Показать сообщение отдельно
Старый 13.10.2013, 18:54   #78
freeprivateer
Старшина
 
Регистрация: 22.07.2012
Сообщений: 149
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 4
По умолчанию Re: Клады и сокровища

Прошу прощения за нежелательное появление, но некоторые предыдущие занимательные сообщения не совсем полны.
Во-первых, по Lenta.ru
"Порт-о-Пренс" - далеко не самое знаменитое пиратское судно, однако, волею обстоятельств, его история была задокументирована. Книга, написанная одним из немногих выживших моряков с "Порт-о-Пренса", Уильямом Маринером, стала важнейшим источником по истории Тонга и до сих пор является единственным свидетельством о жизни королевства до принятия там христианства.
согласно рассказу Уильяма Маринера, к островам Тонга судно подошло с тяжелым грузом сокровищ. Несмотря на то, что груженых золотом галеонов на своем пути пираты не встретили, в трюмах корабля за полтора года плавания скопилась добыча на много тысяч долларов золотом.
29 ноября 1806 года "Порт-о-Пренс" бросил якорь возле острова Лифука, где, по словам Маринера, когда-то останавливался капитан Кук. Вечером на судно поднялась делегация от местного населения - туземцы принесли команде мясо и плоды и вообще всячески заверяли моряков в своих добрых намерениях. Однако, как выяснилось, планы у местных жителей были совсем другие. Очевидно, местный вождь Финау Улукалала II, которые в эти годы развивал внешнюю политику и пытался присоединить соседние острова, прикинул, что для решения этой задачи отлично подойдут пушки с "Порт-о-Пренса" (вооружение корабля насчитывало не менее 32 орудий различного калибра).
Когда на следующий день капитан дал команду сниматься с якоря, матросы взбунтовались: было воскресенье, и им полагался день на берегу. Воодушевленные гостеприимством, проявленным местным населением накануне вечером, полтора десятка человек из команды сели в шлюпки и отправились на остров. На "Порт-о-Пренс" тем временем начали высаживаться туземцы. Вскоре капитан получил приглашение сойти на берег, достигнув которого был до смерти забит дубинами. Та же участь постигла и взбунтовавшихся пиратов. Остатки команды пытались оборонять корабль, но их было пара десятков моряков против 300 туземцев. Из всего экипажа "Порт-о-Пренса" выжили четыре человека, в том числе и юный Уильям Маринер - он напомнил вождю его умершего сына, и Финау приказал пощадить молодого человека и даже приблизил его к себе. Следующие четыре года Маринер провел на Тонга.

А с захваченным кораблем Финау велел поступить способом, который показался ему самым разумным. Сняв с "Порт-о-Пренса" пушки, туземцы сожгли корабль до ватерлинии, тщательно собрали железную фурнитуру, а остов вместе с золотом, серебром и медью, затопили. Денег туземцы Тонга не знали, а для переплавки на оружие сокровища англичан не годились.
В общем по сравнению с Маринером "просто Мария" отдыхает. Жаль нет романа, как во время Второй Мировой туземные вожди не пытались решить свои геополитические проблемы угоном американского стратегического бомбардировщика.
Во-вторых, по la Flota de Oro.
Европа. Северная Атлантика. Август - декабрь 1701 года.
Вопрос о перехвате "серебряного флота" перед англичанами стоял очень остро - этот драгоценный металл, дойди он до Испании, позволил бы странам-сторонникам Филлипа Анжуйского закупать зерно и продовольствие, строить корабли и крепости, расплачиваться с наемниками, то есть снял бы эту нагрузку с бюджета Франции и Испании.
В свою очередь, испанцы обратились с просьбой к Людовику XIV об эскорте "серебряного конвоя" до берегов Пиренейского полуострова силами французского флота, поскольку опасались, что эскадры голландцев и англичан в Вест-Индии перехватят и разграбят столь лакомый для них кусок. Дело в том, что в этот год из Ла-Платы вышло всего лишь 7 галеонов серебром, которые пришли в Испанию 17 марта 1701 года, и основные надежды кортесы возлагали на конвой 1702 года, в котором должно было идти не менее 20 судов с драгоценным металлом. Сама же Испания как военно-морская держава изрядно ослабела и не могла уже обеспечить морской силой свои отдаленные провинции, но в то же время гордые идальго опасались, что вместо испанских портов французы могут привести конвой во Францию и присвоить себе столь огромные сокровища.
Людовик согласился выполнить эту просьбу, но не бесплатно - испанцы должны были заплатить за услуги 2 260 000 песо. Для выполнения столь деликатной миссии испанцы требовали самого знаменитого и талантливого французского адмирала - де Турвилля, но после его смерти 28 мая 1701 года, поручение было возложено на вице-адмирала Франсуа-Мари де Русселе, маркиза де Шато-Рено.
29 августа эскадра из 13 кораблей, 3 фрегата, 2 флейта с войсками и 5 брандеров под командованием Шато-Рено вышла из Бреста и отправилась в Кадис. Вслед за французами обеспокоенные англичане послали большую эскадру из 35 кораблей под командованием адмирала Джона Бенбоу, который вышел в море 12 сентября.. Его задачей было попытаться перехватить "серебряный конвой" у берегов Испании, а если это не удастся, то, отослав обратно в Спидхэд 25 кораблей, с оставшимися следовать в Вест-Индию. 10 октября 1701 года Бенбоу прибыл на Азорские острова, где узнал, что конвой уже прошел в Кадис. Согласно указаниям он пошел в Вест-Индию с 10 кораблями, направив остальные в Англию. Обеспокоенный военно-морской министр Франции, не зная, что английский адмирал лишился уже 2/3 своего соединения, решил укрепить Шато-Рено кораблями из флота Леванта, что и произошло 1 ноября 1701 года, когда из Тулона в Кадис подошла эскадра вице-адмирала Виктора д'Эстрэ. 14 кораблей было отдано под команду Шато-Рено, вест-индская эскадра вышла в море и направилась к берегам Америки, вперед были посланы 2 фрегата - предупредить губернаторов Мартиники и испанского Вера-Круса о скором появлении французов. Находившийся на тот момент в Карибском море лейтенант-генерал Кэтлогон с 5 линкорами в конце 1701 года покинул Мартинику, оставив только один "Меркур", и пошел в Брест, поскольку из-за болезней убыль в его экипажах достигла огромных размеров.
Бенбоу в конце декабря прибыл на Барбадос, в Бриджтаун, но узнал, что война еще не была объявлена. Стороны застыли в ожидании. Скоро грянет гром - сомнений ни у кого не возникало.



Вест-Индия. Карибское море. Январь - июль 1702 года.
В начале 1702 года Шато-Рено достиг островов Карибского моря. 9 апреля с 18 кораблями он появился в Гаване, 25 апреля, с 4 кораблями отправился к Вера-Крусу, куда и прибыл 15 мая. Распределение военных судов по основным портам и базам было обязательно - французы и испанцы опасались возможных захватов Гаваны, Вера-Круса, Картахены и других богатых городов Карибского моря. Стоянка французов в Вест-Индии была ужасной - свирепствовала лихорадка, эскадра потеряла 2 адмирала, 6 командиров кораблей и 26 офицеров. Шато-Рено был вынужден отправить 7 больших 90- и 80-пушечных линкоров Брест, а 4 - в Тулон.
До начала лета испанцы формировали огромный торговый караван с сокровищами для отправки в Метрополию, собирая суда в Вера-Крус. Наконец, 11 июня конвой вышел в Гавану, где собралась вся французская эскадра Шато-Рено, подошедшая с Мартиники, Вера-Крус и Мексики. 24 июля la Flota de Oro из 18 тяжелых галеонов под командованием испанского адмирала Дона Мануэля де Веласко, загруженный под завязку серебром, кошенилью, китайским шелком и другими дефицитными товарами на общую сумму в 13 миллионов 600 тысяч песо отправился из вод Вест-Индии к Кадису. Только 3 испанских галеона несли более-менее значимое вооружение - это 50-пушечный "Нусса Сеньора де ла Мерседес", 40-пушечный "Иезус, Мария и Жозе", а так же 30-пушечный "Сантиссима Тринидад". Французы с 18 линейными кораблями (3 осталось на Мартинике), 2 фрегатами, 4 брандерами, 2 корветами и 4 флейтами исполняли функции эскорта.
Бенбоу, узнав о сильном эскорте, был вынужден пропустить без боя la Flota de Oro - англичане могли выставить только 10 кораблей, против 18-ти у французов.
Северная Атлантика. Побережье Испании. Июль - октябрь 1702 года.
Путь до Азорских островов "серебряный конвой" прошел без приключений, хотя переход был довольно тяжелым. На Азорах до Веласко дошли известия, что война с Англией и Голландией началась. По слухам, караван у берегов Испании уже караулила английская эскадра адмирала Клаудисли Шовелля. На военном совете Шато-Рено предложил двигаться к одному из французских портов (предпочтительно - к Бресту), поскольку там можно было ждать помощи, да и сами эти порты были прилично укреплены. Кроме того, там можно было доукомплектовать экипажи кораблей. Дон Мануэль яростно воспротивился этому, сообщив, что его инструкции не позволяют принять подобное предложение. В конце концов, решили идти в Виго, однако проследовать на почтительном расстоянии от мысов Сент-Винсент и Финнистере, чтобы не встретиться с англичанами.
В сентябре 1702 года караван достиг берегов Испании. Прибывшие на борт капитан-генерал Испании принц Барбансон и дон Феллипе Араухо сообщили, что месяц назад большая английская эскадра под командованием адмирала Рука осаждала Кадис, и, потерпев неудачу, охотится за "серебряным конвоем". Они посоветовали идти в Эль-Ферроль, хорошо защищенный батареями небольшой порт, но Шато-Рено решил сопроводить конвой в Виго, поскольку там было довольно тихо, а узкий проход на рейд можно было основательно перекрыть бонами и установленными на берегах батареями. 22 сентября 1702 года la Flota de Oro вошел в залив Виго. Галеоны укрылись в небольшой бухте Ульо у острова Сен-Симон, а военные корабли встали на якорь у входа в залив - напротив сторожевых башен Ранде и Корбейро. Первая часть задачи была выполнена - галеоны с сокровищами дошли до берегов Испании.
Сразу же начались лихорадочные работы по обеспечению надежной защиты порта. В Виго были срочно направлены войска, началась реставрация башен Ранде и Корбейро, на каждую из них установили 8 бронзовых и 12 железных пушек; все эти орудия были сняты с испанских кораблей. Между башнями была натянута цепь и установлены боны, полностью перекрывавшие проход к фондо де ла Риа (входу в залив). За заграждением поместили военные корабли. На башнях были размещены гарнизоны из 200 французских и 150 испанских моряков, в фортах Виго - Кастро и Сан-Себастьян - соответственно 1500 и 1300 солдат. Кроме того, еще 3000 штыков были в резерве.
27 сентября началась разгрузка серебра, за которой наблюдали принц Барбансон, адмирал Шато-Рено и члены коммерческой гильдии Севильи. К Виго в срочном порядке было собрано около 500 подвод, крестьянам платили по одному дукату за лигу расстояния, поэтому многие приехали из других областей. К 14 октября практически все серебро и товары были уже сгружены. На галеонах оставалась только контрабанда - припрятанные серебряные монеты, золотые украшения, и практически весь груз кошенили. Дело в том, что воровство - и в колониях, и в Метрополии - было бичом испанской монархии, поэтому король, выслушавший отчеты принца Барбансона и дона Хуана де Ларрея, был уверен, что беспокоиться не о чем, все товары уже на суше. 3650 ящиков серебра, поднятые на галеоны в Вера-Крусе согласно описи дона де Веласко, были сгружены в Виго, если верить документам принца Барбансона. Так что разговоры о "перегруженных серебром кораблях" из английских источников ничто иное, как вымысел. Забегая вперед, скажем, что английским адмиралам был выгоден такой обман, но об этом позже.
Согласно описи принца Барбансона, в общей сложности с галеонов сняли товара на 13 639 230 песо, из которых 6 994 293 песо сразу же легли в сундуки Филлипа Анжуйского.
Риа де Виго. 18 - 30 октября 1702 г.
18 октября испанские агенты донесли, что англо-голландский флот адмирала Джорджа Рука, ушедший из под Кадиса, разделился: одна его часть направилась в Индию, а вторая - на "зимние квартиры", в Англию. Получив такие вести защитники Виго расслабились - разгрузка была временно приостановлена, часть бонов разведена. Однако эта информация оказалась в корне неверной, как раз в это время до Рука дошли слухи, что "серебряный конвой", который так долго искали, стоит в бухте Виго. 20 октября англо-голландцы подошли к стоянке la Flota de Oro. Эскадра состояла из 30 английских и 20 голландских кораблей и имела на борту 13587 солдат под общим командованием графа Ормонда. Авангардом англичан командовал вице-адмирал Хопсон, державший флаг на "Принц Джордж", центром - контр-адмирал Фэйрбон на "Сент-Джордж", арьергардом - контр-адмирал Грэйдон на "Триумф". Голландское соединение из 20 кораблей под командованием адмирала Ван дер Гоеса шло позади англичан.
Силы французов и испанцев были намного меньше - 17 линейных кораблей и 18 галеонов. По пушкам англо-голландцы несомненно превосходили противника: к примеру, флагманский "Ройал Соверин" нес 110 орудий, "Сент-Джордж" и "Принс Джордж" - более 90. У французов на кораблях было не более 70 орудий, поскольку, как мы помним, Шато-Рено отправил все 90- и 80-пушечники в Брест. У испанцев же дело обстояло еще хуже - на все 18 галеонов у них было 178 орудий, причем калибры не больше 18-фунтовых.
22 октября Рук бросил якорь у мыса Кангас, недалеко от фортов Кастро и Сан-Себастьян, с которых тяжелые орудия испанцев открыли огонь по кораблям.
Вечером на борту "Ройал Соверин" провели военный совет, где решили сначала, высадив десант, захватить Гранде и Корбейро, а корабли в это время попробуют проломить боны и дадут бой французским линкорам.
23 октября, в 10 утра 4000 английских солдат было высажено в бухточке Теис, недалеко от башни Гранде. Гренадеры Ормонда пошли на штурм, но 200 французских моряков оказали им упорное сопротивление. В конце концов, когда у французов кончились боеприпасы, англичане взяли башню.
Вице-адмирал Хопсон на "Принс Джордж" во главе английского флота устремился к заграждению, которое удалось быстро проломить. Корабли Рука быстро подошли на пистолетный выстрел к эскадре Шато-Рено и открыли убийственный огонь. Французы с отчаянием обреченных пытались отбить атаку, но силы были слишком неравны. Веласко и Шато-Рено решили сжечь корабли, дабы они не достались англичанам, и вскоре они зачадили один за другим. Сгорел весь груз кошенили, которую испанцы не успели выгрузить. Нападавшие смогли захватить 6 французских и один испанский корабль - "Альмиранта де Асогес", но они были в таком ужасном состоянии, что вскоре новые хозяева их просто сожгли.
Рук и Ван дер Гоес ворвались в бухту Виго и высадили десант рядом с островом Сан-Себастьян. Был разграблен монастырь Сан-Феллипе рядом с Виго - англичане не только вынесли все ценности, но и изрезали образа католических святых. Но на штурм самого Виго Рук не решился. Грабежи продолжались еще 4 дня. Особенно отличился кэптен Немо, которому на захваченном галеоне удалось найти целый сундук с серебром.
27 октября подошла эскадра английского адмирала Шовелля из 20 кораблей, Рук усилил ее 7 кораблями, и 30 октября удалился с захваченным в Англию. Общая сумма, в которую оценивалось награбленное, была не очень большой - 350-400 тысяч песо. Шовелль оставался в Риа де Виго еще какое-то время, и ушел с 7 захваченными кораблями, из которых 5 были сожжены во время перехода ввиду их отвратительного состояния.
Битва в Бухте Виго стоила голландцам и англичанам 800 человек. Французы и испанцы потеряли около 2000 солдат и матросов, однако основной потерей Испании был большой торговый флот, теперь богатства колоний не на чем было доставлять в Метрополию.
В конце ноября 1702 года в английском Парламенте состоялись слушания, посвященные бою в Виго. Депутаты Палаты Общин обрушились с критикой на действия адмирала Рука. Они считали, что Рук провалил главную задачу - взятие Кадиса, не стал он захватывать и Виго, ограничившись банальным грабежом. Чтобы хоть как-то оправдаться, Рук сообщил, что его добыча в Виго сказочная - 4 миллиона песо, хотя сумма на самом деле не превышала полумиллиона песо. Дале магическим образом песо превратились в фунты стерлингов и эта цифра пошла гулять по таким авторитетным исследователям, как Коломб, Штенцель, Мэхэн.
Чтобы хоть как-то подсластить пилюлю адмиралу, в честь победы в Виго монетным двором Англии по указанию королевы Анны была выпущена золотая гинея чтобы как-то подсластить пилюлю адмиралу, в честь победы в Виго с изображением тонущих испанских галеонов.
Сокровища, привезенные "серебряным конвоем" 1702 года позволили Испании заново создать и обучить свою армию, которая позже доставила много неприятностей сторонникам эрцгерцога Карла. Французы получили свою долю, но очень болезненно переживали потерю кораблей Шато-Рено в Виго. Тем не менее во время основного морского сражения войны за Испанское наследство - при Малаге - они имели небольшое преимущество, хотя не смогли его реализовать.
P.S.
Несмотря на то, что документы по битве в бухте Виго уже хорошо изучены, множество кладоискателей съезжается в этот испанский городок в попытке найти серебряные монеты и слитки разгромленного "серебряного конвоя". Но пока безуспешно.
Материал Сергей Махов (Самара) Используемая литература указана им.
Вывод. Слитки серебра, которые находились, это либо украденная часть, либо они потом были подброшены "настойчивым банкиром" для распродажи акций своего предприятия, а потом свернуть поиски по форсмажору.
Обобщая. В этом занятии есть одна черта - считать тех, кто участвовал в тех событиях глупее себя.
Взять хотя бы "Чагас". Идет судно, если верить версии болезней, без команды, очевидно не на высокой скорости. А агличане вместо захвата топят его. Если предположить, что они не знали о его содержимом, то зачем тогда нападали? Не проще ли предположить, что они захватили, перегрузили золото и потопили. А очевидцы и источники получили жизнь и долю за правильные показания. Так нет. Столько людей верят, что грабежом под английским флагом занимались идиоты.

Последний раз редактировалось freeprivateer; 13.10.2013 в 19:31.
freeprivateer вне форума Ответить с цитированием