Показать сообщение отдельно
Старый 17.12.2010, 07:56   #31
Kenneth MacAlpin
Лейтенант
The famous nagger
 
Регистрация: 17.07.2009
Адрес: "Мой адрес не дом и не улица, мой адрес - Советский Союз!" Организация:"Law Society of Scotland"
Сообщений: 2,488
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 236

Награды пользователя:

По умолчанию Re: Притчи и байки

Мичман Флота Советского Союза, или Наглость второе.
Сергей Аршинов

Я уже не раз замечал, что в нашей стране, прошедшей массу самых страшных и суровых испытаний, связанных именно с участием Вооруженных Сил, где до недавнего времени практически все мужское население проходило службу в Армии (в собирательном значении этого понятия), а сегодняшняя обстановка в ней (Армии) и ее судьба не обсуждается разве что только самыми ленивыми, народ совершенно не знает и не разбирается в воинских званиях.
В кинофильме «Рожденная революцией» приведен замечательный пример. Когда убеленный сединами главный герой, генерал милиции (правда, одетый в гражданский костюм) в самолете случайно встречается с преступником, которого он арестовывал много лет назад, между ними сам собою возникает обычный для такой ситуации разговор по типу «Как жизнь? Как дела?»
- Вы, поди, уже майо-ор? – Спрашивает преступник, многозначительно показывая на плечо и складывая пальцы кольцом, подразумевающим большую генеральскую звезду (имея в виду «генерал-майор»).
- Лейтена-ант! – Отвечает герой (тоже подразумевая «генерал-лейтенант»*).
Через некоторое время женщина – соседка героя – с нескрываемой иронией замечает:
- В Вашем возрасте можно было бы иметь звание и повыше. Ну, хотя бы «старший лейтенант»!
А уж если речь заходит о флотских званиях, то в них путаются не только гражданские люди, но и сухопутные военные.
Как-то, помнится, когда я уже был капитаном первого ранга, но, как и герой предыдущего сюжета, был одет в гражданский костюм, кто-то, не помню уже, кто именно, обращаясь ко мне, произнес такую фразу:
- Вы, капитан…
- Я не капитан, а капитан первого ранга, - поправил я его.
- Какая разница, какого Вы ранга?! Капитан он и есть капитан! – Весьма заносчиво возразил мой оппонент.
- Ошибаетесь: капитан первого ранга – это полковник, - пришлось несколько просветить его. - А в царском флоте, в общем-то, будучи практически равными, капитан первого ранга считался даже выше, поскольку при присвоении звания капитана первого ранга производили в дворяне, а полковников – нет!
- Мда? – Недоверчиво промычал мой визави и дальше обращался ко мне уже только по имени-отчеству.
Вообще, конечно, с флотскими званиями беда. Вот у сухопутных все понятно:
лейтенант,
старший лейтенант,
капитан,
майор,
подполковник,
полковник…
_____________________
* у генерал-майора на погоне одна большая шитая звезда, а у генерал-лейтенанта – две. Поэтому и звания эти установлены не в соответствии с уровнем «дабавок» (лейтенант – это почти первичное офицерское звание, а майор – это уже старший офицер), а в соответствии с количеством звезд.

Есть, правда, в самом начале еще и младший лейтенант, но это звание сейчас практически не присваивают, давая старт офицерской жизни сразу с лейтенанта.
И знают эти звания практически все, поскольку в нашей армии они используются еще со времен Царя-Гороха. Вот с генералами – там похуже. Но их не так много, и общаться с ними приходится далеко не всем.
А у флотских! Лейтенант и старший лейтенант еще совпадают с армейскими, а дальше начинается полная катастрофа: вместо капитана какой-то капитан-лейтенант (причем тут лейтенант, если он уже капитан?!). А дальше и того хуже: вместо майора - капитан третьего ранга, вместо подполковника – капитан второго ранга, вместо полковника – капитан первого ранга… Почему у них вообще нет просто капитанов, если они связаны с кораблями? И почему, даже если им всех захотелось называть капитанами, у них существуют какие-то ранги, которые они начинают считать в обратном порядке и даже не в соответствии с количеством звездочек: одна звездочка – третий ранг, а три звездочки – первый ранг?!
А с адмиралами – так и совсем мрак!!! КОНТР-адмирал, ВИЦЕ-адмирал, а потом вдруг просто адмирал безо всяких приставок и прибавок, хотя он самый старший из них!
Правда, если захотеть и очень постараться, то можно найти этому вполне четкое объяснение.
Раньше эскадра парусных кораблей всегда ходила кильватерным строем, то есть один за другим. На первом – флагманском – корабле шел командующий эскадрой – адмирал. В середине строя кораблей шел его первый заместитель – ВИЦЕ (что и подразумевало «заместитель» или «второй») –адмирал, а на замыкающем корабле шел второй заместитель (не «второй», а «второй заместитель») командующего. И поскольку он находился на противоположном от командующего конце строя, он и назывался КОНТР (то есть «напротив») – адмирал.
То же происходило и с капитанами.
Дело в том, что ранги здесь соответствуют не количеству ступенек в служебной лестнице, на которые тебе удалось подняться – одна, две, три, - а, скорее, сортам – первому, второму и третьему, - под которыми подразумевается ранг или размер (водоизмещение, техническое оснащение и вооружение) корабля, которым ты командуешь. Самыми большими кораблями – крейсерами и линкорами, - то есть кораблями первого ранга, и командовали капитаны первого ранга. Соответственно, дальше, - ниже. Капитаны-лейтенанты, то есть самые младшие из капитанов, командуют самыми маленькими кораблями – торпедными катерами, малыми десантными кораблями или даже вспомогательными судами – кораблями четвертого ранга. Но, тем не менее, они все-таки командиры кораблей, поэтому, хоть и лейтенанты (то есть самые младшие), но все-таки КАПИТАНЫ!
Одна моя знакомая, в свое время, предложила свой, в общем-то не совсем лишенный смысла способ запоминания флотских офицерских званий, непосредственно увязывая их с… мужской потенцией.
Лейтенант, по ее мнению, - это молодой жеребец, чьи мужские способности измеряются производительностью циркуляционного насоса. Поэтому и звание его «ЛЕЙтенант».
Дальше идет старший лейтенант, у которого все то же самое, но он уже немного постарше и по возрасту, и по служебному положению, и по жизненному опыту. Поэтому и звание его «старший ЛЕЙтенант».
Капитан-лейтенант, как она считала, - это еще вполне молодой и на очень многое способный мужчина, но уже начавший остепеняться и задумываться в не самые подходящие моменты, что может приводить к некоторым непредвиденным обстоятельствам. Поэтому и звание его звучит как «кап-лей».
Капитан третьего ранга – уже постарше, возможностей поменьше, да и порой их совершенно не трудно пересчитать, поэтому звание его «кап-ТРИ».
Капитан второго ранга и капитан первого ранга, соответственно: «кап-ДВА» и «кап-РАЗ».
А вот дальше идут адмиралы, которые по ее классификации именуются в общем «аТЪмирал» безо всякой градации, поскольку «аТЪмирал» он и есть «АТЪМИРАЛ»!!!
Но есть в нашем флоте еще одно звание, которое приводит в замешательство очень многих. Это «мичман». Вообще-то оно равняется армейскому «прапорщик». А «прапорщик» в переводе на русский язык означает «знаменосец». Ясное дело, что знаменосец – это один из лучших, если не самый лучший боец, но иметь очень высокое воинское звание он не может, поскольку в таком случае будет уже, скорее всего, не знаменосцем, а командиром.
А вот «мичман»!!! Никакому анализу, сравнениям и прочему это звание не поддается. Некоторые еще помнят, что когда-то это было первое офицерское звание (смотрели, быть может, в раннем детстве кинофильм «Мичман Панин», или слышали от кого-нибудь). Но что оно означает и с чем его можно сравнить, к чему приравнять, не представляют. А все неизвестное и незнакомое, как водится, покрывается таинственностью и вызывает трепет. Поэтому и «мичман» у многих, в том числе и у сухопутных военных, ассоциируется с чем-то еще более высоким, важным и страшным, чем «адмирал».

Как-то во время одного из флотских учений на Краснознаменном Северном флоте, проходившем под руководством Главнокомандующего Военно-Морским Флотом Адмирала Флота Советского Союза С.Г.Горшкова, тыл одной из флотилий атомных подводных лодок был развернут в маневренный пункт базирования прямо в непроходимую тундру.
Ну, «непроходимую» - это, конечно, не совсем справедливо, поскольку место это было, хоть и по минимуму, но все-таки как-то оборудовано, накатаны подъездные пути, разбиты палатки для складских помещения и жилья обслуживающего личного состава… (ведь основная задача тыла – это материально-техническое снабжение и обеспечение всех остальных кораблей, частей и подразделений флотилии). Но было это действительно прямо посреди тундры вдали от родной базы, да и вообще от каких-либо очагов цивилизации (чтобы, в случае атаки вероятного противника, а тем более, атомной, его не уничтожили вместе со всей базой).
Ближайшими соседями, да и то в нескольких километрах по прямой (а по дороге, - так километрах в десяти-пятнадцати) была какая-то зенитно-ракетная часть. И хоть она и охраняла родное североморское небо, о флоте те, кто в ней служили, включая и командование части, имели весьма смутное представление, видя корабли и военных моряков только на картинках да на экранах телевизоров.
Случилось так, что тылу нужно было одновременно подавать на корабли (тоже, кстати, находящиеся не в самой базе, а в пунктах рассредоточения или маневренного базирования, разбросанных чуть ли не по всему побережью) и оружие – торпеды и ракеты, - и топливо для вспомогательных двигателей, и различное имущество, пополняя его до полных норм. И в связи с тем, что все это нужно было делать практически одновременно, тыл задохнулся – катастрофически не хватало транспорта. Нормативы летели ко всем чертям, и тыл, а соответственно, и флотилия, а в след за ней и весь Северный флот могли получить общую неудовлетворительную оценку на столь важных и серьезных учениях, что, опять-таки, грозило весьма суровыми выводами.
Пораскинув мозгами, начальник тыла решил обратиться за помощью к соседям-ракетчикам, хотя надежды на их понимание было мало, - они жили на своей грядке, во флотские проблемы старались даже не вникать, никуда не лезть, ничего не касаться, что их самих непосредственно не касается, и контактов с ними до сих пор практически не было никаких. Но другого выхода просто не было.
Снарядив (выдав им целую канистру спирта – традиционной и безотказной флотской валюты) своих заместителей – трех капитанов первого ранга: начальника штаба тыла, начальника отдела общевойскового снабжения и начальника технического отдела – и выделив им для солидности свою служебную черную «Волгу» Газ-31 (в ту пору такие были только у начальников уровня командующего флотом и командующих флотилиями, но на то начальник тыла и является главным снабженцем на флотилии, чтобы иметь прочные и надежные связи во всех довольствующих, снабжающих и прочих этого же профиля органах и организациях на всех уровнях, чтобы решить для себя этот вопрос), начальник тыла отправил их к ракетчикам, а сам остался с надеждой ждать результата.
В качестве тягловой силы (не будут же начальники такого уровня сами таскать канистру) и «технического» работника с ними поехал начальник вещевого склада мичман Гришко.
КПП у ракетчиков располагался километрах в трех (по дороге) от самой позиции. И поскольку дежурный по КПП – молодой лейтенант – о прибытии флотских офицеров предупрежден не был, он категорически отказался пропускать их на вверенную территорию: чего ему какие-то незнакомые, не имеющие к его воинской части никакого отношения полковники, хоть и морские, - таких на флоте, как собак не резанных! О том, что на флоте проводятся крупномасштабные учения, он, как и все, кто имел хоть какое-нибудь (хотя бы территориальное) отношение к флоту, разумеется, слышал. А во время учения – предупреждали – могут быть попытки проникновения с целью проверки бдительности. Поэтому лейтенант стоял непоколебимо, под конец даже проявив некоторое неуважение, резко оборвав разговор и повернувшись к офицерам спиной, собираясь уйти в свою будку.
Видя это, Гришко, до того момента остававшийся в машине, не выдержал и, вылезая, сходу загудел:
- Вы что себе позволяете, лейтенант??!!!
В отличие от офицеров по случаю учений Гришко был одет не в шинель с погонами, а в черное кожаное пальто без знаков различия. Причем, не на обычном черном, коричневом или даже светло-сером меху, а на до рези в глазах белом, какие выдавались только адмиралам, да и то не всем (как начальник вещевого склада – в параллель с начальником тыла, - он мог себе такое позволить: «сидеть у воды и не напиться»!). Мужчиной он был весьма представительным: под два метра ростом, косая сажень в плечах, вес килограммов под сто пятьдесят, а голос – густой рокочущий бас, который, если бы Гришко захотел, прямо отсюда услышал бы и командир ракетной части. На голове у него была не обычная шапка, а огромных размеров суконная фуражка, не полученная на складе, а явно сшитая на заказ.
- А Вы, собственно, кто? – Вызывающе склонив набок голову и с какой-то даже долей презрения оценивающе глядя на мичмана, спросил лейтенант.
- Я-а-а???!!! – Взревел Гришко. Он и так-то не отличался особой церемонностью в общении, а по роду своей службы привык, что к нему все, включая и большинство командиров кораблей и других начальников в званиях капитана первого ранга, приходят с просьбами, заискивая и в какой-то даже мере пресмыкаясь. С более младшими по должностям и званиям он просто не разговаривал, считая это ниже своего достоинства. Прослужил он в своей должности уже почти четверть века и ко всем относился весьма высокомерно, а лейтенантов – этих желторотых птенцов – и за людей-то не считал, поскольку именно от него во многом зависело, будут ли они вообще выглядеть как офицеры, или как нечто несуразное. Ну а этого зеленого кузнечика просто был готов перекусить пополам.
- Я… – Мичман Флота Советского Союза Гришко!!! – Прогудел он с растяжкой в каждом слове (видимо, прежде всего, имея в виду, что он представитель советского Военно-Морского Флота, а флот – это о-го-го!!! - и никакой «кузнечик» не имеет права перечить морякам!).
Но лейтенант понял это по-своему. Непонятное словосочетание «мичман флота», да еще и в купе с упоминанием названия государства, произнесенное не терпящим возражений тоном, вызвало у него оторопь. Он знал, что упоминание названия государства встречается в должностях и званиях только у самых-самых больших начальников, которые водятся только в Москве. А кто это, - Маршал, Адмирал Флота или мичман, он уже не различал. В то же время он прекрасно знал, что на флоте проходят весьма крупномасштабные учения под руководством именно такого начальника. Да и фамилию этого начальника тоже как-то называли: то ли Горшков, то ли Гришко, то ли еще как, но что-то очень похожее.
А вдруг ему – этому начальнику - действительно за каким-то лешим понадобилось заехать в их часть?!
То, что оформление фуражки у мичмана не соответствовало не только адмиральскому званию, но даже и простому офицерскому, он не заметил.
Дело в том, что у офицеров на фуражке ремешок канителевый, плетеный, а у сверхсрочников, мичманов и, кстати, прапорщиков – дерматиновый. У старших флотских офицеров, кроме этого, на козырек крепится орнамент из стилизованных дубовых и лавровых листьев, а у адмиралов эти листья имеют совершенно другой, более изысканный вид и тоже вышиты канителью. Да и кокарда на фуражке у адмиралов более крупная, с «дополнительной листвой» и узорами.
Но лейтенанту было уже не до этого. Когда он услышал магическую фразу, произнесенную голосом Гришко, в глазах у него потемнело, руки и ноги затряслись, губы посинели, челюсть отвисла, глаза стали медленно вылезать из орбит… Он вытянулся струной и резко приложил руку к головному убору для отдания воинской чести, да так и застыл, потеряв даже дар речи.
Заместители начальника тыла, видя такую перемену, решили не вмешиваться и подождать, что же будет дальше. А мичман вошел в раж. Он, заложив руки за спину, обошел вокруг чуть-живого и практически не дышащего лейтенанта, попутно читая ему лекцию о том, «как наши корабли бороздят большой театр» (по аналогии с «Операцией «Ы» и другими приключениями Шурика»), завершив ее четкой командой, чтобы лейтенант немедленно доложил об их прибытии командиру части и пропустил на территорию.
- Есть! Есть! Есть! – Как заведенный затараторил лейтенант и кинулся поднимать шлагбаум, а лишь только машина миновала его столбнячную фигуру, пулей полетел к телефону.
- Товарищ командир! – Буквально завизжал он, когда командир части снял трубку. – У нас тут!!!... тут!!!... тут!!!... – Начал он заикаться, не в силах произнести больше ничего.
- Ну, что у Вас «тут»? – В раздражении рявкнул командир, который только-только собирался пропустить рюмочку перед обедом, но звонок застал его на самом интересном месте, не дав донести емкость до рта. – Тут не здесь!!! – Резюмировал он. – Что случилось? Началась атомная война? Высадился американский десант?
- Никак нет, товарищ командир, - затараторил вновь обретший дар речи лейтенант, - хуже!!!
- А что может быть хуже? Тебе что жена в исполнении супружеского долга отказывает?!
- Никак нет, товарищ командир! – Ответил лейтенант, никак не отреагировав и даже не заметив хамства командира. - К нам прибыл Мичман Флота Советского Союза Гришко!!!
- Что-о-о?!!! – Переспросил командир, не «врубившись» в ситуацию.
- К нам прибыл Мичман Флота Советского Союза Гришко!!! – Четко повторил лейтенант. – Я был вынужден пропустить его машину, и сейчас он уже едет к Вам!
- …!!! – При повторении лейтенантом доклада командир непроизвольно вскочил со своего места и тоже вытянулся в струнку. – Так что ж ты Му-му е…ь: «Тут, тут»?! – Взвизгнул он и бросил трубку. Поскольку времени уже совсем не оставалось, он лишь успел выплеснуть содержимое рюмки в стоявший на столе графин, спрятать рюмку в сейф, шлепнуть на голову шапку (он был всего лишь подполковником, и папахе ему еще была не положена) и, на ходу натягивая шинель, броситься на плац перед штабной казармой, успев однако бросить дежурному, чтобы тот оповестил всех его заместителей и командиров подразделений.
Лишь только он выскочил на улицу, как на плац въехала черная «Волга».
- Сми-и-ирно-о-о!!! - Проорал он так, что такому реву мог бы позавидовать даже мичман Гришко, и четким строевым шагом направился к машине. Начальник штаба флотилии, сидевший на переднем пассажирском сидении и уже давно оценивший ситуацию, первым вылез из «Волги» и предусмотрительно распахнул ее заднюю дверь, давая возможность выбраться мичману Гришко.
- Товарищ Мичман Флота Советского Союза! – Начал командир части четко докладывать мичману Гришко, безошибочно определив, кто здесь главный. - …часть находится на боевом дежурстве по защите воздушного пространства Советского Союза на вверенном участке Краснознаменного Северного флота. Личный состав находится на боевых постах. Командир части – подполковник …!
- Вольно! – Весьма дружелюбным тоном ответил Гришко, приняв доклад. – Здравствуйте, подполковник! – И протянул руку для приветствия.
- Вы извините, товарищ Мичман Флота Советского Союза! – Начал оправдываться командир. – Меня не предупредили о Вашем приезде. Поэтому вынужден встречать Вас один (мои заместители сейчас подойдут), а весь личный состав на занятиях и боевых работах. Часть будет построена через полчаса, перед обедом… Вы у нас отобедаете?!
- Нет, командир. И часть строить не надо, и обедать мы не будем, - начал объяснять мичман, развернув подполковника лицом в одну сторону с собой, панибратски обняв его за плечо и начав неспешное движение по плацу. – У нас тут на учениях вышла одна коллизия: тыл флотилии атомных подводных лодок никак не справляется с поставленной задачей. Из-за недостатка транспорта он не может своевременно обеспечить корабли всем необходимым. В результате – под угрозой срыва все учения. У меня к тебе (именно «к тебе» а не «к Вам» изрек мичман) большая ЛИЧНАЯ(!) просьба, - приказывать я тебе в этой ситуации не могу, - помочь с транспортом. Нужно всего-то четыре-пять хороших грузовиков. Найдется у тебя столько?
- Так точно, товарищ Мичман Флота Советского Союза! – С горящими глазами воскликнул подполковник. - Буду рад помочь! Сделаю все, что нужно!!!
- Ну, вот и хорошо! Но у нас очень мало времени. Сколько тебе потребуется, чтобы вывести машины, с учетом, что они должны быть полностью заправлены?
- Такое количество машин у меня всегда в готовности, товарищ Мичман Флота Советского Союза! Так что минут через пять-десять, как только вызовут водителей и прогреют машины, можно будет выезжать.
- Отлично! Мы тогда здесь покурим, а ты распорядись, - пусть машины подгонят прямо сюда, и они поедут следом за нами.
- Есть!!! – Довольный тем, что все оказалось так просто, и никакой неожиданной и неплановой проверки у него не будет, воскликнул командир части и собрался было со всех ног кинуться выполнять практически «высочайшую» просьбу, но в этот момент на плац выскочили его заместители, которым он и отдал необходимые распоряжения.
Еще минут через десять колонна, возглавляемая черной «Волгой», двинулась на выезд с территории ракетной части. Флотилия с поставленной задачей справилась, учения прошли без серьезных замечаний и получили высокую оценку Главнокомандующего Военно-Морским Флотом Адмирала Флота Советского Союза С.Г.Горшкова.
Главком так никогда и не узнал, что у него неожиданно появился двойник (хотя таковым его назвать было весьма трудно, поскольку сам Главком был очень небольшого роста), сэкономленный спирт потом был употреблен в более прозаических целях, а командир ракетной части всю оставшуюся жизнь рассказывал байку, как спас от неминуемого позора весь Военно-Морской Флот по личной просьбе САМОГО(!) Мичмана Флота Советского Союза!!!
Kenneth MacAlpin вне форума Ответить с цитированием