Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Разное > Таверна > Творчество форумчан

Важная информация

Творчество форумчан Наше творчество - таланты и поклонники


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 
Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 10.01.2021, 03:00   #1
Жан Бурбон
Старожил
Младший лейтенант
 
Аватар для Жан Бурбон
 
Регистрация: 04.01.2010
Адрес: Сергиево-Посадский район
Сообщений: 1,465
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры
Репутация: 143
По умолчанию Чернокнижник с Тортуги

Одиннадцать лет назад именно с этого форума я начал свою литературную деятельность. И вот, в декабре, пытаясь оторваться от трагедий жизни, сочинил рассказик в духе всеми любимых Корсаров.

Всё началось с одной большой ошибки...
Однако, что толку теперь сожалеть.
Тьма перед глазами. С зелёными молниями, то и дело вспыхивающими вдалеке. Веки надёжно запечатаны свинцовыми замками похмелья. Звон в башке страшный - будто Тортугу сплошь застроили церквями. Черепушка зверски трещала после вчерашний событий, освежить смысл которых так и не удалось. На душе скребли кошки. Сосало под ложечкой. В общем, всё свидетельствовало - сегодня должно случиться нечто плохое. Очень не хотелось вставать.
Пробив стенания его мучений, каскад воды обрушился на лицо, вырвав Ламота из бездны забытья. Голос Жака жадно завопил:
- Скотина, угораздило же тебя нажраться накануне такого!
- А что было-то, - голосом умирающего попытался оправдаться Себастьян, - ну... не умею остановиться, так вы должны меня... останавливать.
- А няньку не нанять? - Пьер нетерпеливо ходил по комнате из угла в угол.
- Ладно, нет времени болтать, Ру уже пол часа ждёт нас. - Жак явно нервничал. - Вставай, алкаш, и пошли уже. - добавил он, сверкнув глазами в мою сторону.
- Чего мы с ним время тратим? Там на табачной плантации как раз черномазый подох, этот ему на смену пойдёт. - беззлобно произнёс Пьер, нервно поглядывая на дверь.
- Ладно, пойдёмте, только... - и Ламот сострил жалобную гримасу. - Ещё водички мне плесните, а то круги перед глазами бегают.
- Водичка теперь нам не по карману. Так пойдёшь. Только смотри, не блевани у него на аудиенции. - проворчал Жак, скрываясь в дверном проёме.
Облака цвета засохшей глины застыли на месте, прикрывая лакуны небес. Глубокий штиль. Сентябрь выдался жарким. Казалось, что Бог уготовил Тортуге участь Содома и Гоморры. Даже торговки укрылись в тени. Единственное, что оставалось неизменным - шеренга в усмерть перепившихся, штабелем кинутая подле ближайшей таверны. Навоз, однако, подсох, хоть ноги не запачкаешь. Переборов себя, Ламот выплыл из-под трактирной арки и устремился вслед за товарищами.
Шли минут десять. Мозаика прошлого, нещадно разбитая дешёвым пойлом, никак не хотела складываться воедино. Вот только игла тупой боли, проткнувшая мозг, отчаянно вопила о каком-то долге, возврата которого давно ожидал вышеупомянутый Ру.
Симпатичный домик господина Ру находился в самом престижном месте колонии - возле резиденции губернатора. Серебряный ангелок, небрежно приколоченный к двери, ясно свидетельствовал о статусе владельца - никто не посмел его украсть. Амбал, стороживший вход, пропустил незнакомцев, едва заслышав фамилию Ламота. Хозяин отдыхал на втором этаже, убивая время раскладыванием пасьянсов. Кабинет его демонстрировал, что месье Ру не чужд роскоши. На полу - дорогой восточный ковёр. Резная мебель, видавшая, правда, и лучшие времена. Сочинения древних греков на полочке. Даже окна застеклены! И все стены в каких-то индейских безделушках, на торговле которыми, как говорили, Ру сколотил первоначальный капитал.
- Здравствуйте, месье Ру, - Ламот поклонился, сняв оборванную шляпу.
- А этих-то зачем сюда припёр? - хозяин явно не обрадовался такой массовой аудиенции.
- Ну, они мои команьоны всё же. - попытался оправдаться Себ.
- Ладно, - махнул рукой владелец дома, - но предупреждаю - блеванёте на ковёр, и он станет вашим саваном. А теперь к делу, Себ, - и он вальяжно плюхнулся в кресло. - Я полагаю, ты грамоте обучен?
- Да, год проучился в Сорбонне.
- И как же тебя занесло на Карибы? - хмыкнул месье Ру, и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Ладно, как ты видишь, в этой книжечке, - и он ткнул пальцем в небольшой блокнот, - история ваших займов. За этот год. И должны вы много. Две тысячи. Гляжу, что ни один рейс у вас не удался толком...
- Постойте, как две тысячи? - удивился Ламот, - Вы же говорили, что за ''Консепсьон'' половину списали.
- А сколько я потом истратил на ремонт твоей лоханки, а, Себ? - вежливо напомнил хозяин. - Да и не забывай, ты у меня не один. - и многозначительно кашлянув, продолжил. - Положение твоё незавидно, тем более, что корабль ты мне уже заложил. Но поскольку дела сейчас идут неважно, я дам тебе ещё один шанс.
- Я слушаю. - Ламот был чернее тучи.
- Сегодня утром из Гаваны должна выйти бригантина ''Исабель'' под командованием некого Хименеса, у него в каюте будет сундучок, вот такой, как на картинке. Корабль меня не интересует, но сундук - доставь мне.
- А что в нём?
- Меньше знаешь - дольше живёшь. - недобро залыбился Ру. Бригантина ходит быстро, идёт в Санто-Доминго вдоль южного берега Кубы. Так что я посоветовал бы отправляться в путь уже сегодня. Сумеешь нагнать её в Наветренном проливе, и, считай, тебе повезло.
- А если нет?
- Ну, рабы мрут часто, так что на моих плантациях всегда есть места. Да, и не пытайся меня надуть. - предупредил торговец. - Знаешь безного Жана?
- Это который?
- У таверна Пьера побирается.
- Ну, видел пару раз.
- Знаешь, почему он такой? - хихикнул Ру. - Говорят, он обманул одного торговца с Тортуги. Так что не плошай, и удачи. Да, и чуть не забыл. Чтобы ты не скрылся с награбленным, с тобой пойдут мои люди. Найдёшь в трактире возле портового управления чёрного Жана, он все организует. Щас, чиркну ему записочку. А теперь, брысь, голытьба. Жду вас с хорошими новостями.
- Да, влипли. - сказал Ламот, как только компания выбралась из дома.
- И что предлагаешь делать? - спросил Жак.
- Ты всё слышал. Другого выхода нет, если смотаться, этот ... из-под земли достанет. Я знаю. - мрачно ответил Себ. - Ладно, Жак, иди разыщи ребят по трактирам, скажи, что снимаемся сегодня вечером, а ты, Пьер, вот тебе то, что удалось не пропить, иди затарься жратвой. А я пойду искать этого чёрного... как там, то ли Жака, то Жана.
Пропить удалось немного, так что закупка провианта чуть было не вышла боком. Наслышав о проблемах Ламота, торгаши дружно отказывались отпускать жрачку в долг, пришлось изрядно потаскаться по городу. В конце концов удалось раздобыть солонину (не самого свежего качества), воду и ром. На несколько дней, ибо плыть не так далеко, а позже можно поохотится на Эспаньоле.
Команду удалось собрать весьма быстро, поскольку деньги у всех давно иссякли. Кучка оборванцев, занявших корму брига, слушали сбивчивые объяснение Жака. Парни Ру на их фоне смотрелись (их было человек двадцать) весьма выгодно, с начищенным до блеска оружием и отсутствием следом воззлияний на рожах. Командовал ими свирепого вида карлик с деревянной ногой. Загоревшее его лицо напоминало поджаренную луковицу.
- Ладно, снимаемся прямо сейчас. - командовал Себастьян. - Франсуа, ты на штурвал. - дальше последовал ряд парусных команд. Протестно всхлипнув, якорь оторвался ото дна. Ламот ненавидел минуты отхода - гавань Бас-Тера вечно была забита, и пробираться сквозь лабиринт судов - та ещё морока. Сквозь толщу воды проглядывали печальные обломки тех кораблей, которым это не удалось.
Бриг медленно поковылял в открытое море. на выходе едва не столкнувшись с патрульным корветом, ждущим в гавани торгового конвоя. Наградив пиратов дождём матерной брани, его моряки прыгнули в шлюпки и двинулись к берегу.
- Черт бы побрал этих вест-индийцев. - процыдел сквозь зубы Себ.
- Давай погромче, чтобы тебя услышали. - подбодрил его чёрный Жан.
- Покомандуй тут ещё, обезьяна. - - огрызнулся капитан.
- Эй, не забыл, что ты сотню ливров задолжал, ...? - бодро отозвался глава абордажной команды.
- Будь я в другом положении, я бы тебе показал. - прошипел Себ, смачно плюнув за борт.
- Ладно, голондранцы, мы в трюм. Когда появиться бригантина, сообщите. При абордаже действовать будем мы, а то ведь вы, идиоты, обязательно напортачить должны. - сообщил глава абордажной команды.
- Вот же козлы. - сказал Жак, когда люди Ру скрылись из виду.
- Они здесь по твоей вине. - отозвался капитан.
- Это ещё почему? - мигом завёлся Жак, - Что, ..., решил на меня всех собак повесить?
- Кто всё пробухал, когда мы и так на мели были. - Себ явно начинал раздражаться.
- И это говорил мне человек, проигравший в карты свой корабль. - потревожил старую рану Жак.
- Ты мне это всю жизнь теперь напоминать будешь?
- А не надо было говорить.
- Ладно, заткнитесь, и без вас плохо. - замахал руками Пьер. - Нам сейчас главное, чтобы Ру нас на фарш не пустил.
- Он не пустит, - обнадёжил Жак, - Ты что, не слышал, что он сказал? Будешь по порту ползать на протезах, и на бухло монетки выпрашивать.
- И ветер, дьявол его раздери. - Себ с тревогой посмотрел на мачты. - Тащимся, как черепахи. Да в бейдевинд ещё. Хименес сегодня ночью Наветренный пролив проскочит.
- И что тогда? - спросил Франсуа.
- Можно будет сразу топиться. - отрезал Себастьян.
- Да тебе эти молодчики помогут. - поддакнул Жак, - Ты рожу их главаря видел? Такой ноги живьём выдернет да ещё деньги за операцию возьмёт.
Решили прибегнуть к стариннй методе. Жак собрал скучающую матросню возле фока, и, пока один скрёб грязными ногтями по мачте, двое свистели ему в уши, а ещё с десяток прыгали вокруг, завывая. Наёмники Ру мерзко хихикали, сгрупировавшись на шкафуте. Кто-то даже раздобыл бубен, после чего Чёрный Жан начал совершенно дикую пляску, вопя что-то на неизвестном цивилизованному человеку наречии.
И то ли он призвал демона, то ли помог обычай, но к вечеру ветер изрядно посвежел. Впрочем, толку от этого было немного, ибо корабль продолжал идти в бейдевинд. Себастьян шагал туда-сюда, осыпая проклятиями всех и вся, за исключением, разумеется, наёмником Ру. Те же, вдоволь потешившись над обрядом, дрыхли в кубрике, предварительно изгнав оттуда матросов. Последние не посмели возразить, поскольку слух о свирепости самого Ру давно разошёлся по всему побережью.
- Слушай, а может нам сразу идти к Санто-Доминго, чего зря время терять? - предложил Жак.
- Не успеем, - возразил Себастьян. = Дурак я, сразу надо было. А теперь он точно проскочит, ей-богу проскочит. Чёртова лоханка, чтоб она развалилась. - и он с досадой пнул бочонок, отбив при этом большой палец, торчавший из рваного сапога.
- Ты бы хоть обувь заменил. - усмехнулся Пьер, наблюдая, как капитан скачет на одной ноге.
- Заменю, умник, когда с долгом расплатимся. - огрызнулся Себ.
- Да ты всегда в долгах как в шелках. - ответил Жак.
- Как будто у тебя по-другому.
- Ладно, давайте развеемся в кости. - предложил Пьер.
- А на что играть-то будем? - хмыкнул Жак.
- Да просто так, время убить.
- Хорошо, уговорил, паскуда. - беззлобно произнёс Ламот. - Франсуа, Жорж, наблюдайте за морем, если что, пулей в каюту. - бросил он вахтенным.
Капитанская берлога одновременно являла собой зрелище печальное и убогое. По-пьяни разломанная и сто раз заново сколоченная мебель, переборки исписаны отборной матерщиной. Над койкой висело распятие - наследие от прежнего кэпа, испанца. Иллюминаторы, кроме одного, заколочены - на случай шторма, поэтому в комнате всегда царил полумрак, так как на освещении Себастьян предпочитал экономить - книг он не читал, а в морских картах разбирался слабо, ориентируясь преимущественно по практическим знаниям.
Впрочем, к столу всё-таки был приколот залитый тысячью жидкостью пергамен - карта Карибов на испанском, служивавшая заодно и скатертью. На палубе - слой засохшего мусора и объедков вперемешку с землёй. Непонятно, как вся эта пропитка до сих пор не вспыхнула. Стены, ещё сохранившие кое-какую память о росписи, давно покрылись копотью от самого дешёвого табака. Некогда закрывающие их панели давно погибли в многочисленных драках.
Игра не задалась, поскольку Жак постоянно мухлевал, да и настроения толком не было. Перебрасывая костяшки, Себастьян постоянно прислушивался к тому, что происходило на верхней палубе, надеясь уловить что-нибудь из болтовни вахтенных.
- Еле прёмся! Кстати, а давно кренговали? - нарушил общую тишину Пьер.
- Ща вспомню, весной вроде. Потом летом хотели, да нажрались славно, помнишь, после того флейта с кубинским ромом. И в августе опять тоже.
- Из-за этогосильно ход теряем. - заметил Жак.
- И не говори, тьфу ты, чёрт, хватит зубы заговаривать, только что видел, как ты костяшку опрокинул. - отозвался капитан. - Зачем жульничаешь-то, ..., если не на деньги играем?
- Скучно, - зевнул Жак.
- Ну так иди матросов потренируй, им на абордаж завтра. Пусть хоть железяки свои немного почистят. - сказал Ламот.
- Лень. - вновь зевнул Жак.
- Дьявол, я удивляюсь, как с вами ещё на корм рыбам не пошёл, - рассматривая пожелтевшие кубики, ответил Себ.
- Скорее, мы с тобой. - парировал Жак.
- Не волнутесь, рыбы вам не понадобятся, обо сём Ру позаботится. - успокоил обоих Пьер.
- Да, этот сукин сын опасен, - начал кэп, - Помню, рассказывали мне, торгаш один его обмануть пытался, типа, ограбили его, лет пять назад это было, так он... Стоп, чёрт, что это... Вы слышали?
Действительно, с палубы до них доносилась перебранка между командой и наёмниками ростовщика. Послышался глухой удар, чьё-то тело пролетело мимо иллюминатора и гулко шлёпнулось об воду.
- Мать ж твою, это ж рулевой, у него шапка такая. - вскочил Ламот.
- Чё случилось-то? - не понял Пьер.
Тут дверь задрожала под чьими-то ударами, и из-неё послышался голос Чёрного Жана:
- Ламот, выходи по хорошему, сукин сын.
- Зачем?
- Дело есть. Открывай давай.
Неуверенно посмотрев на спутников, Себастьян было двинулся к двери, но тут старый шпингалет не выдержал и слетел. Мощный удар в челюсть, перед глазами заплясали звёздочки. Себастьян, выплёвывая зубы, рухнул прямо на стол, расколов его пополам. Толком не прийдя в себя, ощутил возле глокти неприятный холодок клинка.
- В общем, слушай, козёл, - злобно прошипел Чёрный Жан, - Быстро на палубу, и скажи своим, чтобы меняли курс на восток. Понял?
- Но как же.. как же приказ Ру? - сплёвывая кровь, пролепетал Ламот.
- Дубина, это и есть его мысль.
- Но он же сказал... - тут новый удар вырубил его на несколько секунд.
- Месье Ру сказал - держать курс на восток, понял? Теперь иди и скажи своим, а то нескольких успокоить пришлось.
- Куда на восток-то? - не понял капитан.
- Не пёсьего ума дело. Делай, что тебе говорят. - грубо прикрикнул наёмник. - И пусть никто не выделывается, а то живо последуют за своими приятелями.
- Хорошо. - пролепетал Ламот, и, шатаясь, заковылял наверх.
- Вы двое, - и Жан указал на его помощников, - Живо в кубрик, к матросне, и чтобы не слышно, не видно, ясно? На палубе только вахтенные. Когда понадобится, мы вас позовём.

Неизвестно, сколько длилось вынужденное заточение, но судя по тому, что кормили их всего четыре раза, прошло как минимум двое суток. Всё это время наёмники не спускали с пленных глаз. Трое сторожили люк, меняясь каждые шесть часов. Разговоры между собой были строго запрещены. Первому же нарушителю снесли голову топором.
Ламот лежал, уткнувшись лицом в гамак, и пытался придумать план побега. Поскольку мыслитель из него был никакой, то и план никак не создавался. Оружие у пиратов отобрали, а эти вооружены до зубов. Да и дракам обучены. На Тортуге говорят, что Ру отбирает только лучших ребят.
Итоговая его мысль была крайне банальна:''Если бы хотели, грохнули бы сразу. А так для чего-то мы им ещё нужны. Значить, будь что будет. Может ещё появится возможность смыться. Чёрт, и зачем я впутался в это?''
Люк отворился, и световой удар больно резанул по глазам, отвыкшим от яркого. Послышался вечно недовольный голос Чёрного Жана:
- Эй, Ламот, вылазь давай. Дело есть.
Выбравшись из гамака, капитан направил свои на палубу.
- Ну? - испуганно-ожидательным тоном проскулил он.
- Видишь землю на юге? - спросил лидер наёмников.
- Угу.
- И как думаешь, что это?
- Явно не Эспаньола, она больше.
- Дурак, это бы даже я понял.
- По-моему, Мона.
- Жорж, гони стольник. Всё-таки кэп не такой недосок, как ты подумал. - хмыкнул наёмник, - Теперь к делу. Мы идём к Моне. Там в бухте - корабль компании. И мы немного хотим почистить его трюмы.
- Корабль... чего? - и Ламот поглядел на них как на безумцев.
- Я не думал, что у тебя с ушками проблема. Но ничего, Жорж сейчас вылечит...
- Я в том смысле, как мы подойдём-то? Они мою скорлупку вдребезги разнесут. - поспешил видоизменить речь Ламот.
- Он повреждён, ему мачты во время шторма снесло. - успокоил его Жан. - И подойдём не на корабле, а на лодках. Слушай, - и он перешёл на шёпот. - У них в трюме камушков выше палубы, сможешь год не работать. Они все на берегу, помощи ждут. На корабле всего пара вахтенных. Мы подойдём на двух шлюпках. Гичка будет сторожить. Ребята с баркаса поднимутся наверх, порежут кого нужно, и быстренько сундучки к нам бросят. Пока эти на берегу оклемаются. Мы уже фить-фить. И ищи нас на Карибах. - и он довольно мерзко хмыкнул, потирая заскорузлые руки.
- А если меня узнают? - Себастьяну выдвнинутый план явно не понравился.
- А у тебя что, на морде имя выбито? Да ты не бойся, у нас там свои люди. Думаешь, все хотят пахать на компанию до смерти?
- А другой идеи нет? - безнадёжно сказал Ламот.
- Не помню, чтобы спрашивал. - отрезал наёмник.
- А почему Ру сказу ничего не сказал?
- Боялся, что проболтаешься до отплытия. А тогда понимаешь, чайки выклюют наши глазки. Бриг поставишь в бухточке на севере, чтобы его не заметили. На сушу сходить запрещается. Мои ребята останутся здесь, чтобы никто не вздумал бузить. Десять человек в гичку. Пятнадцать - в баркас. Думаю, хватит.
- А потом что? - спросил Себ.
- Потом и узнаешь. - презрительно скашлянул наёнмик. - Ладно, давай тащи, кого получше. Пусть пока к свету привыкнут.
Остров Мона напоминал заплесневелую изюмину, брошенную на блюдо морской лазури. Нельзя раз его пытались колонизировать, но всякий раз затея проваливалась. Ручьёв и рек там почти не было, а колодцы рыть - та ещё морока. Да и пираты любили заглядывать в бухточку, чтобы переждать бурю или поделить добычу. Так что горькая участь ждала всех колонистов: и испанских, и французских. Пара скромных холмиков на опушке леса были тому немыми свидетелями.
Как и договаривались, бриг оставили в небольшом заливе на севере. Спустили на воду лодки. Из наёмников было лишь пять человек во главе с Жаном, все они вольготно расселись в баркасе. Гичка шла немного впереди в качестве разведчика. Ружья Жан брать запретил, но сам всё-таки прихватил мушкет.
Тронулись на запад, близко к берегу, ибо дно в столько тихую погоду отлично просматривалось. Чахлые мангры уныло свисали к воде, словно отдавая поклон непрошенным гостям. Отчаянно вопили чайки и ещё какие-то птицы, названий которых Ламот не знал. Говорить Чёрный Жан всем запретил. Впрочем, на берегу ничто не указывало на присутствие здесь человека. Ни дымка, ни звука топоров в лесу.
- Маскируются, сволочи. - прошипел Рауль, помощник Жана.
- Ш! - замахнулся тот на него.
Наконец Франсуа, кормовой с гички, приказал сушить вёсла. В случае опасности он выстрелом из пистолета должен был предупредить людей в баркасе.
Судно компании находилось в заливчике на западе. Название корабля заставило Ламота нервно сглотнуть. По слухам, именно его ждали на Тортуге с ценным грузом. Казалось, на борту не были ни души. Да и на берегу тоже. По-видимому, все разбрелись по лесу в поисках дичи. Трап был опущен, коварно зазывая непрошенных гостей.
- Пятеро остаются в лодке. - злобно зашипел Жан. - Остальные - за мной!
Ватага молча проскользнула наверх. До ушей Ламота донёсся лязг ножен и чей-то предсмертный хрип. Секунду спустя один из его людей, перевалившись через поручни, грохнулся в воду. Но на берегу никто не встрепенулся. Лишь птицы заверещали ещё сильнее.
Пять минут показались Себастьяну вечностью. Наконец показался Жан с сундучком в руке. За ним шли остальные, причём Рауль решил прихватить сразу два.
- Порядок. - прошептал глава наёмников, встряхнув один из них. - Всё, отчаливаем.
Вобрав тяжёлый груз, судёнышко сильно просело, достаточно было слабой зыби, чтобы оно пошли ко дну. На всякий случай, Жан выбросил в воду одного из людей Себастьяна, предварительно перерезав ему глотку.
- Простие, приятель, но четырнадцать жизней дороже одной. - это высказывание так понравилос ему, что он зашёлся жёлтозубой улыбкой, добавив - Да и плавать я не умею.
Гичка была на месте. Франсуа, поджидая компаньонов, нервно теребил кормовое весло. Завидев баркас, он хотел было тронуться, но очень удивился, когда Жан велел ему оставаться на месте.
- Ламот, давай ближе к лодке, перегрузим туда несколько сундуков. - приказал Рауль.
Где-то ухнула пушка. Затем ещё одна. По-видимости, французы обнаружили пропажу. И тут произошло то, чего Ламот никак не ждал. Чёрный Жан, прицелившись, выстрелом из мушкета перебил рулевое весло разведчика.
- Тревога! Драпаем! - тоненьким голосом взвизгнул один из наёмников.
- А мои ребята в лодке? - закричал было Ламот.
- Чёрт с ними, что, сдохнуть захотел? -- сдавил его глотку Жан.
Гребцы что есть мочи налегли на вёсла. Перегруженный баркас, однако, шёл медленно. на счастье, вскоре из-за мыса показался бриг.
- Давай на борт! - живо скомандовал Жан. - Баркас оставим, пусть думают, что мы скрылись на острове. Курс юго-запад.
Проплывая мимо западного берега, Ламот заметил, что гичка исчезла. Французы, метавшиеся по песку, отчаянно грозили уходящему от них пирату. Кто-то даже кинулся к лодке, надеясь догнать наглеца, но быстро плюнул на это дело. При попутном ветре такая затея явно потерпит неудачу.
- Чёрт бы тебя побрал! - взорвался Себ, почувствоват под ногами родную палубу, - Из-за тебя кучу народа потерял. Теперь-то мы квиты?
- Погоди орать, - наёмник был невозмутим. - Дело ещё не окончено. Надеюсь, никто из твоих людей не выплыл. Не хотелось бы, чтобы палачи компании их... ''разговорили''.
- Да уж, тогда нам всем крышка. - захихикал Рауль, дружески похлопав Себастьяна по плечу.
- И что теперь? - насторожился кэп, ожидая новых проблем.
- Бери своих оборванцев и марш в трюм. Как и прежде - сидите и не вякаете. Ясно? Да, и шестерых вахтенных пришли. Когда надо, мы разберёмся.

В кромешной тьме Себ сразу же утерял счёт времени. Куда они плыли и сколько, ему было невдомёк. Кормить их перестали. Хорошо хоть внизу нашлась вода. Сложившаяся ситуация не предвещала ничего хорошего. Ламот тысячу раз проклял себя за то, что послушав недоумков-компаньонов, связался с этим Ру. Ведь про него давно про всему побережью всякую чертовщину болтали. Однако ж, посулил хороший договор и весомую долю прибыли. Как всегда, треклятая жадность, будь она неладна.
Однако, их хотя бы не убили. Зачем-то они нужны наёмникам живыми. Решив, что пока лучше ничего не предпринимать, Ламот уткнулся носом в гамак и попытался заснуть.
Гипнос, однако, не желал делиться с ним бесценными дарами. Проваливаясь в лёгкую дремоту, Себастьян то и дело вскакивал. Пытался прислушиваться, что происходит на палубе. Но кроме скрипа такелажа ничего разобрать больше не смог. Наёмники, если они и были наверху, хранили строгое молчание. Дисциплинированные ребята, ничего не скажешь. Не то что эта алкашня. Если бы такие были у Ламота, он запросто смог бы стать грозой Вест-Индии. Может, попытаться перекупить? Камушки, которые они везут, точно не дешёвые. А если смыться на Мартинику или Гваделупу, там никакой Ру их не достанет. Кстати, вахту так ни разу и не меняли. В отличие от первого вояжа. Это-то и странно, не могут их сутками-то держать.
Наконец Ламот отрубился. Проснулся от страшного удара, а вскочив увидел, что весь трюм подсвечен синеватым неестественным цветом. Кругом никого не было. Осторожно выбравшись из гамака, решил проведать обстановку.
Странно, но люк поддался легко. Палуба также была пуста. И шлюпок не было. Впрочем, тут он вспомнил, что их бросили на Моне. Бриг шёл сквозь туман, сквозь который, однако, пробивались два мощных огня. Определить стороны света было невозможно, лишь эти огни, которые постепенно приближались. Другой корабль? Чёрт его знает. Не могли же они так близко подойти к берегу.
И тут Ламот понял ещё одну странную деталь - кругом стояла мёртвая тишина. Ни скрипа такелажа, ни шума волн, ничего. По телу забегали муражки. Собрав волю в кулак, он крикнул что есть мочи:
- Эге-гей! Есть кто живой?
Голос его сильно изменился, став более низким и хриплым. Хотел повторить свой вопль, но отчего-то побоялся. Зачем-то побежал на корму и попытался повернуть штурвал. Бесполезно, кто-то намертво закрепил его.
Между тем, паруса безжизненно повисли на мачтах. Стоял мёртвый штиль, на море не было даже лёгкой зыби. Но постойте-ка, как же движется тот корабль, что за туманом? Незнакомые огни всё приближались. Дьявол, где вахтенные? Сейчас же столкнемся.
С этим мыслью он кинулся к колоколу, чтобы предупредить неизвестное судно. Но посреди пути его настиг мощный удар, от которого содрогнулся весь корпус брига. Тотчас же прямо из воздуха на палубе материализовались члены команды. Они что-то кричали, но Ламот не смог разобрать ни слова.
В следующий момент гигантские щупальца ринулись из глубин, круша всё на своём пути. Пираты пытались отбиваться, но чудовище хватало их как цыплят и топило в воде. А может быть и сжирало. Кто знает? Вспомнились байки о кракене. Вдруг омерзительное нечто с размаху ударило его по лицу, вновь сбив с ног.
- Ламот, проснишь. - сквозь пелену сна Себ распознал голос одного из матросов.
- А-а, что? - не понял он, вскочив с койки.
- Кажется, мы с кем-то столкнулись. - также беззвучно отозвался моряк, - По крайней мере, кто-то чиркнул нас по борту, а потом была драка.
- На абордаж взяли? - высказал предположение Себ.
- Черт его знает. Твою ж мать, час от часу не легче. Вдруг испанцы?
В этот момент крышка люка с треском распахнулась, и властный голос Чёрного Жана скомандовал:
- Ламот, фить-фить, поговорить надо.
Происходящее наверху неприятно удивило капитана. Его судно было сцеплено с бригантиной под испанским флагом, а по палубе расхаживали непонятные бородачи, перетаскивающие драгоценный груз на испанца. Судя по тому, что пришельцы довольно раскованно общались с людьми Ру, они были давно знакомы.
- Жан, чё здесь происходит? - сморщивщись от внезапного света, поинтересовался Ламот.
- А, это ''Исабель''. Ну, бригантина, которую Ру велел тебе грабануть.
- А зачем она...
- Они заберут камушки, чтобы сбить след. - не дав договорить, пояснил Жан, - Вон и капитан Хименес. Эй, Рамон, иди сюда!
Испанец выглядел крайне неприятно - толстенький, коротконогий, с изъеденным оспой лицом и небрежно постриженной бородкой, напоминавшей козлиную. Глубоко посаженные ястребиные глазки бегали по сторонам, как будто разыскивая жертву.
- О, месье Ламот. - произнёс он глухим тоном, - Мне о тебе говорили. Кажется, ты хотел меня грохнуть? - и он загоготал смехом стервятника. - Ну ладно, я не в обиде, благодаря тебе мы все скоро разбогатаем, да и ты не останешься в стороне. Ру всегда благодарит тех, кто оказал ему услугу в трудную минуту...
- Француз знается с испанцем? - Себастьян был весьма удивлён.
- Коммерция есть коммерция, - легко ответил Хименес, - Все мы любим деньги, а камушки - ещё больше. Ру не такой дурак, чтобы пытаться найти сбыт на Тортуге, агенты компании мнгновенно насадят его на раскалённую бутылку, - и он снова заржал, - поэтому мы с ним неплохо сдружились. Хороший у тебя бриг, жаль его... - и тут он словно язык проглотил.
- Жаль что? - не понял капитан.
- Не бери в башку, - лаконично призвал Жан, - Давай в твою каюту, расплатиться надо...
- И вы от нас отвяжетесь? - с надеждой произнёс Ламот, развязное поведение пришельцев, шарящих по судну, его явно раздражало.
- Увидишь, - хмыкнул Рамон, - Эй, Санчо, бери людей и делай то, о чёго договорились!
Зайдя в каюту, Ламот обнаружил, что в его отсутствие здесь кто-то жил. Хотел было высказать это наёмнику, но сильный удар швырнул его об пол. Дух, словно рухнув с высокой скалы, полетел куда-то вниз, но оттолкнувшись от подпола сознания, вернулся назад. Последующий удар окончательно вырубил его.
- Эй, а ты его не грохнул? - с притворной тревогой поинтересовался Хименес.
- Не думаю, хотя... рука у меня сильная. Не всегда контролирую. - пробубнил Жан.
- Чёрт бы тебя побрал, дубина. - сплюнул испанец, - Лишаешь комедию такоя яркой сцены.
- Пошёл ты, любитель. - беззлобно огрызнулся наёмник.
- Очухивается, давай, вяжи его к стулу.
Придётся распрощаться с парой зубов. В голове звенело. Падая, он разбил лицо, и глаза застилал водопад крови. Острая боль тупою иглой протыкала ему разум сознания. Кто-то плеснул ему водой. В полутьме капитанской каюты прорировались наглые рожи Хименеса и Чёрного Жана.
- Сеньор Ру передаёт привет. - вновь хмыкнул Рамон.
- Вы чего... башкой тронулись? - пролепетал Ламот.
- Ты до сих пор не врубился, мякинная голова? Сеньор Ру не ценит тех, кто сильно задерживает долг, а ты ему столько должен, что тебе полжизни на него пахать - не расплатишься. А если тому придурку... как его там, безногий Жан что ли? - испанцев на секунду задумался, - он ноги выдернул, то с тобой другой случай. Сейчас объясню. Понимаешь, если другие узнают, как с тобой расправились, то долги отдавать будут гораздо охотнее. Да и с камушками ты нам здорово помог, впрочем, что тебе рассказывать. Мне вот только бриг топить жалко, быстроходная, говорят, посудина. Ну, думаю, мы закончили. Жан? - и он вопросительно уставился на спутника.
- Ру сказал живьём его утопить. Но я не знаю чё-та. - отозвался наёмник. - Не хочу грех такой на душу брать.
- Да тебя за прочие художества черти и так поджарят. - поспешил успокоить его Хименес, - Впрочем, мне индейцы говорили, что великий дух способен определить судьбу каждого человека в ходе случая. Сейчас проверим, - и выхватив пистоль, он выстрелил в Ламота, - Осечка, приятель. Не любит тебя Господь, хочет, чтобы ты сдох жуткой смертью. Всё, Жан, пошли. Мои ребята уже всех перерезали.
- Запрём дверь. - сказал наёмник.
- Да ему по-любому крышка, даже если выбереться, тут до ближайшей земли хрен знает сколько, потонет. Эй, придурок, ты плавать-то хоть умеешь? - обратился испанец к Себу, и не получив ответа, продолжал, - Впрочем, Жан, если хочешь, то запрем. Прощай, идиотина, встретимся в аду.
= Чуть не забыл. Месье Ру просил передать. - и Жан врезал пирату так, что стул под тем сломался.
- Прибил? - спросил Хименес.
- Да чёрт его знает.
- Ладно, неуютненько мне что-то на этой скорлупе, пошли. Ребята уже должны заложить порох, расцепим суда и отойдём на шлюпке. Лягушатники будут искать иголку в стоге сена, пытаясь вернуть камушки. Всё-таки у Ру башка хорошо варит.
- Это да. - поддержал его наёмник.
Когда шаги вдали стихли, каюту окутал жуткий саван тишины. Вот бриг лёгонько дёрнулся, видать, суда расцепили. Ламот осторожно поднялся на ноги. Сломав стул, наёмник невольно спас ему жизнь, иначе фиг бы он выпутался из этих верёвок. Впрочем, надо как-то выбираться отсюда. Дверь крепкая, просто так её не сломаешь. Да и времени особо нет. И угораздило ведь вляпаться. Провались этот Ру в котёл к чертям вместе со своим отребьем!
- Все в шлюпку. - донессё сверху голос Хименеса. В ответ очень захотелось крикнуть что-нибудь оскорбительное, но чувство самосохранения подсказывало, что сейчас лучше молчать.
Через некоторые время раздался пушечный выстрел. Корпус брига жалобно всхипнул. Вновь наступило затишье. Уловив едва заметный крен, Ламот понял, что судно тонет. Твою же мать! А где эти из кубрика? Или их всех перебили? Ладно, неважно, надо вылазить через иллюминатор. А вдруг заметят? Да какая разница, лучше получить пулю, чем захлёбываться горькой жижей. Нет, надо чуть-чуть подождать, вдруг они наблюдает за бригом.
Прогремевший взрыв, выбив дверь, швырнул его на переборку. Битое стекло, выдав траурную мелодию, стихло. Каюту заволокло едким дымом, от которого щипало в глазах. Послышался звук заливаемого водой огня.
Брин быстро заваливался вправо. Подбежав к иллюминатору, капитано выпрыгнул. Сильный удар об воду. Решил погрузиться как можно глубже, чтобы пули не достали. Но его, видимо, не заметили. Поплыл к наветренной стороне.
Изнутри никто больше не выбрался. Судно затонуло быстро. По счастью, хлопок обрушил обе мачты. Было хоть за что зацепиться. Бригантина драпала на запад, вскоре растворившись в морской пустыне.
Вечерело. Дико хотелось жрать. Отчаянно сосало под ложечкой. Ничто не говорило о близком присутствии земли. Но он хотя бы остался жив, в отличие от своих бедолаг-подчинёных, а это уже что-то да значит. Судьба. Недаром цыганка когда-то нагадала ему тяжёлые испытания и богатую старость.
На следующий день его подобрал французский барк, идущий из Сен-Пьера с грузом одежды. Ламот представился пассажиром торгового судна, потопленного испанским капером. Кажется, что ему даже поверили. Во всяком случае, капитан Литревиль, полоснув его подозрительным взглядом, приветливо сообщил, что Ламотт может переночевать в кают-компании, и он, из чувства щедрости, даже не заставит отрабатывать плату за проезд.
- А как назывался испанский корабль? - поинтересовался торгаш, сгорая от любопытства.
- Да не помню я, - отозвался Ламот, - В момент нападения я был в каюте, а дальше всё быстро произошло. Они замаскировались под торговцев и овладели судном внезапно. Всех заперли в трюме и утопили. И лишь мне удалось спрятаться. А куда мы идём?
- На Тортугу, в Бас-Тер.
Такой вояж явно не входил в планы Себастьяна. Вот так повезло. Не хватало ещё на людей Ру напороться. Помыслив, он спросил:
- А вы не могли бы ссадить меня в Порт-о-Пренсе? У меня там брат и я мог бы с вами неплохо расплатиться.
- Никак нет, месье Эстен. Мне надо доставить груз как можно скорее, а я и так уже выбиваюсь из графика. Хозяин будет недоволен. Вот на обратном пути сможем.
- Ну ладно. - ворчливо ответил Себ.
- А вообще, нечасто встречаешь выживших в море. - поспешил сменить тему Литревиль.
- Да, да. - поддакнул его помощник, - тут ещё и слух неприятный ходит, месье.
- Что ещё такое? - наморщиося Себ.
- Да говорят, бригантина испанская, топит всех подряд. Быстроходная такая, хрен уйдёшь. Вы, случаем, не на неё напоролись?
- Я же говорю, что был в каюте, да и вообще слабо разбираюсь в этих ваших кораблях.
- Но ведь вы выплыли...
В этот момент вахтенный закричал:
- Кэп, парус на горизонте, северо-запад, идёт к нам, похоже, что испанец.

- Господи, ну и работёнка же была, черт её дери. - закурив трубку, Хименес поспешил уютно развалиться в мягком кресле-качалке.
- Не поминай Бога и нечистую силу вместе. - предупредил его Чёрный Жан.
- Хах, Жан, вроде вид-то у тебя совсем не богомольный. - Рамон выпустил пару колец ароматного дыма.
- Что за табак?
- Хороший, с Юкатана, у моего знамого там плантация. Бери, бери. - заметив, что наёмник колеблется, испанцев добавил = да не бойся, не отравленный же. Говорю - высший сорт. Хороша плантация, ага, - и вновь затянувшись, он продолжил, - Только разграбили в прошлом году козлы какие-то, вроде того, который вчера булькнулся.
- Не думаю, что это он. Кишка тонка. - процедил Жан, набивая трубку.
Кают-компания ''Исабели'' выгодно отличалась от прочих судов подобного типа. Хименес - ценитель редкости и уюта, оборудовал её по высшему классу. Дубовые кресла с мягкими подушками, чистый обеденный стол, задрапированный тонкой шёлковой скатертью. При входе даже ковёр имелся, немного, правда, замызганный. На стенах болтались различные индейские побрякушки и пара копий Веласкеса, весьма недурных.
- А что с камушками? - нарушил тишину наёмник.
- Вообще это не твоё дело. - отрезал испанец, но, изнывая от скуки, решил поддержать разговор, - Но честно признаться, Ру приказал мне их на Кубу отбуксировать, там у меня один человечек есть, он и отчистит. Вот ведь сволочи. - и он злобно уставился в иллюминатор, как будто там кто-то был, - Хотели меня обмануть, но сами в итоге, как видишь... - новая затяжка прервала его тираду.
- Обмануть?
- Да камни-то я ведь нашёл, рискуя жизнью. Наткнулись мы на французский флейт, а там команда вся то ли от лихорадки повымирала, то ли ещё от чего. - Хименес на мгновение примолк, слушая, что происходит на палубе, - Поднялись мы на корабль - одни дохляки. А в трюме - сундучки, ну мы их открыли, так и ахнули. Соблазн оказался сильнее всякой заразы - забрали себе, да на горе сообщили губернатору Сантьяго. А этот каброн всё конфисковал и даже компенсации не заплатил. Но не повезло ему, у его торгаша-то каменья свистнули пираты, и продали французам из компании, а там Ру про них вынюхал. Так что видишь - Бог-то всё знает. - и самодовольно хмыкнув, испанец приложился губами к золотому распятию, увенчанному довольно-таки мутным сапфиром, - Если я пойду и долиною смертной тени...
Распахнувшаяся дверь не дала ему договорить.
- Капитан, - сообщил запыхавшийся вахтенный, - Там француз идёт, барк, похоже на Тортугу.
- Грабанем? - лаконично вопросил Чёрный Жан.
- Один идёт? - поинтересовался Хименес.
- Да, кэп.
- Ну его, - махнул рукой Рамон, - Чего они там везти-то могут. Помнишь, Санчо, абордировали мы однажды английский шлюп, а там полный трюм гербовой бумаги? И груз у нас не самый обычный, так что пускай валит куда шёл.

Тяжело гружёный барк плёлся еле-еле, вроде черепахи. Только через пять дней на горизонте выросли скали Тортуги. Оказавшись на берегу, Ламот присел на бочонок и задумался (впервые за пару лет своей жизни). В золе его души ещё томился огонёк надежды. Всё-таки Ру здесь уважаемый человек, многим в долг давал. И никогда он, Себастьян Ламот, не слышал, чтобы тот кого-либо подставил. Возможно, он и не приказывал топить бриг, а всё это происки Чёрного Жана? Или как там его? Там может пойти к ростовщику, тем более, что в карманах-то ни гроша.
- Эй, ты! Чего расселся? Брысь отсюда. - грубый голос портового грузчика вернул его в реальность.
- Ага, ага, - машинально пролепетал Себ, - Пойду-ка я сначала в ближайшую таверну, узнаю, что тут происходит, - решил он.
Трактирная зала была забита до отказа. На вертеле заботлило жарился свережезабитый ягнёнок. Хозяин заведения - бывший флибустьер, списанный на сушу из-за тяжелого ранения, льстиво крутился возле главного столика, расставляя тарелки со жрачкой и пытаясь смешно шутить.
Дело в том, что Анри Труайя, капитану брига ''Роза Марселя'', несказанно повезло. Как и Ламот, он был давнишним должником Ру, и по слухам, ходил у него в чёрном списке. Рейс за рейсом оканчивался неудачей. То ветер сменился, и корабль чуть было не бросило на камни. В другой раз он почти уже догнал испанского торгаша, но вдруг на помощь подоспел патруль. А в третий раз вообще в дикий шторм попал и непонятно как выжил. Четвёртый рейс также вышел боком. Израсходовав запас воды, Анри приказал возвращаться в Бас-Тер. По пути решили навестить одну бухточку на востоке Эспаньолы.
Всё это время пират жестоко пил, строя чудовищные картины своего возвращения на Тортугу. В отличие от Ламота, до его ушёл дошли некоторые слухи о тёмных делишках Ру. Поднявшись утром на палубу, бравый морской было решил, что вчера перебрал, ибо на мели торчал сильно поколоченный штормами испанский галеон.
Первоначальная галлюцинация оказалась реальностью. Оказалось, что корабль во время бури отбился от золотого конвоя, и, идя в Санто-Доминго, напоролся на скалы. Трюмы его доверху оказались набитыми различными драгоценными вещами.
Боясь проснуться, Труайя забил бриг до отказа, а оставшееся заныкал в укромном месте. После чего двинулся на Тортугу. Рейс окупился в сто с лишним раз, и теперь вся команда дружно пропивала деньги, соря ими направо и налево.
Трактирщик медленно приближался к заглавному столу, уже уставленному различными явствами. Тут было такое, о чём другие и мечтать не могли. Маринованные грибы в холодной подливе, суп из свежего лука, маленькие пташки, зараженные до хрустящей корочки, мармелад и много чего ещё. Казалось, глаза присутствующих навсегда прилипли к этому столу. Мысленно усмехаясь, Анри отхлебнул вина из серебряного кубка...
Но тут произошло такое, отчего бравый кэп подавился, трактирщик уронил очередное блюдо, а все зеваки с удивленим выдохнули: на пороге появился Ламот, порыскав глазами, как ни в чём не бывало, он произнёс:
- Ребят, никто не нальёт за свой счёт?
- Ну ты, ты... - Труайя, казалось, не хватает воздуха, чтобы договорить.
- Твою ж мать. - удивленно присвистул трактирщик, бросив скорбный взгляд на разлившийся суп, - Сколько лет живу, но такой наглости ещё не видел...
- А что случилось-то? - Себастьян, казалось, насторожился.
- Вот артист-то, дурака решилл свалять. - прошипел на ухо Анри один из пьянчуг, втайне надеясь, что его острота будет оплачена выпивкой.
- Да уж. - удивленно сказал Анри.
- Так что случилось-то? - Себ начинал нервничать.
- Как что? Ну ты, батенька, даёшь. - хмыкнул тавернщик, рукою подав знак одному из слуг, тут же проскользнувшему на улицу, - У нас, конечно, часто такие события случается, но чтобы такое, - и он дружески похлопал пришедшего по плечу, подсадив его за стол Труайя, - Вот, видишь, Анри здесь галеон грабанул, тысяч на десять ливров. Да, Анри? Мы сидим, обмываем...
- Галеон - это хорошо. - перебил его Ламот, - Мне бы такой попался. Так что, нальёт кто-нибудь за свой счёт?
- Пейте бесплатно, месье Ламот, мы все здесь вам очень рады. - поспешил успокоить его хозяин харчевни, - Все, все, и даже капитан Труайя. Ешьте, пейте, сколько в душу вашу влезет, разрази меня гром. А то ведь недолго-то осталось, месье Ламот...
- Что недолго? - спросил Себастьян, жадно вцепившись в куриную ляжку.
- Все мы под Богом ходим. Сегодня, глядишь, жив, а завтра - кормишь рыб. - пришёл на помощь Труайя.
- Точно, - тщательно пережёвывая сочное мясо, подтвердил Ламот, - Хорошая у тебя жрачка, Пьер.
Пьер был не жив, не мёртв. Пытаясь шутить, он то и дело поглядывал в окно, ожидая стражников. Но те куда-то запропастились. Провались они все. И этот ещё - припёрся именно ко мне. И что теперь власти подумают? Надо только его задержать, чтобы не ушёл, а то как бы потом вместе болтаться на пришлось.
И тут кто-то гаркнул:
- Ламот, а мы и не думали, что ты такой отчаянный! Грабануть корабль компании, стыбрить камушкев хрен знает на сколько, а потом с таким невозмутимым видом прийти сюда.
- Я?! - мясо встало у Себастьяна поперёк горла.
- Ну не я же. Привезли тут пару дней назад четырёх твоих дружков, или пятерых? Может кто подскажет, сколько их там? А, ладно, чёрт с ними, какая разница, всё равно теперь все повиснут скоро. И в общем, вот, и они сознались, что грабили корабль на острове возле Пуэрто-Рико, как его там, забыл?
- Мона... - подсказал кто-то.
- Да, точно, Мона, - самодовольна заулыбался толстяк, - Всё время забываю, как его, вот помнится, поспорили мы как-то с Луи и никак не могли прийти...
Себастьян, не подавая вида, с тревогой глядел по сторонам. Зеваки смотрели на него явно недружелюбно. Дьявол, подставил Ру, зараза. Хорошо, надо валить отсюда, пока забирать не пришли...
- Пардон, ребят, но мне приспичило... - пролепетал он, пытаясь выбраться из-за стола.
- Куда же собрался, дружок? В темнице щас тебе приспичат. - и чей-то крепкий кулак отправил его в нокаут. Падая, Ламот опрокинул стол со жратвой, что в свою очередь привело к массовой потасовке.

Жан Ру дремал за столом, слушая перезвон музыкальной шкатулки. Стоял полдень - самое время для отдыха. Воздух был как в преисподней. Даже вечно крикливые торговцы на улице смолкли. И тут дверь в кабинет резко распахнулась, от неожиданности ростовщик чуть было не упал, больно ударившись ногой о столешницу.
- Кто здесь ещё? - ничего ещё не понимая, спросил он. Обычно о посетителях ему докладывал лакей. Но в этой раз что-то как-то... нехорошо вышло.
- Все в порядке, босс? - оскалился Чёрный Жан, снимая шляпу, - Дело сделано. Всё чисто. Как вы и просили. Хименес прислал вам. Вот. - и он бережно кинул на стол пару каменьев.
- Ты! Ты! - Ру в бешенстве поискал что-нибудь тяжёлое, чтобы швырануть в гостя, а не найдя, завопил. - Ты понимаешь, что наделал! - после этого последовала пара нецензурных прозвищ, коими щедро наградили Жана местные обитатели.
- А что не так, месье? - у брутального абордажника аж голос задрожал, ибо таким бешеным он не видел хозяина давно, - Сделали, как вы просили...
- Как мы просили, - тоненьким голоском передразнил его Ру, - Я же сказал, как сделаете дело - Ламота и его шайку - в расход. А вы! - он явно смягчился.
- Но мы... мы так и поступили, босс.
- Подробнее. - ростовщик явно требовал отчёта.
- Ну, разобрались мы с кораблём, камушки схватили. Всё, как вы просили. Потом ушли на юг. Встретили Хименеса. Этих всех под нож. А капитана в каюте закрыли. А бриг Рамон взорвать предложил.
- Тогда объясни мне, если Ламот бултыхается на дне, то кто тогда вчера ворвался в портовый трактир и устроить дебош?
- А вдруг это... дух? - осторожно высказал догадку наёмник.
- Если бы дух, его бы не арестовали и в кутузку не сунули. Шантрапа-то его, которую с лодки сняли, это да, я тебе приказал. Они всё равно ничего не знают. А этот, он же сейчас говорить начнёт. И уважаемые люди всё ведь на меня спихнут. И на тебя тоже. Усёк?
- А что делать-то? - испугался наёмник.
- Это уже не твои заботы, - махнул ладонью ростовщик, - жалование на секретере, возьми, только я урезал половину, за частичный провал дела. Не знал бы я тебя много лет, вот честно, утопил бы. А теперь иди отсюда, и старайся не попадаться мне на глаза... пару дней. Остальным скажи, за деньгами пусть завтра приходят.
- Я всё понял, босс, месье Ру. - не спуская с губ улыбку идиота, Чёрный Жан поспешил раствориться за дверью.
А камушки-то хороши - высший сорт просто. - думал Ру, оставшись наедине, - Молодец Диего, не соврал. В отличие от этих бестолочей. Знает же человек свою работу. Рубинчики. Сколько же жизней вы забрали? А в итоге осядете в камее или ожерелье - на шее какой-нибудь парижской красотки. Ладно, надо действовать.
- Пьер, - позвал он слугу, - Я сейчас чиркну записочку, сбегай с ней к коменданту. Понял?

Ламотт лежал на мерзкой тюремной постели, ведя бой с клопами и пытаясь заснуть. Удивительное дело - нет ничего в тюрьме помимо заплесневелых коек без всякого тряпья, да обглоданных жизнью заключенных. И всё равно - атакуют твари всех сортов - клопы, тараканы, крысы, мыши, пауки, вши, и неведомо кто ещё!
- В соседней камере помер вчера, кусанула его наглая тварь прямо в лицо. - невзначай пробормотал сосед по камере
- А мне доктор с брига рассказывал когда-то про какого-то Суллу, его вроде б, вши прямо живьём сожрали. - ни с того ни с сего начал Себастьян, - Ерунда, конечно. Много чего за жизнь свою повидал, но этого. Присочинил бедолага наверное. Гордился своей учёностью. Она, правда, не спасла его во время боя. Картечью голову снесло. Начисто. Две книжки после него осталось, одну, где про Суллу этова, мы на подтирание пустили, а вот Библию побоялись - грех как никак. Продали её на Тортуги за полбутылки.. не помню чего уже.
- Чего только не брешут, - согласился заключенный, - Мне один рассказывал, что ''Летучего голландца'' видел, а я не верю. Те, кто с ним встречается, быстро мрут потом, а этот хрен уже десять лет землю топчет.
Окошко в камере было выбито под самым потолком, на уровне земли. Дотянуться до него не получалось, а вот как дождь - вода неслась водопадом. Особенно во время сезонов.
- А ты за что сидишь-то? - спросил Себ, желая убить время.
- Да так, ерунда, - отмахнулся сокамерник, - Украл у хозяин сковороду с сардинами.
- Сожрать-то хоть успел?
- А-то. За это и сижу. Да мне по нраву. Тут хотя бы кормят. И кровать есть. Лучше, чем ночевать в порту. Но недолго мне осталось. Скоро выпрут под зад коленом, не хотят кормить, сволочи. А ты что?
- Да так, в море натолкнулся на того, на кого не надо.
- Врезались что ль?
- Ну можно и так сказать.
- А мне сегодня утром кто-то посылку прислал. Кусок белого хлеба в грязном свёртке. С чего бы это?
Огонь беседы сам по себе угас. Боль пронзала всё тело, впиваясь острыми иглами. Колени будто бы тёрли щербатым булижником. Место, куда вчера приложили угли, сильно чесало и щипало. Да уж, умеют эти люди из компания развязывать языки. Всё им рассказал в обмен на помилование. Ну как помилование - вервёку заменят на пожизненную плантацию. А там появится шанс сбежать. Прибьюсь к пиратам, и хрен меня найдут. А Ру всё-таки козёл. Отомстить бы. Впрочем, после того, что вчера было сказано, его виселица ждёт. Так комендант сказал. И почему-то хмыкнул при этом. Хотели было показания записать, но там писарь что-то прихворал, завтра только будут.
За дверью тихо бубнили стражники. Болтали об обычном - девках, картах и выпивке. От нечего делать Ламот слушал. Звук голоса постепенно трансформировался в шум, напоминающий каскад воды. Он всё сильнее спутывал мысли. Наконец Себ отключился. Впервые за время, проведёное в этом клоповнике.
Проснулся он от громкого бульканья. Как будто кого-то рвало. В камере было темно, лишь из коридора пробивалась полоска света. Мелькнула тень. Стоп, почему дверь открыта?
- Господин Ру передаёт поклон, Ламот. - с издёвкой прошипел кто-то.
И в этот момент острая боль прожгла шею насквозь. Что-то холодное, но в то же время и тёплое засело в глотке. Себастьян попытался дёрнуться, но некто крепко держал его. Крикнул, но изо рта вырвалось лишь жидкое карканье.
Неужто это конец? - гроза последней мысли жалящей болью впилась в мозг. А дальше всё пропало.
На следующей день со скоростью молнии весь остров облетела новость - два заключенных покончили с собой. Перерезали глотки кинжалом, спрятанном в посылке. Кинулись искать отправителя - но нашли лишь ветер в поле. Стражники, дежурившие в ту ночь, ничего не слышали и не видели. Комендант, вынеся строгий выговор, посадил их на гаупвахту. Впрочем, скорбь их смягчилась под воздействием пары золотых - за молчание и работу. По крайней мере, так говорили.
Самоубийц похоронили в общей яме подле крепостной стены. Никто не знал, католики они или гугеноты. Впрочем, в случае самоубийства священник им всё равно не полагался.
Четверых пиратов с брига повесили через две недели. Их тела долго провисели в порту, терзаемые чайками, пугая своим видом местную ребятню.
Бульон жизни в Тортуге кипел беспрестанно, и вскоре имя Ламота навсегда выпало из людской памяти. И про наглый грабёж все очень быстро забыл. Естественно, ведь в дебрях нового Вавилона люди, веселясь, не думали о смерти. Или только делали вид. Впрочем, кто знает?
А бедный парижский студент, проходя мимо лавки ювелира, с восхищением пялился на рубиновую камею в витрине, мечтая скопить деньжат и принести её в дар своей Лауре или Кассандре. А камушек-то был именно из партии Ламота. А может быть и не из неё. Это вовсе не означает, что судьба его путешествий сильно отличалась от рубинов, случайно спасённых Хименесом. Но, кто знает?
__________________
''Люди охотно верят тому, чему желают верить''. - Гай Юлий Цезарь.

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары ГПК, а также Корсары ПДМ.
Жан Бурбон вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
idealist (10.01.2021), Скайуокер (10.01.2021)
Реклама
Ответ



Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 18:04. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2021
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования