Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Пираты и всё, что с ними связано!

Важная информация

Пираты и всё, что с ними связано! Кто был самым известным пиратом, а кто благородным? Какие корабли строились во времена расцвета пиратства? Делитесь информацией и познавайте!


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 09.02.2008, 13:44   #1
Piter
Матрос
 
Аватар для Piter
 
Регистрация: 25.01.2008
Сообщений: 45
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
Сообщение Генри Морган (1635-1688)




Наверное, самый известный из всех пиратов. О нем написаны книги, его имя упоминается в фильмах. Если кто-то и не знает его как пирата, то уж точно слышали это имя в различных средствах массовой информации. В этой теме пишем обо всем, что касается Генри Моргана. Выкладываем различные статьи об этом знаменитом пирате, но не забываем указывать цитируемого автора.



Последний раз редактировалось CLIPER; 06.10.2017 в 22:43.
Piter вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Доктор_Блад (26.06.2014)
Реклама
Старый 09.02.2008, 13:44   #2
Piter
Матрос
 
Аватар для Piter
 
Регистрация: 25.01.2008
Сообщений: 45
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
Сообщение Генри Морган (1635-1688)

Генри Морган


Генри Морган (1635?-1688), английский мореплаватель, "пиратский адмирал", известный под кличкой "Жестокий", позже вице-губернатор на острове [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], активно проводивший английскую колониальную политику.

Он родился в Англии в семье землевладельца. Но, не имея склонности к продолжению дела отца, Генри нанялся юнгой на корабль, идущий на остров Барбадос. По прибытии корабля его продали в рабство.
Отслужив свой срок, Морган получил свободу и перебрался на Ямайку, где пристал к пиратской шайке. Энергичный и прижимистый, он за три-четыре похода накопил небольшой капитал и на паях с несколькими товарищами купил корабль. Морган был выбран капитаном, и первый же самостоятельный поход к берегам Испанской Америки принес ему славу удачливого предводителя, после чего к нему стали примыкать другие пиратские корабли. Это позволило перейти от грабежа одиночных кораблей в море на более прибыльные операции по захвату городов, что давало значительное увеличение добытых сокровищ.

Нападение на Пуэрто-Принсипе и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Собрав флотилию из двенадцати кораблей с командой из англичан и французов общей численностью до семисот человек, готовых на все, Морган напал на город Эль-Пуэрто-дель-Принсипе на острове [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и, несмотря на отчаянное сопротивление испанцев, хорошо знакомых с нравами пиратов, захватил его. Пираты разграбили город и, кроме того, взяли выкуп - пятьсот голов скота.

После нескольких удачных налетов на мелкие города, но давших небольшой доход пиратской братии, Морган решил овладеть крупным богатым городом Маракайбо. Дальнейшее развитие событий легло в основу одной из глав книги Рафаэлем Сабатини "Одиссея капитана Блада". Предупрежденное перебежчиком население заблаговременно покинуло город и унесло и спрятало все имущество и ценности. Захватив город, пираты немедленно отправились в окрестные леса в поисках добычи и жителей, понимая, что далеко от города они уйти не смогли. Они захватили в плен горожан и всех их подвергли ужасным пыткам, добиваясь сведений о спрятанных ценностях. Одних просто истязали и били; другим устраивали пытки св.Андрея, то есть загоняли горящие фитили между пальцев рук и ног; третьим завязывали веревку вокруг шеи так, что глаза у них вылезали на лоб и становились "словно куриные яйца"; четвертым совали ноги в костер, предварительно смазав их салом, так что люди сразу вспыхивали; пятых подвешивали за половые органы и многократно шпиговали саблями и т.д.

Проведя в Гибралтаре пять недель, пираты решили покинуть город, но оказалось, что у выхода из лагуны в море их поджидают три испанских военных корабля, а крепость Маракайбо укреплена и имеет хорошо вооруженный гарнизон.

Чтобы прорваться, пираты пошли на хитрость - они выпустили [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], который сцепился с кораблем командующего эскадрой и взорвался, уничтожив испанский корабль. Увидев это, капитан второго судна помчался под прикрытие форта и наскочил на мель, а третье пираты взяли на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. После этого Морган создал видимость атаки форта с суши, заставив испанцев перетащить пушки с береговой линии, а ночью приказал поднять якоря и с попутным отливом проскользнул мимо форта почти без потерь.

Разграбление [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Быстро промотали пираты награбленное добро, и, убедившись в этом, Морган решил организовать новый поход.

18 января 1671 года он выступил на Панаму. У Моргана было тридцать пять кораблей и тридцать два каноэ, в которых находилось тысяча двести человек. Они на сей раз не взяли с собой никаких продовольственных припасов, надеясь добыть их в пути. Высадив часть пиратов на берег, Морган повел планомерное наступление одновременно с моря и суши. На десятый день они подошли к Панаме и ринулись на штурм города. Бой был жестокий, и пираты понесли в нем большие потери, но, несмотря на это, к вечеру овладели городом, истребив всех сопротивляющихся. По приказу Моргана пираты подожгли разграбленный город, а так как большинство из двух тысяч домов были деревянными, Панама превратилась в кучу золы.

Морган снова разделил пиратов на две группы, из которых одна отправилась в окрестные леса вылавливать жителей города, а другая на кораблях и каноэ вышла в море на перехват судов, идущих к Панаме с грузом.

Обе группы рьяно взялись за дело, и за несколько дней было захвачено в лесах несколько сотен пленных разного пола, состояния и возраста, а также взято на абордаж много судов с золотом, серебром, съестными припасами и разными товарами.

Пробыв в Панаме три недели и добросовестно разграбив все, что было возможно, на воде и на суше, Морган 24 февраля 1671 года вышел из города со своим войском, ведя за собой пятьдесят мулов, груженных серебром, и много пленных для продажи в рабство.

Все исторические хроники рассказывают, что Морган, живший в Панаме во время ее грабежа в губернаторском дворце, конечно, не лишал себя женского общества. Но одна из самых красивых женщин города (имени ее никто не называет), которую он держал пленницей во дворце, его отвергла. Ни обещания, ни угрозы на нее не действовали, и все с удивлением наблюдали небывалое для тех времен зрелище, что он не решался взять ее силой. А на обратном пути к Чагресу Морган вернул ей свободу без какого бы то ни было вознаграждения и даже дал ей охрану, чтобы проводить испанку домой. В мрачной эпохе флибустьеров этот рыцарский поступок кажется ярким романтическим цветком.

Вскоре по возвращении на Ямайку Морган был арестован (за время его похода Англия и Испания заключили мирный договор) и вместе с отозванным губернатором, активно содействовавшим его грабительским походам, отправлен в Англию. Все думали, что королевский суд за все прегрешения вздернет пирата на виселицу, но двор не смог забыть оказанных им услуг.

Правосудие по-английски

Выпущенный под честное слово на свободу, Морган проводит три года в английской столице, где становится местной достопримечательностью и пользуется огромным успехом как у мужчин, так и у женщин. После инсценировки судебного процесса было вынесено решение: "Виновность не доказана". Морган был отправлен обратно на Ямайку на должности вице-губернатора и главнокомандующего ее военно-морскими силами.

На этом высоком посту, став к тому же и "главой Судебного ведомства", бывший пират превратился в добросовестного преследователя флибустьеров, своих прежних друзей и собутыльников. В пятьдесят лет он был уже очень болезненный толстобрюхий старик, страдающий туберкулезом и циррозом печени из-за постоянных и неумеренных возлияний. Умер вице-губернатор в 1688 году и был торжественно, с подобающими его сану церемониями, похоронен в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в церкви св. Екатерины.

Однако и после смерти его тело не обрело покоя. Спустя четыре года произошло сильное землетрясение. Огромные волны захлестнули город, разрушили и уничтожили кладбище и много зданий. Останки самого знаменитого английского флибустьера были смыты в море.
Деятельность Моргана потрясающе интересно описана в книге "Пираты Америки" [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

Еще одну статью о Генри Моргане читайте [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], портрет Генри Моргана смотрите [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
__________________
Кто пороха не нюхал, и моря не видел - тот не жил!

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: история пирата

Последний раз редактировалось CLIPER; 06.10.2017 в 22:38.
Piter вне форума Ответить с цитированием
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 09.02.2008, 20:21   #3
Piter
Матрос
 
Аватар для Piter
 
Регистрация: 25.01.2008
Сообщений: 45
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

Величайший негодяй эпохи негодяев

"Какая отвратительная рожа..." – занесенная нелегкой судьбой в кабачок колумбийской [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], группа российских журналистов приметила на каменной стене, романтически облитой потеками свечного воска, портрет весьма неприятного с виду господина. Вполне приличный костюм жителя тропической колонии, огненно-рыжая подстриженная по тогдашней моде борода, суровое обветренное лицо, но взгляд... Равнодушный, сверлящий до самых костей. Заметив наше любопытство, пухленькая официантка произнесла, улыбаясь во весь белозубый рот: "Сэр Генри Морган". Ну конечно! Как можно было не узнать этого "рыцаря удачи", властелина флибустьерского моря, отличавшегося не только на редкость отталкивающей внешностью и злым нравом, но и дурной "мокрой" славой даже среди пиратов. Моргану убить товарища или спалить разграбленный город вместе с жителями было так же просто, как нам, уставшим после долгих съемок и взмокшим от тропического зноя, опрокинуть в горло стаканчик доброго рома... Кстати, о выпивке. Наш проводник в Картахене что-то быстро сказал улыбчивой креолке, и на столе как по волшебству выросли крепкие стеклянные стаканы. "Запомните: если снова захотите того же – Кэп-тэн Мор-ган Блэк Лэйбл, – по слогам произнес наш гид. – Дамам советую запивать соком или какао". Ямайский ром горячей волной провалился в горло... "А говорят, что Морган умер законченным алкоголиком", – сказал кто-то из нас. На портрет великого пирата набежала короткая тень от проехавшего мимо окон грузовика.

А ведь правда, так и было. Но до этого... Сын зажиточного фермера из графства Монмут с юных лет отличался строптивым и задиристым нравом. В 20 лет, когда на забавы юноши уже перестали смотреть сквозь пальцы, его терпение лопнуло окончательно, и 3 мая 1655 года Генри, в компании таких же как он зеленых искателей славы и повидавших всякое морских волков, ступил на палубу английского судна, взявшего курс на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Однако за проезд ему заплатить было нечем, и юнга был за долги продан на Барбадос. Семь долгих лет рабства не только сделали его профессиональным сборщиком сахарного тростника, но и научили закону джунглей – ешь сам, или... Это "или" с тех самых пор чувствовали на своей шкуре не только жертвы его грабежей. Буйный малый, вкусивший нужды, пошел наверстывать упущенное для "настоящих мужских дел" время в разноязыкую шайку морских бродяг. Начиная с 1662 г. он учился на практике флибустьерскому мастерству на Ямайке и у берегов Гондураса, жег принадлежащие испанцам владения и набивал карманы конфискованным серебром. Очень быстро крепкие кулаки и скандальная известность позволили ему сколотить вокруг своей решительной персоны отряд головорезов, и уже в 29 лет Морган по прозвищу Рыжий командовал собственным кораблем под оскалом Веселого Роджера. Карьеру он сделал стремительно. Помимо заслуженного авторитета у бандитов, "родному человечку порадел" дядя – полковник Эдвард Морган, назначенный в 1644 г. вице-губернатором Ямайки, английской колонии с дурной славой крупной пиратской базы, где отребье всех национальностей спускало награбленное на женщин и выпивку, заодно ремонтируя свои корабли и пополняя запасы продовольствия. Официальные власти даже формально не пытались "журить" обветренных бродяг: еще со времен Елизаветы Первой частью внешней политики Британии было доставлять как можно больше неприятностей испанским колониям на американском континенте, а про отнятие награбленного золота и говорить нечего. Испанские каравеллы были вроде моллюсков, набитых сокровищами, а пираты умели их профессионально вскрывать, набивая свои карманы и пополняя королевскую казну в Лондоне. Генри Морган был просто неутомим в этой своей роли: став во главе целой разбойничьей флотилии, он захватил у мексиканского берега несколько шаланд, груженных драгоценным кампешевым деревом; испанское поселение Рио-Гарта разорил прямо в базарный день, прихватив все товары; а после добрался до Гранады, посадив свою армию на индейские пироги. Через два года такой бурной активности его именем стали пугать детей, но Морган внезапно притормозил, осел на Ямайке и даже женился. Неужели успокоился? Как бы не так. Просто влияния дяди не хватило на то, чтобы возвести его в ранг непризнанного адмирала пиратов, и главного соперника – Эдварда Мансфельта – надо было устранять каким-то иным способом. В 1668 г. тот внезапно умер от острого отравления, и Морган снова вышел в море.

Стоит ли перечислять все его подвиги? Пожалуй, ставить такую задачу было бы самонадеянно. Но о трех самых ярких деяниях "величайшего негодяя эпохи негодяев" упомянуть стоит. Морган первым из карибских пиратов понял, что захват крупных, хорошо защищенных населенных пунктов на берегу сулит значительно более крупную добычу, нежели промысел на море. "Там, где испанцы сопротивляются, есть чем поживиться. Наиболее укрепленные города – самые богатые", – утверждал он, планируя свои будущие десанты. И, нельзя не признать, проявил себя неплохим полководцем.

Распотрошив городок Мароккайбо, довольные пираты собирались было возвращаться на ямайскую базу, однако путь в открытое море им блокировали испанские военные корабли. Моргану было предложена возможность в обмен на пленных (выкуп тоже был доходной статьей) и возврат награбленного убраться восвояси. Но корсары сами обратились к главарю с требованием послать испанцев к чертям. По приказу Моргана они самый большой свой корабль начинили от трюма до палубы порохом, живописно расставили возле мачт чучела в треуголках и с саблями, вместо пушек приладили раскрашенные чурбаны, подняли на гроте английский флаг и пустили сие творение навстречу испанцам. Дело было в сумерках, поэтому те усмотрели в смело приближающемся судне желание пойти на абордаж. Когда корабли сблизились, взрыв серы и дегтя осветил море как днем. Паника позволила пиратам взять уже настоящим абордажем второй военный корабль испанцев, а третий те, дабы не доставался морским бандитам, затопили сами. Такая стратегия не могла не вызывать восхищения. И даже нашелся один испанский гранд, которому уважение к врагу внушило дерзкую мысль вызвать его на рыцарский поединок. Капитан Мануэль Пардал широко оповестил всю общественность Карибского моря о том, что готов скрестить с Генри Морганом свою бойкую дворянскую шпагу. Посмеялся ли над этим коварный пират, история умалчивает, но судьбе было угодно вскоре свести противников в устье реки Чагрес, где пиратам приглянулась лакомая крепость Сан-Лоренсо. Можно не сомневаться в том, что испанец шпагу свою обнажил. Но нашли его после встречи с пиратом с простреленной шеей.

Однако этот эпизод кажется милым анекдотом на фоне вероломства, проявленного Морганом при взятии другого пункта испанского золотого берега. В мае 1668 г., поставив корабли на якорь и пересадив своих головорезов на каноэ, он внезапно напал с суши на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Поверив данным разведки и успев запереть город, защитники его во главе с комендантом сопротивлялись с отчаянием обреченных. После нескольких кровавых, но неудачных попыток штурма пират переловил в окрестном монастыре монахинь и заставил их подносить его воякам лестницы. Когда тем удалось не только забраться наверх, но и проломить стену Портобелло, "живой щит" просто перерезали. Но и после осатанелого грабежа беды для жителей города не кончились: две недели пираты до полусмерти напивались в местных кабачках, растаскивали по камушку церкви и забавлялись с уцелевшим женским полом. Убрались они лишь после того, как губернатор Панамы наскреб выкуп в размере 100 тысяч пиастров. Однако чиновник, выполнив свой долг, не удержался от наивного вопроса – как флибустьерам удалось взять форпост без правильной осады и пушек? Еще большей глупостью с его стороны была просьба к Моргану прислать ему образец "секретного оружия", обеспечившего подобный успех. Пират тем же курьером отослал ему пистолет с несколькими пулями и обещание лично показать, как им пользоваться. Примерно через год.

Ничего не скажешь, на этот раз Морган свое слово сдержал. Он знал, что Панама является как бы большим транзитными складом для драгоценностей и золота из ограбленного испанцами Перу, а ее кафедральный собор располагает огромным количеством уникальной утвари. Однако и местный гарнизон слыл чуть ли не самым крепким. Тайком Морган разослал по самым злачным местам своих вербовщиков, зная, что его имя послужит лучшей рекламой, а о конкретной цели пиратам знать не надо, дабы сведения о походе не дошли до испанской разведки. Вся крепкая на кулак рвань Карибского моря, белые переселенцы и даже загонщики диких быков откликнулись на зов. Помимо этих пропащих душ, в распоряжении Моргана оказался могучий флот из 37 кораблей, самый крупный из которых нес 8 парусов и 32 пушки. Однако в этом предприятии морскому разбойнику было рискованно полагаться только на свою необыкновенную удачливость. И он придумал обманный маневр: нагрянуть не со стороны моря, откуда его могли ждать, а с суши. Отобрав около полутора тысяч "нормальных героев", способных идти в обход через джунгли налегке без продовольствия, но с боеприпасами, 18 января 1671 г. он двинулся в путь. Между тем испанцы все же прознали о его дерзком плане и применили тактику выжженной земли: в деревенских садах на перешейке были оборваны даже незрелые плоды, то и дело на бандитов наскакивали индейцы. Но околдованные мечтой о добыче корсары продолжали свой голодный марш по сельве. Кожаные ремни и сумки крошили в лапшу, разминали камнями и варили с корнями и листьями в болотной воде, а муки голода и несварения желудка скрашивали безудержным употреблением табака. Никакой другой отрады не было: знающий не понаслышке вкусы своей армии, Морган запретил употребление спиртного, соврав, что все оно намеренно отравлено испанцами. Через 9 дней на них свалилось удача: на пути попалось стадо коров. Однако из опасений, что дым и огонь выдадут их месторасположение, костры тоже были запрещены – говядину употребили в сыром виде. Едва подкрепившись, оборванные и измученные пираты вышли на опушку леса и увидели, какую роскошную встречу им приготовили испанцы. На фоне башен Панамы гарцевала конница, сияли начищенные кирасы, а негры нервировали стадо диких быков, готовясь устроить пришельцам веселую корриду. Но в Рыжем Моргане жил отличный полководец. Выстроив своих озверевших в диком лесу громил ромбом, что не позволяло атаковать их с тыла и флангов, он дал команду "пли!". Становясь на одно колено, пираты открыли шквальный огонь, причем каждый стрелок имел в запасе десять ружей, которые перезаряжали внутри ромба. Испанцев буквально выкосили, только 50 всадников спаслись бегством. Быков же просто отпугнули воплями и флагами, и те понеслись топтать своих. Даже пушки со стен Панамы не остановили последовавший затем яростный штурм. Дальше все пошло как полагается – грабеж, пожары, на огне которых пираты сплавляли золото с роскошных одежд в слитки. Но обещанных сокровищ, загодя эвакуированных жителями, найти не удавалось. Морган пытал пленных, невзирая на возраст и цвет кожи: клал их ногами в костер, сжимал головы, пока глаза не выкатывались из орбит, разрывал пополам, привесив к ступням камни. Всего этого казалось мало. Среди корсаров зрел заговор. Тогда великий пират приказал возвращаться, погрузив все награбленное на 175 мулов. Уже в гавани он Объявил: "Делиться будем честно" – и учинил поголовный обыск, для убедительности вывернув свои карманы и стащив сапоги. Это сработало. А за день до назначенного дележа погрузил львиную долю стоимостью в 500 тысяч реалов на свой флагман и отплыл, кинув соратников на произвол судьбы.

На Ямайке Моргана ждал сюрприз: поскольку на Панаму он напал аккурат спустя неделю после заключения мирного договора Испании с Англией, от той потребовали наказать бандита. Отправленный под конвоем в Лондон, он ждал худшего. Однако вместо суда Карл Второй посвятил его в рыцари и прислал обратно уже в чине верховного судьи, наказав бороться с пиратством нещадно. (Моргану везло и до этого: однажды во время военного совета в открытом море на его флагмане кто-то из матросов спьяну палил в белый свет, а попал в пороховой отсек. Корабль взлетел на воздух, все находившиеся на борту погибли, уцелел только сам Рыжий и сидевшие с ним за столом капитаны.)

Но постаревший сэр Генри Морган, отстраненный спустя некоторое время за неизлечимое казнокрадство от губернаторства Ямайки, судя по всему, просто устал. Он даже стал призывать своих бывших коллег воспользоваться королевской амнистией и переквалифицироваться в мирные плантаторы. Врач Ханс Слоун диагностировал у этого толстого человека с синюшным цветом лица туберкулез и цирроз печени в результате неумеренного увлечения алкоголем. Умершего 25 августа 1688 г. Генри Моргана похоронили на Ямайке со всеми почестями, какие полагались высокопоставленному дворянину. Но разве так должен был закончить свой путь корсар? Конечно, не так... Через четыре года во время землетрясения огромная прожорливая волна смыла кладбище вместе с его могилой. Море взяло себе то, что ему причиталось по праву, и унесло с собой тайну сокровищ Моргана, которую так и не удалось раскрыть стае рыдающих домочадцев.

Где они сейчас, пиратские сокровища? Искатели неустанно ищут тот самый флагман, что взлетел на воздух после пьяной пальбы, рыщут по острову [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в экваториальной части Тихого океана и Каймановым островам к северо-западу от Ямайки, где пират нередко отсиживался в пещерах, даже подняли со дна Карибов его шхуну "Merchant Jamaica". Пока все без толку. Не пятнадцать – куда больше человек тщетно облизываются на сундук мертвеца. Йо-хо-хо...

Все так же шумит неумолчный прибой овеянного жуткими легендами океана, а рыжий пират продолжает загадочно ухмыляться с портрета в кабачке колумбийской Картахены, пока кто-то опрокидывает в горло обжигающий ром, названный его именем.

Агата Радзиевич
__________________
Кто пороха не нюхал, и моря не видел - тот не жил!

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: история пирата
Piter вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Доктор_Блад (26.06.2014)
Старый 09.02.2008, 23:49   #4
Piter
Матрос
 
Аватар для Piter
 
Регистрация: 25.01.2008
Сообщений: 45
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию

Битва при Марокайбо, уцелевшая страничка добычи в Порт-о-Белло
Изображения
Тип файла: jpg soress.jpg (8.4 Кб, 38 просмотров)
Тип файла: jpg manifest.jpg (36.0 Кб, 57 просмотров)
__________________
Кто пороха не нюхал, и моря не видел - тот не жил!

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: история пирата
Piter вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
"Gector Barbossa" (24.12.2011)
Старый 09.02.2008, 23:59   #5
Piter
Матрос
 
Аватар для Piter
 
Регистрация: 25.01.2008
Сообщений: 45
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

Генри Морган (1635 — 1688)

Британский буканьер, знаменитый пират. Организовал самые крупные экспедиции в истории вест-индских буканьеров. Завоевал Панаму (1671). В 1674 году удостоился рыцарского звания и был назначен вице-губернатором Ямайки.

Генри родился в местечке Пенкарн, что в графстве Монмутшир, или в Ланримни. Позже Морган говорил, что считает себя уроженцем графства Монмут в Валлийской Англии. Семья его принадлежала к зажиточным землевладельцам. Но Генри Морган не пожелал жить в провинциальной глуши и отправился в поисках приключений в Вест-Индию. Он завербовался на работу в колонию Барбадос — остров стал английским владением в 1605 году. Британские колонисты требовали за проезд в Новый Свет отслужить на плантациях целых пять лет. Став впоследствии богатым и знаменитым, Морган отрицал, что на Барбадосе его продали в рабство: "Никогда ни у кого не был в услужении, а лишь на службе у Его Величества покойного короля английского". Разумеется, Морган из соображения престижа пускается на обман. В 1658 году в возрасте 23-х лет он перебрался с Барбадоса на Тортугу, где в течение пяти лет был рядовым разбойником.

В 1664 году, узнав, что его дядя, полковник Эдвард Морган, получил назначение на пост вице-губернатора Ямайки, он с первой же оказией отправился туда. Менее чем через год после прибытия в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Морган благодаря протекции дядюшки стал капитаном и владельцем корабля водоизмещением пятьдесят тонн с несколькими пушками на борту. Экипаж далеко не нового суда составлял тридцать человек. Генри принял предложение двух других капитанов, Морриса и Джекмана, захватить испанские шаланды, груженные кампешевым деревом, стоящие у мексиканского берега. Добыча была взята без единого выстрела, после чего экспедиция предалась разбойному плаванию у атлантического побережья Мексики. Флибустьеры разорили испанское селение Вилья-Эрмосе в двенадцати лье от берега, однако на обратном пути натолкнулись на отряд в триста испанцев, поджидавших их на берегу и успевших занять их суда. Бой развернулся прямо на пляже под проливным тропическим дождем, что осложнило действия испанских мушкетеров: порох отсырел. В рукопашной борьбе флибустьерам не было равных, им удалось пробиться к кораблям и спастись.

Вскоре возле Белиза тридцати пиратам удалось захватить маленький порт Рио-Гарта и все привезенные туда на рынок товары (был как раз базарный день). Дальше к югу та же участь постигла Трухильо и еще несколько портов и селений.

Обычно грабеж начинался с церкви: кстати, сплошь и рядом никакой другой поживы не оказывалось. Встреченные индейцы были настроены миролюбиво, и Морган воспользовался этим в целях разведки. Посланные к устью реки Сан-Хуан индейцы, вернувшись, настойчиво повторяли название Гранада. Морган снарядил туда экспедицию из ста человек. Они плыли в индейских пирогах и только с наступлением шестой ночи сошли на берег Гранады, к тому времени насчитывавшей три с половиной тысячи жителей.

Люди Моргана захватили семнадцать пушек на центральной площади — огневую мощь местного гарнизона. Флибустьеры загнали человек триста в собор, остальные в панике разбежались. Нападавшие не потеряли ни одного человека. За шестнадцать часов пираты вытащили из церквей кресты и чаши, а из домов — деньги, золотую и серебряную посуду, драгоценности, золоченое шитье, шелка и бархат. Гранада оказалась настоящей сокровищницей.

Таинственным образом весть о триумфе намного опередила возвращение победителей. В Порт-Ройале три корабля экспедиции встречала толпа народа. Морган сообщил губернатору, что половину сокровищ Гранады пришлось оставить на месте: взяли столько, сколько могли унести Вскоре с Морганом встретился адмирал английских флибустьеров Эдвард Мансфилд и предложил Генри стать его заместителем. Стать вице-адмиралом под началом прославленного героя — высокая честь, поэтому Морган ответил согласием.

Пятнадцать кораблей под командованием старого адмирала и его новоиспеченного заместителя вышли в море ясным январским утром 1666 года. Из Лондона поступил приказ нанести удар по заморским владениям Голландии, с которой Англия находилась в состоянии войны.
Вечером четвертого дня было решено захватить испанский остров Санта-Каталина (ныне — Провиденс). Для флибустьеров взятие острова было пустячным делом. Увы, грабить там оказалось нечего, и разочарованные люди Моргана едва не взбунтовались. В результате Мансфилд отправил Моргана назад на Ямайку.

Морган построил себе дом, решив обзавестись семьей. Пальмы и цветы украшали фасад по случаю бракосочетания вице-адмирала с его дальней родственницей Елизаветой Морган. Сам Морган стал очень популярным и приобрел множество друзей, объявив во всеуслышание, что любой человек может пить за его здоровье в портовых тавернах весь день и всю ночь до завтрашнего утра. На свадьбу было приглашено полторы сотни человек.

С каждым месяцем дела на острове шли все хуже и хуже. Когда Мансфилд возвратился из похода, Моргана не оказалось на острове. Вскоре старый адмирал отплыл из Порт-Ройаля. Через несколько месяцев пришло известие, что Мансфилд прибыл в Тортугу и там умер. Смерть скоропостижная и во многом загадочная, поговаривали даже, что он был отравлен.

Едва Мансфилд вышел в море, в Порт-Ройале объявился Морган. Валлиец был официально возведен губернатором Томасом Модифордом в ранг адмирала.

В начале 1668 года Морган на трех кораблях ушел в плавание. Недалеко от кубинского побережья к нему присоединились еще девять судов — три английских и шесть французских. Под началом адмирала оказалось около семисот человек, в том числе четыреста пятьдесят англичан.
Целью нападения был выбран Пуэрто-дель-Принсипе, город, расположенный в глубине острова Куба. Флибустьерский флот бросил якорь в бухте Санта-Мария. Двенадцать дней продлилась пиратская оккупация города. Но поживиться там было нечем — единственное "сокровище" заключалось в скромной утвари двух церквей. Добычу поделили на одном из островков у юго-западной оконечности Санта-Доминго, название которого часто встречается в документах того времени: он служил своего рода "явкой" английских и французских пиратов. Сегодня это остров Баку, владение [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

Вскоре флотилия Моргана отправилась в новую экспедицию, на этот раз на девяти кораблях. Местом назначения был город Пуэрто-Бельо — Дивная гавань, как называл Колумб удобную бухту, врезающуюся в гористый берег Панамского перешейка. Два-три раза в год караван перевозил сокровища Чили и Перу в Пуэрто-Бельо. По прибытии каравана на Атлантическое побережье там устраивалась Золотая ярмарка, длившаяся две недели.

Адмирал Морган все предусмотрел и все приготовил. Высадились ночью. Четыреста восемьдесят бойцов на лодках двинулись вверх по течению Гуан-чи, чтобы зайти в тыл Пуэрто-Бельо.

На этот раз экспедиция оказалась успешной. Добыча составила двести пятьдесят тысяч золотых пиастров, сокровища церквей и монастырей, ювелирные изделия, драгоценные камни и богатые ткани, множество другого товара, триста рабов. Богатство Порт-Ройаля возросло по меньшей мере на треть.

В 1668 году английский король Карл II отправил на Ямайку корабль "Оксфорд" водоизмещением 300 тонн с 36 орудиями на борту под командованием одного из самых способных капитанов, Эдварда Коллиера. Ему было предписано обеспечить защиту острова против нападения с моря, а это предполагало исполнение приказов губернатора сэра Томаса. Губернатор приказал капитану Коллиеру поступить под командование адмирала Моргана.

Перд тем как отплыть в очередную экспедицию, на кораблях устроили пир. Морган предпочел "Оксфорд". Канониры капитана Коллиера, бегавшие в погреб за порохом для заздравных залпов, успели накачаться до потери сознания; в конце концов один из них ворвался в погреб с еще тлевшим фитилем. "Оксфорд" взлетел на воздух. Все пировавшие на баке — около двухсот человек — погибли. Шлюпки вылавливали немногих уцелевших, среди которых оказались Морган и Коллиер.
У Моргана осталось всего восемь кораблей и от силы пятьсот человек. Он отправился в Маракайбо, но добыча оказалась скудной: жители покинули город и спрятались во влажной сельве, превращенной в болота сезоном дождей и разливом рек. Несчастные люди, измотанные лишениями, без всякого сопротивления отдавали грабителям свое добро, которое они успели унести или спрятать.

Захваченных горожан, которые должны были уплатить выкуп, запирали, по обыкновению, в церквях. С красивых женщин Морган ничего не брал, ибо у них было чем заплатить и без денег. За пять дней "кампании" адмирал не потерял ни одного человека.

Засада ожидала моргановское войско у выхода из лагуны: двенадцать дней там стояли три мощных испанских корабля. Низкая осадка не позволяла [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] войти в мелководную лагуну, поэтому они заперли флибустьеров в озере, отрезав им единственный путь к отступлению.
3 мая вахтенный офицер испанской "Магдалены" доложил адмиралу, что флибустьерские корабли затеяли какой-то маневр. Через какое-то время они приблизились к испанским фрегатам. Неожиданно корабли Моргана опустили паруса и остановились.

На рассвете следующего дня флибустьеры подняли паруса и решительно двинулись к испанским фрегатам, при этом три крупных корабля держались позади. Вперед вырвалось лишь одно судно под флагом Моргана.

Расстояние все сокращалось. Испанцы приготовились к абордажу, по нападавшим открыли огонь из мушкетов и пистолетов. Корабль Моргана вплотную подошел к "Магдалене" и стукнулся о ее борт. Испанские матросы вонзили в него абордажные крючки. Борт испанца был много выше, и солдаты, спрыгнув на палубу дерзкого пирата, тут же застрелили несколько нападавших, остальные бросились в море и лихорадочно поплыли прочь. Испанцы в недоумении забегали, натыкаясь на соломенные манекены и деревянные орудия. Их недоумение длилось всего четыре секунды. На пятой палуба пиратского судна разверзлась у них под ногами, ослепительная вспышка затмила взор, и на "Магдалену" обрущилось пламя.

Матросы испанской "Маркесы" спешно обрубили якорные канаты и выбросили свой корабль на берег. "Сан-Луис" был захвачен флибустьерами. Добыча оказалась огромной. Выкуп, драгоценности и рабы оценены в двести пятьдесят тысяч реалов.

К 1669 году все путешественники, побывавшие в Панаме, описывали ее как место сказочных наслаждений. В десятитысячном городе размещалась казначейская палата, куда свозили добытое в Перу золото. Морган решил покорить Панаму. В конце 1669 года он обладал значительным влиянием. Он только что купил на Ямайке огромное поместье, впоследствии названное Долиной Моргана.

Подготовка к походу заняла шесть месяцев. 19 декабря 1670 года армада подняла паруса. Она состояла из 28 английских и 8 французских кораблей и насчитывала 1846 человек.

Вначале Морган намеревался совершить рейд на Провиденс (Санта-Католину) и отобрать остров у испанцев, чтобы обеспечить тыл экспедиции, а во-вторых, набрать там индейцев-проводников, знающих Панамский перешеек. Остров Провиденс был захвачен 22 декабря 1670 года. Затем авангард из четырехсот человек захватил форт Сан-Лоренсо. Наконец пираты вышли на тропу, по которой испанцы перевозили награбленное у индейцев золото. Тропа была не более дюжины шагов в ширину. В походе участвовало тысяча четыреста пиратов. Ядовитые змеи, ягуары и крокодилы то и дело попадались на пути. Еще опаснее были укусы москитов и ядовитых муравьев, которыми кишели джунгли. Начался голод. Пришлось есть листья и траву.
И вот часть пиратов подняла ропот. Моргана осуждали за безрассудство, за то, что обманул их и вовлек в смертельную авантюру. Многие изъявили желание вернуться. Но большинство оказалось более стойкими и решило продолжать путь.
Пираты закричали от восторга, когда увидели городские башни Панамы. Но город был хорошо укреплен, испанцы возвели на дороге к нему укрепления и поставили батареи.

18 января губернатор Панамы Гусман предпринял вылазку из города с большим отрядом. Тридцать индейцев должны были в решительный момент выпустить на поле полторы тысячи "боевых единиц", с которыми моргановским флибустьерам еще не приходилось сталкиваться, — полудиких быков.

Морган назвал придуманное им расположение войск терцией. Отряд стоял ромбом. В голове размещался отряд из 300 человек, обращенный острием в сторону врага. В центре — главные силы, 600 человек, стоявшие прямоугольником. Затем — арьергард, треугольник в 300 человек. Один фланг флибустьерской армии защищал холм, другой — болото. Весь строй медленно двигался вперед под барабанный бой.
Испанские всадники, натолкнувшись на острие терции, рассыпались в стороны, а пираты вели в упор убийственный огонь из мушкетов. Не помогли испанцам и быки: после первого выстрела флибустьеров они повернули назад и, отбежав подальше в поле, принялись мирно щипать травку.
"Мы преследовали врага буквально по пятам, так что его отступление вылилось в паническое бегство", — писал Морган. Битва продлилась два часа.

Большие испанские корабли успели выйти в море, к тому же были взорваны пороховые склады, и Панама была объята пламенем. И хотя флибустьеры успели собрать огромную добычу, они тем не менее злились, что многое сгорело.

В середине февраля 1671 года Морган покинул Панаму. Караван, двинувшийся с грузом, насчитывал 175 вьючных животных. За ним шел отряд. По возвращении в Сан-Лоренсо Морган объявил, что на каждого участника экспедиции приходится 200 пиастров, в то время как все рассчитывали получить самое меньшее по тысяче реалов. Разочарованные пираты обвинили своего адмирала в надувательстве. Несколько дней жизнь адмирала была в опасности.

Морган отплыл в обратный путь тайно, в сопровождении лишь четырех судов. Капитаны и матросы, сбежавшие с предводителем, а также флибустьеры, проделавшие путь до Ямайки в трюме, были довольны, поскольку они получили дополнительное вознаграждение. Большая часть пиратов осталась разбойничать на побережье Центральной Америки. Там почти все корабли бывшей флотилии Моргана потерпели крушение. Испанцы покинули разрушенный город и отстроили Панаму на берегу более удобной и хорошо защищенной бухты в шести милях от прежнего места.

В июле 1670 года Испания официально признала владения Англии в Карибском море, и две державы договорились о прекращении пиратства в отношении друг друга. Губернатор Ямайки узнал об этом договоре только в мае 1671 года. И все же он превысил свои полномочия, объявив войну Испании и назначив Моргана адмиралом. Новый губернатор сэр Томас Линч арестовал Модифорда в августе 1671 года, и тому пришлось два года провести в лондонской тюрьме Тауэр.

В апреле 1672 года был арестован и отправлен в Англию Генри Морган. В Лондоне к нему отнеслись снисходительно. А многие считали его выдающимся мореплавателем. Словом, судебный процесс не состоялся. Три года Морган прожил в столице Англии. Он был принят в лучших домах. А когда началась война с Нидерландами, знаменитого пирата попросили написать меморандум о защите Ямайки.

В 1674 году Линча сместили с поста губернатора, а Морган удостоился рыцарского звания и назначения вице-губернатором Ямайки.

В сентябре 1679 года Моргана возводят в ранг верховного судьи, и вскоре он оказывается замешанным в скверную историю. У некоего Фрэнсиса Мингэма он конфискует за обман ямайской таможни судно. Но вместо того чтобы внести деньги от продажи конфискованного судна в казну, Морган спокойно прикарманивает их. Мингэм обжалует приговор в Лондоне и добивается решения об отмене конфискации и возмещении всех убытков.

В начале 1680 года Морган вновь на посту исполняющего обязанности губернатора. Он немедленно закрывает Порт-Ройал для всех флибустьерских судов и объявляет пиратов вне закона. "Я намерен предать смерти, бросить в узилище либо выдать испанским властям всех пиратов, которых мне удастся задержать", — писал бывший пират в Лондон. Население приняло эти меры с удовлетворением.

В 1682 году на Ямайку возвращается Томас Линч и занимает пост губернатора. Он сразу же отстраняет Моргана от должности. Пират всегда любил спиртное и теперь проводил время в тавернах, ругая последними словами своих противников.

В конце 1687 года очередной губернатор герцог Альбемарлем пишет в Лондон прошение о восстановлении Моргана членом Совета острова. Лондон отвечает не сразу. Лишь в июле прибывает корабль с вестью, что прошение удовлетворено. Но бывший пират уже редко поднимается с постели. 25 августа около одиннадцати часов утра сэр Генри Морган скончался. Его состояние на нынешние деньги составляло более одного миллиона фунтов стерлингов. Любопытно, что нынешнее семейство американских миллиардеров Морганов не скрывает, что их династия началась именно с того самого Генри Моргана, знаменитого мореплавателя и авантюриста.
__________________
Кто пороха не нюхал, и моря не видел - тот не жил!

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: история пирата
Piter вне форума Ответить с цитированием
Старый 10.02.2008, 12:50   #6
Piter
Матрос
 
Аватар для Piter
 
Регистрация: 25.01.2008
Сообщений: 45
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

Джентльмены удачи

Имя Генри Морган наверняка многие из вас слышали не раз. Генри Морган - английский мореплаватель, пират, известный под кличкой «Жестокий», позже вице-губернатор на острове Ямайка, активно проводивший английскую колониальную политику. В наши дни этот знаменитый пират явился прототипом множества художественных романов. Где-то его представляли как дворянина, отважного и благородного. Где-то он играл роль жестокого и беспощадного разбойника (что было не так уж и далеко от правды). Но в целом, это был один и тот же человек, слава которого была размером с океан, волны которого и бороздил Генри Морган. Что же на самом деле представлял из себя этот человек? Был ли он благороден или ужасен, был ли он справедлив или же гнев и алчность толкали его вперед?

Родился Генри Морган в 1635 году в Англии, в Уэльсе, в семье зажиточного земледельца. Не имея склонности к продолжению дела своего отца, он нанялся юнгой на корабль и по прибытии на остров Барбадос был продан в рабство. Отработав несколько лет и заплатив хозяину выкуп, Морган перебирается на Ямайку и там присоединяется к компании англичан - флибустьеров. Сколотив небольшой капитал, они купили корабль, единодушно избрав Моргана капитаном.

Карибские пираты занимались каперством, иными словами грабежом судов государства-противника, то есть Испании. Морган говорил: «Там, где испанцы сопротивляются, есть чем поживиться. Самые укрепленные города - самые богатые». Он хотел большего, поэтому выбрал новую стратегию - нападение на прибрежные города. Первый же самостоятельный поход к берегам Испанской Америки принес ему славу удачливого предводителя, после чего к нему стали примыкать другие пиратские корабли. Это позволило перейти от грабежа одиночных кораблей в море на более прибыльные операции по захвату городов, что давало значительное увеличение добытых сокровищ.

Вскоре, Морган возглавил флотилию из 12 кораблей и с семью сотнями пиратов отправился на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Высадившись на остров, флибустьеры разбили испанскую конницу и численно превосходившую их пехоту, и взяли штурмом город Пуэрто-Дель-Принсипе. Разграбив его и получив от жителей выкуп в 500 голов скота «за сохранение города от пожара», пираты с богатой добычей вернулись на Ямайку.

Шумное оживление днем и ночью царило на главной улице Порт-Ройала. Вернувшиеся из рейдов флибустьеры бродили от таверны к таверне. Их кошельки были набиты золотом, но бархат, шелка и кружева плохо сочетались с грубыми манерами. Компании таких молодцов неделями пировали с куртизанками в кабаках Порт-Ройала, где кушанья подавали на золотой посуде, а вино - в чашах для причастия из испанских церквей. При подобном образе жизни заметной разницы в имущественном положении "береговых братьев" не было: быстро спустив добычу, они отправлялись в новые рейды.

Однажды судно под французским флагом и флотилии Моргана встретились в отркрытом море. Пираты предложили французам примкнуть к ним, но те отказались подчиниться. Морган пришел в ярость. Капитана непокорного корабля он приказал арестовать, а судно объявил захваченным. На борту пиратского флагмана был собран военный совет. Обговорив детали рейда, приступили к грандиозной попойке. Пираты пили за здоровье английского короля и палили из мушкетов, наконец шальная пуля попала в пороховой погреб и корабль Моргана взлетел в воздух. Чудом уцелели лишь несколько человек, и среди них сам Генри Морган. Однако, ничто на свете не могло его остановить. Вновь собрав флотилию, Морган вышел в море.

Вдоволь пограбив прибрежные города, пираты подумывали о возвращении на Ямайку, но внезапно выход из лагуны, где остановились флибустьеры, преградили три корабля. Это была флотилия дона Алонсо дель Кампо-и-Эспиноса, посланная испанским королем для уничтожения пиратов в Карибском море. Дон Аолонсо отправил "адмиралу пиратов" письмо с предложением вернуть добычу и пленников и покинуть испанские владения. Пираты единодушно решили, что "лучше сражаться до последней капли крови, чем малодушно уступить добытое трудами и кровью".

По приказу Моргана самый большой корабль начинили различными горючими материалами, расставили на палубе обряженные в пиратскую одежду и "вооруженные" ружьями и саблями колоды, вместо пушек установили раскрашенные чурбаны, а на грот-мачте подняли английский флаг. Этот [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] - плавучая западня, управляемый двенадцатью пиратами, должен был войти в узкий, с двух сторон простреливаемый из пушек проход между судами испанцев и фортом. С утренним отливом 2 мая 1669 года пиратская флотилия снялась с якоря. Испанцы близко подпустили брандер и приготовились отразить [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Это оказалось роковой ошибкой. Протаранив испанский флагман, флибустьеры подожгли начиненное смолой, дегтем и серой судно и, спрыгнув в лодку, отплыли на безопасное расстояние. Огонь моментально охватил оба корабля. В суматохе пираты взяли на абордаж второй корабль, а третий испанцы в панике сами потопили и укрылись в форте. Всего за час пираты уничтожили испанскую флотилию не потеряв ни одного человека. Однако грозные пушки форта все еще не позволяли им выйти из бухты в море. Пираты сделали вид, что высаживаются на лесистом берегу напротив форта. На виду у испанцев они гребли на лодках к берегу, а затем, ложась на дно лодок, незаметно возвращались на корабль. Ожидая штурма, испанцы перетащили свои пушки на береговую сторону укреплений, а ночь корабли Моргана беспрепятственно проскользнули в море, на прощание дав пушечный залп по форту.

Слава Моргана опережала его быстроходные корабли. На Ямайку он вернулся богачом, его авторитет среди пиратов стал непререкаемым. Полагаясь не только на свою удачу, которая сопутствовала ему долгие годы, Морган запланировал настоящую военную операцию. Его целью стал один из богатейших городов Америки - Панама.

"Город-сокровищница" был отлично укреплен и охранялся гарнизоном в три тысячи человек. Именно сюда, в Панаму, для отправки морем в Испанию стекались легендарные сокровища инков - золото и серебро и множество других ценных вещей. Сама мысль о нападении на Панаму казалась неслыханной дерзостью, и даже самые отчаянные "джентельмены удачи" задумались бы, прежде чем пойти в такой поход. Поэтому Генри Морган распустил слух, что собирается напасть на какое-нибудь "значительное поселение".

Со всего Карибского моря к Моргану прибывали флибустьеры: англичане с Ямайки, французы с Эспаньолы и Тортуги, вольные охотники на диких быков - буканьеры. Был собран самый большой флот за всю историю пиратства: 37 кораблей, загруженных провиантом, попрохом и ядрами. Морган поднял на мачте королевский английский флаг, разделил суда на две эскадры, направив их через Панамский перешеек, чтобы атаковать город с суши.

Прежде чем флибустьеры наконец взяли Панаму, им пришлось пройти через многие испытания, одним из которых был голод. Но, несмотря на все лишения, которые подстерегали пиратов, они двигались вперед. И вот, наконец, 27 января 1671 года после непродолжительного кровопролитного штурма Панама была взята. это был поразительный успех. Но, оглядевшись вокруг, разбойники поняли, что в городе не осталось практически ничего ценного. Большинство жителей заранее покинули свои дома, прихватив с собой все ценности. Морган пришел в бешенство. Он отдал приказ сжечь город до тла. Картина была ужасной. Те, кто еще остался в городе подвергались пыткам. Пираты, озлобившись на город и на его жителей, занимались мародерством. Кругом полыхал огонь. А насилия и убийства были глаными развлечениями разбушевавшихся пиратов.

Оставшиеся в городе золото, серебро и драгоценности были поделены между пиратами, но поскольку дележка была на равной, так как по пиратским законам капитан получал 6 долей, офицеры 3, флибустьеры 1, а юнги - 1/2 доли, поэтому Морган и верные ему люди сразу вышли в море, успев оторваться от преследователей.

Поход на Панаму принес дурную славу Моргану, но он был уверен, что сможет всегда найти себе союзников. Однако, крутой поворот в политике положил конец каперству, так как король Англии помирился с испанским монархом, и нападать на испанские города и корабли строжайше запрещалось. Флибустьеры перебрались на остров Тортугу, губернатор Ямайки был смещен, а его приемник арестовал Моргана и отправил в Англию.

Но судьба была милостлива к величайшему из разбойников. Суд оправдал Моргана, а в высшем свете о нем говорили не иначе как о герое. Прожив в Англии 3 года, получив рыцарский титул и назначение вице-губернатором Ямайки от самого Карла II, бывший пират с триумфом вернулся на Ямайку, где и прожил до конца своих дней, выполняя свои новые обязанности одной из которых была борьба с пиратством.

Умер Генри Морган в 1688 году в возрасте 53 лет и был похоронен с почестями, подобающими обладателю высокого титула. Однако, земля не могла принять тело уже усопшего, пусть и бывшего, но разбойника. Огромная приливная волна смыла кладбище Порт-Рояла во время сильного землятресения, и море забрало останки этого знаменитого пирата.
__________________
Кто пороха не нюхал, и моря не видел - тот не жил!

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: история пирата
Piter вне форума Ответить с цитированием
Старый 18.02.2008, 23:15   #7
Джекмен
Пущен по доске
 
Регистрация: 20.01.2008
Адрес: Бермуды
Сообщений: 134
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 2
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

Флаг Генри Моргана

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Джекмен вне форума Ответить с цитированием
Старый 25.03.2008, 11:47   #8
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,525
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

К сказанному о Генри Моргане трудно что-то добавить, разве что некоторые штрихи к портрету. Что позволило ему добиться успеха? Лидерские качества помогли сколотить команду, а бесстрашие и новая тактика ведения боя – побеждать в сражениях, когда изначальный расклад сил был не в пользу флибустьеров.
Боевая сноровка, врожденный ум и энергия Моргана как бы предопределили ему роль главаря. За свое боевое счастье он заслужил репутацию непобедимого. Действительно, ни в одном бою Морган не был ранен, хотя постоянно принимал участие в сражениях и был страшен в своей ярости.
Морган выдвинул новый для карибского пиратства стратегический принцип: переход от каперства на кораблях к нападению на укрепленные пункты на берегу. Незначительные действия на берегу предпринимались некоторыми корсарами и прежде. Но Морган атаковал не только слабо укрепленные пункты, где испанские солдаты с готовностью поднимали белый флаг при первых мушкетных выстрелах, но и довольно крупные города. Знаменитые слова Моргана – «Там, где испанцы сопротивляются, есть чем поживиться. Наиболее укрепленные пункты - самые богатые» - уже не раз упоминались в других постах. Но добавим, что это основное правило Моргана даже его отнюдь не изнеженным сообщникам казалось, по меньшей мере, самоубийством. В конце концов, контингент флибустьеров был все-таки весьма ограничен. Многие недоумевали: как можно предпринимать какие-либо действия против превосходящих сил целых гарнизонов и хорошо укрепленных городов? И все-таки флибустьеры шли за Морганом.
Выигрывать сражения на море пиратам позволиля храбрость и хитрость. Яркий тому пример – второе нападение на порт Панама. Во время этой битвы пиратский авангард, состоящий всего из 70 человек, размещенных на пяти небольших лодках, внезапно встретился с тремя вооруженными до зубов испанскими военными кораблями. В утренней дымке пираты поначалу приняли их за торговые корабли. Однако, поздно обнаружив ошибку, вместо того, чтобы спасаться бегством, ринулись, как Давид против Голиафа, в битву с противником, в тридцать раз превосходящим их в численности и огневой мощи! Уверенные в победе испанцы уже начали крепить на реях веревки для виселиц. Каково же было их удивление, когда матросы с намыленными петлями в руках один за другим начали падать с такелажа своего судна на палубу их корабля. Еще больший испуг овладел испанцами, когда несколько минут спустя рулевые всех трех военных кораблей и сам командующий эскадрой, тяжело раненные, были унесены с палубы.
Здесь оправдала себя старая тактика флибустьеров: при численном перевесе врага, прежде всего, выводить из строя корабельное начальство и канониров, ибо потеря руководства катастрофически снижала боеспособность противника. Такая тактика пиратов подточила боевую готовность испанцев перед битвой за Панаму и вызвала парализующий страх при сообщении: «Пираты идут!». Даже испанские генералы и адмиралы, командующие в то время в районе Карибского моря, предупреждали друг друга словами: «Будь начеку! Эти черти обладают искусством, в котором мы ничего не смыслим».
По материалам flot.h14.ru
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)

BronuiN вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
"Gector Barbossa" (24.12.2011), Infinity (30.03.2008)
Старый 18.05.2008, 22:39   #9
Black Beard
Старожил
Мичман
 
Аватар для Black Beard
 
Регистрация: 14.09.2007
Адрес: Тортуга
Сообщений: 411
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 39
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

Генри Морган

Прежде, чем начать рассказ о Моргане будет уместным сказать пару слов об [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] (Эндрю Смексе, ок.1643 -1721) "пиратском биографе".

Точные даты его жизни не известны, равно как и место его рождения. Кстати, о происхождении Эксквемелина существуют несколько версий. Самая известная его книга "Пираты Америки" была написана на голландском языке, и некоторые люди считают, что Смекст - голландец. Но во вступлении книги имеются косвенные доказательства, что "пиратский биограф" был французом.

Также известно, что Эксквемелин - не настоящее имя. Под этим псевдонимом, полученным путём перестановки букв в настоящем имени, переделанном на испанский манер, писал Эндрю (Хендрик) Смекс, голландский путешественник и писатель (Хендрик Смекс -> Энрике Смеекс -> Эксквемелин). Большинство сведений о Моргане, дошедших до наших дней, взяты из книги этого автора.

Но теперь перейдём к рассказу и Генри Моргане.

Сам пират из пиратов говорил, что родился в графстве Монмут. Нам же известно, что местом рождения Моргана является местечко Пенкарн в графстве Монмутшир. Семья его владела обширными землями и, следовательно, была богата.

Но спокойная осёдлая жизнь не устраивала юношу. Генри нанялся на корабль, шедший на Барбадос, приплыв куда он попал в рабство на несколько лет. (Вспомним, что капитан Блад Рафаэля Сабатини также попал в рабство на Барбадосе, и это неудивительно - в создании Питера Блада писатель использовал во многом образ легендарного Моргана). После окончания срока рабства Генри перебрался на Тортугу, в те времена являвшуюся пиратской базой, в качестве рядового головореза.

Через некоторое время Морган отправился на Ямайку, так как её губернатором был назначен полковник Эдвард Морган.

Через несколько лет после прибытия в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] Генри Морган становится капитаном судна (благодаря влиятельному положению дяди). Так началась его пиратская карьера.

Вначале Морган ограничивался относительно небольшими военными походами: объединившись с ещё двумя капитанами – Моррисом и Джексоном и разграбил ряд испанских поселений (Рио-Гарта, Вилья-Эрмосе и другие).

Первым поистине крупным походом пиратского капитана был поход на испанский город Гранада. Местные индейцы встретили людей Моргана дружелюбно и показали им дорогу к колонии. Благодаря эффекту неожиданности пиратам удалось взять город без потерь. Были разграблены все дома и церкви, на это ушло полдня, причём все сокровища Гранады даже не поместились на три пиратских корабля.

Ещё одним крупным походом в Моргана был поход на другой испанский город, Эль-Пуэрто-дель-Принсипе. Несмотря на то, что в городе был конный гарнизон, пиратам удалось обратить его в бегство: они построились полумесяцем и открыли по испанцам огонь. Поселение было взято, добыча оказалась очень солидной.

Следующей целью Морган выбрал [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], город на северном побережье Панамского перешейка. Штурмовать колонию с моря было бесполезно: гавань защищали два форта, способные отразить атаку, поэтому пираты оставили на кораблях (у них была эскадра из девяти кораблей) минимум людей, а остальные двинулись на шлюпках к берегу и двинулись к городу под покровом ночи. Им удалось взять в плен часового и выпытать у него сведения об обороноспособности города. Правда, захватчикам по пути встретился испанский редут, но он был подорван вместе со всеми защитниками. Никто в городе не ожидал нападения, но, тем не менее, гарнизон оказал сильное сопротивление, и в бою пало много пиратов. С большим трудом людям Моргана удалось захватить малую крепость, что давало им шансы на победу. Морган заставил женщин и монахов Портобело штурмовать крепость, но губернатор не щадил и своих. Монахам всё же удалось поставить лестницы, и пираты ворвались в город, где снова встретили жестокое сопротивление. Захватчики не пали духом и обратили врагов в бегство. Портобело был захвачен и полностью разграблен. Случилось это в 1668 году.

После удачного похода на очередной испанский город, в 1669 году Морган встретил английский корабль «Оксфорд», посланный королём Чарльзом II Стюартом. Сей корабль должен был войти в эскадру знаменитого пирата. В честь этого на судне устроили пиршество. Один из матросов, выпивший изрядно рома, случайно выстрелил и попал в пороховой склад. «Оксфорд» разнесло в щепки, выжило всего несколько человек, в том числе Морган и те, кто во время взрыва находился рядом с ним, в кают-компании.

После этого пираты отправились в поход на город Маракайбо, расположенный на испанском Мэйне (северное побережье Южной Америки). Поселение стоит на берегу одноименного озера, которое Р. Сабатини в «Одиссее капитана Блада» описывает как «бутылку, повёрнутую горлышком к Карибскому морю». Но набег не прошёл так гладко, как хотелось бы пиратам. Жители Маракайбо узнали о приближении опасности и успели спрятать своё добро, а сами ушли из города, бросив форт. В дополнение к вышеперечисленному, эскадра Моргана была заперта в озере испанскими кораблями. Разбойники попали в ловушку. Но и в этот раз их спасла сообразительность их предводителя. Было решено использовать брандеры – барки или одномачтовые шлюпы, начинённые порохом и использовавшиеся для подрывания вражеских кораблей. Таким образом пиратам удалось нанести серьёзные повреждения испанской эскадре, потопив несколько судов. Но это был ещё не конец. Испанцы заняли брошенный некогда форт, и выход из лагуны по-прежнему был закрыт. Морган не растерялся и здесь. Канониры форта заметили, что с пиратских кораблей на берег и обратно снуют шлюпки. Было очевидно, что разбойники решили обойти врагов с суши, следовательно, пушки испанцев были перетянуты на другую сторону. Можно вообразить, каково было удивление защитников Маракайбо, когда они обнаружили, что эскадра Моргана беспрепятственно вышла из озера по воде. Оказалось, что плывя к берегу, люди в шлюпках стояли, а на пути к кораблю – лежали на дне, поэтому создавалось впечатление, что лодки были пусты.

Во время похода на Портобело Морган дал обещание губернатору Панамы, что разорит и его город, и сдержал слово. Несмотря на то, что у пиратов в распоряжении было 35 кораблей, они решили напасть на город с суши, так как с той стороны он был наименее хорошо защищён. Разбойники двинулись на укрепление вверх по реке Чагрес на каноэ, иногда высаживаясь на берег для поисков продовольствия, которого было взято совсем немного из-за большого количества боеприпасов. Но местные жители уничтожали всё съестное, что могли найти, поэтому людям Моргана приходилось есть недозревшие фрукты и даже кожаные ремни.

Когда пиратское войско подошло к Панаме, в городе уже знали о приближении врага и приготовились к обороне. Испанцев было больше, но разбойники выстроили ромбом, тем самым лишив оборонявшихся возможности атаковать с тыла или по флангам. Панамская конница была разбита, пехота обращена в бегство. Также взятию укрепления способствовали сведения, выпытанные у командира испанской роты. Очередной город был захвачен и разграблен пиратами под командованиями Моргана, добыча составила около 750000 реалов. Случилось это в 1671 году.

По прибытии же к берегу океана «пират из пиратов» обманул свою команду, занизив им долю награбленных богатств в несколько раз и, во избежание бунта, уплыл на Ямайку.

В Порт-Рояле, столице острова, пиратского капитана встретили с большими почестями, тем временем в Лондон к королю Чарльзу II пришло послание от испанского правителя, где тот просил казни пирата, нарушившего только что подписанный мир.

В 1672 году Морган был доставлен в Лондон как добровольный пленник.

В 1675 году Генри становится вице-губернатором Ямайки и начинает заниматься истреблением пиратов, но через десять лет из-за казнокрадства Моргана отстраняют от должности.
Герцогу Альбемарлю, новому губернатору Ямайки, удалось восстановить членство «властелина Флибустьерского моря» в Совете острова. Но к тому времени сильно пошатнувшееся здоровье Моргана уже давало о себе знать.

25 августа 1688 года Генри Морган умер от цирроза печени.

Через несколько лет Порт-Рояль был полностью уничтожен землетрясением. Погибла и великолепная усадьба пирата из пиратов, построенная им после похода на Маракайбо.

Василий Осипов
__________________
До конца июля в цирке на Тортуге свирепые корсары улыбаются, шутят; и всё это на дне рождения Д'Ожерона!!!

-------------

Лучшая игра пиратской тематики: Пираты Карибского Моря
Black Beard вне форума Ответить с цитированием
Старый 03.06.2008, 10:34   #10
"Злодейка Его Величества"
Салага
 
Аватар для "Злодейка Его Величества"
 
Регистрация: 27.05.2008
Сообщений: 2
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры
Репутация: 0
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688г)

"Злодей его Величества"
...и я бы продолжила "И другие злодеи))"

Он был адмиралом и убийцей, проклятием Карибского моря: сэр Генри Морган один из жесточайших пиратов всех времён и народов. Только Иисус Христос смог воскреснуть, но то, что удавалось Генри Моргану, тоже было неплохо. Это не было чудом, а Генри Морган полная противоположность святости, однако, при этом взрыве, никто не должен был уцелеть. Он смог…

Это случилось в январе 1669 года, перед коровьим островом, который сейчас относится к [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], а тогда идеальное место отдыха для пиратов. Бананы и кокосы, рыба и пещеры, всё это было в изобилии на острове. Плюс к этому пресное озеро и цепь рифов - природный защитный вал от смельчаков, покушавшихся на сокровища пиратов.

В этот январский день 1669 года Генри Морган приказал своим сообщникам собраться у него. "Генри приглашает на свидание",- так звучал пароль. Главарь хотел составить планы новых разбойничьих походов, команда - отпраздновать успех предыдущих. Ради этого они собрались перед островом на трёхмачтовом корабле "Oxford", оснащённом 26 пушками и, вероятнее всего, достаточным количеством золота. Празднование протекало так, как принято у пиратов. Они напились, стреляли куда попало, и какая-то искра залетела в пороховую камеру, от чего прекрасный "Oxford" взлетел на воздух. Погибло около 350 человек. А Генри Морган выжил, так как сидел в капитанской каюте, спиной к окну. Взрывная волна швырнула его в море. После этого случая ему дали прозвище "бессмертный", и это стало началом легенды, легенды о самом жестоком, самом умном и самом богатом пирате.

Пираты появились тогда, когда возникло мореплаванье. Юный Юлий Цезарь был их пленником и насмехался над ними, когда услышал смехотворную сумму, которую затребовали за его освобождение. Получив свободу, Цезарь объявил охоту на морских разбойников, пойманных ожидало распятие на кресте.

Истинный век пиратов наступил с открытием Америки. Эта эпоха стала золотой, так как сокровища Нового Света уже были подняты на борта кораблей, а флотилии колониальных государств ещё не были непобедимыми. Это были десятилетия, когда знаменитыми становились люди, которые вели себя как монстры.

Капитан [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], который в начале своей карьеры нападал для британской короны на французские корабли, но затем, к сожалению, сбился с правильного пути, и принялся в районе острова Мадагаскар, грабить корабли всех национальностей. Кидд был очень удивлён, когда узнал, что он на родине объявлен в розыск. Капитан отправился в Бостон, чтобы просить о помиловании. "Формальность",- думал он. В кандалах его доставили в Англию, а там на виселицу.

Это британец [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], боевое прозвище "чёрная борода". Свои набеги он совершал на "Queen Annes Revenge", и находился под защитой губернатора Северной Каролины, с которым делился своей добычей. Потом "чёрная борода" начал захватывать корабли Вирджинии, поэтому был расстрелян солдатами.

Это Франциско Л Олоннаис, который вырезал сердце у пленника и съел его, а сам Франциско позже был съеден индейцами.

И Генри Морган. Он родился в 1635 году в Уэльсе в семье крестьянина. Ещё ребёнком его похитили и доставили на Барбадос. Там он примкнул к "братьям побережья", добычей которых были испанские корабли. Популярность Моргана привела его в большую политику, так как рассказывал обществу Лондонского двора прекрасные, пронзительные истории о неведомых океанских далях, к тому же у него всегда были "правильные" друзья. Властителем Карибского региона он стал, потому что не многие могли как он бесстрастно обдумывать свои поступки, и уж совсем никто не мог так страстно как он убивать.

Однажды его люди должны были узнать у пленного, где находится сундук с сокровищами. Протокол допроса вёл голландец Александр Оливер Эксгумелин: " Они вывернули ему руки на дыбе, надели на голову петлю, отрезали уши и нос, а затем подвесили за генеталии, Только потом они приказали негру заколоть пленника. Пощадили только женщин, так как в них проснулось желание. Некоторые из пиратов, придумав какой-то предлог, выманили женщин из церкви и изнасиловали их. Морган, который должен был быть примером для своих товарищей, был не лучше всех остальных".

Достаточно быстро под командованием Моргана оказалось 30 кораблей и свыше 3000 человек, так как только с противником он был тираном, среди своих людей слыл либералом. Голосованием они совместно принимали планы и цели походов, подписывали "рабочие" контракты. Это были бумаги, в которых определялись обязанности и права нанятого пирата: если в бою у него отрубали правую ногу, он получал в качестве компенсации пять рабов, и только четыре, если терял левую. Это было, предположительно, первое в истории человечества страхование в случае потери работоспособности.

Так возникло "демократическое содружество 17 века", основанное на клятве. Люди Моргана захватили Портобело, где испанцы хранили золото; они штурмовали форт Сан Лоренцо; огнём уничтожили город Панама.

Карибика полна останками кораблей, именно они и являются целью подводных экспедиций. Так были найдены два корабля из флота Моргана: "Jamaika Merchant" и "Satisfaction", которые были исследованы учёными Испании и Англии.

Ямайка была последним пристанищем убийцы на службе его величества Чарльза II. Здесь он выращивал сахарный тростник, любил женщин и в 1688 году умер от чрезмерного употребления алкоголя. Подводными исследователями под слоем ила и тростника обнаружено кладбище, на котором, предположительно, захоронен Генри Морган, так как старый Порт Рояль погрузился на дно океана после землетрясения 1692 года.

По материалам Spiegel
"Злодейка Его Величества" вне форума Ответить с цитированием
Старый 22.06.2008, 23:57   #11
Николя
Юнга
 
Аватар для Николя
 
Регистрация: 22.06.2008
Адрес: Украина,Киев
Сообщений: 17
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 0
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688)

Археологи нашли фрегат легендарного пирата Генри Моргана. "Оксфорд" был флагманом эскадры, которая наводила ужас на торговые караваны в Карибском море.
Трехпалубное судно затонуло во время пиратского праздника: неожиданно взорвался пороховой погреб. Погибли 350 человек - вся команда, кроме капитана. После этого не иначе как "бессмертным" Генри Моргана и не называли.
До сих пор считалось, что именно на "Оксфорде" хранилось награбленное испанское золото. [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] мечтали найти все кладоискатели, но обнаружили его совершенно случайно у берегов Гавайских островов.
Оказывается, обломки более трех столетий пролежали на глубине всего 20 метров. Сюрприз ученых обрадовал и огорчил: золота среди фрагментов судна пока не нашли. Не исключено, что сокровища Генри Морган спрятал где-то в другом месте.
Подробнее о сокровищах Генри Моргана читайте [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]


Генри Морган по праву считается самым знаменитым из всех карибских пиратов. Ему посвящены монографии и специальные главы во всех исторических исследованиях карибского пиратства, а писатель Рафаэль Сабатини во многом опирался на его историю при создании своего капитана Блада.
Генри Морган родился в 1635 году в графстве Монмут в Валлийской Англии. Когда ему было около двадцати лет, он решил перебраться в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], но, чтобы оплатить проезд, был вынужден несколько лет пробыть рабом на Барбадосе. В 1658 году Морган перебрался на Тортугу, где прожил пять лет, будучи рядовым разбойником. Однако в 1664 году его дядя полковник Эдвард Морган становится вице-губернатором Ямайки и Генри тут же отправился в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
Подобно [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] числилась колонией, но на самом деле была пиратской базой. Менее чем через год после прибытия в Порт-Ройял Генри Морган, благодаря протекции дядюшки, стал капитаном и владельцем корабля водоизмещением пятьдесят тонн с несколькими пушками на борту. Вместе с Моррисом и Джекманом, Морган захватил у мексиканского берега несколько испанских шаланд, груженных кампешевым деревом, а после разорил несколько испанских поселений, в числе которых был Рио-Гарта, захваченный в базарный день вместе со всеми товарами. После этого пираты проплыв по Сан-Хозе на индейских пирогах захватили Гранаду, которую спустя несколько лет изберет своей последней мишенью [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
По возвращении Морган был назначен заместителем Эдварда Мансфельта, прославленного флибустьера, пожалованного званием адмирала. Однако их отношения не сложились, и в 1666 году Морган ненадолго осел на Ямайке, где женился и завоевал расположение пиратов невиданной щедростью. После таинственной смерти Мансфельта (поговаривали, что он был отравлен), Морган был назначен адмиралом и снова вышел в море.
Следующими захваченным им городами стали Пуэрто-дель-Принсипе и Пуэрто-Бельо, разграбленные им в 1668 году. При штурме Пуэрто-дель-Принсипе Моргану удалось разгромить войско испанцев, вступившее с ним в битву в полном соответствии с военной наукой того времени, оказавшейся неприменимой в условиях пампы. При штурме Пуэрто-Бельо Морган заставил монахов и монахинь из окрестного монастыря под обстрелом нести лестницы к осажденным стенам. Если в Пуэрто-дель-Принсипе пиратам не удалось найти достойной их добычи, то Пуэрто-Бельо, где несколько раз в год проводились Золотые ярмарки, вознаградил их сторицей: двести пятьдесят тысяч золотых пиастров, сокровища церквей и монастырей, ювелирные изделия, драгоценные камни и богатые ткани плюс множество другого товара, плюс триста рабов. После возвращения пиратов, богатство Ямайки возросло по меньшей мере на треть.
Следующей мишенью Моргана оказался [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], на которое его навел известный флибустьер Пьер Пикардиец, уже побывавший там вместе с Олоне в 1666 году.
Маракайбо и Гибралтар при приближении пиратов опустели. В течение пяти недель нападавшие разыскивали в пампе местных жителей, чтобы пытками вынудить у них признания в спрятанных кладах. За это время пираты не потеряли ни одного человека, но при возвращении Морган обнаружил, что три мощных испанских корабля заперли его в озере, блокировав узкий пролив, ведущий к морю. 3 мая 1669 года Морган нагрузил одну из барок грузом пороха и, подогнав вплотную к испанской "Магдалене", взорвал ее. Испуганный капитан второго испанского корабля приказал срочно причалить к берегу, а третий фрегат флибустьеры захватили, взяв в плен множество испанских солдат и офицеров.
Добыча в конечном счете оказалась огромной. Выкуп, драгоценности и рабы были оценены в двести пятьдесят тысяч реалов.
Вершиной пиратской карьеры Моргана стал захват в 1671 году [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].
Во главе войска в 1200 человек Моргана поднялся вверх по течению реки Чагрес и в конце января достиг Панамы. 18 января состоялась битва, в которую губернатор Панамы Гусман бросил 1200 солдат, 200 всадников и множество вооруженных рабов. Морган разместил своих воинов ромбом, что не позволяло атаковать его ни с тыла, ни с флангов. В упор расстреляв испанскую конницу, пираты обратили пехоту в бегство. В течение месяца Панама подвергалась разграблению и только 14 февраля 1671 года Морган отдал приказ покинуть город. Караван с добычей насчитывал 175 мулов, везших по некоторым оценкам ценностей на 750000 реалов.
Однако по прибытии на берег океана, Морган преднамеренно занизил сумму добычи, чем вызвал взрыв недовольства. Чтобы избежать бунта, ночью он на нескольких кораблях отплыл, бросив своих товарищей на произвол судьбы.
На Ямайке Моргана ждал триумф. Однако Испания заявила протест против разорения их города в мирное время и потребовала от Англии прекратить пиратство в Карибском море. В результате 4 апреля 1672 года Морган на борту фрегата «Велкам» отплывает в Лондон в качестве добровольного пленника.
Через три года Морган возвращается на Ямайку в звании вице-губернатора. В начале 1680 года он даже становится исполняющим обязанности губернатора и рьяно принимается за искоренение пиратства, обещая повестить или выдать испанцам любого захваченного им флибустьера. Однако в 1684 году после очередного казнокрадства Моргана освободили от всех занимаемых постов, а еще через год выходит английский перевод знаменитой книги хирурга Эксмелина о карибских флибустьерах (ей мы обязаны львиной доли сведений о пиратах того времени), где детально описаны подвиги Моргана. Бывший пират подает на издателей в суд за клевету, требуя моральной компенсации и выигрывает судебное дело.
В декабре 1687 года губернатором Ямайки назначают герцога Альбемарля, который хлопочет перед Лондоном о восстановлении членства Моргана в Совете острова. В июле 1688 года приходит благожелательный ответ. Однако Генри Моргн был уже тяжело болен; врач Ханс Слоун диагностировал туберкулез и цирроз печени, наступивший в результате злоупотребления алкоголем. У Моргана едва хватает сил доехать до здания Совета, выслушать решение и едва слышным, прерывающимся голосом ответить на поздравления.
25 августа 1688 года сэр Генри Морган умирает. Его тело было погребрено на кладбище Палисейд.
Морган застал рассвет пиратской Ямайки - всего через четыре года чудовищное землетрясение разрушит Пале-Рояль, навеки погрузив в волны Карибского моря пиратскую столицу.
Николя вне форума Ответить с цитированием
Старый 11.08.2009, 20:58   #12
makarena
Гость
 
Сообщений: n/a
Офицеры
По умолчанию Ответ: Генри Морган (1635-1688)

Найдено во всемирной паутине, автор неизвестен, но было подписано, что это Генри Морган.
Если сравнивать с [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], то сходство есть.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
BronuiN (11.08.2009), Сэм Блейк (22.12.2011)
Старый 22.12.2011, 18:43   #13
Biggy
Матрос
 
Аватар для Biggy
 
Регистрация: 17.08.2011
Сообщений: 45
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 0
По умолчанию Re: Генри Морган (1635-1688)

Генри Морган – самый известный и пользующийся славой пират. Он славен, прежде всего, даже не как пират, а как великий полководец и политик. Его главной заслугой стало то, что он помог Англии захватить контроль над всем Карибским морем.

С самого детства в Генри играл этакий бесёнок, который вылез наружу уже через 20 лет жизни. За несколько лет он успел побывать в рабстве, сколотить свою собственную банду головорезов и получить собственный корабль, при этом, естественно, ограбив неисчислимое количество людей.

Попав поду руководство королевы, Морган начал неутомимо разорять испанские колонии, и, признаться честно, у него это очень неплохо получалось. Несколько лет такой необычайной активности привели к тому, что имя Моргана знали буквально все и везде. После этого он внезапно женился, купил домик и, казалось бы, посмирнел. Но не тут-то было! Морган впервые понял, что значительно выгоднее захватывать прибережные города и закрепляться там, чем просто грабить в открытом море. К примеру, на подходе к одному из городов, Морган решил сделать хитрый ход. Пираты взяли самый большой корабль, до самого верха набили его порохом, и отправили в вечерних сумерках к испанскому порту. Взорвавшись, тот произвёл такую суматоху, что пиратам не составило большого труда взять этот городок, уничтожив весь флот благодаря эффекту неожиданности.

При штурме Панамы, Морган рискнул, проведя свою армию в обход города, дабы произвести нападение с суши. Удивительно, но маневр удался, и город был захвачен.

Вся жизнь Моргана прошла в таком бешеном пиратском темпе, со всеми прелестями этого занятия. Но вот в старости матёрый пират уже был не тот. Он умер от цирроза печени, и был похоронен как дворянин, после чего кладбище, на котором лежал прах Моргана, смыло волной.
Biggy вне форума Ответить с цитированием
Старый 23.03.2012, 19:18   #14
Бен Джойс
Старожил
Капитан-лейтенант
Морской волк
 
Аватар для Бен Джойс
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 24.09.2008
Сообщений: 3,406
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 294

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Генри Морган (1635-1688)

И еще раз о Генри Моргане

Елена Арсеньева

Пиастры, пиастры

Спойлер:
Знатоки человеческой природы уверяют, будто весьма редки случаи, когда, к примеру, женщины легкого поведения идут на панель исключительно из бедности. Как правило, главная движущая причина здесь – тяга к древнейшему искусству. Точно так же отнюдь не из бедности и бессмысленных попыток жить честным трудом идут на преступление грабители. Особенно если грабеж становится образом жизни и происходит не на большой дороге, а в открытом море, что сопряжено с великими опасностями и риском.

Да, пираты рискуют каждую минуту… но и выигрыш от их риска таков, какой и не снился добропорядочному гражданину или заурядному сухопутному «работнику ножа и топора». Обесценивается собственная жизнь, которой можно в любую минуту лишиться, обесценивается жизнь других людей, которых бросают за борт, чтобы завладеть их имуществом… одно только богатство, одно только непрестанное обогащение имеет значение, и в конце концов оно становится смыслом существования человека. Другое дело, что после этого в нем остается уже очень мало человеческого…

Вот так же страсть к обогащению стала смыслом существования Генри Моргана, одного из самых знаменитых пиратов мира. Никто из них не отличался милосердием, что да, то да, однако история Генри Моргана способна изумить любого тем многообразием преступлений, которые можно совершить ради удовлетворения собственной жадности.

Родился Генри Морган в 1635 году в Англии, в провинции Уэльс, называемой также Валлийской Англией, в графстве Монмутшир. Отец его был земледельцем, и весьма зажиточным. Однако юный Генри не проявил ни малейшей склонности к тяжкому сельскому труду в местечке Пекари, где жила его семья, и к медленному приумножению отцовского состояния. Он хотел разбогатеть быстро и радикально, так, чтобы не считать каждый грош, нажитый непосильным трудом. Слухи о пиратах давно отравляли ему жизнь, тешили его воображение, и решил он попытать счастья средь волн морских. В те времена довольно много джентльменов отправлялось на ловлю удачи в океаны (ведь и само слово «пират» – по-латыни pirata – происходит, в свою очередь, от греческого peirates, а оно – от peiran – «пробовать, испытывать, искать»; таким образом, первоначальный смысл слова «пират» – «искатель счастья»), однако они, как правило, испрашивали на то разрешения у короля. Назывались эти искатели денег и приключений каперами, корсарами или приватирами, и обозначалось так частное лицо, получившее от государства лицензию на захват и уничтожение неприятельских судов и кораблей нейтральных стран в обмен на обещание делиться с нанимателем. Генри же Морган не намеревался ни у кого спрашивать дозволения. И делиться ни с кем тоже не собирался. Он слышал, будто в Карибском море жизнь пиратов особенно вольготна, и вознамерился заделаться флибустьером или буканьером – так в XVI и XVII веках назывались морские разбойники, грабившие главным образом испанские корабли и колонии в Америке.

Итак, пятнадцатилетний Генри сбежал из дому, добрался до ближайшего порта, попал в гавань, где стояли корабли, шедшие на Барбадос, и нанялся на некое судно матросом, полный уверенности, что сделал первый шаг на пути к скорому обогащению. Шаг-то он, конечно, сделал, однако путь вышел каким-то уж больно долгим и тернистым…

То ли Генри не слишком ретиво драил палубу и вязал концы, то ли еще чем-то разозлил капитана, то ли просто капитан этот по натуре оказался отъявленным злодеем, однако, лишь только судно пришло на Барбадос, как Генри из матросов погнали. Да это еще полбеды! Вдобавок его продали в рабство!

Надо сказать, попасть в рабы в те времена было делом вполне обычным для всякого неосторожного белого человека. Колонии росли, расширялись владения плантаторов, а работать в них было некому. Одно за другим сюда шли суда, груженные «черным золотом» – неграми, однако их все равно не хватало. Хозяевам приходилось трудиться вместе со своими слугами, что мало кому из них нравилось. Именно поэтому здесь шла такая же торговля людьми, как, например, в Турции, слуг продавали и покупали, как продают и покупают лошадей. Некоторые недурно наживались на таком промысле: они ехали, к примеру, во Францию, набирали людей – простодушных горожан и крестьян, – суля им всякие блага и мгновенное обогащение, но на островах мгновенно продавали их плантаторам, и у своих хозяев эти люди были вынуждены работать, как ломовые лошади. Белым рабам доставалось даже больше, чем неграм. Плантаторы уверяли, что к неграм надо относиться лучше, потому что они работают всю жизнь, а белых покупают лишь на какой-то срок (по тогдашнему закону, белого человека нельзя было продать в пожизненное рабство), ну и надо взять от раба все, что можно. Поэтому господа третировали своих слуг с не меньшей жестокостью, чем буканьеры – своих жертв, и не испытывали к ним ни малейшей жалости, заставляя трудиться от рассвета до заката и наказывая за малейшую провинность так жестоко, что и во сне не приснится. В обычае было избивать человека в кровь и мазать его израненную спину лимонным соком или посыпать солью; или привязывать нерадивого слугу к дереву над муравьиной кучей; или связывать и оставлять на поживу москитам…

Первые уроки несусветной жестокости Морган брал именно на плантациях Барбадоса, и здесь он совершенно избавился от такого «предрассудка», как жалость к ближнему своему. Все силы его были направлены на то, чтобы угодить хозяину и выжить. Ему это удалось, и вот наконец-то истекли пять лет, на которые он был продан…

Между прочим, позже Генри изо всех сил отрицал данный факт своей биографии и открещивался от того, что был рабом, а уверял: мол, работал по найму! Ну да, в самом деле, некоторые судовладельцы за проезд в Новый Свет заключали контракт с пассажиром: пять лет отработать на плантациях. Однако на такие условия мало кто соглашался. И плохо верится, чтобы Генри, который стремился к самому скорому обогащению, заключил несусветно кабальный договор, исполняя который можно было бы запросто и жизни лишиться. Ну а то, что он отрицал факт своего рабства, вполне понятно: ведь это весьма унизительная штука, а Морган был человеком очень гордым и тщеславным.

Освободившись, Генри перебрался на Тортугу, где стояли уже снаряженные пиратские корабли, готовые к выходу в море. Вот где матросы всегда были нужны! Генри немедленно нанялся на один из кораблей и за короткое время познал их образ жизни, сколотив за три или четыре похода небольшой капитал. Часть денег он выиграл в кости (Генри был везучим игроком), часть получил из пиратской выручки. Итак, мечта его начинала сбываться! Однако Генри хотел другого. Деньги должны были не просто бренчать у него в карманах, не просто появляться от случая к случаю – карманы должны были лопаться от денег! А служа на чужом корабле, ты вечно будешь получать лишь малую часть добычи. Генри же мечтал иметь если не всю ее (ведь даже капитан принужден делиться с командой), то хотя бы гораздо большую часть. Значит, ему нужен был собственный корабль…

У него завелось несколько друзей, одержимых столь же честолюбивыми мечтами и планами. Самыми близкими из них были Моррис и Джекман. Троица скинулась и сообща купила судно. Морган уже показал себя отличным моряком, к тому же он поистине заболел «морской болезнью» – себя без волн и палубы не мыслил, ну а его друзья-компаньоны предпочитали вести жизнь плантаторов. Поэтому именно Генри назначили капитаном, и он отправился к берегам материка.

Началось все с того, что Морган захватил испанские шаланды, груженные деревом кампече, которое стоило баснословных денег. Потом пираты разорили на берегах Мексики испанское селенье Вилья-Эрмосе, находившееся в двенадцати лье от берега. Правда, когда они возвращались к кораблю, нагруженные добычей, то наткнулись на изрядный – триста человек! – испанский отряд. Начался бой, однако полил дождь, порох у испанцев отсырел, а поскольку молодчики Моргана во время пиратских абордажей привыкли к сражению в ближнем бою – на саблях или в рукопашной, – то и вышли в неравной схватке победителями.

Генри вообще везло – его добычей становилось одно судно за другим. К тому же именно в то время вице-губернатором Ямайки стал дядюшка Генри Моргана – полковник Эдвард Морган. И он оказывал своему разбойному племяннику самое откровенное покровительство.

Разграбление Гранады прославило нового флибустьера и сразу выдвинуло его в первый ряд среди «коллег».

Надо сказать, что искали поживу пираты как на море, так и на суше. Но очень часто в небольших селениях нечего было взять – разве только церковь разграбить… Моргану надоело «щипать по мелочи». Поняв, что нужно тщательно искать сведения о том, что и где можно взять, он свел дружбу с местными индейцами. И вот как-то, выпив лишнего (а Морган спаивал простодушных людей безо всякой жалости), те рассказали пирату про Гранаду.

Это был богатый город, названный так в честь знаменитой Гранады в Испании. У Моргана загорелись глаза. Он тоже слышал про Гранаду, но до сих пор не знал, как к ней подобраться: местный гарнизон располагал семнадцатью пушками, стоявшими на центральной площади. Серьезная огневая мощь! Предположим, пушки были и у Моргана, однако к городу, отстоявшему на приличном расстоянии от побережья, на корабле не подойдешь… Вернее, судно Моргана могло бы пройти по реке, на берегу которой находилась Гранада, но он привык маневрировать на широких морских просторах, а скованный меж двух берегов, его корабль стал бы малоподвижной мишенью для орудийного огня.

Морган частью подпоил, частью подкупил индейцев (к тому же испанцы здорово надоели им своей жестокостью), и туземцы взялись помочь пирату. Сто разбойников отправились в плавание по реке в индейских пирогах, причем путешествовали только по ночам. И вот на шестую ночь они причалили к берегу, на котором стояла Гранада…

С помощью индейцев пираты пробрались сквозь тайный лаз в городской стене и среди ночи захватили знаменитые пушки. Лишенные огневой поддержки, испанцы страшно растерялись, ну а пираты теряться не привыкли. Человек триста жителей они загнали в собор и заперли там, многие были убиты, ну а остальные в панике разбежались, в то время как нападавшие не потеряли ни одного человека.

Начался грабеж, и Морган убедился, что лазутчики его не обманули: Гранада оказалась настоящей сокровищницей. Сам собор был весьма богат, а имущество горожан заставило даже его, повидавшего разное, разинуть от изумления рот. Добыча оказалась баснословно богатой!

Многие знают, что над водной гладью голос человека разносится очень далеко и звучит отчетливо. Слухи об удаче Моргана разнеслись по морям и опередили его возвращение. С одной стороны, и хорошо, с другой – плохо, потому что найдутся желающие поживиться богатством. Больше всего Морган опасался губернатора, поэтому, лишь вернувшись на Ямайку, он перемигнулся с дядюшкой и во всеуслышание заявил, что в Гранаде взято было не все, а лишь то, что можно унести, поэтому добыча не так велика, как гласят слухи. Разумеется, он готов честно поделиться с губернатором…

Морган был обаятелен и велеречив, как дьявол, и мог заморочить голову кому угодно, не только простодушным и доверчивым индейцам. Губернатор получил то, что ему причиталось, не подозревая об истинном размере добычи.

В те времена на Ямайке жил старый, прославленный черной славой пират Эдвард Мансфельд, голландец из Кюрасао. Он как раз снаряжал флотилию для похода на материк и искал толковых людей. Он давно приметил Моргана своим опытным глазом, а теперь мигом понял, что это не только отважный, но и очень хитрый человек. Лихо облапошил губернатора!

Мансфельд сам был великим хитрецом, а потому уважал это качество у других. Кроме того, удачливость и смелость Моргана восхищали его. Поэтому он и предложил Генри отправиться в поход в качестве вице-адмирала. А надо сказать, что Мансфельд, постарев, пошел тем путем, которым шли многие пираты (и которым предстояло пойти самому Моргану спустя много лет): он обязался служить интересам английской короны за то, что ему прощались все старые грехи и дозволялось оставлять себе изрядную часть добычи. То есть из флибустьера он стал официальным корсаром, или приватиром, вернее – их адмиралом. На путь узаконенного грабежа Мансфельд и подвиг Моргана.

В то время Англия находилась в состоянии войны с Голландией, и из Лондона был дан приказ: потрепать голландские владения. После того как приказ был выполнен, естественным образом захотелось хорошенько поживиться. Мансфельд посоветовал захватить испанский остров Сан-Каталина. Однако пограбить там оказалось практически нечего, да и то всю добычу адмирал забрал себе. Так же он поступил с деньгами, вырученными от работорговли (всех жителей острова продали в рабство). А когда Морган начал возмущаться, Мансфельд пригрозил, что сдаст его властям.

Корабль Моргана немедля оторвался от флотилии. Вице-адмирал сам с себя сложил полномочия. Однако во вкус командования многими кораблями Морган уже вошел. Пусть в этом рейде ему не повезло, но, если разумно организовать дело и поставить разведку…

Он всерьез задумался о том, что Мансфельд, пожалуй, слишком зажился на свете. Староват он для должности адмирала, есть кое-кто помоложе и побоевитей! Но в обход Мансфельда должность, которая дает такие огромные возможности для обогащения, не получишь…

Морган не замедлил бы вызвать Мансфельда на поединок, однако удача в дуэльном деле слишком случайна. Генри нисколько бы не затруднило подослать к адмиралу наемного убийцу с пистолетом и кинжалом, однако слухи об их разногласиях слишком далеко разнеслись: понятно, на кого сразу укажет общественное мнение. А Морган уже усвоил, что реноме для джентльмена удачи значит ничуть не меньше, чем просто для джентльмена. Будучи подлецом в душе, он весьма опасался прослыть таковым среди других. Пораскинув умом, Морган связался с одним из тех индейцев, которые хорошо послужили ему при штурме Гранады и которых он щедро наградил, поступив весьма дальновидно, как теперь выяснилось.

Приятели встретились, и индеец сказал Моргану, что знает тайны старинных ядов. А подсыпать отраву нужному (вернее, ненужному) человеку – не самое сложное дело!

Морган, как прожженный преступник, немедля взялся за обеспечение своего алиби. Самым наилучшим способом показалась ему женитьба. И то, пора было… Тем паче что приданое у прелестной Бетти Морган, его кузины, было поистине королевским, уж дядюшка, вице-губернатор, позаботился о дочери.

На свадьбу было приглашено полторы сотни человек, и слухи о ней разнеслись по островам. Морган провозгласил, что его злейшим врагом станет тот, кто не выпьет в день свадьбы за его здоровье в ближайшей портовой таверне. Тем паче что выпивка бесплатная – новобрачный угощает!

Дошел слух и до Мансфельда, который находился в те дни в Тортуге. Он отлично знал, что Моргану непременно донесут, если старый адмирал не выпьет за его семейное счастье. Мансфельд уже жалел, что поссорился с этим молодым и свирепым волком, чувствуя, что его, старого волка, время уходит, и хотел помириться с Морганом… Он зашел в ту таверну, куда хаживал всегда, бывая в Тортуге, и спросил вина – во здравие Генри Моргана и его жены… С тех пор и Генри, и Бетси и впрямь долгие годы пребывали в отличном здравии, ну а Мансфельд умер по неведомой причине спустя два дня и был погребен, как и положено пирату, в пучине морской.

Темная история. История, которая наводит на многие размышления. Но теперь Морган был официально возведен в ранг адмирала всех пиратов и мог делать в окрестных морях все, что ему заблагорассудится.

Он собрал флотилию из двенадцати кораблей с командой в семьсот человек. Там были англичане и французы. Морган созвал пиратов на совет и стал выяснять, куда же нужно идти. Один из пиратов предложил идти на кубинский город Эль-Пуэрто-дель-Принсипе: у его жителей было много денег, ибо туда часто приезжали торговцы из Гаваны и привозили деньги; здесь они скупали кожу, которую затем перепродавали. Предложение было заманчивое. Но когда пираты уже вышли в море, один испанец, долгое время находившийся в плену у англичан, понял из их бесед, что они намерены разграбить его родной город. Ночью он прыгнул за борт и поплыл к берегу. Правда, за ним тотчас же спустили каноэ, но беглец достиг берега значительно раньше преследователей и моментально затерялся среди деревьев. На следующий день он переплыл с одного острова на другой и таким образом добрался до Кубы. Он знал все тропки и довольно скоро достиг Пуэрто-дель-Принсипе, где предупредил испанцев, что сюда направляются пираты. Жители города тут же стали прятать свое добро, а губернатор вышел с отрядом рабов к той дороге, где могли появиться пираты. Он приказал срубить побольше деревьев, завалить ими дорогу и устроить там и тут засады. С пушками. В городе и в окрестных селениях губернатор набрал человек восемьсот, оставил на каждой засаде достаточный для отпора врагу отряд, а остальных привел на довольно открытое место вблизи города, откуда можно заметить приближение неприятеля издали.

Пираты наткнулись на испанцев, когда они еще только укреплялись. Все взвесив, они свернули в лес и обошли несколько испанских укреплений. Наконец пираты вышли на открытое место, которое испанцы называли саванной. Пиратов заметили, и губернатор тотчас же выслал им навстречу всадников. Он полагал, что пираты, видя, какая на них надвигается сила, дрогнут и разбегутся. Однако все произошло не так, как ему думалось: пираты, наступавшие с барабанным боем и развевающимися знаменами (Морган отлично понимал, как это взбадривает!), перестроились и образовали полумесяц. В таком строю они стремительно атаковали испанцев. Те выставили довольно сильную заградительную линию, но бой продолжался недолго: заметив, что их атака не действует на пиратов, ведущих беспрерывную стрельбу, испанцы начали отходить, причем первым дал деру губернатор, который бросился к лесу, стараясь побыстрее скрыться. Но немногие добежали до леса и спрятались в зарослях – большинство пало на поле битвы.

Пираты немедля двинулись на город, воодушевленные бесспорной победой! Действительно, в бою – а длился он часа четыре – убитых и раненых у них почти не было. В городе им снова оказали сопротивление – плечом к плечу с солдатами гарнизона сражались женщины. К ним присоединились и остатки испанцев, разбитых в саванне. Горожане все еще надеялись уберечь Пуэрто-дель-Принсипе от разграбления, некоторые закрылись в домах и стреляли из окон. Однако пираты пригрозили спалить весь город и истребить всех женщин и детей. Испанцы очень испугались – они-то хорошо знали, что пираты мигом выполнят свои посулы, – и сдали город.

Итак, банда Моргана захватила Пуэрто-дель-Принсипе. Пираты согнали всех горожан, взятых на поле боя, вместе с женщинами, детьми и рабами в церковь, а потом принялись грабить. Хватали все, что попадало под руку. Перешарив все улицы, пираты стали опустошать окрестности, и каждый день приносил им новую добычу и новых пленных. Времени у них было в обрез, ибо они собирались оставаться в городе, пока не иссякнут пища и питье. Несчастным пленникам, сидевшим в церкви, приходилось очень туго, они проводили время куда менее приятно, чем пираты, живя впроголодь и испытывая всяческие муки, которые им причиняли пираты, старавшиеся выведать, где спрятано их добро и деньги. Изверги не говорили: либо принеси деньги, либо повесим, а сразу действовали. Морган был истинным королем в царстве безграничной алчности, и подданные его были таковы же.

Когда припасы кончились и грабить уже стало больше некого, пираты решили уйти. Они приказали пленникам внести выкуп и пригрозили, что в случае отказа всех увезут на Ямайку. А кроме того, посулили, что подожгут город и оставят после себя лишь руины и пепел. Все это они передали пленникам через четырех пленных испанцев.

Четверо испанцев вернулись и в один голос заявили предводителю пиратов: горожане готовы сделать все, лишь бы не допустить пожара, но у людей больше ничего не осталось. Морган сказал, что подождет четырнадцать дней, но деньги должны быть доставлены во что бы то ни стало. Пока испанцы торговались с Морганом, стремясь спасти город от сожжения, семь или восемь пиратов отправились на охоту и поймали негра, который возвращался в город с письмом к одному из пленников. Когда письмо вскрыли, оказалось, что оно послано губернатором города Сантьяго, который писал, что вскоре придет многочисленное подкрепление и горожанам не следует спешить с выкупом, они должны добиться новой отсрочки дней на четырнадцать. Морган понял, что испанцы, прикидываясь бедняками, его обманывают. Он велел перенести всю добычу на берег к тому месту, где стояли корабли, и объявил испанцам, что, если завтра же они не внесут выкуп за город, он тотчас же предаст его огню.

И добился-таки своего… С фантастически богатой добычей флотилия Моргана ушла от Пуэрто-дель-Принсипе. Разумеется, Моргану и в голову не приходило остановиться – он был верным рабом своей алчности, которая требовала новой и новой поживы. Сам-то он был убежден, что свободен, как ветер, что сам принимает решения, но именно алчность владела всеми его замыслами и диктовала ему поступки.

Теперь он принял решение захватить и разграбить Портобелло (иногда город называют на испанский манер – Пуэрто-Бельо).

Город этот находится на побережье Коста-Рики (а Коста-Рика по-испански значит «богатый берег») и является, наравне с Гаваной и Картахеной, самым значительным из всех, заложенных испанским королем в Вест-Индии. Он защищен двумя крепостями, которые расположены у самого входа в гавань и способны отразить атаку любого корабля. В них всегда находился постоянный сильный гарнизон – триста солдат. В городе насчитывалось около четырехсот коренных жителей, а кроме того, там пребывали и купцы, ожидавшие, пока нагрузят их корабли.

Морган хорошо знал эти места. Он высадился на берег примерно в десяти милях западнее Портобелло, посадил отряд в каноэ и гребные лодки, на борту оставив только необходимую охрану, нужную для того, чтобы затем ввести корабли в гавань. К полуночи пираты добрались рекой до местечка Эстера-Лонга-Лемос и там высадились. Оттуда они двинулись к первым форпостам города. Их вел англичанин, который уже бывал здесь в плену и знал все дороги. Англичанин пошел вперед, прихватив с собой трех или четырех пиратов. Они двигались совершенно бесшумно, тихо сняли часового и доставили его к Моргану. Морган стал допытываться, в какую пору в городе встают и какие силы у защитников. Часовой на вопросы ответил. Пираты заставили его пойти во главе отряда и пригрозили, что прирежут его, если выяснится, что он хоть в чем-нибудь соврал.

Спустя четверть часа отряд наткнулся на редут. Пираты заняли его, не потеряв ни одного человека. Перед штурмом Морган заявил испанцам, что, если они не сдадут редута, пощады им не будет. Но испанцы решили сражаться и открыть стрельбу хотя бы затем, чтобы их услышали в городе и подняли там тревогу. Редут взяли довольно быстро – подорвали его вместе со всеми защитниками. Затем пираты отправились прямо к городу. Большинство жителей еще спали: никто из них и вообразить себе не мог, что можно отважиться напасть на столь укрепленный город, как Портобелло. А взрыва они не слышали…

Как только пираты вошли в город, все, кто был на ногах, принялись собирать свое имущество и прятать его в ямах. Испанцы еще надеялись задержать пиратов; часть из них отправилась к крепости, а другие к монастырям, беря с собой всех попадавшихся по пути. Губернатор тоже прибыл в крепость и приказал открыть по противнику сильный огонь, однако пираты не медлили. Они осмотрелись и бросились на укрепления, где стояли пушки; пока их заряжали, семь или восемь испанских солдат уже упали замертво. Бой длился с раннего утра до полудня, но пираты никак не могли захватить крепость. Их корабли стояли перед входом в гавань, и тех, кто вздумал бы бежать морем, встретила бы мощная стена выстрелов. Огонь обрушился на крепость с обеих сторон. Но стоило пиратам подойти к стенам поближе, как испанцы тут же обращали их в бегство – сбрасывали горшки с порохом, кидали большие камни, чем причиняли наступающим большой ущерб. Морган и его товарищи совсем было пали духом. Но вдруг над малой крепостью они увидели английский флаг и с возгласом «Победа!» валом кинулись на штурм.

Выиграв бой, Морган снова возгорелся отвагой и отправился в город, чтобы изыскать способ для захвата малого форта. Он приказал доставить к нему знатнейших жителей города и прихватить из церковной сокровищницы серебро, золото и разные драгоценности, а затем отдал распоряжение сколотить лестницы, по которым могли бы подняться сразу четыре человека. Морган приказал группе монахов и женщин отнести лестницы к крепости и прислонить их к стенам. Он уже грозил губернатору, что заставит монахов штурмовать крепость, но губернатор не пожелал ее сдать. «Пока я жив, – сказал он, – крепость сдана не будет». Поэтому Морган и в самом деле заставил монахов, священников и женщин приставить лестницы к стене и подниматься по ним: он полагал, что губернатор не станет стрелять в своих людей. Однако губернатор щадил их не больше, чем пиратов. Монахи именем Господа и всех святых взмолились, чтобы губернатор сдал крепость и сохранил им жизнь, но никто не внимал их мольбам. Беднягам пришлось поставить лестницы, а затем пираты влезли на них с ручными гранатами и горшками с порохом, но встретили не менее яростное сопротивление. Тогда часть пиратов подожгла крепостные ворота, а остальные одновременно проворно забрались наверх.

Испанцы увидели, какие силы надвигаются на них, и решили бежать. В крепости остался только губернатор, который, отчаявшись, стал истреблять своих же людей, словно врагов. Пираты предложили ему сдаться, однако он ответил: «Никогда! Лучше умереть как храброму солдату, нежели быть повешенным как трусу». Пираты решили взять его в плен, но им это не удалось, и губернатора пришлось убить. Его жена и дочь, которые были в крепости, просили пиратов пощадить их мужа и отца, но просьбы эти оказались тщетными.

Когда крепость пала – это случилось уже под вечер, – все пленники были доставлены в особые здания: мужчины в одни, женщины в другие. Пираты выделили караул для их охраны, а затем перенесли своих раненых в дом, стоявший поблизости. Когда все было кончено, пираты принялись пить и развлекаться с женщинами. В ту ночь, как рассказывал один человек, бывший среди пиратов, полсотни отважных людей могли бы переломать шеи всем разбойникам, но их не нашлось…

На следующий день пираты стали обшаривать и грабить городские дома; при этом они допытывались у пленных, кто в городе богаче всех. Пленники рассказали, и пираты схватили богачей, чтобы дознаться, куда они дели свое добро. Всех, кто упорствовал и не желал по своей воле признаваться, тащили на дыбу и терзали, пока он не отдавал богу душу или не открывал все, что от него требовалось. Были и такие, кто не имел вообще никакого добра, они также умирали под пытками, как мученики. Пираты не отпускали никого, и пленники показывали, где спрятано их добро.

Между тем президент Панамы, получив известие о нападении пиратов, стал собирать отряд для освобождения Портобелло, о чем стало известно. Но пираты не слишком тревожились. Правда, держались они неподалеку от кораблей и, если бы сила оказалась не на их стороне, готовы были тотчас же поджечь город и уйти в море. Спустя четырнадцать дней многих стала косить эпидемия, тела убитых и умерших лежали непогребенные. Большинство раненых пиратов погибло. Погибло и много испанцев, однако не от обжорства, а от голода и горя: ведь если в былые времена они начинали день чашкой шоколада, то теперь считали за счастье поживиться кусочком хлеба или обрезком ослятины.

Между тем у Моргана все было готово для выхода в море, на корабли уже погрузили добычу и необходимые припасы. Кроме того, через пленников Морган сообщил, что требует выкупа за город, иначе он предаст все дома огню и сровняет крепость с землей. Желая дать испанцам возможность собрать деньги, он отпустил двух человек и потребовал от них, чтобы они ему доставили сто тысяч реалов. Эти испанцы добрались до президента Панамы и сообщили ему все, что произошло в Портобелло.

Президент собрал людей и подошел к окрестностям Портобелло. Пираты, стоящие в дозоре, выбрали момент, когда испанцы были в теснине, и бросили на них хорошо вооруженный отряд в сто человек. Пираты перебили множество испанцев и вернулись в крепость. Президент Панамы предупредил Моргана, что если он сейчас же не покинет крепость, то испанцы нападут на них и никого не пощадят. Однако Морган не ведал страха и не знал покоя от своей алчности. Он ответил, что до тех пор не покинет крепость, пока не получит выкупа, а если все же вынужден будет уйти, то сровняет крепость с землей и перебьет пленников. Губернатор Панамы никак не мог придумать, как же сломить разбойников, и в конце концов бросил жителей Портобелло на произвол судьбы, приказав своим людям покинуть город. Наконец горожане собрали деньги и выплатили пиратам сто тысяч реалов выкупа.

Президент Панамы чрезвычайно удивился, как четыреста человек без пушек смогли взять, казалось бы, неприступную крепость. Он послал к Моргану человека с просьбой рассказать, каким же образом тому удалось захватить столь мощное укрепление. Морган встретил посланца очень приветливо, вручил ему французское ружье длиной в четыре с половиной фута, патронташ с тридцатью зарядами, также французский, и прочие принадлежности. Вручив подарки, Морган передал через этого гонца президенту, что дарит ему ружье и что через год или два сам придет в Панаму. Президент в ответ послал Моргану подарок: золотое кольцо с изумрудом, поблагодарил Моргана, а также передал ему, что с Панамой пиратам не удастся проделать то же самое, что с Портобелло, даже если им удастся подойти к городу.

Наконец Морган отбыл. Кроме того, он не мог отказать себе в желании кое-что прихватить с собой на память и поднял на борт несколько басов, то есть небольших пушек, стреляющих картечью, а все остальные приказал заклепать. Спустя некоторое время Морган подошел к южным островкам близ Кубы и там, по обычаю, уже описанному прежде, разделил всю добычу. А она составила двести пятьдесят тысяч реалов золотом, драгоценностями и серебряными изделиями, а сверх того, взято было много холста, шелков и других товаров. Разделив добычу, Морган вернулся на Ямайку, в Порт-Ройяль, и там его все превозносили и славили: ведь он добыл кучу денег.


Пожив некоторое время на Ямайке, Морган убедился, что его люди спустили всю выручку (сам он давал деньги в рост под чужим именем и значительно приумножал свое состояние), и снова собрался в поход к испанским берегам.

На сей раз местом встречи своей флотилии он назначил остров Ваку. Там можно было отремонтировать корабли и запастись съестными припасами: на острове повсюду водились дикие свиньи. Вскоре там собралось довольно много английских и французских пиратов, и они решили пойти с Морганом, потому что последний поход, окончившийся столь удачно, его повсеместно прославил. В то время из Новой Англии прибыл на Ямайку королевский тридцатишестипушечный корабль. Губернатор отослал его Моргану, чтобы тот попытал на нем счастья, напал на какой-нибудь укрепленный город и захватил изрядную добычу. Прибытие этого корабля очень обрадовало Моргана: ведь в его флотилии не было ни одного судна, которое можно было бы использовать для осады крепостей. Кроме того, он повстречал французский корабль с двадцатью четырьмя пушками, но его экипаж не пожелал идти в поход под командой англичанина.

Однако капитан французского корабля, встретившись с Морганом в открытом море, когда у того иссякли запасы провизии, дал ему провиант и даже не взял за это денег, отсрочив платеж до возвращения Моргана на Ямайку и Тортугу. Морган отплатил ему черной неблагодарностью: приказал взять в плен и доставить на свой большой корабль (который он только что получил), а потом потребовал от него передачи судна на том основании, что оно захвачено англичанами.

Вслед за тем Морган собрал у себя военный совет с капитанами других пиратских кораблей, где обсуждалось, в какое именно место испанского побережья надлежит отправиться. Договорившись, пираты подняли паруса и взяли курс на восточную оконечность острова Эспаньола, чтобы затем отправиться к острову Савоне. Решили, что суда сперва разойдутся, а потом снова соберутся в условленном месте, и там уже капитаны договорятся окончательно, куда же им идти дальше.

На всех кораблях выпили за здоровье короля и будущие успехи! При этом многие подняли стрельбу. На корабле Моргана шальным выстрелом из мушкета какой-то пират угодил в пороховой погреб, и судно – а на нем были, кроме англичан, и пленники-французы – взлетело на воздух. Без малого тридцать человек, находившиеся на палубе, погибли, но те, кто был в каютах, спаслись и отделались довольно легко. Например, Моргану слегка свело ногу (все каюты находились на корме корабля, а пороховые погреба на английских судах располагались в носовой части). Спаслось бы еще больше народу, если бы команда не перепилась до такой степени. Англичане не знали, чем объяснить произошедшее несчастье, и свалили все на французов, обвинив их в том, что это они подорвали английский военный корабль, получив от испанцев поручение так или иначе завладеть английским кораблем.

Спустя восемь дней после взрыва английского корабля по приказу Моргана выловили разлагающиеся тела убитых. Однако не для того, чтобы их похоронить, как повелевал печальный долг, а… чтобы снять с них одежду и золотые кольца. Морган был жаден, как сам дьявол!..

Трупы выловили, обобрали их, отрубили пальцы, на которых были кольца, а затем бросили тела за борт на съедение акулам. Долгое время потом волны прибивали к берегу человеческие кости.

Морган сделал смотр всем своим силам и решил разграбить город Маракайбо. Когда его корабли вошли в залив Маракайбо, пираты, чтобы их не было видно из сторожевой башни, откуда море просматривалось очень далеко, стали в недосягаемости от берега, а к вечеру снова двинулись в путь.

На следующий день, едва забрезжил рассвет, корабли подошли к крепости Де-ла-Барра, которая отделяла вход в лагуну. Испанцы там построили новые укрепления и как раз незадолго до прибытия Моргана установили на них тяжелые пушки.

Пираты спустили все маленькие суда, на которых можно было перевезти людей на берег. Испанцы в крепости также начали срочные приготовления к бою и открыли огонь из больших пушек. Они спалили все дома, окружавшие крепость, чтобы расчистить место для стрельбы, и продолжали стрелять всей батареей. Морган и его люди вступили в форт только к вечеру. Там не оказалось ни души: едва пираты подошли вплотную к крепости, ее защитники взорвали часть порохового запаса и ушли под прикрытием дыма. Пираты очень удивились, никого не обнаружив в столь укрепленном месте. Они подбежали к погребу, еще полному пороха, и увидели, что огонь от зажженных фитилей пробирается по пороховым дорожкам и горит уже на расстоянии дюйма от большой кучи пороха. Промедли они хоть одно мгновение – и крепость взлетела бы на воздух вместе с теми, кто ее захватил. Морган приказал немедленно вытащить порох из крепости и подорвать крепостные стены, а все пушки cбросить со стен, лафеты сжечь, а стволы заклепать, чтобы их нельзя было восстановить.

Команда немедленно поднялась на борт, чтобы поскорее добраться до Маракайбо. Однако на тамошних отмелях в часы отлива остается так мало воды, что отойти от берега очень трудно, и несколько кораблей осталось на месте. Чтобы не терять времени и быстрее достичь города, их команды пересели на другие суда, имевшие меньшую осадку. Спустя сутки, ровно в полдень, флотилия подошла к городу Маракайбо и встала недалеко от берега, чтобы обеспечить высадку огнем малых пушек. Сделать это оказалось так же легко, как и при высадке у форта: все испанцы скрылись в лесу и бросили город на произвол судьбы; в нем остались только совсем дряхлые старики, которые не могли уйти из города, да и терять им было нечего. Войдя в город, пираты обыскали все закоулки в поисках засады, которую могли устроить либо в домах, либо в лесах вокруг города. Не заметив ничего подозрительного, они разделились на отряды (каждый такой отряд состоял из команды определенных кораблей) и заняли дома на площади. Кафедральный собор был превращен в арсенал, и вокруг него постоянно стояла стража.

Войдя в город, пираты решили отправиться за добычей и пленниками. На следующий вечер они вернулись, ведя за собой пятьдесят мулов, навьюченных добром, и около тридцати пленных: были среди них и мужчины, и женщины, и дети, и рабы. Как обычно, их стали терзать, пытаясь узнать, куда скрылось население города. Одних просто истязали и били; другим устраивали пытки святого Андрея, загоняя горящие фитили между пальцами рук и ног, третьим завязывали веревку вокруг шеи, так что глаза у них вылезали на лоб и становились «словно куриные яйца», как писал очевидец. Кто вообще не желал говорить, того забивали до смерти. Пытки продолжались три недели. Ни один из несчастных не избежал ужасной участи. Одновременно пираты совершали ежедневные набеги на окрестности города и всегда приносили большую добычу, не было случая, чтобы они вернулись с пустыми руками.

После того как пираты выявили сотню богатейших семейств Маракайбо и разграбили все их имущество, Морган решил отправиться в Гибралтар. Впопыхах снарядили корабли и доставили на них добычу и пленников. Затем подняли якоря и взяли курс на Гибралтар, изготовившись к будущему сражению, причем каждый из пиратов заранее знал свое место в бою.

Испанцы дружно открыли огонь из тяжелых пушек. Но пиратов этот отпор не смутил, а раззадорил: они по опыту знали, что там, где крепко защищаются, наверняка много добычи.

Рано утром пираты сошли на берег и двинулись лесной дорогой, чтобы напасть на Гибралтар с тыла. Но часть все же шла главным путем, чтобы у испанцев создалось впечатление, будто именно отсюда готовится основной удар. Однако такие предосторожности были ни к чему: испанцы хорошо помнили, что произошло два года назад при налете французов, и предпочли добровольно покинуть эти места, чтобы снова не подставлять свои шеи под топор.

В городе пираты не встретили никого, кроме лишь одного придурковатого испанца. Когда его спросили, куда же ушли все жители, он ответил, что не знает, потому что ему не сообщили, когда удирали. Затем пираты спросили, знает ли он, где тут поблизости плантации. Он сказал, что за всю свою жизнь был только на двадцати. На вопрос, не знает ли он, где хранилось в церкви золото и серебро, он ответил «да» и привел их в алтарь. «Здесь, – сказал он, – я видел все церковное золото и серебро, но где оно теперь, не знаю». Больше от него ничего нельзя было добиться, и тогда его связали и стали избивать. Простодушный человек вскричал: «Не трогайте меня, я покажу вам мой дом и все мое золото и добро!» Он привел пиратов к своей хижине, где закопал несколько глиняных мисок, деревянных тарелок и прочую рухлядь, а также три реала. Пираты спросили, как его зовут, и он ответил: «Я дон Себастьян Санчес, брат губернатора Маракайбо». Тогда пираты снова стали пытать его, бить и калечить, и вскоре все тело его стало одной сплошной раной. Несчастный просил его отпустить и пообещал привести пиратов к своей инхенио (мельнице для размола сахарного тростника), где у него якобы хранится все имущество и живут его рабы. Когда его развязали, он уже не мог ходить, и его посадили в седло. Но стоило им войти в лес, как бедняга признался, что у него нет инхенио и вообще нет ничего и что живет он в богадельне (потом пираты сами убедились в этом). Пленного снова связали, избили, нацепили на руки и на ноги камни, взяли пальмовые листья, подожгли и сунули прямо в лицо, страшно изуродовав, и снова стали бить. Он терпел истязания с полчаса, а затем испустил дух. Пираты обрезали веревки, подтащили тело к дереву и бросили. Так истинным мучеником кончил свои дни этот несчастный человек.

В тот же день партия пиратов привела какого-то бедняка с двумя дочерьми. От них потребовали привести туда, где прятались остальные. Однако испанцы, заметив пиратов, тотчас же уходили дальше в лес, и бедолага не мог найти ни одного человека. Пираты же думали, что он их намеренно водит вокруг да около, и в ярости повесили на дереве, хотя несчастный умолял сохранить ему жизнь. Потом пираты разделились и принялись искать людей в окрестностях города, стараясь захватить их врасплох в тех местах, куда испанцы волей-неволей должны были приходить за какими-нибудь плодами и кореньями. Наконец удалось поймать одного негра. Ему пообещали, что возьмут с собой на Ямайку и, если добыча будет найдена, дадут ему столько денег, сколько он пожелает, а также оденут его в испанское платье. Негру все это пришлось по душе: он сразу же вывел пиратов туда, где скрывались испанцы. Как только пираты захватили несколько человек, они заставили негра убить одного из пленников, чтобы тот не перебежал к испанцам.

Этот негр причинил очень много горя испанцам. Пираты ходили с ним целых восемь дней. Всех пленников, захваченных в пути, они принуждали за ними следовать, а награбленное добро везли на мулах. Под конец пираты набрали столько пленных, что не могли уже двигаться дальше, поэтому решили вернуться в Гибралтар, куда и привели всех, кого им удалось захватить, – мужчин, женщин, детей и рабов. Всех вместе их набралось двести пятьдесят человек.

Когда пираты добрались до места, они стали выпытывать у пленных, не спрятали ли они денег и не знают ли, где их схоронили другие. Всех, кто не хотел признаваться, убивали после ужасных пыток.

Особенно досталось одному старому португальцу, про которого негр сказал, что он очень богат. Пираты связали старика и спросили, где у него деньги. Однако тот поклялся всеми святыми, что у него нет ничего, кроме сотни реалов, да и те украл слуга; ему не поверили и избили так, что на бедняге не осталось живого места. Поскольку он и после этого не пожелал признаваться, его подвесили за большие пальцы рук и ног к четырем столбам, так что он повис в воздухе примерно в полутора футах над землей. Но и того мало: пираты положили ему на ягодицы камни весом в двести фунтов, а потом подожгли пальмовые листья и ими опалили лицо и волосы несчастного. Но, невзирая на тяжкие пытки, он так и не признался, что у него есть деньги. Тогда его освободили и привязали к столбу в той церкви, в которой находился арсенал; его морили голодом, выдавая ежедневно лишь крохотный кусочек мяса, ровно столько, чтобы он совсем не протянул ноги. Пробыв в оковах дней пять, он подозвал одного дружелюбно настроенного пирата и сказал, что хочет достать денег для выкупа – пятьсот реалов. Едва пират сообщил об этом остальным, как те задали бедняге великую взбучку. Ему сказали, что с него теперь сдерут уж не сотню, а тысячу реалов, иначе не жить ему на свете. Португалец стал спорить, настаивая на том, что он человек бедный и торговлей спиртными напитками едва зарабатывал себе на жизнь, но пираты упорно требовали от него тысячу реалов. А бедняга видел, каким пыткам подвергают испанцев, требуя сказать, где спрятаны деньги. Некоторых подвешивали за половые органы и многократно пронзали саблями, а затем истерзанная жертва умирала в муках на глазах мучителей, причем порой несчастные еще жили четыре-пять дней. Других привязывали к деревянному кресту и всовывали между пальцами рук и ног горящие фитили. Некоторых связывали, разводили огонь и совали в огонь ноги, предварительно намазав их салом, так что люди эти тотчас же вспыхивали; обожженных пленников затем бросали…

Перерезав хозяев, принялись за рабов. Наконец нашелся один раб, который согласился провести пиратов к выходу из лагуны, где стояли корабль и четыре барки, груженные ценными товарами из Маракайбо. Одновременно пиратам удалось отыскать раба, который знал, где прятались губернатор и большая часть женщин Гибралтара. Вначале, когда того раба схватили, он отказался отвечать; когда же его связали и повели на виселицу, он согласился привести пиратов в то место, где скрывался комендант. Возможно, он не только убоялся пыток, но и хотел отомстить своим хозяевам.

Пираты отрядили человек сто на двух маленьких судах к выходу из лагуны, где стояли корабли, а остальные направились на поиски губернатора. Пленных доставили на суда и на следующий день вышли в путь. Сам Морган с отрядом в триста пятьдесят человек отправился на поиски губернатора, который ушел вверх по реке в глубь страны и там основательно укрепился. Но, узнав от гонца о приближении разбойников, губернатор собрал своих людей и ушел в горы по такой узкой дороге, что пройти по ней можно было только гуськом. Кроме того, испанцы сделали на ней засаду, откуда можно было перестрелять всех пиратов, если бы те отважились погнаться за ними.

Но все получилось совсем иначе. Пошел дождь, вода хлынула потоками, и мулы с деньгами и добром, женщины и дети начали тонуть. У пиратов часть оружия стала явно непригодной, порох подмок. Если бы испанцы выделили пятьдесят человек, вооруженных пиками, они без труда перекололи бы всех разбойников. Но беглецы были в такой панике, что думали только о спасении. Наконец с большими трудностями пираты перебрались через потоки воды. Испанцы могли бы еще спастись, но женщины и дети так устали, что на них просто жалко было глядеть. Они должны были бежать через лес почти по пояс в воде: почва в тех местах низменная и во время больших дождей, когда вода сливается с гор, буквально все оказывается затопленным.

Спустя двенадцать дней пираты вернулись в Гибралтар и привели с собой новых пленников. Они послали нескольких к скрывавшимся горожанам и сообщили, что ждут выкупа: если те не пришлют денег, город будет сожжен. Вскоре посланцы вернулись и сказали, что губернатор согласен заплатить пять тысяч реалов. Испанцы дали пиратам заложников, и Морган увез их в Маракайбо, предупредив, что не отпустит до тех пор, пока не принесут все деньги. Испанцы хотели заплатить выкуп и за того негра, который привел пиратов, но Морган не выдал его. Если бы он попал в руки испанцев, его бы сожгли заживо.

Умные люди говорят: удача вселяет мужество и желание добиваться еще больших успехов. Воинам удача сулит славу, купцам – страсть к приумножению своего богатства, ученым – к знаниям. Итак, когда счастье улыбнулось Моргану и он убедился, что буквально все его предприятия оказываются успешными и награбленное делает его баснословно богатым человеком, он не остановился, а задумал еще более смелые походы. И удача вновь сопутствовала ему.

И вот Морган выступил в поход на Панаму. У него было пять кораблей с пушками и тридцать два каноэ, на всех полные команды.

Пираты подняли паруса и гребли по течению. В первый же день они прошли примерно шесть испанских миль и к вечеру достигли места, которое называлось Рио-де-лос-Брадос, где часть отряда сошла на берег, чтобы отоспаться (на плаву об этом нечего было и думать – в такой тесноте сидели на палубах). На берегу обнаружили возделанные поля. Пираты надеялись найти какие-нибудь овощи или фрукты, чтобы утолить голод, однако испанцы унесли буквально все и дома оставили совершенно пустыми. Пираты расположились на ночлег, надеясь, что на следующий день им удастся найти, чем набить желудок. У них был с собой табак, и они курили вволю.

На следующий день пираты вышли на рассвете и к полудню достигли местечка Крус-де-Хуан-Гальего, где должны были оставить свои корабли, потому что река стала очень мелкой – в ее верховьях давно не было дождей. Кроме того, в воде плавало много бревен, которые мешали продвигаться дальше, и приходилось предпринимать большие усилия, чтобы проводить корабли через заторы. Проводники сообщили, что в двух-трех милях выше начинается участок, где удобно идти берегом; решено было часть отряда направить по суше, а другой части следовать по воде на каноэ. Путь длился четыре дня, и все жестоко страдали от голода.

Когда достигли укрепленного селения, пираты тотчас же приготовились к бою, надеясь разжиться пищей и питьем. Они теснили друг друга, каждый стремился вырваться вперед! Однако, захватив укрепление, нашли полтораста кожаных мешков из-под хлеба и мяса, а в них лишь несколько краюшек хлеба. Их было явно недостаточно, чтобы накормить такую ораву. Хижины, построенные испанцами, сровняли с землей. Поскольку ничего больше не нашлось, пираты съели кожаные мешки, да с таким аппетитом, словно это было мясо. Каждый готовил их по своему вкусу, некоторые даже дрались из-за них; те, кто успел захватить мешки, были рады, что им достался лакомый кусочек…

Один из пиратов позднее рассказывал о походе так: «Вероятно, люди, которые никогда не покидали домашнего очага, полагают, что кожа совершенно несъедобна; и, разумеется, им любопытно было бы дознаться, как же пираты готовят ее. Делают они это так: растягивают кожу на берегу, придавив двумя камнями, и оставляют, чтобы она отсырела, потом из нее выдергивают волосы и поджаривают на угольях, а потом режут на куски и жуют».

Путь продолжался, но ни в селениях, ни на окрестных полях почти ничего не находили, только на пятый день в местечке под названием Барбакоа заметили место, где, очевидно, совсем недавно рыли и закапывали яму; и действительно, там оказалось два мешка муки, две большие бутыли вина и бананы. Видимо, кто-то прятал свое добро впопыхах. Морган отдал приказ разделить найденные запасы между самыми ослабевшими, а потом отряд снова отправился в путь. Те, кто от усталости уже не мог идти, сели в каноэ, а другие, кто плыл в них и раньше, сошли на берег. Так пираты плелись до самого позднего вечера, пока не добрались до какого-то поля и там заночевали. Испанцы и здесь поступили так же, как и в других местах, – они опустошили плантацию.

От голода не спалось. Думали уже не о богатстве, а только о еде. Одни ели листья, другие – семена деревьев или траву, настолько все оголодали.

Поднялся ропот. Одни пираты хотели вернуться назад, другие – и таких было большинство – принялись ругать их. Однако вскоре все ожили: один из проводников сказал, что неподалеку должно быть селение Санта-Крус, жители которого, без сомнения, никуда не ушли, и поэтому там найдется кое-что съестное.

Но когда подошли к деревне, то увидели густой дым: испанцы сожгли все постройки, исключая укрепления и казенные скотные дворы. Коров, которые паслись неподалеку, куда-то увели, так что нигде не было ни одной скотины, кроме собаки, которую пираты тотчас же убили и разодрали на части. На королевском складе нашли не то пятнадцать, не то шестнадцать глиняных сосудов с испанским вином и кожаный мешок с хлебом. Пираты, захватив вино, напились без всякой меры и чуть не умерли: их вырвало всем, что они ели в пути, – листьями и всякой прочей дрянью. С перепугу они даже решили, что испанцы добавили в вино яд.

Только на девятый день мучительного пути (то и дело пиратам приходилось прорываться сквозь индейские засады, откуда их осыпали стрелами, а потом лучники убегали) несколько поредевший отряд пиратов взобрался на гору, откуда открылся вид на Южное море и на большой корабль с пятью или шестью барками: суда шли из Панамы на острова Товаго и Тавагилья. Тут отвага снова наполнила сердца джентльменов удачи; и еще больше они возликовали, когда спустились с горы в обширную долину, где паслось много скота. Они тотчас же набросились на стадо и перебили всю скотину, которую удалось догнать. Туши тотчас же разрубили и неободранные куски мяса бросили в огонь; едва опалилась шерсть, как пираты накинулись на сырое мясо так, что кровь текла по их щекам.

Пройдя еще немного, ободрившиеся, набравшиеся сил пираты заметили башни Панамы. Они бросали вверх шляпы, заранее празднуя победу.

На следующий день проводники, шедшие вместе с пиратами, предупредили Моргана, что лучше было бы свернуть с большой дороги и поискать другой путь, ибо испанцы на ней, безусловно, устроили засады. Пираты пошли через лес на расстоянии мушкетного выстрела от дороги; и хотя идти было очень трудно, они не унывали: ведь уже столько пережито, а желанная добыча совсем близка. Испанцы, как и говорил проводник, укрепились на большой дороге и, заметив, что пираты избрали другой путь, вынуждены были выйти им навстречу.

Испанские силы состояли из двух эскадронов, четырех батальонов пехоты с двумя косяками быков, а кроме того, у них было много индейцев, негров и мулатов. Силы испанцев казались несравненно больше пиратских, а уклониться от боя было невозможно. Тогда Морган решил напасть первым и сражаться до последнего вздоха: ведь на пощаду никто не мог надеяться. Он разбил свой отряд на три батальона, но вперед выставил двести французских буканьеров, поскольку у них были наилучшие ружья и все они слыли прекрасными стрелками. Буканьеры двинулись вперед, остальные последовали за ними.

Когда большая часть пиратов спустилась в долину, испанцы стали кричать: «Viva el Roy!» (Да здравствует король!) Одновременно пиратов атаковала конница, но всадникам мешало болото, и они продвигались очень медленно. Двести охотников, на которых как раз и мчались всадники, подпустили их поближе, потом часть буканьеров вдруг встала на колено и дала залп, затем то же самое сделали остальные, так что огонь велся беспрерывно. Испанцы же не смогли причинить им никакого вреда. Пехота попыталась прийти коннице на помощь, но ее обстрелял другой пиратский отряд. Тогда испанцы решили выпустить с тыла быков и привести пиратов в замешательство. Однако люди Моргана мгновенно перестроились: в то время как остальные сражались с наступающими спереди, люди в арьергарде дали по быкам два залпа; животные обратились в бегство вопреки стараниям их погонщиков, которые бежали вслед за ними.

Бой продолжался примерно часа два, пока испанская конница не была разбита наголову: большинство всадников оказалось убито, остальные бежали. Пехота, убедившись, что нападение кавалерии принесло мало пользы, и не имея дальнейших приказов, которые должен был бы отдать их предводитель, выстрелили из мушкетов, бросили их и побежали во всю прыть. Пираты, измотанные голодом и утомленные долгой дорогой, не смогли пуститься в погоню. Некоторые испанцы, не надеясь на свои ноги, прятались в зарослях тростника у небольших прудов, однако пираты находили их и тут же убивали. Захватили и командира конницы, который был ранен в бою. Морган приказал допросить его, и тот сообщил, каковы у испанцев силы.

Подсчитав людей, Морган установил, что убитых среди пиратов почти нет, а ранено всего несколько; между тем испанцы потеряли убитыми шестьдесят человек, помимо раненых и разбежавшихся по лесам. Столь небольшие потери воодушевили всех пиратов. Они решительно направились к городу, прихватив с собой пленных.

Когда пираты вошли в Панаму, им открылось нежданное и негаданное зрелище: улицы были наглухо перекрыты брустверами из мешков муки, на которых стояли великолепные бронзовые пушки. Хотя пираты и бросились на штурм, однако взять баррикады было гораздо труднее, чем драться в чистом поле, потому что пушки стреляли картечью и наносили куда больший урон, чем мушкеты в только что выигранном бою. Однако, несмотря на все это, спустя два часа город оказался в руках пиратов, и они перебили всех, кто им сопротивлялся. Хотя испанцы и вывезли из города большую часть имущества, все же остались склады, набитые всевозможными товарами, шелком, полотном и прочим добром.

Как только сопротивление было подавлено, Морган приказал собрать всех своих людей и запретил им пить вино, сказав, что у него есть сведения, будто вино отравлено испанцами. Конечно, это было ложью, но он понимал: после крепкой выпивки его люди станут небоеспособными. Впрочем, угроза появления врага казалась маловероятной.

Морган приказал поджечь дома, и пламя распространилось очень быстро; если загорался какой-нибудь один дом в проулке, то спустя полчаса и от остальных домов оставались только головешки. На следующий день весь город превратился в кучу золы; уцелели лишь склады да конюшни: они стояли в стороне. Все животные сгорели вместе с домами, и погибло много рабов, которые спрятались в жилищах и уже не смогли вырваться наружу. Словом, последние остатки сопротивления были подавлены. В руинах сожженных домов находили серебряную посуду и слитки серебра, которые испанцы бросали в колодцы и которые остались целы.

На следующий день было снаряжено еще два отряда, каждый по сто пятьдесят человек, чтобы разыскать жителей города, рассеявшихся по окрестностям. Через два дня пираты вернулись и привели с собой двести пленников – мужчин, женщин и рабов. Некоторое время в водах Панамы пираты нападали на барки с различными товарами, шедшие на острова Товаго и Тавагилья, груженные шелком, сукном, сухарями и сахаром; на каждой было взято примерно на двадцать тысяч реалов чеканного серебра. Захватили также два испанских корабля со съестными припасами, что дало возможность Моргану остаться в Панаме, обшарить всю страну и разграбить ее.

В то время как часть пиратов грабила на море, остальные грабили на суше: каждый день из города выходил отряд человек в двести, и, когда эта партия возвращалась, ей на смену выходила новая; все они приносили большую добычу и приводили много пленников. Походы сопровождались невероятными жестокостями и всевозможными пытками. Чего только не приходило в голову пиратам, когда они допытывались у всех без исключения пленников, где спрятано золото! Не давали пощады даже монахам, хотя и не рассчитывали получить с них деньги: просто убивали всех подряд из одной только ненависти к их праведной жизни. Женщин тоже не щадили, кроме тех, с кем им хотелось позабавиться. Морган и в этих бесчинствах был впереди бесчинства… но однажды произошла с ним некая загадочная история, которая вошла в легенду. Вот как рассказал о ней один из разбойников, бывших в том походе.

«Пираты, возвращавшиеся с моря, привезли с собой с островов Товаго и Тавагилья группу пленных, и среди них была жена одного богатого купца, молодая и красивая. Я не стану описывать ее красоту, а только скажу, что и в Европе краше не было и нет никого. Ее муж отправился в Перу с товарами, и она скрывалась от пиратов со своими родственниками, пытаясь утаить свое добро. Как только ее привезли к Моргану, он тотчас же приказал отделить ее от ближних и поместить вместе с рабыней в особые покои, хотя эта женщина со слезами на глазах молила оставить ее вместе со всеми. Он приказал дать ей все, что нужно, и послал ей к ужину блюда с собственного стола, хотя пищу ей и готовила рабыня. Сперва женщина сочла все эти знаки внимания проявлением благородного нрава Моргана, была очень удивлена и решила, что пираты вовсе не такие злодеи, как о том ей говорили другие испанские женщины. Когда испанцы вышли из города навстречу пиратам, одна женщина попросила принести ей что-нибудь на память о ладронах (так испанцы называли пиратов, ладрон – вор и разбойник). Оказывается, перед битвой любопытные панамские женщины просили, чтобы им дозволили хотя бы издали посмотреть на битву, однако мужья сказали им, что предстоит не бой, а резня, на которую противно смотреть, поскольку, добавляли они, разбойники не люди, как мы, а звери. Поэтому многие женщины, увидев позднее пиратов, были очень удивлены и кричали: «Jesus, los Ladrones son como los Espanoles!» (Господи, разбойники такие же люди, как и испанцы!)

Морган каждый день заходил в церковь, где содержались пленники, и проходил мимо помещения, где находилась эта женщина, здоровался с ней и иногда даже занимал разговором (он довольно хорошо говорил по-испански), обещая дать ее друзьям и родственникам свободу. Словом, все шло, казалось бы, как подобает. Так продолжалось три дня, а затем он попытался ее обесчестить и предложил ей стать его наложницей, за что посулил разные драгоценности. Женщина та была весьма добродетельна, она его поблагодарила и сказала, что находится в его власти, но сперва она думала, что он человек порядочный, и не предполагала, будто его благородству так скоро придет конец. Она сказала, что представить себе не может, как у него появилась такая мысль, тем более что командиру столь сильного войска не следует подобные требования предъявлять к человеку, жизнь которого полностью в его руках. Эти слова не могли угасить все более и более распалявшегося вожделения Моргана, он еще настойчивее стал добиваться своего, обещая ей возвратить все потерянное богатство, причем в драгоценностях, которые ей было бы легко сохранить. Но она отклоняла его предложения со всей учтивостью, на которую только была способна. Однако Морган, не добившись ничего по-хорошему, решил применить силу, но она сказала, что достанется ему только мертвой, после чего окончательно умолкла. В конце концов сопротивление женщины так разозлило Моргана, что он приказал перевести ее в другое помещение и запретил кому бы то ни было приходить к ней. Он приказал также отнять у нее платье и давать лишь столько пищи, чтобы она не умерла с голоду. Но она нисколько не опечалилась и проявляла такую же стойкость, моля Бога, чтобы он дал ей силы выдержать издевательства Моргана. Но Морган обращался с ней невероятно жестоко под тем предлогом, что она якобы переписывается с испанцами и однажды будто бы послала к ним раба с письмом. Я никогда не предполагал, что женщина может вести себя с такой стойкостью; сам я ее не видел и не беседовал с ней, хотя изредка тайно приносил ей немного еды. Скажу еще, что она испытала затем много бед не только от врагов, но и от своих друзей».


Тем временем Морган, пробыв в Панаме недели три и добросовестно разграбив все, что попадалось ему под руку на воде и на суше, отдал приказ готовиться к отъезду.

24 февраля 1670 года Морган вышел из Панамы со всеми своими силами. Он вел за собой сто пятьдесят семь мулов, груженных ломаным и чеканным серебром, пятьдесят или шестьдесят мужчин, женщин, детей и рабов. Эти несчастные страдали от жажды и голода. Печальнее всего было смотреть на бедных женщин, прижимавших к груди детей, которых им нечем было кормить. Они на коленях просили Моргана, чтобы он отпустил их, однако жалобы несчастных не вызывали у него никакого отклика. Он отвечал, что не желает слушать их стенания: ему нужны деньги, а без денег и не подумает кого бы то ни было выпустить из своих рук. Вот если за них дадут богатый выкуп, тогда они смогут идти, куда пожелают.

Очевидец событий рассказывал:

«Красавице, о которой мы уже говорили выше, Морган приказал идти с двумя пиратами, и бедняжка испытывала те же страдания от палящего солнца и трудностей пути, как и остальные женщины. Морган не запрещал оказывать женщинам услуги, но на эту несчастную (я не без основания называю ее именно так, поскольку судьба подстерегала ее повсюду) дозволение его не распространялось. У нее были друзья-монахи, и она попросила их заплатить за нее выкуп; однако монахи за деньги несчастной женщины выкупили своего собрата; ей не удалось отправить и рабов с письмом: Морган перехватил письмо и рабов увез с собой на Ямайку. Но пираты все же узнали, что деньги на выкуп дала эта женщина, и отпустили ее, а монаха схватили».

Когда Морган вошел в поселение на берегу реки Чагре, он сообщил всем пленным, что они должны внести свой выкуп в трехдневный срок, иначе он заберет их с собой. Тем временем он принялся заготавливать рис и маис. Часть пленных была выкуплена.

Тогда Морган созвал своих людей и потребовал от них, по старому пиратскому обычаю, дать клятву, что никто не утаит ни шиллинга, будь то серебро, золото, серая амбра, алмазы, жемчуг или какие-нибудь другие драгоценные камни. На всякий случай он провел обыск, причем приказал обыскать и себя самого, а также всех капитанов. Воришек не нашли, хотя это не значило, что их не будет впредь. На следующий день отряды получили свою часть добычи, каждому воину досталось по двести реалов.

Слитки серебра оценивали в десять реалов за штуку, драгоценности шли буквально за бесценок, и много их пропало, о чем Морган предупредил пиратов. Заметив, что дележ вызвал у команд недовольство, Морган стал готовиться к возвращению на Ямайку. Он приказал разрушить крепость и сжечь ее, а бронзовые пушки доставить на борт своего корабля; затем он поставил паруса и без обычных сигналов вышел в море; кто хотел, мог следовать за ним. За Морганом пошли лишь три, а может быть, четыре корабля, на которых находились его единомышленники, те, кто был согласен с дележом добычи. Французские пираты погнались за ним на трех или четырех кораблях, рассчитывая расквитаться за этот откровенный грабеж. Однако у Моргана были изрядные запасы всего съестного, и он мог идти без стоянок, что его врагам было не под силу.

Забегая вперед, следует сказать, что испанцы покинули разрушенную Панаму и отстроили новый город под тем же названием в другом месте.

О бесчинствах Моргана можно рассказывать долго… Его не исправила даже тюрьма. Да-да, вскоре после возвращения на Ямайку Морган был арестован (за время его похода Англия и Испания заключили мирный договор). Попал под арест и бывший губернатор, приятель его дядюшки, хорошо нажившийся на пиратских доходах, которые ему исправно платил Морган за, как мы сказали бы теперь, «крышу». И губернатора, и пирата отправили в Англию. Все думали, что королевский суд постановит вздернуть пирата за все его прегрешения на виселице, но двор не смог забыть оказанных им услуг. Все-таки, как это ни дико звучит, государственный престиж Англии как королевства хоть и грабительского, но сильного, с которым связываться опасно, Морган поддерживал истово! Поэтому его не только не повесили, но даже выпустили… под честное слово, так сказать, но на самом деле – под залог тех процентов, которые будут отчислены двору из будущих грабежей. Морган не боялся того, что его доходы уменьшатся. Он не сомневался, что в море он совершенно свободен, может делать что хочет, все пути к обогащению ему открыты.

И все же пиратский адмирал знал, до какой степени важно для будущего избавиться от судебных преследований. Будь у него важная должность, он мог бы обделывать свои дела куда свободней! Он пустил в ход деньги, и вскоре… вскоре получил постановление суда с приговором: «Виновность не доказана». А также королевский рескрипт о назначении его вице-губернатором Ямайки и главнокомандующим ее военно-морских сил.

Волк был отпущен на волю, мало того – получил полную возможность шнырять среди овец и делать с ними что ему вздумается…

И тут с Морганом произошло очень странное превращение.

На высоком посту, став к тому же и «главой судебного ведомства», бывший пират превратился в добросовестного преследователя флибустьеров, своих прежних друзей и собутыльников. О нет, он не раскаялся в прежних деяниях и не намеревался обратить прежних приятелей на путь истинный! Просто он отлично знал все маршруты пиратских кораблей, их стоянки, способы утаивать добычу и требовал… огромных взяток за прекращение преследований. А кончилось все это тем, что его состояние достигло миллиона фунтов стерлингов. Алчный пират стал подлинным мульти-миллионером, потому что, если перевести эту сумму на нынешний курс, получится просто фантастическая цифра. Причем это были только известные деньги. А сколько кладов зарыл он по островам Карибского архипелага – кладов, которые безуспешно пытаются отыскать любители приключений и по сей день, – неведомо. Тайну их Морган унес с собой в могилу… вернее, в пучину морскую.

О нет, он не пал в бою при абордаже и не был, по обычаю, брошен в море. «Праведная» жизнь явно не пошла ему на пользу… Он умер смертью вполне «сухопутной» – от цирроза печени. Некогда сухой, поджарый, неотразимый и красивый (при всем своем жестоком нраве Морган был красавец!) флибустьер превратился в преждевременно состарившегося толстяка, разбитого всеми мыслимыми и немыслимыми болезнями, в числе которых был и туберкулез. Ему исполнилось лишь пятьдесят три года, когда он отправился в ад. А куда же еще?! И если его душа там мучилась и страдала, терпя все те мучения и страдания, которым он некогда подвергал свои жертвы, то и бренным костям бывшего пирата не было покоя. Моргана торжественно, с подобающими его последнему сану церемониями, похоронили в Порт-Ройяле в церкви Св. Екатерины. Но спустя четыре года произошло сильное землетрясение. Из моря пришло цунами. Огромная волна захлестнула город, разрушила и уничтожила кладбище и много зданий. Останки самого знаменитого английского флибустьера были смыты в море.

__________________
Бен Джойс вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Long John Silver (23.03.2012), Mephistopheles (23.03.2012)
Старый 26.03.2012, 09:58   #15
Джон Хантер
Старожил
Мичман
 
Аватар для Джон Хантер
 
Регистрация: 25.03.2012
Адрес: Афины, Греция
Сообщений: 630
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 224
По умолчанию Re: Генри Морган (1635-1688)

Уничтожил 3 фрегата когда выходил из Панамы одним шлюпом ( он нагрузил его порохом и направил его к фрегатам он взорвался и все фрегаты сгорели.
Джон Хантер вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Ответ

Метки
абордаж, брандер, вест-индия, гаити, карибское море, карибы, картахена, куба, маракайбо, морган, остров кокос, панама, порт рояль, портобелло, тортуга, эксквемелин, ямайка


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:03. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2018
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования