна «Лифде» на памятнике в Токио:
Спойлер:

Первый иностранный самурай
Позже по просьбе Токугавы Уильям Адамс часто возвращался в его дворец, вёл беседы о географии и истории Европы, делился знаниями астрономии и преподавал сёгуну основы арифметики и геометрии. В дальнейшем Уильям Адамс стал переводчиком Токугавы.
В 1602 году Адамс просил разрешения сёгуна отремонтировать «Лифде» и вернуться на родину, но получил твёрдый отказ. В 1604 году Токугава Иэясу приказал Адамсу помогать в строительстве парусного судна в западном стиле. Под руководством Адамса в городе Ито (префектура Сидзуока) японские кораблестроители построили судно водоизмещением 80 тонн по образцу «Лифде», парусник использовался для исследования японского побережья.
Цитата:
Первое судно западного образца было построено в Японии 28 октября 1613 года.
В 1608 году от имени Токугавы Уильям Адамс отправил письмо губернатору Филиппин с намерением установить торговые отношения с Новой Испанией. Обмен дружественными письмами положил официальное начало отношениям между Японией и Новой Испанией.
В Англии у Адамса остались жена и дети, но Иэясу запретил англичанину покидать Японию. Он подарил Адамсу большое поместье в Хэми (современный город Йокосука, префектура Канагава), около 80-90 крестьян и два меча, подтверждавшие его статус самурая. Также Адамс был удостоен звания «хатамото» (знаменосец). Иэясу постановил, что отныне шкипер Уильям Адамс мертв и рождён самурай Миура Андзин. Такие события фактически оставляли жену Адамса вдовой (что, однако, не мешало Адамсу регулярно посылать ей деньги вплоть до 1613 года через английских и голландских моряков) и давали ему свободу для того, чтобы состоять на службе у сёгуна на законных основаниях.

Постепенно занимаясь торговлей Адамс разбогател и заработал определённое влияние. Он купил себе дом в Эдо, женился на знатной японке Аюки, от которой у него родились двое детей — сын Джозеф и дочь Сюзанна.
Уильям Адамс скончался 16 мая 1620 года на острове Хирадо (префектура Нагасаки) в возрасте 55 лет. Перед смертью он завещал разделить своё имущество поровну между двумя семьями — в Англии и в Японии. По некоторым предположениям прах Адамса был перевезён и перезахоронен в поместье в Хэми, подаренном ему сёгуном.
Сын Адамса Джозеф стал успешным торговцем и успешно продолжал дело отца до 1635 года, когда был введён запрет на выезд из страны и началась политика самоизоляции.

Википедия
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)

BronuiN вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 10.11.2008, 18:20   #73
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Ричард Чанселлор - основатель англо-русской торговли

В 1553 году из Лондона на поиски северо-восточного пути в Индию была послана экспедиция под командованием сэра Хью Уиллоуби. Во время трудного пути корабль Уиллоуби заблудился и погиб, когда его затёрло льдами на Кольском полуострове. Второе судно, не выдержав штормов Белого моря, вернулось в Англию. И лишь судно лоцмана Чанселлора достигло русского берега.
24 августа 1553 года корабль «Эдуард Бонавентура» прибило штормом к южному берегу Северной Двины в районе нынешнего Архангельска. Отправившись в Москву, Чанселлор заложил основы англо-русской торговли. Английский моряк побывал посольством при дворе Ивана Грозного, заручился его поддержкой, оценив все выгоды своего «открытия» земли русской. Российскому царю были необходимы новые связи в условиях торговой блокады со стороны Польши, Швеции и Литвы, и он вручил Чанселлору грамоту о предоставлении Англии льготных условий для торговли с Русью. Результатом успешных переговоров с царем стало образование в 1555 году Московской (Русской) компании - первой английской торговой компании для торговли с Русским государством и странами Востока.
Открытие северного морского пути в Московию англичане приравнивали к открытию морского пути в Индию, а открытие самой Московии – к открытию Америки.
Из Англии в Россию стали поступать сукно, оружие, свинец и другие товары, обратно шли меха, пенька, полотно, корабельный лес, сало. В результате активной торговли через тридцать лет был основан Архангельск.
Спойлер:
Гавани Ледовитого океана и Белого моря были открыты только для Русской компании. В 1569 году к этому прибавились право чеканить английскую монету на русских монетных дворах и привилегия «жить везде в России по своему закону». Компания получила хартию на исключительное право торговли с Московским государством и со стороны королевской власти в Лондоне. Впрочем, как и с другими странами, которые она откроет на севере, северо-востоке или северо-западе от Англии; всякая попытка посторонних лиц нарушить монополию компании в торговле с этими странами грозила нарушителю конфискацией товаров. Московская (Русская) компания функционировала вплоть до революции 1917 года.

Летом 1554 года Чанселлор отплыл назад в Англию, а в октябре 1555-го - июле 1556-го он вновь гостил в Москве с торговой миссией.
Во второй его приезд царь отправил с Чанселлором посланника Осипа Непею вологжанина - не только для развития торговых отношений, но и для изучения возможностей закупки оружия и найма мастеровых. К несчастью, 10 ноября 1556 года на обратном пути Чанселлор утонул во время кораблекрушения у северо-восточного побережья Шотландии. Непея же спасся, хотя дорогие подарки, которые он вез с собой, были утеряны - или при кораблекрушении, или не без участия его «грубых и алчных спутников», как их оценивал летописец. В то же время епископ Лесли в своей «Истории Шотландии» более благосклонно отозвался о них, отмечая, что Непея имел «хорошую поддержку от соотечественников». Царский посланник, добравшись до Лондона, сумел установить прочные отношения не только с Эдуардом VI, но и с его преемницей Марией.
Спойлер:
Торговля развивалась и во время правления Тюдоров: в 1588 году корабли, оснащённые оборудованием из России, вышли в бой против испанской Армады.

По материалам istrodina.com, vakh.online.com.ua, rbcc.com, deliverjournal.com, one-world.ru
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)

BronuiN вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 11.11.2008, 01:03   #74
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Андреа Дориа

Андреа Дориа, генуэзский адмирал и государственный деятель, вошел в историю как упорный борец против врагов Генуи и против врагов христианства — мусульман.

Представитель младшей ветви большой генуэзской аристократической семьи Дориа, Андреа родился 30 ноября 1466 года в Онелье. Мальчик рано остался без отца; мать умерла, когда юноше было восемнадцать лет. Он восемь лет состоял в папской гвардии, затем был профессиональным солдатом на службе различных правителей Италии, в Святой земле стал кавалером Иерусалимского (ныне Мальтийского) ордена. Однако бывалый воин был удивлен, когда летом 1512 года дож, управлявший Генуей, в ходе разговора об обороне города предложил ему принять командование морскими силами со званием "капитан галер и начальник порта". Несмотря на то что в четырех основных морских победах генуэзцев XIII–XIV веков командовали представители семьи Дориа, сам Андреа знал очень мало о сражениях на море. Тем не менее 46-летний Дориа принял предложение.

Вскоре ему пришлось начать действовать в новом своем звании. Он осадил укрепленную башню, которую французы содержали после прошлой оккупации города в поддержку своего судоходства, конкурировавшего с генуэзской торговлей. Используя легкие быстроходные парусные суда, Андреа абордировал и захватил в жестокой схватке наиболее приблизившееся французское судно снабжения. Французы в ответ блокировали Геную, изгнали дожа и установили оккупационное правление. Андреа с малыми мореходными судами удалось освободить дожа, его основных советников и тайно перевезти их в Лериси на южное побережье. К счастью, испанцы разбили французов в следующем году в Наварре, и те по условиям мирного договора были обязаны оставить Геную. Андреа вернулся на свой пост. Командуя шестью галерами, он вел в ближайших морях войну против турок и пиратов. В одном из походов моряк захватил три галеры корсаров-берберов и двух турецких купцов с драгоценностями, что положило начало и "флоту Дориа", и его большому личному богатству.

Он в решительном бою разгромил корсара из Северной Африки Гад-Али, который в 1514–1516 годах терроризировал западное побережье Италии. В этой первой важной победе генуэзцев над пиратами были взяты семь арабских судов, включая флагманскую галеру и главу пиратов. Андреа Дориа возвратился подлинным героем, а трофейные суда пополнили его флот.

В 1516 году Андреа с двумя генуэзскими галерами принял участие в соединенном рейде христианских государств на пиратскую гавань в Бизерте, где базировалась флотилия Хайреддина Барбароссы. Дориа участвовал в первоначальной атаке, но затем без согласования с архиепископом Фредерико Фрегозо, который командовал христианскими силами, уклонился от осады и захватил несколько одиночных турецких судов. Архиепископ прогнал слишком независимого генуэзца. Тот вернулся в Геную и продолжил операции против корсаров и турок в центре Средиземного моря.

В период Итальянских войн 1494–1559 годов Дориа, ставивший целью отстоять независимость Генуи, первоначально рассчитывал на помощь Франции и в 1522–1525 и 1527–1528 годах служил королю Франциску I. Франциск тогда воевал против испанского короля Карла V, который являлся также императором Священной Римской империи. Дориа скоро доказал свою ценность, прорвав блокаду Марселя и доставив в него конвой судов с продовольствием, что помогло защитникам продолжить сопротивление. В 1525 году он атаковал пятнадцать испанских галер у Генуи и тринадцать из них взял. Моряк был готов силой освободить попавшего в плен короля, но Франциск предпочел решить вопрос дипломатическим путем.

Через несколько месяцев, не получая от Франции денежных вознаграждений, Андреа, силы которого составляли шесть галер и две бригантины, перешел на службу к папе Клименту VII. Тот решил принять меры против берберских пиратов, которые активизировались под руководством Хайреддина Барбароссы. С десятью своими и четырьмя папскими галерами моряк встретил Хайреддина между мысом Пиомбино и островом Эльба. В стремительной атаке он захватил 15 из 16 пиратских кораблей. Сам Барбаросса, видя поражение, бежал на быстроходном флагманском галиоте.

Через год папа заключил союз с Франциском I, республикой Венецией и герцогом Миланским в связи с наступлением императорских испанских войск Карла V на Северную Италию. В июле блокировавшие Геную силы столкнулись с Андреа, который по договору с папой имел 11 собственных, 16 венецианских судов, 16 галер и 4 галеона Франции.

Вынужденный снять осаду, Карл послал из Испании под командованием Антонио Ланнея, вице-короля Неаполя, эскадру из 20 галер и 21 другого судна. 19 ноября 1529 года Андреа встретил испанские силы со своим флотом. Командуя правым флангом, он в разгаре боя поставил свою галеру между двумя испанскими, потопил одну и повредил вторую. К концу 4-часового беспощадного боя вице-король отступил. В сражении Дориа продемонстрировал не только личную храбрость, но и умелое управление соединенными силами.

Когда служба Андреа у папы Климента VII завершилась, Андреа возвратился со своим выросшим до 23 галер флотом во Францию, к Франциску I. Первоначально ему пришлось оказать помощь при изгнании испанцев из родной Генуи и восстановлении там французского влияния.

В августе 1527 года Андреа женился. Тогда же в Геную прибыл особый посланник французского короля, чтобы сообщить Дориа о присвоении ему звания адмирала и вручить орден Святого Михаила.

В следующем году Франциск I назначил его командовать объединенными франко-генуэзско-венецианскими силами с приказом освободить французский гарнизон, осажденный испанцами в Неаполе, затем захватить у Испании Сицилию. Экспедиция затянулась, операции у Корсики и Сардинии проходили с переменным успехом, плохая погода прервала военные действия. Это послужило поводом для критики Андреа при французском дворе, где многие завидовали его высокому положению. Возможно, из-за это была задержана выплата ему жалованья и расходов на галеры, несмотря на неоднократные его обращения к королю. Более того, французское командование захотело овладеть захваченными испанскими судами и схватить самого Андреа. Адмирал вывел свои суда из Марселя в Геную и предложил свои услуги императору. Карл V принял Андреа с распростертыми объятиями. Франциск I осознал по следствия своей ошибки и умолял папу помочь изменить решение Андреа, но тщетно. Карл V обрел нужного ему флотоводца. Никогда моряки Франциска I не одерживали против него побед.

С помощью испано-имперских войск Дориа в 1528 году освободил Геную от французов и добился восстановления Генуэзской республики. Благодарный город предложил Дориа стать постоянным дожем, но он отказался и, как человек много знающий о жизни, принял пост дожа-судьи. Андреа присвоили титул "Старший член совета, отец своей страны".

В октябре того же года адмирал изгнал французов из ближайшей Савонны и захватил этот торговый город для Генуи. Чтоб ослабить вездесущих корсаров-берберов, Андреа сам штурмовал Черчел западнее Алжира. Неожиданное нападение генуэзцев оказалось успешным: мусульмане покинули город, оставив рабов-христиан и награбленное добро.

В 1532 году султан Сулейман Великолепный захватил Будапешт и готовился осадить Вену. Дориа предложил, используя десанты против форпостов Оттоманской империи в западной части Средиземного моря, отвлечь силы Сулеймана. Карл V принял предложение и в качестве цели указал вход в Патрасский залив на севере Пелопоннеса, которым завладели турки. Оттуда они постоянно угрожали Южной Италии и Венеции. Последняя от участия уклонилась, хотя являлась главным заинтересованным лицом. Однако, когда Андреа проходил остров Занте, венецианский адмирал Винченцо Капелло по собственной инициативе присоединился к нему с 60-ю галерами. 21 сентября флот приблизился к Корон, крепости у входа в Патрасский залив. Оттоманский флот бежал. Атакующие силы итальянской пехоты были немедленно высажены для штурма крепости. Несколько кораблей поставили под ее башни. Длинные реи латинских парусов опустили на их вершины и стены. Вольные моряки под прикрытием огня артиллерии галер по этим импровизированным мостикам взошли на центральную башню крепости. Скоро гарнизон окружили в центральном замке, и он сдался на следующий день. Андреа овладел укрепленными замками у входа в залив — Рио и Антирио и разрушил их. Корон же был значительно усилен и занят гарнизоном. После этого Андреа вернулся в Геную. Историки согласны с тем, что на отступление султана от Вены той зимой в значительной мере повлияли атаки христиан на окраинах его собственных средиземноморских владений.

Император Карл, восхищенный успехом, присвоил Андреа титул князя Мелфи. С этого времени испанскому правительству не следовало предпринимать в Италии важных военных действий без консультаций с адмиралом. Испанский флот в море должен был подчиняться Дориа.

Султан в следующем году послал эскадру из 60 галер и 30 меньших судов под командованием Люфти Пасция с требованием освободить Корон к середине лета. Император Карл и папа направили Андреа продолжить движение на восток, в то же время поддерживая и усиливая Корон. Андреа вышел из Неаполя с 59 галерами, 2 галеонами и 30 вспомогательными судами.

2 августа турецкий флот был обнаружен у юго-западной оконечности Пелопоннеса. Дориа развернул свои вспомогательные суда с большими галеонами в одну линию, а главные силы — галеры под своим командованием — в другую. Люфти вместо атаки ходил вдоль берега, стреляя по вспомогательным судам и галеонам с большого расстояния. Турки не преуспели в абордаже галеонов, а когда Андреа выдвинулся вперед с главными силами, турецкий адмирал не принял боя и отступил. Корон был снова обеспечен.

Поняв важность флота, султан пригласил Барбароссу, который принял командование турецким флотом в 1534 году и обещал разбить Дориа. В течение года он увеличил флот султана до 84 галер с соответствующими вспомогательными силами, следующей весной предпринял опустошительную крейсерскую экспедицию вдоль всего южного и северного побережья Италии, против Корсики и Сардинии, после чего вернулся в Тунис.

Следующей весной под командование Андреа Дориа были собраны 290 судов с войсками — участвовал и сам император. Этот флот блокировал Тунис. Но хитрый Барбаросса бежал через пустыню в Бона, где спрятал лучшие галеры. Он продолжил набеги и через 10 месяцев совершил жестокий налет на Порт-Магон (остров Менорка), который он разрушил, уведя в рабство 5500 человек. Таким образом, решительная победа Андреа в Тунисе становилась бессмысленной.

Через три года Барбаросса покинул Золотой Рог у Константинополя во главе грозного флота из 122 военных галер и судов снабжения. Он занял позицию в заливе Арта севернее Пелопоннеса (Греция). Гигантский флот из испанских, венецианских, генуэзских и папских сил в количестве 195 судов возглавил Андреа Дориа. Однако решающего сражения не произошло. Противники маневрировали, ограничиваясь стычками галер. Турки безуспешно пытались атаковать высокобортные галеоны. К вечеру второго дня по причине неопределенности положения генуэзский флотоводец собрал свои силы и, к огромному разочарованию венецианцев, пошел в Мессину. Есть разные мнения о политических и военных причинах этого шага. Отступление Андреа позволило Турции в последующее десятилетие занять венецианские владения в Адриатике.

Через три года император поручил Дориа вести большую десантную экспедицию против Алжира, главного оплота пиратов, которых Карл надеялся уничтожить сразу и навсегда. Однако вопреки мнению адмирала, войска были высажены осенью. В результате штормов флот и десант понесли большие потери.

Через пару лет Барбаросса, выступавший перед тем в качестве союзника Франции, зашел с мирным визитом в Геную и позволил Андреа вновь обрести популярность, которую тот быстро терял. Жестом дружбы Дориа позволил Барбароссе выкупить его помощника Драгута, который служил гребцом на флагманской галере адмирала. Позднее пришлось пожалеть об освобождении Драгута, который сменил Барбароссу, умершего через год в Константинополе.

Уже в 1550 году Андреа ходил к пиратскому оплоту Джерба, откуда Драгут осуществлял свои набеги. В то время как старый адмирал осаждал входные укрепления, у вождя пиратов созрел план бегства. Он построил комбинацию неглубокого канала и переволок на катках через непроходимую в прилив равнину на конце острова, противолежащем выходу, и успел уйти в море ранее, чем его бегство обнаружили.

В 1553 году с помощью турецкого флота Франция отняла Корсику у Генуи, находившейся в зависимости от испанских Габсбургов. Позднее, когда Дориа было около 85 лет, он успешно руководил освобождением Корсики. За три года в Генуе против старого флотоводца были организованы три заговора. В течение последующих лет он ухитрился помешать попыткам Испании поставить гарнизон в Генуе.

Старый адмирал, пяти дней не доживший до 94 лет, умер 25 ноября 1560 года, узнав о поражении христианского флота. Следующее десятилетие вплоть до сражения при Лепанто, христиане не предпринимали серьезных попыток бороться за господство на Средиземном море.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
Спойлер:
Ну и чем не охотник на пиратов? Хотя,в первую очередь,он является великим флотоводцем и мореплавателем.
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 14.11.2008, 00:58   #75
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Сэмюэль Худ

Адмирал Худ участвовал в англо-американской (1775–1782) и англо-французской (1792–1797) войнах. В 1793 году он командовал эскадрой, овладевшей Тулоном.

Сэмюэль Худ из Уайтли родился 12 декабря 1724 года. Он вступил на флот в 1741 году, с 1743 года служил под командованием Роднея, стал лейтенантом в 1746 году. Во время Семилетней войны плавал в Ла-Манше, затем на Средиземном море, командовал фрегатом, захватил ряд французских кораблей в Атлантике и Средиземном море. В 1778 году, после службы в Северной Америке, он стал комиссаром верфи в Портсмуте и заведующим морской академией. В 1780 году моряка произвели в контр-адмиралы и послали в Вест-Индию младшим флагманом при Роднее.

Вернувшийся из Америки в конце 1780 года Родней, узнав о начале войны с Голландией, овладел голландскими островами [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] с большим числом судов и ценностей. К марту 1781 года он оставался у острова Святого Евстафия, тогда как Худ с эскадрой блокировал Форт-Рояль — порт и арсенал на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], где стояли 4 французских линейных корабля. Однако он не смог помешать соединению этих кораблей с прибывшей из Европы многочисленной эскадрой де Грасса и был вынужден направиться к [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] на соединение с Роднеем.

Де Грасс после взятия 2 июня 1781 года острова Тобаго по просьбе франко-американского командования направился к берегам Северной Америки. Родней послал Худа с 14 кораблями вслед за ним. Потеряв французов из вида и не найдя их в Чесапике, Худ присоединился к вице-адмиралу Грейвзу, который стоял с 5 линейными кораблями в Нью-Йорке. 31 августа Грейвз вышел на поиски французской эскадры де Барра и столкнулся с главными силами противника у Чесапикского залива. В бою 5 сентября он потерпел поражение, причем авангард под командованием Худа выдержал огонь всей французской эскадры. На другой день англичане, видя преимущество на стороне противника и имея несколько поврежденных кораблей, маневрировали в отдалении от французской эскадры. Грейвс вернулся в Нью-Йорк. Неудача английского флота позволила американцам при помощи французского флота овладеть Йорктауном. После взятия Йорктауна английская эскадра Худа вернулась в Вест-Индию, как и французская.

Военные действия 1782 года начались захватом французами острова [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. 11 января с кораблей де Грасса был высажен десант, осадивший Басс-Терр. Из-за временного отъезда Роднея в Европу Худ командовал в Вест-Индии самостоятельно. Моряк поторопился на помощь гарнизону с 22 кораблями и войском в 700 человек. Он намеревался подойти к острову на рассвете в боевом строю и проходить несколько раз мимо избранной им части французского флота (стоявшего двумя группами), нанося ей поражение. Однако из-за столкновения головного линейного корабля с фрегатом пришлось потратить время на ремонт, и де Грасс, зная о приближении противника, сам вышел в море и после длительных маневров атаковал англичан.

В полдень 25 января английский флот решительно двинулся к Басс-Терр. Французский флот повернул за ним. Чтобы не слишком удалиться, Худ приказал встать на якорь. Когда де Грасс приблизился на дистанцию пушечного выстрела, началась артиллерийская перестрелка. Французы сосредоточили усилия на растянувшемся неприятельском арьергарде. Де Грасс на 120-пушечном корабле "Билль де Парис" попытался прорезать английский строй в одном из разрывов, однако корабли из центра пришли на помощь, тогда как передним кораблям Худ приказал действовать по плану, не обращая внимания на арьергард. Начиная с авангарда, эскадра Худа встала на якорь вблизи места прежней стоянки французов. Де Грасс прошел мимо противника, обстреливая его корабли, и удалился к югу. Он также ожидал прибытия подкреплений.

За ночь и утро Худ упрочил свою позицию таким образом, что ни один корабль не мог пройти между его флангом и берегом. Флагманский корабль "Барфлер" стоял в центре, в выступающей части образовавшейся дуги. Пассат препятствовал атаке с тыла. Посему попытки де Грасса 26 января атаковать противника в кильватерной колонне окончились неудачей. До 14 февраля французский флот крейсировал в море, тогда как англичане занимали позицию у острова. 1 февраля Худ узнал, что шедшие на помощь французам подкрепления рассеяны. Однако 12 февраля английский гарнизон на острове сдался.

13 февраля де Грасс перевел свои корабли к соседнему островку Невис и встал на якорь. Худ в ночь на 14 февраля собрал военный совет, приказал капитанам сверить часы, а в 11 часов утра все корабли без сигнала и шума вышли в море, не замеченные противником.
Мэхэн, оценивая действия Худа, писал: "Как стратегически, так и тактически замыслы и диспозиция Худа были превосходны. Операция его, рассматриваемая в отдельности, представляется совершенно блестящей; но если учесть при этом общее положение Англии в то время, она дает основания к еще более высокой оценке качества адмирала… Шансы, хотя и приблизительно равные, все-таки обратились против Худа, но каждый человек в этом флоте должен был ощутить блеск смелого предприятия и подъем духа, следующий за великим подвигом…" Относительно отхода Худа историк писал: "…Худ удерживал свою позицию с выдержкой, смелостью и искусством, пока у него оставались надежды на успешное сопротивление, но не стал ждать атаки противника при подавляющем преимуществе на стороне последнего…"

После возвращения Роднея из Европы Худ оставался его младшим флагманом. В сражении 9 апреля, когда эскадра [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] заштилела на траверзе [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], французская эскадра де Грасса атаковала ее. Легкий бриз позволил французам быстрее обрести подвижность, тогда как отнесенные порывами ветра корабли Худа отделились от главных сил. Когда ветер посвежел, де Грасс приказал атаковать оторвавшийся неприятельский авангард. 14 или 15 его кораблей спустились и вступили в бой с Худом, продолжавшийся четыре часа. Родней, воспользовавшись всеми возможностями ветра, направился на помощь авангарду. При виде этого французы, атаковавшие Худа, отправились на соединение со своими главными силами. Затем де Грасс всей линией возобновил атаку против Худа, однако тот выстоял. Когда же все корабли Роднея вошли в полосу ветра, французы вышли из боя, не сумев воспользоваться возможностью разбить часть английской эскадры. Два поврежденных корабля Худа были отремонтированы в море.

В сражении при Доминике Роднея с де Грассом 12 апреля Худ принимал активнейшее участие. Когда англичане прорезали французский строй и он распался, Худ преследовал противника. Англичане захватили 5 французских кораблей, в том числе флагманский "Билль де Парис". Последний капитулировал перед пушками флагманского корабля Сэмюэля Худа.

Дисциплина на английской эскадре была такова, что ни Худ, ни подчиненные ему командиры кораблей не сделали ни выстрела по проходившему вблизи французскому кораблю без приказа главнокомандующего. Однако после сражения Худ считал, что можно было взять не 5, а 20 кораблей, и сказал об этом Роднею на следующий день.

За участие в разгроме де Грасса у Доминики 9 и 12 апреля Георг III возвел Худа в звание ирландского пэра. В 1784 году Худ вступил в нижнюю палату парламента, где примыкал к оппозиции. В 1786 году он стал лордом адмиралтейства.

С началом французской революционной войны Худа послали главнокомандующим на Средиземное море. Период его командования (май 1793 – октябрь 1794 гг.) был крайне активным. Когда в начале Французской революции группа оппозиционеров, обосновавшаяся в Тулоне, решила создать отдельную республику Южной Франции, в августе 1793 года Худ привел англо-испано-сардинскую эскадру в Тулон и занял его по предложению французских роялистов. Однако у него было недостаточно сил против войск Конвента, чтобы удержать порт. Он направил "Агамемнон" Нельсона в Неаполь, чтобы получить поддержку войсками от союзного короля обеих Сицилии. В Неаполе Нельсон встретился с Эммой Гамильтон, женой британского посла в Королевстве двух Сицилии. По ее просьбе король Фердинанд сразу согласился отправить на помощь Худу 6 тысяч солдат. Затем Худ послал капитана, чтобы убедить бея Туниса отказаться от поддержки французов. В период борьбы за Тулон Нельсон писал жене:
"Лорд Худ сейчас совершенно такой, как раньше: он настолько хороший офицер, что нам всем следует его уважать. Все иностранцы в Тулоне его боготворят, и, если бы с ним что-нибудь случилось, я уверен, что никто на флоте не смог бы его заменить".

Под огнем батарей генерала Бонапарта Худу в декабре 1793 года пришлось оставить Тулон. Его эскадра направилась к Корсике для поддержки местного националиста Паскуале де Паоли, выступившего против парижского Конвента и просившего помощи с моря. Англичане заняли остров. Осенью 1794 года Худ, произведенный в адмиралы, узнал об усилении французского флота в Тулоне и поехал в Англию, чтобы потребовать соответствующего увеличения Средиземноморской эскадры. Он ничего не добился в адмиралтействе и в гневе подал в отставку. Новым главнокомандующим стал адмирал Джон Джервис.

Более Худ не командовал на море, но в 1796 году был назначен начальником гринвичского госпиталя, и пост этот сохранил до конца жизни. Умер он 27 января 1816 года в Гринвиче.

Это был один из немногих адмиралов, вызвавших восхищение Нельсона.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 15.11.2008, 09:50   #76
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Пьер Андре де Сюффрен

В замечательной серии морских столкновений с британским флагманом Эдуардом Хьюзом у берегов Индии и Цейлона в 1782–1783 годах Сюффрен игнорировал писаные правила и опыт и учил своих капитанов изолировать группы судов неприятельской эскадры и затем уничтожать их по очереди.

Пьер Андре де Сюффрен де Сен-Тропез родился 13 июля 1729 года и был записан в число кавалеров ордена Святого Иоанна Иерусалимского. Мальчика предназначали для морской службы. Уже в 14 лет он отправился в Тулон и поступил гардемарином на корабль "Ле Солид". В 1746 году Сюффрен участвовал в неудачной экспедиции Данвиля, из которой вернулись лишь несколько кораблей, в том числе "Тридан", на котором служил юноша. В следующем году он попал в плен после сражения Дезербье де л'Этандюэра с 8 кораблями против 14 кораблей и 3 фрегатов Хоука. Англичане взяли 6 кораблей, на одном из которых служил Сюффрен. После войны, в 1748 году его произвели в мичманы. Не желая оставаться праздным, моряк уехал на Мальту и в качестве члена ордена служил на мальтийских судах, боролся с пиратами и конвоировал суда.

В 1755 году Англия, снарядившая большой флот, начала захваты французских судов. В качестве ответного шага французская эскадра маркиза де Ла Галлисьонера захватила Менорку и разбила английскую эскадру Джона Бинга. Сюффрен лейтенантом состоял на флагманском корабле Ла Галлисьонера "Орфей" и участвовал в Менорском сражении 18 мая 1756 года. Затем он командовал флагманским кораблем де ля Клю "Океан" и 17 августа участвовал в сражении с английской эскадрой Боскауэна. Французский адмирал храбро вступил в бой, но лишился ноги, разбитой ядром. Два корабля оставили его и ушли в Лиссабон. Все остальные укрылись в Лагосе. Однако англичане, невзирая на нейтралитет Португалии, атаковали их в порту. Три корабля они захватили и два сожгли. Сюффрен вновь оказался в плену. Через несколько месяцев он вернулся в Тулон, а затем был не у дел, ибо у Франции почти не оставалось флота.

Моряк вновь намеревался отправиться на Мальту, но в начале 1763 года его назначили командиром шебеки "Хамелеон", служившей для защиты торговли на Средиземном море.

С 1767 по 1772 год плавал на мальтийских судах и, отличившись в службе, стал командором ордена. В 1772 году в чине капитана корабля он прибыл в Тулон командиром фрегата "Миньон", затем командовал фрегатом "Алкмена". В апреле 1777 моряка назначили командиром корабля "Фантаск".

Тем временем в войну Соединенных Штатов за независимость на стороне восставших вступили Франция и Испания.

Весной 1778 года, еще до объявления войны, началось противодействие флотов. Сюффрен присоединился в Тулоне к эскадре д'Эстена и вместе с ней прибыл к берегам Америки. 8 августа он получил приказ с кораблем "Фантаск" и тремя фрегатами сжечь пять фрегатов в Ньюпорте. Несмотря на форт у входа в порт, моряк смело вошел в бухту, встал на шпринг и огнем заставил фрегаты выброситься на берег; были сожжены все склады и суда в порту. Затем д'Эстен пошел в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и овладел [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], заставив отступить эскадру Байрона в бою 6 июля 1779 года. Осенью французы пробовали взять во взаимодействии с войсками генерала Линкольна Саванну. По приказу д'Эстена 9 сентября Сюффрен прошел за бар и уничтожил укрепления на острове, но неприятельские суда успели отойти. Так как атака Саванны не удалась, 20 октября войска вернулись на суда, и эскадра д'Эстена ушла в Европу. По представлению флагмана король наградил Сюффрена пенсией в 1500 франков.

В ноябре 1779 года Сюффрен стал командиром легкой эскадры союзного франко-испанского флота и успешно блокировал морские перевозки англичан.

31 июля 1780 года франко-испанский флот вышел из Кадиса под флагом дона Луи де Кордова и 9 августа встретил английский конвой. Сюффрен на корабле "Ле Зеле" преследовал охранение, тогда как другие корабли истребляли торговые суда. Большого успеха Сюффрену добиться не удалось, ибо английские корабли с медной обшивкой оказались быстроходнее. По предложению моряка во французском флоте также начали обшивать суда медными листами.

В начале 1781 года с 5 кораблями Сюффрен вышел из Бреста. Он имел задачу не позволить англичанам овладеть голландской Капской провинцией на юге Африки и затем усилить французскую эскадру в Ост-Индии, где англичане овладели французскими портами на берегах Индии и голландскими портами Нагапаттинам и Тринкомали. В Порто-Прайя 16 апреля Сюффрен обнаружил и атаковал английскую эскадру коммодора Джонстона, включавшую 5 линейных и меньшие корабли. Англичане потерпели поражение: два 50-пушечных корабля получили повреждения, и Капская колония была спасена. После смерти адмирала д'Орвеса коммодор Сюффрен вступил в командование эскадрой. В конце 1781 года, присоединив у острова Иль-де-Франс (ныне остров Святого Маврикия у Мадагаскара) остававшиеся там 6 кораблей, Сюффрен направился в Ост-Индию. В пути он захватил английский линейный корабль.

15 февраля 1782 года французская эскадра из 12 кораблей встала на якоря в четырех милях от главной британской базы в Индии — Мадраса. Так как 9 линейных кораблей и 2 фрегата Хьюза стояли под прикрытием береговых батарей, Сюффрен отправился на юг искать базу для флота. Хьюз вышел вслед за ним. 17 февраля у Мадраса произошло сражение, не принесшее успеха ни одной стороне. Сюффрен располагал 12 кораблями и 2 фрегатами; его корабли были разнотипны и уступали по качеству постройки и скорости английским. Тем не менее Сюффрен намеревался действовать активно. В письме младшему флагману капитану Тремелену он предлагал поставить неприятельский арьергард между двумя огнями и разбить его. Сюффрен решительно атаковал англичан, строй которых во время погони за французскими транспортами разделился на три части. Флагман с колонной из 7 кораблей атаковал центр и арьергард англичан, насчитывавшие 5 кораблей. Остальные 5 кораблей Тремелена должны был атаковать корабли на задней линии. Однако, несмотря на повторенный Сюффреном сигнал "вступить в сражение на расстоянии пистолетного выстрела", капитан оставался вне боя. Сюффрен сражался уже три часа, нанес повреждения противнику, когда шквал около 18 часов позволил английскому авангарду подойти на помощь кораблям, два из которых уже оказались небоеспособны. Сюффрену без поддержки арьергарда пришлось повернуть, избегая боя со свежими силами. Таким образом, хорошо задуманное сражение из-за бездействия Тремелена окончилось безрезультатно, а не полным разгромом противника.

В донесении морскому министру французский флотоводец писал:
"Я уничтожил бы английскую эскадру не столько своим превосходством в численности, сколько в выгодной диспозиции, при которой я атаковал ее. Я атаковал арьергардный корабль и прошел вдоль английской линии до 6 корабля. Я таким образом сделал 3 корабля неприятеля бесполезными для него, так что мои 12 кораблей имели против себя только 6 противников. Я начал бой в три с половиной часа пополудни, став в голове своего флота и сделав сигнал построить линию насколько возможно лучше, без чего я не стал бы сражаться. В 4 часа я сделал сигнал 3 кораблям поставить арьергард неприятеля между двух огней, а остальной эскадре приблизиться к неприятелю на дистанцию пистолетного выстрела. Этот сигнал, хотя и репетованный, не был выполнен".

После сражения Хьюз ушел для ремонта кораблей в Тринкомали и 12 марта вернулся в Мадрас. Французская эскадра пошла с транспортами в Пондишери, который Сюффрен намеревался захватить, чтобы высадить войска для сухопутных действий. Так как Пондишери оказался непригоден для базирования войск, Сюффрен, договорившись с правителем княжества Майсор Гайдером-Али, боровшимся за независимость от англичан, высадил у Порто-Ново десант, который 4 апреля 1782 года овладел Куддалором. Сам же Сюффрен вышел 23 марта на поиски противника.

В марте английская эскадра из 11 кораблей направилась с подкреплениями и боеприпасами для гарнизона Тринкомали. 10 апреля Сюффрен с 11 кораблями встретил Хьюза. Два дня флоты маневрировали в виду друг друга. Англичане хотели избежать сражения. Однако Сюффрен атаковал их 12 апреля. Он сосредоточил свои усилия на авангарде и центре. У англичан три корабля вышли из строя, на некоторых пришлось ставить фальшивые мачты, чтобы дойти до Тринкомали и 6 недель исправлять повреждения. Пользуясь свободой, Сюффрен действовал на морских сообщениях англичан, пополняя запасы за счет призов.

Сюффрен расположился в Батаколо, на полпути движения английских транспортов от Тринкомали до Пуант де Галле. Здесь командующий получил указание правительства идти в Иль-де-Франс. Однако Сюффрен решил добиваться полного разгрома противника. 3 июня он пошел в Куддалор для встречи с Гайдером-Али и командиром сухопутного отряда. По пути он остановился в Транкобаре, откуда действовал против британского судоходства на линии Мадрас — Тринкомали. Придя 22 июня в Куддалор, он на следующий день от крейсировавшего фрегата узнал о прибытии в Нагапаттинам Хьюза, сразу же после переговоров вышел в море и 5 июля был недалеко от города.

6 июля противники, имевшие по 11 кораблей, 4 часа сражались у Нагапаттинама и понесли значительные потери в людях (французы — 800, англичане — 300 человек), но не пришли ни к какому результату. После боя Хьюз ушел для ремонта к Мадрасу, где нашел все необходимые материалы. Сюффрен в Куддалоре не имел никаких запасов. Пришлось послать суда за строевым лесов в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], снять мачты с фрегатов и трофейных судов. Ремонт вели на открытом рейде, с частым волнением. Сюффрен успевал наблюдать за всем. Когда же офицеры жаловались на трудности, он говорил, что пока Тринкомали не взят, портом будет служить открытое море. Уже через 12 дней французские корабли были готовы выйти в море. 18 июля флагман ушел в Батаколо ожидать подкрепления. 21 августа прибыли два линейных корабля и транспорты с грузами. Сюффрен решил овладеть Тринкомали и 26 августа высадил десант. Через пять дней гарнизон сдался. Флотоводец обеспечил новую базу припасами.

3 сентября к Тринкомали прибыл Хьюз; он намеревался увлечь противника от порта как можно дальше, чтобы поврежденные французские корабли не могли вернуться. Сюффрен немедленно вышел и атаковал с 14 кораблями 12 английских. Французы не одержали решающей победы из-за того, что командиры кораблей, несмотря на приказы Сюффрена, не смогли построить линию и не оказывали друг другу поддержку. Тяжесть сражения легла на самого Сюффрена; правда, капитанов извиняет то, что командующий слишком торопился, поднимая один сигнал за другим, и вступил в бой, пока не была выстроена боевая линия. После боя, не принесшего решающих результатов, Хьюз вернулся в Мадрас, а Сюффрен — в Тринкомали, ставший его базой.
Уже 30 сентября, отремонтировав корабли, Сюффрен отплыл к Куддалору, где англичане блокировали французские войска. Расстроив перемирие султана с англичанами, Сюффрен основал вторую базу на западной оконечности Суматры, в более здоровой местности, чем Тринкомали. Только в середине марта 1783 года прибыли подкрепления генерала Бюсси; они были высажены в Порто-Ново, но сразу же заблокированы с суши и моря англичанами. 10 июня Сюффрен узнал об этом, а 20 июня уже атаковал 15 кораблями 18 кораблей Хьюза. Англичанам пришлось отступить в Мадрас, оставив армию на берегу. 29 августа Куддалора достигло известие о мире.

5 марта 1783 года Сюффрена произвели в генерал-лейтенанты. 26 марта 1784 года французская эскадра вернулась в Тулон. Король был доволен и наградил моряка орденом Святого Духа и пожаловал чин вице-адмирала.

В 1787 году Сюффрен командовал Брестским флотом. В 1788 году, когда несогласие между Англией и Францией могло привести к войне, король приказал ему готовить эскадру в Бресте. Но Сюффрен был болен и умер в Париже 8 декабря 1788 года.

Сюффрен отличался храбростью, всегда стремился к генеральному сражению, даже не имея превосходства в силах, умело использовал политическую и стратегическую обстановку. В области тактики Сюффрен независимо от Клерка применил метод атаки всеми своими силами части неприятельского флота. В стратегии он настойчиво добивался основной цели — уничтожения неприятельского флота, используя внезапность нападения. Имя его носили в разное время несколько кораблей ВМС Франции.

На цоколе памятника Сюффрену высечены следующие строки:
"Мыс прикрывал, Тринкомали взял, Гайделур освободил, Индию защитил, шесть блестящих боев".

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 18.11.2008, 10:28   #77
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Логин Петрович Гейден

Выходец из Голландии, Гейден стал одним из выдающихся деятелей флота России
и прославился победой при Наварине.

Людвиг Сигизмунд Якоб Гейден родился в 1772 году в Голландии и службу начал на флоте. К 1794 году он дослужился до чина лейтенанта. Но военный флот Голландии к концу столетия давно уже уступил первенство английскому. Потому голландский офицер, зная о возможности отличиться в русском флоте, 10 ноября 1795 года поступил на службу России и был определен капитан-лейтенантом на Черноморский флот. В 1796 году он состоял при Николаевском порте, в 1797 году командовал катером "Христофор", в 1798 году командиром бригантины "Алексей" плавал по Черному морю в эскадре вице-адмирала Лежнева. Гейден, названный Логином Петровичем, ходил под командованием Ф.Ф. Ушакова сначала в учебные плавания, а затем и в знаменитый поход на Средиземное море 1798–1800 годов. В 1799 году, командуя бригантиной, он участвовал при высадке войск в городе [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

После окончания экспедиции моряк принял фрегат "Иоанн Златоуст" Черноморского флота. В 1801 году с первой группой гардемарин, командированных из Морского корпуса, Гейден ходил на "Иоанне Златоусте" по портам Черного моря, показывая будущим офицерам морской театр. В следующей кампании он на том же фрегате производил опись берегов и плавал между Константинополем и Николаевом. Так как в рапорте адмиралтейств-коллегии были отмечены воспитательские качества моряка, в конце 1802 года его вызвали в столицу, присвоили чин капитана 2-го ранга, определили "по Морскому корпусу в ранге майора" и назначили командиром корабля "Зачатие Святой Анны", на котором юные моряки проходили практику. В 1804 году корабль отличился на маневрах. Александр I объявил командиру благодарность и наградил бриллиантовым перстнем.

С 1805 по 1808 год Гейден состоял начальником хозяйственной экспедиции по экипажескому отделению. Однако на этой "хлебной должности" моряк показал себя человеком честным. После начала русско-шведской войны 1808–1809 годов моряка 26 мая 1808 года произвели в капитаны 1-го ранга и определили на гребной флот, который готовили в Санкт-Петербурге и отрядами отправляли в Финляндию.
В начале июля объединивший силы трех отрядов (40 судов) капитан 1-го ранга Гейден решил обойти Юнгферзунд по узкому проливу между островом Кимито и материком. Но 9 июля, когда русские суда вышли из пролива, они были атакованы 25 судами гребной флотилии контр-адмирала Роялина. После 4-часового боя у Кимито, в котором Гейден был ранен, шведы отошли к Сандо и вновь преградили путь к Або. По присоединении четвертого отряда капитан-лейтенанта де Додта, которому Гейден передал командование, русские гребные суда 20 июля атаковали неприятеля у Сандо, заставив часть шведов отойти к Юнгферзунду, а часть — к острову Корпо.

Гейден оправился от ран к осени. Командуя тремя отделениями гребной Финляндской флотилии, действовавшей у Абоских шхер, он принял участие в двух сражениях со шведским гребным флотом у Судсало. За три сражения его наградили орденами Святой Анны 2-й степени и Святого Владимира 3-й степени.

После заключения мира Гейден с 1809 по 1813 год командовал гребной флотилией, размещенной в Финляндии. Там же ему пришлось встретить войну с Наполеоном. 5 июля 1813 года капитан 1-го ранга Л.П. Гейден привел к Данцигу гребную флотилию и вступил под командование А.С. Грейга. Гребные суда блокировали устье Вислы и поддерживали действия сухопутных войск герцога Вюртембергского, который руководил осадой Данцига. Получив указание герцога, Грейг 12 августа привел флотилию в боевую готовность Атака батарей не удалась: сильный норд-ост разметал канонерские лодки и выбросил несколько на берег. Герцог отменил бомбардировку, назначенную на 21 августа, однако последний приказ не дошел до флотилии. Утром 21 августа флотилия развернулась по диспозиции и 2 часа вела обстрел укреплений, затем продолжила обстрел днем. На одной из батарей произошел сильный взрыв. Следующим утром обстрел не состоялся: из-за сильного ветра Грейгу пришлось отвести суда. 23 августа флотилия вновь развернулась по диспозиции. Русские моряки заставили французов оставить нижние батареи и отойти к расположенным на высотах укреплениям Нейфарвассераи Вексельмюнде, которые выдержали обстрел. На многих лодках были повреждения и потери, на 7 — подводные пробоины. Грейг писал герцогу о действиях балтийцев: "Ничто не могло превзойти рвения их, с коими оне упорствовали приблизиться к батареям противу сильнейшаго течения из реки Вислы. Под жестоким огнем оне заводили на гребных судах верпы и подтягиваясь ближе, употребляли все средства против неприятеля".

4 сентября, несмотря на осеннее ненастье, гребная флотилия продолжила обстрел, и только 1 октября ушла на зимовку. За сражения 21 августа и 4 сентября против французских батарей у Данцига Гейдена наградили золотой шпагой с надписью "За храбрость". 4 сентября за отличие он был произведен в капитан-командоры.

В 1814 и 1815 годах Гейден командовал флотилией в Або и участвовал в строительстве Свеаборгской крепости. 27 марта 1816 года его определили главным командиром Свеаборгского порта и военным губернатором, 23 августа 1817 года за отличие произвели в контр-адмиралы. В том же году Гейден вел откровенный разговор с великим князем Николаем Павловичем о трудном положении флота и его личного состава. Этот разговор имел продолжение через несколько лет, когда Николай I стал императором.

В 1818 году Гейдена через предводителя дворянства Санкт-Петербургской губернии удостоили бронзовой медали на Владимирской ленте в память войны 1812 года, в 1819 году ему выделили в вечное и потомственное владение 300 десятин земли. 6 июня 1821 года за 25 лет службы в офицерских чинах флагмана наградили орденом Святого Георгия 4-й степени.

В 1823–1826 годах контр-адмирал служил в Санкт-Петербурге на берегу. После вступления на трон Николай I вспомнил о разговоре с моряком и вызвал Логина Петровича. В 1826 году флагман, подняв флаг на корабле "Святой Андрей", в эскадре адмирала Кроуна плавал от Кронштадта до берегов Шотландии и дважды получил монаршее благоволение.
В 1827 году, командуя арьергардом флота на маневрах у Красной Горки, он трижды получил благоволение императора. Но главное дело его жизни было еще впереди. В 1827 году эскадра Балтийского флота под флагом адмирала Д.Н. Сенявина выступила в море и пришла в Портсмут. Гейден шел с эскадрой, подняв флаг на корабле "Азов". Из Англии его с отдельной эскадрой отправили на Средиземное море, чтобы совместно с эскадрами Англии и Франции заставить турок прекратить избиение мирного населения Греции, боровшейся за независимость. 7 августа эскадра отправилась в плавание, 24 августа прошла [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и 10 сентября прибыла в Палермо. 1 октября русские корабли встретились на меридиане острова Занте с английской эскадрой вице-адмирала Кодрингтона; на другой день к ним присоединилась французская эскадра контр-адмирала де Риньи.

Было известно, что египетский флот стоит в Наварине и командующий им Ибрагим-паша отказывается вернуться в Александрию. Кодрингтон, принявший командование соединенным флотом, решил заставить противника подчиниться. 7 октября английский адмирал отдал приказ вступить в Наваринскую бухту.

8 октября двумя колоннами союзники направились на рейд Наварина. Присланный Ибрагим-пашой офицер передал запрещение идти в порт, но Кодрингтон продолжил движение, предупредив о том, что истребит весь флот, если по союзникам сделают хоть один выстрел. Англичане заняли свои места в бухте без выстрела, но попытка отвести в безопасное место турецкий брандер вызвала перестрелку, перешедшую в общее сражение. Шедшей вслед за союзниками русской эскадре пришлось вступать в Наварин под обстрелом батарей и кораблей.

Из-за задержки "Гангута" "Азову" пришлось более часа вести бой против 6 неприятельских кораблей. Участвовавший в бою П.С. Нахимов писал: "О любезный друг! Казалось, весь ад разверзся перед нами! Не было места, куда бы ни сыпались книпели, ядра и картечь. И ежели бы турки не били нас очень много по рангоуту, а били все в корпус, то я смело уверен, что у нас не осталось бы и половины команды. Надо было драться истинно с особенным мужеством, чтобы выдержать весь этот огонь и разбить противников, стоящих вдоль правого нашего борта (в чем нам отдают справедливость наши союзники)". К 18 часам египетский флот был полностью истреблен. В ходе сражения взорвали 15 судов, 6 захватили. Остальные турки жгли сами, пока не получили уверение Кодрингтона, что в его задачу не входит уничтожение или пленение уцелевших судов.

За победу в Наваринском сражении Гейдена 9 ноября произвели в вице-адмиралы с награждением орденом Святого Георгия 3-й степени; иностранные короли также наградили его орденами — французским Святого Людовика 1-й степени и английским Бани 2-й степени большого креста. В декабре моряку пожаловали мызу в Курляндии на двенадцать лет без оплаты аренды.

После сражения Гейден отправился на Мальту для ремонта кораблей. В 1828 году контр-адмирала назначили командовать 2-й дивизией Балтийского флота. Фактически он продолжал возглавлять эскадру, находившуюся на Средиземном море, и после выхода с Мальты продолжал крейсерство, блокируя Дарданеллы в ходе русско-турецкой войны 1828–1829 годов.

За русско-турецкую войну вице-адмирал получил серебряную медаль на георгиевской ленте и годовой оклад жалованья. В 1830 году, командуя эскадрой из 7 судов, Гейден плавал у берегов Морей, подняв флаг на корабле "Князь Владимир". По возвращении в Кронштадт его назначили командовать 1-й флотской дивизией. 8 сентября 1831 года за труды по командованию эскадрой в Средиземном море Грейга удостоили ордена Святого Владимира 2-й степени большого креста. В 1832 году он получил от голландского короля орден Вильгельма 2-й степени.

В 1833 году за время командования эскадрой в Балтийском море шесть раз моряк получал монаршее благоволение. 6 декабря император произвел его в адмиралы и пожаловал 10 тысяч рублей. В 1834 году греческий король наградил адмирала орденом Спасителя 1-й степени.
6 декабря 1834 года Гейдена назначили Ревельским военным губернатором, а 9 марта 1838 года — по совместительству и главным командиром Ревельского порта.

Заслуженного моряка наградили орденами Белого Орла (6 декабря 1836 года), Святого Александра Невского (22 августа 1839 года). Он получил также шведский орден Меча 1-й степени (1843), 5000 рублей (30 марта 1846 года), алмазные знаки ордена Святого Александра Невского (30 августа 1848 года).

Скончался Л.П. Гейден 16 октября 1850 года. В честь его не забывшие Наваринской победы моряки назвали атолл в архипелаге Маршалловых островов, банку в Бристольском заливе Берингова моря
и гору на Камчатке.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.



Последний раз редактировалось BronuiN; 10.12.2009 в 17:16. Причина: добавлена ссылка
Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 18.11.2008, 22:15   #78
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Ветеран Гвардии
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 535

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Джон Биско

Биско, Джон (1794—1843), английский антарктический мореплаватель. В 1830-32 и 1833-34 предпринял третье после Дж. Кука и Ф. Беллинсгаузена плавание в антарктические воды для поисков новых мест зверобойного промысла. В 1831 открыл часть берега Антарктиды (теперь Земля Эндерби), а в 1832 — Землю Грейама (теперь Антарктический полуостров), остров Аделейд и группу островов, названных его именем (см. Биско острова). Именем Б. названа также гора в районе Земли Эндерби.

В 1830-1832 годах была предпринята ещё одна примечательная экспедиция в антарктические воды. Она была снаряжена торгово-промысловой лондонской фирмой братьев Эндерби. Один из владельцев фирмы, Чарлз Эндерби, был в числе активных создателей Лондонского географического общества.

Начальником новой экспедиции назначили опытного моряка, капитана Джона Биско. Два небольших корабля экспедиции - бриг "Туле" и одномачтовая яхта "Лайвли" - зашли сначала на Южные Сандвичевы острова. Убедившись, что тюленей там нет, начальник экспедиции повёл суда на восток. В конце января 1831 года они пересекли Южный полярный круг у нулевого меридиана и затем пошли в восточном направлении, то приближаясь к кромке плавучих льдов, то удаляясь от нёе. Так же как и русские мореплаватели за 11 лет до того, Биско и его спутники видели участки ледяного берега, но лёд, штормы и плохая видимость мешали кораблям подойти ближе к берегу и убедиться в его существовании.

28 февраля 1831 года у полярного круга, вблизи 50° восточной долготы, английские моряки увидели черные вершины гор, поднимающиеся над снежным покровом. Биско пытался пройти к этой земле по образовавшемуся среди льдов разводью. Но страшный пятидневный шторм обрушился на небольшие суда. Яхта "Лайвли" исчезла из поля зрения. Бриг "Туле", на котором находился Биско, отнесло вместе со льдом на 120 миль. Когда шторм стих, Биско ещё раз попытался подойти к берегам гористой земли. Но шторм повредил шлюпки. На борту "Туле" матросы начали болеть цингой, и Биско решил идти в Тасманию. 10 мая 1831 года бриг прибыл в Хобарт, причем на пути два матроса умерли, многие были тяжело больны, и парусное судно вёл сам капитан, два помощника и юнга.

Яхта "Лайвли" оказалась в ещё худшем положении. На её борту остались в живых только капитан, один матрос и юнга. Но они храбро сражались с морем и через четыре месяца привели "Лайвли" к берегам Австралии. Затем они пришли в порт Хобарт, где соединились с "Туле".
Открытый Биско в это плавание берег показался мореплавателям островом. И Биско назвал его "островом Эндерби". На самом же деле это был огромный полуостров, который впоследствии получил название Земли Эндерби.

В начале 1832 года, после ремонта, суда экспедиции Биско продолжили плавание. Они шли сначала в умеренной зоне Тихого океана, а в районе 80° западной долготы пересекли полярный круг. 14 февраля 1832 года английские моряки увидели к северо-востоку от Земли Александра I остров с вершиной, уходящей в облака. Остров был назван именем королевы Аделаиды (Аделейд). Биско указал в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], что открытый им остров на 67° южной широты является самой южной из когда-либо открытых земель. По-видимому, Биско не знал о находящихся ещё южнее острове Петра I и Земле Александра I, открытых русской экспедицией. От острова Аделейд корабли Биско пошли на север. 17 и 18 февраля 1832 года была открыта группа островов, которая с того времени стала называться островами Биско. Позади этих островов виднелись горы. По предположению Биско, они находились на антарктическом континенте. Чарлз Эндерби, докладывавший об открытиях Биско на заседании Лондонского географического общества в феврале 1833 года, предложил назвать виденную за островами горную страну Землей Грейама, в честь тогдашнего первого лорда адмиралтейства. На карте, представленной Эндерби Географическому обществу, Земля Грейама расположена южнее земель Тринити и Палмера. Позднее англичане стали называть Землей Грейама весь полуостров.

Экспедиция Биско вернулась в Лондон в январе 1833 года. В награду за свои открытия Биско получил большие золотые медали Лондонского и Парижского географических обществ.

peoples.ru
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 19.11.2008, 17:50   #79
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Ричард Хау

Адмирал Хау участвовал в нескольких войнах, но наибольшую славу принесло ему сражение при Финистерре, в котором флотоводец попробовал впервые применить тактику прорезания строя, которую со временем успешно использовал Нельсон и другие адмиралы эпохи парусного флота.

Ричард Хау родился 8 марта 1726 года в Лондоне. Он вступил во флот в 1740 году, проявил много активности, особенно в Северной Америке, и быстро продвигался по службе. По смерти старшего брата 6 июля 1758 года, моряк стал 4-м виконтом Хау — ирландским пэром. В 1762 году его избрали членом парламента от Дартмута. В течение 1763 и 1765 годов Хау был членом бюро адмиралтейства, а с 1765 по 1770 год — казначеем флота. В 1770 году моряка произвели в контр-адмиралы, в 1775-м — в вице-адмиралы. В 1776 году его назначили командовать Североамериканской станцией, где, из симпатии к колонистам, он добивался примирения.

15 апреля 1778 года эскадра д'Эстена (12 кораблей, 5 фрегатов, 4000 человек) вышла из Тулона и 8 июня прибыла к берегам Америки для помощи восставшим Североамериканским штатам. Задержка французов позволила лорду Хау, получившему указание очистить Филадельфию и занять Нью-Йорк, выполнить свою задачу. Собрав транспорты и корабли в бухте Делавэр, 28 июня он отправился в Нью-Йорк с судами и материалами, преодолевая штили. Через десять дней он подошел к устью бухты, а затем за два дня достиг Сэнди Гука. При энергичной помощи флота отошедшая из Филадельфии английская армия морем была доставлена 5 июля в Нью-Йорк. После этого Хау отправился к входу в порт. С 9 кораблями ему предстояло отражать нападение 12 более мощных, по артиллерии почти вдвое превосходящих его силы кораблей. Но д'Эстен не решился атаковать эскадру в Сэнди Гуке и отправился к Род-Айленду. Лорд Хау, оповещенный об этом 28 июля, только 9 августа из-за встречных ветров прибыл к мысу Юдифь. Однако д'Эстен накануне уже расположился там между Гульдскими и Коннектикутскими островами, заняв кораблями и западные проходы. Французская эскадра была готова поддержать американскую армию в атаке британских укреплений. Когда появилась более слабая английская эскадра, д'Эстен вышел в море. Хау решил принять бой. Сутки противники маневрировали, добиваясь выгодного положения, пока в ночь на 11 августа их суда не рассеял сильный шторм. Сразу же после шторма два английских корабля атаковали французский флагман "Лангедок", лишившийся мачт, и "Тоннан", у которого осталась лишь одна мачта. К вечеру они прекратили бой, а утром подошли главные силы французов. Англичане ушли в Нью-Йорк, а д'Эстен отправился в Бостон, оставив американские войска без поддержки. В результате укрепления Род-Айленда англичане удерживали еще год. Хау же, приведя корабли в порядок, намеревался идти к Род-Айленду, но, узнав об уходе французов, пошел к Бостону, был там через четыре дня после д'Эстена и заблокировал узкий вход в Ньюпорт, по которому французские корабли могли выходить лишь поодиночке.

В 1778 году Хау пробовал управлять сражением со стороны, находясь на судне вне линии, но в дальнейшем отказался от этого.
После ремонта судов д'Эстен с эскадрой отправился в Вест-Индию. За ним Хау послал 5 кораблей. Сам он оставался у берегов Америки. По прибытии адмирала Джона Байрона с подкреплениями Хау оставил в сентябре станцию и пошел в Англию.

При смене министерства в марте 1782 года Хау был избран командующим в Английском канале. Его эскадра воспрепятствовала соединению союзного флота в Кадисе, ибо заставила уйти в свои порты голландские корабли. Тем не менее в Кадисе собралась франко-испанская эскадра из 40 кораблей. Лорд Хау располагал всего 22 кораблями. Однако он не только сдерживал в порту превосходящие силы противника, но и провел в свои порты конвой с Ямайки. В том же году он осуществил трудную операцию по окончательному овладению Гибралтаром.

Осенью 1782 года после трехлетней осады испано-французские войска перешли к решительной атаке Гибралтара с суши и моря. 10 сентября испано-французский флот оставил Кадис и направился в Альхесирас. 13 сентября союзники использовали для обстрела укреплений, кроме береговых орудий и боевых кораблей, десять защищенных от снарядов батарейных кораблей, 40 бомбардирских судов и 40 канонерок. Однако они потерпели поражение, потеряв все батарейные корабли под огнем английских укреплений и канонерских лодок. Союзники решили блокировать Гибралтар, не допуская к нему подвоз провизии. Этому помешал Хау.

10 октября шторм нанес серьезные повреждения союзным кораблям; один из них был выброшен на берег под батареями Гибралтара и сдался. На следующий день появилась эскадра Хау из 34 кораблей, конвоировавшая транспортные суда. Флагман прошел вместе с конвоем к востоку, на Средиземное море, хотя и мог оставить транспорты у берега в безопасности. Союзники последовали за ним только 13 октября и, несмотря на выгодное положение и превосходство сил, позволили почти всем транспортам пройти благополучно, выгрузить подкрепления, провиант и боеприпасы. 19 октября английская эскадра направилась обратно, обеспечив Гибралтар всем необходимым на год. 20 октября союзники последовали за ними. Хотя они и были на ветре, но не решились приблизиться. 49 союзных кораблей сражались на дальней дистанции с 34 кораблями Хау, который, выполнив задачу, предпочитал уклоняться от боя. В свою очередь, и союзники, у которых в перестрелке участвовали 33 корабля, не настаивали на сражении. Суда Хау были хуже оборудованы и их экипажи были малочисленнее. Но флагман хорошо управлял своими кораблями, а неприятель не проявлял инициативы, и операция завершилась блестящим успехом.

В 1782 году моряка за победу удостоили титула виконта Хау из Лангара.

С 28 января по 16 апреля 1783 года Хау был первым лордом адмиралтейства, и снова с декабря 1783 по август 1788 года занимал этот пост в первом министерстве Уильяма Питта. Хау принадлежал к партии вигов. В 1788 году он стал бароном и эрлом Хау.

С началом французской революционной войны в 1793 году Хоу вновь поставили командовать флотом Канала (Ла-Манша). 1 июня 1794 года он одержал важную победу у мыса Финистерре.

Во Францию из Северной Америки весной 1794 года направлялся большой конвой из 150 судов с ценным грузом и охранением. 16 мая 1794 года Брестская эскадра контр-адмирала Вилларе де Жуайеза (25 линейных кораблей) вышла в Атлантику, чтобы прикрыть конвой из Северной Америки в Брест. 5 французских кораблей контр-адмирала Ньелли уже были в море. Английская эскадра адмирала Хау (26 кораблей) крейсировала в Бискайском заливе. Хау направил 6 кораблей контр-адмирал Монтагю для крейсерства между мысом Финистерре и параллелью острова Бель-Иль. Узнав о выходе флота из Бреста, адмирал начал поиск, чтобы истребить противника и захватить конвой.

В конце мая конвой имел несколько стычек. Французы упорно выполняли основную задачу — доставить суда к цели. Однако 1 июня с наветренной стороны французской эскадры, идущей традиционной линией, появилась эскадра Хау. Встреча произошла в 430 милях западнее острова Уэссан. Каждый из английских кораблей должен был по замыслу Хау пройти за кормой своего противника и продолжить бой с подветренной стороны, чтобы использовать продольный обстрел при прорыве линии и помешать противнику уйти под ветер. Одновременная атака по всей линии не получилась. Когда утром французы открыли огонь по атакующим, корабль "Сизер" отказался прорезать строй и начал обстрел с дальней дистанции. Однако адмирал настойчиво потребовал прорезать линию. Около 10 часов утра нескольким английским кораблям удалось выполнить приказ и атаковать противника с подветренной стороны. Остальные вели бой с противником, оставаясь на ветре.

В ходе сражения Хау направился к французскому центру для боя с флагманским кораблем противника "Монтань". Так как французы прибавили парусов, корабль Хау "Куин Шарлотт" вышел к третьему от неприятельского флагмана кораблю и вдоль линии направился к "Монтань", по пути поражая огнем другие корабли ("Ванжер" и "Ашиль"), и нанес ему серьезный ущерб.

Корабли французского центра, умело маневрируя, сокращали интервалы на линии, не позволяя ее прорезать. Однако вскоре шедший за неприятельским флагманом корабль "Жакобен", чтобы не столкнуться с ним, был вынужден повернуть, что позволило Хау прорезать линию и огнем заставить "Монтань" оставить линию. Английский адмирал не стал преследовать из-за повреждений в рангоуте "Куин Шарлотт".

Английский корабль "Брансуик" не смог пройти за кормой "Жакобен" и пытался обогнуть "Ашиль", но помешал атаковавший его "Ванжер". Оба корабля, сражаясь, в начале 11-го часа вышли из линии. "Ашиль" пытался прийти на помощь, но "Брансуик" вывел его из строя, и через несколько часов кораблем овладели англичане.

К 11 часам утра многие французские корабли, лишенные мачт, покинули линию. Вилларе де Жуайез спустился под ветер и собрал вокруг себя корабли, которые поддавались управлению, чтобы помочь поврежденным. Хау также собрал и выстроил свою расстроенную эскадру, но атаку не возобновил. Общее сражение прекратилось через два часа; продолжались лишь отдельные перестрелки. "Ванжер", сражавшийся с несколькими английскими кораблями, пошел ко дну, не спуская революционного флага. Ночью французы ушли в Брест. Они потеряли 7 кораблей (6 из них были взяты в плен), 7 кораблей получили серьезные повреждения. Однако они выполнили задачу и провели конвой. У англичан тяжело пострадали 11 кораблей. Видимо, по этой причине Хау не преследовал неприятеля.

В Англии сражение при Финистерре вызвало резкую критику. Однако оно заложило основы новой тактики, которую со временем использовал Нельсон. Мэхэн считал, что более блестящих успехов не было и у Горацио Нельсона, ибо его эскадра имела лучшую подготовку.

В 1797 году Хау направили на подавление восстания в Спитхэде, и он оказал большое влияние на моряков, добившись прекращения возмущения.

Умер Хау 5 августа 1799 года. В память о моряке его именем называли корабли.

Скрицкий Н.В."100 великих адмиралов"
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама
Ответ

Метки
беллинсгаузен, беринг, васко да гама, веспуччи, дежнев, джеймс кук, диаш, истомин, кабот, кабрал, колумб, крузенштерн, лазарев, лаперуз, лаптев, магеллан, мореплаватели, нахимов, нельсон, сенявин, тасман, ушаков, флотоводцы, чириков, чичагов


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 22:16. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2019
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования