Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Разное > Таверна > Творчество форумчан

Важная информация

Творчество форумчан Наше творчество - таланты и поклонники


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.01.2017, 17:52   #1
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 283
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

Сообщение Призрак заброшенной шахты

Кроссовер по мотивам серии игр "Готика" и цикла новелл Призрака (Николая Ромашкина) "Бета-тестеры".
================================================== ==




Призрак заброшенной шахты

Спойлер:

Логово бета-тестеров
7 февраля, 9:32 реального времени

Команда бета-тестеров, сделавших вирт-игры своей профессией, сползалась поутру в офис, который все бывавшие здесь чаще именовали «логовом».
Раньше всех, разбудив спавшего по своему обыкновению на клавиатуре Ксенобайта, пришла Мелисса. В этой высокой брюнетке со спортивной фигурой и зелёными глазами безукоризненным было всё — от одежды и маникюра до мимики и манеры двигаться. В команде она исполняла обязанности по разведке и сбору игровой информации, а также занималась финансовыми и организационными вопросами — как в виртуальных мирах, так и в реальной жизни. Шумно забросив куртку и сумку на вешалку, Мелисса первым делом устремилась к стоящей в углу большой электронной кофеварке.
Ксенобайт, что-то неразборчиво пробормотав, поднял лицо с четкими отпечатками клавиш на щеках. Кое-как продрав глаза, штатный программист команды разгрёб пальцами спутанную копну длинных чёрных волос, нацепил на нос архаичного вида круглые очки с затенёнными стёклами и принялся набивать трубку.
— С добрым утром, товарищи! — жизнерадостно приветствовал коллег Махмуд. Он только что распахнул дверь и остановился на пороге, полностью перекрыв вход широкими плечами и подперев головой притолоку. Румяная физиономия парня лучилась бодростью и энергией.
— Угу, — мрачно оглядев отвратительно жизнерадостного приятеля, отозвался Ксенобайт и выпустил в потолок клуб едкого табачного дыма. Наверху немедленно ожила и осуждающе загудела система вентиляции.
— Привет! — поздоровалась Мелисса и пнула упрямую кофеварку, у которой в очередной раз что-то закоротило в электронных мозгах. Та обиженно булькнула и выплюнула добрых три порции кофе — одну в чашку и ещё две — мимо.
Махмуд пошатнулся и влетел в дверь от могучего толчка в спину. Вместо него в проёме возник довольно улыбающийся Мак-Мэд — молодой человек примерно такого же роста и сложения. Он открыл рот для приветствия, но поздороваться не успел, так как Махмуд, ловко вернув себе равновесие, немедленно развернулся и атаковал приятеля ударом ноги в голову. Тот блокировал отточенным движением, сократил дистанцию и, сцепившись, пара великовозрастных балбесов выкатилась на середину помещения.
— Детский сад! — надула губки Мелисса и отхлебнула из кофейной чашки.
Между тем схватка утихла, как только парни наткнулись на стол, заваленный разнообразными компьютерными внутренностями. Махмуд, выпустив приятеля, поймал у самого пола упавший блок питания, водворил его обратно в кучу хлама и, посмеиваясь, направился к своему креслу. Мак-Мэд, тоже явно довольный утренней разминкой, закрыл дверь и последовал примеру приятеля.
Двое неразлучных друзей в команде тоже имели важные обязанности. Махмуд отвечал за компьютерное железо, а Мак-Мэд считался неплохим специалистом по игровой физике. Кроме того, парни были основной ударной силой команды или, как их чаще всего называли, «ходоками». То есть если в какой-то игре нужно было куда-то лезть, ползти, плыть, карабкаться, пробиваться сквозь бронированный строй врагов или шквальный огонь, это по умолчанию поручалось им. Остальные в это время собирали полезную информацию, координировали и подавали советы, порой полезные, а иногда наоборот.
В логове воцарилась рабочая обстановка. Впрочем, как раз с работой у бета-тестеров в последнее время было не очень. Заказанное разработчиками тестирование они завершили, отчёты отослали ещё несколько дней назад, а новых игр пока не выходило, и заняться чем-то действительно увлекательным и полезным в обозримом будущем никакой возможности не предвиделось. Поэтому настроение у Мелиссы и Ксенобайта было мрачным, а парочка ходоков попросту валяла дурака, запустив на сверхсовременных компах какую-то древнюю трёхмерную игрушку. Все молчали, лишь надсадно выла вентиляция, пытаясь очистить воздух от дыма из трубки Ксенобайта.
Не успел в помещении наступить покой, густо приправленный ароматом пролитого кофе, как дверь снова распахнулась и появилась непривычно тихая и задумчивая Внучка. Юная корреспондентка журнала «Лучшие вирт-игры» как-то прибилась к команде, да так и прижилась к обоюдному удовольствию, а также удовлетворению главного редактора, с тех пор неизменно получавшего качественные и интересные статьи и видео-обзоры.
— Привет, ребята, — пробормотала Внучка.
— Что-то случилось? — обеспокоилась Мелисса.
— Да нет, думаю просто... Поликарпыч велел цикл статей подготовить к юбилею журнала, а у меня что-то никаких идей, — наматывая на палец жёсткую рыжую косичку, ответила корреспондентка. — У вас нет каких-нибудь мыслей по поводу?
Все разом примолкли, изобразив задумчивость.
— Кризис, в том числе и кризис идей, — непременный атрибут изначально порочного капиталистического общества, — в очередной раз пыхнув трубкой, назидательно заявил Ксенобайт.
— Очень смешно! — набычилась Внучка и проводила взглядом только что появившегося старшего члена команды бета-тестеров, которого все ласково звали дедом Банзаем. В команде он играл роль аналитика, координатора, а также с наслаждением пилотировал в играх всё, что летает, ездит или падает с большой высоты.
В отличие от скучающих коллег, невысокий, но на удивление крепкий и живой старикан был чем-то страшно озабочен. Он даже забыл поздороваться, что с ним случалось крайне редко, если вообще случалось.
Не говоря ни слова, Банзай бросился к своему инвалидному креслу, которое по состоянию здоровья ему вообще-то не требовалось, а заменяло офисное, включил комп, нервно теребя бороду, с трудом дождался загрузки системы и лихорадочно застучал по клавиатуре.
— Чего это с ним? — вытянул шею Махмуд.
Мелисса гибким движением перетекла с кресла за плечо Банзая и озадаченно хлопнула ресницами.
— И что это значит? — спросила она. — Мы же принципиально не занимаемся любительскими модификациями. Мы профи или где?
— Всю жизнь... Всю сознательную жизнь надеялся. И вот оно! — обернулся к ней Банзай. Его лицо, украшенное заплетённой в короткую толстую косу бородой, лучилось от счастья, а глаза блестели от слёз. — Думал, не доживу уже. Дружок один мой ждал-ждал, когда выйдет мод «Стронг-Ханд», да так и не дождался, помер от старости... А я дожил!
— Ну и что, это и есть этот твой «Стронг-Ханд»? — ткнув в экран длинным холёным ногтем, уточнила Мелисса.
— Нет, «Стронг-Ханд» пока в разработке. Но это ещё круче! Это «Мир Готики»! — выдохнул Банзай, будто это всё объясняло, и торкнул курсором в кнопку «Установить».
— Эй, аксакал, ты вирусов нам не натащи... — подал голос Ксенобайт и принялся выколачивать трубку.
— А что это за «Мир Готики» такой? Чем он так знаменит? — нетерпеливо подпрыгнула Внучка, успевшая занять место за вторым плечом Банзая. От её уныния не осталось и следа. Корреспондентка почуяла сенсацию.
— Когда-то, в самом начале века, когда я ещё был молодой, одна никому не известная немецкая команда выпустила фэнтезийную ролевую игру под названием «Готика», — принялся рассказывать дед. — Игра вышла сыроватой, хотя графика на то время была вполне на уровне, а многие находки разработчиков стали эталоном для множества более поздних РПГ. Но, кроме всего прочего, было в игре что-то, что фанаты называли «душой» или «атмосферой». Игра, несмотря на бесчисленные баги и глюки, завораживала и не отпускала годами... да что там, десятилетиями! Разработчики после первого успеха принялись ковать железо пока горячо и выпустили вторую часть, которая хоть и отличалась более простым сюжетом, но игроки тоже встретили её на ура. Затем вышло отличное дополнение ко второй части, а вскоре было объявлено о начале работы над продолжением...
— И что? — подскочила Внучка.
— А то, что третья часть оказалась совсем не такой, как ожидали бесчисленные фанаты, — печально вздохнул Банзай. — Потом у разработчиков начались какие-то трения с издателями, и серию загубили окончательно. Впоследствии её не раз пытались возродить разные фирмы, в том числе и настоящие флагманы игровой индустрии, но все потуги оказывались тщетными. Над «Готикой» будто висело проклятье!
— Кажется, я о чём-то таком слышал... — задумчиво почесал переносицу Мак-Мэд.
— Несмотря ни на что, игра жила в модификациях и прочем творчестве фанатов, — продолжал между тем свой рассказ дед. — Правда, многочисленные моды были ещё довиртуальными. А как только появились вирт-игры, фанаты принялись делать виртуальную версию «Готики», собирая в неё всё лучшее, что было в самой игре и модификациях. Разработка продолжалась много лет. Многие участники команды уставали, приходили в отчаяние и бросали мод. Но на смену им появлялись новые люди и подключались к работе. Я с самого начала следил за разработкой и даже подавал идеи для квестов, но постепенно разуверился в том, что игра выйдет. Так, заглядывал иногда на форумы. А сегодня с утра один знакомый прислал сообщение... Оказывается, игра вышла ещё вчера! Только представьте, целый виртуальный мир, в котором и весь архипелаг Хор со знаменитым островом Хоринис! И Южные острова! И материк с Миртаной, Варантом и Нордмаром! Даже в Неизвестные земли можно пробраться! Есть там и целая куча других островов, полуостровов и побережий неизвестных континентов. Множество городов, селений, древних подземелий, руин, гор, дремучих лесов, болот, орочьих стойбищ, рудников, монастырей... И везде необыкновенные приключения! И мультиплеер! А сколько там разнообразного оружия, заклинаний, ремёсел, алхимических зелий...
При упоминании алхимии Ксенобайт несколько оживился.
— Хм... И всё это сделали фанаты? Там багов, небось, без счёта, — проворчал для порядка программист.
— Багов в «Готике» всегда хватало, — беспечно отмахнулся Банзай. — Только истинных поклонников игры это никогда не пугало. Я больше скажу! Баги даже придавали игре дополнительного очарования, загадочности и непредсказуемости.
— Ребята, мы должны её пройти! — не терпящим возражений тоном заявила Внучка. — Это же настоящая легенда, а не игра! Мы с Мелиской таких репортажей наделаем, пальчики оближешь!
— Почему нет, у нас всё равно сейчас простой в работе... — поддержала подругу Мелисса, обожавшая покрасоваться перед камерой, даже если та представляла собой всего лишь программку для захвата изображения в игре.
— А что, дед, говоришь, там есть с чем размяться? — повёл могучими плечами Махмуд.
— Ещё как! Есть и с чем, и с кем размяться, — захихикал коварный Банзай.
— Кажется, установилась, — отметил Мак-Мэд. — Мультиплеер, выходит, тут имеется? Тогда и я в деле.
— Ага! — радостно тряхнул бородой дед и схватился за вирт-шлем. — Па-а машинам! За Инноса! Да пробудится Спящий!!!


Пространство игры «Мир Готики», Обменная площадка
7 февраля, 9:36 реального времени

Сначала запустилась видео-заставка, в которой игрокам сообщили, что король Робар Второй, который много лет правил народом Миртаны, победил всех врагов, кроме одного — орков. Потом показали, как толпа этих самых врагов топчет и рубит в мелкую стружку каких-то лучников в плоских шлемах.
— Ух ты, прямо как тазик у Дон-Кихота! — восхитился начитанный Мак-Мэд. Все, кроме неначитанного Махмуда, заржали, заглушив конец вступительного ролика, в котором говорилось что-то ещё о какой-то руде и каких-то заключённых. Потом в правом верхнем углу мелькнула полоска загрузки, и тестеры оказались в весьма неприветливом месте...
— Текстурки ничего так, симпатичные. Только грубоваты малость, как по мне... — огляделся по сторонам Ксенобайт.
Мелисса с брезгливым недоумением рассматривала грязную рванину, которая ей, как и остальным игрокам, заменяла теперь одежду.
Ксенобайт всё ещё вертел головой. Но насладиться созерцанием голых, лишь кое-где прикрытых чахлым кустарником скал программисту не дали. Парень едва не слетел с ног, получив сзади крепкий пинок.
— А ну, не останавливаться, шныжье отродье! Вперёд! — рявкнул над ухом чей-то неприятный голос.
Только сейчас тестеры обратили внимание на державшихся позади них персонажей — нескольких стражников в жёлтых бригандинах. Чуть в стороне маячил какой-то тощий крючконосый тип в жёлтом же длиннополом одеянии и высоком головном уборе нелепого вида.
— Ну, чего уставились? Шагайте, катор-р-ржные мор-рды! — прорычал другой стражник.
— Грубишь, служивый? — удивился Мак-Мэд и переглянулся с приятелем.
В следующий миг парни бросились на стражника. Мак-Мэд сделал подсечку, а Махмуд одновременно нанёс мощный удар кулаком в лицо.
Мало нашлось бы мастеров боевых искусств, способных противостоять такому дружному и молниеносному напору... Вернее, это в реальной жизни он был бы молниеносным, а в игре движения вышли довольно медленными и неуклюжими. Стражник лишь пошатнулся, блокируя удар Махмуда. Подсечка Мак-Мэда так и вовсе не произвела на него никакого впечатления — ноги бота будто вросли в камень, а игрок потерял равновесие и упал на бок.
— Твою ж мать... — простонал Махмуд и рухнул как подкошенный. Это второй стражник двинул его мечом по затылку. К счастью, плашмя.
Не успевший подняться на ноги Мак-Мэд отлетел в сторону от сильного пинка и, кажется, потерял сознание. Третий бот между тем схватил за шкирку Мелиссу, которая, пользуясь суматохой, вознамерилась незаметно улизнуть. А оставшиеся два стражника направили острия мечей в сторону Ксенобайта, Банзая и Внучки, благоразумно решивших пока не дёргаться.
Исказившееся испугом лицо крючконосого типа снова приобрело высокомерное выражение.
— Следите за ними лучше! — прикрикнул он на стражников. — И поднимите этих... Я не собираюсь торчать здесь до ночи. А её, — этот гад указал на Мелиссу, — свяжите. Уж больно прыткая!
Служивые без труда поставили на ноги незадачливых бунтарей. Те всё никак не могли толком прийти в себя, но, подгоняемые тычками, поковыляли вперёд. Остальных игроков погнали следом.
Через пару сотен шагов процессия остановилась на краю обрыва, за которым мерцала и переливалась какая-то полупрозрачная поверхность.
— Барьер! — с восторгом выдохнул Банзай.
Его молодые спутники никакого удовольствия от созерцания этой мутной плёнки, как и от положения, в котором они оказались, не испытывали.
Крючконосый зашуршал какими-то свитками, извлечёнными, похоже, из широкого рукава жёлтого одеяния.
Пожилой стражник с добродушным лицом вдруг положил ладонь Внучке на плечо.
— Эх, паренёк, тебя-то за что в Миненталь? — вздохнул он. — Малой же ещё совсем...
— Я не... — начала Внучка, но Банзай предостерегающе наступил ей на ногу.
Крючконосый между тем развернул один из своих свитков, откашлялся и затянул донельзя противным голосом:
— Именем короля Робара Второго я приговариваю этих каторжников к пожизненному заключению в Долине Рудников...
Договорить ему не дали. Скальную площадку осветила яркая вспышка, и рядом с бета-тестерами возник ещё один персонаж. Это оказался немолодой сухощавый мужчина с умным энергичным лицом, которое обрамляла каштановая, с густой проседью, бородка. Богатая мантия красного цвета с вышитыми золотом языками пламени по рукавам и подолу, а также посверкивающий голубыми искрами посох за спиной выдавали в нём мага.
— Подождите! — воскликнул он и обернулся к игрокам. — Кто из вас доставит послание магам Огня, которые тоже находятся за Барьером? Тот, кто это сделает, может потребовать чего пожелает.
Тестеры переглянулись.
— Ладно, давай сюда своё письмо, — протянул руку Банзай, а потом, засунув депешу за пазуху и ухмыльнувшись, добавил:
— Только пусть судья заткнётся.
— Да как ты сме... — взвился крючконосый, но был немедленно остановлен властным жестом мага.
— Отправляйте их, — сказал тот стражникам, и бета-тестеров без лишних затей одного за другим столкнули с обрыва вниз, где, смутно видимая сквозь поверхность Барьера, поблёскивала вода. Лишь Мелиссу, руки которой были крепко связаны за спиной, спустили на скрипучем деревянном подъёмнике, усадив между какими-то ящиками и бочонками.
— А-а-а!!! — взвыл сброшенный последним Ксенобайт, на лету размахивая в воздухе длинными конечностями и, вслед за Внучкой и Мак-Мэдом с громким плеском вошёл в воду.

***
На берегу, куда бета-тестеры выбрались с фырчаньем и руганью (вода оказалась очень холодной), их уже поджидали какие-то парни в красных доспехах. Они живо напоминали оставшихся наверху стражников, но снаряжение их было потрёпанным, носило следы многочисленных небрежных починок, а рожи казались совсем уж бандитскими.
— Добро пожаловать в колонию! — радостно заорал один из встречающих и засадил здоровенным кулаком в лицо Махмуду. Второй негодяй крепко пнул Ксенобайта, а третий принялся мутузить Мак-Мэда. Досталось и Внучке с Банзаем, но, к счастью, не настолько жестоко. Лишь Мелисса, только что завершившая спуск, бессильно взирала на расправу с отдаления.
— Довольно! Оставьте их! — раздался вдруг громкий окрик, и мерзавцы прекратили колотить беспомощных игроков. Поварчивая под нос, они позвали за собой толпу каких-то оборванцев, которые, оказывается, топтались у них за спинами, и направились к подъёмнику. Оборванные носильщики сняли с платформы ящики и бочонки, а взамен нагрузили какие-то тяжёлые даже с виду мешки. Бронированные каторжане тем временем подхватили под руки лягающуюся и не выбирающую выражений Мелиссу и поволокли следом за тяжко нагруженными оборванцами. Вреда ей они, впрочем, не причинили.
Пока Ксенобайт провожал уводивших подругу негодяев не обещающим ничего доброго взглядом, избитый Мак-Мэд приводил в чувство Махмуда, а дед Банзай смывал кровь с бороды, Внучка, шмыгнув разбитым носом, любопытно воззрилась на остановившего расправу персонажа. Это был высокий сухощавый мужчина, обликом напоминавший латиноамериканского повстанца или испанского идальго. Только вместо рапиры или автомата Калашникова он был вооружён прямым мечом и здоровенным луком.
— А вы кто? — с присущей ей милой непосредственностью спросила корреспондентка.
— Меня зовут Диего... — начал тот в ответ.
— О, а вот и сам Дон-Кихот, — оглянулся на него Мак-Мэд. — Похоже, только что из Ламанчи...
— Салют, амиго! — немедленно приветствовал Диего мокрый Ксенобайт, воздев сжатый кулак. — Вива ля революсьон! Рот фронт! Но пасаран!
Персонаж озадаченно моргнул, разгладил длинные усы и, как ни в чём не бывало, продолжил вещать. Он сообщил, что пришёл из Старого лагеря, в котором заправляют некие рудные бароны, и что ему поручено заниматься прибывающими в колонию новичками. Игроки немедленно засыпали латиноса вопросами о месте, куда их занесла нелёгкая и ностальгия деда Банзая. Диего отвечал с завидным терпением. В частности, рассказал о Барьере, представлявшим собой магический купол над всей долиной и даже прибрежным участком моря, пропускавший живых существ внутрь, но неизбежно убивавший их при попытке выбраться наружу. Также выяснилось, что кроме Старого здесь имеются Новый и Болотный лагеря, где обитают маги Воды со своими наёмниками и сектанты, поклоняющиеся какому-то Спящему. Наёмников возглавляет бывший генерал королевской армии по имени Ли, разжалованный и приговорённый по сфабрикованному придворной сворой обвинению. А у болотных сектантов главный некто Ю-Берион, провозгласивший себя пророком нового божества.
Потом Диего раздал всем игрокам по невзрачной с виду сумке, пояснив, что внутри они безразмерные и в каждую при желании можно упрятать хоть стадо мракорисов (ещё бы знать, что это) или вооружение для целого войска. Причём вес сумок от этого особо не изменится. Пока что в сумках ничего не было, кроме потрёпанного вида книжонок из подшитых стопок пергаментных страниц. Диего пояснил, что это дневники.
— Увидимся в лагере, — сказал он в заключение и удалился быстрым шагом. Потрёпанные бета-тестеры последовали за ним, но скоро отстали. Медленнее всех тащился Махмуд. Ему досталось больше остальных, и по праву считавшийся главной ударной силой команды парень с трудом переставлял ноги.
— Ни в одной игре... — простонал он. — Ни в одной игре я не испытывал такого унижения!
— Ничего, мы с ними ещё рассчитаемся, Иннос свидетель, — проворчал Банзай.
Друзья миновали криво сколоченные деревянные ворота, которые охраняли двое стражников в красном. Правда, эти оказались не такими агрессивными, как встречавшая возле озера делегация, и добродушно перекинулись с игроками несколькими фразами, сообщив, например, что предводителя избивших их негодяев зовут Буллитом.
После ворот дело пошло веселее. Избитые тестеры немного поправили здоровье найденными возле тропы крупными ягодами и убили парочку противных тварей, похожих на мокриц-переростков. Из членистоногих извлекли по куску мяса, но съесть его не решились, хотя потрёпанные виртуальные организмы требовали еды для восстановления жизненных сил. А когда игроки добрались до перегороженного ржавой решёткой входа в какое-то подземелье, Махмуд заметил среди камней довольно крепкую кирку и, подобрав её, несколько приободрился.
— Живём! — подмигнул он Мак-Мэду.
Тот молча кивнул, рассматривая найденную ещё раньше стрелу.
— Интересно, что там внутри? — озадачилась Внучка, пытаясь просунуть голову между толстыми коваными прутьями.
Махмуд, который уже пристроил свою находку за спиной в петлях, нашитых сзади на его лохмотья, отстранил корреспондентку, схватился за решётку и попытался сдвинуть её в сторону. Ржавая на вид, но, как выяснилось, ещё очень прочная преграда даже не дрогнула. Парень поднатужился и потряс прутья изо всех сил — вновь безрезультатно.
— А фиг ли тут думать? Трясти надо! — явно кого-то пародируя, пробубнил Ксенобайт. С этими словами он раздвинул ногой разросшуюся рядом со входом в подземелье крапиву и показал друзьям скрывавшееся за жгучими стеблями устройство. Это было что-то вроде деревянной лебёдки или ворота, с намотанной на него толстой, рыжей от ржавчины цепью. Конец цепи уходил в отверстие в скале.
— Похоже, эта штука открывает решётку, — сообразил Мак-Мэд и, схватившись за деревянные рычаги, попытался провернуть ворот. — Махмуд, помогай! — пропыхтел он.
Друзья налегли вдвоём, но ворот и не шевельнулся.
Стоявший в сторонке Банзай наблюдал за потугами коллег с загадочной улыбкой, которая не укрылась от цепкого взора Внучки.
— Банзай, ты чего ухмыляешься? Знаешь что-то об этом подземелье, да?! И молчишь! — обвиняюще наставив палец на деда, возмутилась она.
Остальные бросили напрасные потуги и недобро воззрились на аналитика. Тот неуютно поёжился и торопливо пояснил:
— Да нет там ничего. Сначала предполагалось, что за решёткой должен быть вход в одну из шахт, но из релизной версии игры её вырезали. Хотя, конечно, это фанатская модификация...
— А ворот почему не работает? — спросил Ксенобайт. — Тут все такие или только этот не заскриптовали?
— Ржавые механизмы в «Готике» начинают работать, только если их чем-нибудь смазать. Например, жиром кротокрыса.
— Кого?! — удивилась Внучка.
— Зверь здешний. Думаю, скоро мы с ним познакомимся, — ответил Банзай. — Его ещё называют крысокротом.
— Что в лоб, что по лбу, — констатировал Махмуд. — Ладно, чего здесь топтаться без толку. Пошли дальше.

***
Кирку Махмуду вскоре пришлось опробовать на каких-то крикливых птицеподобных созданиях, норовивших достать игроков тяжёлыми кривыми клювами. Банзай уверял всех, что это падальщики. Несмотря на неприятное название, мясо у «птичек» оказалось вкусным и питательным.
По пути тестеры разжились парой изъеденных ржавчиной мечей, не до конца обгоревшим факелом, а Мак-Мэд выдернул из придорожных деревьев и обломков разбитой повозки ещё несколько стрел.
Неглубокое ущелье, по которому игроки шли от самого озера, сменилось узким уступом, лепившимся к крутобокой серой скале. Ступив за уходившую вниз вдоль утёса тропу, друзья остановились. Зрелище внизу действительно заслуживало внимания. У подножия горы, с которой они спускались, извивалась быстрая речушка, а за ней возвышался величественный замок, облепленный какими-то невзрачными постройками и окружённый небрежно возведённой из разнородных кусков дерева внешней стеной. Одна из башен оказалась будто переломленной посередине, зато другая гордо возносила к небесам украшенную острыми зубцами вершину.
— Похоже, это и есть Старый лагерь! — радостно предположила Внучка.
— Скоро проверим, — проворчал Ксенобайт.
Дед Банзай лишь загадочно улыбался.
Тестеры двинулись дальше, но вскоре были остановлены каким-то бородатым оборванцем, который умолял их взять у него на хранение некую опасную книгу. Представился этот подозрительный типчик Феофилом. Ксенобайт довольно грубо его послал, не желая ввязываться в новые неприятности, Внучка робко обошла стороной, Банзай морщил лоб, будто пытаясь что-то вспомнить, а Махмуд только хмуро молчал. Лишь Мак-Мэд вздохнул и протянул ладонь.
— Ладно, давай сюда свою книгу, — сказал он.
На измождённом лице Феофила отобразилось облегчение.


Логово бета-тестеров
7 февраля, 12:11 часов реального времени

— Старый, куда ты нас затащил? — Махмуд отложил вирт-шлем в сторону и хмуро взглянул на Банзая, но тот лишь блаженно улыбался.
— Та самая атмосфера, будто полсотни лет долой! — удоволенно пробормотал он.
— Да, во всём этом безумии что-то есть, — задумчиво почесал тощий живот, прикрытый украшенной портретом Че Гевары чёрной футболкой, Ксенобайт. — Баланс, конечно, отсутствует как явление. Баги иногда встречаются, но их меньше, чем можно было ожидать. Алхимия в наличии, хотя о ней я пока мало что узнал. Но больше всего удивляют персонажи. Иногда ведут себя как конченые болванчики, а порой появляется ощущение, что это живые игроки, которые только притворяются ботами. Вот, к примеру, Феофил этот...
— Кстати, а что это за книга, которую он мне всучил? Ну та, про Белиара... Сказал, что будет ждать вечером у арены, чтобы забрать её назад, но я не успел подойти к назначенному времени. С ней квест какой-нибудь связан? — спросил Мак-Мэд.
— Кажется, это из какого-то мода, но я никак не могу вспомнить... — наморщил лоб дед, выходя из нирваны. — Да ты дневник-то свой почитай. Там, поди, всё написано.
— А я с Фингерсом познакомилась! — радостно провозгласила Внучка. — Он самый ловкий вор во всём Старом лагере! Обещал и меня научить, если... Мелиска, а ты чего такая?
— Ничего, — сердито буркнула та. — Вы-то там на свободе гуляете, а меня загнали в гарем, как последнюю... одалиску!
— Ну и что там? — полюбопытствовал Ксенобайт.
— А ничего! Гомез ночью припёрся. Злой, перегаром воняет! Улёгся прямо в сапожищах, меня к стенке задвинул...
— И что? — округлив глаза, подпрыгнула Внучка. Остальные тоже навострили уши.
— Я же говорю — и ничего! Храпел всю ночь, как последняя скотина! — обиженно выдохнула Мелисса.
— А мы в хижине ночевали! Нам Гай показал свободную. Кровать была только одна, её мне уступили, а ребята на пол улеглись. Гай — это рудокоп такой. Я его на видео сняла... И Мада тоже... — зачастила корреспондентка.
При упоминании Мада все тестеры, кроме недоумённо озиравшей их Мелиссы, страдальчески закатили глаза и издали дружный стон.
— Всё-таки я его пришибу, — мрачно пообещал Махмуд. — Достал, пр-ридурок!
Остальные тоже были не в восторге от навязчивого и не дружившего с головой персонажа. Но убить несчастного сумасшедшего бота рука ни у кого не поднималась.
Махмуд встал, с хрустом потянулся и цыкнул зубом:
— А не перекусить ли нам, коллеги?
— Мне показалось, ты после рагу из мясных жуков не скоро проголодаешься, — ухмыльнулся Мак-Мэд.
— Ага, Снаф — знатный повар. Но всё-таки виртуальная еда реальной не заменит, — заявил Махмуд и направился к холодильнику.
Мелисса уже срывала злость на кофеварке.


Пространство игры «Мир Готики», Старый лагерь, обломки упавшей башни
8 февраля, 00:27 реального времени

Когда Ксенобайт прибыл на условленное место — в тёмное, но по-своему уютное помещение, образованное внутренностями некогда упавшей верхней части башни, — Внучка и Банзай уже были там.
Программист с задумчивым видом уселся на обрезок толстого бревна, которые нередко заменяли здесь мебель.
— А где наши ходоки? — спросил он.
— Подождём, — отозвался Банзай, который сосредоточенно рылся в своей сумке.
Долго ждать не пришлось, вскоре снаружи донеслись приглушённые толстой кладкой голоса и Махмуд с Мак-Мэдом, пригнувшись, один за другим нырнули в неровное отверстие импровизированного входа. Выглядели оба усталыми — парни только что вернулись из шахты, где пытались заработать руды на первое время.
— Теперь только Мелиссы не хватает. Слышно о ней что-нибудь? — спросил Банзай.
— Её из Внутреннего Кольца не выпускают! — возмущённо выпалила Внучка. — С тех пор, как этот жирный урод Гомез взял её в наложницы!
— А откуда ты знаешь, что он жирный? — озадачился Махмуд. — Мы же его ещё ни разу не видели.
— Каким же ещё он может быть? Только и делает, что сидит в своём замке, а другие на него работают! — отмахнулась Внучка.
Банзай весело усмехнулся.
— Верно, товарищ Внучка! Вот примерно это и называется классовым чутьём. Впрочем, с Гомезом мы разберёмся позже, товарищи, а сейчас нужно решить, как жить дальше. Банзай, ты у нас главный знаток этой сумасшедшей игры. Как нам выйти на главный сюжетный квест? — открыл совещание Ксенобайт.
— Пока никак. Всему своё время, — пожал плечами дед.
— А что тогда нам делать?
— Выживать. По возможности прокачаться и прибарахлиться. А события не заставят себя ждать.
— Я уже всё решил, — подал голос Махмуд, глядя на сбитые рукоятью кирки ладони. — Ухожу в Новый лагерь. Говорят, там не такие скотские порядки, как здесь. Конечно, на неприятности тоже можно нарваться, но зато никто не требует с тебя руды на каждом шагу и не смотрит как на грязь... Поступлю в наёмники к магам Воды и обучусь орудовать двуручным мечом. Потом вернусь и наваляю всем на арене.
— А можно, я с тобой?! — подскочила Внучка.
— Тебе-то зачем?
— Я тут узнала, что в Новом лагере — самые ловкие воры. Хочу прокачать воровство, а здешний учитель — Фингерс — всё время придирается! А ещё там живут маги Воды, они служат Аданосу, целебная магия по их части...
— Хорошо, пойдём вместе, — с довольным видом кивнул Махмуд. — Мак, Ксен, вы с нами?
— Нет, я пока останусь здесь, — покачал головой Мак-Мэд. — Попробую стать призраком. У них как раз наш знакомец Диего за главного. Подкрадываться я уже умею, теперь учусь стрелять из лука и качаю ловкость. Тут неподалёку от лагеря живёт один парень, Кавалорном звать. Он об охоте, кажется, знает всё. А ещё у него по ночам собираются друзья Феофила, стихи читают, о мироустройстве спорят, на лютне бренчат... Красота!
— А ты разве не умеешь стрелять из лука?! — удивилась Внучка.
— Раньше, до этой игры, я думал, что умею, — вздохнул Мак-Мэд.
— А я в Болотный лагерь схожу, — сообщил Ксенобайт. — Мне тут один тип рассказал, что там живёт знаменитый алхимик Кор Галом. Хочу поступить к нему в ученики. Да и магия у них там довольно интересная... А ещё в Болотном лагере нет Мада!
Все понимающе хмыкнули.
— Кор Галом? — оживился Банзай. — Как же, помню такого. Слушай, Ксен, не раздобудешь у него один рецептик? Мне за него торговец Декстер неплохой куш обещал. Поделим пополам.
— Поглядим, — мотнул головой программист.
— Вот и ладненько, — потёр руки дед. — Махмуд, в ночь не уходите, дождитесь утра. В горах по ночам опасно. А завтра как соберётесь, обратитесь к Мордрагу, он проводит. Его по пути к рынку обычно можно найти. Ловкий малый! Мы тут с ним пару отличных сделок провернули. Но ему как раз пора сваливать обратно в Новый лагерь. Кто-то настучал людям Гомеза, что Мордраг торгует украденным у них же барахлом. И кто только это мог сделать?
Мак-Мэд изобразил невинное выражение лица. Уж он-то знал, кто именно сдал Мордрага. И даже получил задание от начальника стражников Торуса устранить вора или выпроводить его прочь из Старого лагеря.


Пространство игры «Мир Готики», замок Старого лагеря, резиденция рудных баронов
8 февраля, 00:27 реального времени

— Тут главное, если подойдёт кто-то посторонний, вовремя потупить глазки и сказать что-нибудь вроде: «Уходи! Ты не должен со мной разговаривать». Эти бароны ревнивы, как самцы шныгов в пору гона, — прощебетала Велая.
Девушки рассмеялись, а потом на какое-то время примолкли.
— Велая, ты на меня точно не сердишься? — нарушила молчанье Мелисса, взглянув в глаза новой знакомой.
Та в ответ отрицательно мотнула головой.
— Мне Ворон всегда нравился больше Гомеза, — ответила она. — Но когда я сюда попала, Гомез сразу взял меня себе, а Ворону отдал Сиру. Ну а как только привели тебя, всё повторилось.
— А Сира теперь с кем? — уточнила Мелисса.
— С Арто. Та ещё скотина... Впрочем, Сира тоже не подарок. С виду тихая, но всё время так и норовит исподтишка подгадить. И как Ворон её терпел? Хотя он хитрый очень, его трудно обмануть.
— Сам-то он как, не бьёт тебя? — спросила Мелисса.
— Нет, ласковый. Но я его всё равно побаиваюсь. А от Дерека вообще холодеет всё, у него взгляд такой страшный.
— Что ещё за Дерек?
— Человек Ворона. Он какие-то его поручения выполняет. Точно не знаю, какие именно. Про него вообще тут только шёпотом говорят и с оглядкой, — поёжилась Велая.
Этот разговор происходил в просторной комнате, служившей личными покоями Гомеза. Мелисса в первый же день, как попала сюда, сменила грязные лохмотья на весьма откровенный наряд, состоявший из узких, в обтяжку, штанов из какого-то матово лоснящегося материала и некоего подобия короткой блузки, которая скорее подчёркивала открытые места, нежели что-то прикрывала. Велая была одета (или, вернее, раздета) примерно так же. Она забежала забрать какие-то свои вещи, оставшиеся здесь в ходе стремительной отставки, полученной наложницей от главаря рудных баронов с появлением Мелиссы. Та не дала товарке по несчастью уйти просто так, затеяла разговор и мало помалу вызвала Велаю на откровенность.
— Слушай, у меня снаружи друзья остались. Мы-то здесь на всём готовом, а они, наверное, голодают. Рудокопам здесь не сладко живётся, я из окошка видела, — издалека начала Мелисса.
— У тебя есть друзья? — захлопала ресницами Велая. — Как здорово! А я одна во всём мире и никому не нужна... В смысле, не нужна как личность. Используют как вещь, а потом дарят друг другу. Ненавижу! — сжав кулачки, с неожиданной яростью выкрикнула она. — Когда-нибудь я вырвусь отсюда, стану свободной воительницей и покажу им всем!
Мелисса сочувственно погладила девушку по чёрным, таким же как у неё самой, волосам, с удивлением поймав себя на том, что относится к боту как к живому человеку. А ведь когда-то смеялась над Ксенобайтом, едва не рыдавшим после гибели персонажа-псионика по кличке Бабайота в игре «Защитники Отечества».
Велая тем временем снова сникла, опустив пушистые ресницы.
— Не переживай, они у нас ещё попрыгают, — пообещала Мелисса и вернулась к прежней теме. — А сейчас мне нужно помочь друзьям. Не знаешь, где здесь можно достать руды, нормальной одежды, оружия какого-нибудь?
— Не знаю. Оружие, наверное, есть в кузне, но там охрана... Хотя постой! — встрепенулась Велая. — В башню несколько раз затаскивали какие-то сундуки и бочки, я сама видела. Наверняка там есть и руда. А на неё здесь что угодно можно выменять.
— В башню? Это в ту, здоровенную? Но как туда попасть?
— Вроде бы со двора замка есть вход. Ещё прямо из этого здания. Из комнаты в конце коридора. Там вторая дверь внутри.
— Она заперта? — спросила Мелисса, напружинившись, как почуявшая добычу кошка.
— Конечно. Только ключи у Гомеза...
— Вот как? Ну, тогда считай, что ключ у нас есть. Ещё нужны факелы и какое-нибудь оружие, — прищурилась Мелисса. — Так где, говоришь, эта кузница?
— Туда нас всё равно не пустят. Да и не нужно. Кое-что у меня есть, — потупилась Велая.
— И где это твоё «кое-что»?
— Здесь.
— Что, прямо здесь?
Велая кивнула.
— Показывай! — потребовала Мелисса.
Велая, воровато оглянувшись на дверь, подошла к огромной кровати с балдахином, откинула свисавшее почти до пола покрывало, встала на четвереньки и потянула на себя край половицы. Заинтересованная Мелисса тоже сунула голову под кровать. Под половицей обнаружилось углубление, в котором на аккуратно расстеленной тряпице лежал небольшой арбалет с несколькими болтами и кинжал.
— Откуда это у тебя?
Девушки взглянули друг на друга, едва не столкнувшись лбами.
— Кинжал я в тронном зале украла, его кто-то на столе забыл. Арбалет Скорпио дал.
— Это который стрелков тренирует?
— Да, он, — кивнула Велая.
— И он вот так просто отдал тебе арбалет?
— А чего такого? Повиляла бёдрами, состроила глазки... Корчит из себя железного мужика, а сам сразу растаял. Знаем мы таких, — хихикнула виртуальная девица.
Закрыв тайник, девушки вылезли из-под кровати. Мелисса, не удержавшись, фыркнула.
— Ты чего? — удивилась Велая, не понявшая причины веселья сообщницы.
— Представила, что кто-нибудь вошёл бы, когда мы с тобой попами кверху из-под кровати торчали, — ответила та.
Баронские наложницы расхохотались.
— Смотри, темнеет уже! — спохватилась Мелисса. — Скоро Гомез заявится. Тебе сейчас лучше уйти. А после полуночи жди меня в конце коридора. В той комнате кто-нибудь ночует?
— Торус. Но он как раз в полночь уходит проверять посты, а просыпается на рассвете и весь день торчит у ворот.
— Значит, Торус нам не помешает. Ладно, беги. Мне ещё нужно ванну наполнить.
Велая упорхнула, а некоторое время спустя деревянные ступени широкой лестницы заскрипели под тяжёлыми шагами Гомеза.
Когда он уверенно распахнул дверь, стала видна вся его статная широкоплечая фигура и довольно красивое, хотя и неприятное из-за самодовольного и жестокого выражения лицо. Предводитель Старого лагеря не был ни толстяком, ни уродом.
Войдя в свои покои, предводитель Старого лагеря стал свидетелем очаровательной сцены. Посреди комнаты стояла большая деревянная лохань, наполненная тёплой водой, в которой нежилась Мелисса.
— А, Гомезик пришёл, — мурлыкнула она и поманила барона стройной ножкой. — Иди сюда, красавчик. Потри мне спинку.
Широкое лицо Гомеза расплылось в сальной ухмылке, он пригладил холёные усики и шагнул к ванне.


Пространство игры «Мир Готики», замок Старого лагеря, резиденция рудных баронов
8 февраля, 00:59 реального времени

Дверь тихонько скрипнула, приоткрылась и из-за неё выскользнула Мелисса. На поясе у неё висел кинжал, а из-за спины торчал арбалет. Оглядев пустынный, тускло освещённый коридор, она бесшумно пробежала в самый дальний его конец и только там заметила Велаю, глаза которой азартно блестели в темноте.
— Ты чего так долго? — прошипела та. — Скоро Торус вернётся!
— Факелы принесла?
— Три штуки. Хватит?
— Надеюсь. Пошли?
— Ага.
Дверь в спальню Торуса была не заперта. На столе, тускло освещая помещение, дрожал огонёк свечи. Справа в стене виднелась ещё одна дверь — добротная, сработанная из толстенных досок и обитая железными полосами.
Пока Мелисса возилась с замком, Велая зажгла факел, поднеся его к свече. Негромко скрипнули дверные петли, и девушки оказались в коротком проходе. Дверь закрылась за их спинами, щёлкнул замок.
— Уф, успели! — с облегчением выдохнула Велая. — Тебя Гомез не хватится?
— Нет, продрыхнет до утра как младенец. У него это в скрипте прописано.
— Где прописано?
— Нигде, это я так... Ну что, идём?
Велая только кивнула и сделала шаг по направлению к башне. Но тут же остановилась и вздрогнула.
— Ты чего?
— Н-не знаю. Там хрустит кто-то!
— Может, крысы? — предположила Мелисса. Она ничего не слышала, но ощущала какое-то напряжение, будто тишина давила и безмолвно грозила чем-то недобрым.
— Давай арбалет зарядим, — предложила её соучастница.
— А ты умеешь?
— Мне Скорпио показывал... — неуверенно отозвалась Велая и вставила факел в одно из приделанных к стене железных колец.
Зарядить арбалет оказалось делом непростым, хотя это был, наверное, самый лёгкий и маломощный образец, какой только имелся в игре. Девушкам пришлось натягивать тетиву в четыре руки, вдвоём прижимая стремя к полу. И только с третьей попытки упрямая тетива попала, наконец, в прорезь на колёсике спускового механизма. Потом Велая уверенно вставила болт в жёлоб и взяла оружие наперевес.
— Точно воительницей станешь, — усмехнулась Мелисса. Сама она вооружилась кинжалом и факелом.
Переглянувшись, девушки двинулись вперёд. Но едва успели сделать несколько шагов, как из темноты им навстречу, похрустывая костями, появился оживший скелет. Наверное, при жизни он был доходягой. Росту в умертвии оказалось метра полтора, половины зубов не хватало, к тому же скелет подволакивал ногу, которая отчётливо хрустела на каждом шагу. В суставчатой руке беспокойный мертвяк сжимал ржавый меч, клинок которого был обломан примерно посередине. Но девушкам это недоразумение показалось настоящим монстром.
— Нежить! — взвизгнула Велая, судорожно вскидывая арбалет.
— Надеюсь, парни не очень давно сохранялись, — процедила Мелисса и покрепче сжала рукоять кинжала.
Скелет уже был на расстоянии трёх шагов, когда Велая зажмурилась и надавила на спусковую скобу. Арбалет натужно крякнул, тренькнула тетива и болт, угодив прямо в ощерившийся в щербатой ухмылке череп, улетел в темноту... вместе с самим черепом. Скелет сделал ещё пару шагов, недоумённо пошарил свободной рукой там, где полагалось находиться голове, и разочарованно рассыпался кучкой костей у ног Мелиссы. Глухо звякнул о пол обломок меча.
Девушки облегчённо выдохнули и, не сговариваясь, уселись на пол.
— Трындец! Я уж думала, перезагружаться придётся, — простонала Мелисса.
— Чего придётся? — не поняла Велая.
— Ну это... предстать перед Инносом. Что это вообще такое было, а?
— Наверное, Скупой Ганс, — неуверенно предположила девушка.
— Кто?!
— Легенду такую тут рассказывают. Что будто бы давно, ещё когда здесь не было каторги, всей долиной правил старый граф Бергмар. Сам он обычно жил в Горном форте, ему там воздух нравился. А за этим замком присматривал управляющий, которого все звали Скупой Ганс, — постепенно успокаиваясь, начала Велая.
— За скупость, надо полагать? — проницательно предположила Мелисса.
— Ага. За неё. Это его так воины из гарнизона прозвали. Сам он был маленький, хромоногий и тощий, потому что экономил на всём, даже на еде. И вот однажды подошёл большой праздник, посвящённый дню, в который Иннос зажёг солнце. К Гансу пришёл повар и попросил выдать ему припасов, чтобы приготовить для гарнизона праздничный обед. Ганс рассердился и сказал, что воинам лучше пойти на охоту и набить дичи, а не зариться на графские кладовые. Повар ушёл, но следом явились несколько воинов и пригрозили посадить Ганса в колодец, если он не выдаст припасов, и ему пришлось уступить. Ганс велел им оставаться снаружи, а сам пошёл в подвалы башни...
— Этой башни? — уточнила Мелисса.
— Этой, — подтвердила Велая. — Но он там так долго возился, что воинам надоело ждать. Они смеха ради заперли дверь, в которой Скупой Ганс оставил ключ, и ушли. А управляющий увидел, что дверь заперта, и попытался выбраться из кладовой. Он хотел открыть замок концом меча, но тот переломился. А когда воины вспомнили про Ганса и вернулись, чтобы его выпустить, его нигде не было. Только обломок меча упал на пол, когда отперли дверь.
— Получается, он тогда пропал, а теперь объявился? — уточнила Мелисса.
— Выходит, так. Правда, говорят, он и раньше несколько раз появлялся, если в башню или подвалы под ней забирались воры. Но я думала, что это просто выдумки... Ну, вроде тех, которые рассказывают про заброшенную шахту.
— Какую ещё шахту?
— А ты разве не видела? Когда от обменной площадки тебя вели, ты должна была заметить. Там как раз выход из штольни у самой тропы.
— Я злая была как сколопендра и по сторонам особо не глядела. Немного успокоилась, только когда этого урода Буллита в колено удачно пнула, сразу легче как-то стало, — усмехнулась Мелисса. — А что там с этой шахтой?
— Она обвалилась, когда маги уже накрыли долину Барьером. Но лагерь тогда был только один и его ещё не звали Старым. В той шахте добывали руду, как и в двух других...
— Это каких?
— В Старой, которая принадлежит нашему лагерю, и Свободной. В той заправляют наёмники магов Воды из Нового лагеря, — пояснила Велая. — Так вот, когда шахта рухнула, в ней было полно народа. Рудокопы, носильщики, стражники — все они превратились в нежить и будут вечно охранять шахту.
— Что там охранять-то?
— Как что? Там же руды целая куча осталась!
— О, кстати, о руде, — поднимаясь на ноги, сказала Мелисса. — Ты уже успокоилась? Тогда пошли потрошить сундуки Гомеза. Надеюсь, у Скупого Ганса не было помощников?
— Нет, вроде. Только про него одного рассказывают.
— Вот и славно. Выходит, нам больше никто не помешает.
— Не помешает, — с сомнением проговорила Велая. — Только давай сначала арбалет снова зарядим.


Логово бета-тестеров
9 февраля, 8:59 реального времени

— Ого! Все уже на месте! — распахивая дверь, с удивлением воскликнула Внучка.
— Только тебя ждали, — откладывая в сторону недокуренную трубку, проворчал Ксенобайт. Вид у программиста, как и у остальных членов команды, за исключением вечно бодрой Внучки, был помятый и сонный. Играть они опять закончили лишь под утро, но, вопреки обыкновению, на рабочем месте все оказались вовремя.
— А я с утра в редакцию позвонила. Поликарпыч как услышал про «Мир Готики», так сразу пообещал всем двойной гонорар, если сделаем хорошие репортажи. У него, оказывается, отец был фанатом этой игры! — поделилась радостью Внучка.
— О как! — с довольным видом взлохматил светлую шевелюру Махмуд. — Ну что, народ, совместим приятное с полезным?
— Это тебе, Мишенька, приятное. А мне — опять к Гомезу! — сердито фыркнула Мелисса, но рука её уже тянула к себе вирт-шлем.
Махмуд поморщился. Ему не нравилось, когда друзья называли его уменьшительным именем.


Пространство игры «Мир Готики», Внешнее кольцо Старого лагеря
9 февраля, 14:07 реального времени

— А куда мы идём? Гулять, да? Я люблю гулять! С другом гулять хорошо. Мы ведь с тобой друзья? Я им всем скажу, что мы друзья, и они больше не будут называть меня придурком! Ведь ты бы не подружился с придурком, да?
— Заткнись, придурок!!! — не выдержал Банзай. Он обернулся к Маду, воинственно выпятив бороду, и схватил бедолагу за ворот куцей рубашонки. — Или ты прямо сейчас оставишь меня в покое, или я сверну твою пустую башку!
— Ты не в настроении, да? Я понимаю. Давай сходим куда-нибудь. С другом же веселее, настроение сразу улучшится...
Дед застонал, встряхнул Мада, обругал на французском языке, выматерился по-русски, а потом швырнул приставучего идиота в руки стражника по прозвищу Шакал, вальяжной походкой проходившего мимо. Тот поймал Мада за шкирку и с удивлением воззрился на Банзая.
— Он не заплатил тебе за защиту, — сказал дед. Сам он с утра уже занёс мзду всем, кого считал нужным умаслить, поэтому стражники, традиционно вымогавшие с рудокопов «плату за защиту», его не трогали.
— А и в самом деле, — хмыкнул Шакал и перевёл взгляд на Мада. — С тебя десять кусков, сынок!
Мад, внезапно ставший необычайно молчаливым, извернулся и, оставив в руке стражника свою рванину, стремглав припустил прочь. Банзай и Шакал расхохотались.
— Видал, какого стрекача задал? — отдышавшись, сказал бот. — Будь у парня хоть немного мозгов, лучшего гонца в Долине рудников было бы не сыскать.
— Это точно, — кивнул Банзай.
— Ты не на рынок направляешься? — сменил вдруг тему стражник.
— Допустим, — насторожился дед.
— Наверное, не с пустыми карманами? Не одолжишь мне сотни полторы кусков руды? Я завтра-послезавтра отдам, как с рудокопов дань соберу.
— Тебе зачем?
— Скатти долг вернуть. Проигрался вчера вечером вчистую на арене. Поставил на Кирго. А там какой-то тип из Нового лагеря пришёл и навалял ему в два чиха. Махмуд его, что ли, звать или как-то так, — вздохнул бот.
— Да уж, не повезло, — протянул Банзай. — Руды-то я тебе, конечно, дам, но вернуть придётся с процентами.
— Сколько? — покорно проворчал Шакал.
— Отдашь две сотни через два дня. Идёт? — прищурился дед.
— Ну ты и жук! Лемар из Хориниса и тот тебе в подмётки не годится, — то ли возмутился, то ли восхитился стражник. — Ладно, давай свою руду.
В этот миг откуда-то сверху прилетел арбалетный болт и воткнулся в стену хижины, возле которой они стояли. Игрок и компьютерный персонаж одновременно отскочили в стороны и взглянули вверх, на мощные стены замка.
— Чему только Скорпио своих бездельников учит?! — возмутился Шакал. — Это ж надо так промазать! Аж через стену перелетел.
Банзай ничего не ответил. Он заметил, что на древко болта намотан кусочек пергамента, прихваченный шнурком. Дед протянул руку, не без труда выдернул болт из стены и развернул пергамент.
— Что там? — с любопытством вытянул шею Шакал.
— А ты и читать умеешь? — удивился аналитик.
— Нет, — честно признался стражник.
— Куда тогда лезешь?
— Ну, так, — смущённо ответил тот. — Так ты руды мне дашь или как?
— Дам, обещал же.
Банзай торопливо отсчитал Шакалу полторы сотни кусков и тот удалился с довольным видом. А игрок снова задрал голову вверх. В записке ровным почерком Мелиссы были выведены всего два слова: «Принимай посылку», и заинтригованный Банзай ждал, что последует дальше.
А дальше сверху прилетел увесистый мешок и рухнул на крышу хижины, стоявшей у противоположной стороны проулка, под самой стеной замка. Оттуда немедленно выскочил заспанный парень в наскоро напяленных доспехах призрака с топором наперевес и закрутил головой:
— Что случилось, Белиар вас всех побери?!
— Ничего. Иди, спи дальше, — ответил дед и с кряхтением принялся карабкаться на крышу.
Мешок он развязал, прямо там, не спускаясь ко всё ещё не вышедшему из режима угрозы боту. Внутри обнаружилось изрядное количество руды, несколько неплохих мечей, связка дорогих шкур и другие интересные вещицы. А также ещё одна записка, в которой значилось:
«Здесь на всех. Надеюсь, это поможет, наконец, вытащить меня из этого дома терпимости. Привет Внучке и остальным.
Целую, Мелисса.

P.S. Если вы меня отсюда не вытащите в ближайшее время, я тебе бороду отгрызу!»

Банзай поёжился. Мелиссу он знал давно. Она слов на ветер не бросала. Сказала отгрызёт, значит — отгрызёт. И хорошо ещё, если только в игре, а не в реале.


Пространство игры «Мир Готики», Новый лагерь
10 февраля, 14:11 реального времени

— Всё пьёшь, болезный? — участливо осведомился Махмуд у Идола Исидро, уныло клевавшего носом над здоровенным пнём, уставленным пустыми глиняными бутылками из-под рисового шнапса.
— Пью! — гордо дёрнул острым кадыком представитель Братства Спящего и свалился на пол.
Внучка хихикнула и поднесла камеру поближе.
— И охота тебе этого алкаша снимать... — поморщился Махмуд.
Сам он уже с прищуром оглядывал заведение — выстроенную на островке посреди рукотворного озера таверну, в которую приходили наливаться дешёвым пойлом все обитатели Нового лагеря, кроме, разве что, магов Воды и главарей наёмников. Первыми, на кого обратил внимание игрок, были толпившиеся возле стойки воры Мордраг, Ренегар и Сейфер. Они о чём-то негромко, но оживлённо переговаривались. Стоявший напротив них содержатель таверны по имени Силас усиленно делал вид, будто разговор его не интересует, и усердно тёр заскорузлой тряпицей треснутую кружку. Над всей этой сценой витало густое, сизое облако дыма болотника.
Махмуд подошёл к знакомым персонажам, которые при его приближении примолкли с таинственным видом, и хлопнул Мордрага по плечу.
— Привет, ребята! — жизнерадостно воскликнул он.
— Так ты теперь наёмник?! — с преувеличенным восхищением воскликнул Ренегар, оглядев новенькие доспехи наёмника, плотно облегающие могучую фигуру Махмуда, который за последнее время изрядно прокачал силу.
— А то ты не знаешь, — ухмыльнулся игрок. — Позавчера приняли.
— Мы с ним вчера в Старый лагерь ходили. Он там на арене дрался, — заявил Мордраг с такой гордостью, будто это он сам дрался на арене.
— И как? — выпустив очередной клуб дыма и бросив окурок на пол, полюбопытствовал Сейфер.
— А я разве не рассказывал? — деланно удивился Мордраг. — Наш приятель Махмуд сначала раскатал того болотного чудака, возомнившего себя бойцом, а потом навалял и Кирго. Я не пожалел, что поставил на этого парня.
— Ого! — одобрил Ренегар. — Тогда вы, ребята, просто обязаны проставиться за эту победу. Да и новые доспехи не помешает обмыть.
— Не вопрос, — широко улыбнулся Махмуд и швырнул на прилавок тяжёлый мешочек с рудой. — Силас, наливай!
Дверной проём на миг загородили чьи-то широкие силуэты и к компании вразвалочку присоединились два здоровенных наёмника. Одинаково могучие и закованные в добротные доспехи, они отличались лишь цветом волос и кожи. Один из них, которого звали Горн, был темнокож и кучеряв. Второй — Алекс — выглядел как какой-нибудь скандинав.
Наёмники поздоровались с присутствующими, и воры многозначительно запереглядывались.
— Можете говорить при Махмуде, он свой в доску, я за него ручаюсь, — разрешил все сомнения Горн.
— Хорошо. Он мне с самого начала понравился, — немедленно согласился Мордраг.
— А этот воришка с тобой? — спросил Алекс у Махмуда, указывая на Внучку, которая втиснулась со своей камерой между Ренегаром и Сейфером.
Махмуд утвердительно кивнул.
— Да сколько можно?! — топнула ногой Внучка. — Я вам не какой-то воришка, меня зовут...
— Не важно, как тебя зовут, парень, — положив ей огромную ладонь на плечо и глядя в глаза, проникновенно сказал Горн. — Главное, что ты наш человек и мы тебе доверяем. Ты ведь не обманешь нашего доверия?
Польщённая и мигом растерявшая весь запал корреспондентка отрицательно помотала рыжими косичками.
— Ну вот и отлично! — удовлетворённо произнёс наёмник и обернулся к содержателю таверны. — Эй, Силас, подай шнапс наверх. И пожрать чего-нибудь приволоки. Мяса, хлеба и своего фирменного супа из ползунов.
— Мяса и супа сколько угодно, а с хлебом ничего не получится. Мука давно кончилась. Могу риса притащить, — отозвался тот.
— Ладно, тащи рис, — поморщился Горн и первым направился к лестнице на крышу таверны, где была устроена просторная крытая веранда. Остальные потянулись вслед за ним. Несколько жавшихся по углам крестьян с рисовых плантаций и скребков, как в Новом лагере называли рудокопов, работавших в Свободной шахте, проводили компанию уважительными и завистливыми взглядами.
Наверху обнаружились лишь два каких-то вора, которые, передавая друг другу початую бутылку шнапса, рассуждали на тему того, что «раньше всё было совсем по-другому» и что «здесь никому нельзя доверять».
— Идите, погуляйте где-нибудь, — негромко попросил их Горн, и воров будто ветром сдуло. Вместо них на веранде образовался расторопный Силас, вывалил на непременный пень кучу бутылок и снеди, а потом исчез так же быстро, как и появился. Пройдоха не первый год мотал пожизненный срок на каторге и успел уяснить, что чем меньше знаешь, тем реже бьют.
— Так что ты нам хотел сказать, Горн? — подал голос Ренегар, когда вся компания тесно расположилась вокруг уставленного мисками и бутылками пня.
— Мне тут шепнули, что к баронам завтра прибудет особенно жирный груз. Причём обмен должен состояться не днём, как обычно, а перед рассветом, — с важным видом поведал темнокожий великан.
— А почему не днём? — спросил Махмуд.
— Ну как почему. Бароны же у нас очень умные ребята. Решили, что если поменяют время обмена, то никто не узнает, и на караван точно не нападут, — с издёвкой пояснил Алекс.
— Сведения точные? — засомневался Сейфер.
— Конечно, у меня очень надёжный источник в Старом лагере. Он меня пока ещё ни разу не подводил, — веско произнёс Горн.
— Раз это Горн говорит, то и сомневаться не стоит. Я в деле, — припечатал Мордраг и вопросительно оглядел остальных.
Первой своё участие в налёте подтвердила Внучка, вызвав гул одобрения и незлые смешки. Следом согласились и все остальные.
— Но охраны там будет полно, — предупредил Горн. — А никого из наёмников Ли с нами больше не отпустит. Ему только войны между лагерями не хватало, да и оставлять магов и шахту без достойной охраны он по договору не имеет права. Так что понадобятся ещё несколько надёжных ребят, да и к Квентину тоже придётся обратиться.
— Кто такой Квентин? — встряла Внучка.
— Скоро вы с ним познакомитесь. Мордраг, проводишь Махмуда с его пареньком в лагерь к нашим друзьям?
— Извини, Горн, у меня тут остаётся ещё пара дел, да и кое-кого из наших ещё нужно сговорить, — заюлил вор.
— Кхм... Тогда придётся самому идти, — вздохнул наёмник. — Только вы поосторожнее. А то Ларс пронюхает раньше времени и львиную долю добычи подгребёт под себя, вы ж его знаете. Алекс, присмотришь?
— Конечно, — флегматично отозвался русоволосый наёмник.


Пространство игры «Мир Готики», Болотный лагерь
10 февраля, 14:15 реального времени

Когда едкий фиолетовый дым более-менее рассеялся и все, находившиеся в алхимической лаборатории, сумели справиться с кашлем, Кор Галом не без удивления проговорил:
— А ты делаешь успехи, Ксен! Пожалуй, ты вполне достоин носить одежды послушника. Думаю, не за горами то время, когда мы станем называть тебя Идол Ксен или даже Кор Ксен.
Довольный похвалой программист смущённо почесал до блеска выбритую макушку.
— Однако, — продолжил высший гуру Братства, — тебе ещё многому предстоит научиться. Это твоё дымное зелье, конечно, штука эффектная, но пользы от неё не очень много. Тебе следует выучиться делать напитки чистой жизненной энергии и чистой маны, зелье силы и ловкости, просветляющий экстракт из желёз ползунов. А со временем, может быть, ты научишься изготавливать «Эмбарла фиргаста».
— Что изготавливать, учитель? — переспросил Ксенобайт.
— Это легендарное зелье, случайным образом повышающие силу, ловкость или восприимчивость к магии, — пояснил Кор Галом.
— А вы его умеете делать, наставник? — подал голос третий присутствовавший — помощник гуру по имени Каин.
— Увы, нет. То есть я, конечно же, мог бы его изготовить, но достать рецепт «Эмбарла фиргаста», к сожалению, невозможно, — вздохнул алхимик. — Он был утерян в древние времена. Хотя ходят слухи, что некоторые из варантских алхимиков и ныне способны его изготовить, но бережно хранят эту тайну.
— А как насчёт ядов? — встрял Ксенобайт.
Этот вопрос его занимал особенно сильно. Дело в том, что очки опыта он вкладывал в основном в изучение алхимии и повышение магической силы. Но многие задания, выполнять которые нужно было для продвижения в Братстве и накопления того же опыта, требовали лезть в места, где легко могли загрызть или надавать по шее. И со многими противниками игрок ещё не мог совладать, ведь к изучению серьёзных заклинаний его пока не допускали. Да и, опять же, для их изучения требовался опыт. Словом, образовался замкнутый круг, знакомый начинающим магам по многим играм, к тому же ещё и усугубленный несбалансированностью любительской версии «Готики». Разорвать его Ксенобайт решил посредством применения ядов и взрывчатых веществ. С ядами пока ничего не выходило, а селитру для пороха он уже достал. С древесным углем никаких трудностей тоже не предвиделось. Но нигде здесь ему до сих пор не встретилось серы, и бета-тестер вновь решил вернуться к поискам ядов.
— Вообще-то я не занимаюсь ядами, — покачал головой гуру. — Но тема эта, безусловно любопытная. Ядов в нашем мире открыто великое множество. Например, редкое растение под названием весёлка и кожура пустынного кактуса, произрастающего в далёкой стране Яктиль, очень ядовиты. Или яд зелёной варантской змеи...
— А что-то более доступное можете посоветовать? — вернул лекцию в практическое русло программист.
— Конечно. Например, яд из жала кровавого шершня. При высокой концентрации он может вызывать паралич мышц и смерть от удушья, — воодушевлённый неподдельным интересом нового послушника, отвечал Кор Галом. — Правда, извлечённый из жала яд очень быстро теряет свои свойства. Поэтому его готовят особым образом, смешивая с вытяжкой из сока некоторых трав и другими ингредиентами.
— Какими именно?
Кор Галом пожал плечами, бросив печальный взгляд на уже развернувшего дневник и приготовившегося записывать Ксенобайта.
— Я никогда не интересовался этим вопросом. Никто из обитающих в долине магов, насколько знаю, тоже. Вот разве что...
— Что? — не выдержав затянувшегося молчания, полюбопытствовал Каин.
— Нет, ничего. Его уже несколько лет никто не видел... да я и не уверен, что он был знатоком ядов. В отличие от Арслана, о котором мне это точно было известно, — неуверенно ответил Кор Галом.
— Что за Арслан? — насторожился Ксенобайт.
— Каторжник. Он был алхимиком, изготавливал яд для воинов Геллона во время миртано-варантской войны. Они смазывали им наконечники стрел и причинили немало зла паладинам короля Робара. Поэтому, когда Арслан угодил в плен, его приговорили к пожизненному заключению. Я говорил с ним, ещё когда мы с Ю-Берионом томились в шахте и махали кирками, — вздохнул гуру.
— А где этот Арслан теперь? — сделал стойку программист.
— Погиб. Шахта обвалилась и все, кто там находился, остались под землёй. В том числе и Арслан вместе со своими записями. Он до последнего продолжал эксперименты с ядами, а ещё изучал свойства серы, которую тоже находили в шахте.
— Печально, — нахмурился игрок. — Где это произошло?
— В шахте, которую теперь называют просто заброшенной. Она находится недалеко от обменной площадки, с которой каждый из нас начал свой путь в Долину Рудников, — пояснил гуру.
— Кажется, я знаю, где это. Но там решётка заклинила, — припомнил Ксенобайт.


Пространство игры «Мир Готики», замок Старого лагеря
10 февраля, 15:49 реального времени

Услышав какой-то шум за дверью, Мелисса быстро спрятала стопку найденных в башне листов пергамента, над которыми ломала голову уже не первый игровой день, и состроила невинное выражение лица. Дверь приоткрылась, и в неё, вместо наглой баронской морды, робко заглянуло темноглазое личико Велаи.
— А, это ты! Входи, подруга, — заулыбалась Мелисса.
Велая притворила за собой дверь и лёгкой походкой приблизилась к нынешней фаворитке Гомеза.
— Что это ты так раскраснелась? — спросила Мелисса.
— Танцевала перед баронами. Ворон приказал, — ответила та. — А потом они меня выгнали и принялись совещаться.
— О чём? — насторожилась специалистка по сбору информации.
— Не знаю. Я хотела подслушать, как ты советовала, но они гвардейцев в обеих дверях поставили.
— Понятно. Ну и ладно. Потом всё равно узнаем. А сейчас давай сходим с тобой к магам. Ты не против, надеюсь?
— Я давно хотела исповедаться! — обрадовалась Велая. — А тебе Гомез разве позволяет выходить из донжона?
— Позволяет, куда он денется, — отмахнулась Мелисса, запихивая в сумку давешние пергаменты. — Только из замка пока не выпускает, гад. Но это вопрос времени, уж можешь мне поверить. Так что, идём?
Девушки вышли в коридор и направились к широкой скрипучей лестнице, которая вела на первый этаж. Велая робко огляделась.
— Ты не знаешь, куда делся тот стражник? Его что, во внешнее кольцо перевели? — забеспокоилась она.
Речь шла об одном из гвардейцев Гомеза, на которого подруги наткнулись, когда возвращались со своей вылазки в башню. Мелиссе удалось с грехом пополам заговорить ему зубы, но смотрел бот крайне подозрительно и вполне мог донести на них баронам.
— Можешь о нём больше не беспокоиться. Бедняга сорвался с лестницы и свернул шею.
— В самом деле? Как такое могло случиться? — воскликнула Велая. И Мелиссе в очередной раз показалось, что её подруга — не компьютерный бот, а такой же управляющий виртуальным телом живой игрок, как и она сама.
— Ну как-как... От лишних знаний у него голова стала слишком тяжёлой, вот и перевесила.
— Ты его убила?! — прошептала Велая и испуганно прикрыла рот ладошкой.
Мелисса только ухмыльнулась и поднесла палец к губам. Велая понятливо закивала. На самом деле, разумеется, девушка не смогла бы управиться с крепким и до зубов вооружённым стражником. А вот Дерек, с которым она уже успела познакомиться, умел ещё и не такое...
На выходе из резиденции баронов их попытался остановить один из гвардейцев, но Мелисса так на него рыкнула, что бедняга едва не втянул голову в панцирь, как черепаха, а потом вытянулся по струнке.
Девушки пересекли замковый двор и приблизились к соседнему зданию, совмещавшему в себе функции храма Инноса и обиталища его служителей. Стоявший в дверях молодой маг Мильтен, увидев Мелиссу, взволнованно порозовел и с поклоном отступил в сторону.
— Корристо предупреждал о вашем приходе, — почтительно сообщил он, пожирая девушку глазами.
Мелисса пришла сюда уже не впервые. В прошлый раз она приносила верховному магу Круга Огня Корристо послание с воли, которое хитрый Банзай сумел-таки передать в замок, предварительно выторговав себе львиную долю причитающейся за доставку награды. В тот приход она условилась о новой встрече, убедив магов в том, что является истой инносианкой и не может обойтись без исповеди, молитв и отеческих наставлений. А заодно поразила юного Мильтена в самое сердце и теперь, похоже, искусственный интеллект бота был полностью поглощён грёзами о черноволосой красавице.
Причиной нынешнего прихода стала, конечно же, не жажда приобщения к истинному учению бога Порядка и Света, а необходимость разобраться в найденных в башне записях. Среди них имелись тексты на каком-то древнем языке, а также непонятные схемы и карты. Уж старый добряк Корристо точно должен был помочь ей добраться до сути этой тарабарщины.


Пространство игры «Мир Готики», ущелье Троллей
10 февраля, 15:49 реального времени

Скалы справа и слева становились всё круче, а едва различимая тропа под ногами уводила куда-то вверх. Горн шёл первым, настороженно озираясь по сторонам. Им уже пришлось выдержать пару схваток с глорхами — довольно крупными и зубастыми двуногими ящерами, которых Внучка при первой встрече окрестила «динозавриками».
Всё было тихо, новые хищники не показывались. Однако Горна всё же что-то насторожило, он остановился, вгляделся в кучу здоровенных валунов, наваленных возле тропки и, взяв наперевес свой ненаглядный обоюдоострый топор, бросился вперёд. Махмуд, не задавая лишних вопросов, выхватил меч и последовал его примеру. Озадаченная Внучка замерла на месте с разинутым ртом. А потом кинулась следом, на всякий случай доставая камеру.
Наёмники, резво обогнув камни с двух сторон, прижали какого-то персонажа, одетого как рудокоп, но вооружённого неплохим луком. Разглядев его, Махмуд тут же опустил оружие.
— Мак-Мэд, дружище, какого чёрта ты здесь делаешь?! — радостно закричал он. — Расслабься, Горн! Это свои.
Темнокожий здоровяк хмыкнул и лёгким движением забросил топор за спину. Внучка с радостным верещанием кинулась к Мак-Мэду.
— А вы-то как здесь оказались? — спросил стрелок.
— Идём в лагерь Квентина, — сделав большие глаза, заговорщическим шёпотом возвестила Внучка.
— Так... — протянул Мак-Мэд. — Значит, с направлением я не ошибся. А он далеко отсюда, этот лагерь?
— А тебе зачем? — с подозрением спросил Горн.
— Да мне Диего велел отыскать эту чёртову шайку, — признался парень. — И ещё я должен там поговорить с типом по имени Саргон. Если справлюсь, то Диего похлопочет, чтобы меня приняли в призраки.
— А, так ты от Диего! — разулыбался Горн. — Тогда можешь идти с нами. Искать лагерь Квентина Диего посылает только самых надёжных людей.
— То есть его уже кто-то искал? — осторожно уточнил Мак-Мэд.
— А как же! — радостно сообщил Горн. — Как Диего потребуется проверить надёжность какого-нибудь подающего надежды парня, так он посылает его искать лагерь Квентина.
— То есть, Диего уже знает, где этот лагерь? — недоумённо спросил игрок. — Лагерь, где обитает шайка, постоянно нападающая на караваны рудных баронов? Тех самых баронов, которым служат призраки, которых возглавляет Диего?
— Само собой. Мы с ним там сто раз были, — как ни в чём не бывало, похвалился Горн. — Пошли, познакомлю тебя с Квентином. Правда, учти, что он тот ещё зануда.
— Ну и дела тут у вас творятся! — с весёлым удивлением присвистнул Махмуд.
Дальше по тропе они пошли вчетвером.
— Смотрю, ты уже неплохо поднялся, — оглядел Мак-Мэд доспехи, двуручный меч и арбалет приятеля. — В прошлый раз ты был одет как Внучка.
— Да, я теперь наёмник, — гордо сообщил Махмуд. — А ты почему до сих пор не в призраках?
— Да, понимаешь, потерял кучу времени с этим Феофилом и его книжными заморочками, — смущённо признался Мак-Мэд. — Правда, опыта поднял неплохо. А ещё ходил в Болотный лагерь. Мы там с Ксеном и одним чудаком по имени Мониус три игровых ночи подряд выслеживали Ночного Убийцу.
— Кого выслеживали? — мигом заинтересовалась Внучка.
— Ну, вроде бы это такая тёмная сущность. Якобы он рыщет глухими ночами и выискивает себе жертву.
— Я тоже эту байку слышал, — вмешался Горн. — По-моему, брехня.
— Может быть, — пожал плечами Мак-Мэд. — Но изувеченный труп какого-то бродяги мы действительно нашли. С очень странными следами...
— Смотрите, там вышка! — закричала Внучка, указывая куда-то вправо от тропы.
— Ага, — подтвердил Горн, — там у Квентина сторожевой пост. Считай, пришли.


Логово бета-тестеров
10 февраля, 16:44 реального времени

— Ксен, ну вот какого Белиара, а? — возмутилась Мелисса.
Программист слегка съёжился под мечущим молнии взглядом зелёных глаз, но постарался сохранить лицо.
— Извини, — развёл он руками. — Мы ж не одалиски, не сидим в уютном серале на всём готовом под охраной евнухов. У нас, послушников Братства Спящего, жизнь тяжёлая, покой нам только снится — болотожоры на каждом шагу и прочие болотные акулы капитализма...
— Вот сейчас как тресну! — холодно предупредила Мелисса, перебив Ксенобайта на полуслове. — Сижу в этом замке дни напролёт, вправляю мозги всяким глючным ботам, собираю паутину по разным пыльным подвалам и кладовым! Добываю сведения и ресурсы. И всё ради чего? Чтобы выслушивать насмешки вместо благодарности? Ты хоть представляешь, чего мне стоило уговорить Корристо помочь с расшифровкой записей?!
— Ты пообещала ему отдаться прямо посередине пентаграммы? — предположил Ксенобайт.
Мелисса зарычала и нависла над жертвой с неумолимостью Немезиды.
— Ну, ребята! Ну, не ссорьтесь! — жалобно вклинилась в готовую перерасти в руко- и ногтеприкладство сцену Внучка. — Ксен, ты же знаешь, что механика этой игры не предусматривает... таких отношений с персонажами!
— В самом деле... Вы бы это... Того... — строго пошевелив бровями, поддержал её Банзай.
Мелисса шумно выдохнула и сделала шаг назад. Ксенобайт слегка расслабился. Девушка ещё разок фыркнула, развернулась на каблуках и отправилась мучить кофемашину.
— Ксен, что у тебя там вышло-то? — спокойным тоном осведомился Мак-Мэд.
Прежде чем ответить, программист протянул руку к коробке с табаком. Его длинные бледные пальцы заметно подрагивали.
— Да там под Башней Туманов, оказывается, подземелье какое-то заброшенное. Старая каменоломня была или ещё что, не знаю точно. Вход есть со стороны моря. Я и решил его обследовать, а заодно испытать кое-какие заклинания... — набивая трубку, принялся рассказывать Ксенобайт.
— И что?
— И ничего. Только сунулся туда, а там нежить. Я — бежать. Петлял, петлял по этому лабиринту. Круг нарезал, вернулся в большой зал. Скелеты вроде где-то в закоулках отстали. Смотрю... — невнятно произнёс Ксенобайт, взяв трубку в зубы и закуривая, — а там рудокоп вроде мёртвый валяется. Я его обшарил, нашёл книгу какую-то...
— Хроманин... — задумчиво произнёс непонятное слово Банзай.
Ксенобайт покосился на него, но спрашивать ничего не стал и продолжил:
— Решил полистать книженцию, а тут вся толпа разом откуда-то вывалилась. Маг-скелет меня пришкварил какой-то дрянью, а остальные навалились кучей и... всё.
— Бывает, — пожал плечами Махмуд. — Мак, а ты хоть в Старый лагерь успел вернуться до последнего сохранения?
— Успел. А потом меня ещё и в призраки приняли, после разговора с Гомезом. Только это уже после сохранения, так что придётся с ним теперь ещё раз разговаривать.
— Извини, Мак, — смущённо проговорил Ксенобайт.
— Да ерунда. Теперь-то я точно знаю, что ему нужно отвечать. А в первый раз семь потов сошло. Уж думал, живым не выйду, — признался стрелок.
— Слушайте, время вечернее уже, а мы даже не обедали с этой игрушкой, — подала голос немного подостывшая Мелисса. — Может, пиццу заказать?
— Лучше пирожков, — ответила Внучка. — С повидлом!
— А нам с мясом, — подал голос Махмуд.
— Понятно, — кивнула Мелисса. — Внучке с повидлом, мне с сыром, вам троим с мясом, а кнопкодаву — со стрихнином...
— Мне тоже с сыром, если можно, — мягко возразил Ксенобайт.
Девушка снова фыркнула, но всё же достала мобилу и принялась набирать заказ.
— А как вам игра в целом? — сложив руки на животе, с затаённым волнением фаната поинтересовался Банзай.
— Вообще отпад! — закричала Внучка. — Я там таких кадров наснимала! Поликарпыч в обморок упадёт от восторга.
— Ну, это вряд ли, — скептически хмыкнул Мак-Мэд, переглядываясь с Махмудом.
— На самом деле занятная игра, — выпуская колечко дыма, поделился впечатлением Ксенобайт. — Квесты, правда, иной раз чересчур линейные, но вот модули для искусственного интеллекта писал какой-то гений. Или сумасшедший. Или сумасшедший гений... А ещё мне понравилось, как переданы вкусовые ощущении, запахи, эффекты от употребления зелий и болотника...
— Да зачётная игруха, чего там, — вставил своё веское слово Махмуд. — Временами забываешь, что это виртуалка... А когда Барьер начинает переливаться, вообще сказка!
— Банзай, а ты в какой гильдии сейчас? — спросила Внучка.
— Я это... рудокоп, — признался дед.
Все, кроме Мак-Мэда и Мелиссы, с удивлением воззрились на старика.
— Так ты вообще никуда не продвинулся? — разочарованно протянула Внучка.
— Зато наш Банзай — самый богатый рудокоп во всей Долине Рудников за всю её историю, — хохотнул Мак-Мэд. — Руды у него как грязи. Тысяч тридцать кусков в сумке уже, не меньше, точно вам говорю. Да ещё стражники и призраки чуть ли не все поголовно в должниках у него ходят. И я в том числе. Декстер, Фиск и прочие местные торгаши ему в рот глядят, как великому пророку наживы.
— Ну уж... — ещё больше засмущался дед.
— Причём как минимум треть своего состояния Банзай не набарыжил, как обычно, а выиграл за счёт ставок на арене и в «Три фигуры», — дополнил картину стрелок.
— Три фигуры? Это что ещё за хрень? — нахмурился Ксенобайт.
— А я знаю! — закричала Внучка. — «Три фигуры» — это игра такая. Наподобие «Камень, ножницы, бумага», только там рыцарь, дама и дракон. Один бродяга играть учит, его Локи зовут. Я про него во второй статье целый раздел написала!
— Дед, а куда тебе столько руды? — полюбопытствовал Махмуд.
— Как это куда? — возмутился Банзай. — А Мелиссу у Гомеза выкупать? Знаешь, сколько этот упырь за неё заломил?!
— Сколько?
Беседа была прервана появлением рассыльного, доставившего заказанные Мелиссой пирожки. Бета-тестеры разлили кофе по чашкам и принялись торопливо подкрепляться, предвкушая возвращение в игру.


Пространство игры «Мир Готики», тропа между обменной площадкой и Старым лагерем
10 февраля, 17:52 реального времени

Налётчики расположились на опушке леса, сквозь который шли тропы от моста через реку Шныгов перед Старым лагерем, к Старой шахте и обменной площадке. Дальше в лесу подходящих укрытий было больше, но там запросто можно было всполошить охранников на мосту, которые могут подать знак в лагерь. Конечно, их не трудно было снять заранее, но ярко освещённый факелами мост прекрасно просматривался с надвратной башни, откуда тоже могли заметить подозрительную возню. Поднимать тревогу раньше времени никому не хотелось, поэтому, по совету Махмуда, для засады выбрали самый дальний от моста край леса.
Основные силы — Алекса, троицу воров во главе с Мордрагом и шайку Квентина в полном составе — расположили подальше от тропы, со стороны леса. Постоянно охотившиеся в этих местах, а потому не вызывающие ни у кого подозрения парни из Нового лагеря, которых звали Дракс и Рэдфорд, открыто расположились возле тропы. В их задачу входило отвлечь внимание охраны каравана перед самым нападением. А Махмуд, Внучка и Горн укрылись с противоположной стороны тропы, в прибрежных зарослях осоки и рогоза, для чего им пришлось зайти в воду выше колена.
Предрассветный туман, поднимавшийся от реки, постепенно светлел — где-то за горами на востоке уже всходило солнце, но сюда его свет пока едва просачивался.
— Бр-р, как бы не простудиться! — проворчала Внучка.
— Ты что, мы же в игре! — покосился на неё Махмуд.
— Угу, в игре. А ощущения такие же натуральные, как в тот раз, когда я заблудилась ночью в тумане. Помнишь, в лесу, когда на страйкбол ездили?
— Ещё бы, — хихикнул Махмуд. — Слушай, ты зельями не богата?
— Не очень, — огорчённо откликнулась корреспондентка. — Могу дать только два экстракта лечения. А ещё вот что, — протянула она склянку с зелёной жидкостью.
— Зелье ускорения? — догадался Махмуд.
— Ага. Только действует недолго. Держи...
— Тихо! Идут! — шикнул на них Горн и натянул на лицо платок, чтобы, в случае чего, не быть узнанным. Остальные последовали его примеру.
И в самом деле, вскоре на тропе, спускавшейся справа между скалами и рекой, послышались голоса, а потом показалась и голова каравана. Впереди шли несколько стражников, а за ними тянулась цепочка набранных из рудокопов носильщиков с мешками, ящиками, бочонками или корзинами на спинах. Хвост каравана терялся где-то в тумане. Налётчики присели ещё ниже, слившись с рогозом.
Как только стражники поравнялись с засадой, Горн дёрнулся достать топор, но Махмуд придержал его руку.
— Погоди, пусть ещё пройдут, а то вспугнём раньше времени, — одними губами прошептал он.
Когда авангард миновал засаду, оказавшуюся за спинами настороженно озиравшихся подручных Гомеза, Махмуд разрядил арбалет в одного из ботов, затем выхватил меч и молча ринулся в атаку. Горн не отставал от него ни на шаг. А следом, хлюпая размокшими ботинками, заторопилась Внучка с камерой в левой руке и лёгким мечом — в правой.
Как только один из стражников, в которого попал болт Махмуда, споткнулся и упал ничком, топтавшиеся возле мокрых от росы деревьев Редфорд и Дракс схватились за луки и принялись обстреливать авангард колонны. К ним уже со всех ног спешили прятавшиеся в лесу основные силы.
Первыми в сбившихся кучкой стражников врубились Махмуд и Горн, они ошеломили и задержали охрану на первые несколько мгновений, а потом к налётчикам подоспело подкрепление из леса. Рудокопы, бросая груз, со всех ног разбегались в разные стороны, а сверху, расталкивая тюки и людей, спешили остальные охранники. Впрочем, они явно запаздывали. Авангард уже был смят превосходящими силами и почти весь истреблён.
Оставив ещё сопротивлявшихся двух или трёх стражников на Алекса и воров, Махмуд, а за ним и Горн, развернулись к основным силам противника, увлекая за собой разбойников Квентина. Навстречу им прилетело несколько болтов, кто-то из налётчиков упал, но два силача уже успели приблизиться на длину клинка, не позволив стражникам достигнуть конца спуска. Махмуд и Горн заблокировали узкий каменный карниз, по которому вилась тропа, и противники были вынуждены сражаться не более чем по двое в ряд. Разбойники Квентина поначалу пытались как-то поучаствовать в схватке, но, поняв, что здоровенным наёмникам их помощь без надобности, да и оказать её из-за тропы карниза невозможно, стали отходить назад и принялись потрошить брошенный рудокопами груз. За спинами двух парней, в руках которых меч и обоюдоострый топор летали как пушинки, они чувствовали себя в полной безопасности.
С Горном и Махмудом осталась лишь Внучка, то и дело кастовавшая на них заклинание малого лечения, которому её после неотступных просьб и нескольких добросовестно выполненных поручений обучил маг Воды Нефариус. А затем к ним присоединился и Алекс. Это означало, что остатки вражеского авангарда были перебиты или разбежались.
Стражники поначалу насели свирепо и умело, и наёмникам пришлось нелегко. Тем более что враги находились немного выше и это давало им определённое преимущество. Но, всё-таки, свалив двух лучших бойцов противника и столкнув со скалы в реку ещё одного, предводители налётчиков оказались против более слабой и хуже вооружённой пары стражников. Несколько ударов — и вот уже один из врагов лежит на тропе, а второй летит со скалы и с плеском падает в воду. Двое новых стражников, находившиеся за спинами поверженных, уже не горят желанием отдать жизнь за имущество рудных баронов и начинают пятиться.
Махмуд, проорав боевой клич, усилил натиск. Стражники не выдержали и, распихивая напиравших сзади товарищей, стали отступать. Горн тоже не упустил момент и достал одного из противников своим топором. Стражник, вскрикнув, свалился вниз. Тогда отступление перешло в паническое бегство. Охранники каравана, отталкивая друг друга, бросились вверх по тропе. Ещё двое или трое свалились в реку. Позади кто-то кричал, пытаясь остановить бегство, но его не слушали.
Прошло совсем немного времени, и впереди не осталось никого, кроме единственного стражника — крепкого, темноволосого, в прочных доспехах и с хорошим мечом в руке. Что-то в выражении его довольно-таки неприятной рожи показалось Махмуду знакомым. Он чуть напряг память и вспомнил, где раньше видел этого мерзавца.
— Буллит! — проревел игрок и сорвал прикрывавший лицо платок. — Помнишь, как ты бил нас возле озера, скотина?! Я знал, что мы когда-нибудь встретимся!
Стражник, секунду назад готовый сражаться до последнего, мигом потерял самообладание. То ли узнал Махмуда, то ли Алекс и Внучка вошли в зону его триггера, и перевес в пользу налётчиков искусственный интеллект счёл решающим, но бот изменился в лице и попятился. А потом развернулся на пятках и рванул вслед за удравшими товарищами.
— Врёшь, не уйдёшь! — проорал Махмуд и бросился в погоню.
Поначалу ему казалось, что Буллит всё же уйдёт. Но потом он вспомнил про подаренный Внучкой напиток ускорения, на бегу нащупал склянку, сорвал пробку зубами и, приостановившись, опрокинул зелёную жидкость в рот. Почти моментально ходок почуял во всём теле лёгкость необычайную и метнулся вперёд со скоростью олимпийского чемпиона по бегу на короткие дистанции.
Когда Горн, Алекс и Внучка уже в ущелье догнали Махмуда, он вовсю рубился с Буллитом. Тот, надо признать, в бою оказался хорош. Хоть меч у него был и короче, чем у игрока, но владел он им заметно лучше. Силой и прочностью доспеха он тоже как минимум не уступал Махмуду. Но на стороне последнего были человеческий разум и жажда мщения.
Грамотно используя преимущество в длине клинка, ходок держал противника на должном расстоянии и теснил его к стене ущелья. Но Буллит тоже оказался малый не промах. Уловив ритм, с которым Махмуд размахивал мечом (а делать это быстрее игрок не мог без должной прокачки навыков), он уклонился от очередного удара, мгновенно сократил расстояние и нанёс точный и быстрый удар сбоку в грудь Махмуда. Доспех наёмника состоит из железных пластин, нашитых на кожаную основу, и оставляет немало достаточно уязвимых для умелого бойца мест. Клинок пропорол прочную кожу, выполнявшую роль поддоспешника толстую рубаху и вгрызся в плоть.
Надо сказать, что о комфорте игроков разработчики-любители заботились не особенно, поэтому боль от ран в «Мире Готики» была вполне ощутимой, хоть и не столь сильной, как в реальной жизни. Махмуд зарычал от очередной раны. От смерти его, а команду от очередной перезагрузки спасло лишь то, что он успел отпрянуть назад, меч Буллита прошёл вскользь, не повредив рёбер. Но из-за этого движения и удар Махмуда, которым он попытался покончить с Буллитом на обратном махе, вышел смазанным. Доспехи защитили стражника, но крепкий удар в бедро снизил его подвижность.
Внучка, до того скакавшая вокруг с камерой, вспомнила о своих обязанностях лекаря и, опустошив синюю бутылочку с зельем магической энергии, направила на Махмуда сверкающий голубой поток исцеляющего заклинания. Возмущённый таким шулерством Буллит что-то злобно заорал и бросился в новую атаку. Но теперь игрок был настороже. Он своевременно начал движение, которым отбросил в сторону более лёгкий клинок противника, и продолжил его глубоким выпадом. Буллит дёрнулся и замер, напоровшись на остриё, а Махмуд отдёрнул меч назад, размахнулся и...

***
— Клянусь Аданосом, это был красивый бой! — восхищённо проговорил Горн. — Буллит же был куда более умелым бойцом, чем ты. Не понимаю, как тебе удалось победить.
— Парнишка его подлечил, — напомнил Алекс.
— Ерунда! — отмахнулся темнокожий здоровяк. — Он бы и так справился. Нет, Махмуд, ты настоящая машина смерти, вот что я скажу. Тебе непременно нужно взять несколько уроков у генерала Ли. Тогда тебе точно не будет здесь равных.
Внучка тем временем деловито обшаривала сумку Буллита. Меч поверженного стражника она держала подмышкой, оружие было для неё слишком тяжёлым и всё время норовило выскользнуть.
— Положи его пока на землю, — посоветовал Махмуд и засмеялся. После напряжения всех сил и нервов, как обычно, наступила неизбежная реакция.
— Держи, тебе надо расслабиться, — сказал Горн, протягивая зажжённую самокрутку с болотной травой. Прежде Махмуд старался избегать сектантского зелья, но на этот раз почувствовал, что оно ему и впрямь не помешает. Он затянулся и ощутил, как расслабляются мышцы, а разум заволакивает зеленоватая дымка.
— А где это мы вообще? — огляделся игрок.
Во время погони и схватки ему некогда было любоваться окрестностями, а теперь он заметил, что они находятся в знакомом месте. Вот там, например, виднеется вход в штольню, всё так же преграждённый ржавой решёткой.
— Да возле заброшенной шахты, где же ещё, — отозвался Алекс.
— Точно, мы здесь уже были, — подтвердила Внучка, с пыхтением совавшая меч Буллита в свою безразмерную сумку. Потом она подошла к Махмуду и протянула ему мешочек с рудой.
— Бери, это твоя добыча. А меч я себе заберу, ты всё равно двуручник качаешь.
Горн тем временем мечтательно глядел в сторону зарешеченной штольни.
— Жаль, вход заколдован, не открыть его без особой магии. А то бы ты там таким мечом разжился, по сравнению с которым твой нынешний сгодился бы разве что вместо вертела, падальщиков жарить, — сказал наёмник.
— Что за меч? — заинтересовался Махмуд.
— Его называли Оркобой. Отменный двуручник из лучшей стали и магического металла. Говорят, будто прежде, ещё до каторги, он принадлежал здешнему землевладельцу, графу Бергмару, — принялся рассказывать Горн, покосившись на Внучку, мигом наставившую на него свою камеру. — Потом, когда Бергмар умер, меч хранился в замке, у королевского управляющего, который заведовал каторгой. А после того, как долину накрыл Барьер и заключённые подняли восстание, меч достался одному из сподвижников Гомеза. Он был главным в шахте и находился внутри, когда произошёл обвал. Конечно, меч может оказаться где-нибудь под завалами. Но по долине давно ходят слухи о том, что обрушилась только штольня, которая выводила наружу. Остававшиеся внизу рудокопы почти разобрали завал, но им не хватило сил и еды. Так они там и умерли, а маги потом велели закрыть вход решёткой и заколдовали ворот.
— Как интересно, — подпрыгнула Внучка. — Махмуд, скажи, мы туда когда-нибудь проберёмся, да?
— Возможно, — отозвался ходок. — Вот что, ребята, пора нам отсюда уносить ноги. Квентина и Мордрага с парнями наверняка давно и след простыл. Скоро из Старого лагеря подтянется целая толпа стражников, а если ещё и те, что убежали к обменной площадке, очухаются...
— Да, уходим, — поддержал его Горн. — К тому же мне не терпится увидеть свою долю добычи.
И налётчики заспешили к тропе, которую нужно было миновать прежде, чем её перекроют люди Гомеза.
Над вершинами гор уже показался ослепительный диск солнца.


Пространство игры «Мир Готики», замок Старого лагеря
11 февраля, 10:02 реального времени

— А, это снова ты, дочь моя! — обрадовался Корристо, увидев Мелиссу. В момент её прихода он, стоя посреди начертанной чем-то красным на полу пентаграммы, листал толстую книгу в кожаном переплёте.
В последнее время девушка зачастила к старому магу. Возглавлявший Круг Огня в Долине Рудников седовласый чародей знал массу полезных вещей, но информацию выдавал маленькими порциями, при подходящем случае или после многочисленных наводящих вопросов. К тому же, он то и дело сбивался на пространные воспоминания или проповедь учения Инноса. Основную его суть Мелисса уяснила ещё во время первых встреч и теперь, когда маг седлал любимого конька, только досадливо кусала губы, стараясь вернуть беседу в нужное для себя русло.
— Вам удалось разобраться в последних бумагах, почтенный Корристо? — с вежливой улыбкой спросила Мелисса.
В «Мире Готики» с ботами, особенно занимавшими высокое положение в местной иерархии, приходилось следить не только за языком, но и за выражением лица. К движку игры были прикручены довольно мощные анализаторы речи и мимики, которых не постыдилось бы и большинство созданных профессионалами игр премиум-класса. Правда, искусственный интеллект порой делал из полученных от этих модулей данных самые парадоксальные выводы, которые к тому же ещё и корректировались с учётом характеров персонажей, заданных скриптами. Так что порой некоторые боты вежливую улыбку принимали за насмешку и сразу лезли в драку, а отсутствие улыбки на лице игрока воспринималось или как угроза, или как проявление неприязни. Бывали и ещё более странные ситуации.
Впрочем, Корристо оказался персонажем покладистым, и вежливость в его случае позволяла лишь избежать продолжительных наставлений с частыми упоминаниями имени Инноса.
— Да, дочь моя, я расшифровал запись. Это оказалось не очень трудно, поскольку мне уже приходилось иметь дело с подобной тайнописью, — ответил маг.
— Вот как? — удивилась Мелисса. — Где вы раньше видели такой способ шифрования?
— Его изобрёл мой наставник. Его звали Ксардас...
— Ксардас? Я уже слышала это имя. Кажется, ему было адресовано письмо, которое нам дали перед отправкой в Долину Рудников. Что стало с вашим наставником?
— Я не хочу об этом говорить, — ответил Корристо и плотно сжал губы, давая понять, что действительно не намерен углубляться в неприятную для него по какой-то причине тему.
— А что там, в расшифрованном тексте? — сразу же перевела разговор на другое девушка.
— Заклинание, при помощи которого можно отворить решётку, перекрывающую вход в заброшенную шахту, — как-то нехотя отозвался старый маг.
— Замечательно! — обрадовалась Мелисса. — Вы отдадите мне его?
— Конечно, дочь моя, раз ты этого хочешь. Но я бы не советовал тебе и твоим друзьям лезть в это проклятое место.
— Почему?
— Видишь ли, мне очень хорошо известны причины, по которым шахта была запечатана... — проговорил Корристо и примолк, оборвав себя на полуслове.
— Вы мне об этом расскажете? Если это тайна, я буду молчать о ней, как рыба, — одарив старика самой завораживающей из своих улыбок, проворковала Мелисса.
— Не такая уж это и тайна. Об этой истории знаю не только я, — вздохнул старик.
— Так что же там произошло?
— В шахте случился обвал. Такое, конечно, происходит не так уж редко, но обычно можно предугадать опасность заранее или хотя бы как-то понять причины. Шахту же, которую сейчас называют просто заброшенной, а в те времена именовали Сквозной или Королевской, мы обследовали незадолго до обвала и не нашли никаких признаков надвигающейся катастрофы. Кса... тогдашний верховный маг нашего Круга предположил, что этот внезапный обвал имеет ту же природу, что и выход из-под нашего контроля Барьера во время обряда по его созданию. Ты, верно, уже знаешь, что изначально мы собирались накрыть магическим куполом лишь часть долины, а именно ту местность, где размещались Королевская и Старая шахты? Но что-то пошло не так...
— Да-да, я об этом слышала, — поспешила вставить Мелисса.
— Гхм... Так вот, как только стало известно об обвале, бароны отрядили рудокопов для разбора завала. Поначалу оставалась надежда, что обрушилась лишь часть штольни и можно успеть спасти тех, кто оказался под землёй. Естественно, мы тоже отправились к шахте в сопровождении всего лишь нескольких стражников. Не стоит забывать, что других лагерей в то время ещё не существовало, и по дороге нам могли угрожать разве что дикие звери и малочисленные шайки грабителей, обосновавшихся в труднодоступных уголках долины...
— Но я так понимаю, что расчистить завал вам не удалось? — снова прервала воспоминания старика девушка.
— В конце концов, мы его разобрали, но на это потребовалось немало времени. Штольня обрушилась на всём протяжении, а она довольно длинная. Она, конечно, не была единственной, но другие оказались завалены ещё основательнее, мы только напрасно потратили на них время. К тому же, постоянно приходилось восстанавливать крепь, чтобы избежать повторных обвалов. И всё равно несколько человек были убиты и искалечены рухнувшими камнями, — печально сказал Корристо. — Когда рудокопы наконец расчистили штольню и добрались до основного ствола, живых внизу уже не оставалось. Люди в Королевской шахте не просто погибли, а превратились в свирепую нежить, которая растерзала несколько человек из спасательного отряда! Когда умертвия полезли из ствола в штольню, наши рудокопы со всех ног кинулись наружу. Стражники попытались остановить натиск порождений Белиара, но силы оказались неравны. Лишь при помощи магии нам удалось загнать нежить обратно в шахту. А затем мой наставник составил заклинание, при помощи которого заблокировал решётку и поднимавший её ворот, чтобы тёмные твари больше не выбрались на свет, а никто из живых не мог попасть внутрь и погибнуть.
— То есть решётка там имелась ещё до обвала? — уточнила Мелисса.
— Конечно. Не зря же второе название заброшенной шахты было «Сквозная». Через неё имелась возможность выбраться прямо горную долину неподалёку от города Хоринис, чем нередко пользовались заключённые, бежавшие с каторги в первые годы её существования, до создания Барьера. Поэтому все штольни перекрыли и поставили возле них охрану. К счастью, решётка на откопанном нами тоннеле не была повреждена во время обвала. Будь это одна из штолен, расположенных выше по склону, где камнепад полностью уничтожил решётки, остановить неупокоенных было бы труднее, — пояснил Корристо.
— Как вы думаете, эта нежить остаётся там до сих пор? — уточнила девушка.
— Кто знает, — развёл руками маг. — О природе умертвий нам известно недостаточно. Решением Круга Огня в давние времена на изучение некромантии и других тёмных наук был наложен суровый запрет, поэтому...
— Даже если она остаётся там до сих пор, то её всё равно можно одолеть, — уверенно проговорила Мелисса и, улыбнувшись старому магу, добавила: — Очистив шахту от слуг Белиара, мы внесём немалый вклад в дело Порядка и Света.
— Несомненно, дочь моя! — с воодушевлением воскликнул Корристо. — Но всё же это очень опасно. К тому же, задействовать отворяющее вход в шахту заклинание сможет только человек, посвящённый хотя бы в основы таинств Круга Огня. А ни я, ни кто-то другой из опытных магов не сможем отправиться с тобой. У нас сейчас очень много дел. К тому же, бароны в последнее время ведут себя подозрительно...
— Ничего страшного, — уверенно возразила специалистка по запутанным квестам. — Давайте заклинание, а помощника я найду сама.

***
Когда довольная Мелисса, упрятав в сумку полученное от Корристо заклинание, ставшее последней деталью головоломки, которая позволяла добраться до таинственной шахты, вернулась в резиденцию рудных баронов, прямо у входа её поджидала Велая. Девушка-бот, нерешительно переминавшаяся с ноги на ногу, виновато взглянула на Мелиссу.
— Эй, ты чего, подруга? — насторожилась та.
— Я слышала, ты со своими друзьями собираешься в какое-то опасное место...
— Ну и любят же здесь посплетничать! — воскликнула Мелисса. — Да, собираюсь. И что?
— Можно и я с вами?
— Зачем тебе это? Там грязно, темно, страшно и полно жутких тварей.
— Всё равно, — упрямо мотнула головой Велая. — Я же тебе говорила, что рано или поздно непременно стану воительницей. Надо же мне с чего-то начинать.
— Раз ты твёрдо решила, не буду больше тебя отговаривать, — пожала плечами Мелисса. — А Ворон тебя отпустит?
— Вообще-то нет... Но ведь ты же его попросишь, да? — с надеждой произнесла Велая.
Мелисса в ответ только обречённо вздохнула.


Пространство игры «Мир Готики», лес между Старым лагерем и Башней Тумана
11 февраля, 13:17 реального времени

Мак-Мэд вскинул лук, быстро прицелился и выпустил стрелу. Кротокрыс взвизгнул, опрокинулся на спину и задёргал лапами в предсмертных корчах. Довольный парень вышел из кустов и принялся разделывать добычу — из упитанного зверя можно было вырезать два отличных окорока. В принципе, игра позволяла утащить и всю тушу целиком, чтобы затем, насадив на вертел, изжарить на костре. Но мороки с этим было много, потому что в инвентарь, вопреки словам Диего о безразмерности выданных им сумок, туша не влезала и её пришлось бы волочь на спине за реку, пачкая кровью новенькие доспехи призрака.
Призраками в Долине Рудников называли людей рудных баронов, которые были приняты на службу, но не захотели или не смогли стать стражниками. Они исполняли функции разведчиков, гонцов, снабжали лагерь дичью и выполняли другие поручения, довольно разнообразные и чаще всего сопряжённые с опасностью.
Сегодня Мак-Мэду велели добыть свежего мяса для баронской кухни, и он отправился за реку, где почти до самого морского берега простирался лес. Охотник уже добыл нескольких падальщиков, а теперь ещё и кротокрыса. Настроение было отличное, споро работая ножом, парень что-то насвистывал. Над головой шумел в древесных кронах ветер, попискивали какие-то птахи, над всем этим потрескивал и переливался ветвистыми голубыми молниями Барьер, а в отдалении раздавался глухой рокот водопада. Поэтому мракориса, кравшегося по следам кротокрыса, Мак-Мэд услышал только тогда, когда хищник принялся злобно ворчать, разъяряя себя перед нападением.
Чертыхнувшись, незадачливый охотник отскочил в сторону и схватился за оружие. Доставать лук было поздно, и парень выставил в сторону зверя остриё плохонького меча. За рукоять Мак-Мэд держался двумя руками, клинок неуверенно ходил из стороны в сторону — на прокачку фехтования у игрока пока не хватало очков обучения, он всё вкладывал в ловкость, стрельбу и охотничьи навыки.
Мракорис, с презрением взглянув на несерьёзное оружие в руке будущей жертвы, прыгнул на охотника. Мак-Мэд отскочил в сторону и даже попытался ударить зверя в покрытый длинной тёмной шерстью бок, но сумел лишь слегка его поцарапать. Мракорис пронёсся по инерции ещё несколько шагов и развернулся, взрыв когтистыми лапами мох и палую листву. Мак-Мэд приготовился дорого продать жизнь, а потом выслушать много «добрых» слов от других участников команды из-за необходимости в очередной раз перезагружаться.
Однако, как только хищник устремился в новую атаку, что-то произошло. Готовый прыгнуть зверь замер и мелко затрясся, по его косматой шкуре заплясали красные вспышки. Не тратя времени даром, Мак-Мэд подскочил к мракорису и принялся наносить удар за ударом, стараясь попасть в наиболее уязвимые места. И лишь когда огромный зверь издал утробный рык и рухнул на землю, позволил себе перевести дух и взглянуть, кто так вовремя пришёл ему на помощь.
Парень огляделся и увидел, что неподалёку стоит какой-то персонаж в одеянии послушника Братства Спящего. Убедившись, что хищник повержен, он достал синюю бутылочку с зельем и принялся восполнять запас маны. Мак-Мэд убрал меч и сделал шаг к послушнику.
— Спасибо, что помог... — начал он, но запнулся и, вглядевшись в лицо сектанта, с удивлением протянул: — Ксе-ен?
— А кто же ещё о тебе позаботится, — проворчал тот.
— Обалдеть! Ну и видок у тебя! — расхохотался стрелок.
Выглядел программист действительно необычно. Мало того, что одеяние послушника Братства Спящего штанов не предусматривало, ограничиваясь снизу чем-то вроде юбки из грубой ткани. Так ещё и длинные волосы Ксенобайта, педантично воссозданные программой при создании игровой модели, исчезли. Вместо них голый череп украшали ломаные линии затейливой татуировки.
— Что бы ты ещё понимал, презренный язычник! — ухмыльнулся ничуть не обескураженный программист и, достав короткую изогнутую трубку, принялся набивать её сушёным болотником.
— Ксен, красава! Ещё и трубку где-то раздобыл, — восхитился Мак-Мэд.
— Там... — махнул рукой программист куда-то в сторону водопада и выпустил клуб дыма. — Правда, пришлось прикончить парочку ящеров, но оно того стоило. От самокруток толку мало... Я чего тебя искал-то?
Мак-Мэд вопросительно посмотрел на приятеля.
— Дельце неплохое наклюнулось. Там у нас Кор Галом трепался, будто раньше работал в заброшенной шахте. И вроде бы на момент обвала там оставалась целая гора руды и ещё кое-что ценное. Её в тот день как раз собирались вытаскивать наверх.
— Хм... вот ведь совпадение, — удивился стрелок.
— Ты о чём?
— Мелисса откопала у Гомеза какие-то бумаги. И в них тоже шла речь об этой заброшенной шахте.
— А подробнее? — подобрался Ксенобайт.
— Пока не знаю. Она обещала вечером зайти.
— А Мелиссу что, из замка уже выпускают?
— Попробовали бы они её не выпустить. Банзай там всех, кого надо, подмазал. Да Мелисса и сама разобралась. Она там уже всеми баронами крутит, как хочет. Гомез ей в рот глядит, Ворон не знает, чем угодить, Шрам с Арто так и вовсе во фрунт вытягиваются, как новобранцы, только её увидят... Да что бароны! Даже Дерек за ней бегает, высунув язык.
— Какой ещё Дерек?
— Да есть там такой. Убийца, подручный Ворона. Его мало кто видел, причём большинство уже ничего никому не расскажут...
— Кстати об убийцах. Говорят, кто-то раздербанил караван рудных баронов? — припомнил программист.
— Ксен, ты только узнал, что ли? Ну ты даёшь! — удивился Мак-Мэд. — Это Махмуд и Внучка со своими дружками постарались. Полдюжины стражников перебили, ещё больше перекалечили, а половину товаров — как корова языком. Нам с Диего тоже кое-что перепало.
— В смысле? Вы же вроде на Гомеза работаете. Или я ещё что-то пропустил?
— Считается, что на Гомеза. Но на самом деле Диего работает только на самого себя и ни на кого больше. А на стражников у него и его ребят давно большой зуб. Поэтому когда нас послали выслеживать грабителей, мы опять никого не нашли, — со смехом сообщил ходок. — Не буду же я, в самом деле, сдавать своих друзей Махмуда и Внучку какому-то оборзевшему боту!
— Логично, — согласился Ксенобайт.


Пространство игры «Мир Готики», окрестности заброшенной шахты
9 февраля, 16:37 реального времени

— Банзай, ты жир принёс? — спросил Махмуд, покосившись на деда.
— А то! Три горшка купил на всякий случай.
— Ну, давай пробовать... Горн, помоги!
Решётка, запиравшая вход в одну из штолен заброшенной шахты, поднималась обычным для здешних мест способом — при помощи ворота, на который наматывалась железная цепь. И цепь, и сам ворот наглухо заржавели, провернуть его не было никакой возможности. Чтобы приводить в действие такие, на первый взгляд, безнадёжно обездвиженные механизмы, в игре использовалась универсальная смазка — жир кротокрыса. Как его добывать из тушек животных, до сих пор не знал даже Мак-Мэд. И, если бы не пронырливость и оборотистость деда Банзая, сумевшего разыскать этот довольно редкий товар, шансов открыть вход у друзей было бы мало. Разве что разобрать огромный завал, перекрывший вход в ещё одну штольню, располагавшуюся выше.
Народу возле шахты собралось немало и все в ожидании результата следили за вознёй возле ворота. Мак-Мэд позвал в экспедицию Диего, с которым за время игры успел сойтись накоротке. С ними пришли дед Банзай, уже успевший обзавестись бронёй стражника Старого лагеря, и Мелисса, за которой следовала её свита — такая же стройная и черноволосая Велая, бывшая наложница рудного барона Гомеза, и молодой маг Огня по имени Мильтен. Велая и Мелисса были затянуты в облегающие доспехи из шкуры остера и увешаны лёгким, но смертоносным оружием. Мильтен не сводил с них влюблённого взгляда. Из Болотного лагеря приплёлся вновь изрядно укуренный болотником Ксенобайт, а с ним ещё один послушник, которого, как все уже знали, звали Лестером. Внучка и Махмуд явились в обществе темнокожего здоровяка по имени Горн.
Пока Махмуд и Горн мучили щедро умасленный жиром кротокрыса ворот, Внучка суетилась вокруг, выбирая лучший ракурс для съёмки. Оставшись, наконец, довольной полученной композицией, она сделала знак Мелиссе и та грациозно вплыла в кадр.
— Как видите, дорогие зрители канала «Лучших вирт-игр», сейчас мы пытаемся открыть вход в заброшенную шахту. У каждого из нас есть своя причина находиться здесь, так как к этому подземелью ведут сразу несколько квестов, полученных в разных частях Долины Рудников...
— Ё-о-о-о!!! — взвыл за спиной Мелиссы Махмуд, хватаясь за руку. Его ладонь сорвалась со скользкого от жира рычага, и парень пребольно хряснулся о цепь, едва не переломав пальцы.
Горн заржал. Недовольная испорченной записью Мелисса показала Махмуду кулак, тот, в свою очередь, показал кулак Горну, который в ответ заржал ещё громче, после чего работа закипела с новой силой. Однако решётка по-прежнему не двигалась.
— Как вы уже имели возможность убедиться, грубая сила здесь не помогает. Необходимо применить силу разума, — прощебетала в камеру Мелисса и, обернувшись к Мильтену, картинно подала знак.
Молодой маг согласно наклонил голову, отстранил озадаченных Махмуда с Горном и достал свиток с заклинанием. Напустив на себя суровый вид, Мильтен сосредоточился, прочёл заклинание, а потом воздел руки в активирующем жесте. Что-то вспыхнуло, со скалы скатилось несколько весьма увесистых камней, по решётке, цепи и вороту забегали золотистые искры.
— Готово. Можно открывать, — сообщил маг.
Теперь, уступив настойчивости силачей из Нового лагеря, ворот провернулся, раздался душераздирающий скрежет и решётка медленно поползла вверх, открывая тёмный зев входа.
— Итак, дорогие зрители канала, вход открыт и сейчас мы проникнем в таинственную шахту! — с ослепительной улыбкой вновь защебетала Мелисса.
— Мак, факелы зажигай, — потребовал Махмуд.
Мак-Мэд запалил несколько факелов и раздал участникам экспедиции. Впрочем, Ксенобайт факел не взял, а вместо этого небрежным щелчком пальцев вызвал магический огонёк и подвесил над головой. Мильтен с недоумением уставился на факел в своей руке, отбросил его в сторону и тем же способом вызвал свет, заявив:
— Я тоже так умею. — При этом молодой маг покосился на Мелиссу, чтобы оценить произведённый эффект. Но девушка вслед за Махмудом и Горном уже скрылась в штольне. Остальные поспешили следом.
Пройдя пару десятков шагов, приключенцы обнаружили, что тоннель раздваивается.
— Прямо или направо? — обернулся Махмуд к Банзаю.
— А я откуда знаю? — пожал плечами тот. — Раньше сразу после входа была загрузка локации шахты. Да и то лишь в некоторых модах.
— Тогда прямо, — решил ходок и отправился дальше. Горн и остальные последовали за ним.
Лишь задержавшаяся у развилки Внучка покрутила туда-сюда рыжими косичками, а потом подняла факел повыше и юркнула в правый проход.
Впереди тьму тоннеля озарили голубоватые вспышки и вскоре шедший впереди Махмуд оказался перед до боли (в самом прямом смысле) знакомой каждому обитателю Долины Рудников поверхностью Барьера.
— Тупик, — констатировал Горн, уткнувшись в бронированную наёмничьими доспехами спину.
— Выходит, это тот тоннель, что ведёт наружу. Через него в долину можно было попасть во второй части игры, — уверенно заявил Банзай. — Идём назад.
Все дружно развернулись и двинулись в обратном направлении. Вдруг Велая, которая теперь оказалась во главе колонны, обернулась к Мак-Мэду.
— С нами ещё парнишка был вроде, рыженький такой. Куда он подевался? — встревожено спросила она.
Почему-то все боты в игре упорно считали Внучку мальчишкой. «Пути искусственного интеллекта неисповедимы», — философски заметил по этому поводу в своё время Ксенобайт и посоветовал Внучке не напрягаться попусту. Но та всё равно иногда дулась.
— Внучка! — крикнул Мак-Мэд.
— Эге-гей! — поддержал его Диего, а потом достал витой медный рог и извлёк из него оглушительный рёв. С потолка посыпалась каменная крошка, а Ксенобайт втихаря лягнул Диего в голень и сделал вид, будто случайно. Звук рога захлебнулся, но триггер агрессии у персонажа почему-то не сработал — не то он блокировался в режиме сопровождения, не то помог приветливый оскал, которым Ксен встретил гневно обернувшегося к нему бота.
Все напряжённо прислушались, но ответом было лишь гулкое эхо.
— Быстрее! — скомандовала Мелисса. Исследователи — и игроки, и боты — бегом бросились к развилке и, не останавливаясь, влетели в правый тоннель. Проскочили шаткий деревянный настил, переброшенный через какой-то провал и, оказавшись в довольно просторном помещении, резко остановились перед непонятным изваянием.
— Это кто? — удивилась Мелисса.
— Ползун, — ответил Мак-Мэд. — Только почему он внутри этих кристаллов? Будто его вплавили или...
— Вморозили, — договорил за стрелка Ксенобайт и сорвал с пояса увесистый шестопёр.
— Ты чего? — удивился Махмуд. Ответа на его вопрос не потребовалось, поскольку лёд, удерживавший ползуна в неподвижности, вдруг потрескался и рассыпался с мелодичным хрустальным звоном, а подземная тварь, похожая на гигантского термита, немедленно бросилась на людей. Одновременно лязгнули меч Махмуда и тяжёлый топор Горна, вспыхнул выпущенный Мильтеном огненный шар и чудовище, издав обиженный вопль, издохло.
— Ещё одной мерзкой тварью стало меньше! — удовлетворённо произнёс Лестер, пристраивая такой же, как у Ксенобайта, шестопёр обратно на пояс.
— Заклинание заморозки действует всего несколько секунд, — сказал программист. — Значит, Внучка где-то поблизости. Пошли! — С этими словами он полез в небольшое подземное озерцо, перекрывавшее дальнейший путь.
Остальные последовали его примеру. Впереди их ждали ползуны, гигантские крысы, толпы рудокопов-зомби, ожившие скелеты стражников и другие неприятные твари.


Логово бета-тестеров
9 февраля, 19:03 реального времени

— Внучка, ну нельзя же так! — сняв шлем, с укоризной произнесла Мелисса. — А если бы тебя там сожрали? Опять загружаться пришлось бы.
Корреспондентка промолчала, но следы раскаяния на её живой физиономии можно было обнаружить лишь при наличии очень развитого воображения.
— Ну и загрузились бы, — беспечно отмахнулся Махмуд. — Ещё разок с монстрами можно было бы побиться. Мне, например, понравилось. А тебе, Мак?
— Да, неплохо. Видел, как Диего ползунов отстреливал? А Велая-то... Даже и не ожидал! Обычно встретишь, она только глазки потупит: «Тебе нельзя со мной разговаривать»...
— Внучка, ты чего там делала-то хоть?
Корреспондентку друзья обнаружили в самом дальнем штреке шахты, прорубившись через неисчислимые толпы нежити и других неприятных существ, более-менее благополучно избежав нескольких коварных ловушек, поплутав по подземным тоннелям, а попутно подняв по паре уровней, набив сумки рудой и выполнив пару-тройку квестов. Внучка встретила их задумчивым взглядом. Она и теперь сидела непривычно тихая.
— Лучше сами посмотрите, — ответила корреспондентка на вопрос Банзая и щёлкнула клавиатурой, включая воспроизведение нужной видеозаписи. — Только там не с самого начала, потому что я испугалась и забыла камеру включить.
Бета-тестеры сгрудились у монитора. Там отразилась неровная стена штрека, а на его фоне — призрачная фигура. При ближайшем рассмотрении стало понятно, что это обычный рудокоп, какие составляли большинство обитателей Долины Рудников. Только полупрозрачный.
— Привидение! — обрадовалась Мелисса.
— Призрак, — поправила её Внучка. — Только не такой, как Мак-Мэд с Диего, а настоящий.
— ...руда для них была важнее наших жизней, — вещал между тем рудокоп. — Лес на крепь поставляли плохой, да и того было недостаточно. Машину для откачки воды только обещали установить. Кормили кое-как. Зато выполнения нормы добычи требовали строго. Попробуй, не наруби сколько положено! Стражи здесь было очень много, ведь одна из штолен представляла собой выход за пределы Долины Рудников. Этим путём вывозили часть добытой руды и подвозили припасы. Некоторые не раз пытались бежать. Поэтому стерегли нас очень строго.
— А потом, когда появился Барьер, что-нибудь изменилось? — раздался из динамиков голос Внучки.
— Да, в общем, ничего. Захватившие в лагере власть главари потребовали называть себя рудными баронами. Они договорились с королём, что будут поставлять ему руду в обмен на еду, одежду и прочие товары. А обеспечивать их рудой для обмена опять пришлось нам. Только вместо перебитых королевских стражников нас теперь охраняли напялившие их доспехи заключённые.
— Такие же, как вы...
— Нет. Меня, к примеру, приговорили за то, что переписывал книгу, которую маги признали еретической. Я писарем служил в Хоринисе... Другие рудокопы попали на каторгу за браконьерство, неуплату налогов или долга ростовщику, дезертирство, непочтительные речи в адрес властей... А стражниками стали в основном грабители, убийцы и мародёры. Так что нам приходилось не сладко. Многие и до обвала шахты гибли под камнями, умирали от плохой еды или их убивали стражники и ползуны.
— А отчего обрушилась шахта?
— В том-то и дело, что я не знаю! Обычно те, кто долго работает под землёй, начинают чувствовать недра. Ощущать любое напряжение в камне, ловить отзвуки течения подземных рек и скрип крепи. Я не был исключением. Но тот обвал произошёл совершенно внезапно, без всяких предвестий. Могу лишь сказать, что это случилось вскоре после того, как у Бера начались видения. Ему стал являться во сне какой-то дух или бог... я в этом не разбираюсь. Бер велел называть себя Ю-Берионом, сбрил волосы, сделал дурацкую татуировку на лице и принялся проповедовать что-то про истинную веру и грядущее освобождение. Стражники его сначала били, но потом он что-то такое сделал, что они стали его бояться. Многие рудокопы начали слушать его проповеди и обратились в новую веру... Я так и не понял, куда они делись в тот день, когда случилось землетрясение и шахту завалило. Но ни под камнями среди мёртвых, ни в числе тех, кто ещё оставался жив, никого из них точно не было, — недоумённо пожал плечами призрачный рудокоп.
— И много оставалось в живых?
— Несколько десятков точно. Может, больше. Потом человек шесть или семь во главе с каким-то молодым стражником вроде бы нашли тоннель на нижних уровнях и ушли туда. Мы тоже хотели попытать счастья, но когда спустились, там уже всё было завалено, да ещё начала прибывать вода. А дальше был ад... Люди сходили с ума, до смерти дрались за остатки еды, задыхались... Все, кто здесь умер, так и не смогли упокоиться и превратились в ходячие трупы. Только я стал вот таким...
— Ужасно! — воскликнула Внучка за кадром. Камера в её руках заметно дрогнула.
— Ещё бы не ужасно. Помню, как стоял над собственным мёртвым телом и не мог понять, что происходит. Потом понял, что могу проходить сквозь камни, и попытался выбраться на поверхность. Но, как оказалось, покинуть шахту мне не дано... вернее, так было. А теперь я чувствую, что могу освободиться. Прощай... Иннос, я иду к тебе!
Призрак стал бледнеть, делаться прозрачнее, а потом как-то вдруг исчез, будто его и не было. Внучка на записи жалобно всхлипнула. Внучка, сидящая за монитором, — тоже.
В помещении на какое-то время повисло молчание, которое шум вентиляторов лишь делал более тяжёлым.
— Ксен, похоже, к обвалу в шахте приложили руку твои дружки из Болотного лагеря, — нарушила тишину Мелисса.
Программист поёжился под её недобро прищуренным взглядом.
— Не стоит делать поспешных выводов, товарищи, — преувеличенно бодро заявил он. — Я, конечно, пока не проник во все тайны Братства, но это вопрос времени. Особенно после того, как мне начал помогать парень по имени Гуго. Кто-нибудь знает такого?
— Это друг Феофила, — отозвался Мак-Мэд. — Мы с ним частенько видимся на посиделках у Кавалорна. Неприятный тип. Вроде бы до каторги он состоял в какой-то бандитской шайке из Южной Миртаны и был у них наёмным убийцей. Говорят, будто его даже Дерек побаивается.
— Не знаю, что ты нашёл в Гуго неприятного, но в остальном ты прав. Способный парень. Думаю, мы с ним сумеем раздобыть тайные книги Братства. А там, глядишь, и секреты заброшенной шахты раскроем окончательно.
— Слушай Ксен, — подал голос Махмуд, — а не проще в скриптах сразу глянуть, что там и как?
— В скриптах? А ты сам-то в них заглядывал? Там же кто угодно голову сломит! Такого понакрутили за годы разработки... Но одно я точно понял.
— Что именно?
— Порох в игре сделать можно, — с довольным видом изрёк программист. — И яд тоже.
Все засмеялись. Способность Ксенобайта соорудить что-нибудь взрывчатое или хотя бы отравляющее в любой игре, включая симуляторы сельскохозяйственной фермы и головоломки, давно было известно всем членам команды бета-тестеров.
— Там ещё и не такое можно сотворить, — заявил дед Банзай. — Мы с вами пока в самом начале игры.
— Похоже, это прохождение затянется надолго. А нам ведь ещё и на хлеб насущный зарабатывать надо, а не только развлекаться, — напомнила Мелисса. — Одними гонорарами Поликарпыча сыт не будешь.
— Но статью всё же надо написать. Назову её «Призрак заброшенной шахты», — решила Внучка. — А завтра в Старом лагере сходим на концерт группы «Ин Экстремо». Вы же сами говорили, что они там выступают. И откуда только они взялись за Барьером?
Впервые за трое суток тестеры решили разойтись по домам вовремя. «Готика», конечно, затягивала с головой, но они были ещё только начале пути и знали, что самые удивительные приключения, которые способна подарить эта игра, у них впереди.


Автор иллюстрации: FIRE DRAGON

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Fatality (05.01.2017), Королёв (05.01.2017)
Реклама
Старый 05.01.2017, 21:19   #2
Fatality
Старожил
Капитан-лейтенант
Pathfinder Underdark
 
Аватар для Fatality
 
Регистрация: 22.09.2008
Адрес: Old school Hollywood
Сообщений: 3,017
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 313

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Призрак заброшенной шахты

Прочитал, доволен просто нет слов

Погружение просто супер, погрузился во воспоминания о походах в Мире Готики, посмеялся, почувствовал дрожь от интриги и переживание за героев - в общем восторг
__________________
Если не можешь принять этот мир - измени себя. Не получается - закрой глаза, заткнись и живи в своей раковине. А если не можешь...

Fatality вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Дикарь (05.01.2017)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 06.01.2017, 00:13   #3
Дикарь
Старожил
Боцман
Посол мира Готики
 
Аватар для Дикарь
 
Регистрация: 15.12.2009
Сообщений: 283
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 98

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Призрак заброшенной шахты

Будет желание, загляни [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. У меня там много разного.
Дикарь вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Fatality (06.01.2017)
Старый 06.01.2017, 00:44   #4
Fatality
Старожил
Капитан-лейтенант
Pathfinder Underdark
 
Аватар для Fatality
 
Регистрация: 22.09.2008
Адрес: Old school Hollywood
Сообщений: 3,017
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 313

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Призрак заброшенной шахты

Благодарю, ознакомлюсь по мере возможности
__________________
Если не можешь принять этот мир - измени себя. Не получается - закрой глаза, заткнись и живи в своей раковине. А если не можешь...

Fatality вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 12:13. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2018
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования