Показать сообщение отдельно
Старый 23.05.2008, 00:15   #2
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Притчи и байки

Кладбище кораблей.

Солнце медленно погружалось в сумрачные волны, пуская от самого горизонта золотую тропу бессмертия. Тропа эта изгибалась и колыхалась, послушная соленому дыханию моря. Кому лететь по ней, гордо вскинув голову? Кому седлать ветер и гнаться за закатом, опережая волны? Кому, как не легким парусам горделивых кораблей, что заключают морской бриз в свои объятия и бегут по темнеющему Небу, отражающемуся в неспокойной водной глади. Кому как не им устремляться за горизонт, почуяв лишь один ветер - ветер Свободы?
Но пустынен горизонт, ни одной шхуны не видать в долине Неба. Солнце гаснет, захваченное волнами, так и не дождавшись питомцев Воли. Серый морской туман медленно заволакивает упавший на краю неизвестности скалистый остров с одиноко возвышающимся на нем маяком. Вот уже зажглись в Небе первые холодные звезды, но все не появляется тот маленький веселый огонек маяка, что издали указывает мореплавателям на присутствие рифов... И только голодные черные скалы хищно вглядываются в горизонт, поджидая очередную жертву.
Некому было разогнать гутой туман. Маяк был мертв, и мертв уже давно. Еще с тех пор, как скончался старик, что каждую ночь зажигал его огонек. Останки его до сих пор лежат среди осколков разбитых стекол. А маяк все еще стоит, все еще сносит тяжелые удары стихии. Построенный умелыми руками, он был обречен на долгую, чуть ли не вечную жизнь наедине с собою в этом жестоком мире скал. Он глядел вниз своими окнами с остатками стекол...
Внизу вторым морем плавал туман. Густой, словно молоко и белый, как новые паруса. Он заволакивал все вокруг непроглядной мглистой дымкой, словно боялся показать постороннему взору то, что скрывалось за его завесой. Он был не один.
Корабли... Множество кораблей, этих детей вольного ветра лежало у ног маяка мертвыми. Отовсюду из тумана поднимались, словно призраки, переломанные мачты. С них, медленно покачиваясь на ветру, словно виселицы, свисали обрывки канатов. Разбитые корпуса кораблей были нанизаны на острые скалы, они глухо вздыхали, потревоженные набегающей волной. Иногда словно предсмертный крик, раздавался глухой треск дерева и лопающихся канатов. Это один из питомцев ветра отрывался от скал и уходил ко дну. Вскоре его заменят другие... Смерть собирала свою дань. Это было кладбище кораблей.
Этих вод моряки боялись больше, чем пиратов. Ходили слухи, что места эти прокляты, и злые духи топят корабли, случайно попавшие в их окрестности. Слагались легенды о необыкновенных морских чудовищах и кораблях-призраках, что охраняют сон мертвецов. С тех пор как погас забытый всеми маяк, никто из попавших в эти края не вернулся живым. Некому было рассказать о страшном видении... Те, кто хоть раз разглядел в густом тумане черные пасти скал и возвышающийся над ними мертвый маяк, навсегда остался лежать у их подножия. Навсегда остались у ног смерти, где лежали, тихо вздыхая, мертвые корабли...
Они были мертвы, эти корабли. Рваные паруса их больше не могли обнимать волю, они лишь печально колыхались, зияя ранами, с которых, словно кровь, капала соленая вода. Кап... кап... кап... Эти звуки заставляли содрогнуться закаленные сердца бывалых волков моря...
Но они еще были живы, эти корабли, живы той жизнью, которой не познали за все свое вольное существование среди морских просторов. Они смотрели на черные волны, которые накатывали на них, словно толпа голодных духов смерти, и понимали то, что никогда не поняли бы, не попав сюда... В погоне за Свободой они не знали покоя, и сердца их переполнялись ветром, и не было в их бесконечном полете того созерцания, что открылось им теперь. Никогда не мечтали они о покое, но покой сам нашел их, не спрашивая на то их позволения. В своем счастьи они не знали ни боли, ни печали, и теперь только горько вздыхали, вспоминая о былых победах. Они вспоминали о Свободе полета и азарте морских сражений... И молчали...
Но молчали не все из них... Иногда ветер доносил их тихие голоса. Они переговаривались шелестящим шепотом морских волн.
- Я служил почти сотню лет, - шептал один корабль, - и теперь бесславно пропаду здесь... Почему?.. Мне была уготована великая память! Я должен был стоять в королевском порту и всю свою жизнь глядеть на прекрасный город, за который я сражался, не жалея мачт и парусов...
Его раскатистый вздох наполнил возух и затих.
- Смерть косит всех... Старых и молодых, блистательных и убогих... Она не выбирает... - проговорил старый военный [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], печально шевеля обрывками сгнивших парусов.
- Ах, набрать бы еще раз да полные паруса соленого ветра! - тяжело вздохнула шхуна "Изабель". - Один лишь только раз! За это отдам я все...
- А мне по нраву созерцание, - сказал небольшой рыбацкий [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], мачты которого пробили, упав, в его собсвенному боку огромную дыру, - есть в этом что-то прекрасное... Все же лучше, чем сразу пойти ко дну под залпами вражеских пушек...
- Смерть в бою! - воскликнул резким скрипом мачт военный галеон. - Вот славная смерть! Вот смерть героя! А не это унылое прозябание...
- Какая разница, какая смерть?.. Цвет ее парусов неизменен... - прошептала "Изабель".
Выше всех, заброшенный штормом на один из пиков скалы, висел фрегат "Непокорный". Его лишили крыльев недавно, два дня лишь прошло с того момента, как его приковало к скале. В его днище зияла огромная пробоина, в которую вонзились скалы. Их хищные зубы прорвали его тело до самой палубы и выглядывали наружу. От него исходил невыносимый смрад разложения.
"Непокорный" молчал. Он смотрел сверху на мертвые корабли.
- А где этот несчастный? - вдруг спросил небольшой [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], от которого из воды выглядывали лишь нос да обломок мачты. - Тот, что с "Непокорного"?
- Наверное, умер в той нише, в которую заполз, - ответил галеон, - жаль его... С меня выживших не было...
- С меня тоже... - проговорила "Изабель".
- А с меня были двое, - сказала торговая [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], гнилая и почти полностью сползшая в море, - матрос и штурман... Матрос скончался почти сразу от потери крови... Штурман после этого повесился на скалах... Вон он, до сих пор качается...
Ветер поменял направление и продувал теперь северный бок острова, сильно раскачивая висящий у выступа скелет. На нем еще сохранились остатки одежды, они тряпьем свисали с костей и развивались, словно рваные флаги.
На какое-то время воцарилось молчание, наполненное лишь шумом ветра, волн и скрипом мертвых кораблей. Кто мог знать, какие сокровища покоятся на дне этого моря, охраняемые мертвыми духами питомцев свободы? Не раз приплывали сюда искатели приключений и джентльмены удачи в поисках легкой наживы. Но никто не остался в живых. Из таких людей состояла команда "Непокорного". "Веселый Роджер" все еще развивался над его искореженным телом. [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] молчал.
Маяк тихо смотрел вдаль, вглядываясь черный горизонт смерти. Печаль застыла не его изъеденнои стихиями лице. Он содрагался от мыслей о собственном бессмертии, но еще больше содрогался от мыслей о бессмертии этого черного моря, которое сейчас было слишком обманчиво, слишком неправдоподобно спокойным. Ветер перемещал бархатистые слои морского тумана и сгустками гонял их над водою... Покой мертвецов охраняла печаль мертвых питомцев Свободы... Кладбище кораблей, казалось, застыло где-то на границах пространства и реальности и потерялось в безбрежности времени... безнадежности времени... безжалостности времени...
Вдруг раздался громкий треск ломающихся досок и скрежет дерева о камни. Это "Непокорный" сорвался со своего уступа. С горхотом упал он сверху и вдребезги разбился о скалы. Его мелкие обломки закачались на воде, а остатки кормы вместе с мачтами стали медленно погружаться в бурлящие волны.
- А я тебя люблю, - прошептал вдруг он тихо, обращаясь к шхуне "Изабель".
Останки его скрылись под водою. "Веселый Роджер" вместе с обломком мачты качался на волнах, пока не уткнулся с тихим скрежетом о поросший водорослями бок "Изабели".
- Ярко пылал, да быстро сгорел, - промолвил галеон.
Мояк молча взирал на гибель "Непокорного". Он знал, что сможет разглядеть его останки, как только взойдет солнце, что он увидит глубину, но не увидит дна на много метров вокруг. Потому что все дно усеяно телами мертвых кораблей... А может быть, они не мертвы? Может быть там, под водой, они тоже переговариваются между собою? Может, они все еще хранят в себе остатки жизни, пока подводные течения развивают обрывки их парусов?
Все вокруг снова погрузилось в молчание... Казалось, что время и не заметило как один из питомцев Свободы навеки ушел ко дну. Пространство снова застыло в оцепенении. И только ветер легонько трогал когда-то прекрасные паруса кораблей, то ли наслаждаясь, то ли сокрушаясь своим деяниям.
Раздался тихий треск. Это "Изобель" соскользнула с выступа и медленно пошла ко дну. Вскоре шторм перемешает кости кораблей, некоторых он разобьет в щепы. Возможно, яростный ветер, такой прекрасный и ласковый ранее, пригонит на обед скалам новую жертву...
Ветер... Как же ты переменчив! Почему ты изменяешь своим любимцам, детям свободы? Или ты завидуешь им? Завидуешь их смертности? Завидуешь, что кроме счастия свободы они могут испытать еще и боль утраты? Завидуешь тому, что они умеют чувствовать?.. О, ветер... Ты понимаешь, что, не познав неволи, ты никогда не узнаешь истинную цену Свободы, не почувствовав боли, никогда не обретешь настоящего счастья. Оттого ты и несчастен. Оттого ты и топишь корабли... От зависти...
Завистливо взираешь ты на кладбище кораблей... Но не подвластен ты создать по его образу и подобию темницу своего успокоения, и не назовешь ты никакое место в этом мире кладбищем ветров...
Туман поглотил молчаливую печаль мертвых кораблей, и только видны были концы их мачт с уцелевшими обрывками флагов, развивающихся на ветру и до боли похожих на те, что еще познают быстроту своего полета и дальность горизонта, порхая над телами своих хозяев, на которых еще искрятся веселым светом бортовые огни жизни, а паруса обнимают переменчивый ветер Свободы...

unicornus
Портал молодых писателей Youngblood
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием