Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Разное > Таверна > Творчество форумчан

Важная информация

Творчество форумчан Наше творчество - таланты и поклонники


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 
Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 12.02.2022, 22:23   #1
Жан Бурбон
Пущен по доске
Младший лейтенант
 
Регистрация: 04.01.2010
Адрес: Сергиево-Посадский район
Сообщений: 1,468
Нация: Франция
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 144
По умолчанию Пираты Карибского Моря

Вспомнилась мне как-то легендарная игра - ПКМ, а фактически - вторая часть Корсаров. И вот, по вечерам, от нечего делать, стал сочинять по ней роман-фанфик, с некоторыми отступлениями от сюжета. Выкладываю семь глав, если кому-то понравится, буду писать дальше. Отзывы и комментарии всячески приветствуются. Текст уберу под спойлер, чтобы не растягивать страницу.

Спойлер:
Глава 1.
Никогда не ввязывайтесь в авантюры. Особенно так нелепо, как умудрился вляпаться я. Дело в том, что Джордж Рейтфорд - главный торгаш Хайрока, решил выгодно зафрахтовать мою посудину, а заодно и сэкономить на эскорте. Делов-то - доставить груз кофе на Иткаль. Без сопровождения. Да, конечно, мой люггер явно не предназначен для боёв, но Рейтфорд, успокоительно похлопав меня по плечу, сказал, что в случае чего скорости у него достаточно, чтобы смыться от любого пирата. За рейс предложил 5000 пиастров.
Естественно, такие деньги на дороге не валяются. Поколебался я немного, да и согласился. На следующий день мой ''Меркурий'' быстренько загрузили кофе до отвала, а поскольку пить на Хайроке больше было не на что, мы тут же отчалили.
Казалось, нам сопутствует удача и плавание пройдёт удачно. Вот уже на горизонте замаячили низменные берега Иткаля. Как вдруг - испанец! Хорошо вооружённый бриг. Кинулся мне прямо наперерез.
Отдал я все приказы, какие знал, но вижу, нагоняет меня, сволочь. А Иткаль никак не защищён. И в гавани ни одной серьёзной лоханки. Что поделать, пришлось груз сбросить и несоло хлебавши возвращаться на Хайрок.
Услышав мою историю, Рейтфорд бушевал как смерчь, грозя протащить всю команду ''Меркурия'' под килем. Впрочем, разум быстро одолел истерику, после чего я узнал, что либо вернуть всю стоимость груза, либо временно поступить к нему на службу.
Поскольку таких денег я отродясь не видывал, пришлось пойти вторым путём. Несколько унылых месяцев шатаний по архипелагу в составе различных конвоев и эскадр. И вот, в очередной раз возвратившись на Хайрок, я направил свои стопы в магазин Рейтфорда.
- Ну что, Хаук, доставил пшеницу на Мёртвый Остров? - спросил он вместо приветствия.
- Да, мистер Рейтфорд, думаю, теперь они обожрутся калачами да булками. - мрачно пошутил я.
- Ой, ладно, - нетерпеливо отмахнулся Джордж, - У этих придурков вечно там что-то случается, то склад сгорит, то ещё что. Впрочем, я звал тебя не за этим. Скажи, ты не против, чтобы совершить длительный вояж?
- Конечно, сэр, только бы побыстрее освободиться от долговых пут.
- Вот и славно, ты мне должен ещё семь тысяч, но поскольку путь предстоит долгий, так и быть, спишу половину долга. Ты когда-нибудь слышал об Алане Майлдсе?
- Кажется, это ваш кузен, где-то то ли на Оксбэе, то на Рэдмонде.
- Верно говоришь, - хмыкнул Рейтфорд, - В общем, хоть мы и родственники, но я ему кое-что должен. Некоторые остатки. И понимаешь, какую-то большую посудину мне жаль снаряжать ради такой мелкой цели, а вот твой ''Меркурий'' как раз подойдёт для этой цели...
- Эээ... вы хотите, чтобы я плыл на Оксбэй?
- А что такого, ну не на край света же. Или хочешь и дальше на меня батрачить?
- Да нет, сэр.
- Значит согласен. Слушай сюда - ты должен доставить в Оксбэй груз дублёной кожи, и дополнительно - немножечко какао, пару мешков буквально. Давай быстро дуй в порт, сейчас я пошлю ребят туда, все загрузят, и чтобы завтра утром следа вашего здесь не было. Ясно?
- Да, сэр.
- Когда выполнишь это дельце, мы в расчёте. Ладно, вали отсюда, у меня ещё много дел.
Вернувшись на люггер, я застал корабль в запустении. Лишь боцман Малькольм Хатчер храпел, распластавшись прямо на палубе. Разбудив старика ведром воды, я быстренько растолковал ему суть нашего дела. Выслушав, он сказал:
- Кэп, не думаю, что команда будет рада, мы только что ходили на Дед Айленд, а перед этим ещё и тот тяжёлый рейс в Омори, чёрт бы его побрал. У меня до сих пор все жилы болят.
- Понимаю, Мальк, на зато мы вырвемся из неволи и забудем этого придурка Рейтфорда как страшный сон. Кстати, а ты когда-нибудь бывал в Оксбэе?
- Неоднократно, сэр, я ведь старый морской волк. Дыра та ещё, хоть и самый центр архипелага. Даже ни одной приличной пивнушки нет, вы понимаете, как взбесится команда?
- Думаю, я смогу их успокоить. А что вообще можешь сказать о тех островах?
- Горстка земли между Карибами и голландской Бразилией. Лакомый кусочек для каждой державы, ибо оттуда не так далеко до побережья Южной Америки. Каждая страна надеется прибрать весь архипелаг себе и использовать также, как испанцы Канары. Ну вы понимаете, этакий промежуточный пункт остановки во время длительного плавания, где можно починиться, пополнить запасы и немножко отдохнуть.
- И давно ты там был?
- Да много раз. Правда, немало воды утекло с тех пор. Последний раз я навещал Редмонд, когда служил на ''Эвенджере''. А когда это у нас было? В 1623 или 1624? Черт, дубина старина, совсем мозги растерял. Нет, кажется в 25. В общем, лет пять уже прошло, но я не думаю, что там что-то сильно поменялось.
- А Редмонд - это чья колония? - спросил я.
- Да тоже наша. Вообще, нам там очень повезло, целых два острова успели отхватить - Оксбэй и Редмонд, пытались и Костилас к рукам прибрать, но эпидемия лихорадки этого не позволила. - продолжал рассказ Малькольм, - А затем пираты там обосновались, им очень удобно оттуда побеги на португальцев и голландцев в Бразилии совершать.
- Ладно, я тебе больше не задерживаю. Можешь пока сойти на берег и пошляться, пока мы ещё не отплыли. Чай надоели всё время качку под ногами ощущать?
- Да нет, кэп. Думаю, вы знаете, что я родился на корабле? Когда мой папаша решил переселить семью в Бристоль из южной Англии. Так что море для меня - родная стихия.
В ожидании людей Рейтфорда я решил спуститься в каюту и вздремнуть. Капитанской ''каютой'' все мы называли небольшую каморку под кормовой лестницей. Собственно, никак жилых помещений на столь крохотном корабле изначально не было предусмотрено, постарался предыдущий владелец люггера. Здесь даже не было иллюминатора - свет проникал через люк на палубе. Обстановка весьма скромная - парусиновая койка по правому борту, сколоченный из обломоков ящиков стол - по левой. Вместо стульев - два намертво приколоченных гвоздями к палубе бочонка из-под эля. У корма примостился здоровенный сундук, где хранилось всё моё имущество, весьма скромное.
Стянув с ноющих от усталости ног сапоги, я прилёг на койку. Всё-таки лучше такая лоханка, но зато своя, принадлежащая мне лично. Кто-то сказал, что корабль - это свобода. И он был прав.
Мой покойный папаша - капитан Джордж Хаук, командовал кораблями куда больших размеров. Обосновавшись в Саутгемптоне, он женился на дочери французского торгаша, пытаясь упрочнить коммерческие взаимоотношения. Я был третьим ребёнком. Старика редко видели дома, обыкновенно он пропадал в море, а если и бывал на суше, всё время торчал в местных лавках, о чём-то судача с торговцами.
Когда мне было четырнадцать лет, он отбыл в очередной рейс к берегам Африки. Расчитывал выгодно обменять различные зеркальца и прочие побрякушки на золотой песок у местного населения. Последний раз его бриг видели возле Канарских островов, а дальше - неизвестность.
То ли испанцам он чем-то не понравился, и они вздёрнули всю команду как еретиков, заодно прихватив и корабль. Быть может, постарались и мавританские пираты. Вполне возможно, что не сошёлся в цене с аборигенами и стал их обедом.
Ходил, правда, по городу, нехороший слушок, что поплыл он на самом деле не торговать, а грабить. Некого капитана Грина. Который также не вернулся назад.
Маменька, не перенеся горя, вскоре скончалась, и моим опекуном стал дядя, тоже капитан. Заявив, что нечего штаны на суше протирать, он взял меня учеником на своё судно - двадцати пушечный бриг ''Джошуа''.
О, это были незабываемые четыре года. Побои доставались мне чаще еды. Команда - один хуже другого. Драка или поножовщина были привычным делом. Впрочем, до серьёзных столкновений никогда не доходило, ибо вся матросня боялась моего родственника. Как-то раз, будучи не в духе, он просто-напросто застрелил рулевого, прозевавшего выгодный ветер для поворота, и ещё одного матросы, который просто под горячую руку попался.
Дядюшка был человек богобоязненным, не хотел рисковать, подобно братцу. Вёл торговлю только с английскими колониями в Северной Америке, а также здесь, на островах.
Однако, удача рано или поздно заканчивается. Во время очередного рейса что-то случилось с крюйт-камерой, вроде бы кто-то из вахтенных разбил фонарь, или что-то вроде этого. Бриг взлетел на воздух и затонул в считанные минуты.
Большую часть команды убило взрывом. Мы же, кто спал в кормовой части, успели выскочить и столкнули в воду одну из шлюпок. Толку от этого было немного - полтора десятка человек в крохотной лодке посреди Атлантики, без весёл и компаса, с крохотными запасами жратвы и воды.
Неделю нас носило по морю. Провизия закончилась, призрак голодной смерти вцепился в глотки. На наше счастье, в последний момент нас подобрал английский пинас, идущий из Лондона на Хайрок. Да, славное было время...
- Эй, ты капитан Хаук? - чей-то грубый резко выдернул шпагу воспоминаний из ножен памяти.
- Да. А что такое? - только теперь я заметил наимерзейшую рябую рожу, нависшую над люком, будто топор над башкой приговорённого к смерти.
- Нас послал Рейтфорд, - без приглашения незнакомец проскользнул в каюту, - Приказано загрузить твою посудину грузом дублёных кож и какао. Вот тебе письмо, передашь его хозяину магазина на Оксбэе... Как там его? В общем, неважно. Сделаешь дело - и от долгов свободен. Всё понял?
- Угу. - кивнул я головой.
- В таком случае мы приступаем к погрузке. Товар ждёт на берегу. Надеюсь, твоя лоханка его выдержит. - и он хмыкнул обломками жёлтых зубов.
Тотчас по сходням туда-сюда, словно муравьи, засновали грузчики. В основном это были негры-рабы, не встречались и белые бедолаги - местные колонисты, которым, как и мне, не повезло стать должниками Рейтфорда. С одной только разницей - у них не было корабля. Хоть в чём-то мне везёт, а то горбатил бы сейчас спину на этого козла за гроши, за век бы тогда с ним не расплатился.
- Сэр, а, сэр. - тихо окликнул меня один из грузчиков.
- Чего тебе? - спросил я.
- Вы же тоже в долгу у Рейтфорда?
- Да, а тебе-то что?
- Я когда-то был преуспевающим кожевником, но потом одурел от денег, стал пить, ну он меня подпоил и обыграл начисто в карты...
- Мне-то что с того?
- Помогите мне выбраться с острова, я сейчас ничем помочь не смогу, но потом...
- Эй, Стоунфилд, разговорчики! - крикнул рябой.
- Сэр, я просто спросил у капитана время. - попытался было оправдаться рабочий.
- А тебе оно на что, скотина? Ты Рейтфорду столько должен, что де смерти не расплатиться. А ну за работу, а то скажу ему, что отлыниваешь, и тогда... - и рябой угрожающе сжал кулаки.
- Хорошо, сэр.
- Завтра утром проберись на ''Меркурий'', - улучив момент, шепнул я Стоунфилду.
И не то чтобы я верил, что он когда-то мне заплатит. Человек ради свободы готов наврать с три короба. Но так мне надоело горбатиться на Рейтфорда, что хотелось уж напоследок отомстить этому сукину сыну. Я довольно заулыбался, представляя, как рябой докладывает ему о пропаже должника.
- Что улыбаешься, Хаук, рад, что избавился от Рейтфорда? - поинтересовался управляющий.
- Конечно, мистер...
- Да какая тебя разница, - отмахнулся рябой, - Ты ещё легко отделался, будь я не его месте, ты бы полжизни на меня проработал. Ясно?
- Угу. - только и ответил я. Так сильно хотелось дать ему по роже, что аж кулаки чесались. Но всё-таки некое внутреннее чувство подсказывало мне, что лучше отделаться от Рейтфорда и компании с миром и побыстрее покинуть этот милый островок. А уж дальше когда я его увижу - это только одному Богу известно.
- Погрузка окончена. - коротко сообщил управляющий. - Что-нибудь передать Рейтфорду?
- Да чтоб он разорился.
- И тебе того же самого, Хаук. - вновь хмыкнул рябой, сползая по трапу на сушу.
Я заглянул в трюм и погрузился в уныние. Грузчики, надеясь побыстрее избавиться от работы, свалили тюки в хаотичную кучу. Придётся звать матросов и всё перекладывать, иначе перевернёмся при первом же волнении. А только этого мне и не хватало.

Стоунфилд проскользнул на люггер за полчаса до отплытия. Отчалили мы в пять утра. Посовещавшись с Хатчером, я решил сначала подняться по юго-западному течению на две сотни миль вверх и тольпо потом свернуть на юг, к Оксбэю. Да, таким путём к путешествию прибавлялось ещё несколько дней, но зато не придётся идти мимо Иткаля и Скалшорза, воды которого просто кишат пиратами.
Поскольку ''Меркурий'' был полностью загружен, я не был уверен, что в случае погони нам удастся оторваться. А вновь впадать в долговую яму перед Рейтфордом мне не хотелось. Матросы - семнадцать человек, быстро ползали по вантам, выполняя приказы. Несмотря на все поставленные паруса, люггер еле тащился вперёд, сказалась загрузка трюма, а также слабый ветер.
- Как черепахи тащимся! - Стоунфилд явно нервничал, не отрывая взгляда от берега.
- А ты что хотел, загружены под самую завязку. - сказал Хатчер.
- Да поскорее нам отсюда бы убраться. - отозвался беглец.
- А чего бояться? Ретфорд ведь не знает, что ты на моём люггере. - сказал я.
- Не знает-то не знает, но в случае чего первое подозрение падёт именно на него. Ведь со вчерашнего вечера ни один корабль не покидал порта, а я через полчаса должен выйти на работу. Тогда-то они моё отсутствие и обнаружат. - произнёс Стоунфилд.
- Ну а чем планируешь заняться на Оксбэе? - спросил у него Хатчер.
- Да чёрт его знает, я пока даже и не думал. Главное, побыстрее убраться отсюда.
- И то верно. - кивнул я головой.
Хайрок всё больше таял на горизонте, как льдышка на солнце. Тонкая белая дымка парила над поверхностью воды. В такую погоду не хватало ещё с кем-нибудь столкнуться. А то этот торгаш тогда на всю жизнь меня закабалит. А оказаться в его руках, да ещё и без корабля - проще сразу утопиться или пустить себе пулю в висок. Придётся выставлять дополнительных вахтенных.
Отдав необходимые приказы Хатчеру и матросы, я отправился в каюту, необходимо было занести запись в судовой журнал. Поудобнее устроившись на бочке и обмакну перо в чернильницу, я приступил к делу...
Глава 2.
Рейс проходил вон из рук плохо. Моя надежда на, что двигаясь не север, мы не востречаем пиратов, не оправдалась. Спустя четыре дня плавания за нами увязался бриг. Было видно, что посудина сильно пострадала во время сражения. По-видимому, оставшись без добычи, вражеский кэп твёрдо решил догнать мою лоханку. Ему бы это легко удалось, если бы не изорванные в клочья паруса. Впрочем, несмотря на это, бриг всё-таки медленно приближался. Казалось, что боя не избежать, но упавшая на море тьма позволила нам уйти. Впрочем, на рассвете пират вновь нашёл нас.
Эта игра в кошки - мышки продолжалась несколько дней. Наконец мы повстречались с испанским корветом, и разбойник вынужден был ретироваться. Никогда бы не подумал, что так рад буду испанцу. Он, конечно, тоже мог нас грабануть, но по всей видимости посчитал, что на ''Меркурии'' не может перевозиться ничего, что было бы ему интересно.
Свернув на юг, люггер попал в полосу безветрия. Паруса болтались на мачтах как выжатые половые тряпки. Команда изрыгала прокляться, скрываясь от жары в трюме. Перепробовали все способы по привлечению ветра - скалали по палубе с дикими воплями, надеясь разбудить духа морских бурь, скребли по мачтам ногтями, свистели и колотили ногами по палубе.
Наконец природа оживилась. На море появилось жалкое подобие ряби. И, скрипнув нутром своей деревянной души, ''Меркурий'' двинулся вперёд. Идти приходилось в бейдевинд, но это лучше, чем ничего.
Вместо ожидаемых двух недель мы болтались в океане вот уже двадцать пять дней. Если погода не изменится, то уже завтра утром на горизонте появяться берега Оксбэя.
Стоял жаркий полдень. Вместе с Малькольмом Хатчером я сидел в своей каюте, убивая время игрой в кости. Деньги у нас почти вышли, поэтому играли просто так, на азарт.
- Ну кэп, что планируете делать после Оксбэя? - спросил боцман, перетряхивая костяшки.
- Одно только знаю - в ближайшее время не планирую возвращаться на Хайрок. Не хочу видеть этого козла Рейтфорда, да и как бы он действительно не заподозрил, что Стоунфилд сбежал на моём судне. Тогда жди беды.
- Этот архипелаг ничуть не хуже Хайрока и Тэндлейза, сэр. Если знать как, здесь можно неплохо нажиться. Вот например...
- Капитан, судно на горизонте. - оборвал его показавшийся над люком матрос.
- Какой флаг? - брякнул я без видимого интереса.
- Нету, сэр.
- Опять пираты? Только этого не хватало, на самом подходе к Оксбэю.
- Да не похож. - неуверенно промямлил матрос.
- Пойдёмте посмотрим, - сказал Хатчер.
Вся команда уже собралась на носу. Неизвестное судно шло с юга и приближалось к нам со стороны правого борта. Я поднёс к лицу подзорную трубу. Чёртовая линза, почти вся уже растрескалась. Не разобрав названия, я всё-таки заметил ряд странностей. Не было ни флага, ни чего-либо, указывающего на национальную принадлежность, а судя по оснастке мачт, это был варшип или линкор. Никогда не слышал, чтобы пираты ходили на подобных судах. Во-вторых - паруса: чёрные и рваные, несмотря на это, корабль шёл на весьма большой скорости. Длинный узкий корпус также выкрашен в чёрный цвет - большая редкость для кораблей. И главное, на палубе не было ни души.
- Что за чёрт? - ворчливо бормотал я, продолжая разглядывать незнакомца. - Идёт к нам.
- Странный какой-то, - испуганно произнёс один из матросов.
- Разве пираты на таких ходят? - неуверенно спросил другой.
- И на палубе, кажись, никого, - сказал Хатчер, разглядывая варшип в свою подзорную трубу. - Кэп, может поднимемся на борт?
- Ну уж нет. Не нравится он мне, сколько лет плаваю, а никогда не видывал чёрных кораблей.
- Да ладно, мало ли что у капитана в башке. В конце концов, мог так покрасить посудину специально для устрашения.
- Нет, Хатчер, это плохая идея. - испуганно произнёс стоящий рядом Стоунфилд, - Я что, смылся с Хайрока, чтобы сдохнуть на дьявольской посудине посреди океана?
- А когда это ты стал капитаном? - неодобрительно поглядел на него Малькольм.
Мы разошлись с кораблём на расстояния двух кабельтовых. Хотя он сменил курс, на палубе никто так и не появился. Трап был опущен, будто бы любезно приглашая нас подняться. Шлюпки отсутствовали. Орудие порты открыты, а жерла крупных блестели на солнце. И всё-таки чем-то неприятным веяло от этого судна, какой-то ветхостью и пылью, сопряжённой со смертью и страданием.
- Кэп, да давайте поднимемся, - вновь начал уговаривать меня Хатчер, - Мало ли чего они оттуда сбежали. Может там и золотишко какое на борту остались. Или открутим ценные панели в каютах, из черного дерева.
- Смотри, как бы тебе там голову не открутили. - вставил слово Стоунфилд.
- Нет, Хатчер, здесь что-то не так, - неуверенно произнёс я, вновь оглядывая незнакомца в подзорную трубу, - Не важно что там на борту, но нутром чую, что ни с чем хорошим мы на этом корабле не столкнемся. Да и ''Меркурием'' не хочу рисковать. Рейтфорд из меня всю душу высосет, если с грузом что-нибудь случиться.
- Ваше дело, сэр. - с досадой произнёс боцман.

А вечером погода вдруг резко испортилось. С запада налетел бешеный шквал. На море поднялись волны размером с добротную гору. Оставалось только спустить паруса, задраить всё люки и надеяться на чудо.
Не успели мы убраться с мачт, как огромный вал полностью накрыл палубу. ''Только бы люки выдержали''. - мелькнуло у меня в голове. Когда вода схлынула, обнаружилось отсутствие восьми человек, в том числе и Стоунфилда. Бедолага, так и не удалось ему добраться до Оксбэя.
Шторм длился всю ночь, а когда непогода рассеялась, на горизонте появились очертания скалистого острова. Через пару часов, заплатив местному лоцману весьма скромную (по сравнению с Хайроком) сумму денег, мы уже входили в гавань одноимённого города.
По словам Хатчера, Оксбэй был основан лет двадцать тому назад колонистами с флейта ''Окс'', отбившегося от торгового каравана и ищущего убежища от многочисленных в здешних водах пиратов. Капитан корабля, не блещущий особой фантазией, названием обнаруженные им глубоководную бухту в честь своей посудины. Позже одноименное название обрела и основанная на берегу деревня.
Первые несколько лет жизнь обитателей текла уныло и однообразно, пока один из них, копаясь у себя в огороде, не обнаружил случайно золотой слиток. Тот час же слухи о прекрасной находки со скоростью ветра разлетелись по ближайшем землям, и вскоре на остров вскипела настоящая золотая лихорадка. Всего за пару месяцев Оксбэй из убогой деревушки превратился в самый населённый город архипелага, с несколькими тысячами жителей, магазином, верфью и даже небольшим фортом, который до сих пор стерёг вход в гавань.
Увы, не прошло и пары лет, как местные золотые шахты истощились, после чего старатели переместились вглубль острова, в горную его часть. Поскольку на противоположном берегу была обнаружена столь же удобная бухта, быстро возвели и второй посёлок, который прозвали Гринфордом.
Обо всём этом Хатчер успел поведать мне, пока местный лоцман - старый загорелый верзила, заводил ''Меркурий'' в порт. В гавани было не особо людно, помимо нас, здесь был также бриг, пришедший из Редмона, а напротив крепости побросали якоря несколько рыбацких баркасов.
Сам городок удобно расположился на склоне обрывистой скалы. Вернее сказать, порт его находился внизу, а жилая часть, на вершине. Чтобы попасть туда, пришлось восходить по высеченным прямо в скалам ступеням.
- Уфф, ну и жара, я бы полжизни отдал, чтобы вновь оказаться в Европе. - бормотал страж, охраняющий городские ворота.
- Смотри, солдат, тогда сразу придётся в гроб ложиться. - хмыкнул Малькольм.
Слева по входу в город, в углу уютно расположилась городская таверна - двухэтажное здание, сложенное из грубых камней, судя по всему, добытых неподалёку отсюда. На вывеске, простреленной в нескольких местах, был изображён пьяный матрос, держащий в здоровенных ручищах бутыль вина.
- Эх, выпить бы, кэп. - сглотнул Малькольм.
- Подожди, - отмахнулся я, - Сначала расчитаемся с грузом Рейтфорда.
Магазин находился в противположном конце города. Рядом с ним, покрикивая на рабочих, слишком медленно, по его мнению, разгружающих телегу, крутился какой-то толстяк в дорогом камзоле. По всей видимости это и был кузен моего хайрокского работодателя.
- Мистер Алан Майлдс? - вежливо поинтересовался я.
- Да, сэр, - приветливо заулыбался он, - Чем могу быть полезен?
Голос у него был - просто не передать словами. Некая смесь чириканья попугая вместе с грохот телеги, доверху нагруженной валунами и едущей по грубой мостовой.
- Меня зовут Натаниэль Хаук, я капитан люггера ''Меркурий''. Меня послал сюда Джордж Рейтфорд, ваш...
- А, дублёная кожа и какао. - захихикал торговец, - Что же, я давно ждал должок от этой скотины.
- И ещё он просил передать вам вот это письмо.
- Хорошо-хорошо, - бормотал торгаш, быстро пробегая записку своим совиным взглядом, - В таком случае я пошлю ребят на ваш корабль, они всё пересчитают и разгрузят. Если будут какие-то неполадки с грузом, я вас разыщу. Вы где остановились?
- Эээ... да нигде. - растерянно ответил я.
- Рекомендую вам таверну этого старого ворчуна Гордона. Да, конечно, это не покои Карла I, но переночевать можно, и клопов нет, и берёт он всего десять монет за день.
- Думаю, такая цена мне сейчас не по карману. Лучше, пожалуй, переночую в собственной каюте.
- А, так у вас с деньгами проблема? - затараторил торгаш. - Тогда порекомендую вам местного ростовщика, как его там? Да не важно. Одолжит хорошую сумму и под скромный процент...
- Приятель, - грубо оборвал его боцман, - Мы только что выползли из долгов и не собираемся влезать в новые. Соображаешь?
- Прошу прощения за мистера Хатчера, сэр, - поспешил вмешаться я, сверкнув на Малькольма бешенным взглядом, - Он немного поистрепался за последний рейс, шторм, понимаете ли, последняя бессонная ночь, поэтому не совсем понимает, с кем говорит.
- Понимаю, - кисло заулыбался Майлдс, - И всё-таки, советовал бы прибегнуть к моим рекомендациям.
- Поскольку наши деловые вопросы улажены, полагаю, мы можем быть свободны? - поинтересовался я.
- Да конечно, мистер Хаук. Если понадобятся какие-либо товары, вы знаете, где меня найти. Мой магазин работает каждый день, за исключением воскресенья, с шести утра и до девяти вечера. Только у меня лучшие товары из Европы да и со время архипелага. Недавно, к примеру, такой эль завезли...
- Всего вам хорошего, мистер Майлдс, удачной торговли, - поспешил раскланяться я, и, незаметно тронув Хатчера за рукав, шепнул, - Пошли.
- Ну и козёл, - высказал своё мнение Малькольм, как только мы отошли от магазина, - Не успели выскочить из лап его родственничка, так стремится в свою долговую клетку закрыть. Чтоб его! Так и чесались кулаки в морду дать!
- Я бы с этим обождал, нам ещё с ним сотрудничать, - поспешил разочаровать я Хатчера, - Ладно, вот тебе мешочек с деньгами, иди в таверну и найми матросов взамен смытых. Думаю, нам нужно человек шесть - семь. На таких же условиях, как и нынешние работают. Всё понял?
- Да, кэп.
- Хорошо, а я пока до верфи прогуляюсь. Нужно, чтобы корабел осмотрел ''Меркурий'', не хочу, чтобы он дал течь во время перевозки груза.
Как ни странно, но контора корабела находилась ближе к городским воротам, нежели к порту. Её владелец - коренастый ирландиц средних лет, с длинными волосами, в гуще которых уже начала пробиваться седина, сидел в удобном кресле, вальяжно развалившись и покуривая трубку. Увидев меня, он заулыбался и сказал:
- Хорошая погода сегодня сэр, не правда ли? Я - Оуэн Мак Дори, хозяин местной верфи. А вы, так я понимаю, хозяин того корабля, который сегодня пришёл в Оксбэй. ''Меркурий'', если я не ошибаюсь, верно?
- Да, вы угадали. Натаниэль Хаук. А вот насчёт погоды вынужден не согласиться, сегодня ночью мы чуть не потонули.
- Очень приятно, сэр. Чем могу быть вам полезен? Хотите починить судно или поставить новые пушки?
- Орудия мне не нужны, итак груз девать некуда. А вот осмотреть корабль мне бы не помешало.
На моём удивление, осмотр прошёл весьма быстро. Постучав пару раз тросточкой по палубе и поскребя ногтём по румпелю, Мак Дори заявил, что в целом с люггером в порядке, однако необходим небольшой ремонт, а также кренгование, чтобы увеличить скорость, а то здешние воды так и кишат пирататами, и многие капитаны, бросая товар за борт, проклинают себя, что не очистили вовремя дно своих лоханок. Взяв за предстоящие услуги пятьсот монет и сказав, что на ремонт уйдёт два дня, корабел велел нам сниматься с якоря и поставить люггер в док.
Примерно час ушёл на разгрузку ''Меркурия''. За это время предприимчивый хозяин верфи сумел впарить мне новую подзорную трубу, которую, по его словам, забыл у него офицер с некого галеота, название которого он вспомнить так и не смог. Учитывая, что моя труба пришла почти в полную негодность, пришлось купить, за скромную цену в двести золотых.
Пока я разбирался с разгрузкой и починкой, Хатчер времени зря не терял и уже завершил набор команды. Один из новоявленных матросов, Дэвид, утверждал, что раньше плавал на королевском фрегате, недавно затонувшем вблизи острова. Прочие же были местными рыбаками, разорившимися и решившими попытать счастья в море.
Хозяин трактира - благообразный старик с обширной лысиной и аккуратно подстриженной козлиной бородко, суетился за стойкой, протирая посуду не очень чистой на вид тряпкой. Увидев меня, он радостно заулыбался:
- А, капитан Хаук. Приветствую вас в моём скромном заведении. У меня - самые лучшие напитки на здешних островах, а также вкусная еда. Но предупреждаю сразу, за каждую кружку, которую вы разобьёте об чью-нибудь голову, придётся заплатить. Ах, чуть не забыл, меня зовут Эверард Гордон.
- Не бойся, Эверард, я не склонен к дракам. А вот выпить кружку рому не отказался бы.
- Мистер Хатчер уже всё рассказал мне про шторм, - бойко затараторил старик, наливая мутное пойло, - Такая буря была, сэр, я на суше-то заснуть не мог, думал, сейчас дом обвалится. Давно такой бури не было. Страшно подумать, что вы испытали, находясь в море.
- Да честно говоря, не самый страшный шторм из тех, с которыми доходилось сталкиваться, - произнёс я, отхлебнув пару глотков. Пойло оказалось не таким уж и хорошим, как его расхваливал трактирщик. Но поскольку ничего другого не было, пришлось пить дальше, - Какие слухи ходят по архипелагу?
- Да ничего особенно, сэр, жизнь течёт своим чередом. Мелкие драки вас вряд ли заинтересуют. А ничего интересного в последнее время не происходило, разве только сегодняшняя бурю. Впрочем, вы с ней сами столкнулись, так что рассказывать мне нечего.
- Что ты несёшь, Эви! - прикрикнул явно охмелевший Малькольм, - Сам только что заливал здесь про какую-то эскадру, а теперь говоришь, что ничего не произошло.
- А, ну это люди так говорят, что якобы французы из Фале-де-Флёр собирают военную эскадру из линкоров и фрегатов. Зачем она им нужна, одному Богу известно. Может быть, хотят устроить карательную экспедицию на пиратов, а то гончик Юрксена давно уже вывели их из себя. Другие говорят, якобы они хотят разграбить Исла Муэлье.
- А ты не подумал, что к вам сунуться? - громогласно возопил боцман.
- Да а чего у нас брать-то, - развёл руками тавернщик, - Местные шахты давно истощились, старатели все ушли вглубь острова, тогда уж лучше Гринфорд брать. Впрочем, тамошний форт им не по зубам, да и наш разгромить весьма сложно, он ведь ещё в старые времена строился, когда золотишко было.
- Спасибо за новости, Эви, - вежливо поблагодарил я, - Слушай, а у тебя не найдётся какой-нибудь работы?
- Работы? - почему-то удивился трактирщик, - Думаю, с этим вам лучше обратиться к владельцу магазину, ему регулярно нужны корабли для грузов.
- Мы не очень бы хотели с ним связываться, Эви, ибо только что выбрались из долговой ямы от его дивного родственника. - ответил я.
- Ну есть у меня одно дельце, но много заплатить не смогу. Нужна доставить партию рома, сто бочек, на Редмонд, владельцу тамошнего трактира Чарльзу Уиндему. Оплата - полторы тысячи пиастров.
- На безрыбье и рак рыба, - крякнул я от досады. - Согласен, только предупреждаю, что мой корабль починят только через два дня.
- Хорошо, - коротко ответил трактирщик.
- Тогда, думаю, ты не против, если мы и жратвой у тебя закупимся? Не очень хочется набивать кошелёк этому Майлдсу.
- Ладно. Что вам нужно?
- Солонина и сухари - обычная пища моряка. Ну и водичка, конечно. И рому пару бочёнков.
- Сто пятьдесят пиастров.
- Идёт.
Остановиться пришлось здесь же на втором этаже. Поскольку останавливливались в трактире только моряки, комната имела соответствующий вид - разбитая и наскоро сколоченная мебель, стены, исписанные непристоностями, во многих местах виднелись подтёки от вина. По-видимому, пьяные капитаны таким образом развлекались, разбивая кружки.
Прыгнув на застиранное и дырявое во многих местах одеяло, я принялся вскрывать сундучок, доставшийся мне в наследство от Стоунфилда. Время, потраченное на это дело, оказалось напрасным, ибо внутри ничего интересного не было - ворох пожелтевших от времени бумаг да маленький пистолет, ржавый и побитый настолько, что из него, наверное, и попугая в упор не застрелишь.
Поскольку делать в этом городе особо было нечего, а на игру в карты или кости денег у меня особо не было, пришлось укрыться тряпьём и попытаться как можно скорее заснуть.
Глава 3.
Утро 16 апреля 1630 года выдалось на редкость приятным. Бывают такие дни, что вроде бы и ничего особенного не происходит, но отчего-то так радостно на душе, и жить хочется.
Лениво перекатывающиеся волны были окутаны тончайшим шёлком лёгкой дымки. Впрочем, офицеру Оксбэйского форта Джону Уоллесу было не до любования природой. Именно сегодня свершилось то, о чём так давно мечтале все - комендант крепости отбыл на охоту по приглашению одного из владельцев местных шахт. А это означает, что можно как следует расслабиться и не выполнять приказы по всей их строгости.
Уоллес нёс свой дозор на смотрительной башне, именно отсюда открывалась самая великолепная панорма окрестностей. Жадно облизывая губы, Джонни то и дело подносил к глазам новенькую подзорную трубу, ожидая, когда вернётся посланная в город за пойлом телега.
Внезапно его внимание привлекло нечто необычное - с северо-западная в направление острова двигалась весьма внушительная эскадра. Великолепный окуляр позволил высчитать пять кораблей, идущий в кильватере. Впереди двигались два то ли линкора, то ли варшипа, следом фрегат, далее - корвет, а замыкала шествие небольшая шхуна. Над мачтами гордо развевались английские флаги.
- Странно, - произнёс Джонни.
- Что такое, сэр? - спросил его вахтенный солдат Уильям.
- Да военная эскадра к городу приближается, однако нас не предупреждали, а ведь Сайлхард должен был, - бормотал Уоллес, - Проклятая редмонская курица! Вечно у него всё тяп-ляп. Сейчас ещё коменданта возвратят и устроит он нам крепкий нагоняй за выпивку...
- Телега, кстати, только что выехала из города, сэр.
- Чую, за нёс все выпьют офицеры с этих кораблей. - с досадою произнёс Джонни. - Нет, и всё же какой-то этот Сайлхард непроходимый тупица. С радостью бы увидел его в кандалах в подземелье нашего форта.
Неизвестные суда тем временем всё приближались. Уоллес чувствовал, как у него на душе скребут кошки. Нет, здесь всё-таки что-то не так. Разве мог губернатор Редмонда не сообщить о их прибытии. Целых пять кораблей. Да они весь провиант в городе сожрут за пару дней. Нет, тут явно не обойтись без коменданта.
- Уильям, спустись вниз, разыщи Реймонда, пусть пошлёт посыльного на шахты и вернёт сюда Джонстона. - приказал он.
- Есть, есть, - взял под козырек солдат, - Кстати, тележка возвращается.
И действительно, телега, доверху груженная вожделённым пойлом, с большос скоростью неслась по пыльной дороге. Томми, сидевший на козлах, потерял всякую осторожность. Казалось, вот-вот и повозка упадёт с обрыва в море. Уоллес уже собирался что-то прокричать ему, но в этот момент сообразил, что из-за расстояния седок его всё равно не услышит. В этот момент он машинально повернул голову на корабли. Флагман, подошедший ближе всего, зачем-то открыл боевые порты. Жерла орудий, сверкая на солнце, напоминали гигантские зубы, а весь расписной борт корабля напоминал мифическую морскую тварь, поднявшуюся из глубин, чтобы обратить человек в бегство.
И тут Джонни на мнгновение отключился. Очнувшись, он увидел, что лежит на скамейке, переломившейся от его веса. Всё тело дико болело, видимо, он что-то сломал. Потревожные нервы острыми иглами морского ежа впились в сознание, перед глазами пархали разноцветные точки.
Флагман заволокло дымом. Половина форта Оксбэя как не бывало, на месте гордо стоящих башен и деревянный переходов горою лежала груда обломков в перемешку с телами убитых. Вахтенный Уильям исчез, оставив о себе на память огромную лужу крови. С мачты линкора тут же соскочил британский флаг, а на его месте гордо реяло знамя французского короля.
Не помня себя от страха, Уоллес подбежал к краю башни и не своим голосом завопил:
- Стреляй!
Мы только что окончили погрузку рома на ''Меркурий''. В первый момент все застыли как зачарованные, глядя на горящий форт. Его восточное крыло полностью заволокло дымом, западное же скромно огрызалось одиночными выстрелами. В любом случае, у Оксбэя не было ни единого шанса выстоять против такой армады, даже если бы французов разоблачили заранее. Наконец, матерные вопли боцмана вернули меня в реальность.
Ребята! - не своим голосом завопил я, - Поднять якоря, все паруса ставим, драпаем отсюда!
- Куда курс, кэп? - спросил матрос, стоящий подле румпеля.
- Да ко всем чертям! Главное, выкарабкаться из бухты.
Несколько матросов из числа новобранцев, будучи уроженцами острова, обозвали нас безумцами и предложили драпать на сушу. Увидев, что никто их не слушает, они молча сиганули в прозрачные воды гавани.
- Куда, а деньги, которые я вам заплатил?! - рявкнул Хатчер, подбегая к борту.
- Остановись, старый идиот, - схватил я его за плечо. - Хочешь за ними последовать, что ли?
Тем времен торговый бриг, который всю предыдущую неделю проторчал на рейде, быстренько снялся с якоря, и, в наглую проскольнув между изувеченной крепостью и линкорами, быстренко полетел на запад. Французы не стали его преследовать, лишь пару раз стрельнули вслед, больше для устрашения.
В более трудном положении оказались торговые суда, прибывшие вчера из Портсмута. Во время плавания они сильно пострадали от шторма, и, отбившись от конвоя, шедшего на Хайрок, прибыли сюда. Экипаж флейта, едва державшегося на воде, решил не сопротивляться, а быстренько сбежал на берег. Капитан галеона же, видимо, парень не робкого десятка, решил дать французам бой. Лягушатники все ещё занимались фортом, как вдруг на палубу их флагмана обрушился град картечи, сметая всё живое на своём пути.
Столкнувшись с такой отчаянной наглостью, они мигом переключились на торговца. Сражение это досмотреть мне не удалось, ибо портовая скала закрыла от меня место битвы, но не думаю, что бедолага уцелел.
- Слава Всевышнему, кажется оторвались, - выдохнул Малькольм, и, поминая то Бога, то дьявола, принялся горячо благодарить небеса за спасение.
Я пересчитал оставшихся на судне. Всего девятнадцать человек. При попутном ветре люггер быстро продвигался вдоль берега. Здесь, в паре миль от Оксбэя, уже ничто не напоминало о той кровавой бане, свидетелями которой мы явились. Ласковые прибрежные пальмы нежно покачивались на лёгком ветерке, радуясь теплу и свету беззаботного солнца, а лапа прибоя спокойна поглаживала кожу песчаного пляжа, по которому бегали крабы. Сквозь прозрачную воду можно было разглядеть снующие туда сюда косяки рыб.
- Ну, капитан, какие дальнейшие приказания? - тревожный голос боцмана вернул меня в действительность.
- Для начала отойдём миль на двадцать к западу, в открытое море, чтобы эти за нами не погнались, - ответил я, - А потом сменим курс и на Редмонд, надо сообщить губернатору.
- А в Гринфорд не пойдем? - спросил один из матросов.
- Какой тебе Гринфорд, - накинулся на него Хатчер, - Хочешь, чтобы всех нас переубивали?
- А кто убьёт-то?
- Да там наверняка другая эскадра веселится. Видал, какие там были корабли?
- Да, похоже лягушатники решили приняться за Оксбэй всерьёз, - заметил я, - Будь это какой-нибудь отдельный капер, ему бы ни за что не собрать такую армаду. Да и кто когда видел, чтобы каперы ходили на линкорах? Кто-нибудь из местных знает, сколько нам плыть до Редмонда?
- При таком ветре и при нашем курсе дня два, сэр, - отозвался один из новобранцев.
- Сэр, а давайте смотаемся на Хайрок, - предложил Найджел, стоявший на румпеле, - У нас целый трюм пойла, с голодухи не подохнем.
- Загуляем, - весело вставил матрос Джордж.
- Не забывайте, это ром Гордона, - строго осадил я их, - И его надо доставить на Редмонд, кроме того, надо их предупредить, а то вдруг он тоже в опасности.
- Да кто-нибудь другой расскажет, - махнул рукой Джордж, - Тот бриг вон.
- Учитывая, как они улепётывают противоположным курсом, не думаю, что они движутся именно туда, - произнёс я.
- Сэр, ну давайте хоть откупорим бочёнок. Такой страшный день, - умоляюще произнёс Джордж.
- А он дело говорит, - поддержал приятеля Найджел, - Трактирщику это бухло теперь без надобности, а если чё, скажем, что скинули часть, уходя от лягушек.
- Молчать, - нежданно рявкнул Малькольм, - раз кэп сказал, что не трогать, значит - не трогать! Понятно? Ты, - ткнул он пальцем в Джорджа, что здесь прохлаждаешься, не пассажир чай! Ну-ка быстро драить палубу!
- Есть, сэр, - угрюмо произнёс матрос.
- Мальк, ты нас, возможно, от бунта спас, - сказал я, войдя в каюту.
- Всегда рад помочь, сэр, - хмыкнул Хатчер, обнажив остатки жёлтых зубов и нагло рассевшись на ящике.
- Я, честно признаться, немного испугался.
- Да я и сам чуть в штаны не наделал! Не каждый день такое случается, чёрт возьми. Как он по нему долбанул! Мне кажется, там всё рассыпалось сразу.
- Я вот думаю, а что, если Редмонд тоже уже захвачен? А сюда они явились, чтобы закончить?
- Да чёрт его знает, кэп, - нахмурился Хатчер, - Но я не думаю. Там всё-таки большая гавань, кто-нибудь из кораблей да вырвался бы. Да и крепость явно получше. Кроме того, жрачки у нас всё равно мало, я примерно на пять дней у Гордона закупил, так что всё равно придётся заходить.
- А если он захвачен?
- Заметим издали, успеем удрапать. Правда тогда не знаю, что со жратвой делать. Несколько ртов исчезли, поэтому смогу использовать остаток ещё на один день, придётся тащиться к Дувезену, это ближайшая колонию отсюда.
- Голландцы?
- Да, мы с ними сильно грыземся, но думаю, жрачкой-то она позволят нам затариться.
- Чёрт бы всё побрал. - выругался я.
- Да, неудачный денёк. - весело отозвался боцман, - Ладно, кэп, предлагаю немного забыть про лягушек и перекинуться в картишки. Вы как?
- Давай, - кивнул я, какая ставка?

Оксбэец не соврал. Ровно через два дня на горизонте показалась земля - Редмонд. Самый восточный остров архипелага. Пока мы плыли, я решился узнать о нём поподробнее. Новобранцы рассказали мне, что берега его низменны, поэтому их часто заливает. Дальше, однако, земля всё поднимается и поднимается, образуя в центре острова высокую гору. Наученные горьким опытом (первое поселение англичан было смыто во время шторма), новый город основал на её склоне. Золота и прочих драгоценностей на Редмонде не добывали, но, по словам матросов, существовали каменоломни, куда ссылали на каторгу бедолаг из Старого Света. Мало кто выдерживал на такой работе больше года. Некоторым, правда, удалось сбежать и прибиться к пиратам.
Редмонд встретил нас мощной цитаделью, над главной башней которой гордо развевался флаг английского короля. Сложенная из красивого белого камня, она находилась на небольшом песчаном полуострове, при входе в гавань, вход в которую патрулировал расположившийся на внешнем рейде. Заметив ''Меркурий'', он отдал нам приказ лечь в дрейф, после чего с корабля спустили шлюпку. Это несколько нас успокоило.
- По крайнер мере, Редмонд им будет не так просто захватить, - произнёс Хатчер.
- Смотри не накаркай. - ответил я.
Офийер, сидевший в лодке, ловко вскарабкался по брошенному ему канату. Это был человек средних лет, с кожей, побронзовевшей на местном солнце. Ястребиным взглядом окинув всё судно, он подошёл ко мне.
- Вы, так, полагаю, капитан? - тон его звучал весьма надменно.
- Да, Натаниэль Хоук...
- Старший портовый инспектор Джонсон, - резко оборвал меня незнакомец. - Как капитан этого судна, вы должны показать мне документы на груз, подписать бумагу, что на борту нет больных заразными болезнями, а также не провозится контрабанда. В случае, если мы обнаружим, что Вы или ваша команда нарушает английское законодательство, то имееем полное право конфисковать судно вместе с товаром, находящемся на его борту, а также заключить Вас и команду в тюрьму Редмона, где Вы будете находиться до полного разбора вашего дела...
- Приятель, я бы на твоём месте не болтал, - встрял в разговор Хатчер, - Мы везём важную новость губернатору.
- А, так вы курьерский корабль? - недовольным тоном поинтересовался инспектор и почему-то усмехнулся, - Странно, мне сэр Сайлхард ничего не говорил о подобном.
- Нет, я обычный торговец. Но я хочу сказать...
- Оксбэй захвачен французами. - перебил меня Малькольм.
- Очень неудачная шутка, мистер, - презрительно засмеялся Джонсон, - Думаю, приди Вы с такой вестью к Сайлхарду, и он прикажет посадит вас под замок, пока белая горячка не отпустит, а потом впишет хорошенький штраф.
- Мы серьёзно, говорим, сэр, - отозвался я, - Французы пришли на пяти кораблях, в считанные минуты разгромили форт и овладели городом. Вполне возможно, что теперь они направляются сюда. И в Ваших же интересах, чтобы сэр Сайлхард как можно скорее узнал о случившемся.
- А ну дыхните, - приказал нам инспектор, и, сморшивщись от гнилостного запаха изо рта Хатчера, сказал, - А теперь давайте осмотрим документы.
В последующие полтора часа я полностью убедился, что инспектор Джонсон - страшный зануда. Он придрался к кляксам, поставленным Гордоном на бумагах, а затем облазил весь корабль, надеясь выискать хоть какой-нибудь недостаток. Не обнаружив ничего серьёзного, он заявил, что порох на люггере лежит по отношению к пороху на пять дюймов ближе, чем дозволяет губернаторский указ о безопасности судов.
- Вы понимаете, что в случае возникновения пожара ваш люггер вспыхнет ко всем чертям и взорвётся прямо в гавани, - монотонно бубнил он. А горящие обломки упадут на портовые склады, а весь город займётся пожаром. Между прочим, такое было на Иткале в апреле 1613 года? Слышали о подобном случае? Нет? Очень поучительная история, история, которая научила многих капитанов, что безопасность - дороже прибыли. А теперь скажите, нам нужно такое судно в порту?
- Сэр, - умоляющим тоном произнёс я, - Мне срочно надо к губернатору, город в опасности, французы могут объявиться в любую минуту, и...
- Не загоривайте мне зубы, - голос Джонсона теперь походил на торжественный гогот индюка, разогнавшего со двора всех своих соперников, - Я не вижу здесь никаких французов, зато вижу, что порох у Вас на судне хранится не по правилам. Да и вообще, он должен храниться в крюйт-камере, как и снаряды. Почему у Вас нет крюйт-камеры на корабле?
- Вы же видите размеры моей лоханки. Где я Вам здесь крюйт-камеру обустрою? - попытался было оправдаться я, - Да и вообще, на люггерах предусмотрен только один трюм.
- Размер не имеет значения. - внушительно произнёс инспектор, - Я вижу, что на корме вы обустроили себе каюту. Значит, для собственной задницы у Вас место всё-таки нашлось, а для крюйт-камеры нет? Прекрасно, вот они наши капитаны. Капитаны, которые ценят свой личной комфорт выше безопасности целого города. Я, между прочим, уже упоминал, к чему подобная халатность привела на Иткале?
- Ладно, сэр, мы Вас прекрасно поняли, - с показушной вежливостью заулыбался Малькольм, - Переходя к деловому вопросу: сколько?
- По сто песо за лишний дюйм. - невозмутимым тоном произнёс чиновник.
- Мы не ослышались?! - хором воскликнули мы с боцманом.
- Нет, не ослышались. Считайте, что это не взятка, а задаток, задаток, благодаря которому я разрешаю войти вашему люггеру в порт Редмонда под залог моего терпения. Ведь в случае чего, находясь в порту, вы будете в моей власти, и в любой момент ваш корабль может быть конфискован за нарушение закона. - сказал Джонсон, после чего скороговоркой добавил. - И поэтому вы не побежите жаловаться к Сайлхарду..
Глава 4.
- Вот козёл. - произнёс я, как только мы с Хатчером ступили на берег.
- Из-за него мне теперь хочется, чтобы Редмонд поскорее настигла участь Оксбэя. - кровожадно отозвался боцман.
- Ладно, разделимся. Ты разыщешь Уиндема, обговоришь с ним всё и пусть он тащит сюда ребят разгружать ''Меркурий''. Я уже слышу звон монет. Я же собираюсь пойти к Сайлхарду и доложить этому индюку о пренеприятнейшем известии.
- А что потом?
- Пока не знаю. Но пока что покидать этот дивный архипелаг я не намерен, на Хайрок мы и так сможем вернуться в любое время. В таверне на Оксбэе я слышал нечто об острове Костиллас, южнее отсюда. Якобы там можно хорошо разжиться. Поживём - увидим, как говорится.
Резкое отличие Редмонда от Оксбэя сразу бросалось в глаза. Весь порт был вымощен тем же белым камнен, из которого когда-то построили местную крепость. А это значит, никакой грязи во время столь частых здесь дождей. Значит, чистая одежда и сапоги. Даже ступеньки, вырубленные в скале, были сделаны намного аккуратнее, чем на предыдущем острове.
Наверху, подле городских ворот, расположилось внушительное здание портового управления, похожее на толстенный широкий ящик. Над дверью болтался декоративный штурвал. Рядом, на лавочке, сидел какой-то моряк. Впрочем, сейчас мне не до того, чтобы его разглядывать.
- Куда прёшь! Глаза потерял? - басистым голосом завопил страж, охранявщий ворота.
- На твоём месте я бы вёл себя повежливее. Дело в том, что настроение твоего начальника очень скоро испортится, поскольку французы захватили Оксбэй?
- Французы? Оксбэй? - солдат глядел на меня с недоверием.
- Ага. Если хочешь, фрахтуй корабль и плыви смотри.
- А когда?
- Два дня назад.
- Ты не шутить?
- Знаешь, от нечего делать тебя разыграть здесь решил. Кстати, будь добр, подскажи, где находиться резиденция губернатора?
- Как пройдёшь за ворота, так идёшь прямо по улицу, а потом направо, выйдешь на площадь, слева будет трактир, справа - магазин, а по центру как раз дом сэра Сайлхарда. Перед ним фонтан ещё будет. Не пропустишь, это самый высокий дом во всём Редмонде.
- Спасибо.
- Эх, почему ко мне подходят только такие неотёсанные мужланы, как ты? Где же местные красавицы с аппетитными ножками. - грустно вздохнул стражник.
- Не забывайся на посту солдат, а то пропустишь какого-нибудь шпиона. Вроде меня. Ха-ха.
Весь город был застроен аккуратными двухэтажными каменными домами, крышы их крыты яркой красной черепицей. Улицы также мощены белым камнем. На вторых этажах, на миниатюрных балкончиках, расположились небольшие оранжереи. В цветущем переплетении благоухания весело жужжали пчёлы. Дамочки сидели на лавочках и сводили местные сплетни. Рядом играли дети. На углу громко просил подаяния нищий, проходя мимо, я швырнул ему потускневшую монету.
Действительно, мимо губернаторского особняка пройти было трудно. Огромное нечто вальяжно развалилось в центре города, но смотрелось как-то нелепо. Как будто осёл наложил кучу посреди бального зала.
По всей видимости, губернатор Сайлхард увлекался культурой древних греков. Увы, судя по чудовищным скульптурам во дворе, познания о ней он черпал явно от людей, ничего в этом деле не сведущих.
- Стой, куда прёшь! - грубо окликнул меня очередной солдат.
- Важное послание для губернатора Сайлхарда. - отрапортовал я.
- А ты записан на приём?
- Нет, я здесь по срочному делу, не терпящему отлагательств. Французы захватили Оксбэй.
Пока страж осознавал сию горькую мысль, я быстро прошмыгнул в коридор. Изнутри эта домина выглядела ещё кошмарнее - дикая лепнина на стенах, и позолота, всюду позолота. Видимо, Сайлхард - очень богатый человек, раз может позволить себе такую роскошь.
Возле противоположной двери, выполненной то ли из мрамора, то ли из какого-то схожего камня, в красивом резном кресле важно расселся секретарь - плюгавый человечек лет пятидесяти, с пенсне, сидящем прямо на кончике носа. Нездоровая бледность гладко выбритого лица говорила о том, что данынй джентельмен редко выбирается на улицу.
- Приветствую Вас, сэр. - обратился он ко мне, - Я - Остин Рейли, секретарь достопочтенного сэра Сайлхарда, генерал-губернатора этого Богом забытого архипелага. А вы?
- Натаниэль Хаук, капитан торгового люггера ''Меркурий'', - представился я, - А теперь, мистер Рейли, прошу провести меня к господину Сайлхарду. У меня для него очень важное послание.
- А вы записывались на приём? - занудным голосом спросил секретарь.
''Боже, только второго Джонсона мне сейчас не хватало тут'', - подумал я про себя, а вслух сказал:
- Нет, я же говорю, мистер, дело срочной важности, да я только прибыл на Редмонд...
- В таком случае сначала заполните заявление для встречи с сэром Сайлхардом. Вон, видите столик в углу. Там лежит образец...
- Мистер Рейли, да некогда мне вашими проволочками заниматься...
- Да пропусти ты его, Остин, видишь, мается человек. - произнёс неизвестный за моей спиной.
Я обернулся и увидел рослого смуглого человека. Судя по моде, француз. Да и усики аккуратно пострижены. На голове шляпа со здоровенным пером.
- Рауль Реймс, - поклонился он.
- Натаниэль Хаук.
- Очень приятно, мистер Хаук. К сожалению, вынужден откланяться. Рейли, ты слышал, что я сказал?
- Хорошо-хорошо, мистер Реймс, - услужливо заулыбался секретарь, - Хорошо-хорошо, проходите, сэр.
Губернаторский кабинет ничем особенным не отличался от предыдущей комнаты. Сам господин Сайлхард, тяжело дыша, сидел в кресле с высокой спинкой, за столом, обтянутым дорогим зелёным сукном. Несмотря на то, что на улице и так было тепло, в комнате жарко натоплено. По упитанному лицу владельца особняка, из-под роскошного парика, бежали водопады пота. Падая, они смывали пудру, толстенным слоем которой были покрыты его щеки и нос. В результате складывалось жалкое впечатление, будто достопочтенный сэр со всего размаху плюхнулся лицом о пыльную мостовую.
- Не имею чести Вас знать, мистер, - толстяк решил нарушить тишину первым.
- Мой поклон Вам, достопочтенный сэр Сайлхард. - я старался произвести на старика хорошего впечатление, ведь вполне возможно, что из-за этого моя награда сильно возрастёт. - Меня зовут Натаниэль Хайк, смею являться капитаном торгового люггера ''Меркурий''.
- А что же Вам нужно от меня, капитан? Краем уха я слышал: вы о чём-то спорили с мистером Рейли.
- Я явился к Вам с ужасной новостью, сэр. Вынужден сообщить, что два дня тому назад французская эскадра захватила Оксбэй.
Я думал, что услышав подобное, того гляди, этот жирный индюк схватит удар, и даже заранее сумел сочинить оправдание на случай, если меня обвинят в его смерти. К удивлению, Сайлхард и бровью не повёл, лишь прошипел сквозь сальные губы:''Чёрт'', а потом, как ни в чём не бывало, спросил:
- Прошу Вас, капитан Хаук, расскажите мне поподробнее, как это произошло.
Вкратце я поведал ему историю своих приключений. Губернатор то и дело качал головой, что-то бормотал себе под нос и делал какие-то пометки на бумаге. К моей досаде, к рассказу он отнёсся крайне безэмоционально, а по окончании его заявил:
- Да, дело, о котором Вы мне поведали, безусловно, является крайне важным для интересов короны на данных островах и требует быстрейшего разрешения, - после чего позвонил в колокольчик, - Алонсо!
- Да, сэр. Вызывали? - и в комнату вошёл негр-лакей, одетый по последней лондонской моде.
- Подай-ка трубку мне, набей обыкновенным табаком. Курите, капитан Хаук?
- Нет.
- Тогда посидите в углу, на диванчике.
Пару минут Сайлхард молчал, пуская дым. Закашлялся и чихнул, обрызгав слюной дорогой стол. Вытолкнул тлеющие остатки табака, на бумагу, на которой ранее делал пометки, ковырнул их пальцем и поднёс его к глазам, изучая результат, а затем произнёс:
- А, вы ещё здесь, капитан?
- Да, сэр.
- А что вам нужно?
- Ну, сэр... - и я многозначительно щёлкнул большим пальцем об указательный.
- Вы говорите о вознаграждении?
''Догадливый, сукин сын'', - промелькнула мысль в моей голове.
- Да, сэр.
- Увы, капитан, вынужден разочаровать Вас, - начал губернатор, - Видите ли, на островах сейчас сложная обстановка, надвигается война с Испанией, а тут ещё эти французы. Казна пуста, поэтому, к сожалению, ничем не могу Вас вознаградить.
- В таком случае, разрешите откланяться, сэр. - я поднялся с дивана, раз этот индюк решил зажать пару тысяч золотых, торчать далее здесь мне не было никакого смысла.
- Подождите, капитан Хаук, Я вас не отпускал. - властным тоном сказал Сайлхард. - Я не закончил. Положение очень серьёзное, у меня даже нет кораблей для защиты Редмонда. К сожению, вынужден реквезировать Ваше судно.
- Реверсе... ренквезе, эээ... что? - не понял я.
- Забрать в пользу короны. - лаконично пояснил губернатор, - Без возмещения стоимости.
- Как же так, сэр, подождите, - тут пот хлынул уже с меня, - Это же мой корабль, и Вы...
- Я же сказал - теперь не Ваш. Мы реквезируем его. Команда будет распущена. Если же Вы окажите сопротивление, буду вынужден арестовать Вас. И завести дело о государственной измене.
Дело обрело уж совсем скверный поворот. Черт меня потянул на этот Редмонд! Прав был Найджел! Надо было плыть на Дувезен, запастись жрачкой и драпать на Хайрок, с трюмом, полный лучшего пойла. Или хотя бы не ходить к этому индюку. Провались оно всё. Пришёл за похвалой и деньгами, а с меня последние штаны снимают.
- Впрочем, есть и другой вариант. - обнадёжил меня губернатор.
- Какой? - упавшим голосом спросил я.
- Зачем мне корабль без опытного капитана? - на улице губернатора появилась нагловатая улыбка. - Вы, понимаю, хороший моряк. Предлагаю вместе со всей командой поступить на службу к английскому королю.
- Я...
- И не спрашивайте. Многие годами пытаются достать каперский патент. А тут он падаёт к вам, словно манна небесная. Соглашайтесь, и не пожалете.
''Согласишься здесь, когда тебе подставили ножик к глотке'', - подумал я, и, соорудя нелепое подобие фальшивой улыбки, произнёс:
- Хорошо, сэр, я согласен.
- Я и думал, что мы договоримся. - продолжал улыбаться старикашка. - Остин!
Показался секретарь.
- Оформи каперский патент на имя, эээ...
- Натаниэля Хаука. - подсказал я.
- Да, Натаниэля Хаука.
После Рейли в соседней комнате корпел над бумагами, Сайлхард продолжал расхваливать моё новое место службы:
- Гордитесь, капитан, вы будете моряком английского военного флота. Работать на благо своей страны и короля, об этом мечтает каждый. И только безумец на Вашем месте отказался бы.
- Извините, сэр. - встрял я.
- Что?
- Я хочу спросить насчёт жалования.
- Вам положено пять тысяч золотых в месяц. К сожалению, как я уже сказал, казна сейчас практически пуста, поэтому первые несколько месяцев получать жалование Вы не будете. Но потом, когда всё наладится, Вы не пожалете, что согласились, капитан Хаук. Я сейчас внимательно выслушайте цель вашего первого задания.
- Да, сэр.
- Поскольку вы на архипелаге человек новый, вас никто здесь не знает. И это хорошо. Мы ничего не знаем о захваченном Оксбэе: потери, состояние города, настроение горожан, численность французского гарнизона. В общем говоря, вы должны пробраться туда, войти в контакт с местными жителями и разузнать всё о дальнейших планах французов. Всё поняли?
- Да, сэр, вот только одно...
- Что?
- Небольшой аванс бы откровенно помог. Миссия наверняка будет опасной, нужно хорошенько к ней подготовиться. Никогда не знаешь, что может поджидать в подобных местах.
- Увы, капитан Хаук, как я уже сказал, казна пуста. Ничем не могу Вам помочь. Советую взять в долг у местного ростовщика мистера Стэнли. Тысяч пять, для начала. Только ни в коем случае не говорите ему о вашем задании. Город просто кишит шпионами.
Вошёл Рейли.
- А вот и Ваш каперский патент. Поставьте свою подпись вот здесь. Подождите, Рейли уже за Вас расписался.
- В таком случае, сэр, мне можно идти? - с большой надеждою в голосе спросил я.
- Конечно, капитан, идите. Желаю Вам всего наилучшего, - сказал Сайлхард, - И учтите, - произнёс он в догонку, - Если Вы не явитесь через месяц, я буду вынужден обвинить Вас в государственной измене. После чего власти любого английского порта вынуждены будут арестовать Вас, заковать в кандалы и доставить сюда, на Редмонд. Всё поняли?
- Да, сэр.
- В таком случае, как говорили древние греки...
Пропустив учёные кудахтания этого индюка мимо ушей, я наконец-то выбрался на улицу. За прошедшие пол часа красоты города сильно померкли в моих глазах. Да уж, влип. И не смотаешься теперь никуда. Лучше было бы отказаться от корабля, провались он пропадом вместе с этим Сайлхардом, Оксбэем и французами. Теперь мне надо разыскать Хатчера.
Малькольм, коротавший свободное время в таверне, уже успел поднабраться. Выслушав мою печальную историю, он громко рассмеялся, после чего заорал:
- Да ладно, кэп, бывали хуже времена, после чего перешёл на шёпот, - Вот, помню, попал я как-то в плен к пиратам, а им, прибрежным крысам, делать нечего, они дают мне кремневый пистолет и говорят, чтобы стрелялся, мол, если осечку даст, то тебе сильно повезло, приятель, Господь пока ещё не решил прибрать твою душу...
- Ну и как? - без всякого интереса спросил я, хуже баек пьяного Хатчера было только то, что свершилось сейчас в резиденции Сайлхарда.
- Да он незаряженный был! - Мальк завопил так, что вздрогнула вся таверны, а кто-то, кажется, даже что-то уронил и разбил, - Эй, вы, сукины дети! - завопил мой боцман, - Знайте, я теперь не какой-то подзаборный бродяга, а моряк его величества Карла I.
- Похоже, с этого уже хватит, - саркастично произнёс кто-то.
- Ладно, я понял, Мальк. А в магазин-то ты ходил?
- Да-а, ик... Договорился с местным алкашом, ой, торгашом, то есть. Как его зовут? Да не важно. В общем, вся жрачка уже доставлена на борт.
- И сколько у тебя осталось?
- Да пиастров пятьсот, не больше. Плюс полторы тысячи, вырученные с Уиндема. таким образом, тыщи две выходит, кэп.
- Хорошо, надо подкупить боеприпасов. Но я сам этим займусь, думаю, завтра. Только деньги мне отдай.
- Хороший, кэп. Вот, держите мешочек.
- Удивляюсь, ты столько раз пьяный, а монеты ни разу не терял.
- С... сноровка у меня хорошая, вот что, ик...
- Хорошо, я понял.
Трактирщик ничем особенно не отличался от своего оксбэйского собрата, такой же седой старичок, протирающий тарелки и кружки за стойкой.
- Приветствую, сэр Хаук. Ваш боцман, Хатчер, уже рассказал мне о ваших приключениях. Бедный Гордон, надеюсь, с ним всё в порядке. Знаете, мы с ним когда-то ведь вместе начинали. Уплыли с Хайрока. Мой старик также был трактирщиком, но только там. Но таверна досталась моему брату, а тут...
- Извини, приятель, я сейчас не в настроении болтать. - угрюмо брякнул я.
- Я, понимаю, - всплеснул руками трактирщик, - Что, день не удался? Моряк. все горести твои излечат пара бутылок моего лучшего вина. Из Франции доставлено. Какими бы гадами не были лягушатники, но в винце они знают толк.
- В общем, давай: комнату, пара бутылей и какую-нибудь закуску к ним. Всё понял.
- Конечно, сэр, конечно, вот, держите, ключ. Комната шестая по счёту.
Здешний номер выглядел намного лучше оксбэйской дыры. Окна его выходили на площадь. Кровать застелена чистым бельем. Даже подушка есть. И скатерть на столе. И даже нормальные человеческие стулья, я не эти жёсткие скамьи или табуреты, сколоченные непонятно из чего.
Поскольку Малькольм куда-то запропастился, трапезу я начал в одиночку. Весь остаток дня провёл в компании двух бутылок и холодной закуски - черные ржаные лепёшки, а на них сыр, такой нежно-кислый на вкус, и всё это это заботливо укрыто ломтиками ветчины, немного солёной, извлеченной из какого-то холодного места, с прожилками и каплями сырости на ароматном розовом мясе. Эх, вкуснотища.
Покончив с едой, кое-как добрался до кровати, скинул сапоги и яркнул под одеяло прямо в одежде. Сегодняшний ден был ужасен, но что принесёт завтрашний? Пока не знаю. Остаётся только надеяться, что он не будет хуже предыдущего. Надо будет сходить в магазин, подкупить боеприпасов и пороха. В Оксбэе ведь всякое может ждать. А потом сходить к местному ростовщику, мистер Стэнли, кажется его зовут. Но всё это потом, завтра. А сейчас - спать.
Под воздействием алкоголя я быстро погрузился в сон и крепко заснул.
Глава 5.
Утро. С трудом приоткрыл глаза. Башка трещала после вчерашнего возлияния. Проникающий сквозь окна солнечной свет раскалённой иглою сверлил мой мозг. Очень не хотелось вставать. Чёрт бы побрал этого Сайхларда вместе с его Оксбэем.
Однако, иного выхода у меня не было. Собрал волю в кулак, я откинул одеяло, поднялся на ноги, скользнул в сапоги и спустился вниз. Заказал у трактирщика немного эля, чтобы проветрить сознание. Хатчер дрых в общей зале, уронив голову на стол.
Не став его будить, я отправился в магазин за боеприпасами. За прошедшее с моего прибытия время весть о захвате лягушатниками Оксбэя распространилась по всему городу. Едва узнав моё имя, владелец магазина решил продать мне товар со скидкой (в качестве благодарности за принесённую весть). Вот уж не думал, что самым щедрым человеком в этой Богом забытой дыре окажется торгаш. Зато не придётся лезть в кабалу к ростовщику, хоть это радует.
Расплатившись с торговцем и объяснив грузчикам, на какое судно следует нести товар, решил немного прогуляться по порту, чтобы развеяться.
Гавань битком набита судами. Оказывается, узнав весть о падении Оксбэя, капитаны наотрез отказываются покидать порт Редмонда, предпочитая отсидеться на надёжным бастионом. Жаль, что мне не удасться последовать их примеру. Двое шкиперов как раз торчали возле портового управления и вели громкий разговор:
- Так что там случилось-то?
- Дьявол его знает, Сэмми. Говорят, пришли пять линкоров, смели в одну минуту форт, а всех выживших перерезали.
- А кто же тогда рассказал-то?
- Да какой-то французик, сбежал от своих, надеялся продаться нам за выгодную цену, но у него ничего не вышло. Этот старый индюк Сайлхард приказал посадить его под замок и сейчас лучшие тюремщики с ним толкуют. Чёрт, я как-то загремел здесь по пьянке за решётку на пару дней, ребята там работают страшные. Не завидую ему.
- Он получил что заслужил.
- Ты когда в море выйдешь?
- Да не знаю, думаю сопровождение нанять, но сейчас все боевые корабли ушли громить пиратов, думаю, они не скоро вернуться.
- Ну хоть что-то верное сделали, а то эти морские стервятники скоро при входе в порт грабить начнут.
- Это точно.
Вновь моё внимание привлёк моряк, сидевший на лавочке. Сегодне я мог разглядеть его поподробнее. Это был молодой человек, тощий и высокий, в простом камзоле зелёного цвета, с заплатами на нескольких местах, дешёвых холщовых штанах и сандалиях на босу ногу. Из-под банданы выбивались ярко-рыжие волосы. Рядом, на скамейке, стоял небольшой сундучок.
И всё было бы ничего, но его взгляд... Он напоминал отчаявшегося волка, загнанного охотниками в угол и в последний раз смотрящего на вольные леса, оставшиеся далеко позади.
- Эй, приятель, как жизнь? - начал я разговор.
- Да так себе, сэр. - грустно ответил он.
- А чего ты здесь сидишь-то? И вчера я тебя тут видел, и сегодня ты опять здесь торчишь?
- Долгая история, сэр, - пролепетал мой немногословный собеседник, продолжая уныло глядеть на гавань.
- Мне кажется, ты немного не в себе...
- Скажите, вы ведь капитан того люггера, ''Меркурия''?
- Да, меня зовут Натаниэль Хаук, а что?
- Рис Блум, - представился незнакомец, - Дело в том, сэр, что ещё в недавнем прошлом я был штурманом, и причём хорошем штурманом. Пять лет бороздил просторы местного архипелага. Но потом, находясь здесь, попал в одну очень неприятную историю, и капитан бросил меня на произвол судьбы...
- Я так понимаю, ты хочешь наняться ко мне на судно? - перебил я его.
- Пожалуй и так, сэр.
Хм, что он такого натворил? Впрочем, неважно, вряд ли что-то ужасное, иначе бы не разгуливал здесь на свободе. Никто с моей посудины не знает местных берегов, а этот парень говорит, что пять лет здесь плавает.
- В принципе, я готов тебя взять.
- Спасибо, сэр, но есть одна проблема.
- Что ещё? - нахмурился я, подсознательно чувствуя, что сейчас мне придётся раскошелиться.
- Дело в том, что я должен уплатить начальнику портового управления штраф, 500 пиастров.
- Хорошо, сиди здесь и никуда не уходи, я улажу проблему.
- О, спасибо, сэр. - впервые на лице Блума за всё время разговора промелькнула улыбка.
Как оказалось, история не стоила и выеденного яйца. Дело в том, что этот Блум вступился за трактирную служанку, которую пытался облапать пьяный офицер, и легонькь отколотил того, за что и схлопотал две недели ареста. Капитан же, заявив, что ему подобные проблемы в экипаже не нужны, быстренкь смотался с острове, боясь оказаться в одной клетке со своим подопечным. В общем, уплатив за бедолагу штраф и поспешив его обрадовать, я отправился на ''Меркурий'' наблюдать за погрузкой боеприпасов. Вскоре явился не до конца протрезвевший Хатчер, которого пришлось знакомить с новоявленным офицером. Через несколько часов, в полдень, мы снялись с якоря.
Путешествие наше до Оксбэя прошло без происшествий, хотя и заняло на два дня дольше. Проклятый ветер постарался. В порту, по понятным причинам, решили не причаливать, я было хотел уже идти в Гринфорд, а оттуда пешком тащиться на другой конец острова, но Блум остановил меня, сказав, что в паре миль от Оксбэя есть укромная бухточка, надёжно защищённая с моря и едва заметная для постронних глаз. Решив подчиниться его опыту, приказал вести люггер туда.
Ну и бухта. Если бы не Рис, мы бы ни за что не пробрались внутрь. Повсюду из воды торчали острые скалы. Мой штурман же, не прибегая к картам, легко провёл ''Меркурий'' внутрь.
- Рис, да ты просто мастер, - с восхищением произнёс Хатчер.
- Рад стараться, сэр, - скромно заулыбался штурман.
- Итак, кэп, в чём заключается ваш план? - спросил Малькольм.
- Да всё просто. Проберусь в городишко через джунгли и расспрошу местного трактирщика, что там вообще происходит.
- А он не сдаст? - усомнился боцман.
- Ибо корень всех зол есть сребролюбие, предавшись которому, многие уклонились от веры и сами подвергли себя многим скорбям, - произнёс Блум.
- А я и не знал, что ты у нас любитель Библии, - усмехнулся Хатчер.
- Да чёрт его знает, - сказал я, и заметив неодобрительный взгляд Блума, - добавил, - Точнее сказать, неуверен.
- Давайте мы Вас проводим, сэр, - предложил Найджел.
- И как ты себе это представляешь? - спросил я, - Толпа моряков врывается в захваченное французами поселение и начинает шарахаться по всем его углам. Нет, я должен пойти один, чтобы остаться незамеченным.
- Ну до городских ворот хотя бы, - сказал боцман, - Мало ли, что может случиться в джунглях.
- Хорошо, уговорил, - притворно заворчал я, - Ребята, шлюпку на воду. Рис, остаёшься за старшего.
Матросы налегли на вёсла и вскоре мы уже выбрались на берег. Места были пустынные и ничто не говорило о присутствии где-либо неподалёку человека. Тропинки отсутствовали. Видимо, Блум прав и местные также не балуют это место вниманием.
Пришлось шагать через густые заросли. Впереди брёл матрос с острым мачете в руках, но это не особо помогало. Хатчер наткнулся на какую-то корягу и чуть было не свернул себе ногу, огласив лес дикими проклятиями.
- Ори громче, чтобы в Оксбэе услышали, - сказал я.
- Виноват, кэп, да никто не услышит, здесь никого нет кроме цикад и попугаев. - попытался оправдаться боцман.
Идти оказалось не так уж и далеко, как я это представлял. Вскоре мы выбрались на дорогу, которая, по всей видимости, соединяли Оксбэй с лежащими в его окрестностях фермами. Вдали маячили городские стены. Два французика, охранявшие ворота, покинув пост, кинулись к нам.
- Стоять! - громко крикнул один из них, - Вы кто такие?
- Меня зовут Натаниэль Хаук, я капитан. А это мои люди.
- А что тебе здесь нужно? - страж глядел на меня с подозрением.
- Мне необходимо передать депешу вашему командующему, - быстренько солгал я.
- А почему Вы не причалили в порту? - спросил второй солдат.
- И как зовут командующего? - не растерялся первый.
Чёрт, это парни не были такими лопухами, какими я их себе вообразил. Надо срочно что-то придумать.
- Его зовут смерть! - воплем дикого быка рявкнул боцман, протыкая стража своей шпагой.
- Да уж, неудобно как-то вышло, - добавил Найджел, кинжалом приканчивая второго.
Лягушатники и осознать ничего не успели. По всей видимости, в городе никто ничего не услышал. Кроме воплей перепуганных птиц и треска цикад ничто более не нарушало тишину.
- Ладно, на этом ваша роль окончена, - сказал я, - Теперь возвращайтесь на судно, будет не очень скрытно, если куча мужиков с перепачканным в крови оружием ворвуться в город. Ждите меня к завтрашнему утру, а если не вернусь, значит, меня задерживают дела. Если же не приду через пару дней, значит, мне конец.
- Успехов, кэп. - прошипел Малькольм на прощание.
Тихо приоткрыв калитку, я быстро проскользнул в город. На моё счастье, с внутренней стороны ворота никто не охранял. Зато пост французов расположился возле верфи Мак Дори. Уж не знаю, что им там понадобилось. Слава Богу, мой путь сейчас лежал не туда.
Трактирщик Эверард Гордон находился на своём месте и как обычно протирал тарелки.
- Месье, я по поводу рома, который вы мне хотели продать, - обратился я к старику.
- Боже мой, капитан Натаниэль Хаук, не может бы...
- Говорю же, я по поводу рома, - произнёс я, нервно озираясь по сторонам, в трактире сидело несколько французов, но к счастью, на вопль тавернщика никто внимания не обратил.
- А, ром, конечно, месье, как я мог забыть! - понимающим тоном произнёс старик, - Думаю, вам лучше осмотреть бочки прямо в кладовой. Пройдёмте.
- Господи, капитан, - произнёс он, закрывая за собою дверь, - Никак не ожидал Вас здесь увидеть. Думал, ваше судёнышко утопили во время штурма.
- Ну-ну, мы не такие уж и салаги, чтобы не суметь уйти от горстки лягушатников, - тихо отозвался я.
- Вы доставили груз Уиндему?
- Угу.
- Слава Богу.
- Мне штурман сказал, что нельзя упоминать имя Божье к любому делу.
- Что? - не понял старик.
- Да ладно, забудь, - отмахнулся я, - Лучше расскажи, что у Вас здесь происходит.
- Ну как что. В день вашего отплытия налетели французы как стервятники, в пару минут разгромили форт. А комендант-то на охоте был, чтоб ему провалиться. Кто-то из выживших офицеров попытался дать сопротивление на суше, но французы огнём с кораблем превратили стражу в кровавую кашу. Через полчаса город полностью оказался в их руках. Эти ублюдки разграбили что могли, одного бедолагу прирезали прямо на пороге дома, когда он попытался отбиваться, а его дочке, чтобы спасти свою честь, пришлось бежать прямо в джунгли. Представляете себе?
- Вижу, ничего хорошего, - отозвался я, - Продолжай.
- Ну, их адмирал собрал всех жителей в центре поселения и сообщил, что отныне колония становится заморским владением французского короля. До поры до времени всем жителям запрещено покидать город. Для соблюдения приказа на выходе выставлена стража. Впрочем, когда эти лягушки клюют носом, паре тройке людей ежедневно удаётся сбежать.
- А дальше что?
- Что, что? - захныкал трактирщик, - Сидят в моём заведении, сосут лучший ром. А я даже боюсь заикнуться об оплате. Хоть и стар стал, но всё-таки не хочу пока покидать белый свет, ещё немного подышать свежим воздухом подышать. Как нажрутся, начинаются дебоши, драки. Пристают к женщинам. Вы бы видели, сэр, что здесь за полночь твориться!
- Представляю, - отозвался я. - А об дальнейшим планах они что-нибудь говорят?
- Да эти свиньи как налижутся, тот по пьяни что угодно выболтать могут, сэр. Но я в их дела предпочитаю не лезть, своя башка дороже. И команду набирают из местных, предлагают хорошие деньги. И соглашаются люди, бояться, выбора-то у них особенного нет...
- То есть, ничего полезного ты мне не можешь рассказать?
- Ой, сэр, вспомнил кое-что. Были у меня тут двое офицеров вчера, пили моё лучшее вино. Изысканный сорт, сам из Бургнудии заказывал, настаивается очень долго.
- Ближе к делу, приятель, - прошипел я.
- Ну и болтали по пьянке, что ждут какой-то корабль с боеприпасами. К сожалению, ничего больше сообщить не могу, сэр. - произнёс трактирщик.
- А где эти двое? - поинтересовался я.
- Ну один вон у открытого окна сидит. Тот, который в шляпе со страусиным пером. Поглядите в щёлку и увидите его.
- Эверард, скажи, готов ли ты немного потрудиться ради возвращения Оксбэя под власть английской короны?
- Конечно, сэр, ради этой мечты ничего не пожалею, - радостно залепетал трактирщик.
- Дело в том, что я здесь по поручению генерал-губернатора английских колоний Роберта Кристофера Сайлхарда, - таинственным тоном произнёс я.
- Как, разве сэр Роберт уже знает.
- Тихо! А теперь слушай мой план. Мне надо немного подпоить того типа, о котором ты только что рассказывал.
- Но сэр, он же пьёт как рыба. - возопил тавернщик, - Вы меня разорите!
- Ты же только что сказал, что всем готов пожертвовать ради Англии? - угрожающе произнёс я.
- А, ну да, ну да, - уныло пробормотал трактирщик.
- Тогда делай, что тебе говорят. В общем, активную часть дела я беру на себя, ты же только успевай подносить ром. Всё понял?
- Да, сэр.
Француз сидел за крайним столиком, возле окна, и ветер играл его волосами. Лицо пыльное и опухшее от пьянки, но над причёской, судя по всему, постарался не самый плохой цирюльник архипелага. Борода и усы также подстрижены аккуратно. Глаза как у свиньи, болтающейся на вертеле. Знаменитая шляпа, которая так запомнилась трактирщику, покоилась на столе, а на перо уже успела сесть здоровенная муха.
- Приветствую Вас, месье, - вежливо сказал я, прогоняя назойливое насекомое.
- А, чего тебе надо? - без всякого интереса произнёс француз.
- Дело в том, что я тут услышал, что вам нужны новые люди, вот и решил обратиться к Вам.
- А мне-то какое дело? - судя по голосу, офицер уже изрядно нагрузился, - Иди к наборщикам и не мешай мне отдыхать!
- Дело в том, что я не простым матросов пришёл наниматься.
- А что ты умеешь делать? - вновь без всякого интереса спросил лягушатник.
- Я хороший штурман, месье, - быстренько сочинил я.
- Считай, что тебе повезло. - ответил француз, - Я беру тебя. Моего штурмана, Жоржа, как раз убило во время штурма. Представляешь, эти чёртовы идиоты со второго линкора решили дать подбодряющий залп, когда мы высаживали десант. А поскольку руки у них из задницы, то вместо английских выдр половину наших скосило.
- Печально, - согласился я, - Что же, предлагаю помянуть павших. Трактирщик, рому!
- Да, ты прав, - отозвался офицев, хлебнув пару глотков из кружки, - Чёрт возьми, что за захолустье, ни одного борделя нет, представляешь? Так, о чём это, я? Ик... А, вот твои обязанности. В общем, слушай сюда, парень. Завтра утром ты являешься на шхуну ''Аврора'' и говоришь, что капитан Валентин Массони зачислил тебя на службу.
- Чёрт, за это надо ещё выпить.
- Да, ты прав.
- Ну, вздрогнем?
- Ага.
- И куда мы направимся?
- Это не твоё дело, каналья, ик... Пока адмирал не скажет, будем торчать здесь хоть до второго Присшествия. И все же выпику у них неплоха. Ты согласен, ик...
- Да, конечно, месье, - заулыбался я, а про себя подумал:
''Чёрт возьми, да ты ещё пьян не так, как я думал. Придётся продолжать, главне здесь - это самому не переборщить''.
Слова Эверарда оправдались в полной мере. Массони действительно пил как рыба. Жадно, огромными глотками опустошал кружку в одно мгновение. Я многое видел среди моряков, но такой случай мне попался впервые. За что мы только не пили: сначала за здравие родителей, потом за славу покойных предков. За очаровательных четырёхлетних сыновей близнецов, портрет которых он носил в кулоне. За жену Жанну. За всё семейство, прозябающее в семейном поместьи где-то под Гавром. В конце концов выпили даже за французского короля и за Папу Римского.
Всё это время Массони болтал, как ему осточертела служба и что он надееться, что нам придётся проторчать в Оксбэе достаточно долго, пока эта чёртова лоханка с боеприпасами на придёт.
Кажется, это то, что мне нужно. Чувствуя, что в трактире его особо не расспросишь, я сказал:
- А прогуляться не хотите, офицер?
- Зачем? Ик... мне и здесь хорошо.
- Да я же не просто так вас приглашаю, - таинственно прошептал я, - Дело в том, что на окрестной ферме у меня здесь тётушка проживает, почтенная вдова. А у неё две очаровательные дочурки, одной девятнадцать, другой шестнадцать.
- Дочурки, говоришь? - пьяные глаза Массони загорелись похотью.
- Да, старшая в прошлом году должна была замуж выйти, да жених возьми и утони при крушении торгового корабля. И всё, на представителей мужского пола вообще смотреть теперь не желает, говорит, что будет покойному жениху на веки верна, пока смерть вновь не сведёт их...
- Ну это посмотрим, - мерзко захихикал Валентин, - Далеко живут, говоришь?
- Да нет, месье, всего две мили по тропинке.
- Ну тогда пошли. - произнёс офицер, с трудом поднимаясь на ноги.
Пока мы пили, день уже успел умереть, и на город навалились ночные сумерки. В небе ярко блестели звёзды. На улицах практически не было людей. Местные не от греха подальше старались не выбираться из домов. Французы же кутили в трактире или прямо на кораблях. Лишь на выходе из города стоял патруль.
Стоять! - окликнул нас один из стражей. - Куда это вы собрались?
- Ты, ик... как со мной разговариваешь, солдатня? - завопил пьяный Массони. - Да я тебя на ремни порежу, понял? Да и вообще, мы со моим офицером идём свататься к дамам!
- Извините, месье Массони. - испуганно залепетал солдат, - Мы Вас не узнали.
- Видишь, только грозить умеют? Ну, пошли, Нат. - сказал француз.
Я был удивлён, что, выпив добрый бочонок рома, Валентин не только помнил, как меня зовут, но и довольно твёрдо держался на ногах. Солдаты, стоявшие снаружи, пытались убедить своего капитана не выбираться из города на ночь глядя, пытаясь напугать его тем, что только сегодня днём двое стражников были заколоты. Но Массони, чья храбрость была сильно подогрета алкоголем, грязно обругал их и продолжил путь. Наконец мы подошли к развилке.
- Ну, Нат, говори, куда дальше идти? - голосом, дрожащим от похотливого нетерпения, произнёс Массони.
- Да, пожалуй, никуда. Мы пришли. - спокойно ответил, рукою касаясь шпаги.
- Не, не понял? - с недоумением уставился на меня Валентин.
- Что не понял, алкаш? - хмыкнул я, - Нет никаких племянниц с тётушкой. Давай, если тебе жизнь дорога, рассказывай про лоханку с боеприпасами.
- Пожалуйста, не убивай, - и пьяный Массони рухнул передо мной на колени, вся его удалая храбрость куда-то мигом исчезла, - Я всё, что угодно расскажу, только не убивай!
- Я весь внимание.
- Боеприпасы должны привезти на барке ''Пташка'', - изменившимся от страха голосом залепетал офицер, - Я мало что про него знаю, но знаю, что пока он ещё стоит в порту Фале-де-Флёр. Не думаю, что его капитан решиться выйти в море один, без охраны. Это всё, что мне известно.
- Ладно, живи, да впредь не шляйся по чужим бабам, - хмыкнул я и быстро шмыгнул в кусты.
Глава 6.
Жизнь - весьма странная штука. Ещё пару часов я торчал в таверне Оксбэя и спаивал лягушатнику, чувствуя себя при этом как таракан, заползщий на лампу. А теперь всё спокойно, вместе с Блумом и Хатчером сижу в подобном же заведении, но только в Гринфорде, и пожираю вкусную баранину с чесночным соусом, обильно запивая всё это чаем.
Во время трапезы мне вкратце удалось ввести своих офицеров в курс дела. Оба поддержали меня во мнении, что на Редмонд сейчасть плыть не стоит, ибо Сайлхард, скорее всего, всё равно отправит нас на Фале-де-Флёр. А за это время ''Пташка'' вполне себе может слинять из гнезда, и лови её потом у Оксбэя.
Сражение с барком - дело нелёгкое, особенно для такого салаги как я. К счастью, Хатчер когда-то плавал вместе с капером, поэтому знал всё об организации команды во время боя. Блум также был парнем не робкого десятка, и сказал, что управиться с люггером во время боя - довольно плёвое дело, приведя в доказательство какую-то цитату из Библии, которую я тут же позабыл.
Утром, пополнив численность команды, мы отплыли на Фале-де-Флёр. По словам моего штурмана, до него было около трёх дней ходу на северо-запад. Поскольку Хатчер нанял пятнадцать человек, на корабле теперь довольно тесновато. Блуму пришлось перебраться из трюма и дрыхнуть на полу в моей каюте.
За время рейса Рис многое поведал мне о французской колонии. Фале-де-Флёр - группа гористых островов, освоение которой началось лет тридцать тому назад. Сначала эту землю облюбовали пираты, пользуясь тем, что берега тамошней суши сильно изрезаны, а в многочосленных бухточках и заливав спокойно можно скрыть целую флотилию. Впрочем, их спокойствие длилось недолго, и вскоре их выкурили оттуда французы.
Приступив к колонизации, они истребили дикие племена людоедов и превратили Фале-де-Флёр в настоящую житницу архипелага, с многочисленными садами и фермами, где тысячи колонистов и рабов выращивали кофе, какао, табак, виноград и много чего ещё. Разумеется, пираты очень жалели о потери территории, и вскоре попытались вернуться, но были разгромлены отрядом ополчения, после чего окончательно перебрались на Кебрадас Костиллас.
Рейс прошёл без происшествий. Подняв французский флаг, мы спокойно зашли в порт Фале-де-Флёр, расположившийся на внутреннем берегу восточного острова. В отличие от Редмонда, здесь не были ни инспекторов, ни прочей губернаторской челяди, отравляющей торговцам жизнь. На какую-то секунду я даже пожалел, что поступил на службу к Сайлхарду. Было бы неплохо переметнуться к французам. Пойти прямо сейчас к губернатору и... Эх, размечтался.
Порт Фале-де-Флёр располагался в долине, уютно расположившейся между двух отвесных скал. От остального города гавань была отделена высокой крепостной стеной с двумя небольшими башенками, с расположившимися внутри них мартинами и кулевринами. Так что в случае штурма, даже разгромив форт, высадившись на берег, враг мог расчитывать на тёплый приём.
Прямо на набережной находилось портовое управление и несколько крупных пакгаузов. От нихх в сторону города вела мощёная крупной брусчаткой дорога. На Редмонде подобной не было, что также шло в плюс французским поселенцам.
- Да, если лягушатники также планируют отстроить Оксбэй, то у местного населения нет особого резона бороться против захватчиков, - невесело заметил я.
- Да ладно, капитан, пташка вездё найдет золотую клетку, - отозвался Блум.
- Пташка, пташка, - забормотал я, оглядывая окрестности. - Да вон она.
- Кто? - не понял штурман.
- Я про барк, который мы должны эскортировать.
Как раз в это время к нам подошёл крайне невзрачный тип в соломенной шляпе и дешёвом холщовом костюме. Быстренько оглядев меня крысинам взглядом, он бойко затараторил:
- Вечер добрый. Меня зовут Фауст Гаске. Господа желают осмотреть город? Могу подсказать всё что надо, месье. Всего за один пиастр!
- Парень, нам тебя только не хватало, и так на мели сидим, а я ещё должен тратиться на всякую рвань? - отозвался я,пытаясь побыстрее отделаться от назойливого болтуна.
- Очень жаль, господа, очень жаль, - снова бойко затараторил лягушатник, - Но быть может, вы передумаете? Как говорит мой капитан, информация - самая важная на свете, я хоть и не житель Фале-де-Флёр, а плаваю на торговом барке, но знаю этот город как свои пять пальцев.
- Стоп, ты сказал, что плаваешь на барке? - уже более заинтересованно спросил я.
- На ''Пташке?'' - вырвалось у Блума.
- Да, месье, вы угадали.
- А, я знаю, это трёхмачтвый торговец из Омори, выкрашенный в зелёный цвет. Знаком с вашим капитаном - Франсуа Билье. - соврал я.
- Нет, месье, боюсь, вы нас с кем-то спутали. Не зелёный, а синий. И на Омори мы не плаваем, наш капитан плавает только между островами этого архипелага, и зовут его Вирджил Бул, а не так, как вы сказали. - ответил болтливый матрос.
- А, я понял, это же сейчас отправитесь на Консейсао с грузом какао и кофе?
- Нет, месье, наш барк гружен порохом и боеприпасами, всё это нужно для нашей эскадры, которая сейчас чинится в порту Оксбэя. Вот только губернатор боится отпускать наш корабль в одиночку, неделю здесь торчим, и только вчера нашёлся капитан брига ''Акула'' Эмиль Беранжере, который согласился на сопровождение. Завтра мы отплываем.
- Это всё, конечно, очень интересно, но мы вынуждены откланяться. - хмыкнул я, и потянув Блума за рукав, добавил, - Пошли, Жан, нам надо на верфь, починиться.
- Хотите, я провожу вас туда? Всего за один пиастр. - предложил Гаске.
- Нет, спасибо, приятель, мы уж как-нибудь сами. - произнёс ничего не понимающий Блум.
- Ну да, сэр.
- А то в противном случае пришлось бы раскошеливаться на кругленькую сумму. Да и нет никаких гарантий, что этот французик не позвал бы сюда стражу. Лягушатники - они народ очень хитырй и пугливый.
- И что теперь будем делать? - спросил штурман.
- Планы меняются. Честно говоря, сначала я сам хотел наняться в эскорт, но раз наше место уже занято, придётся идти искать этого Беранжере и поговорить с ним, попытаться убедить его отказаться. Впрочем, думаю, придётся выложить немало деньжат, а у нас в кармане ветер свищет. Да уж, проблема.
Трактир находился ближе к центру города, прямо напротив резиденции. Между собой их разделяла громадная площадь с множеством клумб, всё-таки не даром говорят, что французы любят красоту. Даже на этом клочке земли, затерянном на краю света, они постарались всё облагородить и украсить.
- Как бы я не любил лягушатников, но всё-таки везде их тянет к прекрасному, - сказал я, поглядывая по сторонам.
- Все это переизбытки папизма. Яблоко, которое змий протянул Еве, также выглядело восхитительно. Но что в итоге, сэр? - парировал штурман, - И вообще, вы придумали, как будете сейчас уговаривать этого капитана?
- Честно говоря - нет. Поговорим - увидим.
Трактир был переполнен. Судя по обрывкам разговоров, кои мне удалось ухватить, только вчера из Гавна прибыл пинас с грузом различной снеди для колонистов, а капитан позволил команде оттянуться по полной после долгого перехода.
- Извините, месье, - обратился я к трактирщику на ломанном французском, протискиваясь сквозь толпу пьяных мужланов, - У меня есть дела, которые мне бы хотелось с вами обсудить.
- Ну какие могут быть дела, месье, раз вы попали в такое чудесное место? - быстро затараторил тавернщик, не выговаривая букву ''л'', - Отдохните, выпейте немножко рому. А если этот напиток вам так осточертел, то у меня - лучший выбор вин на всём архипелаге. Вот только вчера из Европы бургундское привезли, десятилетний выдержки. Не желаете ли попробовать? Всего пять золотых за стакан! Только сегодня и только Вам.
- Ну ладно, старый мошенник, уговорил, - хмыкнул я, подумав, что лучше не наводить на себя подозрений и немного хлебнуть.
- А ваш спутник что желает?
- А я не пью. - выдал Бун.
Сразу же оборвалась весёлая музыка, утихли пьяные глотки. Даже были слышно, как муха от неождинности врезалась в орло и рухнула кверху брюхом. Сотни глаз, полных недоумения и любопытства, уставились на Риса Блума, ничуть при этом не возмутившегося.
- Мой старпом - большой шутник, - как можно более идиотски захихикал я, незаметно пихнув своего штурмана ногой, - На самом деле ему то же, что и мне.
- Хех, а я уж испугался, что месье сошёл с ума, - любезно заулыбался владелец заведения, - Лили, быстренько вина джентельменам - два стаканчика бургундского. Кушать что-нибудь желаете?
- Да нет, благодарю, мы натощак пока ещё.
- Хорошо. Лили, два стаканчика вина господам. Кстати, забыл представиться - меня зовут Антуан Лебреттон.
- Натаниэль Хаук, капитан торгового люггера ''Меркурий''. А это мой помощник - Рис Блум.
- Постойте-ка, вы - англичане? - насторожился трактирщик.
- Не совсем, частично. Понимаете, я родом из Кале, а у моего покойного отца английские корни. А месье был вынужден бежать из Англии из-за неприязни к католикам.
- Да уж, чокнутые еретики, - сочуственно отозвался Антуан, краем зрения я увидел, как сверкнули глаза моего штурмана.
Симпатичная официантка подала вино. Оно оказалось достаточно приятным на вкус. Несколькими громадными глотками я опустошил стакан. Блум же пил с таким отвращением, будто ему подали мочу.
- Надеюсь, вам понравилось, месье, - произнёс трактирщик.
- О да, благодарю месье Лебреттон, - вежливо улыбнулся я, - Вино превосходно, давненько такого не пил. Думаю, мне бы ещё стаканчик.
- А месье Блум?
- Хорошее вино, но у меня что-то голова болит, хочется чего-нибудь простого. Дайте просто стакан воды.
- Хорошо. Лили!
- Мы пришли с Омори, с грузом льна, по заданию тамошнего торгаша, - начал я, пробуя второй стакан, - Давненько не приходилось быть на суше, что новенького случилось за это время?
- Наша эскадра захватила Оксбэй... - начал было трактирщик, но Блум перебил его:
- Про это-то мы слышали от встречного корабля.
- Ну тогда что ещё... - с досадой произнёс трактирщик, - Так всё, мелкие сплетни и дрязги. А, чуть не забыл про ''Ворон''!
- Ворон? - не понял я.
- Ну корвет такой, - сказал пьющий рядом матрос.
- Да, чёртовая посудина, - добавил Антуан. - Несколько лет уже нам покоя не даёт. Так вот, вчера он преследовал ''Пьяного дельфина'', ну пинас, который стоит на рейде. Капитан уже думал, что не уйдут, но на его счастье на горизонте показались корабли французской эскадры.
- А ''Ворон'' - англичанин? - спросил я.
- Ну как сказать, месье, - вздохнул тавернщик, - Говорят, что его капитан - Найджел Блайт, уроженец Бристоля, но при этом беглый каторжник, так что путь в английские поселения ему заказан...
- А вот штурман, говорят, у него - француз, - вновь встрял рядом пьющий матрос, - Взять бы эту гниду и подвесить на нок-рее!
- Месье Лебреттон, такое у вас вкусное вино. Были бы деньги, с радостью бы продал свою лоханку и поселился бы в вашей таверне. Налейте-ка мне ещё стаканчик, - тут я почувствовал, что Блум пихнул меня ногой, но никак на это не отреагировал.
- Я рад, месье, - заулыбался Антуан своей желтозубой улыбкой, - Лили, ты слышала, что говорить месье? Живо!
- Я, как уже сказал, из Кале, но лет десять не был на родине и не видел никого из родных, - начал я, пригубляя третий стакан, - А тут в порту мне сказали, что как раз сейчас в Фале-де-Флёр находится капитан брига ''Акула'' Эмиль Беранжере. Он - мой двоюродный брат. Не подскажете, как мне его найти?
- Вам повезло, месье Хаук, потому что месье Беранжере живёт в моей таверне, на третьем этаже, комната №8.
- Спасибо, месье Лебреттон, - вежливо поклонился я, - А теперь извините, вынужден откланяться, очень хожу повидаться с братом.
- Всего хорошего, месье, заходите ко мне ещё.
- Блум, - зашипел я, как только мы очутились на тёмной лестнице, - Если бы ты сказал, что мы здесь по заданию Сайлхарда, на тебя и то меньше бы внимания обратили!
- Что я мог поделать, сэр. Пьяниц ожидает геена огненная. - спокойно возразил штурман.
- До геены дожить ещё надо, а вот оказаться в местной тюрьме и на виселице мы можем запросто. Так, восьмая комната, кажется, вот она. - ответил я и толкнул дверь без стука, она оказалсь не заперта и со скрипом отворилась.
Стены её купались во мраке, поэтому обстановку комнату сразу разглядеть мне не удалось. Только в центре стоял богато накрытый стол, над которым лениво чадила лампа. И чего тут только не было. Столешница буквально утопала в жратве. В центре пирамидой возвывашлся хорошо прожаренный кабанчик. Рядом - блюдо с оливками, огурцами и прочей овощной снедью. Тарелки с дымящимся луковым супом. По другом сторону - грибы в собственном соку, перемешанным с каким-то соусом, раньше видеть который мне не доводилось. Несколько разновидностей испанской колбасы - с острыми специями и без. Различные сорта сыра. И в довершение - пять бутылей превосходного вина, одна из которых уже была наполовину пуста.
Будучи захвачен подобным видом, я не сразу заметил людей. Один из них сидел прямо на койке, придвинутой к столу. Небрежная щетина сообщала, что он давно уже чурается цирульника. Правый глаз надёжно закрыт чёрной повязкой. Толстые как у младенца губы перепачканы жиром и соусом.
Другой же примостился на табуретке. Он сильно отличался от первого - щёки тщательно выбриты, до синевы. Под орлиным носом франтоватые усики. Рыжая козлиная бородка аккуратно подстрижена. Волосы намазаны чем-то душистым. Глазки - маленькие и хитрые, подозрительно бегающие по сторонам, будто тараканы, застигнутые врасплох.
- Чё надо? - не очень приветливо спросил одноглазый.
- Меня зовут Натаниэль Хаук, - поспешил представиться я, даже не придумав, как буду строить дальнейший разговор, - Я капитан люггера ''Меркурий''...
- Ты глухой или как? Чего надо, я спрашиваю.
- Я ищу капитана Эмиля Беранжере.
- Ну я он, и что?
- Мне хотелось бы обсудить с ним кое-какое дело, обстоятельства которого требуют некоторой секретности.
- Я не хочу сейчас ничего обсуждать, ты что, не видишь, мы отдыхаем? Вали отсюда, пока цел.
- Эмиль-Эмиль, не нагнетай обстановку. - подал голос его сотрапезник, и, обратившись ко мне, добавил, - Если я не ослышался только что, то вы капитан?
- Да, люггера ''Меркурий'', месье, и...
- Замечательно, - обрадовался мой собеседник, - Никогда не слышал о таком. Это-то нам и подходит. Впрочем, пардон, я не представился - Вирджил Бун, капитан барка ''Птица''.
- Думаешь, он нам подходит? - подозрительно спросил Беранжере, буравя меня взглядом.
- На все сто. - промычал Бун, вцепившись зубами в поросячью ногу, - Только вот понимаете, месье Хаук, лишние глаза и уши нам не нужны, - и он многозначительно поглядел на моего штурмана.
- Если мой капитан не против, я готов вас покинуть. - отозвался Блум.
- Конечно-конечно, - пробормотал я.
- Теперь надо убедиться, что никто не подслушивает, - таинственно сказал капитан барка, сунув голову в дымоход, - Порядок, значит, можем приступать к делу. Садитесь к столу, месье Хаук. Можете жрать и пить, сколько в Вас влезет. Мы ничуть не против.
- Ну? - пробурчал Беранжере, уныло взглянув на своего компаньона.
- Что ну? Ты командуешь, ты и рассказывай. - ответил тот.
- Давай лучше ты.
- Хорошо. Капитан Хаук, я так понимаю, вы никогда раньше не были на Фале-де-Флёр, правильно? - спросил Вирджил, и не дав мне ответить, сказал, - Правильно, иначе я бы вас знал. Думаю, вы уже знаете, что наша эскадра на прошлой неделе захватила Оксбэй. Проблема только в том, что свой боезапас они истратили почти полностью, а эти английские сукины дети успели уничтожить пороховые склады, так что воевать нам теперь нечем, иначе и Гринфорд уже давно был бы в наших руках.
- Я не очень понимаю, о чём вы...
- Сейчас поймёте. Дело в том, - на этих словах Бун сильно понизил голос, - Что наш губернатор поручил мне доставить в Оксбэй груз боеприпасов. Прямо на моём барке. А месье Беранжере нанялся меня сопровождать. При этом за подобное опасное поручение нам посулили какие-то гроши, всего-то шесть тысяч на двоих. А знаете, ведь рейс-то опасный, много что может случиться... Переходя ближе к делу, подписывая договор, я прочитал, что в случае гибели моего судна, учитывая, что я выполнял задание на благо французской короны, мне полагается солидная выплата - целых шестьдесят тысяч. Нет, конечно месье Беранжере в таком случае получит от губернатора нагоняй, возможно, даже будет разбирательство, поэтому нам необходим свидетель... Ну понимаете, в рейсе всякое может случится, пираты нападут, к примеру. Случайная искорка в бою - и мой барк взлетит на воздух. А поскольку Вас здесь никто не знает, то и подозрений на вас счёт никаких не будет. Вы как бы просто проплывали мимо и случайно заметили... Ну думаю, вам понятно. А за такую простенькую работёнку мы готовы вам отстегнуть, ну, скажем, десять тысяч...
- А не много? - жадно оживился Эмиль.
- Беранжере, заткнись! - сверкнул глазами Бун. - Ну что скажете, месье Хаук? Дело, как видите, очень простое, всего-то проплыть мимо...
- Странно это всё как-то, - я решил прикинуться дурачком, чтобы не взывать никаких подозрений. - То, что вы собираетесь сделать - серьёзное преступление против нашего короля. И вот вы так просто рассказываете о нём первому встречному...
- Месье Хаук, да я на этом острове несколько десятков лет живу, - занервничал Вирджил, - И знаю, что на местный капитанов нельзя положиться - всё разболтают потом по пьяни иои пойдут губернатору заложат. А вы здесь - никто, даже если и побежите сейчас жаловаться, вам всё равно никто не поверит.
- Ну не знаю, не знаю, - решил я немного поторговаться, - Страшно мне как-то, ведь если узнают, то... Как-то не хочется умереть молодым и на виселице. Здесь большой риск, поэтому десяти тысяч мало, меня больше устроят двадцать.
- Акулий зуб тебе в задницу, ты слишком много хочешь. - булькая слюной, завопил Беранжере, - Десять или провалий отсюда.
- Я вынужден согласиться с компаньоном, - покачал головой Бун, - Двадцать для вас будет многовато, но вот на тринадцать мы сможем раскошелиться.
- Семнадцать! - отозвался я.
- Пятнадцать. - сказал Вирджил.
- Эх, хорошо, - притворно вздохнул я, - Согласен. Всё-таки, такие деньги на дороге не валяются.
- Вот и славно, капитан Хаук. - шёлковым голосом произнёс Бун, а глаза его затуманились дымкой жадности. - Тогда слушайте: по плану мы должны выйти из порта завтра в девять утра. Вы выйдете чуть позже и нагоните нас, когда остров исчезнет за горизонтом. Пойдём одной эскадрой, и когда доберёмся до нужной точки, там и провернем дело.


Жан Бурбон вне форума Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
VinC (14.02.2022)
Реклама
Ответ



Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 21:44. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2024
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования