Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Пираты и всё, что с ними связано!

Важная информация

Пираты и всё, что с ними связано! Кто был самым известным пиратом, а кто благородным? Какие корабли строились во времена расцвета пиратства? Делитесь информацией и познавайте!


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 12.12.2007, 17:26   #1
Black Buccanerr
Старшина
 
Аватар для Black Buccanerr
 
Регистрация: 03.12.2007
Адрес: Невис
Сообщений: 127
Нация: Пираты
Репутация: 8
Восклицание История Карибов

История Карибов


После того, как Колумб открыл Америку, конкистадоры огнем и мечом присоединили к владениям испанской короны огромные территории Центральной и Южной Америки. На этих территориях были найдены колоссальные залежи серебра и золота, не считая других богатств.
Испанцы в то время закрыли всем иностранным кораблям доступ в моря, омывающие ее заокеанские владения. Тогда это не составляло труда - военный флот Испании был сильнейшим в мире. Однако этот самочинный раздел мира вызвал резкие протесты у морских держав Европы. И именно тогда французские пираты вышли в Атлантику и начали охоту за испанскими кораблями.
Пиратские походы в итоге лишили испанцев значительных финансовых средств, и внесли свой вклад в ослабление испанского могущества. Дело закончилось тем, что Испания потеряла почти все свои островные владения в Карибском море, сохранив лишь Кубу, Пуэрто-Рико, и частично Эспаньолу. И только в начале XVIII века после того, как Англия и Франция получили свою долю в Новом Свете, в Лондоне, Париже и Гааге отношение к морским разбойникам изменилось.


Статью об истории Карибов читайте ЗДЕСЬ



Последний раз редактировалось CLIPER; 06.10.2017 в 21:21.
Black Buccanerr вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Infinity (17.03.2008)
Реклама
Старый 06.01.2008, 19:46   #2
Странник
Старожил
Блуждающий во тьме...
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Рейкьявик
Сообщений: 4,547
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 476

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов

История ацтекского императора Монтесумы
Один из самых ярких эпизодов в истории пиратства связан с захватом французскими корсарами золота ацтеков: того самого, что Эрнан Кортес награбил в Мексике и хотел переправить в Испанию. Но вышло по-другому: сокровища императора ацтеков Монтесумы, ставшего жертвой завоевателя Мексики, оказались в руках морских разбойников.
Правда, история о том, как испанцы «добывали» золото индейцев, взяв под стражу Монтесуму и разграбив великий город Теночтитлан, тоже заслуживает внимания.
О гибели ацтекского императора Монтесумы и разграблении Теночтитлана читайте ЗДЕСЬ
__________________
Впереди стада идет круторогий баран с колокольчиком. Овцы уверены, что он знает, куда он их ведет. А баран всего лишь желает быть впереди - не пыльно, и хороший выбор травы!

Странник вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Infinity (17.03.2008)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 17.03.2008, 05:52   #3
Forgotten
Пущен по доске
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,005
Нация: Пираты
Пол: Женский
Репутация: 1051

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов.

Карта
Спойлер:


Закат на Карибском море
Спойлер:



Forgotten вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Infinity (17.03.2008)
Старый 01.04.2008, 18:11   #4
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов.

РОЖДЕНИЕ И СМЕРТЬ ПИРАТСКОЙ СТОЛИЦЫ
Порт-Ройал был городом жуликов и воров, разбойников и убийц: именно сюда свозили свою добычу пираты Карибского моря. Обогащаясь награбленным добром, город быстро рос. Все выше и красивее становились его дома, все больше золота, бриллиантов, шелковых тканей собирал он. Жителей Порт-Ройала называли самыми развращенными и неверующими людьми на свете.
Порт-Ройал был главной базой Генри Моргана. Отсюда знаменитый пират намечал грабительские набеги на испанские города. И будто в отместку за кровь и слезы местного населения, на костях которого, по сути, вырос город, на Порт-Ройал неожиданно обрушилось несчастье. В полдень 7 июня 1692 года город вздрогнул от мощного подземного толчка.
Историки считают это землетрясение одним из самых мощных на памяти человечества. Земля опустилась и улицы города оказались ниже уровня моря. Рожденные землетрясением, огромные валы обрушились на город, чтобы сомкнуться над ним навсегда.
Статьи о Порт-Ройале читайте ЗДЕСЬ и ЗДЕСЬ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
BronuiN (01.04.2008), Infinity (01.04.2008)
Старый 07.04.2008, 13:59   #5
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Карибов

Тортуга – гнездо французских пиратов
Для нападений на испанские колонии в Южной и Центральной Америке пиратам нужны были базы вблизи них. Одной из таких морских баз стала французская Тортуга. На этот крохотный клочок суши Колумб даже не обратил внимания, сойдя на берег на соседнем острове, который назвал Эспаньолой. На два века этот остров оказался связанным с крохотной Тортугой, которая подчас блистала ярче своего соседа.
Пираты с Тортуги называли себя флибустьерами — «свободными мореплавателями». На своих легких суденышках они рыскали по всему Карибскому морю и хорошо знали узкий фарватер, который вел к их базе, защищенной самой природой. Выгнать с Тортуги пиратов было главнейшей задачей испанцев. Они не видели разницы между буканьерами с Эспаньолы и флибустьерами с Тортуги и поначалу накинулись на мирных охотников Эспаньолы. Однако вскоре поняли, что в разбойном морском промысле маленькая Тортуга играет куда более важную роль, чем большая Эспаньола.
Испанцы захватывали Тортугу дважды – 1638 в 1654 годах, и оба раза теряли: в 1639-м ее отбили англичане, в 1659-м - французы.
Статью о Тортуге читайте ЗДЕСЬ, фотографии острова смотрите ЗДЕСЬ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Infinity (07.04.2008)
Старый 17.04.2008, 17:08   #6
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов.

Пираты: флибустьеры Карибского моря. История
Еще одна статья об истории Карибов – Американского Средиземноморья. Борьба Испании с Францией и Англией за богатые колонии стала главной причиной расцвета каперства в Карибском море. Политика монархий изменилась лишь с упадком испанского могущества, и это стало началом конца «берегового братства».
Правящие круги Англии пришли к мысли, что им выгоднее перекупать американские товары у ослабевшей Испании, чем разрушать испанскую торговлю. Они отказались от помощи флибустьеров и начали преследовать их. Оставшиеся в Карибском море пираты выбросили черный флаг, и стали воевать против всех, не разбирая ни наций, ни религий.
Статью об истории каперства в Американском Средиземноморье читайте ЗДЕСЬ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 27.04.2008, 14:29   #7
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов

Бертран д'Ожерон и "цепи" для пиратов
Губернатор Тортуги Бертран д'Ожерон поставил себе целью привязать колонистов к земле. Этими цепями должны были стать женщины, для перевозки которых он зафрахтовал целое судно. Дамы - воровки и представительницы древнейшей профессии - согласились на переезд на условиях бесплатного путешествия и гарантированного крова по прибытии. И прибыли в мир, живший дотоле без женщин; каждой из них суждено было стать супругой флибустьера.
Мужчины ожидали их с нетерпением. В назначенный день будущих колонисток собрали на широкой площади в центре селения, где и состоялся супружеский аукцион. Цену не надо даже было назначать: флибустьеры ее сами набивали. Все прошло быстро и без каких-либо обид для заинтересованных сторон.
Губернатор Тортуги заплатил за переезд иммигранток из денег, собранных на аукционе, после чего у него еще осталась круглая сумма. Операция оказалась столь рентабельной, что короткое время спустя Вест-Индская компания осуществила ее уже самостоятельно.
Появление на Тортуге женщин ознаменовало решительный поворот в истории острова, а именно начало того процесса, который принято именовать цивилизацией.
Статью о прибытии на Тортугу первых колонисток читайте ЗДЕСЬ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 18.09.2008, 15:29   #8
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Баталер
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 534

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов

Тортуга - цитадель флибустьеров. 1630–1692 годы.
Как формировалась, развивалась и угасала самая большая в Америке база флибустьеров, которая находилась на острове Тортуга в 1630–1692 годах? На этот вопрос в своей статье постарался дать ответ Виктор Губарев.
Он исследовал особенности зарождения, эволюции и кризиса крупнейшей пиратско-каперской базы Западного полушария, возникшей в первой трети XVII века на антильском острове Тортуга и просуществовавшей до конца столетия. Автор попытался выяснить, какую роль отводили Тортуге европейские государства и частные компании, участвовавшие в колониальном соперничестве за господство в бассейне Карибского моря, какие выгоды они извлекали из обладания этим скромным клочком суши.
Для решения поставленных задач автор использовал разнообразные источники на английском, испанском и французском языках, первую группу которых составляют государственные бумаги (акты, инструкции, каперские свидетельства, межгосударственные соглашения, донесения послов и губернаторов колоний и пр.), вторую – дневники, мемуары и переписка частных лиц (участников экспедиций в Вест-Индию, директоров и агентов торгово-колониальных компаний и т.д.). Многие из них опубликованы в сборниках документов, часть вышла отдельными изданиями, некоторые включены в качестве приложений в научные монографии. Кроме того, автор использовал огромный фактический материал, собранный зарубежными исследователями истории колониальной экспансии и пиратства в Америке.
Статью Виктора Губарева о Тортуге читайте ЗДЕСЬ, фотографии острова смотрите ЗДЕСЬ
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
Старый 03.01.2009, 22:37   #9
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию История Карибов

Рассказ о кораблекрушении, которое претерпел
мосье Бертран д'Ожерон,губернатор Тортуги

а также о том, как он со своим войском оказался в руках испанцев и каким образом ему удалось все же спасти жизнь; далее повествуется о его походе на Пуэрто-Рико, который он предпринял для спасения своих людей,о его неудаче и жестокостях испанцев по отношению к пленным французам.

В год 1673 жители островов, состоящих во владении короля Франции,собрали довольно большие силы, чтобы разграбить и уничтожить поселения,находившиеся под властью государственных штатов Голландии.Французский генерал от имени короля дал распоряжение всем судам нападать на врага, когда им представится возможность. Сам он собрал флот из торговых и военных кораблей, прибывших из разных мест, чтобы отправиться в поход на остров Кюрасао. Сам губернатор Тортуги сел на один из военных кораблей,который как раз стоял на рейде; на этом корабле уже был отряд из четырехсот или пятисот охотников или буканьеров с Эспаньолы; они хотели присоединиться к французскому генералу и идти вместе с ним на Кюрасао. Однако замысел губернатора не осуществился по причине несчастья, случившегося с ними, когда корабль уже дошел до южного берега острова Сан-Хуан-де-Пуэрто-Рико;ночью начался сильный шторм и корабль наскочил на рифы недалеко от островов Гваданильяс, лежащих к югу от Пуэрто-Рико. Вскоре корабль разбился в щепы, и мосье д'Ожерон был вынужден сойти со своими людьми на берег.

На следующий день, в час рассвета, на берегу появились испанцы и, решив,что эти люди пришли, чтобы разграбить их остров (этого они всегда ждали от французов), собрали достаточные силы и напали на пришельцев. Пираты попали в крайне тяжелое положение, и многие из них были склонны скорее просить пощады и не желали сражаться; они думали лишь, как бы спасти свою жизнь.

Испанцы напали на них, собрав все свои силы - в их войске были негры,индейцы и полукровки, однако белых было мало. Пираты выступили им навстречу,чтобы сдаться в плен и испросить пощады; пираты пытались умилостивить испанцев, утверждая, что они европейцы, которые попали на французские острова, чтобы вести торговлю, и что их корабль во время шторма налетел на рифы и был разбит в щепы. После того как они смиренно запросили пощады,испанцы ответили им: "Ha perros ladronnes no hay quartel para vos otros" (Вы разбойничьи псы, вам не будет никакой пощады). Испанцы напали на французов и перебили большую часть пришельцев. Однако, убедившись, что сопротивления им никто не оказывает, у многих пришельцев даже нет оружия, они прекратили резню, хотя и остались при своем мнении, будто французы высадились, чтобы разграбить остров. Они захватили оставшихся в живых, связали их по двое и по трое и увели с собой в саванну, то есть на плоское место.

При этом испанцы стали допрашивать, кто из них главный, но те ответили, что предводитель их утонул (так приказал им говорить мосье д'Ожерон в канун встречи с испанцами). Испанцы не поверили пиратам и стали их пытать, требуя,чтобы они выдали своего начальника, причем некоторые из них, не выдержав пыток, умерли.

Сам Ожерон притворился дурачком и показывал жестами, что не умеет говорить; поэтому испанцы оставили его в покое и не причинили ему никакого вреда, напротив, они даже кормили его объедками, в то время как все другие пленники страдали от голода: пищи было так мало, что ее не хватало и многие умирали. Когда один из пиратов тяжело заболел и был уже при смерти, испанцы проделали над ним следующую шутку: его привязали к дереву, сели на лошадей и стали бросать в него пики, соревнуясь в меткости: это был своего рода турнир.

Мосье д'Ожерон, человек умнейший, продолжал притворяться дурачком. Но его возмутили зверства, которые творили испанцы, и он решил рискнуть жизнью, чтобы освободить французов. Все французы были связаны, и, кроме того, их зорко стерегли испанцы; д'Ожерона, как простачка, никто не трогал, и он бродил повсюду с цирюльником Франсуа ля Фаверье, который перешел на службу к испанцам, причем пленнику разрешено было ходить, куда ему вздумается. Он держал при себе д'Ожерона в качестве шута, и испанцы с удовольствием смотрели на все проделки, которые по велению цирюльника совершал д'Ожерон.

Тем временем д'Ожерон и Фаверье договорились, каким образом лучше всего осуществить побег. Они решили отправиться к берегу, там соорудить плот и на нем перебраться на остров Санта-Крус, принадлежащий французам, этот остров лежит у восточной оконечности Пуэрто-Рико, примерно в десяти милях от него. Когда они обсудили этот план, то предупредили остальных пленников и отправились в путь, не имея при себе никакого оружия, кроме секача, или мачете; этот секач они прихватили у испанцев. Прежде чем попасть на берег, они целый день пробирались через лес и долго выжидали удобного случая, чтобы соорудить плот; однако время шло, а случай этот им не представлялся. Их мучил голод, но на берегу ничего съестного нельзя было добыть, и им пришлось, забираясь в лес, питаться плодами.

Однако нужда учит и заставляет находить наилучшие решения: оба беглеца придумали различные способы добыть себе пищу. У берега они увидели множество рыбок, испанцы называют этих рыбок - карлабадос. Беглецы заметили, что маленькие рыбки, спасаясь от больших рыб, выпрыгивают и попадают на сухой песок. Мосье Ожерон стал ловить их, и это ему удалось, к неописуемой его радости. Оба тотчас же стали охотиться за ними и вскоре наловили их столько, что насытились. Затем беглецы наловили рыб про запас и развели огонь; а огонь добывали они так: терли друг о друга два куска дерева четверть часа и дерево загоралось; жарили рыбу они в лесу, потому что боялись, как бы на берегу их не заметили; тогда они снова попали бы в плен и их умертвили бы без всякой пощады.

Беглецы принялись сооружать плот и целый день искали подходящие деревья.Внезапно они увидели каноэ, которое направлялось к ним со стороны моря, и тотчас же скрылись в лесу неподалеку от того места, куда пристала лодка, ибо не знали, что это за люди. Они заметили, что в ней было только два человека,и приняли этих людей за рыбаков, и так оно на деле и оказалось. Беглецы подкараулили их и решили захватить каноэ. Подойдя к нему поближе, они рассмотрели обоих рыбаков; один из них был испанец, другой - полукровка, испанцы таких называют мулатами. Было видно, что они пристали к берегу, чтобы запастись водой и ночью наловить рыбы у прибрежных утесов. Вскоре мулат отправился с кувшином к реке, которая протекала неподалеку. Оба наших беглеца стремглав ринулись на мулата, сбили его с ног, проломили ему секачом череп, а затем напали на испанца, который сидел в каноэ и чинил рыболовные сети. Его также убили и труп оставили в каноэ. Затем они перенесли в каноэ и другой труп, чтобы сбросить тела в море и не оставлять на берегу следов. При этом они запасли столько питьевой воды, сколько могло вместить каноэ, и отправились на поиски удобной стоянки, чтобы провести там ночь.

Наутро они пошли вдоль берега Пуэрто-Рико к мысу Кабо-Рохо, а затем добрались до Эспаньолы, где находились их земляки. Ветер и погода благоприятствовали им настолько, что они добрались до тех мест довольно скоро и уже в Самане, на острове Эспаньола, встретили своих людей. Ожерон приказал цирюльнику обойти побережье и собрать людей, а сам направился на Тортугу, где на рейде стоял его собственный корабль, и тоже стал собирать народ.Он всем сообщил, что намерен освободить остальных пленников; кроме того, он посулил богатую добычу и возбудил этим страсти.Цирюльник обошел все места вдоль побережья Эспаньолы, где жили французы,призывая их вызволить товарищей, и также посулил им большую добычу. За короткий срок он собрал довольно много народу.

Тем временем Ожерон снарядил много кораблей,посадил на них своих соратников и пошел вдоль берега Эспаньолы, чтобы захватить людей, которых собрал цирюльник. Он воодушевил их и воспламенил призывом мести,рассказал при этом о нечеловеческих жестокостях, которые творили испанцы над французами. Все торжественно поклялись, что пойдут за Ожероном туда, куда он пожелает, и что на деле докажут свое сочувствие страдальцам, которых испанцы подвергли таким мукам. Когда Ожерон убедился,что его люди уже готовы к отплытию и во всем поддерживают его замыслы, он взял курс на Пуэрто-Рико. Они двигались так близко к суше, что реи оказывались на линии уреза берега.Корабли шли только под нижними парусами, и все это делалось, чтобы испанцы их не заметили до тех пор, пока они не прибудут на место. Эти предосторожности были совершенно бесполезны, потому что на берегу были наблюдатели - испанцы послали конников,и те следили за всеми передвижениями пиратов.Ожерон,заметив это,счел необходимым на некоторое время остановиться и отдал приказ быть всем готовым к высадке. Флотилия подошла теперь совсем близко к берегу, и Ожерон намерен был под прикрытием огня с кораблей внезапно высадиться и стремглав ринуться на испанцев.

Однако вышло совсем по-другому: когда с кораблей открыли стрельбу из пушек, испанцы спрятались в зарослях и залегли там, а как только пираты вошли в лес, они неожиданно напали на них и многих перебили, так что пираты вынуждены были переправиться на свои корабли, оставив на берегу много трупов. Хотя мосье Ожерон снова уцелел, но он был убит горем, сознавая, что его замыслы рухнули и он подобно всем остальным пиратам может попасть в руки этих варваров. Одна мысль об этом приводила его в содрогание. И он никак не мог найти способ вызволить своих людей, дела шли очень плохо, и его людей одолевал страх. Нечего было и думать о высадке: один испанец на берегу стоил десятка пиратов, выходящих на сушу, к тому же враг был намного сильнее, и французы были вынуждены отказаться от столь безрассудных планов.

Испанцы оставались на берегу до тех пор, пока Ожерон не скрылся из виду.Тогда они перебили всех раненых, лежащих у воды, отрезали им носы и уши и принесли эти трофеи в лагерь и показали их пленникам как свидетельство одержанной победы. Испанцы отпраздновали победу и зажгли фейерверк. За тем привязали несколько пленников к деревьям и устроили такое соревнование:верхом они гарцевали мимо пленников и на всем скаку метали в них копья, и тот, кто лучше всех попадал в цель, получал приз. Кроме того, они поставили перед пленниками мясо, а те не ели дня два или три, и тех, кто пытался дотянуться до него, били мачете по рукам. Они швыряли пленникам кости, чтобы те обгладывали их, как собаки; если пленники их не брали, испанцы издевались над ними и кричали, что жертвы все еще недостаточно голодны.

Господин Якоб Бинкес, который был тогда командиром одного из военных кораблей, крейсировавшего у берегов Америки,попал туда,чтобы запастись свежим провиантом, и был свидетелем этих бесчинств; он спас пять или шесть этих пленников, взял их к себе на корабль и привез в Голландию.Когда испанцы обнаружили это, они доставили оставшихся в главный город острова, где их заставили таскать известь и камень для ремонта укреплений. Тем временем пленники немного восстановили свои силы: ведь рабов все же надо было кормить, а они работали, как невольники; жить им стало чуть полегче, и у них затеплилась надежда на избавление. Когда укрепления были усилены и им уже больше нечего было делать в городе, губернатор отправил их в Гавану, где их использовали так же, как в Пуэрто-Рико, однако воли давали меньше: днем они должны были работать, а на ночь их заковывали в ножные и ручные кандалы. Губернатор боялся, как бы они чего-либо не выведали в городе; в этом случае, попав к своим, они смогли бы захватить город врасплох - такое уже прежде бывало. Поэтому губернатор искал удобного случая, чтобы отправить их в Испанию.

На все корабли, идущие из Новой Испании, направлял он по два или три француза, которые должны были заменять матросов на случай их смерти или бегства. Именно об этом долго мечтали французы, и они благодарили бога, что он помог вырваться из рабства.

Ждать им пришлось недолго;они все были переправлены в Испанию,где затем собрались, чтобы прорваться во Францию, а оттуда при первой же возможности снова вернуться на остров Тортугу.Они помогали друг другу как только могли: кто имел деньги, ссужал их тому, у кого не было. Некоторые из них так и не могли забыть того, что они претерпели от испанцев, и точили ножи с крюками, надеясь захватить мучителей и содрать с них кожу, а затем разрезать их тела на куски. Часа мести они ждали днем и ночью.

С первым же кораблем, который встретили, французы вернулись назад на Тортугу; часть из них снова занялась разбоем и присоединилась к флоту,который стоял тогда на Тортуге под командой мосье Ментенона,француза по происхождению. Они заняли остров Тринидад, который лежит между островом Тобаго и побережьем Парии, и захватили сто тысяч талеров выкупа. После этого они замыслили разграбить город Каракас, лежащий неподалеку от Кюрасао.

А. О. Эксквемелин ПИРАТЫ АМЕРИКИ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 05.01.2009, 11:31   #10
Jana_Sparrow
Матрос
 
Аватар для Jana_Sparrow
 
Регистрация: 05.08.2008
Сообщений: 47
Нация: Пираты
Пол: Женский
Репутация: 1
По умолчанию Ответ: Острова и города Карибского Бассейна

На рисунке Общий план Тортуги 17-го века
Изображения
Тип файла: jpg tortuga17century.jpg (41.4 Кб, 32 просмотров)
Jana_Sparrow вне форума Ответить с цитированием
Старый 18.01.2009, 19:19   #11
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Баталер
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 534

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов

Форты Картахены

Когда испанский конкистадор Педро Эредия достиг в погоне за золотом южного побережья Карибского моря, он бросил якоря своих кораблей в одной из маленьких бухт. К его изумлению, племена индейцев «чичба», жившие в долине реки Магдалены, после первой же стычки с пришельцами «сменили гнев на милость» и разрешили небольшому отряду испанцев заняться поисками сокровищ в своих владениях. Некоторые потом утверждали, что дружелюбие индейцев объясняется тем впечатлением, которое произвел испанец на вождя племени — «царицу» Финзену. Он в самое сердце поразил правительницу доверчивых краснокожих, и она даже позволила новым «бледнолицым друзьям» раскопать могилы предков, в которых испанцы нашли несметное количество золотых украшений.

Испанцы вернулись к своему исходному пункту с драгоценностями на полтора миллиона дукатов. Педро Эредия решил закрепиться на благословенной земле и назвал ее Новой Гранадой. Здесь в 1533 году и была основана Картахена-де-Индиас, которую впоследствии стали величать «жемчужиной Вест-Индии», «стражем морей» и «героическим городом». Через Картахену в Южную Америку потекли отряды вооружённых завоевателей, а встречным потоком в Испанию — несметные сокровища континента: серебро Потоси и Пуны, изумруды из Кордильер, корица, медь, олово... Звезда города заблистала так ярко, что привлекла к себе взоры людей, падких до чужого богатства. Уже через 10 лет после основания Картахену разграбил английский флибустьер Роберт Баал, через три года француз М. Коте «на паях» с пиратом по прозвищу Дон Жуан снова напал на Картахену, но на этот раз город устоял. Защитники «жемчужины Вест-Индии» воспользовались опытом ограбленных ими индейцев и стали пускать в осаждавших тысячи отравленных стрел.

В последнем налёте корсаров участвовал легендарный «рыцарь удачи» Френсис Дрейк, которому удалось спастись на единственном уцелевшем барке «Юдифь». Впоследствии картахенцы не раз пожалели о том, что выпустили 23-летнего пирата живым, так как в 1586 году он вновь появился у их берегов, горя желанием смыть позорное пятно. Ф. Дрейк привел 20 судов, на которых разместился отряд в 1300 человек. На этот раз смазанные ядом индейские стрелы оказались бессильны против тяжелых ядер пиратов. Грабёж Картахены продолжался два месяца, после чего корсары погрузили на свои корабли золота и драгоценностей на 400 000 песо, а также пушки с городских крепостей. А чтобы жители надолго запомнили его, Ф. Дрейк поджёг город. Картахена осталась разорённой, беззащитной и немой, так как пираты прихватили с собой и все колокола.

С лёгкой руки Френсиса Дрейка разбойники стали всё чаще появляться у стен Картахены, но это были уже не морские пираты с чёрной повязкой на глазу и кривым ятаганом в руках. Разбоем занялись почтенные плантаторы, отцы семейств и уважаемые граждане, занявшиеся «левым» промыслом в свободное от забот на кофейных плантациях время. Картахене пришлось срочно укрепляться, один за другим стали появляться артиллерийские редуты, крепостные стены и башни, разводные мосты и форты с толстыми стенами.

Город расположен на узком перешейке и выходит одновременно на море и на широкую полузакрытую бухту, глубоко вдающуюся в берег. Со стороны моря Картахена была неуязвима, так как подход к берегу перекрывали рифы и скальные выступы. Добраться до крепостных стен можно было только со стороны бухты, но вход в неё защищали три форта: в горловине — Бокачико, в самой бухте — Санта-Крус и перед самым городом — Сан-Лазар. Чтобы штурмовать город, надо было по очереди захватить эти цитадели.

Французский флибустьер барон де Пуэнти в 1697 году решил высадиться в стороне от Картахены, чтобы испанцы не заметили его огромную флотилию. Пройдя через лес, пираты намеревались захватить монастырь Пречистой Девы, располагавшийся на холме у пересечения дорог, которые вели из Картахены в глубь материка. С наступлением ночи флибустьеры хотели спуститься в шлюпки и начать высадку, но им помешали огромные волны, которые с грохотом разбивались о прибрежные камни. О высадке не могло быть и речи, и Пуэнти пришлось отдавать другой приказ: войти в бухту и захватить сторожевые форты.

Десант флибустьеров высадился позади форта Бокачико, и, к удивлению французов, им никто даже не попытался помешать. Ни одного испанского солдата не оказалось и в лесу, отделявшем морское побережье от форта. Ночью Пуэнти выслал разведчиков, чтобы те определили ширину наполненного водой рва, окружавшего форт. Но разведчики вернулись с известием, в которое трудно было поверить: во рву нет воды, а в самом форте не видно признаков жизни. Правда, уже утром нападавшие убедились, что это не совсем так: форт начал, хотя и вяло, отвечать на орудийные залпы с флотилии, но через три часа ему всё равно пришлось сдаться.

После захвата форта Бокачико флибустьерам предстояло захватить форт Санта-Крус, который тоже выглядел вымершим. К изумлению французов, это соответствовало действительности: испанцы эвакуировали Санта-Крус, пустой оказалась и обитель Пречистой Девы. Теперь перед Картахеной оставалось последнее препятствие — форт Сан-Лазар, но о подходе вражеского войска город был предупрежден колокольным звоном. Когда главный отряд флибустьеров приблизился к форту, там не оказалось ни одного защитника, только раненый солдат и убитый комендант.

Картахена состоит из двух частей, каждая из которых обнесена крепостной стеной. Нижний город называется Ихимани, а верхний и был собственно Картахеной. Форт Сан-Лазар располагался против нижнего города, и, когда он пал, наступила очередь Картахены. Флибустьеры разбили свой лагерь на пологом склоне и начали перетаскивать к стенам форта орудия с кораблей. Во время этой операции испанский канонир открыл огонь и ранил Пуэнти, который упал, «поражённый осколком в живот». Одежда и пояс ослабили удар, и лекарь, перевязав рану, сказал, что страшного ничего нет и нужно только несколько дней полного покоя.

Вытесненные из Ихимани испанцы побежали спасаться в верхний город, ворота которого сразу же закрылись за ними. Через день французы начали обстрел этой части Картахены, и вскоре между зубцами крепостной стены взвились четыре белых флага.

Самым знаменитым и самым грандиозным из всех, когда-либо возведенных испанцами в Южной Америке, был форт Сан-Фелипе. Сто лет строилось это чудо фортификационного искусства, которое и в наши дни может заставить побледнеть от зависти создателей знаменитой линии Мажино. Форт Сан-Фелипе высится над Картахеной на небольшом холме, напоминая египетскую пирамиду: как и грани пирамиды, его неприступные стены слегка наклонены. Вражеские ядра рикошетом отскакивают от них, не причиняя форту сколько-нибудь значительных разрушений. Мощные пушки Сан-Фелипе держали под прицелом все подступы к городу с моря и с суши; в круглых смотровых башенках, увенчивающих крепость, день за днём, год за годом, век за веком стояли дозорные... В подземных казематах хранились запасы продовольствия, рассчитанные на долгие месяцы осады. Благодаря таким мерам Картахена и выдержала осаду, предпринятую корсаром Э. Верноном.

Если в XVI веке Ф. Дрейк легко овладел городом, располагая 20 судами и отрядом в 1300 человек, то в XVIII веке Э. Верной потерпел здесь поражение, хотя у него было 200 кораблей и 27 000 солдат. В те дни обороной Картахены руководил старый вояка Блаз де Лезо, у которого не хватало глаза, руки и ноги, потерянных им на полях многочисленных сражений. Но, как говорили жители Картахены, он «стоил десяти генералов» и «то ли ещё было бы, будь у него всё в порядке». С тех времен форт Сан-Фелипе почти не изменился: всё в нём осталось, как было — длинные ходы и галереи, пронизывающие толщу форта, скользкие ступени, уходящие вниз... Как трудно было ковылять по ним бедняге Блаз де Лезо!

Со временем Картахена превратилась в провинциальный сонный город, который оживал лишь несколько раз в год, когда приходили корабли из Испании. Однако звезда Картахены вспыхнула ещё раз— в 1810 году, когда почти одновременно в разных точках континента поднялись восстания против испанской короны. В войне за независимость Картахена стала опорным лагерем, из которого выступил в поход знаменитый Симон Боливар. Правда, когда он сражался на другом фронте, испанцам удалось отвоевать Картахену. Они захватили город после почти четырёх месяцев осады, когда голод и болезни сломили защитников - были съедены все собаки, кошки и даже крысы, а на улицах гнили трупы, которые некому било убирать. И когда испанский генерал П. Морильо вступил в захваченный, но не покорившийся город, он едва не задохнулся от трупного яда

В 1821 году войска Симона Боливара вновь подступили к стенам Картахены. Это была последняя и самая долгая осада в истории города — она длилась 14 месяцев. И хотя испанцы сопротивлялись отчаянно, им пришлось сдаться. На башнях форта Сан-Фелипе взвился трёхцветный флаг Великой Колумбии...

Сегодня сквозь узкие бойницы форта видны район отелей и вилл, утопающих в кудрявых пальмах, залив с плотными рядами баркасов и старая Картахена, обнесённая крепостной стеной. За свою историю город изведал тяжкие испытания: его осаждали и штурмовали, он сражался и побеждал. И сегодня форт Сан-Фелипе хочет покоя от шумных битв и яростных штурмов; от нескончаемых ядер, которые, как мячики, отскакивали от его стен, от крови и порохового дыма, десятилетиями заслонявшего солнце, да и от мирской суеты тоже. Но не дают ему покоя...

В Картахене говорят, что есть в форте ходы, никому ещё неизвестные, уходящие куда-то в глубь города. Рассказывают о кладах, замурованных в последние часы тяжких осад, и потому в поисках этих сокровищ шарят по подземельям Сан-Фелипе пришлые авантюристы.

Н. А. Ионина «Сто великих замков»
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...


Flibustier вне форума Ответить с цитированием
Старый 19.01.2009, 21:24   #12
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Баталер
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 534

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: История Карибов

Крепость Ла-Фуэрса на Кубе

Если входить в Гавану со стороны моря, то уже при первом знакомстве увидишь, что волны не бьются о камни набережной в тщетной попытке вернуть их океану. Волны сами бегут на встречу с камнями, как истосковавшиеся по суше парусники стремятся к земле и родным огням. Вы увидите, как встречаются стихия волн и камень, и тогда станет понятной суровая красота встающих над водой крепостных бастионов.

Многие города Латинской Америки строились как посредники, а Гавана — как воин. Прибывшие на Кубу вслед за Колумбом конкистадоры не нашли здесь ни золота, ни алмазов, и остров их не заинтересовал. Зато на севере острова они нашли прекрасную бухту, своими очертаниями напоминающую кленовый лист. Её обширная внутренняя акватория соединяется с океаном естественным узким каналом, образованным двумя полуостровками, фланкирующими пролив. Более плоский западный полуостров стал колыбелью современной Гаваны, которая тогда представляла собой всего лишь группу деревянных домов с кровлями из пальмовых листьев. Однако этот скромный посёлок в первые десятилетия своего существования с честью выполнил миссию форпоста для испанских судов, рвавшихся на запад в поисках «золотых» земель.

Обнаруженные испанцами на американском континенте несметные
богатства привлекли к Карибскому бассейну полчища пиратов. Вот тогда гаванская гавань и её поселение приобрели для испанской короны неоценимое стратегическое значение. В ней собирались караваны парусных судов со всех завоёванных земель Нового Света, на которых испанскому монарху отправляли его королевскую долю золота и драгоценных камней, диковинные вазы индейцев Перу и удивительные реликвии народа майя — всё, что удавалось собрать на богатых и малоизвестных тогда территориях. Гавана стала временной стоянкой военного флота и транспортных судов, и продолжалось это с 1540 года почти до конца XVIII века.

Главнейшей заботой испанцев на Кубе стала оборона гаванской бухты и стоящих в ней кораблей, нагруженных богатствами. Все выделяемые
Гаване средства — денежные, материальные, людские — направлялись на возведение мощного оборонительного вала для защиты гавани от вражеского флота и пиратских кораблей. Фортификационное строительство растянулось с середины XVI до конца XVIII века. Устоявшие в битвах с пиратами и временем сторожевые башни и форты и ныне можно встретить в окрестностях старой Гаваны. Они неожиданно возникают за углом узкой улочки, за пальмовой рощей на песчаном берегу океана, в черте самой кубинской столицы и за её пределами.

Первая крепость Гаваны до нашего времени не дошла, а самой древней, самой совершенной и лучше всех сохранившейся является крепость Ла-Фуэрса. Её начали строить в 1558 году рядом с центральной площадью первоначального поселения. Военный инженер Б. Санчес придал крепости форму правильного квадрата, окружённого рвом с водой, с четырьмя симметричными бастионами по углам. Строил крепость мастер Ф. Калона, который и завершил её возведение в 1577 году.

При входе в Гавану с моря она обнаруживается справа — чуть в глубине канала, за асфальтовой полосой набережной. В Ла-Фуэрса нет архитектурной красоты, ведь её строили военные инженеры, а для них вся красота заключалась в неприступности крепостных стен, которые вырастают из воды и поднимаются к верхней площадке. С трёх сторон она окружена одноэтажным строением, которое в течение двух столетий служило резиденцией испанских правителей Кубы

Ла-Фуэрсу начали возводить почти 500 лет назад, но крупные каменные блоки до сих пор подчёркивают мощь и неприступность форта. Через широкий ров с водой переброшены два деревянных моста, которые и сегодня можно поднять на мощных цепях. Крепостные стены высотой 10 метров гладкие, бойницы в них вырезаны так, что ни с моря, ни с суши нельзя увидеть, что делается внутри Но монолитная на вид стена хранит много секретов, в том числе инженерных. Один из них — прохлада, царящая здесь даже в июльскую жару. В четырёхметровой толще стен сделаны сквозные отверстия — широкие снаружи и узкие внутри Как воздухозаборники реактивного самолета, они засасывают воздух, создавая лёгкий ветерок Но инженерное решение этой проблемы создавалось не для «услады» жизни: в крепости все должны были быть здоровы и в любой момент готовы к бою.

На верхнюю площадку крепости ведёт удобная пологая лестница, которую построили уже в XVIII веке А сначала сами защитники крепости поднимались сюда по штормовым верёвочным трапам, которые при приближении противника сразу же убирались.

Главным художественным украшением фасада крепости Ла-Фуэрса служит белый мраморный герб, который венчает поле между проемом входа и карнизным валиком. Этот герб — самая старая скульптура Гаваны.

В начале XVII века на западном бастионе крепости была возведена двухъярусная дозорная башня, которую в 1634 году скульптор X М Пинсон увенчал флюгером, сделанным в виде женской фигурки. Предание донесло до нас имя этой женщины — Исабелла Бобадилья де Сото Губернатор де Сото, построив крепость Ла-Фуэрса, отправился на завоевание новых земель во Флориде, а вместо себя управлять колониями оставил жену. Она ждала его долгих четыре года, а когда узнала о гибели мужа на Миссисипи, умерла от горя. По некоторым сведениям фигурка была позолочена, и англичане, захватившие крепость в 1762 году, впоследствии увезли её с собой. Жители Гаваны отлили новую фигурку, и теперь она стала известна повсюду как символ Гаваны: женщина с гордо вскинутой головой олицетворяет бесстрашие защитников города. Да и кто ещё, кроме жителей морского города, мог так наградить женщину за верность?

Крепость Ла-Фуэрса стала ядром будущей Гаваны. Суровый характер её архитектуры на долгие годы задал тон дальнейшему каменному строительству не только военных сооружений, но также культовых и даже гражданских построек.

Н. А. Ионина «Сто великих замков»
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...



Последний раз редактировалось Flibustier; 06.12.2010 в 22:35.
Flibustier вне форума Ответить с цитированием
Старый 06.12.2010, 23:36   #13
Flibustier
Corsairs-Harbour.Ru Team
Сценарист
Баталер
Бродяга
 
Аватар для Flibustier
 
Регистрация: 01.08.2008
Адрес: Где-то там далеко...
Сообщений: 2,966
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Репутация: 534

Награды пользователя:

По умолчанию Re: История Карибов

Падение Гаваны

Охватившая большую часть Европы Семилетняя война продолжалась уже шестой год, когда в конце 1761 г. на стороне Франции в нее неожиданно вступила Испания. Это выглядело, как минимум, странно, учитывая, что к этому моменту уже обозначилась победа англо-прусской коалиции, а помощь, которую могли оказать благородные доны своему союзнику, позволила лишь на время оттянуть поражение. Объяснение столь опрометчивого шага кроется не столько в отстаивании государственных и династических интересов, хотя, безусловно, они играли заметную роль, сколько в личной ненависти к Британии Карла III, вступившего на престол в 1759 г. после неожиданной смерти его брата Фернандо, не оставившего наследника. Начав войну, Испания, как и ожидалось, не смогла оказать существенной помощи Франции, но зато успела получить от армии и флота «туманного Альбиона» несколько чувствительных и болезненных ударов. Одним из них стало взятие англичанами Гаваны.


Надо сказать, что, вступая в войну, Карл III предвидел возможность удара по своим колониям в Новом Свете, в том числе и по «жемчужине Вест-Индии» Гаване. В феврале 1761 г. В этот важнейший город-порт в Карибском море прибыл новый губернатор – Хуан де Прадо с приказом укрепить его и привести все наличные силы в готовность к началу боевых действий. В июне на Кубу пришла эскадра из семи линейных кораблей под флагом адмирала Гутьерре де Хейвы, на борту которых находились два пехотных полка (правда, насчитывали они, в общей сложности, не более 1000 солдат) для усиления гарнизона города.

Гавана в это время представляла собой один из лучших портов в Вест-Индии. В бухту, где могли разместиться до сотни крупных кораблей, вел 800-метровый канал шириной до 180 м, который прикрывали два форта, расположенных у его входа, – Морро (Castillo de los Tres Reyes del Morro) на северном берегу и Пунта (Castillo de San Salvador de la Punta) – на южном. Между ними с закатом солнца заводился бон из бревен, связанных цепями, который препятствовал проходу кораблей и судов в темное время суток. Передовым бастионом и ключом всей обороны с моря являлся мощный форт Морро, гарнизон которого насчитывал 700 человек, имевших на вооружении 64 орудия. Помимо этого, по кораблям, пытавшимся силой прорваться в гавань, могли вести огонь пушки форта Пунта и батарей, расположенных напротив Гаваны у подножья скалистой гряды Кабаньос. Сам город, раскинувшийся на южном берегу канала, окружала стена протяженностью 5 км. Его гарнизон насчитывал 2400 регулярных солдат и около 5000 ополченцев (городской милиции), в порту находились 12 линейных кораблей, экипажи которых могли увеличить силы защитников города еще более чем на 6000 человек. При относительно мощной обороне со стороны моря Гавана с сухопутного фронта оставалась укрепленной достаточно слабо. Стены города мало то, что не обеспечивали защиты от правильной осады, так еще успели к этому времени изрядно обветшать. Но главной брешью в обороне Гаваны оставалась почти не укрепленная скалистая гряда Кабаньос, господствующая над местностью. Расположив на ней тяжелые батареи, противник мог эффективно обстреливать как форт Морро, так и другие укрепления испанцев. Строительство редута на холме Кварри, предназначенного для прикрытия Морро с тыла, началось перед самой войной, но велось очень вяло, так как считалось, что гарнизон форта при поддержке его артиллерии сможет сделать невозможным занятие гряды. Но подобный образ действий, оправданный лишь при набегах сравнительно небольших и слабо вооруженных отрядов буканиров, совершенно не годился против крупного десанта регулярных войск, усиленного артиллерией. В чем скоро испанцы и убедились на своем горьком опыте.
Спойлер:

Готовясь нанести удар по Гаване, англичане собрали достаточно крупные силы армии и флота. 5 марта 1762 г. со Спитхедского рейда вышла эскадра вице-адмирала Покока в составе семи линейных кораблей, сопровождавшая 64 транспорта, на борту которых находились 4365 солдат из 22-го, 34-го, 56-го и 72-го пехотных полков и припасы на 6 месяцев. Общее командование операцией легло на плечи Джорджа Кеппела, Третьего герцога Албемарла.

20 апреля британский флот достиг Барбадоса, а еще через пять дней он вошел в гавань Форт-Ройяла на захваченной за два месяца до этого Мартинике. Здесь к экспедиции присоединился отряд из семи линкоров и двух фрегатов, под командованием командора Херви, а на транспорты погрузились войска генерала Монктона, насчитывавшие 8461 человека. Но на этом сбор сил не закончился. 23 мая к экспедиции, находившейся в это время у северо-восточного побережья Гаити, присоединилась подошедшая с Ямайки эскадра контр-адмирала Дугласа, а тремя днями позднее, уже в Багамском канале, отряд кораблей, присланный из Нью-Йорка. В итоге, когда 6 июня британские силы показались в виду фортов Гаваны, эскадра насчитывала 45 боевых кораблей (из них 19 линкоров) и 168 транспортов, на борту которых находилось больше 11000 моряков и 12056 солдат и офицеров регулярных войск.

Вечером 6 июня 1762 г английские транспорты вошли в устье реки Кохимар в шести километрах восточнее форта Морро и начали высадку войск. Оказавшись на берегу, «томми», совершив марш через буш к дальней от моря оконечности гряды Кабаньос, обосновались там, приступив к строительству редута. Одновременно главные силы британской эскадры в составе 13 линейных кораблей и нескольких бомбардирских судов произвели обстрел фортов с моря и установили блокаду гавани. Опасаясь попытки прорыва флота противника в бухту и атаки города с почти не защищенной стороны, обороняющиеся затопили перед боном три самых ветхих линкора: 70-пушечный “Азiа” (“Азиа”) и 60-пушечные “Еuгора” (“Европа”) и “Nерtuпо” (“Нептуно”). Тем временем закрепившиеся на занятых позициях англичане начали наступление на форт Морро вдоль гряды Кабаньос, предполагая провести «правильную» атаку на обращенную к ней тыльную стену форта, справедливо предполагая, что она укреплена куда хуже, чем его приморский фронт. Еще один британский отряд захватил деревню Гуанабакоа севернее Гаваны, установив, таким образом, контроль над путями подхода к городу из глубины острова.
Спойлер:

Высадка британского экспедиционного корпуса с транспортов в устье реки Кохимар 7 июня 1762 года

На следующий день англичане, легко отбросив пытавшиеся помешать им части испанской милиции, начали продвигаться к форту Морро, а также с севера к стенам собственно Гаваны. Только после этого испанцы решили предпринять меры по усилению обороны крепости. С целью привести в боеспособное состояние неоконченный редут на холме Кварри, туда для завершения работ были направлены 1000 моряков с кораблей, стоящих в гавани. Узнав об этом, следующей ночью Карлтон выслал разведку для уточнения сил и целей противника. Ее появление испанцы приняли за атаку главных сил и не только оставили укрепления, практически, без боя, но и бросили,— хорошо хоть заклепав перед этим, 12 тяжелых орудий, приготовленных к установке.

Среди защитников Гаваны царило настроение, близкое к панике. Несмотря на наличие в городе достаточно многочисленного гарнизона, усиленного моряками с кораблей эскадры и милицией, испанцы уповали, в основном, на шторм на море, который рассеет флот неприятеля, или эпидемию лихорадки в рядах осаждающих. 11 июня британские войска, наступая вдоль берега при поддержке кораблей Покока, подошли с юга к стенам форта Морро. Однако их продвижение легко было остановлено несколькими орудийными выстрелами с его бастионов. Тем временем на покинутом в панике испанским отрядом холме Кварри утвердились англичане под командованием Карлтона. Заняв две эти удобные позиции, солдаты «Туманного Альбиона» приступили к возведению батарей и подготовке к штурму форта. Планировалось, что после одновременной бомбардировки Морро с моря и суши, пехота пойдет на приступ тыльной стены.


Форт Морро справедливо считался ключом к Гаване, и его падение предопределило бы дальнейшую судьбу города. Тем более удивительна пассивность испанцев, в течение нескольких дней не пытавшихся ни контратаковать англичан, ни срочно усилить гарнизон оказавшегося под ударом форта, перебросив туда подкрепления. Хотя последнее представ-лялось не совсем простой задачей. Ворота форта, по приказу его коменданта дона Луиса Висенте де Веласко-и-Исла, 51-летнего ветерана испанского флота, капитана линкора “Reinа”, завалили камнями и бревнами, так что за стены можно было попасть только по подвесным лестницам. Это, с одной стороны, усложняло для штурмующих задачу ворваться внутрь, а с другой — делало почти невозможными вылазки осажденного гарнизона и доставку подкреплений. Но, по-видимому, Веласко не очень рассчитывал на отвагу своих солдат, и решил противодействовать противнику только огнем крепостной артиллерии. Всего в его распоряжении имелось 70 орудий, 300 человек пехоты, 50 канониров и 300 негров-рабочих.

Выдвинувшиеся к стенам форта британские войска начали осадные работы. Испанцы вели себя все так же пассивно, невзирая на все требования Веласко организовать действия в тыл англичан, предоставив возможность воевать за себя убийственному климату Кубы. Условия, в которых пришлось работать англичанам, действительно оказались близки к экстремальным: июньская жара, высокая влажность, проблемы с пресной водой,— все это сильно затрудняло подготовку к штурму, но все-таки к 1 июля ее удалось завершить.

Но первая попытка приступа закончилась, по существу, так и не начавшись. Бомбардировку с моря едва не отменили вовсе, поскольку Покок считал, что форт расположен слишком высоко для корабельного огня. И только благодаря настойчивости одного из младших флагманов, командора Херви, взявшегося провести эту акцию, флот вообще не остался в стороне. Четыре линкора под его командованием выдвинулись к форту и приступили к его обстрелу. Головной 70-пушечник “Stirling Саstle” (“Стирлинг Кэстл”), не выдержав ответного огня испанских орудий, довольно быстро покинул свое место в строю и отступил (за что позднее его капитана отдали под суд). Второй — 80-пушечный “Cambridge” (“Кэмбридж”), под флагом самого Херви, при попытке подойти ближе к противнику сел на мель, но, несмотря на это, продолжал вести бой. И лишь в 2 часа пополудни, после приказа Албемарла об отмене штурма, потеряв мачту и понеся немалые потери в эки¬паже (24 убитыми, в том числе капитана корабля Уильяма Гудстрея, и 95 ранеными), он отошел. Командование кораблем принял срочно прибывший на шлюпке Джон Линдсей, капитан линкора “Trent” (“Трент”). Третий и четвертый линкоры — 74-пушечный “Dragon” (“Дракон”) и 68-пушечный “Marlborough” («Марльборо»), опасаясь оказаться в том же положении, что и “Cambridge”, вели огонь с большой дистанции, оказавшийся малоэффективным. В результате английский флот потерял 192 человека только убитыми, в то время как обороняющиеся недосчитались около двух десятков солдат и несколько подбитых пушек. На суше дела об¬стояли несколько лучше,— огнем осадных орудий удалось вы¬вести из строя почти половину артиллерии сухопутного фронта, хотя канониры форта и смогли разрушить часть английских батарей. Тем не менее, оставшейся огневой мощи испанцев оказалось вполне достаточно, чтобы герцог Албемарл пришел к выводу о бесперспективности приступа в данный момент.


Обстрел форта Морро английскими кораблями. Так художник представлял
себе бедственное положение 80-пушечного "Cambridge" на мели.


Британская эскадра перед Гаваной

Но испанцы радовались недолго. Уже на следующее утро исправленные осадные батареи, расчеты которых усилили морскими артиллеристами, привыкшими стрелять с предельной скорострельностью, открыли ураганный огонь по форту Морро, и уже через 16 часов в распоряжении Веласко остались лишь два исправных орудия. Казалось, что до победы англичанам оставались считанные часы. Но на этот раз испанцам удалось удержать свои позиции. Отчасти им в этом помог пожар, уничтоживший запас фашин, приготовленных противником для штурма.

Тем временем основная часть флота пребывала в относи¬тельном бездействии на якорной стоянке, ограничиваясь только блокадой Гаваны. Покок знал, что осажденные разослали по всем испанским владениям в Карибском море просьбы о помощи. И они не остались неуслышанными. По информации, полученной англичанами, в Сантъяго-де-Куба готовились к выходу три корабля, в Картахене — еще три, в Кампече — два. Кроме того, британскому адмиралу, связанному необходимостью обеспечить прикрытие конвоя, идущего на Ямайку, возможное прибытие с севера соединения испанских кораблей, о котором так же стало известно Пококу, совсем не прибавляло оптимизма. Для противодействия противнику он был вынужден принять меры предосторожности: отряд фрегатов патрулировал у побережья Флориды, другой выдвинулся на восток к Матансасу, третий на запад к мысу Антонио для наблюдения за Юкатанским проливом. Забегая вперед, можно сказать, что свою роль эти корабли выполнили великолепно, они обеспечили эффективный контроль над морем на возможных путях подхода неприятеля, а также захватили несколько испанских торговцев.

Основная же часть флота продолжала нести блокадную службу и готовиться к возможному подходу незваных гостей. Еще в начале июля, после неудачной попытки штурма форта Морро, Покок, понимая, что осада может затянуться, решил найти подходящее место для базирования эскадры. Подходящее место удалось обнаружить в 30 милях западнее Гаваны. В бухте Мариель могла комфортно разместиться вся английская эскадра, в достаточной степени обезопасив себя как от внезапной атаки испанских кораблей, так и куда более серьезного противника — капризов погоды. Покок направил туда группу транспортов под охраной двух фрегатов для обустройства базы. Вскоре на берегу возник 6-пушечный редут, прикрывающий вход в бухту.

15 июня по требованию Албемарла флот высадил на берег в помощь армии два батальона морской пехоты. Предполагалось произвести ночную атаку на сам город, шансы на успех которой, учитывая слабость испанских укреплений, оценивались довольно высоко. Но затем, взвесив все за и против, вернулись к прежнему плану «сначала — Морро, а потом город и сам падет». И, действительно, как показали дальнейшие события, расчет оказался верным. Между тем положение форта ухудшалось с каждым днем. Огонь британской артиллерии наносил ему огромные разрушения, и испанцам все с большим трудом удавалось хотя бы частично устранять повреждения. Тем не менее, они продолжали его удерживать, надеясь на наступление сезона дождей или подход подкреплений.

Однако положение гарнизона форта продолжало ухудшаться буквально с каждым часом. 12 июля шедший с Ямайки в метрополию конвой выгрузил несколько сот негров, на плечи которых легла вся тяжесть осадных работ, и тюки хлопка, использовавшиеся при постройке батарей. Все отчетливее сказывалось превосходство англичан в артиллерии. Они имели более 20 осадных орудий против пяти-шести, оставшихся в распоряжении Веласко. Сам комендант получил серьезное ранение, но не оставил свой пост. К 15 июля орудия форта были приведены к молчанию, и к его стенам потянулись минные галереи. Через пять дней английские саперы добрались до скалы, на которой стоял один из морских бастионов. Несмотря на то, что борьба с обвалами в минной галерее и поступлением в нее воды стоила англичанам четырех человек, им удалось довести подкоп до стен форта и начать закладку пороха. Одновременно осаждающие пробили другой туннель, выводивший внутрь бастиона и предназначенный для прохода штурмового отряда, которому предстояло ударить в тыл обороняющимся. Пройдя по нему этой же ночью, группа английских разведчиков обнаружила испанские караулы спящими. Она вернулась за помощью, чтобы, воспользовавшись благоприятным случаем, попытаться захватить форт, но получила отказ. Албемарл посчитал, что «ни к чему до времени поднимать тревогу», когда еще не все готово для решающего штурма.

Меж тем успехи противника в ведении осадных работ становились все очевиднее и испанцам. Чтобы замедлить их ход, они, наконец, решились произвести вылазку. 24 июля два испанских отряда атаковали англичан. Первый, в составе 1300 ополченцев и моряков, выйдя из города, нанес удар по позициям британцев на гряде Кабаньос, другой (около 300 человек) — из форта непосредственно по саперам и прикрывающим их пехотинцам. Но «томми» удалось отбить обе атаки испанцев с большими потерями для последних.

Через четыре дня в виду Гаваны показались транспорты конвоя с подкреплениями (около 3000 человек) и грузами для армии Албемарла. Его прибытие подняло боевой дух англичан и повергло в уныние осажденных. Правда, конвой прибыл в сильно «общипанном» состоянии, что поставило под угрозу план штурма Гаваны. Его злоключения начались с того, что в проливе Кайкос его атаковал французский отряд капитана Фабра в составе двух линкоров — 74-пушечного “Diademе” (“Диадема”) и 64-пушечного “Brilliant” (“Бриллиан”), двух 26-пушечных фрегатов «Ораlе» («Опал») и «Zephуге» («Зефир») и полудюжины более мелких кораблей, значительно превосходивший по силам эскорт конвоя (1 линейный корабль, 1 фрегат). Французам удалось захватить 6 транспортов, на которых находились 500 солдат и большое количество грузов. Но на этом неприятности англичан не закончились. Опасаясь погони, конвой попытался пройти Багамский Канал как можно быстрее, не дожидаясь лоцмана. В результате фрегат и четыре транспорта вылетели на мель и погибли. Пококу пришлось выделить из состава своей эскадры отряд кораблей под командой Эльфинстоуна для спасения экипажей погибших судов и прикрытия прохода второго конвоя.

Безусловно, все это самым негативным образом сказалось на планах атаки непосредственно Гаваны, но для форта Морро это ничего не меняло. Минные галереи были полностью готовы, порох в них заложен, приготовления к приступу закончены. Веласко не мог не понимать, к чему идет дело, и, не имея возможности помешать штурму, засыпал командование требованиями прислать в форт подкрепления или эвакуировать гарнизон. Ответа на них он так и не получил.


Комендант форта Морро
дон Луис Висенте
де Веласко-и-Исла
В 2 часа ночи 30 июля испанцы предприняли последнюю попытку помешать осадным работам. Десант, доставленный на двух шхунах, попытался атаковать британских саперов, но безуспешно. Теперь судьбу форта решали считанные часы. В 13:00 того же дня страшный взрыв разрушил значительный участок стены бастиона и частично завалил ров. 268 британских пехотинцев из 90-го полка и 150 саперов под командованием подполковника Стюарта немедленно перешли в атаку на деморализованный гарнизон. Веласко попытался организовать контрудар, поведя за собой около 100 человек, но англичане с легкостью отбили его, а сам комендант получил пулю в грудь. После получасового боя форт пал. Испанский гарнизон потерял 130 человек убитыми, 36 ранеными и 326 пленными, еще 213 испанцев погибло или утонуло при попытке достичь Гаваны на лодках и вплавь. Потери штурмующих не превысили 30 солдат и офицеров. Храбрость Веласко вызвала уважение у победителей, отправивших раненого коменданта в госпиталь Гаваны. Но рана оказалась смертельной, и в 21:00 следующего дня отважный испанец умер.

После падения Морро настала очередь форта Пунта и самой Гаваны. Англичане возвели новые осадные батареи, а 2 августа к ним прибыл второй конвой с подкреплениями. Положение испанцев стало критическим. Мало того, что противник обладал значительным превосходством в силах, он мог нанести удар по любому из пунктов обороны крепости, поскольку дорога, выводящая прямо к воротам города, почти на всем протяжении не простреливалась с форта Пунта. 10 августа испанскому губернатору был предъявлен ультиматум с требованием сдать Гавану. Утром следующего дня, после того как испанцы отклонили предложение о капитуляции, началась бомбардировка. 47 пушек (15 32-фунтовых и 32 24-фунтовых), 10 мортир и 5 гаубиц открыли огонь по позициям противника с дистанций от 500 до 800 метров. Форт Пунта обстреливали также британские корабли. Сопротивление испанцев продлилось недолго. К 10:00 орудия форта Пунта прекратили огонь, а еще через 2 часа он выкинул белый флаг. Участь собственно Гаваны была предрешена. Последующие два дня прошли в переговорах об условиях сдачи. 14 августа 1762 года ворота Гаваны открылись... Город капитулировал...

Добыча англичан оказалась огромной. Они захватили 1 828 116 песо в звонкой монете и товары на общую сумму еще около 1 000 000 песо, 104 бронзовых орудия (1 — 42-фунт., 4 — 36-фунт., 3 — 32-фунт., 11 — 26-фунт., 1 — 24-фунт., 3 — 20-фунт., 8 — 18-фунт., 14 — 16-фунт., 5 — 15-фунт., 31 — 12-фунт., 6 — 10-фунт., 3 — 8-фунт., 1 — 7-фунт., 6 — 6-фунт., 3 — 5-фунт., 1 — 4,5-фунт., 3 — 4-фунт.), 250 чугунных (2 — 36-фунт., 26 — 26-фунт., 68 — 24-фунт., 67 — 18-фунт., 47 — 16-фунт., 16 — 14-фунт., 6 — 11-фунт., 18 — 8-фунт.), 9 медных мортир (1 — 9-дюйм., 1 — 8-дюйм., 3 — 5-дюйм., 4 — 1,5-дюйм.), 2 чугунные (1 — 13-дюйм., 1 — 12-дюйм.), 4157 ружей, 460 бомб, 16401 ядро, 27 тонн пороха и много других запасов. В руки победителей попало также почти 20% всего флота Испании: десять линейных кораблей (74-пушечные “Аquilоn” (“Аквилон”), “Соnquistadог” (“Конкистадор”), “Infantе” (“Инфанте”) и “Sоbегаnо” (“Соберано”), 70-пушечные “Reinа” (“Рейна”), “Tigге” (“Тигре”) и “Аfriса” (“Африка”), 64-пушечный “Sаn Аntonio” (“Сан Антонио”), 60-пушечные “Sаn Jenаго” (“Сан Хенаро”) и “Аmeriса” (“Америка”), три фрегата, девять кораблей меньшего размера, 78-пушечный корабль и шесть фрегатов, принадлежащих торговым компаниям, и почти сотня торговых судов. Этот список дополнили два почти законченных 80-пушечных линкора, находившихся на верфи (“Sаn Сагlоs” (“Сан Карлос”) и “Santiagо” (“Сантьяго”)).

Надо сказать, что условия капитуляции оказались достаточно почетными. Гарнизону Гаваны разрешили покинуть город, сохранив оружие и знамена, англичане обязались защитить от грабежа остающихся в городе жителей. Кроме того, британцы согласились не атаковать другие населенные пункты Кубы в обмен на то, что испанцы не будут пытаться отбить Гавану.

Общие потери англичан в ходе осады составили 1790 человек убитыми и ранеными и более 5000 умершими от желтой лихорадки, испанцы потеряли убитыми и ранеными около 1000 человек, количество умерших от лихорадки точно не¬известно, но по разным источникам оно колеблется от тысячи до двух тысяч.

Таким образом, английской армии при поддержке флота удалось за два месяца, понеся сравнительно небольшие потери, захватить центр испанских владений в Карибском море и обеспечить себя от нападений противника в этом районе. Трудно переоценить потери, понесенные флотом Испании. А призовые деньги, полученные после взятия Гаваны, еще долго вспоминали в Англии.


«Морская война» — №4’2009
__________________
Memento Mori

В глубине придонных вод
Ктулху - зверь такой - живёт;
Лишь в шторма плывёт наверх,
Съесть кораблик на обед...



Последний раз редактировалось Flibustier; 07.12.2010 в 00:14.
Flibustier вне форума Ответить с цитированием
Старый 15.07.2012, 15:16   #14
Дон Эстэбан
Боцман
 
Аватар для Дон Эстэбан
 
Регистрация: 14.06.2012
Адрес: Остров св. Христофора
Сообщений: 309
Нация: Испания
Пол: Мужской
Репутация: 36
По умолчанию Re: История Карибов

Испанская Америка
Испанская колониальная экспансия в Америку началась с плавания Христофора Колумба в 1492 году и продолжалась так долго, что к середине XVll века Испания контролировала большую часть Карибского бассейна,ставшую известной как Испанские моря, или Испанская Америка.
Согласно " Тордесильясскому договору ", подписанному в 1494 году Испанией и Португалией, весь Новый Свет и еще не открытые земли были поделены этими двумя странами. Линия раздела проходила примерно 46-му меридиану; земли к западу от него отходили Испании, а к востоку - Португалии.
Испанцы контролировали Карибы до начала Xvll века, и испанские корабли, курсировавшие между Испанией и Испанской Америкой, были желанной добычей для пиратов. Французские и английские корсары основали базы в карибском Бассейне, и эти базы были достаточно сильны,чтобы противостоять атакам испанцев. Самыми крупными портами испанской Америки были Гавана, Картахена, Веракрус и Панама.; они и стали главной целью пиратов,среди которых стоит отметить Фрэнсиса Дрейка и Генри Моргана.
Попытки Англии установить свое государство в Испанских морях связаны прежде всего с именем сэра Фрэнсиса Дрейка; правда,его многочисленные экспедиции в этот район, предпринятые в 1570 - 1595 годах, не всегда одобрялись британской короной.
Дон Эстэбан вне форума Ответить с цитированием
Старый 28.10.2017, 13:25   #15
Talin
Старший матрос
 
Регистрация: 28.07.2010
Сообщений: 77
Нация: Англия
Пол: Мужской
Репутация: 1
По умолчанию Re: История Карибов

Про форты Картахены - попалось другое эссе, в котором упоминается как штурм Картахены де Пуанси, так и штурм англичан 40 лет спустя. Прочитал с большим удовольствием.

Немного истории. Самая большая оплеуха британскому флоту. Или две осады одного города.
Кому в детстве не нравились парусные корабли? А кто-то сохранил любовь навсегда. Но иногда парусники сражались и с приморскими крепостями. Кстати был случай когда русско-турецкая эскадра совместным десантом взяла французскую крепость на острове Корфу прославив адмирала Ушакова(прочитать можно здесь). А в книге "Крысолов" Андрея Уланова (кстати очень неплохой и вполне проясняющей некоторые моменты войн парусных кораблей, хотя жанр - фэнтэзи), мне попалось в конце её небольшое эссе Сергея Малахова о двух осадах города Картахена. И оно вскрыло огромный пласт истории и самый большой позор британского флота в его истории. Поверьте - это крайне интересно!
...
На примере операций против вест-индской Картахены можно попытаться сравнить, в чем разница в действиях французов и англичан. Обе экспедиции (1697 года и 1739 года), разделенные между собой сорока двумя годами, проводились против одного и того же противника, с одинаковыми целями, в схожих условиях, в одно и то же время года, но если французская закончилась триумфом, то английская – полным провалом. В чем же тут дело? Ведь сил адмирала Эдварда Вернона при второй осаде Картахены было в разы больше, чем у барона де Пуанти, не говоря уж об огневой мощи английской эскадры. Попробуем шаг за шагом сравнить действия одного с действиями другого.
...


Далее по ссылке.

Последний раз редактировалось CLIPER; 28.10.2017 в 13:50. Причина: ссылки под спойлер!
Talin вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Метки
ацтеки, бертран д'ожерон, история, каперы, карибское море, карибы, картахена, корсары, крепость ла-фуэрса, куба, монтесума, пираты, порт рояль, тортуга, флибустьеры


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 09:34. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2017, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2017
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования