Форум сайта 'Гавань Корсаров'
 

Вернуться   Форум сайта 'Гавань Корсаров' > Исторический раздел > Моря и история мореплавания

Важная информация

Моря и история мореплавания Хотите знать, как мореходы покоряли мировой океан? каких жертв им это стоило? Здесь можно найти ответы на многие вопросы и поделиться своими знаниями.


  Информационный центр
Последние важные новости
 
 
 
 
 
Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 27.05.2008, 15:40  
Странник
Старожил
Капитан 3-го ранга
Блуждающий во тьме...
Босс Мафии
 
Аватар для Странник
 
Регистрация: 28.09.2007
Адрес: Лощина черного бамбука
Сообщений: 4,583
Нация: Пираты
Пол: Мужской
Офицеры Корабли
Репутация: 509

Награды пользователя:

Book Знаменитые мореплаватели и флотоводцы



Об известных мореплавателях, открывателях новых земель
и знаменитых военных флотоводцах.





Список мореплавателей и флотоводцев, чьи биографии размещены в этой теме:
Спойлер:
А
Спойлер:

Б
Спойлер:

В
Спойлер:

Г
Спойлер:

Д
Спойлер:

Е
Спойлер:

Ж
Спойлер:

З
Спойлер:

И
Спойлер:

Й
Спойлер:

К
Спойлер:

Л
Спойлер:

М
Спойлер:

Н
Спойлер:

О
Спойлер:

П
Спойлер:

Р
Спойлер:

С
Спойлер:

Т
Спойлер:

У
Спойлер:

Ф
Спойлер:

Х
Спойлер:

Ц
Спойлер:

Ч
Спойлер:

Ш
Спойлер:

Щ
Спойлер:

Э
Спойлер:

Ю
Спойлер:

Я
Спойлер:

А также:
Спойлер:
[Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]

Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 16.07.2020 в 14:57. Причина: Дополнение списка
Странник вне форума Ответить с цитированием
12 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (14.06.2011), Peresvet (04.11.2017), SkyReg11 (17.11.2019), Str@jnik (13.04.2013), Армеец (12.07.2013), Буйвол (29.09.2017), Дон Эстэбан (23.09.2012), Королёв (21.06.2012), Потапыч (14.06.2012), Сэм Блейк (25.09.2011), Шустрый Игорёк (14.05.2012)
Старый 26.12.2008, 20:08   #100
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Марк Випсаний Агриппа

Марк Випсаний Агриппа

Римский военачальник и флотоводец Агриппа, с детства друг и советник будущего императора Октавиана Августа, прославился победой при мысе Акциум.

Спойлер:
Агриппа родился около 63 года до н.э. Происходил он с Либурнийского побережья Адриатического моря, из части Далмации, которая была известна пиратами. Понятно, что в таком месте будущий флотоводец мог получить представление о морском деле. С детства Агриппа был другом Гая Октавия (63 г. до н.э. — 14 г. н.э.), внучатого племянника Цезаря, которого по завещанию диктатор усыновил. Когда в 44 году Цезаря убили, Гай Октавий с Агриппой вернулся из Аполлонии в Рим, чтобы собрать войско из ветеранов Цезаря. В период, когда шла борьба между цезарианцами во главе с Марком Антонием и сторонниками республики во главе с Марком Туллием Цицероном, последний смог расколоть ряды противников, поддержав права Гая Октавия на наследие Цезаря. Вернувшись в Рим, Гай Октавий потребовал возвращения больших денежных средств, принадлежавших Цезарю, но захвативший их Марк Антоний ему отказал. Цицерон поддержал права юноши на наследие. По решению сената с 44 года его стали называть Гаем Цезарем Октавианом. Щедрыми раздачами средств Октавиан привлек на свою сторону многих римлян. Антоний оставил столицу, чтобы укрепиться в Цизальпинской Галлии, и был объявлен врагом Рима. Так как у республиканцев не было войск, Октавиан использовал свой авторитет для набора армии из ветеранов Цезаря, получив взамен, несмотря на молодость, должность претора. Когда в сражении с войсками Антония в 43 году оба республиканских консула погибли, армию возглавил претор Гай Цезарь Октавиан. Сенат отказал ему в просьбе о назначении консулом. Тогда Октавиан занял им и осенью 43 года договорился с Антонием и Эмилием Лепидом о разделе власти. Разбив республиканские войска Брута и Кассия в 42 году, триумвират разделил провинции. Антонию достались земли на Востоке, Лепиду — в Африке, а Октавиан, управлявший Галлией, Иллирией и Испанией, фактически правил и Римом. Нет сомнений, что Агриппа играл немалую роль в военных успехах Октавиана, не обладавшего военными способностями.

Жена Марка Антония Фульвия и брат его Луций подняли восстание и на время захватили власть в Риме, но были изгнаны в Этрурию и заперлись в крепости Перузия (Перуджа). В 41 году Агриппа овладел мятежным городом. Октавий отпустил плененных жену и брата Антония, но тот все же высадился в Италии. В ходе переговоров удалось прийти к компромиссу. Прежний раздел провинций сохранялся. Октавиан обещал помочь Антонию в войне с парфянами, а тот в свою очередь, — предоставить флот для борьбы с Секстом Помпеем.

Секст (около 75—35 гг. до н.э.), сын Гнея Помпея, воевал в его армии в Испании. После поражения при Мунде с 30 боевыми кораблями он стал пиратствовать. С Секстом не мог справиться даже Цезарь. После его смерти сенат Рима гарантировал Сексту безопасность и назначил его навархом римского флота, а затем командующим морскими силами Рима. Когда республика пала, Помпей в 42 году увел флот к Сицилии, укрепил остров и сделал пиратским государством, присоединил Корсику, Сардинию, Пелопоннес. Вскоре флот объявленного вне закона Помпея блокировал Рим, прервав пути подвоза продовольствия. Триумвират Октавиана, Антония и Лепида вел переговоры с Помпеем и принял его условия. Но в 38 году боевые действия возобновились. Многочисленные пиратские суда боролись с судоходством и блокировали берега Италии. Недостаток продовольствия вызывал недовольство римлян Октавианом. Тот решил расправиться с пиратами и поручил это дело Агриппе.

Был построен большой флот. В 36 году Агриппа нанес поражение пиратам Секста Помпея при Милах (Милаццо) и Навлохе (Рометта Мареа) в Сицилии. Против 420 римских кораблей сражались 180 пиратских, из которых смогли уйти только 17. Помпей скрылся на базе своего флота — Мессане. Октавиан после двух морских побед в союзе с Лепидом высадился в Сицилии. Армия Помпея сдалась, а сам он бежал в Малую Азию, где был убит одним из легатов Антония. Вскоре лишился власти и Эмилий Лепид. Авторитет Октавиана настолько возрос, что в 36 году римляне присвоили ему пожизненно права народного трибуна.

За морские победы над Помпеем Агриппа получил корону, в которой его изображают на монетах. В честь своих морских побед в 35 году флотоводец выстроил в Риме Портик Нептуна. Его украшали живописные сцены похода аргонавтов.

Единственным соперником Октавиана оставался Антоний. Но его авторитет понизила неудачная война с парфянами. Особенно римлян раздражало заявление Антония о женитьбе на Клеопатре, царице Египта, которой он дарил части римских провинций. В 32 году Октавиан силой заставил сенат высказаться против Антония, разрешил всем его сторонникам из числа сенаторов выехать в Египет и объявил войну Клеопатре за присвоение римских земель. Антоний, выступивший на защиту супруги, был объявлен врагом Рима.

Антоний с Клеопатрой, собрав армию из 100 тысяч воинов пехоты, 12 тысяч конницы и 370 судов, направился в Италию, но задержался надолго в Греции. B армии начались болезни и лишения. После зимовки Антония в Греции к весне 31 года на флоте не хватало трети моряков. Тем временем Октавиан собрал армию из 80 тысяч пехотинцев и 12 тысяч конников. Флот Агриппа снарядил из 260 либурн, оснащенных различными приспособлениями для метания зажигательных снарядов. Он захватывал неприятельские транспорты, затрудняя снабжение армии Антония, а от пленных знал о численности и состоянии сил противника. B 31 году флотоводец уговорил Октавиана перейти в наступление. Появление армии и флота противника застало Антония врасплох. Он перевел войска к мысу Акциум в Эпире, у Амбракийского залива (ныне Артского, в Ионическом море), но не решился нападать.

Антоний, строивший корабли по образцу прежних трирем, был удивлен, встретив в сражении при Акциуме флот из совсем иных, маневренных судов, которые напоминали корабли пиратов. По инициативе Агриппы строили биремы и либурны. На тяжелые корабли устанавливали поясную броню против таранов. При ведении боя римские суда широко применяли метательные машины, обшитые железом снаряды с абордажными якорями, зажигательные копья с пропитанной горючей смесью паклей. Римляне использовали серпоносные шесты гарпаги, чтобы выводить из строя оснастку, паруса и брать на абордаж потерявшее ход судно, сцепляясь с ним при помощи абордажного мостика корвуса. Агриппа изобрел гарпаг (креагра) из деревянного трехметрового бруса, окованного железом и имевшего на концах массивные кольца. Ближнее кольцо соединялось системой канатов с метательным устройством, а дальнее оканчивалось большим острым железным крюком (харпаго). Если гарпаг впивался в оконечность судна или палубу у ближнего борта, он играл ту же роль, что и корвус. Если же он пролетал над палубой и впивался в противоположный борт, римляне могли, дав задний ход, перевернуть неприятельское судно. Преимуществом большого гарпага было то, что его не могли перерубить. Кроме того, римляне применяли ассеры — управляемые тараны с обитыми железом концами, свободно повешенные на канатах; ими очищали палубу от противника или даже могли пробить борт.

Агриппа овладел островом Левкада, городами Патрас и Коринф, разбил коринфский флот и лишил войска Антония подвоза продовольствия. Так как в лагере начали возникать раздоры и часть римлян стала перебегать к Октавиану, Клеопатра предложила отступить в Египет, где еще оставались 11 легионов. Антоний решил прорываться морем. На 170 кораблях он полностью укомплектовал экипажи и поместил на них 22 тысячи лучших воинов, а остальные боевые корабли и транспорты сжег, чтобы они не связывали его действия. 2 сентября при попутном ветре союзный флот начал прорыв. Авангард и часть центра флота Антония завязали сражение, тогда как остальные суда уходили в море. Прорваться удалось лишь трети кораблей, в том числе самому Антонию и легким судам Клеопатры, не участвовавшим в бою. Оставшиеся отчаянно защищались в течение нескольких часов. Однако плохо управляемые громоздкие суда не могли воспользоваться тараном. В битве основную роль сыграли катапульты и баллисты Агриппы, засыпавшие неприятеля каменными ядрами, стрелами и горящими копьями. Основная часть кораблей Антония была уничтожена огнем и таранами, остальные сдались.

Военачальники Антония, узнав о его бегстве, прекратили сражение. Затем капитулировала и сухопутная армия. Победители заняли Грецию, Эгейский архипелаг, западные области Малой Азии, в 30 году — Сирию и Египет.

В результате сражения Октавиан стал единовластно править в Риме. Сенат после победы над Антонием преподнес Октавиану почетное имя «Август». В 27 году тот провозгласил себя императором с именем Гай Юлий Цезарь Октавиан Август. Агриппа за Акциум получил голубой vexillum — исключительный знак отличия. Он стал ближайшим сотрудником Октавиана и в 28 году вместе с ним проводил гражданскую перепись, женился на племяннице Августа Клавдии Марцелле. Император считал Агриппу своим преемником и, тяжело заболев, передал кольцо с печатью. Однако почему то он изменил мнение и назначил преемником племянника Марцелла, отправив полководца управлять на Востоке. Агриппа поселился на Лесбосе, в Митилене. Два года он прожил, не вмешиваясь в государственные дела. В 21 году, после смерти Марцелла, Август вновь привлек к себе Агриппу, вызвав его сначала на Сицилию, а затем в Рим, где заставил развестись и жениться на своей дочери Юлии. Вслед за тем возобновилась их совместная деятельность.

В 20—19 годах Агриппа подавил восстание испанских племен и смуту в Галлии, в 18 году получил власть трибуна как коллега и соправитель Октавиана Августа. В следующем году он как глава жреческой коллегии вместе с Августом организовал праздник возрождения Рима. В 16 году Агриппа отправился на Восток и самостоятельно организовал там управление. Через два года он возвратился, получил продление власти трибуна еще на пять лет; к этой власти была присоединена верховная власть во всех провинциях государства. Последним делом Агриппы было устройство Паннонии. Вернулся он в Рим больным и умер в Кампании в 12 году до н.э. Похоронили флотоводца в павильоне Августа.

Полководец и политический деятель, Агриппа не претендовал на верховную власть в стране. Он направлял свои силы на умиротворение римского государства и реорганизацию военного единовластия в рамках конституции. Крупным его делом явилось составление по греческим источникам и на основании работ римских землемеров общей карты Римского государства, копия которой была выставлена на портике его имени в Риме. Эта карта с сопровождающими ее описаниями легла в основу «Истории природы» Плиния и, возможно, труда Страбона.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #101
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Альфред Тайер Мэхэн

Альфред Тайер Мэхэн


Трудно назвать А.Т. Мэхэна великим флотоводцем, ибо он никогда не командовал эскадрой в море. Однако талантливо изложенная им в книгах теория владения морем вызвала стремление к укреплению морских сил и понимание значения флота не только в США, но и во всем мире.

Спойлер:
Мэхэн родился в Уэст‑Пойнте (Нью‑Йорк), где его отец преподавал в Военной академии. Альфред решил пойти своим путем, поступил в Военно‑морскую академию и окончил ее в 1859 году вторым на курсе по успеваемости. То, что юноша узнал от отца, тоже со временем повлияло на жизненный путь писателя и мыслителя.

После службы в Бразильской флотилии Мэхэна в 1861 году произвели в лейтенанты. В ходе Гражданской войны моряк сражался при Порт Роял Саунд (Южная Каролина), позднее участвовал в блокаде, которую осуществляли Южно‑Атлантическая и Западная флотилии. Дослужился до чина капитана. В 1885 году Мэхэн стал работать преподавателем истории флота и военно‑морской стратегии в новом Высшем военно‑морском училище в Ньюпорте (Род‑Айленд). Ему удалось добиться для училища статуса центра теоретической подготовки старших офицеров. Лекции Мэхэна пользовались успехом, и в 1890 году часть их он опубликовал под названием «Влияние морской силы на историю. 1660—1683». Книга вызвала большой интерес за границей и принесла автору всемирную известность. Через два года вышла из печати книга «Влияние военно‑морской силы на историю Французской революции». Два этих основных труда создали имя морскому теоретику как знатоку военно‑морской стратегии, понимающему роль флота в истории.

Мэхэн полагал, что держава может стать великой, только если обладает морской мощью, которая позволяет ей господствовать на море. Оборону берегов он считал задачей армии. Ученый полагал необходимым, кроме сильного флота, иметь военно‑морские базы вне пределов США. В частности, он выступал за приобретение баз на Гавайских, Филиппинских островах, на Кубе, за постройку Панамского канала, необходимого для маневров флота.

После кратковременной службы на флоте Мэхэн вернулся в Высшее военно‑морское училище в качестве президента (1892—1893). Затем командиром крейсера «Чикаго» он совершил плавание в составе эскадры по странам Европы. В Англии и других странах моряка принимали с почестями, зная его книги.

В училище Мэхэн вернулся незадолго до своей отставки в 1896 году. Однако он вновь поступил на службу во время испано‑американской войны 1898 года в качестве члена военного совета. В 1899 году моряк входил в американскую делегацию на мирной конференции в Гааге. В 1902 году Мэхэн стал президентом Американской исторической ассоциации, в 1906 году — контр‑адмиралом запаса.

Мэхэн издал биографии великих флотоводцев (Нельсона, Фаррагута). Среди наиболее интересных его работ — «Военно‑морские интересы в настоящем и в будущем» (1897), «Военный флот и война 1812 г.» (1905), «Военно‑морская стратегия» (1911). Скончался А.Т. Мэхэн 1 декабря 1914 года. Книги его продолжают переиздаваться и теперь.

Несмотря на то что труды Мэхэна нелегко изучать, они относятся к числу наиболее читаемых в мире. Среди почитателей Мэхэна был президент Теодор Рузвельт, который часто с ним советовался и воспользовался рекомендациями, когда добивался развития океанского флота США. Высшие морские офицеры Великобритании, Японии, Германии и других стран читали труды Мэхэна и использовали их положения в развитии собственных флотов, в стратегии и кораблестроении. На них было воспитано большинство флотоводцев периода двух мировых войн. Современный флот США возник именно на основе этих концепций.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама
Старый 26.12.2008, 20:08   #102
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Тюити Нагумо

Тюити Нагумо


С именем Нагумо связаны наиболее яркие успехи японского флота в первый период Второй мировой войны на Тихом океане.

Спойлер:
Нагумо родился в 1887 году. Он был экспертом по торпедам, но со временем ему поручили командование авианосным ударным соединением, которое 8 декабря атаковало Пёрл‑Харбор. Флагман располагал 6 авианосцами: «Акаги», «Кага» (1‑я дивизия), «Сорю», «Хирю» (2‑я дивизия), «Секаку» и «Дзюйкаку» (5‑я дивизия). Их прикрывали линейные корабли «Кирисима» и «Хиэй», тяжелые крейсера «Тонэ», «Тикума» и другие корабли. 22 ноября Нагумо собрал свое соединение в бухте Хитокаппу на острове Эторофу южной части Курильского архипелага. На совещании с командирами кораблей он познакомил их с планом атаки. 26 ноября в обстановке особой секретности корабли выступили и расположились севернее Гавайских островов, откуда в случае, если бы переговоры с США окончились неудачей, должны были атаковать Пёрл‑Харбор. 2 декабря Нагумо получил приказ Ямамото о начале войны 8 декабря. Приказав увеличить скорость, к утру вице‑адмирал вывел соединение в район севернее острова Оаху на 200 миль. В 1 час 30 минут по токийскому времени самолеты ударной группы капитана 2‑го ранга М. Футиды поднялись, а через 2 часа начали внезапную атаку. Пикирующие бомбардировщики бомбили авиабазы Уилер, Хикэм и аэродром на острове Форд, истребив почти все самолеты, стоявшие на земле. Тем временем горизонтальные бомбардировщики и торпедоносцы атаковали корабли. Через 1 час 15 минут атаку произвела вторая ударная группа. Если первой группе пытались противодействовать несколько американских истребителей, второй сопротивления в воздухе не было оказано вообще.

Атакующие потеряли всего 29 самолетов. Несмотря на то что из 353 атаковавших самолетов только 154 были предназначены для удара по кораблям, успех корабельной авиации оказался гораздо больше, чем предполагали до войны теоретики. Получили повреждения или были потоплены все линейные корабли Тихоокеанского флота. Однако не пострадали авианосцы, находившиеся в море. Нагумо ввиду успеха двух ударов решил не посылать самолеты в третий раз, чтобы не рисковать.

Пока соединение Нагумо возвращалось в Японию, японцы 11 декабря безуспешно пытались захватить атолл Уэйк. Береговая артиллерия и 4 самолета «Уайлдкэт» нанесли японским кораблям значительные потери. По приказу Ямамото Нагумо послал 15 декабря к Уэйку 2‑ю дивизию авианосцев Т. Ямагути. «Сорю» и «Хирю» с эскортом направились к Уэйку и атаковали атолл; при их поддержке десант овладел Уэйком.

Остальные силы Нагумо 23 декабря прибыли в Хиросиму. Вице‑адмирал получил новый приказ. Пополнив запасы, соединение 5 января вышло на юг. Японские вооруженные силы при поддержке авианосцев к концу января взяли Рабаул (Новая Британия) и Кавиенг (Новая Ирландия), совершали налеты на Лаэ и Саламауа на берегах Новой Гвинеи.

После успешного завершения десантных операций Нагумо отправил 5‑ю дивизию Хара («Секаку», «Дзюйкаку») в Японию; ее сменили корабли 2‑й дивизии Ямагути. 15 февраля вице‑адмирал направился из Палау к порту Дарвин на северо‑западном берегу Австралии. 19 февраля 190 японских самолетов атаковали этот опорный пункт противника. После выполнения задачи соединение встало на якоре в бухте Старинг на юго‑восточном берегу Целебеса. В начале марта 1942 года соединение Нагумо отправилось в море южнее Явы и атаковало Чилачап — последний путь отхода союзников с Явы. Японцы потопили два эсминца, много мелких судов и вернулись в бухту Старинг из‑за отсутствия целей. Отправив в Японию на ремонт «Кагу», после присоединения 5‑й дивизии авианосцев вице‑адмирал имел 5 авианосцев. 26 марта он направился в Бенгальский залив.

Нагумо знал, что в заливе сосредотачиваются значительные силы британского флота: 2 авианосца, 2 линкора, многочисленные крейсеры и эсминцы; ему могли противодействовать до 300 самолетов на Цейлоне и берегах залива. Получив приказ уничтожить неприятеля, он направился к Коломбо. По пути соединение было замечено британской летающей лодкой. Нагумо, ожидая, что противник успеет приготовиться к отпору, направил в атаку сразу 36 истребителей, 36 пикирующих и 53 горизонтальных бомбардировщика. Благодаря хорошим качествам японских истребителей «Зеро» половина из противодействующих им 40 британских перехватчиков была сбита, а остальные не допустили к бомбардировщикам. В Коломбо атакующие повредили портовые сооружения, потопили эсминец, большой транспорт и много малых судов.

Пока проходила атака, Нагумо получил сообщение о том, что в море обнаружены 2 эсминца. Он немедленно поднял все оставшиеся 80 пикирующих бомбардировщиков, чтобы потопить корабли. Вскоре уточненные данные разведки сообщили, что это не эсминцы, а крейсера. В результате атаки, продолжавшейся 19 минут, тяжелые крейсера «Дорсетшир» и «Корнуолл» были засыпаны бомбами и потоплены. После этого соединение Нагумо отошло на восток.

При вторичном приближении к Цейлону соединение вновь было обнаружено «Каталиной», и для атаки Тринкомали утром 9 апреля Нагумо выслал 125 самолетов. Над портом им противодействовали 23 истребителя, 11 из которых были сбиты. Бомбардировщики потопили торговое судно, повредили несколько кораблей и подожгли портовые сооружения. 9 британских двухмоторных бомбардировщиков «Бленхейм» безуспешно пытались атаковать авианосцы. 5 из них были сбиты, но ценой гибели 4 «Зеро».

Полагая, что англичане своевременно убрали из Тринкомали крупные корабли, Нагумо вместе с ударной группой направил разведчиков, которые обнаружили авианосец «Гермес» в сопровождении австралийского эсминца «Вампир». Высланные 80 бомбардировщиков за четверть часа потопили оба, а также торговое судно и 2 небольших корабля.

На этом действия Нагумо в Индийском океане завершились. Главные его силы вернулись в Японию. 5‑ю дивизию контр‑адмирала Хара Ямамото направил в Коралловое море, где обнаруженная американская эскадра, включавшая авианосец, угрожала японским операциям на Соломоновых островах и в Новой Гвинее. 7—8 мая в Коралловом море японские самолеты с авианосцев потопили танкер «Неошо», эсминец «Симс», авианосец «Лексингтон» и повредили авианосец «Йорктаун», однако понесли большие потери в опытных летчиках, что сказалось впоследствии. Неопределенный исход сражения заставил японцев отказаться от высадки в Порт‑Морсби.

Несмотря на эту неудачу, японское верховное командование решило продолжать наступление. Чтобы удержать завоеванное, требовалось добиваться все новых побед. На начало июня были запланированы две операции, значительно расширявшие оборонительный периметр Японии. Японскому флоту предстояло захватить остров Мидуэй, продвигая к востоку линию патрулирования кораблей и самолетов, и овладеть Алеутскими островами, чтобы не допустить американских авианалетов на Японию. Адмирал Ямамото ожидал, что в сражении с противодействующим американским флотом он добьется решающей победы, и собрал огромные силы. Наиболее важную роль предстояло сыграть авианосному соединению Нагумо.

5 июня самолеты с 4‑х японских авианосцев нанесли удар по атоллу Мидуэй и легко преодолели сопротивление малочисленных истребителей. Так же легко японские истребители отбили атаку американских базовых торпедоносцев на авианосцы, затем отразили нападение двух волн пикирующих бомбардировщиков и торпедоносцев с американских авианосцев. Однако еще одна группа пикирующих бомбардировщиков на большой высоте подошла к соединению Нагумо, которое противостояло торпедоносцам. Американцы потопили авианосцы «Акаги», «Кага» и «Сорю». Японцы в ответ выслали ударную группу с уцелевшего «Хирю», которые нашли, атаковали и повредили авианосец «Йорктаун». В то же время самолеты «Энтерпрайза» потопили «Хирю». Японцы лишились наиболее подготовленных летчиков. В значительной мере поражение предопределило отсутствие радиолокаторов на японских кораблях.

После сражения у Мидуэя Морской Генеральный штаб отказался от наступательной стратегии и перешел к обороне дальних подступов к Японии. Ямамото разделил флот на две части, в каждой по 3 авианосца с эскортом. В октябре 1943 года соединения маневрировали восточнее Соломоновых островов, причем вице‑адмирал Н. Кондо, у которого оставался единственный авианосец «Дзунье», поддерживал японские силы на Гуадалканале, а Нагумо прикрывал его с востока от возможного нападения американских авианосцев.

После 16 октября японцы не могли обнаружить американские авианосцы, которые отошли, предоставив наблюдение за противником базовым патрульным самолетам. Только 23 октября проявилась их активность. Японцы полагали, что американский флот 27 октября решит отметить День ВМФ победой. Утром 25 октября летающие лодки обнаружили соединение Нагумо. Тем не менее вечером Кондо подготовил самолеты для удара по Гуадалканалу. Соединение Нагумо шло в 100 милях восточнее. Используя опыт, вице‑адмирал выдвинул линкоры «Хиэй» и «Кирисима» с 7‑ю эсминцами вперед на 60—80 миль, а с востока авианосцы прикрывали в 200 милях крейсер «Тонэ» и эсминец.

В ночь на 26 октября неприятельский самолет сбросил бомбы, взорвавшиеся вблизи «Дзюйкаку». Командир авианосца передал сообщение на «Секаку» для Нагумо, который решил, что его завлекают в ловушку, и приказал всем кораблям отходить 24‑узловым ходом. Утром такое же решение принял и Кондо. Полагая, что американские авианосцы недалеко, Нагумо выслал разведку. Утром самолет с «Секаку» обнаружил юго‑восточнее неприятельский авианосец с охранением, движущийся к северо‑западу. Донесение получили в 4 часа 50 минут, и уже через 25 минут по приказу Нагумо начала взлетать первая атакующая волна с «Секаку», а через 45 минут флагман, узнав о приближении неприятельских самолетов, досрочно поднял в воздух и вторую волну.

Это было сделано вовремя. В 5 часов американские разведчики сбросили несколько бомб на авианосец «Дзуйхо», повредив кормовую часть палубы. Около 6 часов 15—16 американских самолетов атаковали «Секаку» и вывели из строя взлетную палубу и средства связи.

Тактика Нагумо сработала. Относительно слабая атака противника объяснялась тем, что основная масса атакующих самолетов обрушилась на шедшие впереди линкоры и тяжелые крейсера «Тонэ», «Тикума» и «Судзуя». Японцы зенитным огнем отбили нападение и имели небольшие потери, кроме серьезно пострадавшего крейсера «Тикума». Вторую группу самолетов, шедшую на «Секаку», рассеяли японские истребители, охранявшие первую волну, но атакующие лишились большинства самолетов прикрытия. Тем не менее они обнаружили американское соединение (авианосец «Хорнет» с эскортом) и нанесли авианосцу тяжелые повреждения бомбами и торпедами.

Позднее Какуда поднял две волны самолетов с авианосца «Дзунье». Они обнаружили и атаковали: одна — неповрежденный, вторая — горящий авианосец. Вернувшихся самолетов было мало, однако Какуда приказал готовить их для атаки, чтобы добить неприятеля. Удалось набрать 6 пикировщиков и 9 истребителей. Эти самолеты атаковали авианосец.

Во второй половине дня 26 октября атак против Нагумо не было. Ямамото, получив донесение об успешных действиях Нагумо, приказал преследовать и добить противника. Однако преследование, поскольку опасались в соединении Нагумо возможного третьего американского авианосца, не удалось. Японские эсминцы лишь добили поврежденный «Хорнет». Авианосцу «Энтерпрайз» удалось спастись. Какуда, которому Нагумо поручил командование, объединил «Дзунье» и «Дзуйкаку» и набрал для атаки группу самолетов. Но разведка не обнаружила врага, а положение с топливом стало отчаянным. Тем временем Нагумо безуспешно пытался руководить боем с «Секаку». Отправив авианосец в ремонт, он пересел на эсминец, а утром, собрав корабли и проведя дозаправку, перенес флаг на «Дзюйкаку». Соединение возвращалось на острова Трук.

Японцы, кроме «Хорнета», потопили эсминец «Портер»; повреждения получили линкор «Саут Дакота», крейсер «Сан Хуан» и эсминец «Смит». Американцы потеряли до сотни летчиков, японцы — около 140, в основном ветеранов. Это была последняя победа японского флота, и у американских моряков не было основания праздновать День ВМФ.

Когда флотоводец проводил совещание, один из его участников заметил, что Нагумо был задумчив, но с него спала апатия, появившаяся после Мидуэя. После боя у Санта‑Крус его освободили от командования в море. Летом 1944 года вице‑адмирал Нагумо, главнокомандующий флотом центральной части Тихого океана, руководил береговыми частями и морской пехотой, которым предстояло оборонять Марианские острова. Он покончил жизнь самоубийством 6 июля 1944 года, когда стало ясно, что все потеряно.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама

Зарегистрированным пользователям показывается меньше рекламы!

Старый 26.12.2008, 20:08   #103
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Адам Дункан

Адам Дункан


Английский адмирал Адам Дункан знаменит победой при Кемпердауне над голландским флотом. Также он командовал эскадрами, в состав которых входили русские корабли.

Спойлер:
Адам Дункан (1731—1804) с 1746 года находился на военно‑морской службе. Под командованием Д. Роднея он участвовал во многих операциях английского флота, в том числе в захвате Гибралтара (1780). В 1795 году он получил чин адмирала и командовал флотом в Ла‑Манше. Именно тогда к берегам Англии пошли русские эскадры.

Екатерина II избегала ввязываться в войны антифранцузской коалиции; ее больше интересовал раздел Польши. Тем не менее императрицу беспокоила Франция, расширявшая захват земель в Европе. Для того чтобы прекратить французскую экспансию, она в 1795 году на помощь союзной Англии выслала эскадру вице‑адмирала П.И. Ханыкова. В этой эскадре младшим флагманом на корабле «Елена» шел контр‑адмирал Макаров. Эскадра перешла из Кронштадта к берегам Англии и с британской эскадрой крейсировала у острова Текселя. В следующем году эскадра Ханыкова вернулась на Балтику. Макаров остался с лучшими кораблями у берегов Англии. В 1796—1797 годах он с флагом на корабле «Святой Петр» продолжал крейсерства.

В этот период контр‑адмиралу довелось оказать неоценимую услугу британской короне, когда в 1797 году в Спитхэде, а затем в Норе взбунтовались матросы. В распоряжении адмирала Дункана осталось лишь несколько кораблей. Моряки остальных, возмущенные несправедливостями и тяготами службы, восстали и арестовали офицеров. Во главе восстания встал Паркер. Английское командование не располагало силами для подавления бунта. Именно тогда и вмешалась русская эскадра, под пушками которой восставшим, не имевшим ясной цели и твердого руководства, пришлось капитулировать.

За поддержку английского адмирала Дункана во время возмущения экипажей на его эскадре Макарова по возвращении в Россию наградили орденом Святой Анны 1‑й степени. Английский король за содействие удостоил его украшенной бриллиантами золотой шпаги с надписью «Тексель июнь 12 1797 г.». Сам Дункан написал благодарственное письмо флагману и его подчиненным.

В 1797 году Павел I отозвал из Северного моря и эскадру Макарова. Он намеревался уменьшить военные расходы. Кроме того, эскадра должна была принять участие в маневрах флота, которые лично генерал‑адмирал проводил в Финском заливе. Весной 1797 года эскадра Макарова после стоянки в английских портах ходила в крейсерства, а 31 мая отправилась в Северное море. Сопровождаемые от Текселя до Датских проливов английской эскадрой, корабли Макарова прибыли в Кронштадт 13 июля.

В 1797 году французская Директория после Кампоформийского мира имела лишь одного противника — Великобританию. Надеясь использовать обстановку, сложившуюся в английском флоте после матросских восстаний 17 апреля — 13 июня, Директория решила на судах голландского флота высадить в Ирландии 15‑тысячную армию генерала Оша. Эскадра вице‑адмирала В. де Винтера из 15 линкоров вышла в море. Однако 11 октября блокировавшая побережье Голландии эскадра адмирала Дункана (16 линейных кораблей) настигла голландцев у голландского города Кемпердауна и нанесла им поражение.

В бою Дункан применил новый тактический прием, позднее использованный Нельсоном при Трафальгаре. Он атаковал противника с наветренной стороны двумя колоннами, не ожидая, когда корабли выстроятся в боевую линию. Флагман сразу сообщил командирам кораблей, чтобы они прорвались сквозь линию противника и атаковали его с подветренной стороны. Это был смелый, но рискованный замысел, ибо в этом случае голландцы приобретали наветренное положение. Идя полным ходом, английские корабли начали прорываться между неприятельскими кораблями, внося своим огнем опустошение на их палубах. Пробиться на подветренную сторону (кроме Дункана) удалось лишь авангарду адмирала Онслоу, разорвавшему строй противника. Сражение обратилось рядом столкновений, в которых преимущество имела английская артиллерия. Англичане захватили 9 линейных кораблей и 2 фрегата. В плен попал и командующий голландской эскадрой де Винтер. Высадка в Ирландии не состоялась. За славную победу Дункан получил титул лорда Кемпердаун.

Когда к началу 1799 года сформировалась вторая антифранцузская коалиция, союзный флот под командованием адмирала Дункана крейсировал в море, блокируя неприятельские базы в Бресте, Текселе и Кадисе. В его распоряжении находились и эскадры под общим командованием русского вице‑адмирала Макарова, которые были направлены для блокадных действий в мае—июле 1798 года.

С января по апрель 1799 года 14 линейных кораблей, 4 фрегата и катер вице‑адмиралов Макарова, Тета и контр‑адмирала Карцова стояли на Блекстонском и Норском рейдах. 29 апреля эскадра контр‑адмирала Карцова из 3 кораблей и фрегата была отправлена на Средиземное море и 22 августа присоединилась на Палермском рейде к эскадре Ф.Ф. Ушакова. Остальные корабли крейсировали у британских берегов, прикрывая судоходство, а в июле—августе принимали участие в захвате Текселя.

Союзники начали боевые действия в Батавской республике, намереваясь изгнать французов, восстановить правление штатгальтера и захватить или уничтожить голландский флот, чтобы им не воспользовалась Франция. К концу июля союзный флот сосредоточился у Текселя. Английская эскадра Дункана насчитывала 9 линейных кораблей, русская — 7 кораблей и 2 фрегата. До начала августа союзный флот крейсировал у Текселя. Затем прибыла эскадра вице‑адмирала Митчелла, включавшая 180 судов с десантом (дивизия Аберкромби из 12600 человек). Но ожидание, прерываемое обычными переходами судов, продолжалось.

10 августа Дункан отправил адмиралу голландского флота Сторей и коменданту крепости Гельдерн предложение о сдаче и приготовился к атаке, но парламентер привез отказ, а шторм утром 11 августа заставил союзников отойти. 15 августа, когда волнение утихло, союзный флот обложил Гельдерн в несколько линий. Первую составили бомбардирские и мелкие суда, вторую — фрегаты и шлюпы, третью — транспорты и гребные суда; линейные корабли Митчелла и Макарова на левом фланге наблюдали за батавским флотом, а Дункан и Тет охраняли высадку с правого фланга.

16 августа после полудня вице‑адмирал Макаров получил письмо Дункана, в котором тот предлагал по сигналу послать гребные суда к транспортам для перевозки войск. На британских, затем на русских кораблях вместе с кормовыми были подняты флаги принца Оранского. Союзники демонстрировали, что идут для возвращения власти законному правителю. 16—17 августа английские войска были высажены южнее Гельдерна и, заняв крепость, открыли союзному флоту вход в гавань острова Тексель.

Успех десанта повлиял на состояние голландского флота. Стоявшие в северном проходе у Текселя голландские корабли ушли за возвышенность мыса Какдоун. 19 августа корабли «Ретвизан», «Европа», «Мстислав» были присоединены к отряду Митчелла и задействованы при сдаче голландского флота англичанам. Присутствовал при этом и принц Оранский. 11 союзных кораблей, 6 фрегатов, 4 корвета Митчелла и Тета вошли на Тексельский рейд и стали против батавского флота; распространенные на берегу прокламации с призывом восстановить власть штатгальтера и флаги принца Оранского на мачтах союзных кораблей сделали свое дело: матросы отказались стрелять в союзников, выбросили снаряды в море, и голландскому адмиралу пришлось капитулировать. Союзники, отправили свои команды на голландские суда. Русские корабли «Ретвизан» и «Мстислав» взяли два корабля, в том числе флагманский «Вашингтон» — он был доставлен в Англию «Ретвизаном», а флаг и вымпел с другого корабля посланы в Россию и помещены в Петропавловской крепости Санкт‑Петербурга. Командовавший «Ретвизаном» А.С. Грейг был награжден орденом Святой Анны 2‑й степени, а в 1802 году за то же получил орден Святого Георгия 4‑й степени; Макарову Дункан прислал письмо с выражением признательности.

Все 10 кораблей и 12 фрегатов были отправлены в Англию под конвоем англичан, за ними пошли и три русских корабля. Из остальных кораблей 20 августа Дункан приказал составить крейсирующую эскадру вице‑адмирала Тета (4 корабля, фрегат и катер).

Англичане продолжали высаживать подкрепления, к 1 сентября удвоив численность войск в Батавской республике. Со 2 по 6 сентября были высажены с кораблей П.В. Чичагова русские войска. Однако начатое союзниками наступление вглубь страны, не поддержанное населением, окончилось поражением. Союзники были вынуждены 7 октября заключить перемирие и с 13 октября по 8 ноября эвакуировали войска в Англию.

За то, что в 1799 году, командуя соединенной эскадрой у Текселя, Макаров высадил десант на голландский берег и помог англичанам овладеть голландским флотом, император наградил его орденами Святого Иоанна Иерусалимского и Святого Александра Невского, пенсией в 2000 рублей. От англичан вице‑адмирал получил вторую золотую шпагу, украшенную бриллиантами.

В 1800 году русские эскадры вернулись на Балтику. Так как русско‑английские отношения испортились, Павел I отказался посылать подмогу британскому флоту. Более того, флот этот оказался противником. Объявленный в 1800 году по инициативе Павла I «вооруженный нейтралитет» приобрел антианглийскую направленность. Посланной на Балтику английской эскадре следовало заставить союзников отказаться от своих намерений. Нельсон совершил знаменитое нападение на датский флот в порту Копенгагена, заставил укрыться в гавани флот шведский и готовился направиться к Ревелю.

Боевые действия адмирала Дункана на море завершились в 1799 году. В 1800 году он вышел в отставку. Возможно, причиной стало несогласие моряка с движением флота против России — недавнего союзника по коалиции. Скончался флотоводец в 1804 году.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #104
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Алексей Самуилович Грейг

Алексей Самуилович Грейг


А.С. Грейг был сыном знаменитого флотоводца времен Екатерины Великой. Однако свою известность он заслужил сам, отличившись и в знании морского дела, и в сражениях, и в научных трудах.

Спойлер:
Родился Алексей 6 сентября 1775 года в Кронштадте и за заслуги отца, известного флотоводца С.К. Грейга, сразу после рождения по повелению Екатерины II получил чин мичмана. Но дальнейшее продвижение по службе не было столь легким. Уже с десяти лет Алексея послали на стажировку в Англию. Он начал морскую практику на английских судах, получил чин лейтенанта и 19 мая 1788 года, по возвращении в Россию, был назначен на корабль «Мстислав». После смерти отца, 4 декабря 1788 года, императрица произвела А.С. Грейга в капитан‑лейтенанты. 9 сентября Алексей с братом Карлом был послан на стажировку за границу. В 1789—1791 годах братья ходили в Китай и Индию, участвовали в сражении. Вернувшись на родину, Алексей Грейг пробыл в России лишь год и вновь по повелению Екатерины II был направлен за границу, служил волонтером на военных судах, ходил в Средиземное море. По возвращении в 1796 году моряка назначили на корабль «Ретвизан», который под командованием бригадира П.В. Чичагова отправился с эскадрой к берегам Англии. Там Грейг принял под командование фрегат «Архангел Михаил» и повел его в Россию. Фрегат у мыса Порккала‑Удд потерпел крушение, однако морской суд признал молодого командира невиновным. По определению суда за знания и распорядительность, проявленные при попытках спасти судно, Грейга произвели 17 декабря 1796 года в капитаны 2‑го ранга. В 1798 году он назначается командиром корабля «Ретвизан», крейсирует с английскими кораблями у острова Тексель. В 1799 году Грейг участвовал в пленении голландского флота, был награжден орденом Святой Анны 2‑й степени, а в 1802 году за то же получил орден Святого Георгия 4‑й степени.

В кампании 1800 года Грейг командовал у берегов Англии кораблем «Ретвизан», на котором поднял флаг контр‑адмирал П.В. Чичагов. Будущий министр Морских сил России заметил способности Грейга и в дальнейшем не раз давал ему ответственные поручения. В 1801 году Грейга назначили председателем Комиссии для восстановления Кронштадтского порта; за успешное выполнение поручения моряк получил награду и благодарность. Когда вступивший на трон Александр I учредил Комитет для реорганизации флота, Грейг стал единственным членом Комитета, не имевшим адмиральского чина. 9 января 1803 года его произвели в капитан‑командоры.

Россия, начиная войну с Францией, в 1804 году отправила эскадру из 4 судов под флагом А.С. Грейга к острову Корфу. Прибыв на Средиземное море, Грейг объединил под своим командованием все русские суда на Ионических островах. Вместе с английской эскадрой 7—8 ноября 1805 года Грейг высадил десант в Неаполе, но под давлением превосходящих сил французов был вынужден его снять. По возвращении на Корфу капитан‑командор поступил под командование вице‑адмирала Д.Н. Сенявина, прибывшего с новыми силами из России. 27 декабря 1805 года Грейга произвели в контр‑адмиралы.

В 1806 году в поддержку Наполеона выступила Турция, объявившая войну России. С началом войны Сенявин отправился к устью Дарданелл. Грейгу он поручил взять Тенедос — остров у входа в пролив. 8 марта 1807 года, лично командуя атакой, контр‑адмирал овладел островом, на котором учредили базу русского флота.

Грейг принимал активнейшее участие в Дарданелльском и Афонском сражениях летом 1807 года, не раз выполнял ответственные поручения Сенявина. После Тильзитского мира, установившего тесные связи Александра I с Наполеоном, русская эскадра в 1808 году была вынуждена оставить Средиземное море и уйти в Лиссабон. Оттуда Грейга вызвали в Россию. Он был награжден за успехи в боевых действиях на Средиземном море орденом Святой Анны 1‑й степени. Однако из‑за союза с Наполеоном Россия оказалась в состоянии войны с Великобританией. Как и других английских офицеров на русской службе, контр‑адмирала отправили вглубь России, в Москву. До начала вторжения наполеоновской армии Грейг использовал свободное время для самообразования. Когда же восстановились нормальные англо‑русские отношения, Грейг вновь вернулся к активной деятельности. В 1812 году контр‑адмирал выполнял дипломатические поручения П.В. Чичагова, тогда командующего Дунайской армией. Он ездил в Одессу, Константинополь, на Мальту и Сицилию. В 1813 году Грейг вернулся через Англию в Санкт‑Петербург. Он командовал парусной и гребной флотилией при осаде Данцига, водил матросов своих судов на штурм неприятельских батарей. Его произвели 4 сентября 1813 года за отличие в вице‑адмиралы и наградили орденом Святого Владимира 2‑й степени.

В 1814—1816 годах Грейг находился в Санкт‑Петербурге. В это время он перешел в подданство России. Очевидно, этот шаг позволил поручить вице‑адмиралу особую задачу: восстановить Черноморский флот, боеспособность которого заметно упала за последние годы. 2 марта 1816 года А.С. Грейга назначили главным командиром Черноморского флота и портов и военным губернатором Николаева и Севастополя.

В начале столетия флот не отвечал своему назначению. Вице‑адмирал начал с научной организации дела. Он учредил при Черноморском адмиралтейском департаменте распорядительную часть, занимавшуюся перепиской, создал Артиллерийское управление, улучшил Депо карт, придав ему типографию и художников‑граверов из числа моряков, ввел должности начальников отделений, усовершенствовал канцелярское дело и добился перевода архива Черноморского флота из столицы в Николаев, чем сократил переписку. В 1826 году флотоводец впервые в практике России создал штаб флота для организации боевой подготовки и разработки планов действия в военное время. Опираясь на организацию и подготовленных помощников, Грейг за несколько лет преобразовал все отрасли флота.

Вице‑адмирал избрал в качестве базы судостроения Николаев. К 1832 году здесь на пяти верфях было 11 эллингов, из которых 9 соорудили при Грейге. На верфях была введена механизация. Не был забыт и Херсон, где заложили Спасское адмиралтейство, на котором с 1828 года по подряду строили корабли для Черноморского флота, в том числе линейные и фрегаты. В городе был основан литейный завод, отливавший необходимые детали для флота; на Херсонском канатном заводе также применили паровую машину, в Богоявленске парусная фабрика давала парусину высшего качества.

С 1818 года Грейг ходатайствовал о постройке в Севастополе сухих доков для ремонта кораблей, чтобы избежать килевания. Разрешение было получено в 1827 году, начались работы. Завершены они были уже при новом главном командире и потому получили наименование Лазаревского адмиралтейства. Новое адмиралтейство было создано в Измаиле, на реке Репиде — там строили суда Дунайской флотилии.

При Грейге было построено много малых судов, которые требовались для посыльной и крейсерской службы; они давали возможность молодым офицерам пройти школу самостоятельного командования. Моряк разработал проект канонерских лодок для Дунайской флотилии, предложил использовать на реке иолы.

Уже в 1820 году, через три года после появления первого парового судна на Балтике, в Николаеве построили пароход «Везувий» для портовой службы. В 1825 году был спущен в Николаеве первый в России военный пароход «Метеор», в 1826 году — пароход «Молния». Всего при Грейге были построены 5 и куплены 2 парохода.

По мере восстановления верфей появилась возможность строить линейные корабли и фрегаты. Грейг задумывал их с усиленной артиллерией, добиваясь высокого качества строительства, чтобы дорогие корабли могли служить эффективно и долго. Отказавшись от французских проектов с малой прочностью и остойчивостью, он предпочел использовать более совершенные английские образцы, предложил использовать созданный Ф. Чапманом и развитый А.С. Грейгом и К. Кнорре «параболический» метод проектирования. На основе этого метода, с применением диагональных креплений, были построены многие черноморские суда различных классов. В Николаеве построили первый на Черном море 120‑пушечный корабль «Варшава», спроектированный Грейгом. Современники отмечали, что это было лучшее творение адмирала. В 1822 году в Херсоне был спущен первый в России 60‑пушечный фрегат «Штандарт»; почти все последующие построенные при Грейге фрегаты — всего 7 — были того же класса. При недостатке средств на постройку кораблей фрегаты могли заменить их в линии и одновременно служить для крейсерской службы. Кроме того, строили транспорты для перевозки войск. Меры, принятые Грейгом, позволили резко увеличить численность судов. За время правления адмирала только Николаевское адмиралтейство выпустило 125 боевых судов (не считая портовых) — в шесть раз больше, чем за предшествующие 23 года своего существования.

Под руководством Грейга впервые в России была спроектирована морская паровая землечерпательная машина. Благодаря очистке ингульского и очаковского фарватеров можно было отказаться от камелей и отправлять корабли из Николаевского адмиралтейства с полным парусным вооружением своим ходом, так же как и возвращать обратно для ремонта.

Грейг не только увеличивал численность флота, но и добивался качества постройки, вносил многочисленные усовершенствования, увеличивавшие срок службы кораблей. Серьезное внимание он обращал на главное оружие кораблей — артиллерию. Зная, что пушки Луганского завода часто разрывает, он заказывал орудия на Олонецком заводе.

В 1825 году из 15 черноморских кораблей в строю были 10, тогда как на Балтике — всего 5, что свидетельствует о качестве кораблестроения. Немудрено, что когда вступивший на престол Николай I создал Комитет для образования флота, его членом стал вице‑адмирал Грейг.

Увеличение числа плаваний для перевозки войск и грузов в разные пункты побережья потребовало организации навигационного обеспечения безопасного судоходства. По инициативе Грейга были выпущены достоверные карты и лоции Черного и Азовского морей, построены несколько маяков, установлены навигационные знаки. Развивались линии оптического телеграфа.

Понимая важность обороны главной базы флота, Грейг добился постройки в 1821—1827 годах батарей с ядрокалильными печами на входных мысах Севастопольской бухты. Он разработал план постройки оборонительных сооружений для защиты города с суши. Однако средства не были выделены, и Севастополь пришлось укреплять в 1854 году уже после вторжения неприятеля в Крым. Судьба города в результате осады союзных войск вполне объясняет, почему Грейг являлся твердым противником перевода всего управления и кораблестроения из Николаева в Крым. Благодаря его стойкости удалось сохранить после Крымской войны основные верфи, мастерские и систему администрации, без которых не было бы возможности восстановить флот.

Совершая регулярные плавания с эскадрами, Грейг готовил моряков. По ею инициативе в Николаеве было расширено Штурманское и создано Артиллерийское училища. Грейг нередко сам посещал учебные заведения, участвовал в экзаменах будущих офицеров. Он ввел порядок, при котором по каждой дисциплине экзаменовал специалист, тогда как раньше экзамены по всем предметам доверяли одному преподавателю. Для офицеров адмирал организовал в Николаеве курсы повышения квалификации. Желающие могли заниматься в Николаевской астрономической обсерватории. Грейг приобщал офицеров к занятиям метеорологией и астрономией, снабжал их необходимыми инструментами и поручал вести метеорологические журналы. Наиболее способных офицеров отправляли за границу и на российские предприятия для совершенствования в специальности.

Многочисленные нововведения пошли на пользу флоту. Когда в 1833 году Грейга перевели в столицу, он сдал флот М.П. Лазареву в гораздо лучшем состоянии, чем принимал. За успешное руководство флотом Грейг уже в 1818 году был награжден орденом Святого Александра Невского, в 1821 году — бриллиантовыми знаками к этому ордену, в 1827 году — орденом Святого Владимира 1‑й степени.

В русско‑турецкой войне 1828—1829 годов черноморцы показали, что флот боеспособен. Первым важнейшим пунктом атаки флота стала Анапа. 2 мая Грейг с эскадрой доставил к крепости 5‑тысячные войска контр‑адмирала А.С. Меншикова, которые начали осаду. Основной огневой мощью явились корабли эскадры. С 7 мая они начали обстреливать крепость. Попытки турецких вылазок, поддержанных тысячами горцев, были отбиты русскими. Штурм Анапы, намеченный на 10 июня, не состоялся: турки пошли на переговоры и 12 июня капитулировали.

Важнейшей целью на пути к Константинополю избрали Варну, ибо взять крепость мог помочь флот. Крейсировавшая в районе мыса Калиакра — Созопола эскадра вице‑адмирала Мессера в мае—июле не допускала переброски неприятелем подкреплений к Варне — сильной крепости с гарнизоном в 12000 человек. Попытка 4‑тысячного отряда начать осадные работы с суши 1 июля были отражены обороняющимися. Но 21 июля эскадра Грейга доставила в Каварну 10‑тысячный отряд вице‑адмирала А.С. Меншикова; эти войска на следующий день взяли Варну в осаду. 26 июля 22 русских гребных судна истребили 14 турецких, прикрывавших крепость с моря, что позволило русским кораблям с 26 июля по 29 сентября обстреливать крепость, в которую из‑за слабости блокирующих сил турки смогли провести с юга 12000 подкрепления. 7 августа крепость обстреляли главные силы флота; из‑за мелководия корабли стреляли по одному с дистанции пять кабельтов; тем не менее удалось подавить огонь приморского бастиона. 28 августа, после прибытия гвардейского корпуса, осада стала более тесной, войска успешно отражали попытки деблокировать крепость изнутри и извне. 25 сентября начался штурм Варны, причем основной удар нанесли по приморскому бастиону. Турки выдержали штурм, однако 29 сентября капитулировали, лишившись надежды на помощь.

20 июля 1828 года за взятие Анапы Грейга произвели в адмиралы, за взятие Варны — наградили орденом Святого Георгия 2‑й степени. В следующем году русские моряки овладели цепью крепостей на берегу Болгарии (Месемврия, Ахиолло, Инада, Мидия, Сан‑Стефано, Бургас, Созопол), блокировали Босфор.

Успех флота в немалой степени способствовал заключению выгодного для России Адрианопольского договора.

После войны Грейг продолжал преобразования. В 1829—1830 годах были введены в строй в Николаеве мортонов эллинг, эллинг для кораблей и эллинг для фрегатов, открыто уездное училище. Однако с 1830 года адмиралу пришлось отбиваться от нападок клеветников, что снизило его энтузиазм. Назначенный председателем Комитета по улучшению флота при Главном морском штабе, Грейг руководил его заседаниями в Санкт‑Петербурге с 24 октября 1830 по 23 мая 1831 года. Он оставался еще главным командиром Черноморского флота, но фактически руководство перешло к начальнику штаба М.П. Лазареву. Комитет рассматривал многочисленные предложения известных моряков по совершенствованию различных направлений морской службы. Немало предложений самого Грейга, опробованных на Черном море, было рекомендовано внедрить во всем флоте.

В 1833 году адмирала определили членом Государственного совета. И в этом качестве он активно работал, готовил документы и выступал по различным вопросам, состоял председателем комиссий военных и морских дел, законов и законодательства, экономики, гражданских дел, польских дел и др. В частности, в 1834—1835 годах он был членом Комиссии по сокращению расходов при Государственном совете. У него оставалось больше времени заниматься астрономией. В 1834 году Грейга избрали председателем Комиссии по строительству Пулковской обсерватории. Крупнейшую в мире обсерваторию на Пулковских высотах в 20 километрах от Петербурга торжественно открыли 7 августа 1839 года. За заслуги в ее сооружении Грейгу была объявлена высочайшая благодарность. Обсерватория вскоре стала астрономической столицей мира.

А.С. Грейг скончался 18 января 1845 года и похоронен на Смоленском кладбище Санкт‑Петербурга. Магистрат Николаева постановил считать Грейга за заслуги в развитии города «вечным гражданином». Жители в его честь поставили в 1873 году памятник, выполненный по проекту М.О. Микешина известным скульптором А.М. Опекушиным. Памятник не сохранился. Но имя флотоводца осталось на карте. Российские мореплаватели в его честь назвали мыс Грейга в Бристольском заливе Берингова моря и остров Грейга в Тихом океане, в архипелаге Россиян.


Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #105
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Джон Арбетнот Фишер

Джон Арбетнот Фишер


Одни считают Фишера тем человеком, который создал британский флот периода Первой мировой войны, другие порицают его за увлечение необычными проектами кораблей. Во всяком случае, роль этого выдающегося человека в создании морской мощи Великобритании весьма велика.

Спойлер:
Джон Фишер родился 25 января 1841 года на острове Цейлон и был сыном плантатора. 6‑летнего мальчика отправили в Англию учиться, сначала в школу, а с 13 лет он стал кадетом королевского флота, участвовал в Крымской войне на эскадре, приходившей на Балтику. В 1857 году юный моряк стал участником войны в Китае. Он активно действовал при атаке на форт Пейхо в июне 1859 года, по возвращении в Англию успешно сдал экзамен на звание лейтенанта и был назначен на учебный артиллерийский корабль «Экселлент» в Портсмуте, а в 1863 году стал артиллерийским офицером первого британского железного корабля «Уорриор». Когда в 1866 году появились торпеды Уайтхэда, Фишер говорил, что это оружие «…предназначено, играть наиболее важную роль в будущих войнах…». В 20 лет он получил чин лейтенанта, в 1874 году стал кэптеном. Командуя сильнейшим британским кораблем «Инфлексибл», Фишер 11 июля 1882 года участвовал в бомбардировке Александрии. 14 лет, за небольшим исключением, моряка из‑за болезни назначали на береговые посты. С 1883 по 1891 год он командовал кораблем «Экселлент», возглавлял военно‑морское артиллерийское училище в Портсмуте, руководил с 1885 года управлением материально‑технического снабжения морской артиллерии, подготовкой тяжелых скорострельных орудий и приборов измерения расстояний, преуспел в старании разделить управление морской и сухопутной артиллерии. В августе 1890 года его произвели в контр‑адмиралы, в 1892 году на 5 лет назначили третьим морским лордом и контролером адмиралтейства. В 1897 году Фишер стал командующим Североамериканской и Вест‑Индской станциями, с июля 1899 года — командующим Средиземноморским флотом. В этот период, поддерживая эффективность своего флота, он доказывал необходимость реформ и критиковал политику адмиралтейства.

На Средиземном море Фишер разработал новую систему приема и обучения морских офицеров, которую применил на практике, когда в 1902—1903 годах состоял вторым морским лордом и начальником личного состава флота. Фишер являлся сторонником стирания классовых различий между офицерами, и король направил обоих своих внуков на флот кадетами.

21 октября 1904 года Фишер вступил на пост первого лорда адмиралтейства. 4 декабря 1905 года его произвели в адмиралы флота. Моряк оставался на посту первого морского лорда до 25 января 1910 года, когда был вынужден выйти в отставку.

Он оказался во главе флота в трудное время начала англо‑германского соперничества. В 1904 году кайзер, показав в Киле Эдуарду VII все новые корабли и подняв тост «за вновь укрепляющееся морское могущество недавно созданной Германской империи», вызвал недовольство и тревогу англичан. Лорд Фишер произвел антигерманское перераспределение эскадр, тогда как гражданский лорд адмиралтейства в феврале 1905 года заявил, что британский флот при необходимости сможет нанести первый удар ранее, чем на другой стороне Северного моря успеют прочитать в газетах о начале войны.

Заняв высший пост в морской иерархии, Фишер решал трудную задачу: одновременно сокращать расходы и готовиться к войне с Германией на море. Он приказал вернуть в порты старые суда, нуждающиеся в ремонте, и на сэкономленные средства начал строить мощные линкоры с тяжелыми орудиями стандартного калибра. В 1906 году по его инициативе был создан «Дредноут» — корабль с 10 12‑дюймовыми пушками и паровыми турбинами, позволявшими развивать высокую скорость. Он сразу получил явное преимущество перед предшествующими эскадренными броненосцами. К 1909 году Британский флот был сильнейшим в мире, его основу составляли именно дредноуты.

Заслуга Фишера состояла в том, что он организовал постройку «Дредноута», идея которого принадлежала итальянскому инженеру Куниберти. Познакомившись со статьей Витторио Куниберти, Фишер, тогда занимавший пост начальника верфей в Портсмуте, загорелся этим замыслом, а русско‑японская война подтвердила правильность предположений итальянского инженера. Занимая пост первого морского лорда, Фишер организовал комиссию из военных и гражданских специалистов для проектирования корабля. Все было окружено строгой секретностью. Заложенный 2 октября 1905 года, «Дредноут» отправился на ходовые испытания 3 октября 1906 года благодаря тому, что для него использовали орудийные башни, уже готовые для броненосцев. Несмотря на неудачное расположение артиллерии, бортовой залп корабля в полтора раза превышал залп сильнейшего британского эскадренного броненосца. Это был корабль нового вида. На нем отказались от тарана, применили новую систему управления стрельбой, впервые в мире использовали для большого корабля паровую турбину в качестве основного двигателя, что позволило развивать скорость до 22 узлов, на 4 узла больше, чем у броненосцев. Несмотря на недостатки конструкции, «Дредноут» был настолько сильнее любого броненосца, что от постройки последних вскоре отказались. Первую скрипку играли англичане, сооружая новые дредноуты со все большим и большим вооружением. Были построены и линейные крейсера с артиллерией, соответствующей дредноутной. Перед уходом в 1910 году с поста первого морского лорда Фишер добился постройки супердредноутов с 10 пушками 343‑мм калибра. Адмирала считают ответственным за слишком слабое бронирование линейных крейсеров, что сказалось в Ютландском сражении. Но там им пришлось выполнять несвойственную крейсерам задачу — сражаться в линии против линкоров, и гибель кораблей объяснялась именно этим.

Когда Германия начала усиленно строить дредноуты, расширяя одновременно Кильский канал, в Англии Фишер и другие специалисты стали смотреть косо на развитие германского флота и сокращение срока службы кораблей. Позднее Фишер говорил, что организованная им «морская паника» — средство для выбивания крупных ассигнований на оборону. Весной 1909 года был пущен слух, что в Германии строят корабли сверх программы. Слух этот обеспокоил англичан. Фактически Германия так до начала войны и не смогла догнать владычицу морей по мощи флота, хотя в ходе боевых действий выявились преимущества германских кораблей.

Адмирал был сторонником решительных действий. В частности, когда германский флот еще только наращивал силы, первый морской лорд предлагал Эдуарду VII «копенгагировать» его (истребить без объявления войны).

Высказывают мысль, что введением дредноутов Фишер дал преимущество германскому флоту, который только начал развиваться и получил возможность строить новые корабли практически одновременно с англичанами, то есть мог в численности дредноутов догнать английский. Однако до конца Первой мировой войны в численности дредноутов Германия так и не перегнала Англию.

К началу войны Англия имела 22 линкора и 10 линейных крейсеров с артиллерией калибром 305—343 мм. Развитием их явились два дивизиона по 5 сверхдредноутов с 381‑мм орудиями. Калибр орудий предложил также Фишер. Германия смогла противопоставить подобные лишь в ходе войны.

Фишер ввел в Англии принцип универсальности офицерского состава. Офицер‑механик мог быть использован и на командном мостике. Основанием для введения этой системы явилось желание ослабить демократическое влияние профсоюзов в машинных отделениях путем военизации обслуживающего персонала.

Фишер ввел новую систему обучения моряков, которая позволила повысить боеспособность команд. Уважая достоинство моряков, он запретил телесные наказания.

Адмирал настойчиво проводил идею концентрации морских сил против Германии. Ко времени назначения Фишера первым лордом адмиралтейства морские силы Великобритании подразделялись на 9 флотов или эскадр. Концентрации сил соответствовало создание Атлантического флота за счет сокращения числа кораблей на Тихом океане, где существовал союз с Японией, и на Средиземном море после образования Антанты. Флот на Тихом океане был ликвидирован. За Южную Атлантику и Североафриканские воды отвечал Западный флот, базировавшийся на мысе Доброй Надежды. Восточный флот с базой в Сингапуре контролировал пространства восточнее Суэца и включал Австралийскую, Китайскую и Ост‑Индскую станции. После инцидента с русской эскадрой у Доггер‑банки Фишер концентрировал лучшие корабли в Европе. Был создан флот Ла‑Манша, сменивший флот Метрополии. Затем организовали Атлантический флот с базированием на Гибралтаре, который должен был служить стратегическим резервом для Средиземноморского флота и флота Ла‑Манша. В водах Северной Америки и Вест‑Индии оставалась эскадра крейсеров, которая в случае войны должна была присоединиться к Флоту Ла‑Манша либо Средиземноморскому. В результате большинство крупных боевых кораблей сосредоточились против Германии. Число броненосцев и броненосных крейсеров в портах Англии за 1902—1907 годы выросло с 19 до 64.

В 1910 году близилась к концу техническая революция на флоте. Следовало совершенствовать по‑научному и ведение боевых действий. На пороге стояла необходимость создания морского генерального штаба, за что ратовали молодые офицеры. Один из них, Герберт Ричмонд, так характеризовал Фишера: «Он высказался о войне лишь в общем, утверждая, что она должна быть жестокой, что врага надо бить сильно и часто, и много других афоризмов, все это не так уж трудно было сформулировать. Но логическая и научная система войны была совершенно другим делом». Критически относился к подготовленности адмирала в управлении флотом в военное время и Д. Битти, тогда командовавший кораблем — его правоту подтверждали неудачные маневры.

Разумеется, первый морской лорд занимался вопросами стратегии. По его заданию в 1906—1908 годах был подготовлен стратегический план, который определял политику адмиралтейства до 1911 года. Отказываясь от «континентальной стратегии», авторы плана основой считали дальнюю морскую блокаду, которой намеревались задушить экономику противника. Второй задачей флота служила защита британских океанских коммуникаций. Фишер полагал, что Германию возможно победить с помощью лишь одних морских операций. Целью боевых действий ставилось не покорение Германии; следовало лишь заставить ее привести политику в соответствие с британскими интересами. Эти разработки подвергались критике и никогда не стали основой плана боевых действий. Фишер думал, что в стратегическом плане подробности не нужны и детали будут разработаны после начала боевых действий. Герберт Ричмонд писал: «Планы адмиралтейства, в моем понимании, являются самой неконкретной и непрофессиональной поделкой, какую я когда‑либо видел. Я не могу понять, как они обсуждались и какие идеи были положены в их основу. Самая характерная черта — ослабление сил из‑за рассредоточения по всей линии. Главная идея отсутствует вообще, за исключением той, что вражеский флот надо принудить к сражению, что и является главной целью… Фишер, непревзойденный в своем презрении к истории и недоверии к людям, не ищет и не принимает советов». Тем не менее в разработке были правильно изложены принципы использования различных классов кораблей, в том числе новых линейных крейсеров. Дорабатывать планы пришлось уже тем, кто сменил Фишера и его команду.

Фишер испортил отношения с армией, добиваясь преимущественного выделения средств из бюджета морякам. Он являлся противником совместных действий армий Англии и Франции на континенте. Адмирал считал достаточной высадку десанта в Бельгии в случае нарушения ее нейтралитета либо захват с моря Шлезвиг‑Гольштейна. Во время перевооружения флота Фишер нажил немало врагов. Считая способ своих действий единственно правильным, он сурово обращался с подчиненными и не считался с их мнением. Когда в 1910 году противоречия внутри командования стали достоянием гласности, Фишеру пришлось уйти в отставку, но ненадолго.

В ходе Агадирского кризиса (февраль 1911 года), когда Ллойд‑Джордж заявил, что без Англии нельзя производить передел Марокко, флот оказался не готов к действиям. Более того, и морской министр Маккенна, и первый морской лорд Уилсон выступали противниками переброски войск на континент, считая необходимым тесную блокаду германских портов и захват Гельголанда. Безумный план был отвергнут, и 25 октября 1911 года пост морского министра занял У. Черчилль. Он часто советовался с адмиралом — соратником по политической борьбе. По совету Фишера, в частности, в 1912 году начали перевод военно‑морского флота с угля на нефть. Были заложены 5 линейных кораблей типа «Куин Элизабет» с нефтяным отоплением и 15‑дюймовой артиллерией, которые многие считали лучшим изобретением в британском флоте. Адмирал давал свои рекомендации по материально‑техническому обеспечению флота.

После начала войны с Германией Черчилль назначил Фишера командующим морскими силами Англии. Мероприятия адмирала по улучшению организации флота после поражения при Коронеле позволили добиться победы у Фольклендских островов в декабре 1914 года. Флагман работал над развитием кораблестроения, созданием концепции морской блокады и минных операций, которые англичане использовали до конца войны. Назначение Фишера благожелательно восприняли как на флоте, так и в прессе. Моряку было 74 года, но его энергию и организаторские способности признавали даже молодые офицеры. Он решительно заменял непригодных офицеров высоких рангов.

Весной 1915 года Фишер пришел к выводу о бесперспективности идеи «периферийного флота», воплощением которой стала Дарданелльская операция. Он отказывался посылать подкрепления для этой любимой операции У. Черчилля и в середине мая оставил свой пост. Уход Фишера повлек за собой и вынужденную отставку Черчилля.

После Дарданелльской операции в строй начали вступать новые корабли, заложенные по замыслам Фишера в начале войны. Адмирал, уверовав в преимущество скорости над защитой после боя у Фольклендских островов, организовал проектирование линейных крейсеров нового вида «Рипалс» и «Ринаун» с 6 пушками 381‑мм калибра и 152‑мм броней и скоростью в 31—33 узла. За ними последовали линейно‑легкие крейсера «Фьюриес», «Глориес» и «Коррейджес» со скоростью до 35 узлов, вооруженные тяжелыми орудиями, но с бортовой броней всего 76 мм. Однако опыт Ютландского боя заставил усилить броневую защиту «Рипалса» и «Ринауна», а остальные в состав Гранд Флита вообще не включили. Позднее их корпуса перестроили в авианосцы. Но и без них пополнение британского флота превосходило по мощи пополнение флота германского.

Фишер был сторонником неограниченной морской блокады. Он писал: «Война не имеет правил. Суть войны — насилие. Самоограничение в войне — идиотизм. Бей первым, бей сильно, бей без передышки». Уже с началом войны британское правительство организовало блокаду. После возвращения 30 октября в адмиралтейство Фишера нейтральным судам без захода в британские порты и декларации груза стало опасно идти в Северное море, ибо они не знали безопасных проходов в минных полях. Военной контрабандой считали почти все, включая хлопок и продовольствие. Англичане захватывали нейтральные суда, в том числе американские. Это вызвало ответные меры со стороны США, которые, начав с нот протеста, перешли с 1916 года к усилению морского вооружения. Зарождалось англо‑американское морское соперничество.

10 июля 1920 года Фишер скончался в Лондоне. Это был адмирал, способный выдвигать идеи и решительно, твердо их осуществлять, несмотря на сопротивление. Его стремление добиваться не количества, а качества позволило британскому флоту долгие годы занимать передовые позиции в мире.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #106
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Вильгельм Маршалль

Вильгельм Маршалль


Адмирала Маршалля считали выдающимся военно‑морским тактиком. Однако противоречия с гросс‑адмиралом Редером, который не терпел самостоятельно мыслящих подчиненных, помешали ему занять достойное место в германском флоте.

Спойлер:
Родился Вильгельм 30 сентября 1886 года. В 1906 году морским кадетом он поступил на флот, через три года стал офицером, служил на различных судах вплоть до новейших линкоров. В 1916 году Маршалля направили в школу подводников. Последние два года войны моряк командовал UC‑74 и UB‑105 и потопил несколько кораблей Антанты. 4 июля 1918 года его наградили орденом «Pour le Merite». После войны Маршалль был начальником штаба морских операций, командовал линкором «Гессен» и «карманным линкором» «Адмирал Шеер», а к началу Второй мировой войны — всеми «карманными линкорами».

21 октября 1939 года вице‑адмирал Маршалль сменил на посту командующего флотом адмирала Германа Бема. 21 ноября 1939 года он вывел в море «Шарнгорст» и «Гнейзенау». Соединению следовало в районе между Исландией и Фарерскими островами изображать прорыв рейдеров в Атлантический океан, уничтожить английские морские силы, охранявшие Фарерско‑Исландский рубеж, а также прикрыть возвращение после рейда в Атлантику «карманного линкора» «Дойчланд». Операция прошла удачно. Корабли незаметно прошли в назначенный район. 23 ноября было потоплено британское вооруженное судно «Рэвэлпинди», которое успело сообщить в эфир о появлении в море двух линкоров. Английское командование выслало все силы Флота Метрополии на перехват. Туда же шли и несколько французских кораблей. Зная об этом, Маршалль направился к северу, чтобы выйти из сферы деятельности неприятельской авиации, тем более что на горизонте был замечен подозрительный силуэт. Сутки корабли были в опасном положении, пока не получили сообщение о приближающейся буре. 26 ноября Маршалль вызвал метеоролога отряда, который составил прогноз погоды. В соответствии с ним соединение скрылось в зоне дождя у берегов Норвегии. Английский флот так и не обнаружил его.

Как и запланировал Маршалль, ему удалось отвлечь противника и затем благополучно уйти от погони. Позднее стало известно, что цель рейда была достигнута: англичане стали включать в состав конвоев линкоры, распыляя силы. Однако Редер пришел в ярость, узнав, что 23 ноября Маршалль отказался от атаки замеченного корабля. Действия его были правильны, ибо ночью атаковывать неизвестный корабль, когда поблизости находились корабли британского Флота Метрополии, было рискованно. Сам Маршалль писал: «До сих пор еще никто не подвергал сомнению аксиому, гласящую, что крупные корабли ночью должны избегать любых контактов с миноносцами и разведывательными силами противника». Кабинетный командующий Редер был недоволен, хотя сам незадолго до того запрещал подвергать крупные корабли какому‑либо риску. Лично Маршаллю гросс‑адмирал свое недовольство не высказывал, чтобы не дать возможности защититься, однако делал так, что его высказывания доходили до командующего флотом.

В ходе Норвежский операции, чтобы облегчить положение германских войск под Нарвиком, Редер приказал Маршаллю выйти с эскадрой и обстрелять британскую военно‑морскую базу в Харстаде. Затем по указанию Гитлера он же приказал прикрыть с фланга продвижение отряда генерала Фойрштейна, направившегося из Тронхейма к северу, на выручку прорывавшейся нарвикской группировке. Когда адмирал попросил уточнить, какой из приказов выполнять, Редер заявил: «Оба».

Отряд Маршалля из линейных кораблей «Шарнгорст», «Гнейзенау», тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер», 4 эсминцев и танкера «Дитмаршен» полным ходом направился к Нарвику. Он вышел в Северное море незаметно. На совещании командования, пока эсминцы пополняли запас горючего, Маршалль дал указания по прорыву в Вогс‑фьорд и обстрелу Харстада. Однако, узнав от авиаразведки, что в Харстаде только одна канонерка, флагман отказался от атаки порта.

Ночью 7 июня адмирал получил сообщение воздушной разведки, что из Нарвика вышли 3 британских конвоя, и пришел к выводу, что англичане покидают город. Он немедленно сообщил командованию о намерении атаковать в море такую заманчивую цель. Однако Редер и генерал‑адмирал Заальвехтер, начальник группы «Запад», не согласились и в 5 часов утра 8 июня предписали выполнить основную миссию — нанести удар по базе в Харстаде. Не отменен был приказ и о прикрытии фланга Фойрштейна. Тем не менее Маршалль с крупными кораблями направился на перехват конвоев.

К этому времени с 4 по 8 июля англичане уже вывезли из Нарвика большинство войск. Германским кораблям достались последние суда. «Хиппер» потопил тральщик эскорта «Джунипер», норвежский танкер «Ойл Пайонир» и пустой десантный транспорт «Орама». Отправив крейсер и эсминцы для пополнения запасов горючего и прикрытия фланга Фойрштейна, Маршалль с остальными кораблями пошел к северу, где по данным радиоперехвата находились английские авианосцы «Арк Ройял», «Глориус» и крейсер «Саутгемптон». «Шарнгорст» около 17 часов обнаружил «Глориус» и открыл огонь с расстояния 26 километров; вскоре к нему присоединился и «Гнейзенау». Авианосец затонул через 2 часа. Ко дну пошли также эскортировавшие его эсминцы «Ардент» и «Акаста», но последний успел выпустить 4 торпеды. Одна из них поразила «Шарнгорст». Корабль получил значительные повреждения. Маршаллю пришлось прекратить разгром конвоя и идти в Тронхейм на ремонт. Он добился значительного успеха. Однако флагман не получил благодарности Редера, который считал, что главной обязанностью эскадры была все же атака Харстада.

Из‑за трений с командованием 18 июня Маршалль сказался больным и был сменен более послушным вице‑адмиралом Г. Лютьенсом. Оскорбленный адмирал потребовал организации судебного расследования его деятельности и операции «Юно», как называлась вылазка в Норвегию. Но гросс‑адмирал не дал подчиненному возможности оправдаться. В конце августа 1940 года он вызвал Маршалля из отставки и назначил инспектором военно‑морского обучения. С конца 1941 по май 1942 года адмирал выполнял особые поручения в группах «Юг» и «Восток», но более не получил должности, соответствующей его рангу. Он оказался не у дел и вскоре ушел в полуотставку.

12 августа 1942 года Редер назначил Маршалля командующим соединениями во Франции, еще через 6 недель адмирала поставили во главе группы «Запад» со штаб‑квартирой в Париже. Выдвигая флагмана, гросс‑адмирал в то же время не давал ему возможности оправдать действия в Норвегии.

Генерал‑адмирал Маршалль ушел в отставку в первые дни правления Дёница. В 1943 году его снова призвали и назначили шефом особого штаба на Дунае.

После очередной отставки с 19 апреля 1945 года Маршалль опять возглавил командование группой «Запад» и оставался на посту до конца войны.

В середине 1947 года союзники выпустили Маршалля из тюрьмы. Он написал ряд статей по морской истории и стратегии. В частности, в 1957 году на русский язык была переведена изданная в Штутгарте книга о Второй мировой войне, в которой действия на море изложил адмирал флота в отставке Маршалль.

Умер Маршалль в Мелльне 20 марта 1976 года.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #107
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Чарльз Непир

Чарльз Непир


Адмирал португальского и английского флотов Непир отличился во многих сражениях, однако в историю вошел неудачей кампании флота, которым он командовал на Балтийском море.

Спойлер:
Сэр Чарльз Непир был старшим сыном лорда капитана Чарльза Непира. Родился он 6 марта 1786 года около Фалкирка, графство Стерлинг в Шотландии. Среди его предков был знаменитый математик Джон Непер. Морскую службу юноша начал 1 ноября 1799 года волонтером на шлюпе «Мартин», крейсировавшем в Северном море. Моряк служил на различных судах, в ноябре 1802 года стал мичманом, 30 ноября 1805 года — лейтенантом. 30 марта 1806 года он участвовал при взятии 80‑пушечного корабля «Маренго» и 40‑пушечного фрегата «Бэле‑Пуль». В следующем году, во время крейсерства в Вест‑Индии на 98‑пушечном корабле «Принс Джордж», Непир исполнял обязанности командира брига «Пултуск» и участвовал при взятии нескольких купеческих кораблей, стоявших у северо‑восточной оконечности Порто‑Рико под защитой двух береговых батарей. В августе 1808 года его направили на бриг «Рекруит». На этом бриге Непир сражался в сентябре с 22‑пушечным французским корветом «Дилижант» и обратил его в бегство. В бою лейтенант был ранен, а неприятельский корвет лишился мачты.

В феврале 1809 года Непир участвовал в покорении жителей Мартиники. В апреле с адмиралом Кочреном он преследовал три французских линейных корабля более двух суток; в итоге один 74‑пушечный корабль был взят. В ходе боя Непир старался держаться вблизи противника и сбить его рангоут. В награду за мужество Кочрен назначил своего лейтенанта командовать призом. Адмиралтейство утвердило назначение.

Летом 1810 года Непир вернулся с конвоем в Англию и до 1811 года не ходил в море. Период береговой службы не прошел без дел: в 1810—1811 годах моряк состоял волонтером в отряде английской пехоты в Португалии, участвовал в бою и был вторично ранен. Затем он получил назначение на 32‑пушечный фрегат «Темз». 21 июля 1811 года вместе с бригом «Сефалюс» Непир подавил сопротивление 11 канонерских лодок и 13‑пушечной фелуки, защищавших вход в Порто‑дель‑Инфени в Италии, рассеял отряд стрелков на береговых возвышенностях и овладел военными судами, конвоировавшими 14 купеческих судов. 1 ноября 1811 года с гребных судов фрегатов «Темз» и «Имперьюз» Непир высадил 250 человек 62‑го полка, которые обошли гавань Палинуро с тыла и закрепились на берегу. Следующим утром фрегат Непира «Темз» истребил 10 канонерских лодок, батарею и овладел 22 фелуками с ценными грузами. В последующие годы, командуя фрегатами, он не раз отличился высадками десанта и захватом судов.

Позднее в Северной Америке Непир участвовал в экспедиции против Александрии (пригород Вашингтона). Начальник экспедиции капитан Гордон высоко оценил его деятельность. Фрегат Непира от налетевшего шквала лишился бушприта и всех стеньг, но уже после 12 часов усиленной работы был готов к бою. В последующей осаде Балтимора Непир успешно командовал отрядом судов в одном из протоков реки Потапско. За заслуги на реке Потомак и при Балтиморе моряк был награжден орденом Бани.

С 1815 по 1829 год Непир оставался на берегу, затем находился в отдельном плавании на 42‑пушечном фрегате «Галатея». Позднее моряк отправился в Португалию — там его ждали слава и деньги за победы в борьбе, разгоревшейся между претендентами на престол. В 1831 году он на Азорских островах поддерживал партию принцессы Марии да Глория (позднее португальскую королеву Марию II). В 1833 году он сменил адмирала Сарториуса. Как командующий португальским лоялистским флотом дона Педро Португальского, он истребил флот дона Мигуэля, претендовавшего на португальский трон, у мыса Сан‑Винсенте 5 июля 1833 года. В следующем году он командовал морскими силами в обороне Лиссабона от мигуэлистов. За это Непиру присвоили титул графа Сан‑Винсент и наградили большим крестом ордена Башни и Меча.

Вернулся Непир в британский флот в 1836 году. Некоторое время был вторым в командовании Сирийской экспедиции 1840—1844 годов, принимал участие в захвате Бейрута и Акры (октябрь—ноябрь 1840 года). На берегах Сирии и при Сент‑Анне моряк вновь отличился, однако его порицали за то, что всю славу он приписывал себе.

В 1847—1848 годах Непир командовал флотом в Ла‑Манше и по возвращении поместил в «Таймс» ряд писем. В них он нападал на английское морское управление. Позднее он издал свои письма, относящиеся к морскому делу, в книге «Флот, его прошлое и настоящее»; в письмах встречается много дельных и основательных мыслей.

В феврале 1854 года сэра Чарльза Непира назначили командующим флотом на Балтике. Против русского Балтийского флота англичане вооружали свой флот, наиболее мощный со времен Наполеоновских войн. Половину флота составляли паровые суда. В Англии считали, что никто лучше Непира не сможет использовать эти силы. В марте на Спитхэдском рейде собрался большой флот, который отправлялся на Балтику: 10 винтовых и 7 парусных линейных кораблей, 15 винтовых фрегатов и 17 пароходофрегатов с 2344 орудиями и 22000 человек экипажа. 7 марта адмирал получил инструкции и выступил с флотом.

По прибытию в Данию Непир узнал о начале войны. Он выслал на разведку пароходы, которые установили, что Финский залив до Гельсингфорса свободен ото льда и русских кораблей не обнаружено. 31 марта англичане вступили на Балтику. Не располагая хорошими картами Финского залива, Непир до конца месяца стоял в стокгольмских шхерах и 23 апреля перешел к Гангуту. Англичане проводили промеры у Бомарзунда и Свеаборга. Только 30 мая французская эскадра вице‑адмирала Парсеваль‑Дешена из 1 винтового, 8 парусных кораблей, 7 пароходов, 7 парусных фрегатов и 8 меньших судов с 1308 орудиями и 8300 человек вошла в Финский залив и 1 июня в Барезунде встретилась с английской.

Основной целью Непира являлся Выборг. Перед выходом в море адмирал обещал, что не будет обращать оружие против мирных берегов и судоходства. Однако с самого начала английский флот занялся именно нападением на мирные города и захватом собственности. 6 мая 2 английских парохода увели из Либавы стоявшие там купеческие суда. 18 мая 3 английских парохода сожгли верфь и ограбили магазины незащищенного финского городка Брагестада. Та же участь постигла Улеаборг и другие мирные населенные пункты. Там же, где союзникам оказывали сопротивление, они терпели неудачу. Например, 7 мая батареи Экнеза и 10 мая батареи Ганге‑Удда успешно отразили нападение превосходящих сил противника. 26 мая две роты финских стрелков отбили с потерями для англичан десант, который те пробовали высадить в городке Гамле‑Карлебю.

Разумеется, такая деятельность не могла окупить расходы на экспедицию. Однако Непир не решался идти на Выборг, что ему было предписано первоначально. Очевидно, он опасался мелководия и подводных камней, которые послужили причиной гибели части флота Густава III в 1790 году. Адмирал направился к Кронштадту. 14 июня союзная эскадра (15 винтовых и 4 парусных линейных корабля, 14 винтовых фрегатов и пароходов) подошла к Красной Горке и стояла, не рискуя атаковать крепость. 23 июня Непир увел главные силы к мысу Порккала‑Удд, оставив несколько кораблей для наблюдения за русским флотом. Это наблюдение не помешало выходу русских кораблей в море.

Английская пресса писала, что адмирал пытается выманить русский флот из‑за укреплений. На заседании парламента в августе были зачитаны выдержки из письма Непира, в котором тот утверждал: «Я не смог ничего предпринять с этим сильным флотом, так как всякое нападение на Кронштадт и Свеаборг означало бы верную гибель». Мнение Непира подтвердил адмирал Чадс, наблюдавший с маяка гранитные укрепления, слишком прочные для корабельной артиллерии. Да и корабли Балтийского флота в качестве плавучих батарей являлись сильным добавлением к батареям береговым. На якоре они не уступали паровым.

Становилось ясно, что эта экспедиция не была подготовлена. Тем не менее и правительство, и общественное мнение требовали вторжения на территорию России, которое окупило бы расходы. Непир и Парсеваль‑Дешен избрали цель по силам.

За полвека, которые Аландские острова принадлежали России, их почти не укрепляли. Постройку крепости у Бомарзунда начали после 1829 года, однако были сооружены лишь оборонительная казарма и три башни, составляющие около одной пятой запланированных построек. Под командованием полковника Бодиско состояло менее 2000 человек, а на вооружении укреплений стояли пушки малых калибров. Непир предложил взять именно эту недостроенную крепость. Британское адмиралтейство утвердило план, Франция предоставила корпус в 13 тысяч человек.

9 июля союзный флот перешел к Аландским островам и блокировал их 19 июля прибыли суда с французскими десантными войсками. 26 июля союзники высадили десант (11 тысяч южнее и 3 тысячи — для отвлечения внимания — севернее Бомарзунда). Через два дня началась установка осадных орудий и обстрел крепости с моря и суши, продолжавшийся до 4 августа, когда союзники взяли Бомарзунд. Подорвав укрепления, они покинули Аландские острова. 28 августа десантные войска отправили во Францию. За ними постепенно уходили корабли. Атака Свеаборга не состоялась. 1 октября главные силы, ограничивавшиеся блокадой, вернулись в базы.

Первый лорд адмиралтейства Джемс Грэхем по возвращении Непира в Англию сместил его с поста командующего и указал на адмирала в качестве виновника неудачи, обвиняя его в том, что тот уклонялся от выполнения смелых приказов адмиралтейства. Непира осмеивали в прессе, а когда тот потребовал расследования своих действий, ему было отказано под предлогом того, что опубликование документов могло принести вред флоту ее величества. Общественное мнение Англии одобрило замену Непира адмиралом Ричардом Дондасом. Однако и Дондасу не удалось добиться большого успеха. Ни блокада Кронштадта, ни бомбардировка Свеаборга, ни попытка высадиться в Выборге не принесли союзникам больших лавров. Неудача союзного флота в кампании 1855 года показала, что дело не только в Непире. Тем не менее ему более не поручали командование в море.

Оправдываясь, Непир в июне 1855 года начал публикацию серии писем. В парламенте он рассказывал о подготовке флота и руководстве им первого лорда адмиралтейства сэра Джемса Грэхема, тот в свою очередь отрицательно характеризовал деятельность Непира, подтверждая, что того не зря уволили в отставку. В 1855 году и Грехэму пришлось оставить свой пост.

Умер сэр Чарльз Непир 6 ноября 1860 года около Катерингтона (Хэмпшир). После себя он оставил несколько книг о боевых действиях, в которых участвовал. Однако все же флагман вошел в историю главным образом неудачной кампанией на Балтике.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #108
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Вильгельм Сушон

Вильгельм Сушон


Располагая всего двумя кораблями, контр‑адмирал Сушон сыграл в Первой мировой войне весьма важную роль. Он добился вступления Турции в войну на стороне Германии и успешно боролся скромными возможностями германо‑турецких сил с численно превосходящими флотами Антанты на Черном и Средиземном морях.

Спойлер:
Родился Вильгельм 2 июня 1864 года в Лейпциге. Уже в 17 лет он стал офицером, вскоре командовал канонерской лодкой «Адлер» и участвовал при захвате Германией островов Самоа. В дальнейшем Сушон занимал различные строевые и штабные должности, командовал броненосцем «Веттин», служил начальником штаба германского флота на Балтике. В 1911 году его произвели в контр‑адмиралы.

Путь Вильгельма Сушона в историю начался за год до мировой войны. 1 ноября 1912 года по инициативе Альфреда фон Тирпица кайзер подписал приказ сформировать Средиземноморский дивизион из новейших крейсеров: линейного — «Гебен» и легкого — «Бреслау»; огневая мощь дивизиона превышала силу любого британского корабля на Средиземном море. С 23 октября 1913 года командовал дивизионом решительный и инициативный контр‑адмирал Вильгельм Сушон. Он принял решительные меры для ремонта «Гебена». К концу июля 1914 года линейный крейсер стоял в Поле, «Бреслау» — в Дураццо.

Еще в марте Сушон с австрийским адмиралом Гаусом определил основную задачу союзных австро‑германо‑итальянских сил — воспрепятствовать переброске алжирского корпуса во Францию. Чтобы выполнить эту задачу вместе с итальянскими крейсерами и эсминцами, «Гебен» и «Бреслау» встретились у Бриндизи. 2 августа стало известно о начале войны с Россией и неизбежности войны с Францией. Не получая приказа от Морского генерального штаба, контр‑адмирал заправился углем в Мессине и в ночь на 3 августа направился для обстрела Бона и Филиппвиля; перед выходом он приказал приготовить корабли на всякий случай к затоплению. Получив сообщение о начале войны с Францией, утром 4 августа Сушон обстрелял порты, избранные для погрузки колониальных войск. В итоге прибытие их во Францию задержалось на три дня, что было важно в период решительного германского наступления. В тот же день контр‑адмирал получил приказ идти в Константинополь.

Английский адмирал Беркли Милн имел инструкцию не спускать глаз с германских кораблей, в случае начала войны приобретавших особое значение на коммуникациях. 4 августа, за несколько часов до объявления войны Великобританией, линейные крейсеры «Индифатигабл» и «Индомитебл» встретились с «Гебеном» и долго шли с ним параллельными курсами; но англичане не решились открыть огонь до начала боевых действий, а затем во тьме потеряли противника. На следующий день британская эскадра направилась к Гибралтару, ожидая, что германские корабли будут прорываться на просторы Атлантики. Однако Сушон избрал иной путь: он направился к Дарданеллам и, отогнав дозорные английские крейсера, вошел в пролив. Британская эскадра Трубриджа из 4 додредноутных крейсеров в бой с ним не вступила. Англо‑французский флот после ухода Сушона со Средиземного моря блокировал Дарданеллы: союзники обезопасили свои воинские перевозки от набегов германских кораблей. Союзники по Антанте ожидали, что нейтральная Турция потребует разоружения германской эскадры, но напрасно.

В столице Турции с декабря 1913 года действовала германская военная миссия Лимана фон Сандерса, которая все больше брала под контроль турецкие вооруженные силы. С появлением Сушона под контроль попадал и флот.

10 августа отряд прибыл в Стамбул, где с 3 августа уже началась мобилизация, завершившаяся 22 августа. По требованию Сушона 12 августа корабли были «куплены» Турцией, вошли в ее флот и получили новые названия: «Явуз султан Селим» и «Мидилли». Английский адмирал, командовавший турецким флотом, отдал приказ, в соответствии с которым британских офицеров и матросов сняли с турецких кораблей. Затем императорский указ назначил Сушона командующим турецким флотом, а на следующий день переименованные германские корабли подняли турецкие флаги, вошли в Стамбульский порт и стали у пристани Мода. 16 августа они участвовали в маневрах турецкого флота. Введение в состав флота германских кораблей правительство султана декларировало как замену 2‑х дредноутов, которые строили в Англии для Турции. Оба конфисковало британское правительство, хотя с Турцией войны и не было.

К тому времени военный министр Турции Энвер‑паша предлагал вести наступление на Египет, чтобы овладеть Суэцким каналом. Глава германской миссии Лиман фон Сандерс разрабатывал авантюрные планы, вплоть до высадки под Одессой десанта, которому следовало наступать в поддержку отходящих австрийских войск. Сушон возражал, ибо на Черном море германо‑турецкие силы не обладали ни превосходством сил, ни достаточным числом транспортов. Энвер‑паша рекомендовал Сушону вывести эскадру, чтобы уничтожить Черноморский флот. В конце концов было принято решение нанести удар по Черноморскому побережью России главными германо‑турецкими силами.

Сушон заявлял, что не считает себя связанным решениями Порты ввиду фиктивности включения его кораблей в турецкий флот, а германский посол заявлял: «Германские суда лишь до известной степени подчинены туркам и предназначены служить не только турецким, но главным образом германским интересам». В конце сентября с разрешения кайзера Сушон перешел на турецкую службу с чином вице‑адмирала «Сушон‑пашу» назначили фактическим главой турецкого флота для руководства его реорганизацией. С 21 сентября германские корабли стали ежедневно выходить в сопровождении турецких на Черное море, чтобы приучить к своему появлению.

По просьбе Сушона, из Германии через нейтральные страны были присланы две группы морских офицеров. До начала войны были доставлены материалы для ремонта кораблей, мины заграждения. В августе и сентябре германские специалисты укрепляли Босфор и Дарданеллы.

В этот период германская дипломатия угрожала Румынии, если та выступит на стороне Антанты, обстрелом Констанцы кораблями Сушона. Турция закрыла Дарданеллы, прервав сообщения между Россией и ее союзниками по Антанте. Создание обороны Дарданелл обеспечивало тыл германо‑турецких сил в случае начала боевых действий на Черном море. Оборону побережья Турции организовывал прибывший в конце августа во главе миссии из 500 моряков германский адмирал Узедом, назначенный генерал‑инспектором береговой артиллерии и минного хозяйства. По его предложению и были закрыты Дарданеллы. Поводом послужила задержка турецкого эсминца на выходе из проливов английским крейсером 27 сентября.

22 октября Энвер‑паша направил германскому военному командованию план военных действий, в котором первым шагом было нападение на берега России до объявления войны. Время начала действий предоставляли Сушону. 25 октября тому был вручен приказ военно‑морского министра с указанием: «Адмирал действует по высочайшему повелению султана, и флот обязан ему повиноваться».

Чтобы вовлечь Турцию в войну и одновременно ослабить русский Черноморский флот, Сушон предпринял нападение основными силами на берега России, причем турецкие экипажи были усилены немецкими моряками. По его замыслу, «Гебен» с двумя миноносцами должен был обстрелять Севастополь, а минный заградитель — выставить мины перед главной базой. «Бреслау» следовало ставить минное заграждение перед Керченским проливом и затем совместно с минным крейсером «Берк» обстрелять Новороссийск. Крейсеру «Гамидие» предстояло обстрелять Феодосию, эсминцам «Гайрет» и «Муавенет» — атаковать суда в Одессе, а заградителю «Самсун» — поставить мины на подступах к Одессе или Очакову. 29 октября 1914 года германо‑турецкие силы напали на Одесский порт, Севастополь, выставили минные заграждения у Одессы, Севастополя, в Керченском проливе, обстреляли Фидониси и Новороссийск, уничтожили несколько судов и ушли почти без повреждений. Несмотря на предупреждения дипломатов, Черноморский флот к нападению не приготовился.

По возвращении эскадры в Стамбуле распространяли фальшивку о том, что турецкие действия явились ответом на попытку российских кораблей ставить мины у Босфора. Текст был подготовлен в штабе Сушона.

В 1914—1917 годах Сушон командовал немецкими, турецкими и болгарскими военно‑морскими силами. Он проводил набеги на русские порты, организовывал крейсерскую войну против русского торгового судоходства, демонстрацией флага у берегов Анатолии вдохновлял турок на войну и поддерживал фланг армии.

Русский флот, пока в строй не вошел первый дредноут «Императрица Мария», способный сражаться на равных с «Гебеном», вел преимущественно минную войну, сначала оборонительную. 29 октября — 11 декабря 1914 года два русских минных заградителя выставили 1668 мин в районе Одесса — Очаков. Но вскоре начались и активные действия. В ночь на 6 ноября 1914 года эскадренные миноносцы выставили 240 мин перед Босфором. В тот же день русские корабли обстреляли Зунгулдак, из которого Константинополь получал уголь, а на обратном пути захватили 3 турецких транспорта. Так начинались ставшие традиционными действия по блокаде турецкой столицы и прекращению поставок топлива из угольного района Турции.

15—18 ноября Черноморский флот из 5 линейных кораблей, 3 крейсеров и 13 миноносцев ходил для обстрела Трапезунда и осмотра вод у берегов Анатолии. После обстрела русские моряки выставили 400 мин у Трапезунда и других портов. Сушон не мог не ответить и вышел в море. 18 ноября в бою у мыса Сарыч русский флот, возвращавшийся в Севастополь, встретил линейный крейсер «Гебен» и легкий крейсер «Бреслау» германо‑турецких сил и в бою нанес «Гебену» повреждения, потребовавшие две недели ремонта.

20—25 декабря 1914 года Черноморский флот выходил в крейсерство к берегам Анатолии и в ночь на 22 декабря поставил у Босфора 607 мин. На этом минном заграждении подорвался 26 декабря «Гебен», вышедший из строя на 4 месяца, а 2 января 1915 года — минный крейсер «Берк», не вступивший в строй до конца войны. Минные постановки, набеги на коммуникации и обстрелы военных объектов в Зунгулдаке и других портов, служивших для добычи, очистки и погрузки угля, русские корабли проводили регулярно.

27—31 марта 1915 года Черноморский флот ходил к Босфору. Два линейных корабля 28 марта бомбардировали укрепления, тогда как самолеты с авиатранспорта «Николай I» вели разведку и бомбежку. 29 марта флот перед проливом ожидал неприятеля, но германо‑турецкие корабли не вышли. 30 марта корабли обстреляли Эрегли, Зунгулдак, Козлу и Килимли.

Германо‑турецкие силы отвечали. 1—3 апреля 1915 года турки пытались обстрелять Одессу, но на подступах к порту крейсер «Меджидие» подорвался на мине, был затоплен, и от операции отказались. Русский флот 3 апреля выходил из Севастополя при появлении «Гебена» и «Бреслау» в виду базы, но бой ограничился перестрелкой на дальней дистанции. Германо‑турецкие корабли ушли от преследования, пользуясь превосходством в скорости.

Черноморский флот в мае выходил для блокады Босфора и уничтожал суда, вывозившие уголь. 10 мая русские корабли обстреляли укрепления Босфора и вели бой с «Гебеном» — несколько снарядов, попав в цель, вывели его из строя. 11 июня в ночном бою у Босфора эсминцы «Дерзкий» и «Гневный» нанесли повреждения крейсеру «Бреслау». 10 июля подводный минный заградитель «Краб» в первом боевом походе успешно выставил заграждение в устье Босфора. На нем 18 июля подорвался и вышел из строя на 7 месяцев крейсер «Бреслау». С 1916 года минная опасность стала столь велика, что Сушону пришлось организовать постоянное траление для поддержки выходов с базы.

В 1915 году Сушон затребовал из Германии подводные лодки, но не малые, а крупные, способные действовать у Дарданелл против союзного флота. На Черном море 12 подводных лодок в течение войны потопили 19 пароходов и около 30 парусных судов, безуспешно атаковали боевые корабли. Для их базирования вдоль берегов Турции организовали секретные стоянки. На Черном море базой служила Варна. 27 октября корабли Черноморского флота обстреляли Варну, в которой после присоединения Болгарии к Германии базировались германские подводные лодки. Перед обстрелом провели разведку и бомбардировку порта самолеты с авиатранспорта «Николай I». Однако, несмотря на налеты, подводные лодки продолжали действовать.

В сентябре 1917 года Сушона перевели командующим 4‑й эскадры Флота открытого моря, с которой он участвовал в захвате Рижского залива и Моонзундских островов, а 12 апреля вошел в Гельсингфорс.

Адмирал Сушон в марте 1919 года ушел в отставку. Он тихо жил в провинции, время от времени наезжал в Берлин в честь какой‑нибудь очередной годовщины событий мировой войны на море. В 1938 году его торжественно встречали в Стамбуле с почестями, полагающимися главе государства. Скончался Сушон 13 января 1946 года в Бремене. Он еще успел увидеть и возрождение германского флота, и вторую его гибель во Второй мировой войне.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #109
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Альфред фон Тирпиц

Альфред фон Тирпиц


Тирпица считают создателем большого флота, с которым Германия вступила в Первую мировую войну. Однако гросс‑адмиралу так и не дали возможности управлять тем флотом, в организацию которого он вложил столько сил.

Спойлер:
Альфред Тирпиц родился 19 марта 1849 в Кюстрине. Он происходил из семьи небогатого бюргера. В реальном училище у Альфреда были посредственные успехи. По совету школьного товарища Мальцана он весной 1864 года сдал вступительные экзамены в берлинское военно‑морское училище. Флот того времени не пользовался в Германии популярностью. В 1866 году юноша был артиллеристом на парусном корвете «Ниобея», который в Ла‑Манше ожидал столкновения с австрийским паровым корветом «Эрцгерцог Карл». В 1870 году он служил младшим лейтенантом на сильнейшем корабле первой броненосной эскадры «Кениг Вильгельм». Эскадра выходила в море, но не вступала в сражение с превосходящей по мощи французской. Моряки несли постоянную дозорную службу, высматривая сорванные с якорей мины. В 1871 году Тирпиц был старшим офицером канонерки «Блиц» — стационера на Эльбе, которую с 1872 года послали для охраны ловли сельди германскими промышленниками. В 1873 году, когда Тирпиц состоял вахтенным офицером на «Фридрихе Карле», корабль направили для защиты интересов немецких граждан в Испании, где шла гражданская война; корабль участвовал совместно с англичанами в захвате судов инсургентов, обстреливавших приморские города.

В 70‑х годах молодой артиллерийский офицер Тирпиц рекомендовал механизацию артиллерийского дела и стремился к повышению боевой подготовки, добиваясь конечной цели. Когда в 1877 году стало ясно значение минного оружия, Тирпица послали в Фиуме для приема мин Уайтхэда. Он стоял во главе торпедного дела с мая 1878 года, в 1879 и 1880 годах продемонстрировал успешную стрельбу торпедами кронпринцу и кайзеру. Моряк рекомендовал торпедное оружие, как и другие нововведения, только по мере того как они становились реальной силой, чтобы, как он писал, «создать в кратчайший срок и с ограниченными средствами первоклассный флот, а не музей опытных образцов». На ранней стадии Тирпиц занимался решением вопросов технических, однако вслед за тем на поверхность всплыли проблемы использования торпед как нового вида оружия. В зимние месяцы моряк организовал курсы торпедного дела для офицеров и унтер‑офицеров. Разработанная методика была применена на кораблях подготовленными им офицерами. Тирпиц приучал моряков к самостоятельности, помогал преодолевать существовавший тогда страх перед столкновениями. Начав с одиночного маневрирования, он переходил к действиям отрядами, добиваясь уровня боевой подготовки более высокого, чем на других кораблях. Моряк внушал офицерам, что маневры позволяют установить недостатки в тактике, но не гарантируют, что успешные действия на учениях могут служить рецептом в случае войны. Он проповедовал принципы для миноносцев в бою: «идти на сближение и стрелять в середину», «действовать сообразно обстоятельствам». Благодаря усилиям Тирпица развитие не пошло по пути создания прибрежного флота. Он настоял на сооружении миноносцев, пригодных для действия в Северном море. Однако Тирпиц считал, что минное оружие никогда не заменит линейных кораблей в качестве основной силы флота.

В 1886 году Тирпица поставили во главе созданной им минной инспекции, которая объединила руководство военной подготовкой, верфями и мастерскими. В 1887 году Тирпиц командовал флотилией миноносцев, сопровождавших будущего кайзера Вильгельма, и познакомился с принцем, интересовавшимся военно‑морской техникой. Однако последующие морские министры слабо представляли роль минного оружия. Тирпицу пришлось приложить усилия, чтобы сохранить торпедное дело. В 1889—1890 годах он командовал в Средиземном море кораблями «Прейссен» и «Вюртемберг». Затем его хотели определить инспектором верфей, однако по предложению канцлера фон Каприви кайзер назначил его начальником штаба Балтийского флота.

Когда во время дискуссии на обеде для моряков в Киле весной 1891 года Вильгельм II оказался недоволен тем, что выступающие не предлагают путей улучшения дел, Тирпиц высказал свои соображения. Видимо, по этой причине в январе 1892 года кайзер назначил Тирпица начальником штаба верховного командования. Ему, как человеку, имевшему обширные познания в истории и тактико‑стратегическую подготовку, предложили разработать тактику Флота открытого моря. Тот пригласил в штаб специалистов, работавших с ним в минной инспекции. В первую же очередь он обратил внимание на повышение боевой подготовки и воспротивился сухопутному подходу к мобилизации, при которой корабли мирного времени должны были половину экипажа передать на мобилизуемые суда и лишиться боеспособности. Тирпиц просил дать ему свободу действий в области интеллектуальной подготовки флота, поручив все остальные вопросы статс‑секретарю по морским делам.

Тирпиц не согласился с практикой, при которой устав содержал набор эволюций. На осенних учениях 1892 года между морским ведомством и верховным командованием возникли разногласия, и был составлен устав, проект которого готовил Тирпиц. Следующим шагом явилось улучшение боевой подготовки на кораблях. Осенью корабли объединили под непосредственным руководством высшего командования. Из кораблей создавали значительные соединения, однако численность флота была так мала, что только применяя «бутафорские» корабли, удалось представить на учениях сражение двух флотов. На основе маневров 1892—1894 годов были разработаны линейная тактика и принцип эскадренной организации, по которой в тактическую единицу — эскадру входило не более 8 кораблей; при большей численности эскадры соединяли в общий строй. Наличие младших флагманов во главе эскадр позволяло в дыму сражения действовать самостоятельно, даже если сигналы главнокомандующего не были видны. Тирпиц восстановил термин «линейный корабль». Он утверждал, что в этот период его крупнейшим достижением стало развитие воинского духа на флоте.

Морское ведомство тогда в основу деятельности ставило крейсерскую войну. В докладе о флоте, который кайзер лично хотел прочесть для депутатов зимой 1894—1895 годов, он также исходил из этого тезиса. Однако Тирпицу удалось до доклада изложить Вильгельму II смысл одной из своих докладных записок, в которой он утверждал, что целью тактического организационного развития должен стать бой. На следующий день докладчик говорил не только о крейсерской войне, но и о линейном флоте, что привело в недоумение депутатов, не знавших, каким путем намерено идти морское ведомство. Получив в декабре 1895 года поручение кайзера дать заключение на записку верховного командования о строительстве флота, Тирпиц изложил свой подход. Он считал, что наметилась не только тактическая необходимость в линейном флоте, но и политическая, ибо бурный экономический и демографический взлет Германии требовал участия страны в переделе мира, а это неминуемо вело к столкновению с владычицей морей — Англией. Уже можно было говорить о том, не опоздала ли Германия к разделу колоний. Кроме того, расстановка сил в Европе делала союз с Германией ценным не столько из‑за армии, сколько из‑за флота.

Весной 1896 года Тирпица назначили командующим Восточно‑Азиатской крейсерской эскадрой. Он получил задачу изыскать на побережье Китая пункт для сооружения военно‑морской базы, ибо защищавшая интересы германской торговли эскадра зависела от английских доков в Гонконге. Тирпиц считал единственно пригодным и с военной, и с экономической точки зрения Циндао. Благодаря его настойчивости после долгих колебаний Берлин согласился с мнением адмирала.

Весной 1897 года Тирпиц получил приказ возвращаться и через США прибыл в Берлин. Его собирались назначить морским статс‑секретарем. Сразу же адмирал высказал замечания по проекту закона о флоте, который ставил во главу угла большой заграничный флот. Он сказал кайзеру, что поскольку решительная крейсерская и океанская война против Англии невозможна без баз и из‑за особенностей географического положения Германии, для защиты интересов страны требуется большой флот между Гельголандом и Темзой. Он считал, что необходимо создать флот, союз с которым был бы выгоден; до решения этой задачи следовало избегать международных конфликтов. Адмирал просил консультироваться с ним по политическим вопросам, связанным с использованием кораблей заграницей. Тирпиц получил согласие, но в дальнейшем кайзер и верховное командование не раз нарушали обещание.

Предоставив текущие дела заместителю, Тирпиц занялся подготовкой кораблестроительной программы. Он настаивал на том, чтобы программу приняли в качестве закона. Это требовалось для дисциплинирования морского ведомства, рейхстага и самого кайзера с его богатой фантазией. Германия не могла себе позволить создавать музей из разнотипных кораблей. Флот следовало развивать с уверенностью, что в рамках закона средства будут предоставлены.

Благодаря поддержке влиятельных лиц, к которым обращался Тирпиц, и развернутой в печати кампании поддержки идеи развития флота закон о кораблестроительной программе был принят. Однако адмирал понимал, что после окончания 6‑летней программы‑минимума 1897 года необходимо осуществить и следующие. Уже в начале 1900 года последовала новелла (дополнение) к закону, связанная с ростом цен; ввиду оскорбительных действий англичан и американцев против германских судов, новеллу приняли быстро. Вторая судостроительная программа была разработана уже с учетом соперничества Германии и Англии на море; ничем иным нельзя было объяснить удвоение численности судов. Тирпиц хотел избежать угроз в адрес Англии, однако ввиду антианглийской кампании в прессе был вынужден сказать в декабре 1899 года в рейхстаге, что программа предусмотрена на случай столкновения с самым сильным флотом в Северном море. Он стремился создать соотношение сил, при котором борьба с германским флотом стала бы рискованной для англичан. Программу приняли в 1900 году. Исключив крейсера для заграничной службы, рейхстаг поддержал создание линейного флота. Сам Тирпиц обещал кайзеру, что тот к концу выполнения программы получит 38 броненосцев с кораблями сопровождения, и флот этот, уступающий лишь английскому, станет залогом безопасности страны. В том же году моряк получил дворянство.

Благодаря принятым мерам при скромных расходах удалось создать флот, численно уступающий английскому, но превосходящий его по живучести, броневой защите и другим качествам. Параллельно пришлось решать проблемы расширения шлюзов и каналов, чтобы можно было выводить в море корабли больших размеров. Тирпиц осторожно использовал новинки. В частности, подводные лодки он предложил пустить в серию, когда появились и прошли проверку мореходные образцы. Лодки адмирал предлагал строить в количестве, необходимом для борьбы с неприятельской торговлей. Сомневаясь в эффективности дирижаблей, он поддержал развитие морской авиации.

По мере развития флота Тирпиц добился, чтобы кроме крейсирующих эскадр, соединяющих Германию с ее гражданами за границей, и новые корабли ходили в дальние плавания с целью получить практику и продемонстрировать свой флаг.

Тирпиц выступал в роли политического деятеля, которому приходилось лавировать между требованиями кайзера и руководителей кабинета. Чаще всего адмирала не ставили в известность о внешнеполитических действиях, которые могли быть восприняты как вызов Великобритании или другим странам. Нередко внешнюю политику вели люди, которые нарушали принципы адмирала: всячески сохранять мир и избегать инцидентов, оскорбляющих англичан. Сам кайзер допускал публичные высказывания, которые можно было воспринять как угрозы морским противникам. Тирпиц считал необходимым поддерживать добрые отношения с Россией; однако постройка железной дороги Берлин — Багдад и отказ от договора с Россией в 1890 году вызвали русско‑французский союз и подъем антинемецких настроений. Он полагал, что внешняя политика Германии перед мировой войной привела к ослаблению ее престижа в мире и ухудшению отношений со многими странами, включая США и Японию.

С 1906 года Тирпиц добивался постройки ежегодно в среднем 3 больших кораблей и сокращения срока их службы, чтобы быстрее обновлять корабельный состав. Это вызвало беспокойство в Англии. Тирпиц, чтобы уменьшить это беспокойство, был согласен закрепить превосходство британского флота над германским в соотношении 16:10, которое предложил Черчилль. Однако морское соглашение так и не было достигнуто, ибо в основе лежали экономические противоречия между двумя странами, борющимися за господство в мире.

В 1908—1918 годах Тирпиц состоял членом прусской палаты господ. После Агадирского кризиса 1912 года он предложил держать в первой линии не 2, а 3 эскадры, чтобы можно было повысить боевую подготовку моряков, служащих весь срок на одном корабле. На переговорах с английским послом Ходценом он согласился на минимальные уступки, однако по упорству англичанина понял, что Великобританию устроил бы только отказ Германии от развития флота.

В 1911 году Тирпиц получил чин гросс‑адмирала. Но в 1911—1912 годах он не раз подавал в отставку, борясь за создание морской силы в соответствии с Законом о флоте 1900 года.

В 1912—1914 годах благодаря уменьшению числа кораблей, строящихся в год, с трех до двух, англо‑германские отношения заметно улучшились. В 1913 году было достигнуто даже соглашение на основе соотношения 16:10. Однако не стоило переоценивать это улучшение. В 1914 году запрошенные Тирпицем увеличения расходов на службу флота в иностранных водах наряду с неосторожными действиями дипломатии привели к протесту Англии. Но отношения двух стран выглядели так хорошо, что впервые за многие годы английская эскадра прибыла в Германию на празднование Кильской недели. Она ушла после убийства в Сараево.

Тирпица в начале переговоров, приведших к войне, не было в Берлине. Он вернулся лишь 27 июля, когда по приказу кайзера флот пришел к портам. Он не знал об опасности вступления в войну Англии. Однако, когда Германия объявила войну России и готовилась объявить войну Франции, Тирпиц отметил, что проход германских войск через Бельгию приведет к вступлению в войну Англии. Так и получилось.

27 и 28 августа гросс‑адмирал настаивал на том, что острие политики следует направить против Англии, но оказался практически в одиночестве. Правительство, вопреки предложениям морского статс‑секретаря, делало все для примирения с Англией на море, что приводило к обратным результатам, а Тирпиц выглядел сторонником войны. Не было согласовано сотрудничество флота с армией, которая считала действия на море второстепенными. Гросс‑адмирал видел основные пути давления на англичан в захвате побережья у Кале и Фландрии и морское сражение. Однако большинство предполагало не раздражать Англию, используя только сам факт существования флота.

Тирпиц также считал, что флот сделал немало, обеспечив судоходство на Балтике и фланги армии, защитив нейтралитет Голландии и Дании и охраняя от тесной блокады берега Германии, создав союзникам угрозу на Средиземном море и побудив вступить в войну Турцию. Он оттянул огромные ресурсы и полтора‑два миллиона англичан на поддержание их собственного гигантского флота, чем облегчил действия армии. Успехом были и крейсерские операции, которые стоили втрое дешевле, чем нанесенный ими ущерб. Однако результат был бы лучше, если бы власти принимали верные решения и существовало единое руководство морским ведомством.

Планы Тирпица 1890‑х годов были рассчитаны на нейтралитет Англии. Однако когда в середине 90‑х годов изменились обстоятельства, морской статс‑секретарь уже не участвовал в разработке планов, а в последние предвоенные годы от него этот план скрывали. Тирпиц был удивлен тем, что по плану флоту в Северном море следовало вести малую войну для ослабления противника и лишь при удобных обстоятельствах разрешалось действовать активно. Генеральный морской штаб (Генмор) ожидал нападения англичан и сражения при Гельголанде. Тирпиц же считал, что необходимо проявить инициативу, пользуясь порывом моряков и тем, что англичане не знают технического превосходства германских кораблей.

При нападении англичан на Гельголанд против них были высланы лишь крейсера; главные силы оставались на базе, хотя и было удобно нанести удар и уничтожить часть неприятельского флота у своих берегов. Однако потеря 3 крейсеров вместо переоценки планов привела к тому, что оборонительная тенденция усилилась. Кайзер требовал избегать потерь и все крупные выходы кораблей согласовывать с ним. Попытка Тирпица разъяснить монарху гибельность такой стратегии привела к отчуждению между ними.

Тирпиц считал основными причинами ухудшения настроений на судах флота его бездействие и агитацию социалистов. Бездействие же вытекало из позиции Генмора и командования флотом. Попытки Тирпица добиться активных действий флота вели к его изоляции. На предложение поставить его во главе объединенного командования флота с Генмором кайзер не согласился. Он понял, что рекомендациям его не следуют.

Тирпиц полагал, что существовавшие правила морского права не соответствуют изменившимся обстоятельствам. В ответ на нарушения морского права англичанами гросс‑адмирал считал необходимой подводную блокаду. Когда этот вопрос обсуждал Генмор осенью 1914 года, Тирпиц предложил не объявлять блокаду берегов Англии ранее, чем появится необходимое количество подводных лодок, и начать с малого, с блокады устья Темзы. Однако в феврале было решено объявить опасной зоной для судоходства прибрежные воды Англии и Ла‑Манша, что вызвало недовольство многих стран. Протесты США после потопления «Лузитании» привели к ограничению подводной войны, сделавшему ее неэффективной; предложение Тирпица обвинить Америку в нарушении нейтралитета в связи с поставками ею оружия воюющим странам не использовали. Только в 1916 году командование армии согласилось с Тирпицем, что единственная возможность переломить ситуацию в войне — применить неограниченную подводную войну. Так как кайзер отклонил предложение о подводной войне и даже не привлек Тирпица к совещанию по этому вопросу, 12 марта адмирал обратился с очередным прошением об отставке и получил ее 17 марта 1916 года. Он еще в апреле пытался повлиять на решение отказать в требовании США прекратить германскую подводную войну, но безуспешно. Весной 1917 года потери Англии в тоннаже в результате неограниченной подводной войны оказались столь велики, что поставили страну на грань катастрофы. Тирпиц считал, что надводный флот осенью 1914‑го и подводный — весной 1916 года могли привести к победе.

В сентябре 1917 года вместе с В. Каппом Тирпиц основал Немецкую отечественную партию с целью вызвать в германском народе национальное движение, противостоявшее социалистам — сторонникам мира любой ценой, и тем самым показать загранице, что в Германии не иссякли силы сопротивления. Но германское правительство не воспользовалось возникшим движением для того, чтобы добиться лучших условий завершения войны, и обвинило партию в аннексионизме. В результате непонимания правительства партия не могла добиться успеха. Вольфганг Капп 13 марта 1920 года вместе с группой офицеров рейхсвера (Людендорф и др.) поднял мятеж, но 17 марта его подавили берлинские рабочие.

В 1919 году Тирпиц издал «Воспоминания» (русский перевод 1957 года), в которых объяснил поражение Германии тем, что по вине политического руководства германский флот не получил надлежащего применения. В 1924—1928 годах он — член рейхстага от немецкой национально‑народной партии. Скончался Тирпиц 6 марта 1930 в Эбенхаузене, около Мюнхена. Его именем назвали один из крупнейших линейных кораблей гитлеровского флота.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #110
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Франсуа Поль де Брюэс

Франсуа Поль де Брюэс


Вице‑адмирал де Брюэс (Брюа) (1753—1798) в Абукирском сражении мужеством и решительностью искупил допущенные ошибки. Лишь бездействие арьергарда привело к поражению, которое легко могло стать победой.

Спойлер:
Наполеон добился миром в Кампо‑Формио распада первой антифранцузской коалиции. Следующей целью Директория избрала Египет. Для экспедиции, порученной Наполеону Бонапарту, в портах Средиземного моря были сосредоточены 13 линейных кораблей, 9 фрегатов, 11 меньших судов и 232 транспорта, на которых должны были следовать войска и грузы для них. Наполеон позднее отмечал, что большинство кораблей и две трети командиров были хороши, а командовал ими опытный вице‑адмирал Брюэс, который за год до того возглавлял флот в Адриатике; его считали одним из лучших военных моряков республики. Войска скрытно направлялись к портам посадки из разных пунктов. Однако флот, присоединив 15 мая 1798 года марсельскую эскадру, вышел из Тулона только 19 мая, на 20 дней позднее срока, ибо возникала опасность возобновления войны на материке. В Англии стало известно о подготовке к экспедиции в Италии. Но пока отправленные с Темзы подкрепления прибыли к Тулону, за французской базой наблюдала лишь легкая эскадра Нельсона из трех кораблей, находившихся на ремонте.

Французский флот двигался к цели, присоединяя по пути конвои из итальянских портов. От истребления кораблей Нельсона Брюэс отказался, ибо узнал, что английский флагман ожидает 10 кораблей из Англии. Флот из 13 линейных кораблей шел тремя колоннами. Конвой под охраной 2 венецианских кораблей, 4 фрегатов и многочисленных малых судов в случае опасности должен был укрыться в дружественном порту.

Захватив 12 июня Мальту, экспедиция продолжила движение. 27 июня, когда эскадра была у Крита, прибыл фрегат из Неаполя, сообщивший, что Нельсон 20 июня появился перед городом, а затем направился к Мальте. Наполеон пошел к Александрии, выслав вперед фрегат для разведки. Так как в порту не было ничего угрожающего, флот продолжил плавание и 30 июня достиг цели. От французского консула стало известно, что 28 июня Нельсон с 13 кораблями и фрегатом подходил к Александрии, а затем отправился к берегам Малой Азии в поисках французской армии.

Вечером 30 июня началась высадка. Французы заняли форт Марабут. Однако эта весть подняла мамлюков и бедуинов, которые 1 июля начали сопротивление. Вечером 2 июля конвой вступил в старый порт, имея впереди себя два 64‑пушечных корабля и фрегаты для охраны. Удалось успокоить местное население.

Однако турецкие лоцманы отказались проводить в гавань большие корабли, которые флагман оставил на рейде Абукира, чтобы снять грузы. В рапорте капитана Баррэ, проводившего промеры, сообщалось, что эскадра может входить без опасений. Наполеон дал приказ немедленно вводить корабли в гавань. Однако созванный вице‑адмиралом совет контр‑адмиралов и капитанов 1‑го ранга решил провести проверку. На него не повлиял даже повторный приказ Наполеона вводить корабли в гавань, который командующий отдал перед выступлением на Каир. Наполеон указал Брюэсу, что если ввести эскадру невозможно, нужно отправиться с ней в Корфу и ожидать приказа от посланника в Константинополе. При отсутствии приказа — идти к Тулону и взять под охрану конвой с отставшими войсками. Баррэ проводил промеры с 7 по 12 июля и 18 июля представил отчет Брюэсу и командиру отряда Дюмануару. Баррэ нашел фарватер глубиной в 25 футов и обставил его бакенами. Дюмануар одобрил меры, предложенные для ввода эскадры, и известил вице‑адмирала, который ответил 20 июля, что при осадке кораблей 22 фута рискованно рассчитывать на идеальную погоду. Брюэс поручил капитану поискать, нет ли фарватера лучше, и подробно отчитаться о проведенных работах перед главнокомандующим.

Армия при поддержке Нильской флотилии контр‑адмирала Перрэ выступила от Александрии, нанесла поражение мамлюкам 13 и 21 июля и 23 июля вступила в Каир. Французские войска уже начали движение к Верхнему Нилу, когда поступили известия о разгроме эскадры при Абукире 1 августа.

До того Наполеон только 30 июля получил сразу три письма Брюэса: от 10 июля о том, что комиссия исследует новый фарватер, от 15 июля — о стычках матросов с арабами на берегу и от 20 июля — об эскадре Нельсона, которую видели греческие моряки, и об удачном расположении эскадры на рейде Абукира. Вице‑адмирал считал, что занимает неприступную позицию, на которой англичане не решатся его атаковать. Недовольный главнокомандующий, получавший из Александрии жалобы на бездействие вице‑адмирала, написал ему письмо с вопросом, почему за двадцать дней не найден фарватер либо не выполнены приказы о походе к Корфу или Тулону. Он запретил эскадре оставаться на открытом рейде и послал адъютанта капитана Жюльена, чтобы тот поторопил ввод кораблей в гавань. По пути капитана убили арабы, и письмо не дошло до адресата. Однако если бы оно и дошло, все равно было уже поздно: Нельсон с 13 кораблями, исколесив все Средиземное море, 1 августа появился перед Александрией.

Появление англичан явилось для Брюэса неожиданностью. Вице‑адмирал, похоже, считал стоянку у берегов Египта отдыхом. В донесениях из Александрии Наполеону сообщали, что эскадра не выслала дозоры и не пытается задержать неизвестные суда, появляющиеся в море, не проводит учения, много шлюпок с судов у берега, а матросов — в городе и на пляже. Наполеон высказал в письме к Брюэсу недовольство по поводу этих фактов и выразил недоумение, почему эскадра еще не в гавани, где она могла быть в безопасности. Генерал считал, что остров на левом фланге бесполезен, пока на нем нет батареи орудий с ядрокалильными печами. Он не понимал, почему вице‑адмирал не поставил в линию стоявшие в гавани корабли, фрегаты, 6 бомбард и 10 канонерских лодок, почему не пополнил экипажи боевых кораблей за счет конвоя из Александрии. Сам флагман был уверен в безопасности и в депеше от 30 июля, полученной главнокомандующим 2 августа, успокаивающе писал, что фарватер промерен и обставлен бакенами, что батареи у старого порта в блестящем порядке, что через несколько дней эскадра окажется в гавани и можно будет спать спокойно. Но этих дней у него не оставалось.

Французская эскадра была развернута в линию. На левом фланге стояли старые 74‑пушечные «Герье» и «Конкеран». За ними располагались «Спартиат» и «Аквилон»; позади «Герье» стоял 36‑пушечный фрегат «Серьез». Центр составляли 74‑пушечный «Пепль‑Суверен», 80‑пушечный «Франклин» (под флагом контр‑адмирала Бланка дю Шайла), 120‑пушечный флагманский «Ориан», 80‑пушечный «Тоннан», 40‑пушечный фрегат «Артемиз»; два маленьких корвета стояли за флагманским кораблем. Правый фланг включал 74‑пушечные корабли «Эре», «Тимолеон», 80‑пушечный «Вильгельм Телль» под флагом контр‑адмирала Вильнева, 74‑пушечные «Меркюр» и «Женере» и лучшие на флоте 44‑пушечные фрегаты «Диана» и «Жюстис».

Еще 20 июля вице‑адмирал писал Наполеону, что слева прикрыт островом Аль‑Бекейр в 400 туазах впереди порта и остров заняли 50 солдат с двумя 12‑фунтовыми полевыми пушками. Под прикрытием острова он поставил самые плохие корабли — «Герье» и «Конкеран». Поместив в центре 120‑пушечный и два 80‑пушечных корабля, он полагал, что против него не смогут встать 74‑пушечные корабли противника, а правый фланг, висящий в воздухе, считал прикрытым тем, что в это время постоянно дует северо‑западный ветер. Брюэс намеревался в случае нападения на правый фланг атаковать неприятеля кораблями левого фланга и центра. Он был уверен, что увиденные на горизонте 11 кораблей 74‑пушечных, один 50‑пушечный и корвет (еще два отставших корабля не были видны) не решатся атаковать. Однако английская эскадра при сильном северо‑западном ветре приближалась под всеми парусами. Брюэс приказал объявить боевую тревогу, отозвать шлюпки, стоявшие у берега, вызвал с транспортных судов, находившихся в порту Александрии, моряков для подкрепления экипажей. Так как англичане приближались, последовали приказы находиться в боевой готовности и приготовиться к выходу в море. Выходить вице‑адмирал не стал, ибо моряки с берега прибыли только около 21 часа. Он решил принять бой на якоре и приказал открыть огонь.

На кораблях французской эскадры также не рассчитывали, что англичане решатся атаковать с 11 кораблями. В частности, командиры кораблей «Герье» и «Конкеран» подготовили для боя только по одной батарее, завалив орудия борта, обращенного к берегу.

Нельсон перед боем отдал приказ каждому кораблю резать нос неприятельскому и вести бой один на один. Англичане были удивлены, что французский командующий не поднял сигнал открыть огонь. Без сопротивления они продвигались вперед. Правда, головной «Коллоден» сел на мель при попытке пройти между «Герье» и островом Аль‑Бекейр. Он послужил «бакеном» для остальных. «Голиаф» прошел между ним и французской линией, но из‑за ветра и течения не смог занять предписанную позицию, обошел французский корабль со стороны берега и открыл огонь. За ним последовали другие. Корабли расстреливали старые «Герье» и «Конкеран», которые не могли стрелять, пока не были расчищены заваленные батареи. Французы несли значительные потери. Третий английский корабль «Ориан» был атакован фрегатом «Серьез» и остановился между «Франклином» и «Пепль‑Суверен».

«Вэнгард» встал на якорь, чтобы резать нос «Спартиату», за ним последовали «Дифенс», «Беллерофон», «Мажестик» и «Минотавр». В бой были вовлечены все корабли французского авангарда и центра до «Тоннан» включительно, тогда как 5 кораблей арьергарда не участвовали вовсе. «Леандр» старался снять с мели «Коллоден».

С французской стороны первыми прекратили огонь «Герье» и «Конкеран». Но наиболее мощные корабли французского центра «Франклин», «Ориан» и «Тоннан» в ходе сражения одерживали верх над более легкими английскими. «Беллерофон», потеряв мачты и снасти, спустил флаг, еще два корабля без мачт оставили поле боя. «Леандр», оставив «Коллоден», вступил в бой, позднее подошли «Александр» и «Суифтшур», схватившиеся с «Франклином» и «Орианом». Однако судьба боя далеко не была решена.

Сражение длилось уже несколько часов, но 5 кораблей и 2 фрегата арьергарда в нем так и не приняли участия, хотя их пушки могли решить сражение в пользу французов, ибо потери сторон были пока равны, а мощь больших кораблей давала Брюэсу преимущество. Вице‑адмирал при помощи Вильнева мог рассчитывать на победу, ибо при всем мужестве Нельсона и его подчиненных французские корабли оказывались сильнее. Однако судьба рассудила иначе. Вильнев так и не пришел на помощь. Позднее он оправдывался тем, что в дыму не мог прочесть приказ командующего эскадрой. Около 21 часа на «Ориане» вспыхнул пожар, через час корабль взорвался, что на полчаса прервало сражение. Затем оставшиеся «Спартиат», «Аквилон», «Пепль‑Суверен», «Франклин», «Тоннан» продолжали решительный бой. С 3 до 5 утра огонь стих, но затем возобновился с прежней силой. Лишь к полудню 2 августа сражение прекратилось. Английская эскадра была в таком состоянии, что к вечеру у Нельсона не было сил заставить моряков «Тоннана» спустить флаг. Контр‑адмирал был очень рад увидеть, что после полудня концевые неприятельские корабли «Женере», «Вильгельм Телль», фрегаты «Диана» и «Жюстис» под флагом Вильнева вместо помощи сотоварищам бежали из бухты.

В сражении англичане потеряли 800 человек убитыми и ранеными. Они взяли 7 линейных кораблей в линии, 2 корабля и фрегат на мели; корабль и фрегат были поставлены на мель у берега и сожжены экипажами. Число пленных и убитых достигало 3000 человек. В Александрию прибыло 3500 человек, в том числе 900 раненых, возвращенных англичанами.

Наполеон писал о командующем эскадрой, что Брюэс «хладнокровием и неустрашимостью исправил, насколько это от него зависело, допущенные им ошибки» (отказ ввести корабли в старый порт Александрии, отсутствие дозора и регулярного осмотра кораблей и то, что он не воспользовался теми силами, которые в порту уже стояли). Полководец полагал, что если бы Вильнев вступил в бой, победу мог одержать французский флот.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #111
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Григорий Иванович Бутаков

Григорий Иванович Бутаков


Именно Г.И. Бутаков, служивший на флоте в период перехода от парусного к паровому броненосному флоту, не только на практике руководил первыми боевыми действиями паровых судов, но и создал признанную в мире тактику их использования.

Спойлер:
Григорий Бутаков родился 27 сентября 1820 года в Риге и происходил из семьи морского офицера Ивана Николаевича Бутакова, завершившего жизнь вице‑адмиралом. 6 мая 1831 года Григорий поступил в Морской кадетский корпус и 9 января 1836 года успешно окончил курс. После 2‑летней практики на Балтике мичмана направили на Черное море флаг‑офицером к адмиралу М.П. Лазареву, главному командиру Черноморского флота и портов. Он попал в знаменитую «лазаревскую морскую школу»: много ходил в море, участвовал в боевых действиях у берегов Кавказа, за храбрость, находчивость и умение неоднократно получал награды. В 1847—1850 годах командиром тендера «Поспешный» лейтенант Бутаков проводил с лейтенантом И.А. Шестаковым опись отечественных и турецких берегов Черного моря и Босфора. За отличное выполнение задания оба были произведены в капитан‑лейтенанты и награждены орденами Святой Анны 3‑й степени, за составление лоции, которая вышла из печати в 1851 году, — пожалованы бриллиантовыми перстнями.

27 марта 1851 года Бутакова командировали в Англию, где он наблюдал за постройкой парохода «Дунай», привел судно в Николаев и 3 года командовал им. Тогда же моряк получил благоприятный отзыв на предложенный им компас с наклонной стрелкой. 3 декабря 1852 года он стал командиром лучшего пароходофрегата Черноморского флота «Владимир». На нем капитан‑лейтенант в первом бою паровых судов 5 ноября 1853 года овладел турецким пароходом «Перваз‑Бахри». Он, закладывая основы пароходной тактики, маневрировал так, чтобы расстреливать «Перваз‑Бахри» с кормы, где у того не было пушек.

Из‑за повреждения машин «Владимир» не участвовал в знаменитом Синопском сражении. Но Бутаков перешел на «Одессу» и временно заменил командира этого пароходофрегата, буксируя до Севастополя поврежденный корабль «Великий князь Константин» под флагом П.С. Нахимова.

В начале 1854 года англо‑французский флот под предлогом защиты Турции вступил на Черное море. К весне все чаще неприятельские корабли стали появляться у берегов Крыма. «Владимир» не раз в разведке встречался с английскими и французскими пароходами, но уходил от них. Вести бой с неприятелем в одиночку единственный пароходофрегат специальной постройки не мог. Когда осенью 1854 года союзники высадили в Крыму десант с огромной парусно‑паровой эскадры, русские парусники не могли этому помешать. После начала осады Севастополя активной частью флота оставались пароходы, в первую очередь «Владимир».

Бутаков воевал умело. Он применил искусственный крен пароходофрегата, что увеличило дальнобойность его пушек до 4—5 километров и позволило подавить батарею на Киленбалочных высотах. 9 октября 1854 года орудия «Владимира» впервые в истории русской морской артиллерии вели огонь по невидимой цели. Следующим летом, когда Бутаков внедрил усовершенствования в орудийных станках, удавалось вести огонь по берегу во время хода. Моряки «Владимира» внесли немало усовершенствований, в том числе блиндирование важнейших частей парохода.

Роль флота не ограничивалась обороной. 24 ноября 1854 года П.С. Нахимов приказал Бутакову отогнать французский пароход «Мегара», с которого наблюдали из Песочной бухты за рейдом. Капитан 1‑го ранга, чтобы отвлечь внимание противника, направил пароходофрегат «Херсонес» для обстрела противника у Стрелецкой бухты. Сам Бутаков вышел первым и атаковал «Мегару», бежавшую к своему флоту, а затем поддержал «Херсонес». Когда же на отходе русские корабли вступили в бой с двумя английскими и французским пароходами, командир «Владимира» увлек одного из неприятелей под огонь береговых батарей. После этой дерзкой вылазки союзники постоянно держали у входа в бухту несколько больших пароходов.

«Владимир» вместе с другими кораблями не раз открывал огонь, прикрывая фланг русских укреплений и отражая атаки. При отступлении на Северную строну Севастополя корабль за два рейса перевез 2490 человек. В ночь на 31 августа его зажгли и затопили вместе с другими еще уцелевшими судами Черноморского флота.

26 августа 1856 года контр‑адмирала Г.И. Бутакова назначили главным командиром Черноморского флота и портов. Однако Парижский мирный договор запретил России и Турции иметь крупные военно‑морские силы на Черном море. Пришлось вместо восстановления флота заниматься сокращением учреждений и численности моряков. А в начале 1860 года Бутакова перевели на Балтийский флот начальником практической эскадры винтовых кораблей, которую создали для подготовки моряков парового флота. Контр‑адмирал заставил серьезно учиться морскому делу всех. На кораблях были введены офицеры‑дальномерщики, приборы для измерения дальности, для передачи с мостика на батарею данных о прицелах, учреждены сигналы для сообщения на другие корабли о скорости. Экспериментируя, контр‑адмирал добился того, что разнотипные корабли научились двигаться согласованно. 5 сентября 1860 года его за отличную службу наградили орденом Станислава 1‑й степени с мечами.

Осенью 1860 года моряка командировали в Англию и Францию для изучения развития кораблестроения и морского дела. Он уведомлял генерал‑адмирала о том, что узнал нового, а также о своих разработках по теории пароходных эволюции, еще не известных за границей.

Назначенный весной 1861 года начальником эскадры винтовых канонерских лодок, Бутаков использовал их для проверки своих идей. В том же году он опубликовал книгу «Несколько отрывков из опыта начальных оснований пароходной тактики», с которой до кампании успели ознакомиться офицеры эскадры. Обучение он начал с проверки механиков, подготовка которых оставляла желать лучшего. По мере готовности лодки переводили на буксире в Гельсингфорс. В приказе от 11 июля 1861 года Бутаков сформулировал основные задачи обучения: превратить эскадру в стройную силу и освоить шхеры, в которых эскадре предстояло действовать. Избегая внешнего лоска, Бутаков добивался от командиров бесстрашного управления кораблями. К концу кампании лодки сплавались, хорошо держались в строю и совершали сложные маневры. Следующим летом Бутаков усложнил обучение, занявшись маневрированием при таранных ударах. За кампанию 1862 года моряки научились решительно ходить и действовать в шхерах, уверенно осуществляли все преобразования.

По окончании кампании Бутаков участвовал в успешных испытаниях шестовой мины, а затем был командирован для изучения опыта других флотов в Англию. Контр‑адмирал познакомился с современными башнями, артиллерийскими орудиями. В начале 1863 года он вернулся и был назначен военно‑морским атташе в Англию и Францию. Моряк способствовал отправке из Англии броненосной батареи «Первенец», посылал информацию о французской разборной канонерке, о подводной лодке и предложил в качестве средства борьбы с ней сети. Он пришел к мысли использовать электрические фонари в качестве боевых прожекторов и со временем применил на практике эту идею.

В 1863 году из печати вышел капитальный труд «Новые основания пароходной тактики», в котором моряк суммировал свои размышления и расчеты, проверенные в кампаниях предшествующих лет. За этот труд Академия наук присудила Г.И. Бутакову полную Демидовскую премию. Вскоре труд был переведен на французский, английский и испанский языки.

28 октября 1866 года Г.И. Бутакова произвели в вице‑адмиралы. При открытии Всемирной Парижской выставки 1867 года он был избран председателем экспертной морской комиссии.

6 февраля 1867 года вице‑адмирала назначили начальником эскадры броненосных судов, построенных в 1865—1866 годах. Чтобы за кампанию сделать эскадру боеспособной, он применил новую систему боевой подготовки. В отличие от парусного флота, для технически сложных кораблей следовало до начала кампании готовить экипажи на берегу, затем на стоянке, после чего следовала одиночная подготовка корабля на рейде и в море. Лишь потом можно было начинать эскадренные учения. В июне, закончив подготовку одиночных кораблей, эскадра собралась на Транзундском рейде. К концу кампании разнородные броненосные корабли научились удерживаться в строю. Моряки с любовью относились к своему делу, стремились совершенствовать свои знания, соревнуясь друг с другом. Летом 1868 года флагман усложнил подготовку. Две канонерские лодки переоборудовали в суда для таранных учений. Бутаков считал необходимым учить артиллеристов, чтобы они могли действовать исходя из требований боя. Моряки успешно стреляли с ходу по неподвижным треугольным щитам, учились попадать в щиты движущиеся. Когда в 1870 году на вооружение поступили нарезные орудия, Бутаков ввел учения по стрельбе во время качки. Моряков учили плавать. Флагман на переходах между портами проводил эволюции эскадры, действуя как в военном крейсерстве.

В первый месяц кампании 1869 года Бутаков практиковал крейсерства, при которых суда, двигаясь полным ходом, по очереди огибали суда, стоявшие на рейде, выписывая сложные восьмерки. Флагман добивался слаженности в маневрах отрядов однотипных судов.

Бутаков поддерживал внедрение предложений офицеров, сам нередко предлагал усовершенствования. По его инициативе началась подготовка минеров и опыты с минным оружием. Осенью 1869 года вице‑адмирал основал минную школу для офицеров, в первую очередь добровольцев. С кампании 1870 года учения с атаками минных катеров на броненосцы стали систематическими. С 1873 года для отражения минных атак начали применять введенные Бутаковым на некоторых кораблях электрические прожекторы. В 1874 году на флоте была учреждена должность заведующего минной частью, а 1 октября были открыты минные офицерские классы и минная школа для матросов. Во многом это была заслуга Г.И. Бутакова.

По проекту Бутакова в 1874 году впервые оснастили броненосный фрегат «Петропавловск» противоминной артиллерией.

Проводились учения и по использованию тарана; чертежи эволюции после кампании раздали офицерам для руководства.

В 1877 году Бутаков подготовил и подал записку, в которой утверждал, что Россия не имеет ни броненосного, ни крейсерского флота, располагая массой прекрасных, но единичных судов. Он предложил строить крейсера и броненосцы сериями, проектируя их в соответствии с предполагаемыми задачами флотов, и готовить для них кадры.

С началом русско‑турецкой войны 1877—1878 годов броненосную эскадру Балтийского флота принял генерал‑адмирал. Бутакову поручили командование отрядом эскадры. В начале войны этот отряд установил минные заграждения у Выборга, Динамюнде и Свеаборга. Когда весной 1878 года возникла опасность появления британского флота, вице‑адмирал предложил держать отряды минных катеров в Кронштадте, Свеаборге, Роченсальме, Бьорке, Нарве, послать в Свеаборг отряд броненосцев, создать на побережье линии оптического телеграфа, связав им наблюдательные пункты со столицей, установить минные банки в разных местах Финского залива. Он показал слабость обороны Кронштадта и Санкт‑Петербурга. По рекомендации флотоводца совещание приняло решение усилить минные заграждения, прикрыв их артиллерией береговых батарей и кораблей, дополнительно оснащенных мортирами.

16 апреля Бутакова произвели в адмиралы и вскоре назначили начальником береговой и морской обороны Свеаборга. Моряк привел в базу отряд старых броненосцев. Он занимался многочисленными работами по усилению крепости, подготовке мин заграждения и т.п. Пришлось исправлять многие недочеты мирного времени, в том числе и следствия злоупотреблений.

Занимаясь вопросами подготовки судов, стоявших в Свеаборге, летом 1878 года Бутаков приказом ввел первый в мире шлюпочный трал для обнаружения и уничтожения якорных мин. В 1879—1880 годах он разработал и организовал морскую игру.

В начале 1881 года Г.И. Бутакова назначили главным командиром Петербургского порта. Однако, защищая интересы флота, он оказался в конфликте с вышестоящим руководством, был снят с поста и назначен в Государственный совет. Адмирал тяжело переживал свое увольнение и в ночь на 31 мая 1882 года скончался от апоплексического удара.

Бутаков явился связующим звеном между моряками лазаревской школы, преимущественно парусниками, привыкшими добиваться побед физическими силами матросов и собственным мужеством, и новым поколением офицеров, для которых важнейшее значение имело техническое образование. Его книга «Новые основания пароходной тактики» стала пособием для моряков разных стран.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 26.12.2008, 20:08   #112
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Николай Герасимович Кузнецов

Николай Герасимович Кузнецов


Н.Г. Кузнецов командовал ВМФ СССР в период его становления и важнейших испытаний. Разработанная им система боевой готовности помогла флотам выстоять в день нападения фашистской Германии.

Спойлер:
Родился Николай Кузнецов 11 июля 1904 года в селе Медведки ныне Устюженского района Вологодской области. После смерти отца летом 1915 года мальчик жил у дяди в Архангельске, а летом возвращался в деревню помогать матери. Осенью 1919 года, прибавив два года, юноша поступил добровольно на Северо‑Двинскую флотилию матросом. С изгнанием интервентов флотилию расформировали, а военмора Кузнецова отправили на Балтику. В 1921—1923 годах он прошел подготовительную школу для моряков военного флота и подготовительные курсы при Военно‑морском училище. Его зачислили на специальный курс училища. Моряк старательно учился. После училища Кузнецову, как одному из пяти лучших выпускников, предложили самому выбрать флот, на котором он хочет служить. Моряк избрал Черное море. В октябре 1926 года молодого командира назначили вахтенным начальником нового крейсера «Червона Украина». Через три года перспективного командира направили на факультет оперативного искусства Морской академии, который он окончил в 1932 году с отличием.

Кузнецов считал, что у офицеров должен быть либо командный, либо штабной склад ума. Сам он относил себя к первой категории. Когда моряку предложили после академии службу в штабе с повышением, он попросился на корабль. Отказался Кузнецов и от должности командира, считая, что еще недостаточно готов к ней. В 1932—1934 годах он состоял старшим помощником командира крейсера «Красный Кавказ», который в 1933 году стал одним из лучших кораблей Черноморского флота. Моряк учился искусству управления кораблем и сам совершенствовал систему обучения. Подготовку экипажа крейсер продемонстрировал в плавании по иностранным портам: Турции, Италии, Греции. Через год командующий флотом приказал Кузнецову принять крейсер «Червона Украина» — флагманский корабль. Командир добился выхода корабля из ремонта уже в марте. К осени 1934 года крейсер претендовал на звание лучшего корабля. Вскоре экипаж достиг высоких показателей в боевой и политической подготовке, а командира наградили орденом Красной Звезды. Командующий флотом И.К. Кожанов в 1935 году писал о самом молодом капитане как о способном и подающем большие надежды моряке.

Более командовать кораблями ему не пришлось. В августе 1936 года Кузнецова назначили на незнакомую ему должность военно‑морского атташе в Испании. Позднее он выступал в роли советника, учил испанских моряков морскому и военному делу. Кузнецову приходилось много ездить по портам, налаживая боевую службу, организовывать прием «игреков» (судов с военными грузами). Его называли «альмиранте», хотя адмиральского чина моряк еще не имел. Авторитет главного советника был так велик, что при упоминании его имени самые несговорчивые испанские офицеры заявляли: «Не надо говорить с альмиранте, я подумаю, все будет сделано».

Отозвали Кузнецова осенью 1937 года, за заслуги наградили орденами Ленина и Красного Знамени. На должности, требовавшей не только знаний, но и дипломатического искусства, моряк пользовался уважением и своих товарищей, и испанцев. Однако энергичные и знающие специалисты требовались и в СССР. После многочисленных арестов 1937 года в высшем командовании освободились должности разных уровней. С августа 1937 года Н.Г. Кузнецов — первый заместитель командующего, затем, с 10 января 1938 по 28 апреля 1939 года, — командующий Тихоокеанским флотом. В начале командования он был всего капитаном 1‑го ранга, позднее — флагманом 2‑го ранга. Кузнецов не имел опыта командования соединением, но учился на ходу. Не много проводя времени в кабинете, молодой флотоводец бывал в частях и на кораблях, объехал огромное пространство Дальнего Востока, вникал в суть службы, добивался от командиров досконального знания театра военных действий и возможностей противника.

В период двухнедельного конфликта на озере Хасан, когда возникла опасность для Владивостока, Кузнецов изыскивал способы взаимодействия флота с наземными войсками. Ожидая воздушный налет на Владивосток, командующий организовал полномасштабные учения по затемнению, которые выявили недостатки готовности базы и флота. Готовность к нападению — этот вопрос надолго стал важнейшим для Кузнецова. Так как флот — это не только корабли, но и многочисленные береговые службы, верфи и т.п., потребовалось обеспечить всеобщую их подготовку на случай войны. Уже с начала 1938 года Кузнецов организовал тренировки «Тыловое обеспечение боевых операций». Штаб флота разработал систему ступенчатой готовности, которая со временем приобрела всефлотский характер.

Кузнецова заметили в столице. 28 марта И.В. Сталин предложил флагману 2‑го ранга работу в Москве. С марта 1939 года Кузнецов — заместитель наркома ВМФ, с 28 апреля 1939 года — нарком ВМФ.

Уже в первый день руководства наркоматом Кузнецов потребовал от подчиненных жить нуждами флота и знать все о нем в своей сфере деятельности, уменьшить бюрократическую переписку. Нарком распорядился воссоздать на кораблях кают‑кампании как место отдыха и воспитания командиров.

Так получилось, что моряку досталась нелегкая ноша подготовки к войне с Германией, которую он считал неизбежной, и руководство флотом в ходе самой тяжелой из войн истории.

Не хватало специалистов после репрессий 30‑х годов. Не существовало документа, регламентировавшего взаимоотношения наркоматов обороны и ВМФ. Строилось немало кораблей, однако основные средства шли на линкоры и крейсера, тогда как мало уделяли внимания противолодочным и тральным судам, зенитной обороне кораблей. Система базирования и организация флота отставали от роста его численности. Потому 25 июля 1940 года, представляя трехлетний план кораблестроения (1940—1942), Кузнецов отметил несбалансированность в развитии сил флота. Лишь 19 октября 1940 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР решили пересмотреть программу в пользу легких сил. Однако до начала войны устранить диспропорции не удалось.

Уже через несколько месяцев после вступления в должность наркома Кузнецов ввел в действие трехстепенную систему оперативной готовности флота. По этой системе готовность № 3 предусматривала поддержание обычной службы при повышенном внимании. При готовности № 2 корабли принимали все запасы, увольнение сокращали до минимума. По готовности № 1 все корабли и части могли немедленно действовать.

Не всегда наркому удавалось добиваться решений, нужных для развития морских сил. Со временем, получив опыт, Кузнецов все чаще спорил по кардинальным вопросам развития флота, даже если его возражения вызывали недовольство И.В. Сталина.

Кузнецов в качестве наркома ВМФ участвовал в переговорах с Англией и Францией. Он был искренне уверен, что при конструктивном подходе государства могли выступить единым фронтом против фашизма. Заключенный с Германией договор о ненападении он считал только средством получить отсрочку, необходимую для перевооружения, и был уверен, что Гитлер непременно нападет на Советский Союз. В декабре 1940 года под руководством Кузнецова были проведены сборы высшего комсостава ВМФ, посвященные изучению опыта первого года мировой войны в Европе и войны с Финляндией, определены недостатки и выработаны пути их исправления. В конце 1940 года вступило в силу «Временное наставление по ведению морских операций».

В феврале 1941 года Кузнецов приказал увеличить состав боевого ядра флота и издал директиву о разработке оперативного плана войны против Германии и ее союзников. В апреле—июне 1941 года проводились учения и проверки хода ремонта кораблей, строительства новых баз, аэродромов, фактической готовности флота к переходу на оперативную готовность № 1. Любые недостатки в подготовке кораблей, частей и соединений флота нарком считал чрезвычайным происшествием и приказывал сурово наказывать виновных. Вскоре обстановка еще более обострилась. Исходя из поступавших сведений о сосредоточении неприятельских войск у границ, нарком ВМФ по собственной инициативе перевел флоты 18—19 июня на оперативную готовность № 2, а в ночь на 22 июня — на оперативную готовность № 1. Командующих флотами конфиденциально предупредили о возможности войны.

Все эти меры позволили флотам ВМФ СССР встретить нападение 22 июня 1941 года во всеоружии. От первых налетов гитлеровской авиации на военно‑морские базы потерь не было.

Германия, не располагавшая большим флотом, поставила целью брать военно‑морские базы с суши. Посему основной задачей ВМФ стало взаимодействие с армией и авиацией. Кроме того, флот выполнял типичные для него задачи: действия на неприятельских коммуникациях подводных лодок и легких судов, постановку минных заграждений и траление поставленных неприятелем мин, перевозки войск и грузов. На приморских направлениях основным результатом действия флота явилась оборона портов и островов, надолго задерживавшая наступление противника и сорвавшая замысел «молниеносной» войны.

Не раз нарком выезжал на фронт. Особенное внимание Кузнецов обращал на взаимодействие с сухопутными войсками. По его указанию Главный морской штаб при содействии специалистов Генштаба разработали «Инструкцию по организации связи и взаимодействия войск Красной армии с кораблями, соединениями и частями Военно‑морского флота» (1942), «Наставление по совместным действиям сухопутных войск с Военно‑морским флотом и военными речными флотилиями» (1943), «Положение о морском представительстве при фронтах, отдельных армиях и военных округах Красной армии» (1944).

Еще на совещании в декабре 1940 года Кузнецов высказал мысль о том, что историю необходимо знать, чтобы она помогала разгадать вероятные способы борьбы противника и найти контрмеры. В декабре 1942 года он это конкретизировал как требование в директиве:

«В данный момент важно быстро извлекать непосредственный опыт по проведенным операциям или боевой деятельности флотов с тем, чтобы так же быстро помочь остальным, указать на наши сильные стороны и ошибки».

Как нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов участвовал в Ялтинской и Потсдамской конференциях глав правительств союзных держав в 1945 году. В период войны с Японией он был заместителем маршала Василевского и координировал действия Тихоокеанского флота и Амурской флотилии с сухопутными войсками. Осенью 1945 года, после Потсдама и Хиросимы, Кузнецова срочно вызвали в Москву. По пути нарком набрасывал планы кораблестроения мирного времени. Он считал, что необходимо строить крейсера, эсминцы, подводные лодки, которые себя оправдали, и авианосцы, ибо без авиационной поддержки и надводных сил нет поддержки подводникам.

14 сентября 1945 года Кузнецову присвоили звание Героя Советского Союза за образцовое выполнение заданий Ставки Верховного Главнокомандования по руководству боевыми операциями флотов в войне против фашистской Германии и милитаристской Японии и личный вклад в победу над врагом.

Окончание войны поставило перед руководством флота нелегкие проблемы. Требовалось восстанавливать разрушенные базы и создавать новые в районах, которые оказались на территории СССР. За время боевых действий износились боевые корабли. Всеми этими вопросами занимался нарком. Статус СССР как великой державы требовал создания мощного флота. В ноябре 1945 года правительству представили проект 10‑летнего плана кораблестроения. С планом не был согласен И.В. Сталин. Чтобы укротить несговорчивого наркома, его по сфабрикованному делу судили и понизили в звании до контр‑адмирала. 8 марта 1948 года моряка сняли с должности. Март—июнь 1948 года Кузнецов состоял в распоряжении главкома ВМС. Затем моряка направили на Тихий океан. До февраля 1950 года он состоял заместителем главнокомандующего войсками Дальнего Востока по ВМС, с 20 февраля 1950 по 8 июля 1951 года командовал 5‑м ВМФ на Тихом океане.

В 1951 году Сталин сменил гнев на милость. Моряка произвели в вице‑адмиралы. С 20 июля 1951 года он был военно‑морским министром. В 1953 году, вскоре после смерти Сталина, Кузнецова восстановили в звании адмирала флота, а после реорганизации Военного министерства и Министерства военно‑морского флота в Министерство обороны СССР назначили первым заместителем министра обороны — главнокомандующим Военно‑морскими силами СССР.

В этот период Кузнецов старался создать сбалансированный флот с применением современных видов оружия и техники (атомные двигатели, ракеты, вычислительная техника, электроника и автоматика). О ракетном вооружении Кузнецов поднимал вопрос еще в 1951 году. В 1954—1955 годах на кораблях и берегу появились первые ракетные комплексы, строили первую атомную подводную лодку. В дискуссиях о развитии военного флота Кузнецов имел свои взгляды и твердо защищал их, высказавшись даже о некомпетентности Н.С. Хрущева. Вскоре ему это припомнили. В марте 1955 года флотоводцу присвоили звание «адмирал флота Советского Союза». Однако через два месяца у Кузнецова случился инфаркт. Он обратился к министру обороны с просьбой перевести на более легкую работу. Г. Жуков, расценив обращение как нежелание работать с ним, предложил назвать человека, который мог бы принять должность, и Кузнецов предложил С.Г. Горшкова. Когда 29 октября 1955 года взорвался и затонул в Севастополе линейный корабль «Новороссийск», главкома обвинили в неудовлетворительном руководстве, хотя из‑за инфаркта он полгода не работал. В начале декабря его сняли с поста. Декабрь 1955 — февраль 1956 года моряк находился в распоряжении министра обороны СССР. В феврале 1956 года его уволили в отставку в звании вице‑адмирала. Только 26 июля 1988 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ о восстановлении Н.Г. Кузнецова в воинском звании «адмирал флота Советского Союза».

Оставленный без должности, Николай Гаврилович энергично взялся за литературную деятельность. Три года он собирал материалы, писал свои воспоминания. В 1965 году книга «Накануне» была готова, но к читателю пришла не сразу. Одна за другой выходили книги воспоминаний флотоводца о его службе в Испании и участии в управлении флотом в годы Великой Отечественной войны: в 1971 году — «Накануне», «На далеком меридиане», «На флотах боевая тревога», в 1975 — «Курсом к победе» и другие. Книги давались Кузнецову нелегко, были выстраданы. Основной целью автора явились выводы о прошедшем, из которых следовало извлекать уроки на будущее. Один из немногих мемуаристов флагман затрагивал вопросы стратегии.

Наградили флотоводца за заслуги четырьмя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Ушакова 1‑й степени, орденом Красной Звезды.

Умер Николай Гаврилович 6 декабря 1974 года в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище.

Именем Н.Г. Кузнецова названы Военно‑морская академия в Санкт‑Петербурге и авианесущий корабль Северного флота — последний действующий авианосец отечественного флота. В Котласе есть улица имени Н.Г. Кузнецова. Все это — малая часть памяти человека, который сделал много для страны и флота.

Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 27.12.2008, 21:20   #113
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Эдмунд Лайонс

Эдмунд Лайонс


Лайонс был и боевым офицером, и образованным человеком, способным дипломатом. Но никакие способности не смогли помочь моряку добиться славы в Крымской войне.

Спойлер:
Родился Эдмунд Лайонс 21 ноября 1790 года. Поучившись в школе Гайдского аббатства, он уже десяти с половиной лет поступил на флот волонтером 1‑го класса, начал службу на Средиземном море на яхте «Ройал Шарлотт», был переведен на фрегат «Мэйдстоун», затем на фрегат «Эктив», гардемарином участвовал в экспедиции сэра Джона Дакуорта в Дарданеллы. В 1807 году семнадцатилетнего юношу назначили на 68‑пушечный корабль «Монмют», который отправлялся в Ост‑Индию. Эдмунд прослужил там 7 лет на различных судах, исполняя должность лейтенанта, и получил этот чин в 1809 году. За время, проведенное в Ост‑Индии, Лайонс приобрел репутацию хорошего, храброго морского офицера, обратил на себя внимание командования отвагой и распорядительностью. Контр‑адмирал Друри взял его к себе флаг‑офицером. В ходе подготовки к захвату Явы Лайонса назначили на станцию в Зондском проливе, чтобы в крейсерстве выяснить силы и расположение неприятеля. Во время крейсерства он однажды с отрядом в 35 человек напал на форт Маррак, вооруженный 54 орудиями, с гарнизоном 180 человек, и взял его без потерь. Начальники свидетельствовали, что поведение офицера «выше всяких похвал». Но расстроенное здоровье заставило Лайонса вернуться в Англию.

По прибытии на родину моряка произвели в коммендоры и в 1813 году назначили командиром 10‑пушечной шхуны «Ринальдо» в эскадре, сопровождавшей Людовика XVIII во Францию и союзных монархов — в Англию. В 1814 году Лайонса произвели в корабельные капитаны. Однако прекращение войн привело к тому, что 14 лет он провел на берегу, используя время для самообразования.

В 1828 году моряк командовал 46‑пушечным фрегатом «Блонд», направленным в Морейскую экспедицию. Летом 1829 года он отвез британского посланника сэра Роберта Бриджа в Константинополь. Его фрегат стал первым английским военным судном, вошедшим в Черное море. Лайонс получил возможность посетить Севастополь. Позднее он командовал фрегатом «Мадагаскар» и присутствовал при бомбардировке крепости Сен‑Жан д'Акр Ибрагим‑пашой, а в начале 1833 года доставил из Триеста в Грецию короля Оттона. Когда моряк прибыл в Англию в 1835 году, «Мадагаскар» разоружили. На этом морская деятельность Лайонса вновь временно прервалась.

В 1835—1839 годах Лайонс состоял помощником министра (посла) при афинском дворе, после чего был назначен английским посланником в Швейцарскую республику, затем, до ноября 1853 года — в Стокгольм. Маркс отметил, что в Афинах сэр Лайонс показал себя противником французов и был удален по представлению лорда Стратфорда Редклифа.

Характер и природные качества флотоводца развились под влиянием морских войн времен Республики и Империи, однако он избегал односторонности и всегда, когда появлялось время на берегу, старался заниматься собственным образованием. Опыт дипломатической службы сыграл свою роль в деятельности адмирала, особенно в условиях Крымской войны.

Когда война стала неизбежна, Лайонса произвели в контр‑адмиралы и назначили помощником начальника эскадры Средиземного моря. Начальником был сэр Джемс Уитли Дондас (1785—1862) — английский адмирал, который участвовал в блокаде Александрии (1800), в защите Штральзунда и взятии Копенгагена (1807). В 1841 году и с 1846 года он состоял лордом адмиралтейства, а в 1851 году был назначен главнокомандующим английским флотом в Средиземном море.

После Синопа эскадры Дондаса и Гамелена 23 декабря 1853 года вступили в Черное море, прикрывая движение турецких судов, перевозивших войска на Кавказ. Они имели приказ нейтрализовать русский флот на Черном море. 28 декабря союзные эскадры подошли к Трабзону (Трапезунду). Движение эскадр побудило русское командование снять войска кавказской береговой линии и отвести крейсирующие корабли в Севастополь.

Войны с Россией не было, и Дондас получил указание оттеснить русские корабли в один из портов. Вполне понятно, что высланные в штормовое зимнее Черное море эскадры, имевшие противоречивые инструкции, уже через 20 дней вернулись в Босфор, оставив патрульные суда у Севастополя.

15 марта 1854 года союзники объявили России войну. 8 апреля соединенный флот вице‑адмиралов Ф.А. Гамелена и Дж. Дондаса подошел к Одессе. 10 апреля линейный корабль и 9 пароходофрегатов приблизились и открыли огонь с дистанции 7—8 кабельтовых, но были отбиты огнем батарей. Неудачно попытавшись высадить десант, союзники 12 апреля ушли к Севастополю.

Весной 1854 года, когда эскадра Гамелена четыре дня обстреливала издали Севастополь, контр‑адмирал Лайонс с эскадрой ходил к берегам Кавказа. Он выгрузил 57 тысяч патронов в Геленджике, осмотрел оставленные русскими укрепления и ушел в Балчик. Моряк должен был вступить в переговоры с Шамилем и другими черкесами, но не имел оружия для горцев — оружие это везли суда турецкой эскадры, тогда же направлявшейся к Кавказу. Энгельс писал, что 2 судна с необходимыми припасами были гораздо важнее для горцев, чем моральная поддержка 5 кораблей Лайонса.

По сведениям английских газет, Лайонс с эскадрой крейсировал летом 1854 года у Анапы, чтобы поддержать французскую эскадру Брюа с десантом 7000 человек.

Когда союзные флоты вступили на Черное море, Лайонс наряду с французским адмиралом Брюа был сторонником высадки в Крыму, тогда как главнокомандующий Дондас считал, что плохой грунт и отсутствие воды делают экспедицию невозможной. Тем не менее в августе союзники подготовились к десанту. Экспедиционная армия в 62 тысячи человек была высажена 2—6 сентября южнее Евпатории и 7 сентября двинулась на Севастополь. В сражении на реке Альме 8 сентября союзники одержали победу. Корабли Лайонса огнем поддержали фланг французских войск. Но союзники понесли значительные потери и несколько замедлили движение, позволив русским войскам отступить, а защитникам Севастополя — укрепить город с суши. Англичанам и французам пришлось приступить к осаде. 28 сентября эскадра Лайонса расположилась в Балаклавской бухте, где было удобно выгружать артиллерию; армия подошла к этому пункту по суше.

Бомбардировать Севастополь в октябре 1854 года Лайонс шел на корабле «Агамемнон» и проявил немало решительности.

С рассветом 5 октября 1854 года вслед за началом бомбардировки сухопутных укреплений Севастополя для обстрела с моря выступил союзный флот. Чтобы уменьшить цели, верхнюю часть рангоута союзных кораблей сняли; паровые корабли двигались сами, а парусные вели пароходы, пришвартованные к борту, который не подвергался обстрелу. Суда подходили на значительной скорости, чтобы затруднить пристрелку. Около полудня они развернулись перед береговыми батареями.

Английская эскадра встала против русских укреплений от Константиновской батареи до Волоховой башни. Она располагала 546 орудиями против 31 русского (не считая удаленных 28 орудий батарей № 7 и 8). 5 кораблей издали обстреливали с фланга Константиновскую батарею, располагая 280 орудиями одного борта против 17 русских. 3 корабля обстреливали Волохову башню и батарею Карташевского, а корабль «Лондон» из их числа простреливал Константиновскую батарею с тыла. Наиболее подошел к берегу адмирал Лайонс на «Агамемноне» с 2 кораблями. Его артиллерия могла действовать по батарее Карташевского и в тыл батареи Константиновской, тогда как его обстреливали лишь орудия батарей № 7, 8 и 10 с расстояния 2000 метров. От перекрестного обстрела и взрыва зарядных ящиков сильно пострадала Константиновская батарея. Взрыв заметил Лайонс; с «Агамемноном» он оставил линию, обошел эскадру, вышел из вновь затянувшего пространство дыма и открыл огонь одним бортом по Константиновской, а вторым — по батарее № 10, но уже через несколько минут получил повреждение от перекрестного огня и скрылся за дымовой завесой. На корабле вспыхивал пожар.

К 18 часам 30 минутам огонь прекратился. Союзники выпустили 50 тысяч снарядов, не добившись успеха. Русские береговые батареи расстреляли лишь 16 тысяч снарядов. В итоге неудачи союзный флот в течение года фактически бездействовал и не повторял попыток бомбардировать Севастополь с моря.

В ходе осады Лайонсу приходилось проявлять твердость. Когда после боя при Балаклаве Дондас приказал погрузить на суда морскую бригаду и часть орудий, чтобы спешно оставить Балаклаву, именно Лайонс убедил своего начальника, что Камышовая бухта мала для союзного флота и потеря Балаклавы приведет уже через неделю к необходимости оставить и Крым. Предложение Лайонса удерживать Балаклаву было принято. За заслуги моряку пожаловали звание лорда.

После того как лорда Дондаса отозвали с Черного моря, главное командование перешло к Лайонсу.

Так как Севастополь продолжал держаться, надо было демонстрировать деятельность флота. Чтобы уничтожить запасы провизии, которые в портах Приазовья собирали для русской армии, союзное командование решило предпринять экспедицию к Керченскому проливу и Азовскому морю. Экспедицию, включавшую 16 тысяч союзных войск, возглавил генерал Броун. Эскадрами командовали Э. Лайонс (6 линейных кораблей, 27 меньших судов) и А.Ж. Брюа (3 корабля, 21 меньшее судно). 10 мая с целью дезинформации эскадры направились в сторону Одессы, а затем повернули и 11 мая прибыли к мысу Ак‑Бурун. Их первой целью стала Керчь, которую с суши обороняли 20 орудий. В порту стояли 4 транспорта, 3 парохода и несколько баркасов. При подходе союзников русские войска отошли. Союзный десант без боя занял Керчь и Еникале. Русские перед уходом уничтожили запасы провианта, заклепали пушки и сожгли пароходы. Союзники ограбили город и направились в Азовское море.

И далее союзники действовали, как в колонии. 15 мая они напали на беззащитный Бердянск, сожгли суда, склады и 2 частных дома. 14 мая 13 пароходов три часа обстреливали небольшую крепость Арабат, однако ответный огонь нанес повреждения двум судам, и они ушли. 17 мая 15 пароходов подошли к Геническу, и Лайонс потребовал сдать ему стоящие в проливе суда и склады. После отказа союзники обстреляли город, истребили собранные там запасы, а посланные шлюпки сожгли 48 судов в Геническом проливе. 22 мая союзники обстреляли отказавшийся сдаться Таганрог. В городе не оказалось артиллерии, но союзный десант местная гарнизонная рота сбросила в море. Обстрел нанес серьезный ущерб Таганрогу, также как Мариуполю и Ейску. 3 июня эскадра вернулась к Севастополю, оставив гарнизон в Керчи.

После того как русские войска покинули Южную сторону Севастополя, 12 сентября 1855 года союзники пришли к Тамани. Эскадра из 15 кораблей высадила шеститысячный десант, которому предстояло действовать совместно с Шамилем. Войска заняли старую крепость Фанагория и пытались вместе с горцами наступать к Екатеринодару, но встретили сопротивление русских войск и 20 сентября эвакуировались.

В начале октября эскадра из 80 вымпелов (включая 3 плавучие батареи) подошла к Кинбурну. Против 13 пушек союзники сосредоточили 1500. В течение 3‑х дней гарнизон крепости (1500 человек) отбивался, и только 5 октября крепость пала после подавления батарей бронированными судами. Однако пройти в Днепровско‑Бугский лиман, чтобы взять Херсон, Николаев и Очаков, союзники не решились, ибо встретили в лимане мины, выставленные в 1854 году. Боевые действия на Черном море завершились.

Деятельность союзников на Черном море все же отличалась в лучшую сторону, хотя бы внешне, от неудач на Балтике под Кронштадтом, Выборгом и Свеаборгом. Так как лучших кандидатов не было, на щит подняли сэра Лайонса. В 1856 году его возвели в звание пэра.

Скончался Лайонс в 1858 году. Автор статьи в «Тайм», воспевая флотоводца, полагал, что только 65‑летний возраст не позволил моряку сделать больше в ходе Крымской войны.


Материалы сайта "Величайшие личности и события в мировой истории"
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 28.12.2008, 18:35   #114
BronuiN
Капитан 3-го ранга
Человек года - 2008
 
Аватар для BronuiN
 
Спонсор:
Шевалье Франция
Регистрация: 04.02.2008
Адрес: Пять лет не меняется)))
Сообщений: 4,526
Нация: Франция
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 656

Награды пользователя:

По умолчанию Ответ: Знаменитые мореплаватели и флотоводцы

Александр Филиппович Кашеваров

КАШЕВАРОВ, Александр Филиппович (28 декабря 1809 – 25 сентября 1870) — мореход Российско-Американской компании (РАК), исследователь и картограф.
Сын русского крепостного учителя и алеутки, родился в Павловской Гавани, на о-ве Кадьяке. Юный Кашеваров в 1822 году для получения образования был отправлен в Петербург. Главное правление РАК ходатайствовало о получении им вольной и записи в курское мещанство. Окончив Балтийское штурманское училище в Кронштадте в 1828-ом, Кашеваров участвует в кругосветном путешествие на корабле РАК «Елена» под командованием лейтенанта B.C. Хромченко (1828–1830). В ходе плавания был вначале старшим штурманом, затем вахтенным.
В 1831 году получает звание прапорщика корпуса флотских штурманов. В 1832-ом на транспорте «Америка» возвращается на Аляску. В 1834–1837 годах командует шхуной «Квихпак».
В 1834-ом совершает плавание в Михайловский редут в зал. Нортона и предпринимает оттуда путешествие по притоку Юкона — реке Пастоль (27 июня — 6 июля). В ходе этого путешествия удалось разведать кратчайший летний маршрут от редута до берегов Юкона, собрать сведения о проживающих здесь эскимосах.
В 1836-ом производится в подпоручики, а в 1841-ом — в поручики корпуса флотских штурманов. В 1838-ом Кашеваров руководит гидрографической экспедицией по описи северной части Американского материка, совершает долгий переход на байдарах вдоль побережья Аляски. Организация экспедиции была связана с усилением активности англичан по исследованию севера Канады. С предложением о проведении экспедиции выступили известные мореплаватели [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и Ф.П. Врангель. Подготовка экспедиции содержалась в строжайшей тайне от иностранцев, в первую очередь от англичан.
Выйдя в море на бриге «Полифем» 12 мая 1838 года, 5 июля 1838-го у мыса Лисбурн путешественники приступили к описи берегов,отправившись далее в самостоятельное плавание на байдарах и байдарках. Им был описан материковый берег от м. Лисбурн до м. Врангеля. Враждебность эскимосов помешала экспедиции достигнуть устья р. Маккензи. Кашеваров 5 сентября был вынужден вернуться на борт ожидавшего его у м. Лисбурн «Полифема». В Ново-Архангельск экспедиция возвратилась 19 сентября.
Результаты исследований были использованы при составлении новых карт. Во время экспедиции Кашеваров вёл [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] (опубликованный позднее в Спб в 1879-ом), а также был также собран богатый этнографический материал. За успешно проведённую экспедицию 20 сентября 1840 года Кашеваров был награждён орденом св. Станислава 3-й степени.
В 1843 году Кашеваров через Сибирь вернулся в Петербург и был причислен к Гидрографическому департаменту с поручением составить атлас морей между Восточной Сибирью и Аляской. В результате в 1850-ом был издан «Атлас вод, омывающих Восточную Сибирь и Аляску».
В том же году А. Ф. Кашеваров в чине капитан-лейтенанта был направлен Главным правлением РАК на Охотское море в Аян на должность начальника порта. На этом посту его застала Крымская война. В конце июня 1855-го порт подвергся атаке английских кораблей. Эскадра в составе пароходо-фрегата «Барракуда» и двух парусных кораблей вошла в гавань Аяна и высадила десант. Благодаря предусмотрительности Кашеварова имущество и служащие РАК были заранее эвакуированы и потому ущерб от рейда оказался минимальным. За свои действия во время войны Кашеваров был награждён орденом Св. Владимира 4-й степени.
В 1856 году в чине капитана 2-го ранга он переводится в Петербург. Здесь он был отчислен из ведения РАК и в 1857-ом прикомандирован к Гидрографическому департаменту, где исполнял должность начальника чертёжной. В 1865-ом уволен в отставку с производством в чин генерал-майора.
Кашеваров является также автором книги «Заметки об эскимосах в Русской америке» (Спб, 1846). В 1862-ом был издан составленный им «Атлас Восточного океана» с Охотским и Беринговым морями. Именем Кашеварова названы пролив к северу от о. Принца Уэльского (1848) и остров (1883).

А.В. Зорин
По материалам mke.su
__________________
Если вас никто не критикует – значит успеха вы еще не добились.
(Малькольм Форбс)

BronuiN вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 29.12.2008, 04:02   #115
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Джеймс Кларк Росс

Джеймс Кларк Росс




Сэр Джеймс Кларк Росс (англ. James Clark Ross) — известный английский военный моряк, исследователь полярных районов.

Дата рождения: 15 апреля 1800 года
Место рождения: Лондон, Англия
Дата смерти: 3 апреля 1862 года
Место смерти: Эйлсбери, Англия

Джеймс Росс попал во флот ещё в двенадцать лет, оказавшись на корабле своего дяди — капитана Джона Росса. В 18 лет он с дядей на судне «Изабелла» отправился в первое путешествие в Арктику в район Баффиновой Земли, в 1820-х гг участвовал в трёх северных экспедициях под руководством У. Э. Парри в исследовании [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. В 1829—1833 вновь исследовал Арктические районы под руководством дяди Джона. В 1831 году ими был открыт Северный магнитный полюс.

В 1839—1843 гг на кораблях «Эребус» и «Террор» предпринял величайшее для того времени исследование арктики, открыв море и величайший шельфовый ледник, названные в его честь. В 1841 году Джеймс Росс открыл антарктические вулканы Эребус и Террор, названные в честь его кораблей. В 1842 году первым из людей Росс пересёк отметку 78° южной широты.

За время экспедиции был исследованы берега Земли Виктории в Антарктиде. Однако, открытые территории Росс считал островами, а не материком. Кроме того, в самой Антарктиде он не высаживался.

По возвращении из Антарктики Росс получил рыцарство и титул «сэр», а во Франции был представлен к Ордену Почётного легиона. В 1847 году о своих исследованиях написал книгу «A Voyage of Discovery and Research to Southern and Antarctic Regions».

В 1848—1849 гг на судне «Энтерпрайз» Росс руководил экспедицией для поиска Джона Франклина, не увенчавшуюся успехом.

Именем Росса кроме моря и шельфового ледника названы два острова в Антарктике (Остров Росса и Остров Джеймса Росса), вид тюленей, сектор территориальных претензий Новой Зеландии в Антарктике, корабль, кратер на Луне, город в Калифорнии, гора на острове Кергелен и др.

Википедия
__________________


Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 17.11.2011 в 14:42. Причина: оформление
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 30.12.2008, 10:02   #116
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Хуан де ла Коса

Хуан де ла Коса

Хуан де ла Коса
(Juan de la Cosa, ок. 1460—1510) — один из первооткрывателей Америки, в числе первых европейцев увидевший её берега и первым нанёсший их на карту.

О молодости де ла Косы нет достоверных сведений, хотя его родиной и считается Кантабрия. Известно только, что в 1488 г. он встречался в Португалии с [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться]. В 1492 г., командуя собственной караккой [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], Хуан де ла Коса отплыл под командованием [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] на поиски западного пути в Китай. Во время этой экспедиции была открыта Америка, а «Санта-Мария» потерпела крушение где-то у берегов [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться].

Получив от испанской короны денежную компенсацию за потерянный корабль, де ла Коса сопровождал Колумба во время второго и третьего путешествий в Америку, в 1493 и 1498 гг. В те же годы он изготовил несколько карт, на которых впервые появились очертания Нового света. Сохранилась из них лишь одна — т. н. Mappa Mundi, датируемая 1500 годом и хранящаяся в Военно-морском музее Мадрида.

В 1499 г. де ла Коса вызвался быть лоцманом экспедиции [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], которая первой обследовала берега собственно Южноамериканского континента. В следующем году он вернулся к берегам Колумбии и [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в сопровождении Родриго де Бастидаса и Васко Нуньеса де Бальбоа. Это путешествие в Америку стало для него пятым.

По возвращении домой Хуан де ла Коса был направлен королевой Изабеллой к лиссабонскому двору для выражения возмущения допущенными португальцами нарушениями условий Тордесильясского договора. Заточенный по приказу португальского короля в темницу, он вскоре был освобожден и пустился (вероятно, в 1506 году) в новое путешествие к берегам [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] и Гаити с тем, чтобы основать поселение на Жемчужных островах и исследовать залив Ураба.

В 1509 г. де ла Коса было поручено заняться, под руководством Охеды, колонизацией южноамериканского берега. В его распоряжении находилось три корабля с двумястами испанских поселенцев. Соединившись с Охедой и Писарро, де ла Коса по приказу Охеды причалил к американскому берегу в районе Картахены де Индиас. Сам он предпочитал более мирные берега Урабы, однако Охеда повёл отряд в глубь джунглей, где де ла Коса пал жертвой отравленных стрел индейцев. Охеда жестоко отомстил туземцам за гибель своего товарища.

Составленная де ла Косой карта
Спойлер:

Википедия
__________________

Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (03.03.2011)
Старый 30.12.2008, 10:15   #117
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Джон Франклин

Джон Франклин



Джон Франклин
(15 апреля 1786, Спилсби, Линкольншир — 11 июня 1847, остров Кинг-Уильям) — английский мореплаватель, исследователь Арктики, контр-адмирал.

Поступил в британский флот в возрасте 14 лет. В 1801—1803 участвовал в экспедиции в Австралию под командованием Мэтью Флиндерса, в ходе которой занимался гидрографическими исследованиями. Участник Трафальгарской битвы (1805), был ранен в 1814 в битве под Новым Орлеаном в ходе англо-американской войны.

В 1818 в качестве командира судна «Трент» принял участие в британской арктической экспедиции, которая должна была достичь [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], пройдя через Северный полюс (задача, явно невыполнимая, но основанная на представлениях того времени о том, что в районе Северного полюса океан свободен от льдов). Экспедиция смогла продвинуться на север от Шпицбергена, но была вынуждена повернуть назад.

В 1819 организовал и возглавил сухопутную экспедицию в Канаду, которая проделала путь от Гудзонова залива до залива Коронейшен. Затем она обследовала примерно 800 км северного американского побережья, вплоть до мыса Торнэгейн. Особенно трудным был обратный путь, который исследователи прошли, несмотря на голод и лишения. В 1825—1827 возглавил новую экспедицию, участники которой на парусных шлюпках спустился до устья реки Макензи. После этого Франклин с одной частью экспедиции направился на запад, нанеся на карту в результате своего путешествия 600 км северного американского побережья, а другая часть, во главе с Фредериком Уильямом Бичи — на восток. Успешное завершение трудной экспедиции способствовало административной карьере Франклина. Сначала, после публикации результатов экспедиции в 1829 году, он был произведён в рыцари, а позже был назначен губернатором Тасмании и занимал этот пост в 1836—1843 годах.

Вернувшись в Англию, Франклин возглавил экспедицию, направленную для поисков [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] на кораблях «Террор» и «Эребус». Отплытие состоялось 19 мая 1845, и в том же году экспедиция исчезла. В течение более чем десяти лет о судьбе её участников не было никакой информации, несмотря на предпринимавшиеся поиски. В 1851—1852 для поисков Джона Франклина была снаряжена экспедиция, которую возглавил Уильям Кеннеди. Кеннеди открыл Беллов пролив, через который направился на запад, к Земле Принца Уэльского, и проплыл вокруг этой земли до мыса Уокер. Считая Пильзунд к югу от Беллова пролива закрытым, он не направился далее на юг, где, может быть, натолкнулся бы и на корабли Франклина, а вернулся в Англию.

Всего в общей сложности поисками экспедиции Франклина занимались 39 полярных экспедиций, многие из которых были снаряжены благодаря усилиям его жены, леди Джейн Франклин, потратившей на это все свое состояние. Лишь в 1857—1859 экспедиция Фрэнсиса Леопольда Мак-Клинтока обнаружила вещи участников экспедиции и останки некоторых из них. В найденных записках содержалась информация о том, что корабли попали в ледовый плен. Франклин пережил две зимовки во льдах и скончался 11 июня 1847. Все участники экспедиции погибли от голода и болезней.

Могила Франклина не была найдена. В Лондоне в Вестминстерском аббатстве, где похоронены многие выдающиеся люди страны, ему установлен памятник. Ещё один памятник ему находится в его родном городе Спилсби. На Аляске и Канаде в честь Франклина названы мыс, горы, залив и пролив.

Википедия
__________________


Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 17.11.2011 в 14:40. Причина: оформление
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 30.12.2008, 10:37   #118
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Хуан Родригес Кабрильо

Хуан Родригес Кабрильо



Хуан Родригес Кабрильо
(исп. Juan Rodriguez Cabrillo, порт. Joao Rodrigues Cabrilho — Жуан Родригеш Кабрилью, ок. 1499 — 3 января 1543) — конкистадор и мореплаватель на службе у испанской короны, первый европеец достигший и исследовавший побережье современной Калифорнии.

Документально подтвержденных сведений о происхождении и ранних годах жизни Кабрильо не сохранилось. Широко распространено мнение о его португальском происхождении, которое основывается на единственном упоминании в труде испанского историка Антонио де Херрера, изданном более полувека после смерти Кабрильо. Оно было широко популяризировано, во многом благодаря усилиям португальского правительства и португальской диаспоры в Калифорнии. Однако эта точка зрения подвергнута сомнению рядом современных историков, считающих более вероятным кастильское происхождение Кабрильо.

Участвовал в завоевании Кубы и Мексики. В 1521 г. под началом [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] участвовал во взятии Теночтитлана. Вместе с Педро де Альварадо завоёвывал территорию нынешних Гватемалы, Гондураса и Сальвадора. В 1542 г. возглавил армаду из кораблей «Сан-Сальвадор» и «Виктория», которая отправилась из порта Нативидад (современный Акапулько) на поиски легендарного пролива Аниан. 3 сентября корабли достигли южной оконечности Калифорнийского полуострова. 28 сентября армада зашла в залив Сан-Диего. Доплыв до 40° с. ш. (на уровне Мендосино) повернули обратно. В ходе экспедиции были установлены контакты с индейцами племени чумашей. В стычке с индейцами Кабрильо был ранен и скончался на острове Санта-Каталина.

В месте высадки мореплавателя на южной оконечности полуострова Пойнт-Лома в 1913 году был основан Национальный монумент Кабрильо. В 1939 г. здесь был установлен памятник Хуану Кабрильо работы португальского скульптора Алвару де Брее. С этого места открывается живописный вид на залив Сан-Диего.



Памятник Кабрильо в Сан Диего, Калифорния

Википедия
__________________


Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 17.11.2011 в 14:39. Причина: оформление
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Старый 30.12.2008, 10:49   #119
Forgotten
Капитан 2-го ранга
Человек года - 2010
Guardian Of Asgard
Гаваньский редактор
 
Регистрация: 15.02.2008
Сообщений: 6,240
Нация: Пираты
Пол: Женский
Офицеры Корабли
Репутация: 1081

Награды пользователя:

По умолчанию Себастьян Кабот

Себастьян Кабот



Себастьян Кабот
(итал. Sebastian Саbot, Себастьяно Кабото; ок. 1476—1557) — итальянский мореплаватель, путешественник, первооткрыватель.

Место рождения — Венеция либо Бристоль. Сопровождал своего отца [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] во время второго путешествия в Америку (1498).

Жизненный путь

* 1509 — пытается отыскать [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться] в Восточную Азию.
* 1512 — составляет карту областей Гасконь и Гиень для английского короля Генриха VIII.
* 1512—1516 — состоит картографом на службе у Фердинанда II, короля Арагона и Кастилии.
* 1519—1526 и в 1533—1544 — занимет пост главного штурмана флота Священной Римской империи.
* 1526 — возглавляет венецианскую экспедицию, отправившуюся из Севильи на поиски сказочных богатств Офира и Катая.

Венецианская экспедиция

Стремясь [Для просмотра данной ссылки нужно зарегистрироваться], достиг залива Ла-Платы, где вcтретил участников экспедиции Хуана де Солиса. В поисках сокровищ поднялся вверх по р. Уругвай, доплыл по р. Парана до порогов у Апипе и спустился по р. Парагвай до р. Бермехо.
В 1530 возвратился в Севилью, откуда был выслан на три года в Оран в Африке. В 1544 Кабот опубликовал карту мира. После восшествия на престол короля Эдуарда VI в 1547 Кабот переселился в Англию, где ему была пожалована пенсия.
В 1551 в Лондоне основал и возглавил Московскую торговую компанию, которая в 1553—1556 снаряжала экспедиции на поиск Северо-Восточного морского пути. Умер Кабот в Лондоне в 1557.

Википедия

__________________


Последний раз редактировалось Сеньор Кортес; 17.11.2011 в 14:32. Причина: оформление
Forgotten вне форума Ответить с цитированием
2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
Lejito (02.01.2011), Natali (21.09.2011)
Реклама
Ответ


Метки
беллинсгаузен, беринг, васко да гама, веспуччи, дежнев, джеймс кук, диаш, истомин, кабот, кабрал, колумб, крузенштерн, лазарев, лаперуз, лаптев, магеллан, мореплаватели, нахимов, нельсон, сенявин, тасман, ушаков, флотоводцы, чириков, чичагов


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 18:21. Часовой пояс GMT +3.


Powered by vBulletin®
Copyright ©2000 - 2024, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot
© MONBAR, 2007-2024
Corsairs-Harbour.Ru
Скин форума создан эксклюзивно для сайта Corsairs-Harbour.Ru
Все выше представленные материалы являются собственностью сайта.
Копирование материалов без разрешения администрации запрещено!
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования