Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Пираты и всё, что с ними связано!

Важная информация

Пираты и всё, что с ними связано! Кто был самым известным пиратом, а кто благородным? Какие корабли строились во времена расцвета пиратства? Делитесь информацией и познавайте!


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 
Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.11.2007, 14:26   #1
BlickpiR
Старшина
 
Аватар для BlickpiR
 
Регистрация: 14.09.2007
Адрес: Волгодонск,Новочеркасск
Сообщений: 199
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 3
Восклицание Пиратские истории и легенды






Истории и легенды о пиратах и в общем о пиратстве.




Последний раз редактировалось CLIPER; 31.08.2017 в 22:33. Причина: оформление
BlickpiR вне форума Ответить с цитированием
Реклама
Старый 05.11.2007, 15:35   #2
Krist
Боцман
 
Аватар для Krist
 
Регистрация: 26.10.2007
Адрес: на "Red Dead"
Сообщений: 271
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 4
По умолчанию Ответ: Легенды о пиратах

Довольно интересная легенда)

Призрак Лемерского Залива.
В начале ХХ века, огибая злополучный мыс Горн, моряки итальянского торгового судна увидели мчавшийся к берегу трехмачтовый барк. Казалось, что корабль потерял управление и находится на грани катастрофы. Моряки поспешили ему на помощь. Этот благородный поступок обернулся для них трагедией. Корабль-призрак исчез, а итальянское судно наскочило на подводный риф и потерпело крушение. Едва моряки успели пересесть в спасательные шлюпки, как их корабль пошел ко дну. Учитывая это и многие другие донесения, правительство Аргентины снарядило специальную экспедицию. Небольшой военный корабль несколько дней бороздил воды в окрестностях мыса Горн и, не обнаружив парусника, взял курс на родину.

Все члены комиссии пришли к единодушному выводу, что слухи о загадочном барке – мистификация. Но тут впередсмотрящий доложил, что прямо по курсу – терпящее бедствие парусное судно. Все бросились на палубу, и в ярких лучах восходящего солнца увидели кренящийся на правый борт барк. Немедленно были спущены на воду шлюпки, и все члены комиссии вместе с экипажем направились к замеченному кораблю. Но как только шлюпки приблизились к барку, силуэт его исчез, оставив вместо себя лишь легкую дымку.

Выяснилось, что виной всему – лучи утреннего солнца, которые породили на море своеобразный оптический обман. Очертания скал в отраженных лучах создавали видимость брига, а поднявшиеся над ними высокие берега — парусов. Продольные расщелины в горах казались издалека мачтами, и возникала полная иллюзия несущегося под парусами барка. Видение это продолжалось ровно тридцать минут. Как только солнце поднималось в зенит, оно исчезало.

Так была развеяна легенда о корабле-призраке Лемерского пролива.
взята с
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
__________________
"Я не жду от тебя пощады, и ты тоже не дождешься ее от меня" (с) Мейнард
Homo homini lupus est

Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: Город Потерянных Кораблей

Последний раз редактировалось CLIPER; 31.08.2017 в 22:04. Причина: спойлер
Krist вне форума Ответить с цитированием
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 08.12.2007, 10:55   #3
Джек Воробей
Старшина
 
Аватар для Джек Воробей
 
Регистрация: 15.09.2007
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 102
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 12
По умолчанию Ответ: Легенды о пиратах

ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ
Корабль-призрак из легенды, где идет речь об опрометчивой клятве, наказании за грехи или злом роке.
Это наиболее известное из преданий о кораблях-призраках

Существует множество вариантов легенды о Летучем Голландце. По голландской версии, капитан ван Стратен был упрямым человеком, поклявшимся проплыть вдоль Мыса Бурь, известного теперь под названием Мыс Доброй Надежды. Корабль затонул, а судовая команда из мертвецов и мертвый капитан были обречены вечно странствовать по волнам вблизи злополучного места. Корабль-призрак можно видеть в штормовую погоду, и встреча с ним предвещает несчастье.
В германском варианте капитан фон Фалькенберг плавал в Северном море. Периодически его посещал Дьявол, и капитан играл с ним в кости, ставя на кон свою душу. Капитан проиграл, и душа его превратилась в призрак, которому был вынесен суровый приговор.
В варианте, опубликованном в 1821 году в одном английском журнале, корабль плыл вдоль Мыса Доброй Надежды, когда начался шторм. Команда умоляла капитана изменить курс, чтобы укрыться в безопасной бухте, но тот отказался и высмеял матросов за проявленную трусость. Шторм усиливался; капитан, грозя кулаком, проклял Бога за ниспосланное испытание. Тут же на палубе появился призрак, но воинственный капитан приказал ему убраться прочь, грозя пристрелить. Видя, что гость не подчиняется, капитан выхватил револьвер и выстрелил в него, но револьвер взорвался у капитана в руке. Призрак ниспослал ему проклятие вечно носиться по волнам, беспрестанно мучая матросов. Того, кто увидит обреченный корабль, ожидает беда.
Имелись и другие варианты легенды.
Согласно одной из них, корабль был приговорен к вечному скитанию потому, что капитан отличался крайней жестокостью. В другой легенде на палубе корабля появилась богиня, но она была встречена оскорбительным отношением со стороны капитана. В отместку она приговорила корабль плавать вплоть до дня Страшного суда.
Великий немецкий поэт Генрих Гейне придал романтическую окраску истории о Летучем Голландце. Гейне привнес новый момент в существовавший сюжет: раз в семь лет капитану дозволялось сойти на берег, чтобы попытаться освободиться от заклятья, добившись любви непорочной девушки. Композитор Рихард Вагнер использовал этот вариант в своей опере "Летучий Голландец". Вагнер назвал капитана ван Дердекеном, а девушку, которой тот делал предложение, Сентой.
Призрак корабля, в котором признали "Летучего Голландца", видели в 1923 году у Мыса Доброй Надежды. Его наблюдали четыре моряка, один из которых спустя годы сообщил об этом случае Эрнесту Беннетту, члену Общества для изучения психических явлений. Беннетт написал о том в книге "Призраки и дома с привидениями. Свидетельства очевидцев" (1934).
По рассказу помощника капитана Н.К. Стона, призрак заметили в четверть первого ночи 26 января 1923 года. Накануне днем корабль, следовавший из Австралии в Лондон, прошел мыс Таун. Стон писал:
"Около 0.15 ночи мы увидели странное свечение впереди по ходу с левого борта. Стояла кромешная темнота, была сплошная облачность, луна не светила. Мы посмотрели в бинокль и корабельный телескоп и различили светящиеся очертания плывущего корабля, двухмачтового, пустые реи тоже светились, парусов видно не было, но между мачтами наблюдалась легкая светящаяся дымка. То не были навигационные огни. Судно, казалось, двигалось прямо на нас, и скорость его была такой же, как наша. Когда мы его заметили в первый раз, оно находилось от нас где-то за две-три мили, а когда оно было от нас в полумиле, оно внезапно пропало.
Это зрелище наблюдали четыре человека: второй помощник, стажер, рулевой и я сам. Я не могу забыть испуганный возглас второго помощника: "Господи, да это же корабль-призрак!"
Стон описал, как выглядел корабль, он запечатлелся в его памяти на всю жизнь. Его рассказ подтвердил Беннетту второй помощник капитана, двух других свидетелей найти не удалось.
В объяснении причин подобных явлений Беннетт соглашается с Фредериком У.Г.Майерсом, утверждавшим, что некоторые формы сознания переживают смерть и способны телепатически проектировать образы, в том числе и образы материальные, живым людям, которые воспринимают их как призраки.
В соответствии с этим утверждением, призрак Летучего Голландца является образом, проецируемым телепатически его погибшим экипажем. Теория телепатической проекции используется с тех пор в качестве возможного объяснения появления призраков.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Последний раз редактировалось CLIPER; 31.08.2017 в 22:05. Причина: ссылка
Джек Воробей вне форума Ответить с цитированием
Старый 12.12.2007, 18:10   #4
Black Buccanerr
Старшина
 
Аватар для Black Buccanerr
 
Регистрация: 03.12.2007
Адрес: Невис
Сообщений: 127
Нация: Пираты Офицеры Корабли
Репутация: 8
По умолчанию Ответ: Легенды о пиратах

В августе 1997 года угольный король Дональд Дьюкс из Нью-Мексико вместе с женой Сьюзн и 19-летней дочерью Маргарет путешествовал на собственной яхте «Пола Бэр» по Карибскому и Саргассовому морям. Яхта была построена по индивидуальному проекту. Помимо крепкого бронированного корпуса и мощной турбинной установки, она была оснащена мощнейшими радиолокационными приборами и ультрасовременным передатчиком. Команда состояла из 9 человек, включая капитана. 28 август яхта находилась в 110 километрах к северу от острова Сан-Сальвадор входящего в архипелаг [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Погода была прекрасной.

Как обычно происходит в тропиках, ночь наступила мгновенно. Утро также было ясным и безоблачным. Вдруг неожиданно на голубом небе вспыхнула яркая молния и сразу же прогремел ужасный раскат грома. И моментально погода резко изменилась. Задул штормовой северо-западный ветер, который, в сущности, сделал яхту неуправляемой. С невероятной скоростью ее гнало по волнам, несмотря на то что «Пола бэр» обладала мощнейшим двигателем.

Вдруг ураганный ветер мгновенно стих. Мотор заработал в прежней режиме, и яхта вернулась на прежний курс. А море опять было спокойным, небо безоблачным. Такого ни пассажиры, ни команда еще не видели. Это походило на какой-то нелепый фарс.

Тут вахтенный матрос крикнул в переговорную трубу: «Капитан, совершенно внезапно по курсу зюйд-вест возник корабль, который движется прямо на нас!» Через несколько минут все находившиеся на палубе увидели парусник. Он двигался наперерез яхте. «Странное дело,— воскликнул капитан,— такие корабли не строят уже по меньшей мере лет 400! Откуда он взялся, из морского музея что ли?»

Между тем парусник на полном ходу мчался прямо на яхту. Уже можно было разглядеть людей, столпившихся на его палубе и облаченных в странные одежды. Те люди тоже, казалось, были в полном недоумении, глядя на яхту американцев.

И вдруг между кораблями завихрился тонкий водяной столб, странный пришелец исчез, буквально растворился в воздухе.

Все были в шоке. Тогда один из матросов, Генри Хор, который интересовался всякими паранормальными явлениями и обладал достаточными знаниями в этой области, предположил, что, вероятно всего, неизвестный корабль появился из другого временного измерения" Туда же он и вернулся, когда исчез.

Эту же точку зрения разделил позднее и известный американский физик Френсис Осборн. Он полагает, что этот случай ярко подтверждает известную теорию относительности А. Эйнштейна. Согласно этой теории существуют другие миры, отличные по времени от нашего. Именно туда и попадают изредка люди и различные объекты.
Взято с сайта
privateer.battlefield.ru
Black Buccanerr вне форума Ответить с цитированием
Старый 12.12.2007, 19:35   #5
Black Buccanerr
Старшина
 
Аватар для Black Buccanerr
 
Регистрация: 03.12.2007
Адрес: Невис
Сообщений: 127
Нация: Пираты Офицеры Корабли
Репутация: 8
По умолчанию Пиратские истории

Ричард Глэсспул
Предисловие

В течение всего XIX века и даже в начале XX века пиратство оставалось важной ветвью деятельности китайцев; они скрывались в устьях рек, перемешавшись с этими удивительными плавучими городами, сформированными из тысяч более или менее пригодных для навигации судов, чаще всего это были простые плавучие хижины на джонках, которые группировались вокруг какого-нибудь корабля. Они окружали судно зашедшее в их воды и пытались взять его на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Или могло быть так, и это встречалось среди россыпи островов в районах Малайзии и Филиппин, что экипажи, подготовленные и завербованные на европейский корабль, захватывали его "изнутри", как червь яблоко.

Речь шла не об одиночных "ремесленниках", если можно употребить здесь это слово, а о настоящей и очень мощной организации. И, невероятный факт, к 1810 году во главе данной организации стояла женщина: госпожа Шинг, вдова знаменитого главаря банды (в несколько тысяч моряков) и очень энергичная его преемница, адмиральша "ладронов" (воров), как прозвали ее португальцы Макао. Будучи справедливой правительницей, она установила в банде законы, очень схожие с законами флибустьеров (в подобных делах трудно принять другое решение), но по одному вопросу она установила свои законы, продиктованные ей ее принадлежностью к женскому полу. Если раздел добычи был строго регламентирован и нарушение правил наказывалось смертью, как и везде, то изнасилование требовало также применения самых строгих мер, но весьма оригинальных, даже в чем-то целомудренных:
"Строжайше запрещено удовлетворять свои желания с пленницами прямо на местах, где они были взяты в плен. Как только пленницы оказываются на борту корабля, необходимо спросить разрешение у боцмана и подождать, пока в трюме не будет отведено для этого определенное место.

Кроме того, в случае отвращения к претенденту, ясно высказанного женщиной, пленница имеет право покончить с собой. Любая пленница, грубо изнасилованная вопреки данным инструкциям, имеет право на денежную компенсацию, а насильник будет наказан смертью".

Мы знаем о жизни китайских пиратов из рассказа одного англичанина, Ричарда Глэсспула, офицера с торгового корабля "Маркиз-оф-Ели".

Когда корабль подошел к берегу, его экипаж, отправившийся в большой шлюпке в порт, был по дороге схвачен ладронами.

Последние заставили Глэсспула написать письмо, в котором они требовали выкуп. Никакого ответа не последовало по той простой причине, что письмо не было передано по назначению: госпожа Шинг не желала портить отношения с британским флотом и предпочла скрыть похищение англичан, которое явилось нарушением ее приказов.

Таким образом, Глэсспул провел долгие недели среди пиратов, деля с ними их нелегкую жизнь, в самом сердце пиратской эскадры, насчитывавшей более пятисот парусников.

Вот некоторые его записи.



Среда, 26 сентября 1809 года

На заре нашим глазам предстало зрелище, которое заставило сильно биться мое сердце. Английские корабли стояли на якоре вблизи острова Хун-По.

Главный вызвал меня и указал мне на корабли.

- Хорошенько посмотрите на них, - сказал он мне с ненавистью в голосе, - так как больше вы их никогда не увидите!

Реальная угроза или попытка запугать? С этими бандитами никогда нельзя быть уверенным в завтрашнем дне.

Сейчас около полудня. Мы подходим к устью реки на востоке от Боге и начинаем идти вверх по течению. Через три или четыре мили мы проплываем мимо большой деревни, спускающейся ступенями по склону красивого холма. Без всякого сомнения население деревни составляют ладроны, так как жители приветствовали нас разными возгласами и песнями...

...Среди пиратов царит большое оживление. Они собрались напасть на город и подтягивали сюда значительные силы. Я наблюдаю за их снующими лодками, которые без остановки высаживают людей на берегу. Посланец был направлен в город с предложением сохранить жизнь жителям в обмен на ежегодную дань в размере десяти тысяч долларов; в противном случае ладроны нападут на город, сожгут все дома и перережут всех людей.

На мой взгляд, положение города, находящегося за пределами пушечного выстрела, позволяет ему защищаться. Для ладронов было бы неплохо договориться с береговыми бандитами, иначе они потеряют много людей.

Словопрения продлились довольно долго. Наконец, пришли к соглашению, что город будет ежегодно выплачивать пиратам шесть тысяч долларов. Первый взнос будет внесен по нашему возвращению, так как - утверждают жители - им требуется время, чтобы собрать такую сумму.

Я считал ладронов менее простодушными; лучше было остаться и подождать, чем сниматься с якоря. Вернувшись, мы обнаружили многочисленные костры по всей долине, и вместо долларов заработали пушечные ядра!



1 октября

Мы продолжили наш путь и вот теперь, среди ночи, находимся перед городом, окруженным лесами. Ладроны бросили якорь. Атака ожидается на заре.

Высадка на берег прошла в полной тишине. Все в городе спят. На восходе солнца бандиты с дружными криками, с саблями в руках устремились на мирных жителей. Среди внезапно разбуженных людей поднялась паника. Все бросились бежать в лес.

Какое зрелище!.. Обезумевшие женщины, прижав детей к груди и преследуемые дикими дьяволами, пытались убежать, но спотыкались, бросались на колени, молили о пощаде... Ужасная резня... Все те, кто не смогли укрыться, - старики, больные, калеки - были убиты или взяты в плен.

Барки снуют без остановки между берегом и джонками, нагруженные доверху пленными и добычей. Пираты покрыты кровью, кровь капает с их рук и одежды.

Двести пятьдесят женщин и большое количество детей были взяты в плен и распределены между всеми кораблями. Разве могли они убежать от пиратов при варварском обычае калечить ноги китаянок? Большинство из них с трудом ходили.

На борту джонки, где я нахожусь, поместили около двадцати этих несчастных женщин. Их втащили на палубу, крепко держа за волосы. Капитан вышел и задал им вопросы по поводу их имущественного положения, чтобы назначить выкуп за каждую. Выкупы исчисляются от шестисот долларов до шести тысяч. Женщин поместили на корме прямо под открытым небом. Солнце нещадно палит их днем, а ночью они дрожат от холода. До нас все время доносятся их кашель и стоны под ледяным ночным дождем.

Мы оставались здесь еще три дня. Город превратился в кучу пепла. Все было разграблено и разрушено. Сады опустошены, аквариумы лишились ценных рыб. Продолжалась торговля с целью получения выкупа за пленников.

Надо сказать, что, если бы местные крепкие мужчины имели хоть немного решительности, они могли бы попытаться предпринять ответное нападение, так как на берегу никогда не бывало более сотни пиратов одновременно, тогда как я уверен, что среди холмов число беглецов, которых я мог разглядеть с корабля, было по крайней мере в десять раз больше...



10 октября

Мы присоединились к третьей эскадре, той, которая ходит под черным флагом. Я отказываюсь от попытки сосчитать паруса. Их слишком много... Эти пираты имеют силы безграничные.



17 октября

Мы продолжаем подниматься вверх по реке и проплываем мимо многочисленных руин, результата деятельности проходившей здесь ранее Черной эскадры. Погода портится. Густой туман от жарких испарений все чаще прорывается сильными дождями.

Флот бросает якорь перед новым городом. Здесь я замечаю наличие четырех батарей. Я не могу понять, зачем здесь нужен этот город, он еще более окружен густыми лесами, чем предыдущий.

Пираты уже два дня пребывают в полном спокойствии. Я не понимаю, что они ждут. На заре третьего дня я проснулся от оглушительной канонады, которая затем продлилась еще несколько часов. Но это стреляют не ладроны!

Ну, наконец-то! Здесь люди решили защищаться. Что меня удивляет, так это то, что бандиты ничем не отвечают на этот град ядер. Ладроны подняли ночью якорь и теперь просто дрейфовали. Я ищу объяснение их загадочного поведения и наконец-то мне рассказали, в чем дело.

Ладроны не стали ничего предпринимать, потому что их верховный командующий (госпожа Шинг) обратилась с вопросом, как перед каждой операцией, к своим богами, чтобы узнать, будет ли исход дела благоприятным. Ну а бог Джое не обещал успех в данной вылазке на берег. Невероятно, но это так. Эти бандиты нападут на самого защищенного противника, если их идол им посоветует это сделать, но отступят перед ничтожным укреплением, если не получат на то разрешения от божественных сил.

В результате мы снова оказываемся около разграбленного накануне города. Ладроны пользуются этой ситуацией, чтобы вновь вступить в переговоры с запуганными жителями о выкупе их пленных родственников. Это продлилось пять или шесть дней и закончилось выдачей ста женщин. Остальные были распроданы среди экипажа по цене сорок долларов за каждую.

Как только пират получает в свое распоряжение "покупку", он рассматривается как ее законный супруг и - примечательная подробность - обязан хорошо относиться к ней под страхом быть убитым по приказу свыше как за неподчинение правилам, установленным госпожой адмиральшей. Хотя, впрочем, если женщина отказывается от притязаний выбравшего ее мужчины и хозяина, ей предоставляется возможность покончить с собой. Я видел несколько женщин, которые бросились в море и утонули, только чтобы не принадлежать пиратам.

Одна из них даже утащила с собой в объятья моря своего соблазнителя. Это была красавица Мей Инг, супруга богача Ке Шуянга, зарезанного во время грабежа. Пират, купивший ее, хотел увести женщину к себе, но она отбивалась и смогла вырваться из его рук. Он, как дикий зверь, бросился на нее и вывихнул ей руку. Так как она продолжала сопротивляться, пират нанес ей сильный удар кулаком по лицу и сломал бедняжке два зуба. Рот несчастной наполнился кровью, но она не переставала бороться. Внезапно женщина обвила мужчину руками и ногами. Застигнутый врасплох, он покатился вместе с ней по палубе. Тогда, собрав все свои силы, она бросилась с победным криком через борт в море, увлекая бандита за собой. Вместе они исчезли под водой.

Флот продолжал спускаться по течению реки и мы прибыли к городу, который должен был платить нам ежегодную дань. Здесь нас ждал неприятный сюрприз и плохой прием. О котором я уже писал. Пираты поспешили убраться подальше от вероломного города и встали на якорь немного ниже по течению. Чтобы удовлетворить свою бессильную ярость, каждая джонка высадила на берегу отряд с поручением разрушить все культурные посадки и, особенно, апельсиновые рощи. Варвары опустошили берег на несколько миль в глубь холмов, а затем направились к маленькой бухточке, откуда лазутчики принесли весть о стоящих там девяти лодках, груженных товарами.

Это была слабая компенсация, но ладроны не стали ею пренебрегать и захватили лодки. На борту лодок оказались двенадцать человек, которые не оказали никакого сопротивления. Главарь бандитов предложил им присоединиться к его отрядам, принеся клятву подчиняться пиратским законам перед всемогущим Джосом, изображение которого вез каждый их корабль.

Большинство из них сразу согласились, так как пленники хорошо знали, что их ждет в случае отказа. Однако три или четыре человека не захотели подчиниться, предпочитая смерть, как сказали они, позорному ремеслу разбойника.

- Смерть - это еще слишком мягкое наказание за такую дерзость! - прорычал капитан моей джонки.

Я до сих пор дрожу при воспоминании об этой пытке, при которой я обязан был присутствовать вопреки моему желанию.

Несчастным связали за спиной руки, затем подвесили их за подмышки на грот-мачте. Члены экипажа вооружились гибкими прутьями, заплетенными в косу, и каждый пират по очереди начал стегать из-за всех сил болтающиеся тела пленников, отбивая их своим ударом в сторону своего товарища. Эта пытка длилась до тех пор, пока жертвы не перестали подавать признаков жизни. Снятые с мачты, их безжизненные тела были брошены кучей на палубу. Время от времени кто-нибудь ударом ноги проверял, дышат ли они еще. Когда палачам показалось, что пленники с трудом приходят в себя, они их снова подвесили на самый верх мачты, чтобы скидывать их оттуда и удерживать в последний момент, выворачивая им руки при каждом толчке.

И это длилось до тех пор, пока жертвы не попросили пощады, согласясь стать ладронами. Тем не менее двое из них умерли в страшных мучениях.



28 октября

Сколько радости и глубокого счастья! Я получил, наконец, известия о моих соотечественниках.

Капитан Кей прислал с одним рыбаком мне письмо. В нем говорится, что мы все будем выкуплены и он советует мне предложить главарю бандитов три тысячи долларов. Похоже, это смелый рыбак уверил капитана, что пираты согласятся .на такую сумму. Капитан Кей добавляет еще в письме, что если, несмотря ни на что, мне будет отказано в свободе за три тысячи долларов, то я могу предложить им четыре тысячи, но сейчас лучше начать торговаться, не упоминая более крупной суммы. В конце письма он уточняет, что я и мои английские компаньоны будем выкуплены за любую сумму, какую потребуют бандиты.

Это первые упоительные минуты радости, которые я пережил с момента моего плена. Теперь я уверен, что вновь увижу моих близких. Моя страна не бросает в беде своих детей.

Я немедленно попросил главаря ладронов принять меня. Он с презрением отказался от трех тысяч долларов.

- Это насмешка надо мной, - сказал он. - Я хочу получить, по крайней мере, десять тысяч долларов, и то - это жертва с моей стороны. Надо бы добавить еще две большие пушки и достаточное количество боеприпасов к ним...

Он закончил свою речь обычными угрозами смерти, но теперь это уже не так меня волнует, потому что я знаю, что буду выкуплен за любую цену. Я сохранил спокойствие и выправку и пообещал передать его слова капитану "Маркиза-оф-Ели".

Надеюсь, что капитан Кей пришлет мне вместе с ответом что-нибудь из одежды, чтобы я смог переодеться, так как те вещи, которые я ношу уже шесть недель, при здешних перепадах температуры воздуха превратились в лохмотья.



7 ноября

Двигаясь какое-то время вдоль берегов континента, мы опять вошли в воды реки и ночью встали на якорь в двух милях от городка под названием Маленький Вампоа. Я могу разглядеть впереди небольшой форт, возвышающийся на холме над местом для рейда кораблей. Несколько императорских джонок находятся под его прикрытием в порту.

Я должен описать здесь важное событие, которое может иметь большое влияние на мое будущее. Капитан ладронов прислал ко мне переводчика со странными инструкциями. Такими странными, что я даже переспросил его, чтобы быть уверенным, что не ослышался.

- Необходимо дать указания вашим компаньонам, - повторил он, - изготовить патроны и прочистить свои ружья, которые им раздадут обратно.

- Но для чего? - спросил я у него, исполненный удивления.

- Потому что завтра утром они высадятся на берег.

Я понял, что наш главарь ладронов, который не чурается ничем, решил использовать нас в своей бандитской вылазке. Ну, уж нет!

Разумеется, я ответил переводчику, что никогда не соглашусь на подобное предложение и что бесполезно рассчитывать на какое-либо участие с нашей стороны в грабежах и разбоях. Ну уж извините, это слишком!

Главарь не замедлил сам придти ко мне. Он был вне себя от ярости и, по обыкновению, пригрозил нам самыми страшными пытками, если я не перестану противиться его распоряжениям. Я стоял на своем и утверждал, что не имею ни малейшего желания становиться пиратом.

Он ушел, без остановки извергая ругательства и бросая кругом гневные взгляды. Я пожал плечами и принялся спокойно расхаживать по палубе.

Через несколько часов опять пришел переводчик.

- Начальник говорит, - обратился он ко мне, - что если вы и ваш младший унтер-офицер согласитесь обслужить большие орудия, а остальные англичане сойдут на землю вместе с отрядами ладронов, то он заключит полюбовную сделку с вашим капитаном, согласившись на предложенный вами выкуп.

А! Это уже становилось интересным. Он продолжал:

- И ваши люди получат по двадцать долларов за отрезанную голову китайца!

Все лучше и лучше. Я попросил время на размышление. В конце концов, меня заставляли вести войну не против европейцев, а против желтых псов. Я ответил, что согласен.

Мы открыли огонь по джонкам мандаринов, которые дали нам мощный отпор и провели маневр, заблокировав вход в порт. Такое коварство противника ожесточило ладронов.

Три сотни человек бросились на берег, вооруженные двумя саблями, болтающимися в чехлах под мышками. Они помчались бегом к тому месту, где стояли вражеские джонки и, прыгнув в воду, поплыли к ним, чтобы взобраться таким образом на борт противника. Это было похоже на нашествие крыс. Моряки императора, охваченные паникой, начали прыгать через противоположный борт, чтобы попытаться вплавь достичь берега порта. Но ладроны, великолепные пловцы, не дали им далеко уйти.

Такого боя я еще никогда не видел. Пираты, ощутив под ногами крепкую палубу, выхватили из чехлов обе сабли и начали рубить двумя руками по очереди во все стороны, отсекая руки и ноги противникам, некоторых доставая прямо в воде!

Джонки были быстро захвачены, и пираты приступили к осаде города. Сопротивление жителей продлилось не более четверти часа. Они отступили под натиском озверевших бандитов, но те нагнали их на вершине холма, где продолжилась безжалостная резня (если она хоть когда-нибудь останавливалась).

Грабеж города проводился по милым сердцу ладронов правилам. Добыча, груженая в лодки, доставлялась на борт корабля, после чего пустая лодка возвращалась за следующей партией ценностей. Но ладроны, полагавшие, что покончили со своими жертвами, были очень удивлены внезапным ответным нападением. Город снова перешел в руки законных хозяев, и эта операция стоила жизни двум сотням пиратов. Я, со своей стороны, тоже был вынужден, увы, оплакивать потерю одного из моих товарищей.

Ладроны не могли смириться, что последнее слово осталось не за ними, и пошли в контратаку. Безусловно, бог Джос дал понять, что желает этой резни. Неудержимым потоком китайцы хлынули на город во второй раз, сжигая все на своем пути. Город был объят пламенем. Любой пленник, независимо от возраста и пола, был с ненавистью изрублен на месте. Они не забывали отрезать головы, так как главарь ладронов платил своим людям по десять долларов за штуку. Как мы видим, цена за голову врага, предложенная моим компаньонам, была удвоена.

Один из них мне рассказал, что столкнулся во время оголтелой беготни по улицам города с одним пиратом, дравшимся с местным жителем за его голову. Этот пират, зарезавший к тому времени уже двух человек, не нашел ничего лучшего, как хранить вещественные доказательства своей "работы", связав головы друг с другом за косы и повесив эту связку на шею.

Я сам присутствовал при разделе установленных премий за страшные трофеи, и некоторые бандиты приносили по пять и даже по шесть голов; как им удавалось их дотащить?



4 ноября

Пришел приказ от главнокомандующего пиратскими морскими силами, который предписывал нам немедленно присоединиться к ней, так как она находится у Лантоу всего с двумя кораблями, блокированными тремя большими португальскими судами и одним бригом, которые угрожают ей нападением. К тому же, можно было предвидеть, что новые императорские джонки не замедлят придти на помощь оставшимся жителям города.

Итак, в дорогу на всех парусах, к Лантоу. Мы проходили в пределах видимости мимо острова Линтин, откуда заметили вдали те самые четыре корабля, угрожавшие адмиральше, которые, по всей видимости, предупрежденные о нашем скором прибытии, не захотели оказаться между двух огней.

Я не смог сдержать улыбку, узнав эти наемные корабли китайского правительства, украсившие себя помпезным названием "Непобедимая эскадра". Это все, что император мог противопоставить джонкам ладронов!



5 ноября

Красная эскадра - под командованием Пау - бросает якорь у Лантоу, в маленькой бухте. Черная эскадра останавливается немного восточнее. Мы присоединяемся к двум кораблям адмиральши.



8 ноября

Четыре больших европейских корабля, один бриг и одна шхуна появились у входа в бухту. Пираты сильно возбуждены, так как вообразили, что это прибыли британские корабли, чтобы освободить меня и моих спутников. Они уже поговаривают о том, чтобы повесить моих товарищей - и меня вместе с ними - на грот-мачте как мишень для врагов.

Мне стоило большого труда отговорить ладронов от их ненавистнических идей и убедить их, что прибывшие корабли принадлежат португальским морским силам Макао. Момент для боя был неудачным для пиратов, так как нам не хватало большей части флота, идущей вслед за нашей джонкой, и в настоящее время всего в бухте насчитывалось семь кораблей, способных сражаться.

Ладроны расставили корабли вдоль входа в бухту, а тем временем были спущены поспешно на воду лодки с джонок, чтобы попытаться при необходимости общими усилиями провести захват корабля противника.

Португальцы, заметив подобные маневры, начали совещаться между собой, какую им выбрать линию поведения. Они приняли прекрасное решение удалиться, дав перед своим отходом по залпу из пушек с каждого борта. Это было все равно, что выбросить порох морским чайкам, так как не надо было обладать хорошим зрением, чтобы увидеть, что мы были на слишком большом расстоянии от них.

Ладроны громко смеялись и кричали им вслед. Они подняли на мачту свой флаг, они стреляли в воздух, жестикулировали руками, одним словом, давали понять трусам, что вызывают их на рукопашный бой, но тщетно. Я вспомнил, какие слышал разговоры о португальском флоте, и они полностью подтвердились сегодняшним поведением их кораблей. Они полагали, что не могут атаковать ладронов из-за своей большой осадки. Но глубина воды в бухте достигала четырех саженей и более, что казалось мне вполне достаточным.



20 ноября

Ранним утром я замечаю большую флотилию у входа в бухту. Пожаловали джонки мандаринов. Безрадостная перспектива!

Начинается военно-морской парад. Они проходят мимо бухты, вытянувшись в линию, и по мере того, как корабль занимает удобную позицию, он дает залп из пушек в нашу сторону, после чего уходит, уступая место следующему, а сам встает в конец очереди; и так они двигаются по кругу.

Эта стрельба продолжалась два часа и могла бы еще длиться неизвестно сколько времени, если бы не одна дерзкая выходка ладронов, которая заставила императорские джонки поспешно отступить назад. Один из их самых крупных кораблей столкнулся с нашим объятым пламенем брандером, так искусно направленным в сторону неприятеля, что он угодил прямо в зарядный погреб императорского флагмана; корабль тотчас взлетел на воздух.

Стрельба с джонок мандаринов возобновилась, но с более дальней дистанции. Это продолжалось до следующего утра, затем установилось затишье до самого вечера.

Тогда ладроны попытались провести еще один ловкий маневр. В темноте, абсолютно бесшумно они смогли приблизиться к семи императорским джонкам на своих двухстах весельных лодках. Они уже собирались их захватить, как в этот момент подул бриз и отогнал джонки за предел досягаемости.

Императорский флот возобновил мощную стрельбу, которая принесла первые страдания пиратам. Урон был нанесен большой. Корабль, на котором находился я, лишился своей фок-мачты. Ее заменили грот-мачтой с легкой парусной лодки.



23 ноября

К вечеру ветер полностью стих. Ладроны воспользовались этим обстоятельством, чтобы окружить пятнадцать вражеских джонок с намерением захватить их и отбуксировать к своим кораблям.

Именно в тот момент, когда они вскарабкались на борт одной из джонок, снова подул ветер. Весьма умело они все же смогли выполнить маневр и привести джонку в нашу бухту. На трофейном корабле оказались двадцать две пушки.

Большая часть экипажа джонки бросилась в море; в плен захватили примерно шестьдесят человек, которых, согласно обычаю, разрубили на куски и сбросили в воду. Экзекуция привела к появлению вокруг джонки зловещего красного пятна.

На следующее утро португальцы и мандарины еще раз возобновили огонь. Ладроны не отвечали, надеясь таким образом спровоцировать противника войти в бухту, но враг вел себя осторожно, боясь попасть в ловушку.



28 ноября

Ладроны по-прежнему находятся в укрытии в глубине бухты, и осаждающие противники придумали направить в бухту подожженные брандеры. Я насчитал их восемь штук, которые, если они соответствующим образом были сконструированы, могли бы привести к большим бедствиям, так как им благоприятствовал и ветер, и прилив, а пиратские джонки так близко стояли друг к другу, что пройти мимо них было невозможно.

При появлении брандеров ладроны принялись кричать от радости, думая сначала, что это горящие корабли врага, но быстро поняли свою ошибку.

Пылающие корабли приближались, идя парами друг за другом. Они шли вдоль борта нашей джонки, но наша команда сумела как-то избежать столкновения. Брандер, подошедший к нам наиболее близко, показался мне кораблем с водоизмещением примерно в 30 тонн; он был наполнен соломой и дровами. Очаги пожара находились на его палубе. Произошло несколько небольших взрывов, не принесших никакого вреда ни брандеру, ни нам.

Единственным видимым результатом действий врага, явилось пополнение запаса дров для ладронов, которые, потушив все пожары, вытащили обгоревшие корабли на песчаный берег и разобрали их на доски и бревна.

Позже я узнал, что португальцы гордились проведенной операцией, в результате которой, как они заявляли, им удалось вывести из строя не менее трети флота ладронов, и доложили в депешах, отправленных в Макао, о неминуемости своей окончательной победы над пиратами!



29 ноября

Сегодня девятый день блокады. Предположительно, когда будут закончены ремонтные работы наших кораблей, мы вновь выйдем в море и покажем нашему врагу', что он не способен на настоящее дело. Действительно, до сих пор противник думает, что мы можем только пытаться защищаться, а не предпринимать наступательные действия.

Перед нами императорский флот и, к слову сказать, непобедимая португальская эскадра. В сумме это девяносто три вооруженные джонки, шесть военных кораблей, один бриг и одна шхуна. Приказ отдать паруса быстро облетел всех ладронов.

Мы снимаемся с якоря и выходим из бухты. Португальцы немедленно бросаются за нами в погоню, без остановки стреляя из своих пушек. После трех часов тщетной погони, они оставят нас в покое, чтобы отойти к востоку и там собраться с силами.

За время нашего пребывания в бухте мы не потеряли ни единого корабля, а общее количество убитых не превысило сорока человек, не считая одного американца в составе группы пленников, захваченных при обстоятельствах, сходных с моими.

Лично я дважды был на грани "последовать туда" за ними. Первый раз, когда ядро весом двенадцать фунтов упало в трех-четырех шагах от того места, где я стоял на палубе, а второй раз другое ядро задело, пролетая мимо, медную скобу, за которую я ухватился.

Замечу, что жена капитана, которая находилась на борту, но не принимала участия в боях, проявляла ко мне дружеское сочувствие и без конца обрызгивала меня водой, в которой был сварен чеснок, что рассматривалось как талисман против попадания пуль и ядер.

Мы продолжали свой путь и отклонились к востоку. Этим вечером мы бросим якорь в тихой бухте, окруженной высокими горами.



2 декабря

Новости от моих соотечественников!

Я получил письмо от лейтенанта Могана, командующего крейсером "Антилопа" прославленной Ост-Индской компании. Он сообщает мне, что является держателем моего выкупа и ухе три дня курсирует в окрестностях, тщетно пытаясь со мной встретиться. Он просит, чтобы я вместе с моим пиратским главарем приняли меры, позволяющие его крейсеру приблизиться к нам, не подвергаясь риску быть обстрелянным, что вынудит его открыть ответный огонь.

Мой главный тюремщик разрешил мне сесть в маленькую канонерку, которая выйдет навстречу "Антилопе". Как только мы будем замечены с крейсера, казначей британского корабля присоединится к нам, передаст условленную сумму и доставит нас в своем шлюпе на борт корабля-освободителя.

Я обезумел от счастья... С трудом я смог нацарапать трясущейся рукой несколько слов лейтенанту Могану, чтобы посвятить его в наш план.

Четыре дня и четыре ночи, то время, какое нужно было, чтобы доставить мое письмо на борт "Антилопы", я провел в лихорадочном ожидании. Мои товарищи не смыкали глаз, готовые в любую минуту увидеть на горизонте милый сердцу британский флаг.

Наконец, свобода!



6 декабря

Пришел ответ от лейтенанта Могана, подтверждающего, что он согласен, что он не принесет вреда никакому одиночному кораблю, но при этом требует, чтобы флот ладронов держался на достаточном расстоянии.

Четыре часа после полудня. Мы покидаем пиратскую джонку. Мы обмениваемся шутками и смеемся друг над другом. Канонерка отправляется в путь, и мы быстро удаляемся от нашей бывшей тюрьмы. Через несколько часов мы вскакиваем в едином порыве. Впереди, вся в парусах, перед нами предстает "Антилопа", величественная и могущественная.

Корабль ладронов немедленно останавливается и бросает якорь. Мы отправляем шлюп навстречу британскому кораблю. Полного доверия к англичанам у пиратов нет, поэтому они держатся все время наготове, чтобы немедленно уйти обратно к своему флоту, если "Антилопа" подойдет слишком близко. Я начинаю бояться этой роковой случайности, видя, что мои соотечественники продолжают двигаться в нашу сторону. К великому счастью, экипаж спустил паруса и крейсер остановился примерно в двух милях от нас.

Я предпочел бы, чтобы с крейсера нам привезли выкуп, и мы тотчас уплыли бы вместе с нашими спасителями. Но пираты в последнюю минуту решили сначала получить сумму, а потом выпустить нас из своих объятий. Надеюсь, все кончится хорошо...

Шлюп достиг "Антилопу" только поздним вечером, так как он вынужден был бороться с приливом. К моменту его возвращения уже наступила почти глубокая ночь. Я сгорал от нетерпения. Осталось выдержать только несколько часов плена, успокаивал я себя.

Но мои нервы должны были выдержать еще одно жестокое испытание. Шлюп как раз отошел от "Антилопы" и, казалось, вез на своем борту долгожданный выкуп. С канонерки мы все отчетливее различали в темноте его силуэт, который, на мой взгляд, слишком медленно приближался, когда императорская джонка неожиданно появилась из-за изгиба берега с явным намерением захватить ладронов.

Экипажу шлюпа удалось после упорной погони, приведшей и шлюп, и непрошеную джонку на расстояние выстрела от нашей канонерки, уйти от преследователя и присоединиться к нам. Но не могло быть и речи о том, чтобы доставить нас на борт "Антилопы". Джонка явно выжидала удобного случая напасть на пиратов.

Я спрашивал себя, могу ли я рассчитывать, что пираты сдержат свое слово. Ведь теперь у них есть на руках выкуп, а я все еще пленник!

Я умолял их подождать до зари, но ладроны резко отказались. Они отвезут меня обратно, сказали они, к своему флоту, и на рассвете решат, что делать дальше. Мы вернулись в бухту.

Главарь, оповещенный о прибытии сокровищ, немедленно вышел на палубу, чтобы все рассмотреть. Его глазам было представлено, кроме солидной суммы в долларах, два рулона тончайшего сукна, два ящика с опиумом, два зарядных ящика с порохом для пушек и один телескоп.

По поводу телескопа начались причитания. Главарь пиратов стал жаловаться, что прибор не новый. Он отправил курьера на "Антилопу" с просьбой выплатить дополнительные сто долларов, а иначе он оставит себе одного матроса. После длительных словопрений Моган согласился выплатить эти несчастные сто долларов.



8 декабря

Наконец, свобода!

Мы прибыли на борт "Антилопы" в семь часов вечера. Повар уже был наготове нас попотчевать. Мы первый раз поели нормальную еду после одиннадцати недель и трех дней тяжелых испытаний...
Послесловие

В Англии Глэсспул добавил к своему рассказу всевозможные детали.

Никогда (вот пример подлинных пиратов, о которых мы столько говорили!) эти моряки не разбивали лагерь на суше; единственным их домом была джонка.

Капитан жил на корме со своими пятью или шестью женами, и некоторые члены его банды тоже имели право привести на корабль жен - исключительно законных - при условии, что это не будет отвлекать их от службы (как в пожарных казармах). Каждый имел в своем распоряжении либо квадратный участок площади с размером стороны в 60 см (4 ступни), либо вытянутый участок 1 м 20 см на 30 см (на двоих с женой?). Можно представить, сколько паразитов появлялось в этих жилищах при такой скученности; что касалось крыс, то они шли в пищу, равно как и гусеницы, сваренные вместе с рисом. Впрочем, пираты желтой расы ели все, что только могло служить пищей, и даже то, что по нашему мнению, служить ею не могло; мы понимаем, что имеем ввиду. В свободное от боев время они играли в карты и курили опиум.

Глэсспул не увидел большого сражения между ладронами и императорским флотом, но их было множество, и всегда пираты выходили победителями.

И если Китай не был полностью во власти пиратов, то только из-за их бесконечных ссор

Рассказ взят с сайта
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
Black Buccanerr вне форума Ответить с цитированием
Старый 18.04.2008, 21:39   #6
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратские истории

Может быть, эта история и не совсем пиратская, но мятежная точно.

Судьба «Пандоры», или Связанные одной «цепью»
С судьбой корабля «Баунти» (рассказ о нем см. [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]) тесно переплелась история фрегата «Пандора». Напомним, что команда «Баунти» взбунтовалась и захватила корабль. Как и следовало ожидать, адмиралтейство отправило для поиска мятежников карательную экспедицию. И в марте 1791 года к Таити подошел фрегат «Пандора» под командованием капитана Эдвардса.
Первыми «Пандору» заметили мичманы Хэйвуд и Стюарт. Чувство вины и тоска по родине заставили моряков подплыть к кораблю и подняться на борт. Они рассчитывали на снисхождение, тем более что активного участия в бунте не принимали. Но надежды их оказались тщетными. Эдвардс приказал заковать их в кандалы и бросить в трюм, и разыскать остальных мятежников.
Пленников посадили в большую решетчатую клетку, выстроенную плотниками на юте «Пандоры». 14 участников мятежа на «Баунти» в последний раз видели своих таитянских жен и детей, оставшихся на берегу. Многие женщины рвали на себе волосы и рыдали от отчаяния. Скоро корабль отошел от Таити.
Еще три месяца «Пандора» безуспешно осматривала близлежащие острова в поисках «Баунти». Наконец в августе 1791 года капитан Эдвардс направил корабль на поиски прохода через Большой Барьерный риф в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Тут и случилось несчастье, описание которого было найдено в Сиднее в библиотеке Митчела.
То была рукопись Моррисона, одного из заключенных, бывшего помощника боцмана на «Баунти», где он подробно описал [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] «Пандоры». Моррисон рассказал о том, как вечером 28 августа 1791 года сильный шквалистый ветер и течение швырнули «Пандору» на рифы. Корабль получил многочисленные пробоины в корпусе, рулевое управление было выведено из строя, а мачты могли упасть за борт в любой момент. Вода поднялась в трюме на 9 футов, когда «Пандора» все же прошла рифы и встала неподалеку на якорь. К утру стало ясно, что корабль утонет: помпы не справлялись с откачкой воды, а заделать многочисленные щели в корпусе не удавалось.
Зато почти всей команде удалось спастись на лодках. Наполнившись водой, «Пандора» медленно опустилась на песчаное дно. Лодки с 99 пассажирами, среди которых были десять бывших мятежников, через полтора часа добрались до отмели, где люди немного пришли в себя. Утонуло же 35 человек, из которых четверо были мятежниками с «Баунти».
Арестованным капитан Эдвардс не разрешил находиться под общим тентом, не дал даже обрывка парусины, чтобы укрыться от палящего солнца. Они стали зарывать себя во влажный песок по шею, но солнце палило так, что песок казался им кипятком. Имея некоторый запас еды, спасшиеся на четырех лодках добрались до голландского поселения на острове Тимор. На этот раз моряки прошли расстояние около 1100 миль, то есть в три раза короче, чем то, которое преодолел [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] на баркасе с «Баунти». Капитан Эдвардс доставил мятежников в Англию, где их судили. Трое моряков были приговорены к повешению на нок-рее, пятеро осуждены, а двое - мичман Хэйвуд и Джеймс Моррисон - оправданы.

Со временем эта история обросла легендами. Кристиана Флетчера и других моряков долго считали пропавшими без вести. Но через 25 лет два английских фрегата – «Бретон» и «Тангус» - случайно подошли к безлюдному, как тогда показалось, острову Питкэрн. Навстречу им вышли высокие голубоглазые люди, довольно хорошо говорившие по-английски. Это были дети уже умерших моряков. Но один из матросов «Баунти» - Джон Адамс - был еще жив и возглавлял небольшую общину, состоявшую из детей его товарищей и их жен. Вскоре это известие достигло берегов Англии. На Питкэрн зачастили гости, миссионеры и даже сама королева Англии Виктория отправила общине в дар пианино. Слава об острове Питкэрн разнеслась по всей Европе.

В 50-х годах ХХ века судьбой мятежного корабля заинтересовался американский историк, журналист, фотограф и аквалангист Луис Марден. Он поселился на острове, на котором уже жило четвертое поколение мятежных моряков и стал первым, кто открыл правду о событиях на «Баунти» и «Пандоре», а также узнал о причинах бунта.
Спойлер:
Как выяснилось, капитан Уильям Блай не смог провести корабль до Таити обычным путем мимо мыса Горн. У берегов Огненной Земли экипаж целый месяц боролся со штормами. За это время корпус судна расшатало, иссякли запасы солонины и свежей воды. Началась цинга, измотанная команда выражала недовольство. В конце концов Блаю пришлось изменить курс и идти к мысу Доброй Надежды, а оттуда к берегам Новой Голландии (Австралии) и далее, минуя коварные рифы Южных морей, к острову Таити. Весь путь после выхода из Англии занял 11 месяцев. 26 октября 1788 года «Баунти» наконец бросил якорь в заливе Матаваи острова Таити.
Плавание выдалось таким трудным и опасным, что остров Таити показался усталой команде прекрасной сказкой. Благодатный климат, щедрое солнце и покой, а главное - дружеское отношение местных жителей и особенно расположение женщин быстро помогли морякам с «Баунти» забыть трудности и лишения долгого рейса из Англии.
Моряки не торопились выполнять распоряжение Блая по сбору саженцев. Корабль загружался на Таити пять месяцев. И когда в 1789 году «Баунти» был, наконец, готов пуститься в обратный путь, жестокое обращение офицеров и плохое питание только подтолкнули назревавший бунт.

И спустя почти два столетия исследователи связали, наконец, в одну историю судьбы «Пандоры» и «Баунти».
По материалам tahiti-tours.ru
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)


Последний раз редактировалось BronuiN; 18.12.2010 в 14:24. Причина: добавлена ссылка
BronuiN вне форума Ответить с цитированием
Старый 21.04.2008, 06:24   #7
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратские истории

Знаменитые набеги.

Среди флибустьеров одним из первых о себе заявил [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], который на небольшом беспалубном кораблике с командой в 28 человек подплыл к испанскому галеону и захватил как сам корабль, так и командовавшего им адмирала. Затем на сцену явились другие отчаянные головы: Бартоломео Португалец, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], наводивший ужас [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] по кличке Истребитель и многие другие. Англичанин Льюис Скотт первым попытал удачу в континентальных владениях Испании, когда он взял приступом и разграбил город Кампече в Мексике. Кровожадный Франсуа Лолонуа (иначе д'Олонэ) организовал крупную экспедицию в Венесуэльский залив и после трехчасовой ожесточенной битвы овладел городом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], вырезав всех оказавших сопротивление. Из города пираты вывезли 260 000 пиастров и огромное количество ценностей, включая золото, серебро и драгоценные камни.

Самую продуманную и хорошо организованную грабительскую экспедицию провел знаменитый [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], захвативший в 1671 [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Морган был избран «адмиралом» пиратской флотилии вместо умершего Эдуарда Мансфилда. Губернатор Ямайки Томас Модифорд выдал Моргану каперскую грамоту, после чего тот снарядил к Панамскому перешейку пиратское войско в 1800 человек. Испанцы транспортировали драгоценные металлы в слитках из копей Южной Америки до Панамы морем, а оттуда переправляли их через перешеек до [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], где грузили на корабли и отвозили в Испанию. Захватив форт Сан-Лоренсо в устье реки Чагрес, Морган повел свое войско к Панаме – по суше, а где возможно на лодках по внутренним рекам и озерам, пока не вышел к Тихому океану. Изнуренные пираты приняли бой с испанской кавалерией и пехотой, ворвались в город, разграбили и сожгли его. Добычу пираты поделили между собой, но есть подозрение, что Морган взял больше, чем ему полагалось.

В результате сильного дипломатического давления Испании на Англию губернатор Модифорд был отозван в Англию, а Морган в 1672 отправился в Англию, где началось следствие по обвинению его в пиратстве. Дело завершилось оправдательным приговором, поскольку никто не осмеливался осудить почти национального героя. Кончилось тем, что Карл II возвел его в дворянское звание и отправил на Ямайку заместителем губернатора. Тем самым перед флибустьерами открылись обширнейшие области Тихого океана, до тех пор ими совершенно не освоенные.

В 1680 300 хорошо вооруженных головорезов под командованием несгибаемого Джона Коксона высадились на побережье залива Дарьен и направились через Панамский перешеек. Проводниками им служили индейцы, которые ненавидели испанских поработителей и были рады им отомстить. Через 9 дней экспедиция достигла побережья Тихого океана, где ей удалось захватить 4 испанских корабля. Из-за возникших между пиратами разногласий [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] с 70-ю сторонниками отправился в обратный путь через перешеек, а другие под началом капитанов Соукинса, Уотлинга и Шарпа принялись грабить испанские суда и прибрежные города Перу. Добра набралось столько, что пираты не рискнули пересекать Панамский перешеек с таким грузом и решили обогнуть Америку с юга. Они объединились на самом большом из кораблей под командованием Бартоломью Шарпа и после долгого и опасного путешествия 1 января 1682 высадились на острове [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

В 1683 Джон Кук на голландском судне, захваченном в Сьерра-Леоне, обогнул мыс Горн и вошел в Тихий океан. Вскоре он умер, и на капитанском мостике его сменил рулевой Эдуард Дэвис. По пути им встретились другие пиратские суда под командованием Суона, Хэрриса, Итона, Найта, Тоунли и прочих. Флибустьеры объединились и начали грабить испанские суда и города на побережье Перу и Центральной Америки. Если в городе не оказывалось ничего ценного, они сжигали его дотла. Как-то, заблудившись в джунглях, они на свое счастье повстречали отряд из более 200 французов и англичан, предводитель которых, некий Франсуа Гроне, предложил Дэвису и Суону от имени губернатора Пти-Гоав на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] промышлять тем же и впредь, но уже на основании официального разрешения. Как вспоминает находившийся в составе отряда Вильям Дампьер, такова была обычная практика губернатора: выдавать капитанам бланки разрешений на выход в море, с тем чтобы те распорядились ими так, как сочтут нужным. Подразумевалось, что эти разрешения касаются лова рыбы и охоты на Эспаньоле, однако французы использовали их расширительно, прикрывая ими разбой в любой части Америки, будь то на море или на суше.

В мае 1685 флотилия небольших судов под командованием Дэвиса и Суона бросила якорь в Панамском заливе, дожидаясь испанского «серебряного каравана» из Лимы. Испанскими военными кораблями пираты были рассеяны, но вскоре они вновь объединились и пошли на юг вдоль побережья, зайдя на острова Хуан-Фернандес. Здесь Дэвис и Суон расстались, поскольку первый решил возвращаться через [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Часть проигравшихся пиратов из его экипажа пересела на другой пиратский корабль. В 1688 Дэвис вернулся в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], принял амнистию, которую предложил пиратам король Англии Яков II, после чего поселился в Виргинии.

В 1697 мощный французский флот под командованием адмирала де Пуанти предпринял осаду [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Новой Гранаде. При этом в качестве наемников использовались значительные силы французских пиратов. После падения Картахены между адмиралом и флибустьерами возникли крупные разногласия по поводу дележа добычи, что в конечном счете привело к распаду «берегового братства».

Главным результатом деятельности флибустьеров явилось то, что она открыла всей Европе глаза на слабость испанского колониального правления и способствовала развитию международной торговли в Америке. Еще в эпоху флибустьеров началась английская, французская и голландская колониальная экспансия в Новом Свете.
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
Старый 19.05.2008, 19:23   #8
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратские истории

«Услада холостяка»


Морские обычаи не терпят присутствия женщин на борту судов. Строгая мужская жизнь в не признающем расслабления океане — вот идеал старых морских волков. Но капитан Джон Кук и команда пиратского судна «Ревендж» («Месть») придерживались на этот счет иного мнения. Эти отчаянные головорезы решили отправиться на разбой в Тихий океан, но происшествие у берегов Африки и его трагические последствия заставили их задуматься о многом.

В апреле 1683 года «Ревендж» незаметно вышел из Чезапикской бухты и направился к Африканскому побережью. У Сьерра-Леоне разбойники захватили голландское работорговое судно с большим запасом продовольствия и спиртных напитков. Оставив свое судно голландцам, Кук с командой перебрались на захваченный корабль, переименовав его в «Бечелос Делайт» («Услада холостяка»).

Такое название было дано не случайно — на борту корабля веселые головорезы оставили шестьдесят молоденьких черных невольниц. Плавание обещало быть отличным.

В феврале 1684 года «Бечелос Делаит» огибал мыс Горн. Разразился свирепый шторм, который потащил корабль на юг. С каждым днем становилось все холодней и холодней, экипажу было не до удовольствий. Несчастные туземки, привыкшие к жаркому климату Экваториальной Африки, не выдерживали стужи и умирали одна за другой. Пираты тоже дрожали от холода и проклинали тот день, когда решили оставить женщин на корабле, — ведь не будь их здесь, никакого шторма и в помине не было бы, размышляли суеверные разбойники. Внезапно они обнаружили способ спастись: оказалось, что если каждому выпивать по 3 кварты бренди в день (примерно 3,3 литра), то можно не замерзнуть и остаться в живых.

Спиртного хватило на всех. Прошло несколько дней, шторм стих, и «Бечелос Делайт» смог двинуться на север. Но к этому моменту ни одной негритянки в живых не осталось. Страшный урок был поучителен для холостяков.
«Мы заключили, — записал участник плавания Эмброуз Коули, — что интрижки с женщинами очень опасны и вызывают шторм».

Онлайн библиотека:Д. Копелев,Золотая эпоха морского разбоя
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 28.03.2008, 23:44   #9
Infinity
Старожил
Гардемарин
Гвардеец Гавани Корсаров
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,420
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 155

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Легенды о пиратах

Джон Дэвис (John Davis) — вымышленный пират, подвиги, которые ему приписывает [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], совершили другие пиратские капитаны.

Дэвис был единственным сыном и наследником английского лорда, но после окончания Ливерпульских мореходных классов он, будучи двадцати одного года от роду, предпочел королевской службе судьбу пирата и на одном из кораблей отца вышел в море на поиски приключений.



Увлекаясь открытием и исследованием новых земель, Дэвис не упускал случая взять на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] испанское или французское судно. Он совершил ряд плаваний, которые поставили его имя в один ряд с известными мореплавателями... и пиратами. Так, ему принадлежит честь быть повторным открывателем (после викингов) Гренландии в 1585 году. Во второе плавание в 1586 году он открыл залив Камберленд Баффиновой Земли, подробно обследовал северо-американское побережье и определил точное местонахождение Гудзонова пролива. В третье плавание в 1587 году он вновь обследовал Гренландию, продвинувшись на север до 72° 12′ с. ш. Созданные им точные карты проложили путь для последующих исследователей — таких как Гудзон, Баффин. Проводимые им наблюдения способствовали развитию английского китобойного промысла. Дэвис является изобретателем нескольких навигационных инструментов, в том числе двойного квадранта Дэвиса. Также он автор книг по мореходному делу.

Замечание модератора:
И здесь впору вспомнить о том, что наш герой - вымышленный. Достаточно сравнить даты: ведь события, описываемые ниже Эксквемелином, относятся к 1670 году.
Конец века XVI и вторая половина века XVII.... Многовато для одного человека


В книге "Пираты Америки Эксквемелин так описал Джона Дэвиса:

Довольно долго он крейсировал в заливе Покатауро, надеясь встретить корабль, который ходил из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Никарагуа. Но это ему не удалось, и он решил со всей своей командой отправиться к реке Никарагуа, оставить судно около устья и подняться вверх по течению на каноэ. С наступлением ночи они намеревались войти в город и разграбить дома самых богатых торговцев. На его корабле было девяносто человек и три каноэ. Пираты оставили на судне человек десять, а все остальные сели в каноэ. Дождавшись ночи, они действительно вошли в реку, а днем спрятались среди деревьев (точно так же они скрыли и свой корабль, чтобы его не заметили индейцы, которые ловили рыбу в устье реки). На третьи сутки, где-то около полуночи, они добрались до города. Стража приняла их за рыбаков, промышляющих в лагуне: ведь часть из них хорошо говорила по-испански. Кроме того, среди них был индеец как раз из тех мест. В свое время он бежал, поскольку испанцы хотели обратить его в рабство. Индеец выпрыгнул на берег и убил стражника. После этого пираты пробрались в дома трех или четырех именитейших горожан и забрали все деньги, которые смогли обнаружить. Потом разграбили и церковь. Но тут один из церковных служек, вырвавшись из рук пиратов, поднял крик на весь город. Горожане и солдаты тотчас же пробудились, однако пиратам удалось скрыться, захватив с собой всю добычу, какую они смогли унести. Кроме того, они успели захватить с собой пленников, рассчитывая в случае погони использовать их как заложников. Вскоре они добрались до берега, поспешно сели на корабль и вышли в открытое море. Пленникам же велено было вместо выкупа добыть пиратам столько мяса, сколько им было нужно, чтобы добраться до Ямайки. Когда пираты еще были в устье реки, на берег высыпало человек пятьсот испанцев, вооруженных ружьями. Пираты дали по ним залп из пушек. Таким образом, испанцам оставалось лишь бессильно горевать, видя, как уплывает их добро, и проклинать тот миг, когда пираты высадились на берег. Для них было совсем непостижимо, как у пиратов хватило смелости подойти к городу с гарнизоном в восемьсот человек да еще лежащему от берега по меньшей мере в сорока милях. Да к тому же еще пиратам удалось разграбить город за такой короткий срок! Пираты захватили чеканного золота, серебряной посуды и ювелирных изделий на сорок тысяч с лишним реалов! Вскоре разбойник высадился со своей добычей на Ямайке, довольно быстро все прокутил и снова вынужден был отправиться на поиски приключений. Он собрал довольно много пиратов, а поскольку был хорошим командиром, его провозгласили капитаном флотилии из восьми кораблей. На этот раз пираты решили отправиться к северным берегам Кубы в надежде подстеречь флот, идущий из Новой Испании; в случае удачи они могли захватить один из кораблей этого флота, однако им не повезло. Чтобы не возвращаться с пустыми руками, они решили пройти вдоль берегов Флориды, высадиться и захватить городок Сан-Аугустин-де-ла-Флорида. В этом городке была крепость с двумя ротами солдат. Однако хоть там она и была, но пираты успешно разграбили город и захватили огромную добычу, не понеся почти никаких потерь.


У выхода из Магелланова пролива в Атлантику небольшой пиратский корабль «Black Death» («Черная смерть») под командованием Дэвиса, ранее входивший в эскадру Кэвендиша, 21 марта 1592 года атаковал галеон «Инфанта», везший золото из Перу в Испанию. У этого события была романтическая предыстория. Незадолго до этого пираты захватили в Карибском море французское судно, и капитан Дэвис взял в плен юную путешественницу графиню Терезу де Бурже. Сорокадвухлетний Дэвис предложил графине руку и сердце. [/RIGHT]Тереза де Бурже жаждала острых ощущений, но ей не чужда была и практичность. Понимая, что жена пирата потеряет наследство — как свое, так и мужа,— она желала обеспечить свое будущее. Дэвис обещал все устроить, и тут подвернулась «Инфанта». Вот уже в борт галеона вцепились абордажные крючья, когда Дэвис заметил три военных испанских судна, составлявших эскорт галеона. С трудом расцепившись, Дэвис на всех парусах устремился в открытое море. На третий день преследуемые оказались вблизи скалистой гряды — обойти ее было невозможно, а на хвосте висели испанцы. На счастье пиратов, неожиданно спустился туман и стих ветер. Команда корабля «Black Death» спустила шлюпки и принялась буксировать корабль к берегу. Укрыв его за скалами, англичане оставили на открытых камнях доски, запасные мачты, обрывки парусов и разбитую шлюпку. Испанцы сочли пиратов погибшими и повернули назад.
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
Старый 07.04.2008, 15:09   #10
Infinity
Старожил
Гардемарин
Гвардеец Гавани Корсаров
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,420
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 155

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Береговое Братство

Береговое Братство

Очень часто можно услышать и прочесть, что, мол, карибские флибустьеры и даже буканьеры образовали некое сообщество, которое называлось Береговое Братство.

На самом деле никакого «братства» или иной пирaтской организации на Карибах никогда не существовало. Никаких документальных подтверждений о существовании такой организации или что пираты называли себя столь живописными словами до сих пор не найдено.

Впервые упоминание о неких «береговых братьях» появилось в трудах француского историка Шарлевуа. Однако он говорил, описывая разграбление [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], о том, что «пираты мошеннически обделили береговых братьев — колонистов, не занимавшихся разбоем и присоединившихся к нам только в этом рейде». Вероятно, превратное толкование работ Шарлевуа и послужило толчком к появлению мифического Берегового Братства, которое с начала XIX века успешно кочует из одного приключенческого романа в другое.

В своей статье Флибустьерский кодекс: образ жизни и обычаи пиратов Карибского моря (60-90-е годы XVII в.) кандидат исторических наук В. Губарев тоже касается этого вопроса:

Ж. и Ф. Галлы, У. А. Робертc, П. Прингл и некоторые другие историки, касаясь вопроса о социальной организации флибустьеров, заявляют, что в 1640 году пираты [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] создали «Конфедерацию береговых братьев» со своим дисциплинарным уставом и своей политикой [22, с. 86; 23, с. 138; 24, с. 53]. Подобная точка зрения наталкивает ряд других авторов на мысль, что флибустьеры жили «республикой». Так, А. Томази говорит, что «они основали своего рода коммунистическую республику». В действительности у флибустьеров не было ни своей «конфедерации», ни «республики» (тем более — коммунистической). Придерживаясъ одинаковых правил, обычаев и целей, они не имели единства в планах и не стремились к общему союзу. Каждый отряд формировался для проведения какой-либо авантюры и в дальнейшем действовал обособленно. Иногда с целью проведения какой-либо крупномасштабной операции разрозненные отряды объединялись в более крупные соединения, но они никогда не были стабильными и после завершения экспедиции неизбежно распадались. Поэтому флибустьерскую эпопею можно представить себе в виде цепи отдельных предприятий, осуществлявшихся независимо и ради добычи.
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
Старый 21.05.2008, 22:05   #11
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Женщины в мире морских разбойников

Можно ли представить пиратское общество без женщин? Как только мы настроимся на размышление об этом, то в нашем сознании возникает ряд довольно типичных стандартных ситуаций.

Так, например, пиратский фрегат входит в гавань Порт-Ройяла или Алжира. Разбойники, измученные долгим плаванием и тоскливым однообразием мужской компании, устремляются в кабаки, которые гостеприимно распахивают перед ними двери. И не успевают разбойники переступить порог, как оказываются в окружении веселых красоток — льется вино, деньги текут рекой, а в ночном воздухе раздается женский визг и разудалая матросская песня. Разгульная жизнь длится недолго — деньги заканчиваются, разбойники вновь уходят на промысел, а их «подруги» ждут, когда новый корабль возвратится из похода с добычей.
Спойлер:
Таверна.Авторство Фанарт(crazymama)


Или другой случай — происходит набег пиратов на приморское поселение или захват судна с пассажирами. Исход такой ситуации невозможно спрогнозировать — слишком много обстоятельств могут повлиять на ход событий. Грубое насилие, нестерпимое страдание или только страх перед, казалось бы, неотвратимым и облегчение после того, как опасность миновала: унизительное ожидание выплаты назначенного пиратами выкупа или невольничий рынок, где человек приравнен к скоту, — возможен любой вариант.

Лишь две зарисовки, а за ними — разнообразие человеческих судеб, беспрестанное чередование драматических событий, банальная повседневность и неожиданные развязки и повороты, на которые так щедры будни пиратской жизни. Эта глава — своего рода калейдоскоп ярких эпизодов, в которых причудливо сплелись мужские и женские судьбы.

Жены капитана Тича

Мало встречается на страницах мировой истории злодеев, которых можно поставить в один ряд с [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. «Подвиги» свирепого бандита ужасали всю Америку. Однако личная жизнь пирата по мрачному колориту не уступает его разбойным деяниям. Изощренная жестокость, безнравственность и дьявольская энергия, наполнявшая этого изверга, сделали несчастными тех женщин, которые встречались ему на пути. А их было немало.

В каждом порту, куда Тич являлся на своей «Мести королевы Анны», он принуждал кого-нибудь к сожительству, вступал в брак. и немилосердно издевался над очередной супругой. Всего таких жен у Тича было около четырнадцати. Последняя свадьба состоялась у Черной Бороды в Чарлстоне незадолго до смерти — Тич женился на очаровательной шестнадцатилетней девушке, а свадебная церемония состоялась при участии губернатора, бывшего близким знакомым пирата, и священника. Супружеская жизнь Черной Бороды на суше протекала всюду одинаково. Он помещал свою жену на отдаленной плантации, под вечер являлся туда с несколькими отвратительными субъектами из своей команды и устраивал пьяную оргию, в ходе которой благосклонно «уступал» несчастную женщину собутыльникам.

Впрочем, не все жены Тича жили в портах. Согласно одной легенде, как-то раз пират захватил в море корабль, на борту которого оказалась очень красивая девушка. Ее звали Мэри Блад. Черная Борода был сражен ее красотой и, по своему обыкновению, предложил ей руку и сердце. Мэри стала женой, компаньоном и доверенным лицом Тича, дело дошло до того, что один из своих кладов пират спрятал вместе с ней, но красотка не оправдала доверия капитана — влюбившись в одного из пленников, захваченных на борту очередного судна, Мэри бежала с ним, и, по слухам, укрылась в Перу. Разъяренный Тич организовал поиски беглянки, владевшей его тайной, но смерть прибрала его раньше, чем он сумел найти влюбленных и отомстить. В заключение этого небольшого рассказа остается лишь предположить: рыдали ли от горя многочисленные жены Черной Бороды, когда узнали о его кончине?

Прекрасная графиня, Хайраддин и гарем султана

Драматический эпизод из жизни красавицы аристократки может стать предостережением, сколь неожиданно опасные последствия могут иметь для будущего прекрасной дамы оды поэтов, сложенные в честь ее красоты, и взволнованные рассказы людей, испытавших на себе могущество ее чар. В особенности, когда слава о подобном сокровище доходит до ушей столь властного, сильного и могущественного владыки, коим был алжирский властелин [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Однако самая красивая женщина Италии, Джулиа Гонзаго, даже помыслить не могла о буре чувств, разыгравшихся в сердце стареющего корсара, которому не раз приходилось слышать о ее исключительной красоте. Прекрасная аристократка была дочерью Людовика де Саббио-нета и родилась около 1513 года. Она вышла замуж за Веспасиана Колонна, графа Фонди, сорокалетнего вдовца с дочерью. В 1528 году граф умер, и Джулиа стала владелицей уединенного фамильного замка Фонди, к северо-востоку от Неаполя. Красота, обаяние и ум графини вскоре превратили Фонди в один из центров культуры Южной Италии. Художники, литераторы, поэты, артисты считали честью для себя быть приглашенными графиней и охотно посещали замок. Поэты Лудовико Ариосто и Бернардо Тассо воспели ее красоту, кардинал Ипполит Медичи посвятил ей перевод 2-й книги «Энеиды», Тициан и Себастьян де Пьембо написали ее портреты. Многочисленные претенденты на руку Джулии Гонзаго кружили вокруг замка, но все получили отказ. И, по-видимому, самым предприимчивым «женихом» оказался Хайраддин, но его методы и цели оказались совершенно необычными.

Он решил похитить очаровательную итальянку и… преподнести этот цветок любви в подарок турецкому султану Сулейману. Алжирский корсар надеялся, что забота о состоянии гарема повелителя продемонстрирует его преданность и будет благосклонно принята в Константинополе.

Хайраддин не сомневался в успехе — осуществить похищение было нетрудно. В июле 1534 года его галерная флотилия незаметно подкралась к итальянскому побережью, ночью высадила десант, и около 2 тыс. человек совершили быстрый бросок к замку Фонди…

Графиня уже легла в постель. Ее участь была бы решена, если бы не бдительность охранников замка, вовремя обнаруживших разбойников. Они оказались начеку и вступили в схватку с корсарами. По счастью, комната графини располагалась со стороны, противоположной той, откуда появились незваные гости. Верный слуга успел подвести лошадь под окно; графиня, в спешке не успев одеться, накинула какой-то платок и спустилась прямо на спину лошади. Она неслась в ночном мраке от своего непредсказуемого «поклонника», а вслед ей неслись сабельный звон и пронзительные крики убиваемых домочадцев.

Упустив графиню, корсары в ярости хватали под руку всех, кто попадался, разграбили город и увели на галеры несколько десятков женщин и девушек. Однако когда Хайраддин узнал об исчезновении Джулии Гонзаго, он впал в неистовую ярость. «Какая ценность от хлама, который ты сюда приволок, — остервенело орал он на командира посланного отряда. — Я отправил тебя добыть бесценную жемчужину, а ты вернулся с этими коровами». Но жителям Фонди от неудачи Хайраддина не стало легче — они потеряли за одну ночь все, что имели. Когда графиня вернулась, ее встретили дымящиеся руины, развалины и горький плач оставшихся в живых жителей.

Неверная жена и индийская принцесса

В карьере пиратского капитана [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] женщины сыграли важную роль. Начать с того, что у молодого моряка совершенно не сложилась семейная жизнь. Выходец из семьи плимутского торговца, он воспитывался в тяжелой атмосфере. Воспоминания о детских годах тяготили Эвери все время. Возможно, что женитьба рассматривалась им как спасение, и он надеялся обрести в семейном состоянии счастье. Но надежды на безоблачный покой и радости супружества рухнули. Его жена оказалась легкомысленной и ветреной: вскоре ее измены переполнили чашу терпения мужа. Он решил порвать с такой неустроенной жизнью.

Удобный случай представился в 1694 году, в разгар войны против Франции. Приватирский корабль «Карл», на котором Эвери служил вторым помощником, стоял в гавани Ла-Коруньи на севере Испании. 7 мая Эвери поднял мятеж, захватил судно и ушел в открытое море, куда глаза глядят. «Я человек фортуны и пойду ее ловить», — заявил незадачливый супруг; его команда, «бойцовые петухи», искушенные в драках, горой стояли за вожака и были готовы идти за ним.

Фортуну Эвери поймал летом 1695 года, когда захватил набитый богатствами корабль «Великое сокровище», принадлежавший самому императору Великих Моголов Аурангзебу. Согласно легендам среди пассажиров находилась очаровательная девушка, внучка императора. Эвери доставил прекрасную принцессу на остров Мадагаскар и вскоре женился на ней. Невозможно описать словами ярость Аурангзеба, когда он узнал о происшедшем. Дело чуть было не закончилось войной с Англией. Император потребовал от английских властей немедленно изловить и наказать пирата, но легче было добиться организации карательной экспедиции, чем поймать разбойника. Время шло, скандал разрастался, а найти Эвери не удавалось. Виновник же всего уединился с принцессой в укромной бухте Мадагаскара и жил там в любви и покое. Впрочем, он держался начеку и был готов к любым неожиданностям. Когда Эвери счел свое положением опасным, он перебрался в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и осел на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Он продал свое судно, распустил команду, переехал в Бостон, а затем в Ирландию. Многое из его команды попали в руки правосудия и были казнены, но следы главаря затерялись. Английское правительство и Ост-Индская компания объявили большое вознаграждение за его голову, но никто его так и не получил. В каком тайном месте укрылся пират с принцессой, так и осталось неизвестным. Романтическое предание рассказывает, что он вернулся в Англию и жил некоторое время в Билфорде. Его преследовали неудачи — при попытке продажи бриллиантов его надули перекупщики. Поняв, что имеют дело с преступником, они заплатили Эвери в качестве залога смехотворно низкую сумму, а затем начали шантажировать пирата. В суд обращаться было нельзя, и Эвери в конце концов, не добившись выплаты денег, пришлось бежать от угроз этих темных дельцов. Он объявился в Ирландии. Через несколько лет это был уже совершенно опустившийся пьянчуга, он бродяжничал и нищенствовал, пока не скончался где-то в родном Девоншире. Куда пропала индийская принцесса, неизвестно. Впрочем, это лишь одна из версий жизни Эвери — возможно, в действительности все произошло иначе, и пират сумел уйти от преследователей, жил в счастье и благополучии до конца своих дней с внучкой Великого Могола в каком-нибудь тихом местечке.

Онлайн библиотека:Д. Копелев,Золотая эпоха морского разбоя
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 22.05.2008, 23:47   #12
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Женщины в мире морских разбойников

Несносная супруга и виселица


В [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] про майора [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] ходили странные слухи. На разный лад сплетничали по поводу его исчезновения с острова Барбадос, где бравый отставной военный владел сахарными плантациями. В один прекрасный день он бросил все свое хозяйство, снарядил 10-пушечный шлюп «Ревендж» («Месть») и вышел в море на пиратский промысел. Какие причины толкнули почтенного, высокообразованного человека, глубоко уважаемого на острове, на подобный поступок? Злые языки поговаривали, что майор был не совсем в своем уме. Усердно муссировалась версия, согласно которой рассудок Боннета помутился в связи с дискомфортом, который он испытывал в семейной жизни, а его бегство в пиратство было вынужденным шагом незадачливого супруга, ищущего спасения от дражайшей жены.

Любил ли ее Боннет? Да, конечно, много лет назад, когда их супружеская жизнь только начиналась, — она была прелестной девушкой, обещавшей все радости совместной жизни. Но годы шли, а с ними менялось отношение Боннета к супруге. Она оказалась крайне раздражительной, нервной дамой, настоящей мегерой и закатывала ему постоянные сцены. Суровый военный, приверженец дисциплины, привыкший командовать солдатами майор Боннет ничего не мог поделать со скандальной женой. Она пилила его днем и ночью, превратив его жизнь в сущий ад. В конце концов Боннет не выдержал. Сухопутный человек, не нюхавший морского воздуха и не имеющий никакого представления о корабельной жизни, он махнул рукой на все блага цивилизации и удрал на пиратском корабле, только бы быть подальше от жены. Наверное, домыслы барбадосцев имели под собой веские основания, и не будь жена майора столь несносной дамой, мир никогда не узнал бы о Стеде Боннете. Он пошел вдоль юго-восточного побережья Северной Америки и пиратствовал сначала вместе с Тичем, затем самостоятельно, пока не был схвачен на одной из стоянок во время килевания судна. 10 декабря 1718 года Боннет был повешен в Чарлстоне.

Побег Дюге-Труена

Неизвестно, сколько бы лет гнил корсар [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] со своим экипажем в Портсмутской цитадели, если бы фортуна отступилась от него. Но нет, счастье сопутствовало красавчику французу и подарило ему любовь обворожительной соотечественницы, открывшей пленному путь к побегу. Почтенный муж этой дамы, честный английский торговец, даже помыслить не мог, какие чувства возникнут в сердце его супруги, когда в город пришло известие, что английские корабли захватили корсарское судно «Дилижант». Его капитан (Дюге-Труен), совсем молодой человек, был тяжело ранен в бою и после прибытия английской эскадры в порт отправлен в тюрьму. Город наполнили рассказы об отваге француза и многочасовом бое его корабля против шести судов эскадры контр-адмирала сэра Дэвида Митчела. Имя корсара все время было на слуху, его ранение взывало к милосердию и состраданию. Тюремный режим был нестрогим, и вскоре к больному стали допускать посетителей. Среди них оказалась и наша героиня. Воображение молодой женщины, взволнованное услышанным, разыгралось при встрече с бледным измученным моряком, тонкие черты лица которого светились благородством и красотой… Француз был опытным сердцеедом, и вскоре молодая женщина запуталась в свитой им любовной паутине. С помощью своей возлюбленной Дюге-Труен сумел договориться с капитаном шведского торгового судна, стоявшего в Плимутской гавани. Кошелек влюбленной дамы помог предприимчивому корсару подкупить офицера гарнизона. Майским вечером 1694 года Дюге-Труен с товарищами, переодевшись в одежду шведских матросов, хладнокровно проследовали мимо караула, вышли из крепости и спокойно прошли к гостинице на окраине города. Когда стемнело, беглецы добрались до уединенной бухты, где их поджидала быстроходная пинасса. Все было готово — шесть мушкетов, [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], необходимый запас продуктов и воды. Лодка вышла в море и через несколько дней, переплыв [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], корсар с друзьями высадился на берег Бретани, а его портсмутская спасительница осталась во власти воспоминаний о пережитом…

Шарп и сокровища испанского корабля

Пиратский капитан [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] был человеком необыкновенной судьбы. Жизнь затягивала его в невероятные переделки, но ему всегда удавалось с успехом выкручиваться из самых невообразимых ситуаций. Сколько раз его предприятия заканчивались провалом, один раз разбойники даже разжаловали своего капитана и заперли в трюм — но в конечном счете Шарп всегда выходил чистым из воды. Самоуверенный наглый фанфарон, легкомысленный кутила и ловелас, «пенитель морей и художник океанов», как он гордо именовал себя, Шарп не был чужд деловой сметке, отличался практичностью и понимал толк в морском деле. И в самом деле, если пиратский вожак, столько раз скомпрометированный, как Шарп, оставался капитаном, то, значит, это был человек неординарный. Казалось бы, после истории с испанским судном «Сан-Розарио» надеяться пирату на фортуну бессмысленно — но нет, он и здесь оказался в выигрыше.

Летом 1681 года корабль Шарпа «Тринити» настиг у чилийского побережья испанское судно «Сан-Розарио». Взяв испанца на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], пираты обнаружили в трюмах бочки с вином и бруски какого-то светлого металла. На олово или свинец они наткнулись, было неясно — в любом случае такой груз можно было выгодно продать в испанских портах. Шарп уже собирался подать команду о перегрузке металла на свой корабль, как вдруг позабыл обо всем. На палубе стояла молодая испанка неописуемой красоты, «наипрекраснейшее создание, которое когда-либо представало пред моими очами». Палуба закачалась под ногами ошеломленного капитана. Как настоящий английский джентльмен, он был галантен, великодушен и мягок. «Прекрасную даму пугают эти омерзительные дикари, которые бродят по палубе и грабят пассажиров? Она может быть спокойна — с ней не сделают ничего плохого, рядом с ним, капитаном Шарпом, она в безопасности». Пират из кожи лез, чтобы очаровательная девушка забыла, что перед ней стоит страшный разбойник. Красавица таяла на глазах, ее настороженный взгляд смягчился, она осмелилась попросить пирата об одной услуге — не оставит ли он в покое корабль, не отпустит ли он «Сан-Розарио»? Когда прекрасные очи с надеждой смотрят в твои глаза, то сердце самого черствого мужчины смягчается, а Шарп не был равнодушен к женской красоте.

«Прекратить погрузку, — скомандовал он, — уходим». Обрадованные испанцы передали пиратам все вино с корабля и облегченно вздохнули, когда «Тринити» начал удаляться.

Прошло несколько месяцев. Шарп обогнул мыс Горн и пришел на [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. Здесь и произошла развязка истории. Один подвыпивший разбойник из команды «Тринити», уходя с «Сан-Розарио», прихватил слиток металла, решив отлить из него пули. Теперь, осев в кабаке, он растратил всю наличность и продал слиток за выпивку. Уже на следующий день выяснилось, что слиток серебряный. В руках у пиратов находилась крупная партия серебра — бруски неизвестного металла, оставшиеся в трюме «Сан-Розарио», могли сделать богачами всех разбойников «Тринити». Если бы не прекрасная испанка и сраженный его с первого взгляда незадачливый Шарп. Впрочем, оговоримся — пират потерпел фиаско в любви, но не остался в проигрыше. Спустя некоторое время его привлекли в Лондоне к судебной ответственности за пиратство. Шарпу грозила виселица, и он использовал последний козырь — оказалось, что он заметил в капитанской каюте на «Сан-Розарио» навигационные карты и прихватил их с собой. Так у него в руках оказалось ценнейшее сокровище — строго засекреченные испанцами карты Тихого океана и южных морей. Шарп передал их властям; дело получило известность и дошло до короля Карла II. Разбойник был помилован и принят на службу в королевский флот. О прекрасной испанке известно лишь то, что владельцы серебра назначили ей богатую пенсию за спасение драгоценного груза.

Онлайн библиотека:Д. Копелев,Золотая эпоха морского разбоя
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.



Последний раз редактировалось BronuiN; 23.03.2010 в 18:12. Причина: добавлена ссылка
Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 04.06.2008, 23:18   #13
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Пиратские истории и легенды

Капитан Блад и его прототипы

Благородный, галантный, обворожительный бакалавр медицины и, волею судьбы, капитан флибустьеров Питер Блад – одна из самых ярких и запоминающихся фигур в приключенческой литературе о пиратах Карибского моря. Миллионы людей читали о его похождениях в знаменитом романе Р. Сабатини «Одиссея капитана Блада», но мало кто знает, что этот благородный разбойник был «срисован» автором с нескольких вполне реальных исторических персонажей. Речь идет о хирурге герцога Монмута Генри Питмэне, «адмирале» флибустьеров Генри Моргане и французском корсаре Жане-Батисте дю Кассе.

«Повествование о великих страданиях и удивительных приключениях Генри Питмэна, хирурга покойного герцога Монмута», впервые было опубликовано в Лондоне в 1689 г. и переиздано в начале XX в. Из этого сочинения можно узнать, как упомянутый хирург Питмэн, вернувшись на родину из путешествия по Италии, отправился повидать родственников в Сэндфорд. Это было в начале лета 1685 г. Когда герцог Монмут, претендовавший на английский престол, поднял восстание против короля Якова II Стюарта, Питмэн прибыл в Таунтон, чтобы взглянуть на войска мятежников. Домой он так и не вернулся, ибо поддался на уговоры и присоединился к походному лазарету герцога. После разгрома восстания Питмэн был схвачен, осужден и выслан в качестве белого раба на остров Барбадос, где подвергался жестокому обращению со стороны губернатора. В 1687 г. он решился бежать с острова вместе с семью товарищами по несчастью. На маленькой лодке они пошли в сторону [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], достигли южного берега острова [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], потом – северного побережья [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], пока не остановились на островке Ла-Тортуга (не путать с островом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], лежащим у северного побережья [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]). Здесь они застали несколько флибустьеров, которые объявили, что являются мятежниками и симпатизируют Монмуту, но затем сожгли лодку беглецов и оставили Питмэна и двенадцать других изгоев на острове. Лишь через три месяца они были спасены английским капером, который доставил их на родину.

Нетрудно заметить, что начало «одиссеи» капитана Блада во многом перекликается с фактами из биографии Генри Питмэна. Впрочем, параллели можно провести и с началом вест-индской эпопеи Генри Моргана (он ведь тоже, согласно версии А.О.Эксквемелина, попал на Барбадос в качестве белого раба). Но наибольшее число заимствований из биографии Моргана обнаруживается в главах XVI и XVII, посвященных захвату капитаном Бладом испанских городов [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и Гибралтар в Венесуэле.
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Еще один подвиг капитана Блада – захват испанского города-крепости [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] – заимствован Сабатини из биографии французского корсара Жана-Батиста дю Касса, назначенного в 1691 г. губернатором Сен-Доменга (французской части острова Гаити). В марте 1696 г. морской министр Франции Поншартрэн сообщил ему о готовящейся антииспанской экспедиции барона де Пуанти в Южную Америку. В сентябре из Бреста на Сен-Доменг был отправлен королевский фрегат «Марэн», капитану которого поручили передать дю Кассу сообщение о скором выходе эскадры в море. Губернатор должен был собрать около 1200 человек, в том числе флибустьеров, и оказать поддержку барону.

Эскадра де Пуанти появилась у берегов Гаити в марте 1697 г. Она состояла из 19 судов, на борту которых разместилось более 4000 солдат и моряков. Контингент Сен-Доменга, возглавляемый дю Кассом, насчитывал примерно 650 флибустьеров (ими командовал майор Ле Паж), 170 солдат, 110 волонтеров-колонистов и 180 негров. Их разместили на борту 7 фрегатов и 4 судов меньших размеров.

Несмотря на то, что между людьми барона и пиратами с самого начала возникли серьезные разногласия и даже стычки, экспедиция, целью которой был избран город Картахена, не была отменена. Пообещав флибустьерам, что они получат такую же долю добычи, как и экипажи королевской эскадры, де Пуанти в конце марта или начале апреля велел взять курс на побережье Новой Гранады (ныне Колумбия).

Штурм фортификационных сооружений Картахены продолжался более двух недель – с 15 апреля по 3 мая. Когда город был взят и разграблен, французы приступили к дележу добычи. Тут дю Касс и его люди с удивлением обнаружили, что соглашение, заключенное между ними и бароном на Сен-Доменге, неверно трактуется. Если учесть, что стоимость захваченных сокровищ равнялась 20 млн. песо, а доля офицеров, солдат и моряков эскадры составляла 1/10 часть, или 2 млн. песо, то получится, что люди дю Касса тоже должны были получить 2 млн. песо. Но барон заявил, что договор, заключенный ранее между ним и правительством Людовика XIV, предусматривал иной порядок распределения награбленного: флибустьерам полагалась 1/10 часть с первого миллиона и по 1/30 – с последующих. Умышленно занизив стоимость всей добычи, де Пуанси объявил, что контингент Сен-Доменга получит… 40 тыс. песо.

Познакомившись с результатами подсчетов барона, пираты пришли в ярость и хотели атаковать корабли королевской эскадры, но дю Кассу удалось отговорить их от этого опрометчивого шага. Тогда пираты подвергли Картахену повторному грабежу и заставили ее жителей уплатить им выкуп – не менее миллиона песо.

Эти и иные события, связанные с картахенской экспедицией, легли в основу XXV-XXX глав романа Сабатини, который превратил дю Касса в капитана Блада, а барона де Пуанти – в барона де Ривароля.

Конечно, было бы ошибкой утверждать, будто Питер Блад является двойником Моргана или дю Касса. Действуя в тех же обстоятельствах, что и его прототипы, Блад руководствуется совершенно иными мотивами, и его поступки никогда не определяются такими низменными страстями, как жажда наживы или слепая месть. В этом смысле он – антипод реально существовавших исторических лиц, весьма идеализированный и «невсамделишный» пират-романтик.

Виктор Губарев
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Дон Эстэбан (15.07.2012)
Старый 12.06.2008, 18:10   #14
Infinity
Старожил
Гардемарин
Гвардеец Гавани Корсаров
 
Аватар для Infinity
 
Щедрый корсар:
Регистрация: 30.01.2008
Адрес: Уфа
Сообщений: 1,420
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 155

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: "Вымышленные пираты"

Немного о вымышленных пиратах, которые так же представляют очень большой интерес.

Капитан Флинт


Капитан Дж. Флинт (по некоторым данным, Джошуа или Джон Флинт) — возможно вымышленный, печально известный капитан пиратского корабля «Морж» из романа [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] шотландского автора Роберта Льюиса Стивенсона (1850—1894).

Спойлер:

Флинт в романе Стивенсона


Флинт в романе Стивенсона
__________________________________________________ ____________

Согласно сюжету романа, Флинтом были зарыты огромные сокровища на острове в [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] (сам остров является вымышленным). Закапывать сокровища ему помогали шестеро членов команды «Моржа», которых Флинт убил после того, как сокровища были спрятаны. Труп моряка по имени Аллардайс он оставил в качестве компаса — с вытянутыми руками, указывающими на место, где были спрятаны сокровища.

Местонахождение сокровищ было указано Флинтом на карте, которая впоследствии попала в руки штурмана «Моржа» Уильяма «Билли» Бонса, а после того, как Бонс скончался от апоплексического удара — к герою романа, Джиму Хокинсу.

Единственным человеком, которого боялся Флинт, был его квартирмейстер Джон Сильвер, который позже даже назвал в насмешку своего попугая «Капитан Флинт».

Флинт скончался на постоялом дворе в Саванне, штат Джорджия. Предсмертными словами Флинта были «Дарби МакГроу — подай мне рому…».

Хотя Флинт лишь кратко упоминается в романе «Остров сокровищ», он несколько раз показан в его экранизации.


Прототип
__________________________________________________ ____________

Образ Флинта, возможно, был основан на биографии реально жившего человека. Согласно французскому автору Пьеру Маку Орлану, Флинт упоминался неким М. Уайтхедом в его «Жизни английских воров и пиратов». Мак Орлан пишет об этом в своем предисловии к французскому переводу книги «Общая история грабежей и убийств, совершенных наиболее печально известными пиратами» капитана Чарльза Джонсона в 1921 году.


Упоминания о Флинте в других литературных произведениях и фильмах
__________________________________________________ _____________

Спойлер:


Флинт также упоминается в романе «Питер Пэн» шотландского писателя сэра Дж. Барри:
Спойлер:
«…вот Билл Джукс, каждый дюйм его тела покрыт татуировкой, тот самый Билл Джукс, который на „Морже“ получил шесть дюжин от Флинта, перед тем, как отдал мешок с монетами…»


В фильме «Пират» (The Buccaneer) (1958) (c Юлом Бриннером), события которого разворачивались во время войны 1812 года, присутствовал персонаж, названный капитаном Флинтом (в исполнении Пола Ньюмана).

В книге Артура Рэнсома «Ласточки и амазонки» Ласточки дали дяде Блекэтта Джеймсу Тернеру прозвище Капитан Флинт, потому что они верили, что тот является отошедшим от дел пиратом, и поэтому взяли имя из «Острова Сокровищ». Артур Рэнсом упоминал это имя в последующих книгах.

Капитан Флинт также мельком упоминается в научно-фантастическом анимационном художественном фильме «Планета сокровищ». В фильме персонаж известен как Натаниэль Флинт, космический пират, принадлежащий к нечеловеческой расе, со своей командой грабивший торговые суда, и прославившийся благодаря кораблю, которым он управлял и своей команде. Он появлялся незамеченным и так же бесследно исчезал, и возможно спрятал свои сокровища (называемые многими «присвоенное Флинтом» и/или «добыча тысячи миров») внутри гигантского механизма неземного происхождения, известного как «Планета Сокровищ».

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
__________________
О Время! Мы тебе сдаем в заклад
Все, что для нас любезно и любимо,
А получаем скорбь взамен отрад.
Ты сводишь нас во прах неумолимо,
И там, во тьме, в обители червей,
Захлопываешь повесть наших дней.
Но в то, что мне дано восстать из праха,
Я верю - и в тьму гляжу без страха.


Лучшая игра пиратской тематики: Корсары: "Город потерянных кораблей"
Infinity вне форума Ответить с цитированием
Старый 05.01.2009, 18:13   #15
Wolf
Капитан 2-го ранга
 
Аватар для Wolf
 
Регистрация: 05.01.2008
Адрес: Civitas Lunaris
Сообщений: 7,290
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 432

Награды пользователя:

По умолчанию Пиратские истории и легенды

Пиратская история из уст Эксквемелина

Один довольно известный пират, по кличке Пьер Француз, родом из Дюнкерка,довольно долго плавал в открытом море на барке с отрядом в двадцать шесть человек. Он держал путь к мысу де ля Вела, стремясь перехватить один корабль на пути из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Кампече. Но это судно он упустил и со всей командой решил отправиться прямо к берегам Ранчерии, чтобы поохотиться на ловцов жемчуга. Ранчерия расположена неподалеку от Рио-де-Аче на 12ё30' северной широты, и там есть неплохая жемчужная отмель. Каждый год туда отправляется флотилия из десяти или двенадцати барок. Их сопровождает специальное судно из [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] с двадцатью четырьмя пушками на борту. На каждой барке бывает обычно по два негра, которые достают раковины на глубине от четырех до шести футов. Пираты напали на флотилию следующим образом. Все барки стояли на якоре у самой отмели. Сторожевой корабль находился примерно в полумиле от этой флотилии. Погода была тихая, и разбойники смогли пройти вдоль берегов, не поднимая парусов, так что казалось, будто это идут какие-то испанцы из Маракайбо. Когда пираты уже подошли к жемчужной отмели, то на самой большой барке приметили они восемь пушек и примерно шестьдесят вооруженных людей. Пираты подошли к этой барке и потребовали, чтобы она им сдалась, но испанцы открыли огонь из всех пушек. Пираты переждали залпы, а затем выпалили из своих пушек, да так метко, что испанцам пришлось довольно туго. Пока испанцы готовились ко второму залпу, пираты взобрались на борт, и солдаты запросили пощады в надежде, что вот-вот к ним на помощь придет сторожевой корабль. Но пираты решили перехитрить стражей. Они затопили свое судно, а на захваченной барке оставили испанский флаг, испанцев же загнали в трюмы; на этом корабле они вышли в открытое море. Сначала на сторожевом корабле обрадовались,полагая, что пиратов потопили, но когда там заметили, что барка отвернула в море, то бросились за ней в погоню. Преследовали они пиратов до ночи, но никак не могли догнать барку, хотя и поставили все паруса. Ветер окреп, и разбойники, рискнув парусами, оторвались от сторожевого корабля. Но тут случилось несчастье - парусов подняли столько, что треснула грот-мачта. Но наш пират не растерялся: он связал пленных испанцев попарно и был готов сражаться против неприятельского корабля с командой всего в двадцать два человека, хотя многие из пиратов были ранены и в бою не могли в нем принять участие. Одновременно он приказал срубить грот-мачту и поднять на фок-мачте и бушприте все паруса, какими только можно было пользоваться при таком ветре. Все же сторожевой корабль догнал пиратов и атаковал их так лихо, что те вынуждены были сдаться. Однако пираты успели выторговать условие, что ни их предводитель, ни они сами не будут в плену таскать камни или известь. (А надо сказать, когда пираты попадут в плен, то их заставляют три или четыре года подряд таскать камни или известь, словно рабов. А когда они становились непригодны для этой работы, их отправляли в Испанию на галионах). Кроме того, пиратам обещали при первой же возможности отослать их в Испанию всей командой. Больше всего наш пират жалел свое добро - у него на борту было на сто тысяч реалов жемчуга, который он награбил на барках. И если бы не несчастье с грот-мачтой, выручка у пиратов была бы весьма изрядной.

А. О. Эксквемелин ПИРАТЫ АМЕРИКИ
__________________
Я-пират,но у меня есть свое понятие о чести и своя честь...или,допустим,остатки от прежней чести.


Wolf вне форума Ответить с цитированием
Старый 18.09.2009, 09:53   #16
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Чёрная метка

Чёрная метка

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]Чёрная метка (англ. Black Spot — дословно черное пятно, нем. Der schwarze Punkt) — вымышленный пиратский атрибут, обозначающий обвинение, выдвинутое пиратским сообществом (или отдельными пиратами) одному из его членов (или группе пиратов) в нарушении устава, порядков, правил и обычаев [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

Происхождение

Впервые термин и понятие Чёрная метка ввёл Р.Л.Стивенсон в романе «Остров сокровищ» (1883 год). В дальнейшем его неоднократно использовали в литературе или кинематографе, показывая бытность пиратского сообщества.

В действительности же, в традиции Карибских пиратов, имело место вручение карты смерти, в роли которой выступал пиковый туз. Ее показывали лицам, подозреваемым в предательстве. Она показывала, что человеку грозит смерть или его не хотят здесь видеть.

На иллюстрации: Пираты готовят чёрную метку, Н. Уайет, 1911 год.

Внешний вид и ритуал вручения

Традиционно чёрная метка показывается как листок бумаги или карта, с нарисованным сажей чёрным круговым пятном. При передаче такой чёрной метки, сажевое пятно отпечатывалось на ладони обвиняемого пирата, тем самым помечая его.

Обвиняемый (или обвиняемые) обязаны опровергнуть выдвинутые против них обвинения, либо принять вызов на поединок, если чёрная метка содержит такое требование или обвиняемый не может доказать свою невиновность другим способом. Если же пират, которому предъявлена чёрная метка, не смог или не захотел доказать свою невиновность, либо же не выполнил требований, предъявленных с чёрной меткой, то его ожидало наказание, вплоть до изгнания из рядов Берегового братства или смерти.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]Хотя зачастую получение пиратом чёрной метки говорило уже о том, что приговор пирату вынесен и обжалованию не подлежит. Так, Билли Бонс, получив чёрную метку, так распереживался, что умер от инсульта.

В массовой культуре

* В романе Р.Л.Стивенсона «Остров сокровищ» (1883 год), чёрную метку вручали дважды: штурману Билли Бонсу в главе 3, и капитану Сильверу, в главе 29.

* В фильме «Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца» (2006 год) чёрная метка, практически в прямом смысле показана чёрным пятном. В виде нарыва она присутствует на ладони Прихлопа-Билла, и является отслеживающим маркером для Кракена.

На иллюстрации: Пираты приносят чёрную метку Сильверу, иллюстрация к 29 главе «Острова сокровищ».


Википедия
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
Старый 19.01.2010, 03:49   #17
Nelchonok
Старшина
 
Аватар для Nelchonok
 
Регистрация: 30.11.2009
Адрес: Карибы
Сообщений: 121
Нация: Англия
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 4
По умолчанию Ответ: Пиратские истории и легенды

Легенда о пирате

Поиски счастья


В давно минувшие времена по бескрайним морям плавал пиратский корабль. Заплывал он и далеко на север, где на волнах качаются глыбы белого льда, бывал и на востоке, и на западе, и даже на юге, чудом уцелев меж смертоносных рифов и бессчётных атоллов и островков, где жили племена свирепых людоедов. За свою долгую жизнь этот трёхмачтовый парусник избороздил воды мирового океана и многих внутренних морей вдоль и поперёк.

А сколько лет судну – не знал никто. До того, как его захватили пираты, принадлежал он военному флоту одного приморского королевства. И поныне с его высоких бортов угрожающе смотрели королевские пушки, хоть пираты ими редко пользовались, предпочитая под покровом ночи подходить к жертвам и брать их на абордаж.

Среди пиратов был один молодой юноша. Он выделялся скорее умом, чем силой, среди этих человеческих отбросов. И старый капитан, покрытый шрамами морской волк, заметил его и сделал своим старшим помощником. Сделал очень просто – кривым ножом перерезав горло прежнему старпому, бледному человеку, который пристал к пиратам где-то на западе и владел гипнотическим даром. Во всей этой истории была ещё одна сторона – капитан боялся, как бы прежний старпом не занял его место. А молодого юношу, который ему нравился, он не опасался. Тот полюбил капитана как родного отца, которого никогда не имел, и многому научился от морского волка.

Затеяв какую-то нелепую ссору, капитан выхватил нож и вскрыл горло своему помощнику, а затем вместе с юношей, присутствовавшим при этом, выволок труп из каюты на палубу и бросил в море. Капитан, как водилось, был мертвецки пьян, и после этого, тяжело переводя дух, ушёл к себе, шатаясь. А юноша, стоя на капитанском мостике, долго глядел на тело в облаке алой крови, покачивавшееся на волнах. И тут под трупом словно бы всплыл чёрный пузырь. А в следующий миг огромная акула, угольно чёрная, проглотила утопленника. Юноша невольно вздрогнул, так ужасен был её облик. Но хищница исчезла, скрылась в глубинах.

Дело было вечером, накануне пираты устроили на редкость удачный набег на прибрежный городок и теперь пили у себя в каютах ром, сопровождая каждый глоток отборной бранью. Но ссоры на судне, заканчивавшиеся резнёй, были частым явлением, и наутро, узнав о новом помощнике, пираты только дружно взревели в знак одобрения. Прежнего старпома никто не любил, юноша же был здесь своим, с восьми лет став пиратом - сначала юнгой, а затем матросом. Он не знал, кто его родители. Трехмесячным ребёнком его нашли на ступенях храма в одном порту и отдали в приют. Оттуда он, вечно голодный, и сбежал к пиратам, нанявшись к ним за еду юнгой в какой-то таверне.

Впрочем, уже когда он в шестнадцать лет стал матросом, ему полагалась доля добычи. Тратил он её подобно другим, на ром, на портовых девушек, а ещё на диковинное оружие. И всё же добыча пиратов порой была такова, что даже они не могли истратить её всю. И тогда, что случалось раз в год, в середине лета, судно шло к неприметному острову и морские волки прятали свои сокровища в глубокой пещере. Каждый из них знал, что никогда за ними не вернётся, и вряд ли доживёт до старости. Смерть для пирата была чем-то близким, вечной соседкой, что может заглянуть им в глаза в любой день. И неважно как, с распоротым животом, на дне моря, или в таверне под столом, упившись. Всякая смерть – это смерть, а перед ней равны и короли, и нищие.

Далеко в восточной части океана располагался большой остров, где жили переселенцы с континента, смешавшись с местными аборигенами. Там был дом пиратов, и там, в прибрежных городках, среди портов и гаваней, морские разбойники чувствовали себя в безопасности. А кроме того, рядом рассыпаны были крохотные островки, скалистые или лесистые, где они прятали награбленное.

Остров этот принадлежал одной из морских держав и губернаторы портов исправно отсчитывали в казну немалый куш, так что власти закрывали глаза на пиратов, и даже рады были, что они есть. Другое дело соседние королевства, суда которых грабили и топили морские разбойники. Не раз и не два могучие флотилии подходили к острову, да только без толку. Пиратские капитаны, в остальных случаях довольно нетерпимые друг к другу, объединялись. И тогда добыча была велика – оружие, порох, военные корабли. Правда, с недавних пор по всем портовым тавернам ходили слухи о том, что королевства организуют одну огромную армаду для того, чтобы искоренить навеки пиратскую угрозу. Возможно, это были лишь слухи, только пиратские корабли старались поменьше показываться у берегов острова. Таким образом, защита его ослабла ещё больше.

[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]
__________________
Я дикая волчица,
Что смотрит на тебя.
Я словно вампирица,
Что прячется от дня.
Мои клыки опасны,
Но светлая душа,
Убью врагов опасных,
Свободою дыша...

Nelchonok вне форума Ответить с цитированием
Старый 11.02.2010, 02:20   #18
МОНТЕККИ
Салага
 
Аватар для МОНТЕККИ
 
Регистрация: 10.02.2010
Адрес: Верона
Сообщений: 4
Нация: Испания
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 0
По умолчанию Ответ: Пиратские истории и легенды

вот слыхал недавно от капитана 1 ранга историцу одну

В давно минувшие времена по бескрайним морям плавал пиратский корабль. Заплывал он и далеко на север, где на волнах качаются глыбы белого льда, бывал и на востоке, и на западе, и даже на юге, чудом уцелев меж смертоносных рифов и бессчётных атоллов и островков, где жили племена свирепых людоедов. За свою долгую жизнь этот трёхмачтовый парусник избороздил воды мирового океана и многих внутренних морей вдоль и поперёк.
А сколько лет судну – не знал никто. До того, как его захватили пираты, принадлежал он военному флоту одного приморского королевства. И поныне с его высоких бортов угрожающе смотрели королевские пушки, хоть пираты ими редко пользовались, предпочитая под покровом ночи подходить к жертвам и брать их на абордаж.
Среди пиратов был один молодой юноша. Он выделялся скорее умом, чем силой, среди этих человеческих отбросов. И старый капитан, покрытый шрамами морской волк, заметил его и сделал своим старшим помощником. Сделал очень просто – кривым ножом перерезав горло прежнему старпому, бледному человеку, который пристал к пиратам где-то на западе и владел гипнотическим даром. Во всей этой истории была ещё одна сторона – капитан боялся, как бы прежний старпом не занял его место. А молодого юношу, который ему нравился, он не опасался. Тот полюбил капитана как родного отца, которого никогда не имел, и многому научился от морского волка.
Затеяв какую-то нелепую ссору, капитан выхватил нож и вскрыл горло своему помощнику, а затем вместе с юношей, присутствовавшим при этом, выволок труп из каюты на палубу и бросил в море. Капитан, как водилось, был мертвецки пьян, и после этого, тяжело переводя дух, ушёл к себе, шатаясь. А юноша, стоя на капитанском мостике, долго глядел на тело в облаке алой крови, покачивавшееся на волнах. И тут под трупом словно бы всплыл чёрный пузырь. А в следующий миг огромная акула, угольно чёрная, проглотила утопленника. Юноша невольно вздрогнул, так ужасен был её облик. Но хищница исчезла, скрылась в глубинах.
Дело было вечером, накануне пираты устроили на редкость удачный набег на прибрежный городок и теперь пили у себя в каютах ром, сопровождая каждый глоток отборной бранью. Но ссоры на судне, заканчивавшиеся резнёй, были частым явлением, и наутро, узнав о новом помощнике, пираты только дружно взревели в знак одобрения. Прежнего старпома никто не любил, юноша же был здесь своим, с восьми лет став пиратом - сначала юнгой, а затем матросом. Он не знал, кто его родители. Трехмесячным ребёнком его нашли на ступенях храма в одном порту и отдали в приют. Оттуда он, вечно голодный, и сбежал к пиратам, нанявшись к ним за еду юнгой в какой-то таверне.
Впрочем, уже когда он в шестнадцать лет стал матросом, ему полагалась доля добычи. Тратил он её подобно другим, на ром, на портовых девушек, а ещё на диковинное оружие. И всё же добыча пиратов порой была такова, что даже они не могли истратить её всю. И тогда, что случалось раз в год, в середине лета, судно шло к неприметному острову и морские волки прятали свои сокровища в глубокой пещере. Каждый из них знал, что никогда за ними не вернётся, и вряд ли доживёт до старости. Смерть для пирата была чем-то близким, вечной соседкой, что может заглянуть им в глаза в любой день. И неважно как, с распоротым животом, на дне моря, или в таверне под столом, упившись. Всякая смерть – это смерть, а перед ней равны и короли, и нищие.
Далеко в восточной части океана располагался большой остров, где жили переселенцы с континента, смешавшись с местными аборигенами. Там был дом пиратов, и там, в прибрежных городках, среди портов и гаваней, морские разбойники чувствовали себя в безопасности. А кроме того, рядом рассыпаны были крохотные островки, скалистые или лесистые, где они прятали награбленное.
Остров этот принадлежал одной из морских держав и губернаторы портов исправно отсчитывали в казну немалый куш, так что власти закрывали глаза на пиратов, и даже рады были, что они есть. Другое дело соседние королевства, суда которых грабили и топили морские разбойники. Не раз и не два могучие флотилии подходили к острову, да только без толку. Пиратские капитаны, в остальных случаях довольно нетерпимые друг к другу, объединялись. И тогда добыча была велика – оружие, порох, военные корабли. Правда, с недавних пор по всем портовым тавернам ходили слухи о том, что королевства организуют одну огромную армаду для того, чтобы искоренить навеки пиратскую угрозу. Возможно, это были лишь слухи, только пиратские корабли старались поменьше показываться у берегов острова. Таким образом, защита его ослабла ещё больше.
Прошло три года с тех пор, как юноша занял место старпома на корабле. Однажды жаркой летней ночью, когда судно стояло в порту, пираты всей командой ввалились в таверну. Набравшись как следует рома, кто-то из них уснул прямо под столом, кто-то ухитрился добраться до каюты, а кто-то, напившись в меру, отправился снимать портовых девок. В опустевшей таверне остались только капитан и помощник.
Капитан пил больше всех, но всё ещё был в сознании, юноша же пил мало, планируя сходить потом за девушками.
И тут старый морской волк рассказал ему одну историю из своей долгой жизни.
- Я капитан вот уже почти тридцать лет, - сказал он. – Много повидал на своём веку, и левиафанов, и морских змеев, и всяких там русалок и спрутов. Но не это запомнилось мне больше всего…
Старик взял бутылку рома и запрокинул горлышко в рот, влив в себя никак не меньше трети. А потом продолжил:
- Более всего, сынок, хотел бы я ещё раз увидеть одну девушку. Нет, женщин я попробовал в своей жизни предостаточно. Это не то. Да ты не смотри, что сейчас… Я уже старик, мне все эти портовые шлюхи без интереса. Но я не про то говорю.
Было мне тогда лет тридцать пять. Я уже лет пять как был капитаном моей крошки.
Старый пират вновь припал к бутылке ненадолго.
Историю о том, как пираты ночью взобрались на военное судно и захватили его, юноша слышал уже не раз. Но старик, к счастью, не отошёл от темы.
- Однажды взяли мы пассажирскую трёхмачтовую шхуну. Публику она везла породистую, так что всякой дребедени вроде украшений нам перепало немало. Ну и золота с серебром в шкафчиках нашлось порядочно. Почти всех мы перебили, ясное дело. Оставили лишь одну девушку, я взял её себе, так она мне понравилась. У неё были чудесные синие глаза и тёмные волосы. Она сказала, что её мать – какая-то там герцогиня, только мне это было безразлично. Я её полюбил с первого же взгляда.
Капитан допил ром и заорал, требуя новую бутылку.
- Вот так-то оно бывает, сынок, - прокряхтел он. – Женщина на корабле – не к добру, но я говорил, что возьму за неё выкуп. И команда не особо возмущалась. Только потом потребовала пустить её по кругу. Я этого позволить не мог. Взял и высадил её на берегу, плавали мы тогда северными морями.
Старику принесли новую бутылку и он тут же опробовал её.
- Этот ром ещё лучше, - подмигнул он старпому.
Юноша сделал несколько глотков. Обожгло, словно огнём.
- Девушку ту уже никто не помнит, кроме нашего боцмана. А когда я её, значит, высадил, трое, и среди них рулевой, послали мне через юнгу чёрную метку. Капитаном уже заранее выбрали второго помощника. Пришлось мне всех троих и покрошить моей саблей.
Старик каким-то чудом ухитрился подняться с лавки.
- Пошёл я в каюту спать, - пробормотал он. – Утром отчаливаем.
А юноша остался сидеть совсем один. Сначала он допил остатки капитанского рома, потом присвистнул, требуя ещё. Отчего-то ему стало грустно. Ему хотелось, чтобы и у него в жизни была какая-нибудь чудесная история. Ром он так и не допил. Попытался заговорить у стен таверны с какой-то молодой шлюхой, но язык заплетался и она только рассмеялась.
- Иди-ка лучше проспись в каюте, морской волчонок, - сказала девушка. – А завтра вечером я тебя обслужу. Если будешь трезв.
- Катись ты в пасть акуле, - грязно и невнятно выругался юноша. – Да я-то морской вол… Я – старпом! Старший помощник кап…
- О! – воскликнула девка, сообразив, сколько может взять со старшего помощника за ночь. – Тогда пойдём.
Когда юноша проснулся, голова у него раскалывалась. Вчерашней девицы уже не было, как и половины золота в кошельке.
- Вот спрутова сыть! – выбранился пират, закрывая кошель.
Прямо над его каютой располагался капитанский мостик. И оттуда сквозь доски донёсся рев и брань.
Когда он поднялся на палубу, пираты встретили его криком:
- Капитан! Новый капитан!
Так и получилось, что старый капитан умер во сне, а новым стал двадцатилетний юноша. Старика же завернули в чёрный холст и тело его упокоилось на дне порта с ядром в ногах.
- Отдать швартовы! – закричал юноша. – Выполним последнюю волю умершего.
И корабль взял курс на запад, отправляясь в набег, задуманный ещё старым капитаном.
Своим первым помощником юноша сделал второго – чернобородого пирата, чьё тело было в татуировках. А вторым помощником стал приятель юноши – молодой пират, чей левый глаз был всегда закрыт чёрной повязкой.
Однажды девятеро пиратов собрались за столом в капитанской каюте. На столе стояло столько же бутылок рома. Капитан пригласил только тех, кому доверял. Когда пираты выпили полбутылки каждый, юноша заговорил.
- Через неделю мы окажемся на морском пути, к которому так долго плыли. Это будет величайший пиратский набег. И каждый из нас сможет купить себе небольшое княжество. Если, конечно, добычу делить на девятерых, - капитан многозначительно оглядел присутствующих.
- Разве остальные ничего не получат? – удивился кок.
Из всех, кто был здесь, только второй помощник был посвящён капитаном в его тайну. Теперь же он сидел, облокотившись на спинку резного стула и цепким взглядом обводил одного флибустьера за другим.
- Мертвецам золота не нужно, - хрипло сказал пират, поправляя повязку на глазу.
- Это как понимать? – недоумённо заморгал старый боцман.
Ответил за него молодой капитан.
- Скажите, друзья, все вы хотите умереть от сабли офицера или сгинуть в пасти акулы? Или на виселице?
- Все мы знаем, что такова будет наша смерть, и никогда не бежим от неё! – гордо прогремел голос одного из пиратов, высокого и мощного.
- Я говорю не о трусости! – воскликнул капитан. – Я говорю о выборе! Если бы у каждого из вас был выбор: умереть смертью пирата или в глубокой старости со своей семьёй, богатым и счастливым.
- Мы и так счастливы, - пожал плечами худой пират.
- И у нас нет семей, - скривился высокий.
- А могли бы быть. И вам не грозила бы смерть, - произнёс второй помощник.
- Вы что, предлагаете уйти на покой? – догадался, наконец, высокий пират. – Если бы это было так легко.
- С той добычей, которая будет наша очень скоро, возможно и это. При условии, что нас будет девять.
Капитан говорил ещё, пока его не перебил старый боцман.
- Подозреваю, что если бы для управления парусником требовались двое, а не восемь-девять, мы бы здесь не были, - прищурился он, открывая беззубый рот. – Однако я спрошу не об этом, капитан. Есть ещё второй вопрос – где мы сможем жить, убийцы и разбойники, пусть и с баснословным богатством?
Юноша ничего не ответил. Он повернулся к большому сундуку, стоявшему у него за спиной, открыл его ключом, всегда висевшим у него на шее, порылся в нём и вскоре достал сложенную во много раз старую карту.
- Старый капитан, да будет море его домом, оставил мне эту карту. Он тоже задумывался над тем, над чем мы сейчас, и его наследство оставляет нам такую возможность.
Пираты непонимающе трясли головами.
- Далеко на юге лежат острова, зелёные и благодатные. Там живут миролюбивые туземцы. У них бронзовая кожа и великолепные смуглые женщины. Они добывают жемчуг. Ни одно из королевств не знает об их существовании.
- Значит, золото там не в ходу, - фыркнул пожилой пират с рассечённым надвое носом.
- Будь добр меня дослушать! – заорал капитан. – К югу от островов на большом полуострове расположен могущественный султанат. Он давно завладел этими островами, поделил землю и рассадил скупщиков жемчуга. Жители меняют жемчуг на золото и уже золотом платят за всё.
- А откуда у старого была эта карта? – полюбопытствовал юнга.
- Неважно, - прикрикнул на него второй помощник.
- Как это неважно, - возмутился высокий пират, взмахнув рукой с уже пустой бутылкой. – А вдруг карта фальшивая?
- До меня старпомом был некий бледнолицый колдун. Он и дал ему карту.
- Мы подобрали его на пустынном острове крайнего востока, - сказал боцман. – Но он так и не сказал, откуда он родом. Когда он смотрел на кого-то, возникало резкое нежелание с ним говорить, а тем более спорить. Проклятый колдун!
- Капитану он сказал, - ухмыльнулся юноша. – Он с далёкого севера, из какого-то странного племени. Они там все маги.
- А что он делал на востоке? И откуда знает про юг? – вконец запутался высокий.
- На востоке его нашли. А на юге и вовсе не был, - с досадой бросил капитан.
- Все вы видели на севере плавучие горы льда, - сказал второй помощник. – Колдун сказал, что ему триста лет. Он утверждал, что когда-то провалился в трещину с водой у себя на севере, а потом помнит уже свой остров. Колдун говорил, что он приплыл внутри айсберга.
- Что за нелепица. А впрочем, колдуны многое могут. Только теперь они почти перевелись, - заметил боцман. – А вот откуда у него карта юга.
- Нашёл в бутылочном письме. Там ещё была просьба о помощи. Как известно, одно из южных королевств ведёт торговлю с султанатом. И султан захватил в плен одного из учёных-путешественников. Тот и послал письмо. А как оно попало к нашему магу – сами угадайте.
- Юго-восточное течение, - кивнул старый боцман.
На этом разговор закончился. Капитан прогнал пиратов и улёгся спать.

Через неделю пиратское судно вышло на морскую дорогу и встало на якорь безлунной ночью. Всё это время капитан вёл корабль вдоль пути на расстоянии сотни миль.
Судно, которое они ждали, шло на всех парусах, ярко освещённое. Это был большой пятимачтовый барк. Он вёз золото с пиратского острова, что предназначалось для королевской казны. Никто доселе не осмеливался нападать на него.
Позади, в полумиле, шли две быстроходные баркентины.
Никем не замеченный, пиратский корабль тихо снялся с якоря и сблизился с одной из баркентин на расстояние выстрела. И тогда из дул пушек впервые за несколько лет полетели тяжёлые ядра. Они пробили борта военной баркентины в четырнадцати местах.
Вторая баркентина вышла из-за первой, пушки на ней в спешном порядке готовили к залпу по неожиданному врагу. На пиратском корабле тоже царила суматоха. Флибустьеры заряжали орудия для второго залпа.
Королевский бриг тем времени поднял все паруса, надеясь уйти от пиратов, пока те разбираются с военным сопровождением. На гружёном золотом судне, конечно, были пушки, но его капитан не мог рисковать.
Первая бригантина уже обречённо задрала нос. Она должна была пойти на дно в считанные минуты. Вторая выстрелила, но пираты снова были первыми. Их ядра переломили военному судну бушприт и грот-мачту и сделали две пробоины в борту. Дальность расстояния не способствовала точности. Потом уже выстрелила бригантина. Только одно ядро попало в цель. Оно пробило борт чуть правее бизань-мачты и застряло в пиратском корабле, выведя из строя лишь несколько пушек да повредив шесть кают.
Зато третий залп пиратов стал последним для бригантины. Ядро, пройдя несколько футов под водой, угодило в бомбовый погреб, прямо в бочки с порохом. Оглушив и пиратов, и матросов королевского судна, бригантина взлетела на воздух.
Нескольких пиратов, стоявших на палубе, осыпало градом из кусков горящего каната и щепок. Паруса в некоторых местах были прожжены насквозь. Не дожидаясь команды, пираты полезли их чинить.
С конвоем было покончено. Морские разбойники подняли все паруса и двинулись в погоню за барком, битком набитым золотом. Ветер дул встречный и их парусник к утру догнал барк.
Капитан отдал команду и сорок из пятидесяти двух пиратов по приставным лестницам бросились на абордаж, перебрались на борт барка. Сам он в бою не участвовал, равно как и старпом. Пиратами руководил второй помощник. Он снял свою повязку – его левый глаз, постоянно пребывая во мраке, обрёл способность видеть и в полной темноте.
Пираты были вооружены до зубов, саблями, алебардами, рапирами, на барке же было лишь двадцать офицеров для защиты груза от матросов – король всецело полагался на то, что пираты не осмелятся атаковать его казну – даже баркентины были редким исключением.
И флибустьеры завладели огромными богатствами короны. Их собственный парусник сидел в воде почти по самую ватерлинию. Капитан велел даже выбросить за борт часть собственных ядер, иначе осадка вышла бы недопустимой.
Из пятидесяти двух пиратов после набега осталось сорок шесть.
Кок в эту ночь расщедрился не на шутку и выдал пиратам едва ли не четверть запасов рома. Только девять из них не пили ни капли в этот рассветный час.
Они расположились в капитанской каюте и сидели, удобно вытянув ноги под столом и скрестив руки на груди. Они ждали. Трижды уходил юнга и трижды возвращался. Наконец, он вернулся в четвёртый раз.
- Все пьяны, как свиньи. Не удивлюсь, если кто-то даже помер.
- За работу, друзья, - усмехнулся капитан. – Уберём этих свиней с палубы.
И за каких-нибудь полчаса девять заговорщиков перерезали горло бывшим товарищам и выкинули их тела за борт, на потеху акулам. Один лишь второй помощник был ранен – силач старпом, напившийся не меньше остальных, всё-таки сумел привстать и вонзить свой зазубренный нож тому в ногу. Одноглазый пират упал, и старпом подполз к нему, собираясь прикончить, только сзади подкрался боцман и одним ударом снёс голову старшему помощнику.
Возвращаться на пиратский остров не имело смысла, а более того, было даже опасно после всего случившегося. И тут капитан сам взял штурвал в руки - рулевой-то был убит - и повёл судно на юг, к заповедным островам. Теперь уже пираты могли пить ром, сколько влезет. Они отошли далеко от морских путей и встретить могли только лишь других пиратов, а по неписаному закону моря флибустьеры не трогали друг друга.
Правда, судно сидело глубоко и плыло медленно. Но это пиратов не тревожило. Они усаживались по двое-трое в каютах и непрерывно пили, наслаждаясь мечтами о предстоящем блаженстве.

На одиннадцатый день после морского боя случилось нечто особенное. Капитан пил мало и много времени проводил за штурвалом. Уже издали, почти на линии горизонта, заметил он что-то плавающее. Море уже неделю было спокойное и предмет было хорошо видно.
Это был плот, с крохотным парусом из сшитых вместе штанов и рубашки. С плота сняли странного человека, исхудавшего и загорелого. Облик его был ужасен, лицо, да и всё тело было покрыто жуткими белыми пятнами и струпьями, а волос и вовсе не было. Вообще-то не в обычае пиратов помогать потерпевшим кораблекрушение, но загадочный сундук на плоту возбудил в них интерес. В нём оказались какие-то записи на неизвестном пиратам языке, несколько карт и немного золота.
Капитан сразу предложил спасённому выбор – стать пиратом или пройтись по доске. Человек выбрал первое. Пираты сразу решили сказать ему о грузе и будущем курсе. Спасённый попросил завезти его в ближайший порт и капитан отчего-то согласился, благо, до суши было не более двухсот миль.
- Я географ, - так сказал спасённый человек. – И некоторое время жил в этом городке. Меня там знают и примут. А вам ничего не грозит, военных там нет, за исключением небольшого штаба королевской полиции. Дня два, даже три, вы сможете отдохнуть в таверне. А потом плывите на юг. Но хочу дать вам совет, капитан.
- Какой же? – заинтересовался юноша.
- Оставьте половину сокровищ на каком-нибудь острове. Не плывите на эти острова со всем грузом. Я не знаю острова, но знаю султанат. Едва вы приплывёте туда, султан может упечь вас в темницу, а золото конфисковать. Скажу вам честно, на такие богатства позарился бы не то, что султан, но даже Император Первой Империи. И, к тому же, я прекрасно знаю, на чём построена любая монархия.
- На чём? – капитан внимательно смотрел на изуродованного человека.
- На силе. Конфискации, казнях, если вам будет угодно.
- Ты дал дельный совет, географ, кем бы ты ни был. Только мы назначим место после того, как ты покинешь корабль.
- Как вам будет угодно, - развёл руками спасённый.
Помощнику становилось всё хуже. Нога его распухла и почернела. Помочь было некому – докторов на пиратских судах не водилось от века. Оставалось надеяться, что одноглазый пират сумеет протянуть до прибытия в порт.
Он сумел.
Городок, раскинувшийся на зелёных холмах, был частью торговый, частью рыбачий. Небольшие каменные дома разделялись несколькими десятками улиц. В центре, возле мощёной камнем площади, стояло единственное трёхэтажное здание – ратуша. Туда отправился географ, поблагодарив капитана за спасение.
- Вы благородный пират, - сказал он напоследок.
Юноша только рассмеялся. Сколько жизней на его руках, он уже не смог бы сосчитать при всём желании.
Горожане большей частью попрятались по домам, немало удивлённые тем, что пираты не трогают никого и ничего.
Капитан смотрел с мостика на уютный городок и жалел, что их так мало. Ему, как никогда раньше, хотелось разграбить и разорить всё вокруг.
- Потому что именно сейчас ты не в состоянии этого сделать, - так объяснил ему друг, второй помощник.
Юноша много времени проводил у постели больного. Одного пирата даже послали к аптекарю, но тот исчез, словно сквозь землю провалился. Грабить его лавку не имело смысла, никто из пиратов не имел ни малейшего представления о фармацевтике. Поэтому помощник лежал в своей каюте, и капитан понимал, что дни его сочтены.
Пятеро пиратов, в том числе и помощник, дежурили на судне, в то время как остальные четверо развлекались в маленькой таверне, пили ром, задирали девушек, благо шлюх здесь не было, и быстренько переломали кости завсегдатаям заведения. Одного даже убили.
На второй день в таверну наведались пираты с корабля, сменив товарищей. Лишь один капитан провёл здесь оба дня. Вечером второго дня он вышел прогуляться на набережную.
Бытует мнение, что пираты, как на подбор, оборванцы и уродливые собой. На самом же деле пираты – первые щёголи, и как никто иной любят наряжаться в моднейшие кафтаны и сюртуки, только от их образа жизни одежда быстро приходит в небрежение. Впрочем, в первом же порту они с удовольствием одеваются в новое, золото им и так девать некуда.
Задумчивый бродил капитан пиратов по серым камням набережной. На нём был отлично скроенный новый тёмно-зелёный кафтан. Он думал о своей жизни, прошлой и будущей. Думал о том, что всю жизнь был пиратом, и вот скоро настанет и для него мир и покой. Не нужно будет больше крови и убийств. Осталось совсем чуть чуть.
И тут ему встретилась на пути девушка. Он шёл, глядя под ноги, и чуть было не налетел на неё. Юноша вообще на твёрдой земле чувствовал себя довольно неуютно, даже походка у него была особенная – так он привык ходить по вечно качающейся палубе.
- Вы моряк? – окликнула она юношу.
Он вздрогнул от её голоса. Подняв голову, пират внимательно осмотрел девушку. У неё были удивительные зелёные глаза. И огненные волосы.
- Можно и так сказать, - загадочно улыбнулся он.
- Весь город знает о том, что в порту стоит лишь один корабль – пиратский, - тоже улыбнулась девушка.
- Ты что, не боишься меня? – пират вскинул брови.
- Зачем мне вас бояться? – вопрос был риторический.
- Сейчас незачем, ты права, - сказал он невнятно.
Он смотрел ей в глаза. В них хотелось смотреть. Так они были красивы. Может это и есть такая же любовь, какая была у его капитана. Позже пират так и не смог определиться, отчего полюбил эту девушку. Полюбил её красоту, или полюбил своё желание полюбить кого-то.
- Ты кто? – спросил пират, не очень владея манерами, здесь ведь был не пиратский город.
- Я – просто девушка. А ты кто?
- Я – просто пират.
- Расскажи что-нибудь? – попросила она.
Они облокотились на мраморные перила набережной. И пират долго рассказывал о походе на большой северный порт в составе пиратской флотилии. А затем схватил её обеими руками за голову и прильнул к её губам. Она не сопротивлялась.
И он рассказал ей о своих планах.
- Хочешь быть со мной?
- Хочу, - просто сказала удивительная девушка.
И они расстались, договорившись, что завтра она придёт на корабль.
А потом капитан пришёл в таверну. Там был из пиратов только юнга и высокий пират.
- Не рано ли пьёшь? – поинтересовался с усмешкой капитан.
- Разве это важно, - отмахнулся мальчик. – Что ещё здесь делать…
- И то верно, - согласился юноша и сел за их столик.
Они выпили много, и вскоре капитан совсем остался один. Он осоловелыми глазами глядел в окно. Невыносимое счастье переполняло его. Любовь. И осень, что уже пришла. На пиратском острове времена года менялись лишь с дождливого на засушливый.
- Я знал, что найду вас здесь, капитан, - раздался ироничный голос за спиной.
Юноша резко обернулся. Это был тот самый человек с изуродованным лицом.
- Снова ты, - безо всякого выражения произнёс пират.
- Да. Я пришёл помочь вашему другу.
- Что? – переспросил капитан.
- Я могу ему помочь, - географ потряс большой кожаной сумкой, в ней что-то зазвенело.
- Чем это?
- Я кроме того, что географ, ещё и учёный, математик и химик.
- Алхимик? – съязвил пират.
- И это тоже. Так что, позволите?
- А… Идите, помогайте. Сколько вы хотите? – пират даже перешёл на «вы».
- Сколько будут стоить эликсиры плюс шесть золотых.
- Годится, - пробормотал капитан.
- Математик, тоже мне, - сказал пират невнятно, когда тот ушёл.
Тут голова молодого флибустьера склонилась на стол.
Проснулся он, когда кок с высоким пиратом покупали в таверне продовольствие.
- Не забудьте про ром, - бросил он им и направился к кораблю, ежеминутно зевая и охая.
Девушка стояла на причале.
- Красивый корабль.
- Мой, - улыбнулся он. – Пойдём, осмотрим. Тут где-то было хорошее вино. Я, правда, пью всё больше ром. Но почему бы с утра и не вино…
Не успели они осушить по два бокала, как раздался громкий настойчивый стук в дверь каюты.
- Кого там ещё морской чёрт принёс, - рявкнул раздражённо юноша. – Я же сказал, отплываем в полдень.
- Это я, капитан, - он узнал хриплый голос географа. – Надо отчаливать прямо сейчас.
- Да чтоб вас всех! – капитан подбежал и открыл дверь.
- В порт прибыла королевская полиция! – пояснил географ, когда они оба бежали на палубу по лестницам.
- Я не могу отплывать! – воскликнул пират. – На суше ещё двое моих людей.
- Нет времени. Их больше тридцати, конных. С арбалетами! Капитан, будьте благоразумны!
- Пошёл вон! – заорал юноша. – Не тебе меня учить, урод.
- Подумайте о вашей доле. Она увеличится, - вкрадчиво сказал географ.
- Плевать мне на долю, - крикнул капитан. – Мне не хватит людей управлять судном.
- Я немного разбираюсь в узлах и парусах, - заявил географ. – Я заменю их.
- Да кто же ты такой?!
- Я просто учёный, - скромно пожал плечами мужчина. – Учился в столичной королевской академии…
- Да плевать мне, где ты учился, - закричал взбешенно капитан, ступая на мостик. – Поднять паруса! Отдать швартовы!
- Быстрее спускайтесь, пока мы не отплыли, - сказал он географу.
- Прошу прощения, капитан, - сказал неожиданно тот. – Я хотел бы плыть с вами.
- Что! Ещё чего!
- Но вы же уже согласились, - напомнил он. – Меня повесят за связь с пиратами. К тому же лечение ещё не закончено. Помощник может умереть.
- Хорошо. Сам же просил привезти сюда, идиот. Но ты мне ответишь за полицию, - грозно прошипел пират.

Судно ушло из гавани в самый последний момент, когда конские копыта уже застучали по камням причала.
О судьбе кока и высокого пирата можно было только догадываться. Но можно было сказать с уверенностью, что какой-либо из видов казни им избежать не удалось.
Вечером капитан с географом зашёл к помощнику. Тот, казалось, спал. Холод его тела насторожил капитана. Дыхание не прослушивалось.
- Он что, умер?! – вспыхнул юноша и схватил злополучного географа за горло.
- Нет, что вы. У него началась гангрена, и мне пришлось отправить его в глубокий сон, чтобы она не пошла дальше. За это время нога сама восстановится.
- Делай, как знаешь, - отмахнулся капитан. – Только чтоб он выздоровел.
- Он проснётся через неделю-другую и будет здоров, - сообщил мужчина.
- Тебе же лучше, чтоб это была правда, - сказал юноша и вышел.
Капитан проводил с возлюбленной всё своё время. Она, как оказалось, умела прекрасно готовить, поэтому отсутствие кока почти не замечалось. В перерывах она стояла рядом с ним за штурвалом, обнимая его и шепча на ухо разный сладкий бред.
А ночи были слаще всего. Капитан даже перестал пить ром. Правда, он с лихвой возмещал его огромным количеством вина.
Задул попутный ветер и корабль их быстро двигался на юг. Быстро теплело. Мимо, где-то недалеко за линией горизонта, проплывали страны, королевства, княжества. В один прекрасный день капитан решил ненадолго зайти в порт, пополнить запасы провизии и рома, разумеется.
Пока семеро из его команды таскали на судно ящики с продовольствием, сам капитан засел в таверне вместе с девушкой. Он уже порядочно набрался рома, когда трактирщик, черноволосый парень, робко подошёл к нему и протянул запечатанное письмо. Глаза юноши изумлённо расширились – откуда к нему могли послать письмо в эти далёкие края. Не иначе, как кто-то выследил его путь. Он давно подозревал, что существует какая-то очень тайная полиция, действующая во всех странах. А он-то похитил груз государственного значения.
Но письмо было коротким. И на нём были отпечатки птичьих когтей.
«Оставь то, что взял».
- Ещё чего, - ухмыльнулся он, показав письмо девушке.
Однако поспешил поскорее уплыть из этого городка. Груз он не отдал бы теперь даже дьяволу, поджариваемый на медленном огне.

Семеро пиратов поделили свой груз на семь частей, а затем каждый свой – пополам. Таким образом, получилась одна большая куча сокровищ, которую они планировали схоронить на каком-нибудь островке, вдали о морских путей.
Такой клочок суши наконец-то выискался на морских картах. Отстоял он от их курса на пятьдесят пять миль. Там росли разве что кусты и кроме птиц и ящериц, никто не жил. Одинокий островок в океане.
Пираты вынесли сокровища на своих плечах. Капитан долго выбирал место, наконец, взгляд его остановился на одинокой скале. Земля под ней оказалось мягкая и рыхлая, вдобавок природные трещины на поверхности скалы в одном из мест здорово напоминали крест. Там-то, под крестом, и закопали пираты половину своих несметных богатств.
Рыли яму только пятеро, капитан сидел в тени под большим кустом и отдыхал.
Неожиданно один из пиратов, весь в татуировках светловолосый флибустьер, удивлённо присвистнул.
- Да тут уже до нас постарались, - сказал боцман.
- Что там? – капитан вскочил и подбежал к копателям.
- Чужой клад! – воскликнул юнга, хлопая в ладоши от радости.
- Ну-ка, выкопаем его, посмотрим, что там. А потом закопаем всё вместе, - сказал пират с рассечённым носом.
- Идиоты, - рявкнул капитан. – Чтобы хозяин клада пришёл за ним и заодно забрал наше?!
- Ну хоть посмотреть-то надо, - обиделся двуносый.
- Так копайте, чего встали!
Лопаты призывно зазвенели по обитому железом сундуку. Он был велик. Рядом угадывались ещё сундуки, словно некий обладатель баснословных богатств закопал своё состояние, уложив сундуки, будто кирпичи на мостовую. Капитану вдруг представилось, будто целый остров стоит на фундаменте из сундуков, а сверху насыпана земля и посажены кусты для маскировки. Глупости, конечно, крест-то только здесь. Но сундуков было много.
- Клад-то под стать нашему, - восхитился пират в татуировках.
- Вытаскивайте, - велел капитан.
Татуированный спрыгнул в яму, прямо на один из сундуков. Вдруг раздался его истошный вопль, зашипела, сверкая, белая молния. Цепь искрящихся линий оплела пирата, запахло палёной человечиной, и флибустьер с глухим стуком грохнулся прямо на сундуки. Он был мёртв.
- Отойдите все, - приказал юноша, но пираты и так в ужасе отпрянули от страшного клада.
- Как же мы копали-то? - ужаснулся двуносый.
- Никакая молния не пройдёт сквозь сухое дерево, - презрительно объяснил капитан.
- Надо пригласить нашего географа, - сообразил юнга и улыбнулся, довольный тем, что он один додумался до этого.
- Дурак, он же просто алхимик, - сплюнул капитан. – Однако стоит попробовать. Ты и пойдёшь за ним. Марш!
Мальчик, вздыхая, помчался на корабль. Пираты расселись неподалёку от скалы и попивали ром, бутылку которого каждый непременно носил с собой про запас.
Впрочем, географ-алхимик ничем не смог помочь. Страшный клад решили не трогать. Даже погибшего пирата не удосужились хотя бы забросать землёй. Вместо этого принялись заново делить собственные сокровища, уже на шестерых.
В королевских драгоценностях больше всего, конечно, было золота и серебра в монетах, однако попадались и крупные слитки, самородки, драгоценные камни, жемчуг и украшения. В долю больного помощника, разумеется, попало много всякой безвкусной дряни и серебра.
- Иди на корабль, нечего здесь глазеть! – капитан прогнал географа на судно и пираты, выбрав место под другой скалой, принялись за дело.

Счастливым был тот день, когда очнулся помощник. Первым делом он снял свою извечную повязку с глаза и глядел левым глазом, ничуть ни щурясь. Рана зажила, оставив тёмный шрам.
- Как ты? – участливо спросил капитан, позванный географом.
- Он не может говорить. Речь к нему уже не вернётся. Но он тебя понимает.
- Ах ты, лекарь! – взъярился юноша и выгнал его из каюты.
- Есть хочешь? – поинтересовался капитан у выздоровевшего.
Тот отрицательно замотал головой.
- А ром? – подмигнул юноша.
Помощник энергично закивал.
- Наш человек, - похлопал его по плечу капитан и вытянул из-за пазухи бутылку. Они распили её на двоих. Капитан невольно обратил внимание на движения друга, резкие, порывистые. Силы тот словно и не потерял.
Тем же вечером парусник заглянул в порт одного из южных княжеств.
И снова история с письмом повторилась. Официант, смуглый подросток, протянул ему письмо. Печать на нём была в виде отпечатка пальца.
- Что за дерьмо! – выбранился капитан и резко вскрыл письмо.
«Оставь её».
В этот раз он был сам в таверне.
Капитан велел немедленно поднять паруса. А сам собрал пиратов в своей каюте и рассказал о письме.
- Никто из вас не видел ничего подозрительно в сокровищах? – пытливо спросил он. – Вы ведь перебирали их, когда делили сундуки погибшего?
- Статуя, - вскричал вдруг худой пират.
- Что за статуя? – воззрился на него капитан. – А! – вспомнил он.
Это была статуя прекраснейшей женщины, отлитой из чистого серебра. Вместо глаз у неё были изумруды, а волосы – из червонного золота.
- Дай её мне, - воскликнул юноша. – Ему бросилось в глаза удивительное сходство женщины с его возлюбленной, стоявшей тут же. Раньше он почему-то не обратил на это внимания.
- Как это «дай»! – возмутился тощий пират. – У тебя есть своя доля.
Капитан хотел было вспылить, но передумал. Убить он мог всегда.
- Я заплачу золотом.
- Слушаюсь, капитан, - сказал тощий. – Мне-то статуя без надобности, лишь бы заплатили её цену.

Через два дня пиратам пришлось зайти в ещё один порт. Что-то случилось с питьевой водой. Она стала отвратительной на вкус. Пираты пили, наплевав на это, а к вечеру едва не лишились желудков – так им стало плохо.
- В тропиках водоросли, живущие в северной пресной воде, вступают в противоборство с южными водорослями. Результат этого – токсины, - сообщил географ.
- Умник. Сам-то ничего не пьёшь уже целый день. Нам чего не сказал?
- Это не опасно. Скоро ваш желудок привыкнет. Но лучше вам взять запасы целиком южной воды.
Так им пришлось причалить к ещё одному посёлку. Здесь жили люди с бронзовым цветом кожи. Одевались они в белые халаты, на головах носили чалму, скреплённую обручем из змеиной кожи, а говорили на незнакомом языке.
- Что это за обезьяны!? – раздражённо фыркнул капитан, ступая с трапа на многолюдную площадь.
- Я знаю язык этого халифата, - сообщил географ, следуя за ним.
- Не сомневаюсь, - отозвался юноша.
Вчетвером, с девушкой и юнгой, они зашли в ближайшую чайхану. Здания здесь строили из ослепительно белого известняка, на некоторых вместо крыши блестел золотой купол.
Капитана терзала смутная тревога.
- Ты не слышал о тайной международной полиции? – обратился он к географу.
- Слышал, - кивнул тот. – Они пользуются птичьей почтой. А что такое?
- Не твоё дело, - ответил пират и, обняв девушку, стал её целовать в ухо.
Каково же было его удивление, когда смуглый мужчина в чалме, очевидно, хозяин чайханы, протянул ему письмо.
«Странно, здесь нет следов птичьих лап, - подумал он».
Руки его дрожали, когда он вскрывал конверт, и не только от рома.
«Оставь её здесь. Это последнее предупреждение».
Пират встал, перевернув стол. Неожиданная догадка на миг пронзила его разум.
- Ты когда-нибудь была здесь? – спросил он девушку.
- Конечно, нет, - фыркнула та.
- Пойдёмте, - велел он, подозрительно взглянув на географа.
- Подождём на корабле. Не нравится мне здесь.
- Говорят люди, что пиратскую державу уничтожили, - сказал вдруг географ, пытливо глядя в глаза пирату.
- Ну и что с этого, меня-то там нет.
- Из-за вас, капитан. Это сделало королевство, которому держава платила дань.
- Плевать.
Перед самым отплытием он вынес на палубу серебряную статую и размахнувшись, бросил её на причал. Статуя от удара повредилась, изумруд выпал из её глаза. Люди, словно муравьи на тлю, бросились на неё, выдирая друг другу волосы, выдавливая глаза, кусаясь и лягаясь. Кончилось тем, что пришёл кади с младшими стражниками и отобрал сокровище. Но ещё много лет в посёлке судачили о странном происшествии.
Капитан отдал команду к отплытию.
- Если вы и сейчас не отстанете от меня, я больше ни в один порт не зайду, - прошипел он злобно, обратив лицо на север.
Теперь они плыли прямо на запад. Ночью юноша беспробудно пил. Помощник редко высовывался из своей каюты. От него почему-то разило отвратительным смрадом. На всякие расспросы об этом он пожимал плечами.
Наступило утро. Когда он поднялся на капитанский мостик, какая-то странная чёрная птица взлетела с вершины фок-мачты и скрылась в небесах на северо-востоке.
До заветных островов осталось не больше трёх дней пути. Ещё чуть-чуть, и они закончат своё последнее плавание…

Однажды, когда поздно вечером капитан восседал в своей каюте, раздался бешеный стук в дверь. Девушка, сидевшая у него на коленях, встала и открыла дверь. Там стоял юнга, запыхавшийся и напуганный.
- Он. Это он! - невнятно пробормотал мальчишка.
- Что? Что случилось? – капитан схватил того за плечи и тряс, ещё больше приводя в смятение.
- Я видел… он убил…
Неожиданно из-за двери вывернулись две почерневшие руки, схватили юнгу за горло и так сжали, что позвонки у того хрустнули и несчастный мальчик свалился замертво.
Быстрее змеи юноша выхватил саблю и отскочил от двери, придерживая за спиной девушку. Сабля едва не выпала у него из рук, когда он увидел, кто вошёл в каюту.
Это был его друг, старший помощник. Кожа его почернела, словно начала истлевать, а от него самого разило, точно от падали.
- Зомби! - взвыл от ужаса даже видавший виды пират.
Однако когда живой мертвец двинулся к ним, вытащив свою саблю, капитан собрал всю свою волю и одним точным выпадом снёс голову нежити. Помощник рухнул на палубу, из шеи вывалилось несколько отвратительных трупных червей, белых и розовых. Девушка упала в обморок.
В коридоре послышалась возня, крик, полный ужаса. Капитан узнал голос старого боцмана.
Вошёл географ с саблями в руках. С них стекала кровь.
- Это ты!!! – закричал пират, и вне себя от ярости, бросился на того с саблей.
Мужчина скрестив свои сабли, легко взял клинок юноши в клещи и вырвал из рук.
- Вот и всё, - торжествующе оскалился он. – Наступил мой час! А теперь давай мне ключ от сундука.
Географ двинулся на безоружного юношу, выставив оба клинка вперёд.
- А ты, - обратился он к девушке, заметив, что она очнулась, - грязная портовая шлюха.
- Кто ты? – ошеломлённо выдавил из себя капитан, бессильно повалившись на пол. Чья-то воля словно лишила его сил.
- Я географ, - издевательски осклабился тот. – Ну и ещё немного некромант. А она моя жена. Но увидев, как я изуродован, она бросила меня. И за это поплатится!
Он взмахнул саблей, собираясь снести ей голову. И юноша разглядел тонкую белую полоску на его шее – заживший шрам.
- Старпом! – крикнул он.
- Он самый, - мужчина остановил саблю в дюйме от шеи девушки, что не мигая, смотрела на него. – Так что, даже дважды «я».
- Но как ты… - прохрипел юноша.
- Думаешь, приятно вариться в брюхе акулы! – неожиданно злобно произнёс старпом. – А ты, верно, думал, что я пострадал во время алхимического эксперимента? Довелось мне жить во многих странах, прежде чем я попал к вам на корабль. Служил я и у пиратов, но меня высадили на этом проклятом острове. Знаешь, за что?
- Догадываюсь… - ответил капитан.
- Ключ, - потребовал старпом.
Но неожиданно глухой удар сокрушил днище корабля.
- Рано! Рано, тупая рыба! – взвизгнул мужчина, но крик его потонул в ревущей бездне моря.

Высокие волны носили на своих телах большой деревянный сундук. За него судорожно уцепились двое людей: юноша и девушка. Время от времени их с головой окатывало водой.
- Ты знала, кто он? – спросил юноша, и в его голосе сквозила почти детская обида.
- Знала. Но не могла полюбить его, изуродованного.
- Хм, - произнёс он. – Будем надеяться, что в этот раз акула его не отрыгнёт. Иначе от него уже одни кости останутся.
И они, радуясь неведомо откуда взявшемуся чудному настроению, рассмеялись, звонко и счастливо. Вдалеке показался небольшой остров, верхушки пальм высились над ним. Волны несли ящик прямо туда.
Они долго лежали на мокром песке, а затем вновь утонули, в объятьях друг друга.
Вечером, проснувшись, юноша аккуратно переложил голову возлюбленной на песок и подойдя к сундуку, вставил ключ в замок. С весёлым лязгом засов сработал. Он откинул крышку и заглянул внутрь. На дне сундука плескалась вода. Он взял в руки обе карты – островов на юге и острова с сокровищами. Чернила размылись водой до полной неузнаваемости.
И тут юноша упал на землю и смеялся, долго-долго. Девушка проснулась и глядела на него, гадая, не сошёл ли он с ума от всех испытаний, что выпали на его долю.
А он показал ей карты. Она поняла и тоже заливисто засмеялась.
- От этих сокровищ нам теперь никакого толку. А свой остров у нас уже есть.
- Всё равно, наверное, жалко? – поинтересовалась девушка.
-Да знаешь, ничуть, - он глянул в её изумрудные глаза. – Я, кажется, обрёл своё сокровище.
МОНТЕККИ вне форума Ответить с цитированием
Старый 25.05.2010, 22:30   #19
Kenneth MacAlpin
Лейтенант
The famous nagger
 
Регистрация: 17.07.2009
Адрес: "Мой адрес не дом и не улица, мой адрес - Советский Союз!" Организация:"Law Society of Scotland"
Сообщений: 2,488
Нация: Англия
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 236

Награды пользователя:

По умолчанию Морские легенды

Множеством морских легенд окутан район Карибского бассейна. Вот рассказ португальского путешественника, находившегося на борту галеона "Инфанта", который в 1699 году отправился к берегам Америки.
"Моря Страны Грёз (очевидно, автор имеет в виду Карибское море или Мексиканский залив) не так точно нанесены на карты, как хотелось бы. Немного португальцев побывало в этих краях. Моряки предупреждали, что эти воды очень опасны. Здесь случаются ураганы, налетающие неожиданно, без обычных признаков непогоды. Матросы даже не успевают убрать паруса. Страшный ветер ломает мачты и разбмвает корабли о скалы. Рассказывают, что иногда у восточных берегов Страны Грёз появляется мёртвая зыбь при полном штиле. Если не повернуть корабль носом к волне, валы высотой с гору обрушатся на палубу и разломают, как яичную скорлупу.
Несчастье не миновало и "Инфанту". Внезапно налетел страшный шторм, водопады воды обрушились с неба. Три матроса, находившиеся на корме были смыты за борт. Всё, что нам оставалось - молиться. Вдруг ветер стих так же мгновенно, как и начался. Небо очистилось от туч. Наше судно требовало ремонта. Хорошо было бы причалить к какому-нибудь берегу, но галеон сбился с курса. К тому же паруса были порваны. В течение двух недель "Инфанту" несло по течению, довольно сильному в этом районе Атлантики. Заканчивались запасы пресной воды. Ко всем прочим несчастьям, стоял полный штиль, солнце палило немилосердно, ужасно хотелось пить. Наконец, в один благословенный день матрос, сидевши на рее, крикнул: "Земля!" Вся команда сгрудилась на палубе. Впереди клубилась какая-то дымка. "Инфанта" медленно приближалась к суше, скорее всего - острову. Дымка рассеялась, открывая тёмную вершину горы. У берега торчали из воды опасные скалы. Капитан Мартинес приказал бросить якорь и спустить шлюпку.
Остров показался нам землёй обетованной. Узкая кайма пляжа с белым мелким песком напоминала золотую оправу дивного изумруда, каким представлялся нам заросший зелёным лесом остров. Множество ручьёв с хрустально чистой водой принесли облегчение многодневной жажде. Лес изобиловал съедобными плодами, здесь росли дикие сливы, орехи и грибы.
На берегу мы нашли обломки корабля, скорее всего испанского. Вероятно, наши предшественники разбились о рифы, окружавшие остров.
Капитан решил остановиться в этом раю на несколько дней и заняться ремонтом судна, тем более что обломки кораблекрушения представляли собой подходящий материал. Мы рассчитывали также поохотиться на каких-нибудь диких козлов, птиц или черепах.
Удивительно, но никакой живности на острове не обнаружилось. Не слышно было пения птиц, вокруг прекрасных ярких цветов с дурманящим запахом не кружили мохнатые шмели и не порхали бабочки. Лишь огромные чёрные пауки ползали повсюду.
Как оказалось, островок был очень мал. За полдня матросы, посланные на разведку, обошли клочок суши по берегу. Однако земной рай оказался обратной стороной ада. Первая же ночь проведённая на острове, вселила в сердца ужас. Мы проснулись о того, что земля мелко дрожала, слышался гул. Ничего не оставалось, ка вознести молитву Господу. Боясь приближающегося землетрясения, вся команда спешно занялась починкой парусов. Я же отправился в глубь острова, намереваясь достигнуть вершины горы, в надежде, что оттуда удасться увидеть ещё какой-нибудь берег поблизости. В течение нескольких часов я пробирался через густой лес, пока не достиг горы, представлявшей собой совершенно голую скалу, окутанную синеватым туманом, похожим на дымку, что мы видели с моря. Я полез наверх. Почти у самой вершины обнаружил небольшую пещеру. Из узкого входа струился синий туман. Я вошёл, преодолевая неясный страх. Послышалсиь мерные звуки, как будто тяжёлый молот бил по наковальне. Так продолжалось несколько минут.
Неожиданно земля подо мной начала дрожать, я в панике вылез наружу. Звук мерных ударов усилился. Я добрался до вершины скалы. Густая дымка закрывала остров, не видно было даже берегов. Как только мог быстро, я начал спускаться вниз. Звук мерных ударов затих, на берегу его совсем не было слышно.
Капитан Мартинес, выслушав мой рассказ, побледнел и сказал: "Я так и знал. Мы на острове Саратан. Если не уберёмся отсюда, то погибнем. Саратан уйдёт под воду, и нас затянет водоворот".
На следующий день мы снялись с якоря и поплыли на юг. На наше счастье, дул попутный ветер. Через несколько дней "Инфанта" причалила к бразильскому берегу".
В этом рассказе нашла отражение легенда об острове, который топит высадившихся на его берегу моряков. Якобы это живое существо, огромный кит Саратан. Парадоксальным образом одна из самых ранних версий этой легенды приводилась с целью ее опровергнуть. Ее записал в «Книге Животных» Аль-Джахиз, мусульманский зоолог девятого века. Приводим его текст по испанскому переводу Мигеля Асина Паласиоса.
«Что до саратана, я никогда не встречал человека, который бы видел его собственными глазами.
Некоторые моряки утверждают, что им приходилось плавать у морских берегов, на которых они видели лесистые долины и расщелины в скалах, и они причаливали, чтобы развести костер, и, когда жара проникала до хребта саратана, зверь этот начинал погружаться в воду вместе с людьми, которые на нем находились, и со всеми росшими на нем растениями, так что лишь те, кто умел плавать, спасались. Это превосходит самые смелые, самые причудливые измышления фантазии».
А теперь посмотрим текст Аль-Казвини, персидского космографа, писавшего по-арабски. Взят этот текст из его труда, озаглавленного «Чудеса Творения», и гласит он следующее:
«Что до морской черепахи, то она столь огромна, что люди на кораблях принимают ее за остров. Один купец рассказывал такое:
— Плавая по морю, мы обнаружили остров, поросший зеленью, и причалили к берегу и выкопали ямы, чтобы развести огонь и сварить пищу, как вдруг остров заколыхался и моряки сказали: "Скорей назад на корабль! Это черепаха! Жар огня разбудил ее, мы здесь погибнем!"»
Эта история повторяется в «Плаванье по морю» св. Брендана.
«И тогда они поплыли дальше и вскорости подошли к этому острову; у берега места были неглубокие, и кое-где торчали небольшие скалы, но наконец они нашли заливчик, который им показался удобным, и развели там костер, чтобы приготовить обед, а св. Брендан еще оставался на корабле. И когда костер хорошенько разгорелся и мясо начало поджариваться, островок зашевелился; перепуганные монахи бегом вернулись на корабль, оставив и костер, и варившуюся еду, и очень дивились этому движению острова. И св. Брендан их успокоил, сказав, что это большая рыба, называемая "джаскони", которая ночью и днем старается ухватить пастью свой хвост, но из-за того, что она так огромна, не может это сделать».
В англосаксонском бестиарии «Эксетерской Книги» опасный остров — это «искусный в коварстве» кит, который умышленно обманывает мореплавателей. Они устраиваются на его спине, чтобы отдохнуть после трудов в море, и тут Дух Океана внезапно опускается в воду и топит людей. В греческом бестиарии кит — воплощение блудницы из Притчей Соломоновых: «ноги ее нисходят к смерти, стопы ее достигают преисподней»; в англосаксонском бестиарии он символизирует Дьявола и Зло. Такое же символическое значение он имеет в «Моби Дике», сочиненном через десять веков.
Есть и другие объяснения тому. что описал в своём дневнике пассажир "Инфанты". Якобы небольшой остров заселили полчища пауков. Синеватая дымка, окутывающая берега, вовсе и не дымка, а паутина. Днём и ночью плетут её пауки. Большинство из них невелики, но есть и гиганты. Они съели всех представителей животного мира, когда-то водившихся на острове, оставив нетронутыми лишь растения. Пауки живут, поедая друг друга, но могут полакомиться и людьми, к своему несчастью, высадившимися на суше.
По другой легенде, остров - родина огромных червеобразных чудовищ, живущих в пещерах. Синеватая дымка - это их смрадное дыхание. Иногда они плавают в прибрежных водах и быстро погружаются на дно, образуя ужасные воронки. Чудовища топят корабли. Они не случайно поселились здесь, их назначение - охранять огромные сокровища, спрятанные где-то в пещере.
Но существует и разумное объяснение - на острове в конце XVII века действовал вулкан. Дрожание земли, дым, вырывающийся из трещин, гул - всё это предвестники скорого извержения.
Kenneth MacAlpin вне форума Ответить с цитированием
Ответ


Метки
бартоломью шарп, береговое братство, грабеж, джон сильвер, дюге-труен, истории, каперы, капитан блад, капитан флинт, корсары, легенда, набеги, остров сокровищ, пандора, пираты, пьер легран, ричард глэсспул, флибустьеры, хайраддин, черная метка, эдвард тич, эксквемелин


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра
Комбинированный вид Комбинированный вид

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 19:55. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2024
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования